Шанс на правосудие: в Украине может появиться реальный третейский суд

Эксперты, критически относящиеся к альтернативе, считают, что она разгрузит государственные суды не более, чем на 3-4%.

Минюст представил обновленный вариант законопроекта о развитии третейских судов. Согласно проекту, через три года после его вступления в силу и предполагаемой перезагрузки системы, независимые органы правосудия должны заработать в полной мере и начать рассматривать дела касательно споров о недвижимости. Для окончательного утверждения проекта закона за него должна проголосовать Верховная Рада.

Ранее соответствующих полномочий третейские суды были лишены из-за случаев их участия в рейдерских схемах по отъему имущества. Однако опрошенные UBR.ua эксперты согласны, что в случае «наведения порядка» в контроле за работой третейских судов, что является основной задачей законопроекта, к ним вернется доверие, а также они смогут стать реальной альтернативой государственным судам. Правда, они будут ограничены рассмотрением незначительной категории коммерческих споров, считают скептически настроенные по отношению к реформе юристы.

Инициаторы проекта, впрочем, уверены, что третейские суды в перспективе способны разрешить сотни тысяч споров, а в ряде правовых случаев даже стать основным видом судопроизводства. Их преимуществами, в частности, являются скорость разрешения споров за счет рассмотрения дела в одной инстанции без возможности оспорить ее в дальнейшем по сути, а также возможность выбора судьи сторонами.

Чем будут отличаться новые третейские суды?

Законодательное усовершенствование деятельности третейских судов, одобренное Кабмином, предполагает их полную перерегистрацию в Минюсте, который становится единственным субъектом, имеющим на это право. После реформы к третейским судам будут повышенные требования:

  • Срок их деятельности с момента госрегистрации юрлица до принятия решения про учреждения третейского суда на его основе должен составлять 5 лет.
  • Организации, которые формируют третейские суды, должны быть неприбыльными и, соответственно, внесены в реестр неприбыльных учреждений и организаций.

Ранее к незаангажированности отдельных третейских судов были вопросы.

«Суды некоторых организаций работали искаженно и вопреки своим задачам. К примеру, Третейский суд, который был учрежден Ассоциацией украинских банков, имел заявленной целью рассмотрение споров между ними, но за все время своего существования не рассмотрел ни одного дела такого рода, вместо этого рассматривая десятки тысяч споров о взыскании задолженностей по кредитным договорам», – объясняет Ростислав Кравец, старший партнер Адвокатской компании «Кравец и партнеры».

Он отмечает, что рассмотрение дел в третейских судах в подобных случаях навязывалось другой стороне. В то же время суть третейского суда состоит в добровольном соглашении обеих сторон и обоюдном доверии к конкретному суду.

Новые требования будет контролировать Третейская палата Украины, которая, ранее не имевшая таких полномочий, сможет устанавливать соответствие основателя третейского суда закону и предоставлять вывод о проверке. Вся информация о деятельности судов станет публичной.

Сегодня в Украине действуют около 500 третейских судов, более половины из них существуют лишь на бумаге, не рассматривая никаких дел. Тарас Шепель, глава Третейской палаты Украины и член фундации DEJURE, один из инициаторов реформы, прогнозирует, что после нее в Украине точно останется около 50 действующих третейских судов, которые уже сейчас имеют публичность и известность. 

«Точное число назвать сложно, так как детальные критерии и требования должен установить Всеукраинский съезд третейских судей«, – подчеркнул Шепель.

Кому и зачем обращаться?

Спустя три года после вступления закона в силу третейские суды снова, после 11-летнего перерыва, обретут право рассматривать дела о недвижимости. Тогда их лишили этого из-за случаев участия в рейдерских схемах по отъему имущества.

«На самом деле тогда 2-3 суда штамповали эти решения по недвижимости, – рассказывает Юрий Пита, адвокат юридической фирмы «Пита, Хоменко и партнеры», ­– если бы правоохранительные органы вовремя на это среагировали, то такая практика бы не прижилась. Но это кто-то прикрывал», – считает Пита.

Если за три пробных года будет «наведен порядок и создавать карманные третейские суды всем подряд станет невозможно», замечает Пита, они смогут стать эффективной альтернативой судам общей юрисдикции.

«Но это будут в основном коммерческие споры, связанные с арендными отношениями, земельными вопросами и так далее, где спор ближе к хозяйственному. Вряд ли суды будут рассматривать бытовые вопросы«, – считает юрист Пита.

Тарас Шепель со своей стороны отмечает, что даже в первые три года, которые, впрочем, действительно в большей степени необходимы для оттачивания работы института, в его рамках можно будет рассматривать сотни тысяч самых разных дел, как по суммам споров, так и по сложности. Исключения составляют дела о наложении обязательств на госорганы, трудовые и семейные споры.

Некоторые новости напишем только для рассылки. Вы не встретите их на сайте UBR.ua, и сможете получить только письмом, если подпишетесь на нас.

«Очень большое количество долговых споров может перейти на разрешение в третейских судах, как только в культуру договора войдет привычка включать третейское соглашение о разрешении споров определенным сторонами«, – напоминает Шепель о третейском соглашении между сторонами, как обязательном условии обращения в третейский суд.

Третейское разбирательство имеет «массу преимуществ и удобств, которые априори не может обеспечить государственное судопроизводство», уверен Шепель. Среди них:

  1. Скорость принятия решения, так как спор один раз и навсегда решается в одной инстанции. Апелляции и кассации нет.

«Можно лишь подать заявление об отмене решения, но не из-за мотива несогласия с решением дела по существу. Это возможно только в случаях, если третейский суд возложил обязанности на лицо, не являющееся участником спора, состав суда не соответствует соглашению сторон, или предмет спора не подведомственный третейскому суду. Отменялось по приведенным основаниям менее 1% решений третейских судов«, – рассказал соучредитель DEJURE Тарас Шепель.

  1. Качество решения, которое должно быть, заметил Шепель, «абсолютным». Из-за этого рассмотрение дела по существу может быть более длительным, чем в государственном суде.

«Как правило, спор решают трое судей, которые являются специалистами в данной области», – отмечает Тарас Шепель.

  1. Свобода выбора судьи, которых должны назначить сами стороны. В результате «значительно большее количество решений третейских судов, в отличие от государственных, выполняются сторонами добровольно, и не оспаривается вообще».

«Это не только потому, что обжалование не предусмотрено законом, а и благодаря доверию к суду, и желанию иметь юридическую определенность — никто не хочет судиться вечно, проходить множество инстанций«, – аргументирует преимущество третейских судов глава Третейской палаты Украины Шепель.

Разгрузят ли судебную систему альтернативные способы рассмотрения дел?

Тарас Шепель уверен, что третейские суды имеют большой потенциал разгрузить украинскую судебную систему. Такую возможность подчеркнул и глава Минюста Денис Малюська.

«В мире не арбитраж является альтернативой государственным судам, а скорее наоборот, только если стороны не могут договориться об арбитраже, они идут в государственный суд«, – говорит Тарас Шепель.

Юрий Пита, впрочем, сомневается, что третейские суды обретут популярность в скором времени.

«Я уверен, что там не будет такого потока дел, как в обычных судах, того «завала», потому что это будет дороже. В первое время бизнес будет присматриваться к их деятельности«, – говорит Юрий Пита. Отметим, что сбор в судах общей юрисдикции для юрлиц по делам имущественного характера ограничен 350 необлагаемыми минимумами доходов граждан (5950 грн), в то время, как, к примеру, в третейском суде при «Независимой ассоциации банков Украины» – 1500 (25 500 грн).

Ростислав Кравец скептически относится к потенциалу третейских судов по разгрузке украинской судебной системы, прогнозируя, что альтернативные государственным способы разрешения споров могут оттянуть на себя не более, чем на 3-4% дел. «Об эффективности института можно говорить при разгрузке в 50%», – считает Ростислав Кравец.

Кравец также усомнился в шансах на положительный результат реформы. По его мнению, даже действующие сейчас суды в основном состоят при банках и финорганизациях, которые навязывают другой стороне третейское соглашения в договоре. Число действительно независимых третейских судов Ростислав Кравец оценивает не более, чем в два десятка. «В большинстве случаев цель деятельности – дополнительные поборы с тех лиц, кто пользовались услугами третейских судов», – считает Кравец.

«Я не думаю, что в третейских судах можно навести порядок и контролировать их деятельность. О чем можно говорить, если даже этого нельзя сказать о государственных? Посмотрите на число отмененных решений Высшей рады правосудия Европейским судом по правам человека. Их сотни! А это орган, который должен контролировать объективное рассмотрение дел. В случае третейских судов я также прогнозирую монополизацию и «перекосы» контролирующих органов «, – обращает внимание Ростислав Кравец.

Адвокат Иван Либерман предположил, что реформа третейских судов оттянет на себя определенное количество дел в ближайшие полгода, но затем лишь дополнительно загрузит государственные суды, так как недовольные стороны все же смогут к ним обратиться, настаивает Либерман. Единственный способ изменить ситуацию – в реформе всей судебной системы.

«Для разгрузки судебной системы нужно качественно укомплектовать государственные суды необходимым количеством судей, в том числе, и судей присяжных. Только это реально поможет снизить тот объем дел, который есть в рассмотрении каждого судьи. Я знаю судью, у которого в работе находится более 9 тысяч дел, включая уголовные. Когда он рассмотрит последнее? Через 10 лет?», – возмущается Иван Либерман.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *