Архив за месяц: Июнь 2015

В Украине активизировались депозитные спасатели

Чиновники называют их мошенниками и призывают вкладчиков не пользоваться их услугами.

В Украине активизировались посредники, предлагающие людям свою помощь в выбивании депозитов из проблемных банков — после введения временных администраций либо запуска ликвидаций, сообщили «Вестям» юристы и вкладчики.

Именно этим они объясняют сегодняшнее обращение Фонда гарантирования вкладов физлиц с призывом не пользоваться услугами таких лиц — в народе их назвали «решалами» или депозитными спасателями. Чиновники обвиняют этих людей в мошенничестве.

«Действительно, предложений по так называемому спасению депозитов становится больше. Растет количество банков с временной администрацией — активизируются такие дельцы. Размер комиссионных вознаграждений, которые они себе просят особенно не меняется — около 40% высвобожденной со счета суммы. Многие же люди (в первую очередь, с вкладами свыше гарантированных государством 200 тыс. грн.) наивно надеются вернуть утраченное, потому и соглашаются. И нередко остаются ни с чем: теряют и право депозит, то есть на компенсацию, и депозит целиком не возвращают, как изначально рассчитывали», — отметил в разговоре с «Вестями» управляющий партнер юрфирмы «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Подтверждают проблему и сами вкладчики. «Мы слышим о подобных случаях уже последние полгода. Люди предлагают услуги всяческих дроблений депозитов, их выкуп и прочее. Но по факту оказывалось, что это просто мошенники. Порой люди попадали на их удочку, а потом уже приходили к нам, где мы им объясняли, что с таким связываться не следует, ведь можно остаться без денег», — сказал нам член инициативной группы банка «Форум» Герман Паникар.

Самая распространенная схема возврата денег из банков с временной администрацией — это дробление вкладов на части для получения не одной, а нескольких компенсаций по 200 тыс. грн. «На второе место по популярности я бы поставил обмен депозита на кредит: человек передает посреднику право на свой депозит, а тот ищет заемщика-должника банка с немного меньшей суммой задолженности. И пытается с ним договориться об обмене: заемщик отдает посреднику сумму кредита с дисконтом, из которой часть отходит вкладчику и определенную сумму получает делец наличными. Однако временные администрации нередко блокируют такие сделки, чтобы получить выплату по кредиту живыми деньгами, и схемы распадаются», — объяснил «Вестям» ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

После того, как обмен проваливается, посредники нередко исчезают из поля зрения, а вкладчик остается ни с чем. «Тогда-то потерпевшие приходят к юристам, и пытаются преследовать обидчиков по суду — доказать факт мошенничества. Но вернуть право требования по вкладу удается не всегда», — отметил Михаил Можаев.

Елена Лысенко, Денис Вергун, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ВСК постановила быть

Временная специальная комиссия по проверке судей судов общей юрисдикции (ВСК) приняла решение о продлении срока своей работы почти на 5 месяцев. Это решение большинства членов ВСК вызвало негодование у критиков Комиссии, заявивших, что мало того, что к объективности ее работы есть претензии, так она еще взяла на себя полномочия, которые принадлежат Верховной Раде.

Первые последствия решения ВСК уже есть: судьи и их защитники теперь на каждом заседании заявляют членам Комиссии отводы и обвиняют их в нарушении закона, а член Комиссии, судья Верховного Суда в отставке Николай Лавренюк заявил о выходе из ВСК.

Тем временем, ВСК продолжила рассмотрение дел судей, выносивших решения в ходе массовых акций протеста в 2013–2014 гг. Некоторые выводы ВСК оказались традиционно спорными, что позволило противникам Комиссии в очередной раз заявить о необходимости ее ликвидации как неконституционного органа, неспособного объективно рассмотреть дела сотен судей.

Судей решили проверять дольше

Создание ВСК предусмотрено Законом «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Согласно ему, Комиссия должна осуществлять проверку судей ровно год с момента формирования ее состава. Сейчас в ВСК 10 членов, а кворум, необходимый для ее работы, составляет 9 человек.

Дата, с которой можно начинать отсчет работы ВСК, традиционно вызывает споры. Напомним, 25 апреля 2014 г. 5 своих представителей в состав Комиссии делегировал Верховный Суд Украины, а 3 июня 2014 г. 5 членов Комиссии назначила по своей квоте правительственный уполномоченный по вопросам антикоррупционной политики Татьяна Чорновол. После этого сформировался кворум, позволяющий ВСК начать работу. Однако о своем создании и начале приема заявлений от граждан и юридических лиц о проведении проверки судей Комиссия официально объявила лишь 12 июня 2014 г. 3 июля состоялось организационное заседание, на котором был принят регламент деятельности ВСК. В нем указано, что Комиссия считается сформированной с момента «избрания на ее первом заседании председателя, заместителя председателя, секретаря Комиссии, утверждения регламента». Таким, образом, возникло противоречие между законом и регламентом ВСК, и соответственно, проблема, как все-таки рассчитывать сроки создания Комиссии: с момента формирования кворума, как это предусмотрено законом, с даты фактического начала работы или с момента первого заседания? По мнению экспертов, ВСК в любом случае должна была прекратить рассмотрение заявлений в отношении судей до 12 июня 2015 г., а все нерассмотренные дела передать в Высший совет юстиции (ВСЮ).

Однако 3 июня ВСК неожиданно объявила, что продолжит работу еще около 5 месяцев, несмотря на истечение отведенного законом срока. Для этого в Комиссии решили воспользоваться лазейкой в Законе «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», где указано, что полномочия ВСК истекают спустя год, но без конкретизации дат и учета некоторых обстоятельств, при которых это должно произойти. Как сообщил председатель ВСК Владимир Мойсик, Комиссия должна отработать то время, когда ее работа была парализована уходом судей Верховного Суда в отставке в конце 2014 г.

Большинство членов ВСК поддержали внесение соответствующих изменений в регламент, против выступил только судья Верховного Суда в отставке Николай Лавренюк, заявивший, что такие изменения фактически входят в противоречие с Законом «О восстановлении доверия…», изменения в который должен принимать парламент. «Не считаете ли вы, что то, что вы делаете – это изменения в закон, которые может внести только Верховная Рада? В законе четко сказано, что деятельность ВСК прекращается после истечения отведенного ей срока», – заявил Н. Лавренюк.

Аргументы, изложенные остальными членами ВСК в поддержку продолжения работы Комиссии, выглядели несколько странно и не содержали четкой обоснованности такого шага. Так, Петр Варишко сообщил, что предложение продлить полномочия ВСК «не противоречит» парламентскому законопроекту, которым работу ВСК предлагается продлить на 2 года (подробнее см. «Судебно-юридическая газета №19-20 от 25 мая 2015 г.). А Екатерина Смирнова заявила, что поскольку еще остаются нерассмотренные дела, продолжать работу является обязанностью членов ВСК. Никаких нарушений закона, по ее словам, в этом нет.

В итоге в п. 1.6 регламента деятельности ВСК были приняты изменения, согласно которым в срок работы Комиссии не засчитывается время, которое она не работала из-за отсутствия полномочного состава, т. е. около 5 месяцев. 5 июня соответствующие изменения были опубликованы в парламентской газете «Голос Украины». В эксклюзивном интервью нашему изданиюН. Лавренюк заявил, что менять свою позицию не собирается, и 12 июня станет последним днем его работы в ВСК. Таким образом, в составе ВСК останется всего один бывший судья – председатель В. Мойсик.

Судьи попали под «Автомайдан»

В начале лета ВСК резко активизировала свою деятельность. Если ранее в месяц она проводила одно, максимум 2 заседания, то только в первой половине июня их состоялось 3. Качество публичного рассмотрения дел сразу упало. Если ранее докладчики, как правило, сообщали присутствующим обстоятельства дел, то теперь они сосредоточились на констатации ошибок, допущенных судьями, без доклада материалов дел. Это делает невозможным понимание ситуации, в которой судьям пришлось принимать решения. Бросается в глаза и несоблюдение алфавитного принципа распределения дел в Комиссии. Так, в ходе 9 заседаний ВСК Маркиян Галабала выступал докладчиком 24 раза, председатель ВСК В. Мойсик – 8 раз, по 7 раз выступали Марина Соловьева и Татьяна Юзькова. М. Лавренюк, для сравнения, выступил докладчиком 6 раз.

Как и прежде, спорными остаются решения, которые судьи принимали в отношении активистов «Автомайдана». До сих пор сложно рационально объяснить, почему дела одних судей, лишивших водительских прав активистов «Автомайдана», направляются в ВСЮ для увольнения за нарушение присяги, а других, несмотря на схожесть дел – в ВККС, где дисциплинарные производства в их отношении должны быть закрыты за давностью совершенного проступка. Объяснения членов ВСК, что якобы в одних случаях судьи каким-то образом «пытались объективно рассмотреть дело, но ошиблись», а в других продолжали настаивать на своей правоте, выглядят крайне субъективно.

Типичная ситуация наблюдалась при рассмотрении дела судьи Подольского районного суда Киева Светланы Захарчук. Как следует из материалов дела, в январе 2014 г. она лишила права на управление транспортным средством сроком на 3 месяца активиста «Автомайдана» Александра Катрушу, участника известного автопробега в Межигорье 29 декабря 2013 г. По версии ГАИ, тогда А. Катруша не отреагировал на требование инспектора остановиться и проехал мимо. Уже в январе, при совершении очередного правонарушения на дороге, он был, наконец, остановлен ГАИ, после чего выяснилось, что он уже попадал в поле зрения автоинспекции.

Характерно, что в суде А. Катруша вообще не отметил тот факт, что являлся активистом «Автомайдана». А потом он запутался в показаниях, то утверждая, что вовсе не участвовал в известном автопробеге, то говоря, что все-таки в нем участвовал, но проезжал там несколькими часами ранее и не мог попасть в поле зрения ГАИ. Свидетели, пришедшие в суд, чтобы доказать невиновность водителя и наличие у него алиби, дали настолько противоречивые показания о времени и месте пребывания А. Катруши 29 декабря, что лишь усугубили ситуацию. Уже на заседании ВСК А. Катруша уверенно заявил, что являлся активистом «Автомайдана» и участником автопробега в Межигорье, но продолжил настаивать на своей невиновности. Предыдущую версию событий 29 декабря он рассказал в суде лишь потому, что так ему посоветовали юристы.

В итоге дело С. Захарчук было передано в ВСЮ. По словам председателя ВСК В. Мойсика, решающим стало то обстоятельство, что по закону протокол о совершении водителем правонарушения должен составляться на месте происшествия в одно время с его совершением. К сожалению, члены ВСК не разъяснили судьям, как быть в ситуации, когда водитель упорно не желает останавливаться на требование инспекторов ГАИ или пытается любой ценой избежать ответственности, находя свидетелей, готовых лжесвидетельствовать в суде.

Характерная история произошла и с судьей Голосеевского райсуда Киева Ларисой Калиниченко. 15 января 2014 г. она лишила водительских прав сроком на 3 месяца одного из лидеров «Автомайдана» Сергея Хаджинова, который не остановился по требованию сотрудника ГАИ после митинга у здания МВД 25 декабря 2013 г. В суде тогдашние народные депутаты от партии «Батькивщина» Арсений Яценюк и Сергей Пашинский заявили, что С. Хаджинов якобы заранее передал им право на управление транспортным средством, следовательно, правонарушение совершил не он. Судья их словам не поверила, и теперь ее дело передано в ВСЮ. Таким образом, достаточно сложные, запутанные дела по «Автомайдану» всегда сводятся к простому выводу о виновности судьи.

Едва ли не первым делом, когда судья признал свою вину, стало дело судьи Броварского горрайнного суда Киевской области Николая Рабца, которое рассматривалось 3 июня. В январе 2014 г. он на 6 и 3 месяца лишил права на управление транспортными средствами двух активистов «Автомайдана», участвовавших в автопробеге к Межигорью и не отреагировавших на сигналы ГАИ. Примечательно, что один из них, В. Пархоменко оплатил судебный сбор после решения суда, что, по словам судьи, фактически означало признание им своей вины. Дело Н. Рабца было направлено в ВККС. «С выводами Комиссии в целом согласен, протоколы и рапорты были составлены инспекторами небрежно», – отметил «Судебно-юридической газете» судья.

Тот, который не бросал

Неоднозначными можно назвать и решения Комиссии по делам судей Соломенского райсуда Киева Аллы Демидовской и Сергея Зинченко, судьи Шевченковского райсуда Киева Андрея Трубникова и группе из 5 судей Апелляционного суда Киева.

Так, А. Демидовская 22 января 2014 г. арестовала на месяц Владислава Цилицкого, который был задержан сотрудниками «Беркута» на крыше колоннады стадиона «Динамо» во время беспорядков на ул. Грушевского. По данным следствия, он бросал оттуда в сотрудников милиции бутылки с зажигательной смесью. Дело судьи было передано в ВСЮ, поскольку ВСК установила, что А. Демидовская рассмотрела дело в отсутствие задержанного, хотя и в присутствии адвоката. Сам задержанный находился в больнице, поскольку был избит при задержании. До сих пор неизвестно, прекращено ли уголовное производство в отношении самого В. Цылицкого, поскольку Генеральная прокуратура соответствующие сведения адвокату судьи предоставить не смогла.

Еще один судья этого же суда С. Зинченко 23 января 2014 г. арестовал на месяц Виталия Ахрамеева, задержанного на ул. Грушевского 21 января. В суде задержанный заявил, что в беспорядках участия не принимал, а на улице Грушевского оказался потому, что хотел «срезать дорогу» к ст. метро «Арсенальная», когда около 2.00, будучи нетрезвым, возвращался домой с празднования дня рождения. При личном досмотре на одежде В. Ахрамеева были выявлены следы зажигательной смеси. Присутствующие в суде депутаты сообщили, что он «известная личность», поскольку якобы продавал кофе возле Главпочтамта и даже был активистом «Батькивщины». Комиссия передала дело С. Зинченко в ВККС.

Споры вызвало и решение передать в ВСЮ дела судьи Андрея Трубникова и судей Апелляционного суда Киева, в частности заместителя председателя суда Марии Прындюк. В декабре 2013 г. они последовательно принимали решения об избрании меры пресечения активисту Майдана Владимиру Кадуре. По данным следствия и многочисленных видеозаписей, именно В. Кадура находился 1 декабря 2013 г. за рулем погрузчика во время беспорядков на улице Банковой. Сам он заявил «Судебно-юридической газете», что за рулем погрузчика действительно был, но никого не давил, а лишь не давал другим сесть за руль, чтобы не допустить трагедии.

Несколько странно выглядела ситуация с судьей Деснянского райсуда Киева Александром Котовичем. В ходе событий на ул. Грушевского он арестовал на месяц Григория Немченкова, ранее судимого по ст. 309 УК («незаконное производство, приобретение, хранение наркотических средств»). Представитель судьи, бывший координатор Центра правовой защиты Штаба национального сопротивления Юрий Михальский, сообщил, что с А. Котовичем они сотрудничали во время Майдана и получали от судьи информацию о ситуации с задержанными активистами. «По «Автомайдану» судья А. Котович не вынес ни одного негативного решения, он не заслуживает наказания», – отметил Ю. Михальский. Решение судьи по аресту Г. Немченкова, по его словам, было единственно верным в той ситуации, поскольку задержанный был из другой области. Этот же судья потом изменил арестованному меру пресечения на домашний арест. Тем не менее, Комиссия отправила дело судьи в ВККС.

Первые ласточки

Ситуация, когда судьи и их адвокаты поставили под сомнение легитимность работы Комиссии, не заставила себя ждать. 9 и 10 июня адвокат Ростислав Кравец, представляющий интересы сразу нескольких судей, и представитель судьи М. Прындюк поочередно заявили отвод всем членам ВСК и назвали их работу необъективной и предвзятой. Отдельного внимания удостоился председатель Комиссии В. Мойсик, которого обвинили в членстве в политической партии «За Украину!», что делает его работу в ВСК спорной. Однако В. Мойсик тут же опроверг это обвинение, заявив, что вышел из партии в июне 2012 г., о чем есть его соответствующее заявление. Тем не менее, согласно Единому реестру общественных формирований, В. Мойсик до сих пор значится первым заместителем председателя этой партии.

Также членов Комиссии обвинили в сокрытии и искажении ряда фактов, содержащихся в материалах дел. Следует отметить, что подобные обвинения небезосновательны. Например, докладывая 3 июня дело судьи Бабушкинского райсуда Днепропетровска Веры Левч, 25 января 2014 г. отпустившей на поруки несовершеннолетнего участника состоявшейся накануне акции протеста, который в ее ходе обмотал лицо шарфом, П. Варишко заявил, что такое действие молодого человека было «логичным, поскольку была зима». Однако СМИ Днепропетровска сообщали, что 24 января большая группа радикально настроенных молодых людей нарушила общественный порядок в городе, а у около 15 человек на лица были надеты медицинские маски и натянуты шарфы, чтобы их не смогли узнать. Погода в городе в тот день была солнечной, а температура составляла всего 10 – 13°С. Проверка В. Левч, впрочем, была прекращена Комиссией. Неудивительно, что сторона судьи М. Прындюк заранее поставила под сомнение объективность будущего решения Комиссии по судьям Апелляционного суда Киева, учитывая то обстоятельство, что дела судей, рассматривавших эти же дела в первой инстанции, уже были переданы в ВСЮ.

Всего за все время работы ВСК рассмотрела дела 62 судей. 45 из них были направлены в ВСЮ, 12 – в ВККС, а еще в 5 случаях проверки были прекращены.

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Юрий Михальский, адвокат, представитель судьи Деснянского райсуда Киева А. Котовича

– Практически в каждом столичном суде у нас было определенное лицо, с которым мы неофициально сотрудничали. Конечно, сотрудничество адвоката и судьи является нарушением присяги, но во время Майдана, когда были массовые задержания, часто по-другому невозможно было выяснить, где находится тот или иной задержанный. А так мы знали, где, когда и во сколько будет нужное заседание суда, чтобы подготовится к нему. А. Котович и председатель Деснянского райсуда Киева Владимир Лобанов были координаторами такой работы. Судья Котович нам сильно помог как следственный судья, но ВСК не интересуют обстоятельства дела, что и как происходило на самом деле. Свою позицию в отношении А. Котовича я пойду отстаивать в ВККС.

Мария Прындюк, заместитель председателя Апелляционного суда Киева

– Нарушение присяги предусматривает, что судья совершил проступок, который противоречит возложенным на него обязательствам. Мы ничего подобного не совершали, все дела рассматривали объективно. Например, при рассмотрении дела Ярослава Притуленко, задержанного 1 декабря 2013 г., было учтено, что у него были изъяты металлический щит, нож, пистолет с металлическими пулями, пустые бутылки, бутылка с бензином. Задержанный сообщил, что он хотел изготовить «коктейль Молотова». Он остался под стражей. Мы принимали решения в соответствии с законом, присягу судьи не нарушали.

Юрий Деревянко, народный депутат Украины

– Для продления полномочий ВСК уже подготовлен законопроект, за него должна проголосовать Верховная Рада. Сама по себе Комиссия своим решением не может продлить себе полномочия, они установлены законом. Они могут только дать сигнал парламенту, чтобы он предпринял необходимые действия.

Владимир Мойсик, председатель ВСК

– Решения нам даются непросто. Слушая пояснения судей и их адвокатов, можно увидеть картину, далекую от реальности. Никто из них не говорит, как избитых активистов Майдана таскали по судам, держали в клетках. Мы приняли абсолютно законное решение о продлении срока нашей работы, которое уже опубликовано. Закон не устанавливает срока полномочий членов ВСК, полномочия работать ровно год имеет только сама Комиссия, но не ее члены. Нужно продолжать очищение судебной власти. Мы работаем не для себя, а для общества. Мы стали на службу Майдану.

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Член ВСК Николай Лавренюк: «Председатель использовал Комиссию для личного пиара»

Судья Верховного Суда в отставке, член Временной спецкоммиссии по проверке судей Николай Лавренюк в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» рассказал о разногласиях с председателем Комиссии, «ручном управлении» в ВСК, а также о том, кем и как принимаются решения о рассмотрении дел судей, и почему он решил выйти из состава Комиссии.

– Насколько можно судить, решение членов ВСК о продлении сроков работы Комиссии уже вступило в силу?

– Так нельзя говорить, потому что само по себе решение, принятое Временной спецкоммиссией по проверке судей 3 июня, незаконное. Ни в Конституции, ни в Законе «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» нигде не указано, что ВСК может сама себе продлить срок полномочий. Срок работы Комиссии там указан вполне конкретный, а как его будут отсчитывать – с 3 или 12 июня 2014 г., не имеет большого значения.

– Т. е. члены ВСК нарушили закон?

– Совершенно верно.

– Какие это может иметь последствия?

– Это значит, что судьи, в отношении которых ВСК еще будет проводить проверки, будут заявлять членам Комиссии обоснованные отводы. Высший совет юстиции, которому еще предстоит выносить решения по судьям, дела которых рассмотрит ВСК, конечно, не согласится с выводами Комиссии и признает их незаконными. Я считаю, что дальнейшая работа ВСК не имеет смысла. Законных оснований для ее работы нет.

– Неужели этого не понимают члены ВСК?

– Я пытался объяснить им все это. Но председатель Комиссии Владимир Мойсик заявил, что пока об этом заявил только один адвокат (Ростислав Кравец – прим. изд.), а у нас в ВСК их 5, и они считают, что Комиссия должна работать дальше. Лично мое мнение, что такая позиция членов ВСК происходит из незнания или непонимания законов, того же Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Они считают, что всего лишь изменили регламент деятельности ВСК, и в этом нет ничего страшного.

– Известно, что судьи Верховного Суда не горят желанием идти работать в ВСК. Почему так происходит?

– Мы обращались к председателю Верховного Суда Украины Ярославу Романюку, чтобы Пленум суда выбрал новых членов ВСК, но желающих работать в Комиссии не было. Прямо о причинах такой позиции никто не говорит, но я полагаю, это связано с тем, что сами судьи работу ВСК не поддерживают. Многие считают, что вменяемые судьям нарушения надуманны. Это неблагодарная работа, к тому же, она не оплачивается. Работать надо на энтузиазме, следовательно, у судей нет заинтересованности в работе в составе Комиссии.

Многие решения ВСК нельзя назвать бесспорными. Часто непонятно, почему за похожие решения дела судей в одних случаях передаются в ВСЮ, а в других – в ВККС. Все решения в ВСК принимаются большинством голосов, иногда все решает перевес всего в один голос. В то же время, у каждого может быть свое мнение по тому или иному вопросу. Многие члены Комиссии – юристы и адвокаты, а они все понимают по-своему. В начале работы ВСК они вообще были настроены так, что судьи, принимавшие те или иные решения, виноваты априори. Со временем, правда, подход стал более объективным. Большинство решений о нарушении судьями присяги справедливы, потому что судьи принимали решения, выгодные власти, и никто из них не думал, что их действия кто-то может подвергнуть сомнению.

– Как происходит распределение дел в ВСК?

– Дела, согласно регламенту, распределяет председатель ВСК. По мере поступления они должны распределяться между членами ВСК согласно алфавитному порядку. Но насколько мне известно, этот порядок не соблюдается. Заметно, что председатель выбирает, кому какое дело дать. Почему так происходит, я не знаю.

– Замечено, что лично Вы редко выступаете с докладами.

– Раньше я выступал с докладами, как и все, но в последнее время произошли изменения. Дела, которые 9 и 10 июня зачитал Маркиян Галабала, изначально были у меня. Они все были связаны друг с другом. Я предложил порядок, по которому их можно было бы наиболее удобно рассмотреть, но со мной не согласились, и я отказался их докладывать.

– Было ли так, что лично Вы при голосовании были против того или иного решения в отношении судьи?

– Так было нередко, в частности в случаях, когда речь шла о нарушении судьями присяги.

– Не кажется ли Вам, что лицо, активно участвующее в политической жизни, не может быть главой ВСК?

– Я говорил В. Мойсику в присутствии других членов ВСК, что он использовал Комиссию для личного пиара. Длительное время он вообще не уделял внимания Комиссии, занимаясь своим выдвижением в состав ВСЮ и предвыборной кампанией в парламент. А потом утверждал, что его кандидатура якобы внесена в некие списки на должность Генерального прокурора. ВСК он использовал только для своей выгоды, хотя, долгое время работая в Верховной Раде, мог бы добиться, чтобы парламент быстрее назначил членов Комиссии по своей квоте. Но он отделывался лишь отговорками.

– Вы выходите из состава ВСК?

– Я уже сообщил ее членам, что с 12 июня прекращаю работу и на заседания ходить больше не буду.

– Просили ли Вас остаться, по крайней мере, чтобы состоялись заседания 9 и 10 июня?

– Настойчивых просьб не было. Просто спросили, буду ли я работать эти несколько дней. Я ответил, что да, поскольку заседания уже назначены.

Вячеслав Хрипун, «Судебно-юридическая газета»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Гонтареву могут судить за госизмену?

Печерский райсуд обязал прокуратуру начать расследование по вопросу двойного гражданства у главы НБУ.

Валерия Гонтарева опять в эпицентре скандала. Новый виток ситуация получила с легкой руки судей Печерского райсуда, которые удовлетворили иск киевского адвоката Ростислава Кравца. В частности, суд обязал столичную прокуратуру открыть уголовное производство по заявлению юриста.

- Я обратился в прокуратуру с заявлением о том, что у главы НБУ двойное гражданство. Закон обязывает в тот же день внести информацию по заявлению в ЕРДР. Этого сделано не было, и я вынужден был обратиться в суд, который удовлетворил мои требования и обязал прокуратуру г. Киева начать расследование, — объяснил киевский адвокат Ростислав Кравец.

По словам адвоката в исковом заявлении он настаивал на открытии уголовного производства по статьям 111 (государственная измена), 328 (разглашение государственной тайны) и 364 (злоупотребление властью или служебным положением).

Тем временем, в прокуратуре г. Киева объяснили, что пока постановления суда не видели.

- Как только постановление Печерского суда к нам придет, будут приняты соответствующие решения согласно закону, — сообщила пресс-секретарь прокурора г. Киева Алена Яхно.

«КП в Украине» выяснила, почему в обществе опять поднялся вопрос об отставке главы НБУ.

За восемь месяцев работы главу Нацбанка Валерию Гонтареву отправляли в отставку минимум три раза. Вчера парламентарии снова заговорили о необходимости увольнения главной банкирши страны. Из-за этого в коалиции даже обменивались ультиматумами. Радикалы, заручившись поддержкой представителей «Самопомощи», угрожали БПП и «Народному фронту» провалить все правительственные законопроекты, если Рада откажется отправить главу Нацбанка в отставку. В СМИ появилась информация, что Гонтарева, якобы даже написала заявление об увольнении «по собственному желанию».

«Комсомолка» изучила, кому и зачем выгодно раскручивать тему с увольнением Гонтаревой.

Комсомольская правда в Украине

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцам запретили арендовать и покупать леса

Незаконные договоры с сельсоветами будут расторгаться в принудительном режиме.

Прокуратура начала активно отсуживать у местных органов власти (областных, районных советов) и госпредприятий лесные участки. На протяжении последних нескольких недель Верховный суд рассмотрел сразу несколько споров о возврате государству лесных угодий (решения вынесены по делам №6-150цс14, №6-212цс14 и др.): большинство из них в Киевской области, хотя подобные тяжбы идут и в других регионах.

«Количество споров такого рода начало расти еще в декабре 2014 г., а в январе-феврале их стало особенно много. Не только в столичном регионе, но и в центральных и западных областях страны. ВСУ всегда становится на сторону прокуроров — то есть государства. И его позиция абсолютно понятна, и, главное, полностью соответствует действующему законодательству: если лес или лесополоса по всем документам оформлены как лесные угодья, то они не могут быть не приватизированы, не сданы в аренду, и тем более проданы. Причем, должны находиться в государственной собственности, а не передаваться районным или сельским советам. Они, как известно, любят отдавать их в долгосрочную аренду частным лицам или организациям, а то и еще хуже — продавать им. Это противозаконно», — отметил в разговоре с «Вестями» старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Неважно арендуете вы весь лес или просто купили земельный участок, который не полностью, а лишь частично перерастает в лесополосу — его у вас отберут после, соответствующего, решения ВСУ по делу. «После того, как прокурор получает судебное решение о том, что сельсовет не имеет права распоряжаться лесом, местные власти обязаны расторгнуть все договоры, которые у них есть на этот счет с третьими лицами. Неважно, с кем они заключались — с предприятиями или частными лицами. В ходе расторжения договоров аренды или купли-продажи должен применяться принцип двусторонней реституции. Проще говоря, сельсовет обязан вернуть человеку или организации всю внесенную ими за леса плату (при продаже или аренде)», разъяснил «Вестям» ситуацию управляющий партнер юрфирмы «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Елена Лысенко, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Неужели у банкиров конфискуют имущество

Чтобы рассчитаться с вкладчиками, владельцам прогоревших банков придется распродавать недвижимость и другие активы. Правда, если депутаты согласяться

У депутатов появился шанс прекратить вывод активов из банков и их намеренные банкротства. Вчера в парламенте был зарегистрирован президентский законопроект №2085, вносящий изменения в законодательство «относительно ответственности связанных с банком лиц». «Главные его новации — запрет на опосредованное кредитование банками связанных с ними структур, тогда как до сих пор это позволялось, но с некоторыми ограничениями. Кроме того, проект предлагает ввести ответственность за доведение банка до неплатежеспособного состояния не только для руководителей проблемных банков, как это предусмотрено сейчас, но и их собственников», — рассказывает «ДС» старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Владельцев и менеджеров банков будут привлекаться к ответственности по решению суда. Если будет доказано, что их действия представляли угрозу интересам вкладчиков или других кредиторов, штраф может составить от 2 тыс. до 5 тыс. необлагаемых налогом минимумов (34-85 тыс. грн). А если в результате злоумышленных действий финучреждение было отнесено к категории проблемных и при этом был нанесен материальный ущерб государству или кредиторам, штраф может превысить 170 тыс. грн. Максимальное наказание за умышленное доведение банка до банкротства по корыстным мотивам (для собственной выгоды или в интересах третьих лиц) — пять лет тюрьмы.

Чаще всего деньги выводятся через кредитование связанных лиц, когда у банка начинаются проблемы. В фонде подсчитали, что на конец прошлого года в отношении прогоревших банков (а именно — их менеджеров и владельцев) было возбуждено 152 уголовных производств на общую сумму 50 млрд грн

Расследовать такие дела будут не только НБУ и Фонд гарантирования вкладов, но и Налоговая милиция. Законопроект также предполагает, что владельцы обанкротившихся банков будут нести ответственность перед вкладчиками всем своим имуществом. Т.е. чтобы вернуть депозиты гражданам, им придется распродавать свои активы — недвижимость, авто, другие бизнеса и т.д.

В ФГВФЛ утверждают, что больше всего нарушений в неплатежеспособных банках (с начала 2014 года к этой категории было отнесено 35 финучреждений) связано именно с криминальными действиями — выведением активов и заменой залогов. Чаще всего деньги выводятся через кредитование связанных лиц, когда у банка начинаются проблемы. В фонде подсчитали, что на конец прошлого года в отношении прогоревших банков (а именно — их менеджеров и владельцев) было возбуждено 152 уголовных производств на общую сумму 50 млрд грн.

Юристы говорят, что даже в случае принятия закона, наказать виновных будет не так просто. Во-первых, регулятору придется доказать, что коллапс финучреждения — результат злоумышленных действий, а не халатности или ошибки, а это не всегда возможно. Во-вторых, сложности могут возникнуть с установлением виновного лица. «Реальные владельцы будут перекладывать всю ответственность на руководителей. Ведь именно с ними подписываются контракты, в которых оговорены их права и обязанности, в т.ч. по принятию решений внутри банка, подписи документов и т.п. Поэтому возможность привлечения собственников к какой-либо ответственности будет сведена к минимуму», — полагает адвокат, управляющий партнёр ЮФ «Можаев и Партнёры» Михаил Можаев.

Но главная загвоздка — отыскать тех самых бенефициарных собственников, которые должны нести ответственность за крах своих горе-банков. По действующему закону «О банках и банковской деятельности» НБУ должен собирать информацию обо всех лицах, которые могут оказывать существенное влияние на управление и деятельность банка (т.е. «существенных участниках)». Однако банки все же ухитряются не раскрывать такую информацию. Согласно законодательству, владельцами существенного участия являются лица, которым принадлежит не менее 10% акций банка. Поэтому финучреждению достаточно иметь 11 акционеров, которые владеют равным количеством акций банка (по 9%), и реальные собственники могут сохранять инкогнито. В законопроекте сделана попытка изменить такую ситуацию. «Мы требуем раскрытия всех акционеров в цепочке структуры собственности банка вплоть до последнего физического лица. Исключение делаем лишь для иностранных публичных компаний, акции которых обращаются на квалифицированных биржах, удовлетворяющих требованиям НБУ», — написал глава департамента регистрационных вопросов и лицензирования НБУ Леонид Антоненко на своей странице в социальной сети Facebook.

Но даже при таких требованиях, по мнению правоведов, возможность «запутать следы» всегда найдется. Например, финучреждение можно оформить на подставных третьих лиц или офшорные структуры.

Тем не менее, если НБУ действительно решит наказать собственников банков, возможность для этого найдется даже без юридических доказательств их владения структурами. Проект предполагает, что владельцем существенного участия в банке может быть признано лицо, имеющее значительное влияние на управление или деятельность финучреждения (независимо от формального владения им). На Институтской и так прекрасно знают, кому принадлежит тот или иной банк. А чтобы уладить формальности, регулятору будет достаточно свидетельских показаний сотрудников или менеджеров «прогоревшего» кредитного учреждения. При определенных обстоятельствах они вполне могут «сдать» своих хозяев. «Например, это может произойти при условии невыплаты зарплат работникам неплатежеспособных банков, невозврате их вкладов и т.д. Кроме того, «формальные бенефициарные собственники» (т.е. те лица, которых выдают за реальных владельцев, но которые де-факто ими не являются), из-за возможного уголовного преследования вполне могут переосмыслить свое участие в «фасадной» бенефициарности и раскрыть реальных владельцев», — допускает руководитель департамента АФ «Грамацкий и Партнеры» Игорь Реутов.

Татьяна Письменная, Деловая столица

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Топ-менеджеров и бенефициариев банков привлекут к ответственности

Президент предложил усилить ответственность связанных с банком лиц. Руководители банков и их бенефициарии понесут уголовную ответственность за доведение учреждений до неплатежеспособности и будут обязаны компенсировать ущерб от их банкротства. НБУ будет сложно доказать в суде подобные связи, доказать, что «некое лицо» имеет решающее влияние на конкретный банк.

Президент Петр Порошенко вчера подал в Верховную Раду законопроект № 2085 об усилении ответственности связанных с банком лиц. Этот документ – первый из пакета шести проектов НБУ, призванных реформировать рынок. «Проблема недостаточной ответственности связанных с банком лиц, прежде всего руководителей, конечных бенефициариев и других владельцев существенного участия, при принятии решений, которые негативно влияют на финансовое состояние банка, нуждается в урегулировании», – говорится в пояснительной записке к проекту.

В конце января первый замглавы Нацбанка Александр Писарук анонсировал, что этот документ будет передан в парламент в течение двух месяцев через одного из депутатов (см. «Считают до шести»). «Но его поддержал президент, посчитав первоочередным для банковской системы. Этот законопроект необходим, чтобы дополнительно получить поддержку акционеров, потому что много банков, которые идут на ликвидацию, имеют нулевой баланс», – уточнил заместитель главы комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Рады Руслан Демчак.

Цепная реакция

Предложено в Кодексе об административных правонарушениях ужесточить ответственность за подачу «недостоверной (неполной) отчетности, в частности, о качестве активов, проведении операций со связанными с банком лицами, сути операций». Размер штрафа повысят со 100-1000 необлагаемых минимумов до 2000-5000 (34-85 тыс. грн). Если же такие действия привели к тому, что банк был признан неплатежеспособным, то сумма штрафа составит 85-170 тыс. грн. Сумма штрафа сравнима с месячной зарплатой топ-менеджеров в ряде банков, поэтому они по требованию акционеров могут и дальше продолжать нарушать правила составления отчетности. «Сами по себе штрафы неэффективны, – говорит FinMaidan бывший первый зампред правления Укргазбанка Станислав Шлапак. – Но я поддерживаю повышение ответственности, хотя это все нужно делать в комплексе».

В Уголовный кодекс включат ответственность за доведение банка до неплатежеспособности, то есть за «умышленное, из корыстных побуждений, иной личной заинтересованности или в интересах третьих лиц совершение руководителем банка, конечным бенефициарием, другим владельцем существенного участия в банке любых действий, которые привели к отнесению банка к категории неплатежеспособных, если это нанесло большой материальный ущерб государству или кредитору». Такие нарушения будут караться ограничением свободы на срок от одного до пяти лет или лишением свободы на тот же срок, вместе со штрафом в 85-170 тыс. грн и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до трех лет.

Руководители банка и его собственники за нарушение требований законодательства, в том числе актов НБУ, осуществление рисковых операций, угрожающих интересам вкладчиков или других кредиторов, или доведение банка до неплатежеспособности будут нести гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность. По решению суда их имущество может быть изъято для покрытия убытков или расходов по выводу их неплатежеспособного банка с рынка.

Связи найдут

В законе «О банках и банковской деятельности» предлагается определить термин «конечный бенефициарный собственник банка»: физлицо, которое независимо от формального владения имеет возможность осуществлять решающее влияние на управление или хозяйственную деятельность банка непосредственно или через других лиц. Такое влияние может осуществляться путем реализации права владения или пользования всеми активами или их значительной долей, права решающего влияния на формирование состава, результаты голосования, на совершение сделок, которые предоставляют возможность определять условия хозяйственной деятельности. Информация о структуре собственности публикуется на сайтах банков и Нацбанка. FinMaidan изучил ее и выяснил, что данные о владельцах существенного участия (свыше 10% акций) отсутствует у 13 банков.

Нацбанк хочет получить право самостоятельно определять, кто является «связанным с банком лицом», и устанавливать ограничения на операции банков с ними. Например, банкам запретят опосредованно кредитовать связанных лиц. Соглашения, заключенные банком со связанными лицами на нерыночных условиях, признаются недействительными с момента их заключения.

Доказать, что конкретное лицо является бенефициарием, будет непросто. «Каждый, кого Нацбанк посчитает бенефициаром, сможет в суде оспорить эту связь. Домыслы Нацбанка не будут аргументами в суде. А что касается владельцев существенного участия, то уже на следующий день после принятия этого закона акционеры, которые владели в банке более 10% акций, станут собственниками 9,99%, что уже не является существенным участием», – считает старший партнер адвокатской фирмы «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец. По мнению юриста, важным в проекте является запрет на кредитование связанных лиц. «Если эта норма сохранится, с проблемами могут столкнуться банки крупных ФПГ», – ожидает Ростислав Кравец.

Виктория Руденко, ФИНМАЙДАН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Режим особливого «віджиму»

Уряд готується перевести українську економіку на «військові рейки».

Незабаром це абстрактне гасло може стати законною вимогою.

Як стало відомо, Кабінет міністрів розглядає відповідний документ.

Йдеться про проект розпорядження уряду «Про переведення національної економіки на функціонування в умовах особливого періоду».

Копія акта, який минулого тижня виносився на розгляд Кабміну, є в ЕП.

Документ підготовлений за дорученням президента і передбачає переведення певних галузей, підприємств та установ у стан «повна готовність».

Раніше уряд прийняв рішення про введення режиму надзвичайної ситуації у Донецькій та Луганській областях, а також про введення режиму підвищеної готовності на території всієї країни.

«Прошу не плутати це з надзвичайним станом і воєнним станом, які вводяться рішеннями парламенту. Наше рішення спрямоване тільки на одне: всі повинні працювати 24 години на добу і сім днів на тиждень», — зауважив Арсеній Яценюк.

Втім, як би прем’єр не намагався розрядити обстановку, дії влади свідчать про зворотне. Остання ініціатива уряду щодо переведення економіки в умови «особливого періоду» — не виняток. «Сюрпризи» чекають і на бізнес, і на населення.

Особливий період

Що таке особливий період, пояснює закон «Про мобілізаційну підготовку та мобілізацію».

«Це період, який настає з моменту оголошення рішення про мобілізацію або доведення його до виконавців стосовно прихованої мобілізації, або з моменту введення воєнного стану, або в окремих її місцевостях та охоплює час мобілізації, воєнний час і частково відбудовний період після закінчення воєнних дій».

Отже, з моменту оголошення мобілізації економіка країни може бути переведена на роботу в умовах «особливого періоду».

Як зазначають експерти аналітичного центру «Нова соціальна та економічна політика», перші три хвилі мобілізації 2014 року обійшлися без цього. Мова тоді йшла тільки про мобілізацію людських ресурсів та транспортної техніки.

Указом від 14 січня 2015 року президент уперше доручив перевести економіку на умови функціонування в особливий період. Уряд згаданим розпорядженням може закріпити доручення Петра Порошенка.

Питання лише в тому, коли це відбудеться, і чому таке рішення ухвалює не парламент, а Кабінет міністрів в рамках окремого розпорядження.

Суть «особливого періоду» можна також побачити в інших законах: «Про функціонування єдиної транспортної системи в особливий період» та «Про функціонування паливно-енергетичного комплексу в особливий період». В усіх випадках пріоритет надається задоволенню потреб Збройних сил.

Приміром, для об’єктів енергетики «головними» споживачами стають: у першу чергу — органи державної влади, у другу — ЗСУ, інші військові та правоохоронні формування, у третю — оператори спецзв’язку, у четверту — підприємства з ремонту та постачання озброєння, боєприпасів, військової техніки, далі — інші виконавці мобілізаційного замовлення.

Для транспорту встановлюється своя ієрархія пріоритетів: військові перевезення, перевезення, пов’язані з евакуацією населення, перевезення, пов’язані з евакуацією вантажів, народногосподарські перевезення.

Заборонити експорт

Отже, проект розпорядження Кабміну передбачає, що до процесу «переведення економіки» залучаються усі міністерства, відомства, місцеві адміністрації, органи місцевого самоврядування, державний концерн»Укроборонпром» та НАНУ. На них покладається виконання заходів, які суттєво розширюють їх повноваження.

Ось кілька таких завдань.

По-перше, буде припинятися виконання поточних бізнес-планів підприємств, «якщо вони перешкоджають виконанню мобілізаційних планів щодо забезпечення потреб Збройних сил або інших військових формувань».

Очевидно, що потреби армії та Нацгвардії — поняття доволі широке. Тож підґрунтя для застосування таких норм буде необмеженим. До того ж, у документі не вказується, про підприємства яких форм власності йдеться.

Старший партнер ЮК «Кравець і партнери» Ростислав Кравець вважає, що мова йде лише про державні підприємства. Водночас, джерело в Кабміні каже, що такі обмеження можуть застосовуватися до підприємств усіх форм власності.

Тієї ж думки дотримується і директор аналітичного центру «НоСЕП», колишній заступник глави Адміністрації президента при Януковичі Ірина Акімова.

«Закон не робить виняток для певної форми власності. Відповідно до законодавства, підприємства, установи та організації не зможуть відмовлятися від укладання договорів на виконання мобілізаційних завдань», — запевняє вона.

Будь-яке підприємство можуть зобов’язати працювати на оборонку. Це в першу чергу підприємства металургії, автотранспортні, будівельні компанії, агропромислові підприємства (елеватори).

По-друге, забороняється експортувати продукцію військового та подвійного призначення.

Що таке товари подвійного призначення? Це широкий перелік товарів, який складається з окремих видів виробів, обладнання, матеріалів, програмного забезпечення і технологій, які не призначені для військового використання, але можуть бути використані у військових цілях.

Це справжня знахідка для митників і податківців у рамках збережених «сімейних» годівниць, які тепер працюють на нових господарів. Підтвердженням тому може стати черговий скандал з корупційними схемами на Одеській митниці.

«Тут велике підґрунтя для зловживань. Це не означає, що вони повністю заборонять вивезення продукції. Це великі міжнародні контракти. Крім того, це санкції та зменшення надходжень валюти», — зазначає Кравець.

«Формально документ передбачає повне припинення експорту таких товарів, але в нашому уряді спочатку говорять, а потім думають. Швидше за все, буде прийнята низка постанов з вимогами для бізнесу отримувати дозволи та проводити експертизи. Без хабарів навряд чи обійдеться», — додає він.

Юрист запевняє, що після початку дії розпорядження, яке міститиме таку заборону, адміністративні суди будуть отримувати купу позовів від експортерів.

По-третє, держоргани можуть зобов’язати підприємства тимчасово надавати будівлі, споруди, земельні ділянки, транспорт та інші матеріально-технічні засоби Збройним силам. Мова, знову ж таки, не лише про державні установи.

«Ця вимога пошириться на всіх, в тому числі і на громадян, так як це закріплено в статтях 21 і 22 Закону України «Про мобілізаційну підготовку та мобілізацію», — пояснює керуючий партнер ЮК Prove Group Владислав Кочкаров.

Ставиться також завдання забезпечити технічне прикриття важливих промислових об’єктів. Можуть бути відновлені і запущені в роботу раніше законсервовані виробничі потужності, склади чи транспортні комунікації.

По-четверте, розпорядження Кабміну передбачає «розбронювання» матеріальних цінностей Держрезерву. Йдеться, насамперед, про пальне.

Розповідаючи про режим підвищеної готовності, Яценюк недавно повідомив про створення регіональних координаційних центрів з надзвичайних ситуацій — у кожній області під керівництвом голів облдержадміністрацій.

Передбачається, що ресурси будуть надавати за запитами ОДА. Ще раніше прем’єр доручив Держрезерву, Мінагропроду і ПАТ «Аграрний фонд» перевірити, «що реально на папері, а що є на елеваторах і складах».

Про «націоналізацію» коштів

П’яте завдання — одне з найбільш приголомшуючих поряд із забороною експорту. Дослівно положення звучить так: «Здійснити переведення фінансової та банківської систем на функціонування в умовах особливого періоду». Це все. Втім, громада уже бачила, що означає «особливий період» у банківській сфері.

Зокрема, в Мінфіні кілька місяців мудрували над законопроектом «Про фінансову систему». Він передбачає введення мораторію на виплату депозитів і надає уряду можливість використовувати ці кошти для стабілізації у разі воєнного стану.

Подібні ініціативи уже вносилися на розгляд Кабміну в березні та жовтні 2014 року. Документ реанімували, і 23 січня втретє винесли на розгляд профільного комітету уряду. Втім, його знову відхилили.

За даними «Дзеркало тижня», причина такого кроку — можлива дискредитація уряду, особливо напередодні прийняття рішення про вільне курсоутворення на міжбанку.

Тимчасом ситуація з державними фінансами з кожним днем все більше погіршується, тож ніхто не знає, чи не повернеться уряд до цієї ініціативи. Наразі Мінфін стверджує, що ситуація керована, і ніхто в уряді не розглядає ймовірний сценарій з «націоналізацією» депозитів.

За даними джерел ДТ, обговорювані у надрах Мінфіну та НБУ заходи стабілізації суттєво розширені. Вони передбачають залучення коштів до бюджету не тільки з депозитів, а й з поточних рахунків громадян та підприємств.

Можливий і так званий haircut («стрижка») за кіпрським сценарієм, коли вклади понад певну суму буде конвертовано в акції проблемних банків на певний строк.

Залученими до порятунку держави можуть бути вклади понад 200 тис грн або 400 тис грн. Видаватися вкладникам будуть держоблігації терміном на два роки за ставкою 14-16% річних або за ставкою 12-14% річних за трирічними облігаціями. Розраховуватися держава планує тільки після закінчення особливого періоду.

На думку колишнього депутата, екс-голови ФДМ Олександра Бондаря, «особливий період» у банківській сфері може передбачати «будь-які заходи для викачування грошей у населення, зокрема, і конвертацію валютних вкладів у гривню».

«Це уже відбувається — ніхто валюту з депозитів не видає. Від цього не можна врятуватися, адже Нацбанк ввів обмеження на зняття коштів — 15 тис грн на день — навіть за тими депозитами, термін яких сплив.

Депозити під загрозою відбирання державою, і робиться це примітивним способом. Хіба це відрізняється від «розкуркулення» селян?» — підкреслює він.

Характеризуючи в цілому ініціативу уряду, Бондар заявляє, що в ухваленому документі нема нічого раціонального.

«Все, що потрібно для фронту і війни, і так повинно робитися. Економіка котиться в прірву. Ось вони зараз і шукають шляхи — під прицілом гроші середнього класу і бізнесу. Це жорсткий «наїзд» під виглядом мобілізаційних завдань. Я думаю, що скоро дійде до відбирання майна та машин», — підсумував економіст.

Особливе фінансування

Надважливе питання — джерела фінансування мобілізаційної підготовки та виконання мобілізаційних замовлень. Акімова нагадує, що рішення про особливий період приймалося уже після ухвалення бюджету на 2015 рік.

Сам же бюджет, наголошує вона, розроблявся під час оголошеного у грудні режиму припинення вогню, коли були інші масштаби потреб — і військових, і технічних. Після поновлення активних бойових дій потреби помітно зросли.

Виникає питання: чи вистачить на функціонування в умовах «особливого періоду» закладених коштів — так званих військових статей? Це майже 90 млрд грн, передбачених в бюджеті на оборону, та 1,5 млрд грн з резервного фонду.

Також постає питання, чи достатніми будуть 561 млн грн на накопичення цінностей державного матеріального резерву. Чи є технічна можливість оперативно переорієнтовувати кошти в рамках окремих програм розвитку галузей, щоб змістити в них акцент у бік «військової продукції».

Найближчим часом будуть розроблятися нові зміни до бюджету-2015 та до місцевих бюджетів. Утім, всі розуміють, що джерел додаткових доходів від економічної діяльності зараз нема, а міжнародні фінансові інститути чекають певної стабілізації і уважно стежать за перемовинами «нормандської» четвірки.

Тож не виключено, що уряд може повернутися до питання «націоналізації» депозитів і поточних рахунків населення та підприємств.

***

За остнньою інформацією, розпорядження уряду планували розглянути на урядовому комітеті в п’ятницю, але засідання комітету не відбулося. За словами співрозмовника з Кабміну, джуе висока ймовірність того, що його розглянуть вже в середу і ухвалять.

Чекати, що документ опублікують, не варто. Документ з грифом «Для службового користування», а такі документи не публікуються, вони тільки доводяться до виконавця.

Дмитро Дєнков, ЕП

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Незаконне будівництво процвітає завдяки корупції — експерт

Незаконне будівництво житлових комплексів, зупинене МВС в кінці січня, знов відновлено з посиланням на “SV Realty”.

Зокрема, мова йде про житлові комплекси: “Перлина Троєщини”, “Сосновий бір”, “Східна Брама” і “Мозаїка”, які стосуються корпорації Укогруп.

Нагадаємо, в кінці січня МВС розповсюдило заяву, що в ході розслідування кримінального провадження було проведено ряд обшуків і зупинено будівництво цих чотирьох комплексів. Однак, вже через тиждень у відділах продажів цих ЖК повідомили, що будівництво на всіх об’єктах відновлено, що підтверджується фотографіями активного будівництва.

Як зазначають експерти, незаконне будівництво в Україні процвітає завдяки корупції.

За словами Ростислава Кравця, такі будівельні скандали завжди пов’язані із вкрай високим рівнем корупції у країні.

“Якби працював закон, подібні речі були б неможливі: є приписи органів будівельного нагляду, прокуратури, і вони підлягають виконанню. Але, оскільки рівень корупції зашкалює, у подібних забудовників цілком вистачає сил і ресурсів для того, щоб фінансово вирішувати всі ці „питання“, не сильно напружуючись і піклуючись про законність своїх дій”, — зазначив експерт.

На його думку, забудовники свідомо йдуть на такі кроки в надії на те, що надалі, коли будинки будуть повністю продані або побудовані, у міської влади, як це зазвичай буває, не вистачить духу на отримання рішення суду на їх знесення через велику кількість постраждалих інвесторів, яких показово водитимуть перед телекамерами.

“Ця схема працює вже не перший рік. На мій погляд, перш за все, вина за це лежить на градоначальстві та місцевих органах прокуратури. Якщо змусити забудовника як мінімум платити величезні штрафи, це, швидше за все, призведе до його банкрутства і знову — до недобудованих будинків і ошуканих інвесторів. Тому мета таких забудовників — максимально швидко все побудувати, а потім „штовхнути“ інвесторів цього житла битися з прокуратурою, градоначальством та іншими контролерами”, — сказав Ростислав Кравець.

Нагадаємо, за словами експертів, у період кризи інвестори та покупці квартир повинні дуже уважно ставитися до репутації забудовника, аби вберегти себе від афер. Зокрема, Олександр Охрименко порадив покупцям довіряти лише перевіреним роками забудовникам, які вже переживали подібні кризи та не повторили сценарію “Еліта-центр”.

“У такій складній ситуації нерухомість залишається тою сферою, куди потрібно вкладати гроші. У нас є “Київміськбуд”, “Укрбуд” та інші перевірені часом забудовники, які вже пережили кризу 2008 року і нікого не обманули, як “Еліта-центр”, — пояснив експе

Джерело: УНН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Дефолт по-киевски

Пока аналитики ломают головы, допустит Украина дефолт или нет, один из госбанков сделал это еще полгода назад. «То, что происходит в банке «Киев», подконтрольном Минфину, даже дефолтом трудно назвать. Это, скорее, «тупое кидалово» клиентов и вкладчиков, за которым стоят частные интересы конкретных чиновников все того же Минфина и Нацбанка», – рассказывает один из банкиров.

Скоро исполнится полгода с тех пор, как банк «Киев», 99,93% акций которого принадлежит Минфину Украины, не возвращает депозиты и даже не проводит безналичные платежи.

Все платежные карты банка несколько месяцев заблокированы по его же инициативе. «У нас на корсчете ноль, поэтому наши карты не обслуживаются», – поясняют в кол-центре банка «Киев». По словам одного из менеджеров банка, с сентября прошлого года учреждение не проводит никакие финансовые операции. Банк не принимает новые депозиты и вообще не работает с клиентами. «Сотрудники ходят на работу, но операции с клиентами не проводят», – говорит банкир.

Согласно официальной отчетности, ситуация в банке выглядит катастрофически. «Киев» нарушает сразу несколько обязательных нормативов НБУ:

bank_Kiev1

Показатель текущей ликвидности на 1 января 2015 года в «Киеве» составляет 0% при нормативе не менее 40%. Лимит кредита, выданного в одни руки, превышает максимально установленный размер в два раза. При этом почти 100% кредитного портфеля классифицированы как безнадежные.

На конец прошлого года нераспределенный убыток банка составил 4,2 млрд грн. При этом все активы «Киева» – 1,5 млрд грн. Если верить данным Системы раннего реагирования НБУ, банк «Киев» давно уже имеет отрицательный капитал и требует докапитализации минимум на 4-5 млрд грн.

Самое удивительное даже не то, что банк докатился до такого состояния, находясь под управлением государства, а то, что с ним это произошло уже во второй раз.

Первый был еще во время кризиса 2008-2009 годов. На тот момент основным акционером банкам являлся Николай Марченко — широко известный в узких кругах бизнесмен со специфической репутацией. Изначально банк пылесосил рынок депозитов для того, чтобы финансировать бизнес-проекты своих собственников и их соратников. В основном это было строительство жилья и операции с земельными участками. Когда грянул кризис и недвижимость резко упала в цене, банк оказался на грани банкротства и прекратил выплаты по депозитам.

«Банк работал по стандартной схеме – собирал деньги физлиц и вкладывал в стройку, потом недвижимость заложили под кредиты рефинансирования», – вспоминает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Марченко и его партнерам в октябре 2008 года удалось договориться о получении в НБУ кредита рефинансирования почти на 1 млрд грн. Сумма баснословная на тот момент, особенно если учесть, что все активы банка «Киев» тогда едва превышали 4 млрд грн. По слухам, выбить такой «жирный» кредит на льготных условиях Николаю Марченко помог его старый товарищ и партнер Иван Плющ. При этом банкиру и его соратникам пришлось заложить в НБУ недвижимость, которая оценивалась намного дороже рыночной стоимости. Кроме того, банк умудрился внести в залог и собственные акции, которые уже тогда ничего не стоили. При этом НБУ и «Киев» оценили их в 770 млн грн.

bank_Kiev2

Но и это не спасло финучреждение. Все те же злые языки поговаривают, что откаты и процент за помощь в получении кредита были настолько велики, что вкладчикам и банку перепало немного. По крайней мере в начале 2009 года уже после получения рефинанса Марченко пытался привлечь на межбанке еще около 100 млн долл. якобы для дофинансирования строительных проектов, которые не были закончены.

Банкиров, желающих кредитовать «Киев» с его огромными долгами, на рынке не нашлось. Вкладчики так и не получили свои кровные, а город Киев остался без внушительных сумм денег, которые зависли в одноименном банке.

В итоге в феврале 2009 года в учреждение была введена временная администрация, а в июне того же года он был рекапитализирован государством. Минфин внес в его капитал 3,5 млрд грн.

Примечательно, что почти за шесть лет, пока банк находился под контролем государства, он смог вернуть НБУ из миллиардного рефинанса всего 194 млн грн. тела кредита и 66 млн грн. процентов. Деньги были перечислены Нацбанку в 2013 году.

bank_Kiev3

Несколько сот миллионов из полученных в процессе рекапитализации миллиардов были выплачены физлицам. Многие из них в 2009 году пролонгировали свои депозиты, когда узнали, что банк стал государственным. Но вот куда делись еще около 3 млрд госсредств, потраченных на рекапитализацию «Киева», остается загадкой. Вместе с рефинансом, который неоднократно лонгировался, исчезнувшая в банке госпомощь составляет порядка 4 млрд грн. Вот уже несколько лет поиском этих денег занимаются правоохранительные органы. В частности, СБУ. Но пока безрезультатно. В декабре 2011 года Николай Марченко был задержан сотрудниками СБУ по подозрению в выводе государственных денег за рубеж.

Теперь история повторяется, и банку уже при новых собственниках в лице Минфина снова требуется для восстановления платежеспособности примерно такая же сумма.

Однако ни Минфин, ни Нацбанк не спешат спасать это проблемное финучреждение или ликвидировать его, как того требует законодательство. По словам некоторых банкиров, причина бездействия чиновников – недвижимость, переданная Нацбанку в обеспечение кредита рефинансирования.

«За эту недвижимость вот уже несколько лет идет борьбы между несколькими киевскими бизнес-группами, чьи интересы лоббирует как Нацбанк, так и Минфин», – говорит один из столичных девелоперов.

Ну, а пока многочисленные жалобы вкладчиков в НБУ, Минфин и Фонд гарантирования вкладов остаются без ответа. Иногда чиновники присылают стандартные отписки. И хотя лежачих банков в стране хватает, но история с «Киевом» – особая, учитывая, что его собственник – государство.

«В этот банк давно пора было вводить временную администрацию. Однако НБУ не привык исполнять нормы закона, так как уверен в своей безнаказанности», – считает старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Более того, по словам наших источников, сам же НБУ и «положил» банк «Киев» по просьбе одной из противоборствующих сторон. В августе прошлого года регулятор в нарушение все того же банковского законодательства в принудительном порядке изъял деньги с корсчета этого финучреждения в размере около 50 млн грн. Это и добило «Киев», который и без того едва сводил концы с концами.

Особый цинизм заключается в том, что в прошлом году Нацбанк выдавал рефинансирование кому угодно – банкам олигархов, которые тут же банкротились, банкам «семьи» беглого Януковича, госбанкам страны-агрессора. Вот только «Киеву», подконтрольному Минфину, на поддержание долгосрочной ликвидности не было выдано ни копейки. Банк целенаправленно вели к банкротству с целью распродать заложенное имущество. Единственное, о чем не могут пока договориться чиновники и покупатели залогов, – цена и процедура их передачи.

После того как НБУ изъял почти все деньги с корсчета этого банка (50 млн грн.), оттуда через месяц уволился председатель правления и один из ключевых зампредов. Месяц назад сделала ноги и главный бухгалтер. Скорее всего, они просто не захотели участвовать в схеме по выводу активов.

Вот уже четыре месяца банк фактически обезглавлен. Минфин так и не смог или не захотел назначить туда новое руководство.

«Банком никто не занимается с лета прошлого года. Правильно было бы ввести временную администрацию – разделить хорошие и плохие активы. Хорошие можно было бы передать в Укргазбанк, а плохие, например, в Родовид. Этот вопрос можно было бы решить на уровне Министерства финансов на протяжении трех недель», – считает председатель правления Украинской межбанковской валютной биржи Анатолий Гулей.

Но, судя по всему, руководство Минфина и Нацбанка не заинтересованы в решении проблем вкладчиков и клиентов «Киева». По мнению одного из банкиров, НБУ не вмешивается в ситуацию, так как играет на понижение стоимости залогов. Если будет продавать Нацбанк – это одна цена, если Укргазбанк как правопреемник – цена будет другой. «Но выгоднее всего покупать у ликвидатора. Возможно, торги с потенциальным покупателем продолжаются», – уверен финансист. «Скорее всего, они ждут, когда собственник залогов, переданных под рефинансирование, переоформит их на кого-то другого», – полагает Ростислав Кравец.

Глава НБУ Валерия Гонтарева на письменные вопросы МинПрома не ответила. В свою очередь, в Минфине на письмо редакции ответили стандартной отпиской.

bank_Kiev4

Елена Курашина, Алексей Комаха, МинПром

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Відповідальність чиновників за завдану шкоду підприємцям

1.Притягнути чиновника до відповідальності за дії, що завдали шкоду суб’єкту підприємницької діяльності: наскільки це реально? Зокрема, що стосується кримінальної відповідальності?

Відповідно до статті 56 Конституції України «кожен має право на відшкодування за рахунок держави чи органів місцевого самоврядування матеріальної та моральної шкоди, завданої незаконними рішеннями, діями чи бездіяльністю органів державної влади, органів місцевого самоврядування, їх посадових і службових осіб при здійсненні ними своїх повноважень».

Загальні підстави відшкодування шкоди визначені Главою 82 Цивільного кодексу України.

Підстави та умови відшкодування шкоди органами влади незалежно від їх вини визначені статтями 1173-1175 Цивільного кодексу України (далі – ЦК України). Необхідно зазначити, що конкретні нормативні механізми відшкодування, як вже зазначалось, відсутні. У випадку, якщо орган влади приходить до висновку про необхідність виплати відшкодування, питання вирішуються шляхом прийняття індивідуальних актів.

В свою чергу, спеціальними нормативно правовими актами передбачена відповідальність органів державної влади за шкоду завдана їхніми неправомірними рішеннями, діями чи бездіяльністю.

Зокрема, п. 21.3. статті 21 Податкового кодексу України, шкода, завдана неправомірними діями посадових осіб контролюючих органів, підлягає відшкодуванню за рахунок коштів державного бюджету, передбачених таким контролюючим органам.

Стаття 20 Митного кодексу України визначає, що посадові особи та інші працівники органів доходів і зборів, які прийняли неправомірні рішення, вчинили неправомірні дії або допустили бездіяльність, у тому числі в особистих корисливих цілях або на користь третіх осіб, несуть кримінальну, адміністративну, дисциплінарну та іншу відповідальність відповідно до закону.

Шкода, заподіяна особам та їх майну неправомірними рішеннями, діями або бездіяльністю органів доходів і зборів або їх посадових осіб чи інших працівників при виконанні ними своїх службових (трудових) обов’язків, відшкодовується цими органами, організаціями у порядку, визначеному законом.

Чинним законодавством України також передбачена відповідальність за шкоду, завдану незаконними діями органів дізнання, попереднього слідства, прокуратури і суду: ст. 1176 ЦК України та Закон України «Про порядок відшкодування шкоди, завданої громадянинові незаконними діями органів дізнання, попереднього слідства, прокуратури і суду».

Зокрема, даними нормативними актами передбачено, що завдана громадянинові шкода відшкодовується в повному обсязі незалежно від вини посадових осіб органів дізнання, попереднього слідства, прокуратури і суду. Для того, щоб громадянин набув право на відшкодування шкоди, має бути засвідчений факт незаконності дій органів дізнання, попереднього слідства, прокурора або суду. Загалом чинне законодавство в цій сфері достатньо розвинуте, проте практика його застосування викликає багато запитань, оскільки в багатьох випадках уповноважені представники органів дізнання, попереднього слідства, прокуратури всіма доступними засобами намагаються примусити постраждалих відмовлятись від звернення за відшкодуванням з причин аналогічних тим, які зазначені у пункті 1.1 цього документу.

Крім того, Кримінальним кодексом України, передбачена низка так званих «службових злочинів»: зловживання владою або службовим становищем (ст. 364); перевищення влади або службових повноважень (ст. 365); службове підроблення (ст. 366); службова недбалість (ст. 367); одержання хабара (ст. 368); провокація хабара (ст. 370).

Незважаючи на низку норм законодавства щодо відповідальності посадових та службових осіб за шкоду завдану їхніми неправомірними рішеннями, діями чи бездіяльністю, реальне настання відповідних наслідків за такі дії є досить рідкісним явищем. Оскільки досить часто вищестоящі органи стають на бік своїх підлеглих при досудовому порядку відшкодування шкоди. Більш ефективним, на мій погляд, є звернення з вимогами про відшкодування шкоди саме у судовому порядку.

2. Які основні правопорушення чиновники чинять стосовно підприємців, прикриваючись при цьому виконанням своїх посадових обов’язків?

Щодня підприємець стикається з безліччю планових і позапланових перевірок багаточисленних контролюючих органів, різного роду приписами, актами, позовами, після чого складається враження, ніби-то, держава має намір не розвивати бізнес, а навпаки — відбити всяке бажання ним займатися. На підприємство навідуються різного роду перевіряючі до ста, а то і більше разів на рік, що унеможливлює нормальну роботу підприємств та їх зосередження на основному завданні бізнесу – надання кваліфікованих послуг, виконання якісної роботи чи створення конкурентного товару з метою одержання прибутку. Підприємці витрачають час, людські ресурси, зазнають збитків під час роботи контролюючих органів. Замість стабілізації і полегшення здійснення підприємницької діяльності цілі ревізійних органів зводяться до кількісного збільшення показників «виявлених порушень» та власного збагачення перевіряючих.

Такі часті перевірки призводять до втрати суб’єктами підприємницької діяльності не лише часу (в середньому 15% робочого часу керівники підприємств витрачають на спілкування з державними органами), але й завдають значних матеріальних втрат — штрафів або неофіційних платежів працівникам державних органів. Крім того, більшість із вищезазначених органів мають право призупинити роботу підприємства, що призводить до простою виробництва, а отже – до матеріальних збитків.

3. Чиновники яких держорганів найбільш проблемні у плані завдання шкоди підприємцям?

На даний час, суб’єкти господарювання найбільше потерпають від контролюючих органів, до яких можна віднести, зокрема, митні органи, органи Пенсійного фонду України, органи фондів загальнообов’язкового державного соціального страхування, податкові органи, органи, які здійснюють видачу дозволів, ліцензій тощо.

Найчастіше порушення прав підприємців відбувається під час здійснення перевірок з боку контролюючих органів. На сьогодні за даними Федерації роботодавців України близько 70 державних органів мають право здійснювати перевірку підприємств. Найчастіше це: Держслужба надзвичайних ситуацій, Служба гірничого нагляду та промислової безпеки, а також органи податкової служби, Санітарна та Ветеринарна служба, Пенсійний фонд, Держінспекція з питань праці, МВС, СБУ і прокуратура.

4. Які основні складнощі – і законодавчі, і правозастосовні, – притягнення чиновників до відповідальності? Які шляхи подолання цих складностей Ви бачите?

Сьогодні суб’єкти господарювання досить часто опиняються в ситуації, коли під час здійснення перевірок їхні права порушуються посадовими та службовими особами органів державного нагляду (контролю). Такі неправомірні дії завдають значних матеріальних збитків суб’єктам господарювання, а до відповідальності відповідні посадові особи практично ніколи не притягуються. Більш того, підприємцям досить складно добитися відшкодування збитків, завданих протиправними діями, оскільки не визначений механізм такого відшкодування.

Основними проблемами притягнення чиновників до відповідальності, є, перш за все відсутність законодавчо врегулюваного механізму.

На даний час, наприклад, Податковий кодекс України визначає, що збитки, завдані неправомірними діями посадових осіб контролюючих органів, мають відшкодовуватись за рахунок бюджетних коштів, передбачених таким контролюючим органом. Тому, якщо орган не передбачив такі гроші на наступний бюджетний рік, то господарюючий суб’єкт не отримає жодної компенсації. Крім того, в більшості випадків йдеться про відповідальність органу в цілому та відсутня персональна відповідальність конкретної посадової чи службової особи.

Вважаю, що з метою забезпечення прав підприємців необхідно на законодавчому рівні закріпити солідарну відповідальність органу та конкретної посадової чи службової особи такого органу, що в свою чергу дасть можливість особі, якій завдано шкоди обирати хто буде нести відповідальність, виходячи з наявних можливостей відшкодування шкоди.

Для зменшення випадків безпідставного завдання шкоди суб’єктам господарювання, вважаю, необхідно вчинити наступні дії.

1. Зменшити кількість контролюючих органів.

2. Мінімізувати контролюючі функції органів, зробивши акцент саме на регулятивній їх функції. Регуляторна функція державних органів – це не «вибивання» грошей, а контроль за дотриманням законодавства, попередження аварій тощо. Але саме ця функція часто не здійснюється. Причина – вони перевіряють підприємства безсистемно, в той час як у західних країнах запроваджено підхід, коли з перевіркою приходять лише до того, хто демонструє ознаки порушення законів, правил безпеки тощо. Необхідно змінити підхід до функціонування та мети діяльності контрольно-ревізійних органів. Вони повинні надавати консультації, а не карати, бути об’єктивними, а не прискіпливими.

3. Запровадження механізму уникнення дублювання повноважень органів державного нагляду і прямого втручання такого у діяльність суб’єкта господарювання. Зокрема, необхідно обмежити повноваження перевіряючих органів щодо застосування заходів обмеження підприємницької діяльності та можливості проводити перевірки. Одним із нововведень повинно стати правило проведення перевірки одночасно за участі всіх контролюючих структур протягом максимум кількох тижні не більше одного разу на рік за наступним механізмом: установа, яка ініціює перевірку повідомляє про це всі інші перевіряючи структури про це і спільно погоджують час проведення перевірки. Перевіряючи структури, які відмовились від участі у перевірці втрачають право проведення перевірки на рік.

4. Спрощення процедури оподаткування та звітності, які не повинні бути для підприємця постійною проблемою. Це зменшить кількість неналежно оформленої податкової звітності підприємств та кількість помилок в бухгалтерських документах. У свою чергу, спрощення процедури оподаткування призведе автоматично до зменшення кількості перевірок.

5. Наведіть, будь ласка, приклад (можна не один) стосовно спроб юристів (не обов’язково Ваших) притягнути чиновників до відповідальності за дії, що завдали шкоду завдали шкоду суб’єктам підприємницької діяльності.

Прикладом спроби вчинення дій щодо притягнення посадових осіб державних органів до відповідальність за неправомірні дії та бездіяльність можна, зокрема, зазначити подання старшим партнером нашої компанії Кравцем Р.Ю. заяви про вчинення головою Національного банку України Гонтаревою В.О. кримінального правопорушення, передбаченого ст. 364 Кримінального кодексу України — зловживання владою або службовим становищем. Такі дії, на нашу думку, виразилися завідомому та грубому ігноруванні конституційних засад здійснення державної політики у сфері грошово-валютного регулювання, чим фактично було вчинено вкрай невигідні дії для поповнення золотовалютного резерву України, не дивлячись на те, що найвищий закон держави, Конституція України, покладає на Національний банк України функцію збереження золотого запасу України.

Так, 05 серпня 2014 року, за даними офіційної сторінки Національного банку України у соціальній мережі НБУ ухвалив рішення вийти на міжбанківський ринок з двосторонніми котируваннями на рівні 11,93/12,26 гривень за долар США. Вперше, після довгої перерви — Національний банк України вийшов з пропозицією щодо продажу валюти. Інтервенція НБУ склала 69 мільйонів доларів. А вже 08 серпня 2014 року, як повідомив Національний банк України на своїй сторінці у соціальній мережі «У зв’язку з необхідністю заспокоїти ринок сьогодні Національний банк вдруге за поточний тиждень вийшов на міжбанківський валютний ринок з двосторонніми котируваннями 12,45-12,6грн. за дол. США та здійснив інтервенції з продажу в обсязі 31,45 млн. дол. США, а з купівлі – 35 млн. дол. США. Ринок закрився на рівні 12,4916».

Тобто, виходить, 05.08.2014 р. НБУ продавав іноземну валюту за курсом 12,26 гривень за долар США, а 08.08.2014 р. — купував за курсом 12,45 гривень за долар США.

Адвокат Кравець Р.Ю. звертався із вищезазначеною заявою про кримінальне правопорушення до прокуратури м. Києва кілька разів, проте слідчий відділ даного правоохоронного органу щоразу відмовляв у внесенні відомостей по даній заяві до Єдиного реєстру досудових розслідувань. Такі відмови оскаржувались у судовому порядку. Проте, слідчі судді також відмовляли у задоволенні скарг адвоката Кравця Р.Ю. І лише після кількох наполегливих спроб скарга щодо невнесення відомостей про вчинення Гонтаревою В.О. протиправних дій до ЄРДР таки була задоволена суддею. Було зобов’язано працівників слідчого відділу прокуратури м. Києва внести такі відомості до ЄРДР. На даний час, здійснюється досудове розслідування прокуратурою м. Києва щодо таких неправомірних дій Головою НБУ.

Юрист Адвокатської компанії «Кравець і партнери»
Я.В. Бабенко

Адвокатская компания Кравец и Партнеры