Архив метки: «хороший»

Рефинансирование – «хороший» бизнес?

Эксперт: НБУ возвращает не более 10% средств, которые выделяет проблемным банкам.

Неплатежеспособные банки на 1 октября 2015 года задолжали Нацбанку 52, 8 миллиарда гривен рефинансирования. Такие данные приведены в материалах НБУ для заседания парламентского комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности. Должниками являются 26 из 60 таких банков. Общая стоимость активов неплатежеспособных банков на 1 октября 2015 года — 371,66 миллиарда гривен, сказано в материалах. Причем львиная доля этих активов находится в залоге в Нацбанке за предоставленное рефинансирование. Раньше Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) сообщал, что эта часть — свыше 36%. На 1 сентября балансовая стоимость неплатежеспособных банков, по данным Фонда, достигла 331,4 миллиарда гривен (в том числе балансовая стоимость активов в залоге у НБУ — 119,6 миллиарда гривен). Интересная деталь: по данным ФГВФЛ, на начало августа заемщиками НБУ было только 25 неплатежеспособных банков с суммой долга 45,967 миллиарда гривен.

Может ли падение отдельных банков и невозвращение рефинансирования «банкротами» быть взаимосвязанным?

Старший партнер АК «Кравец і партнери» Ростислав Кравец рассказывает «Дню», что встречаются случаи неэффективного использования рефинансирования. «Из последних — «Финансы и кредит» не возвращал деньги вкладчикам и продолжал получать от НБУ рефинансирование… На это напрямую обращалось внимание НБУ. По моим оценкам, НБУ возвращает назад не более 10% рефинансирования, которое выделяется проблемным банкам», — объясняет он. Кравец добавляет, что в предоставленном ему ответе от 17 июля 2015 года Нацбанк сообщил, что общий размер задолженности украинских банков по кредитам рефинансирования на 15 июля составлял 115,284 миллиарда гривен, в том числе в банках с временной администрацией — 17,673 миллиарда гривен и 28, 35 миллиарда гривен в ликвидируемых. Ростислав Кравець добавляет, что тогда еще не было данных по таким «гигантам», как «Дельта», «Финансы и кредит». «Эти цифры свидетельствуют о неэффективном использовании средств рефинансирования. Кроме того, в Едином реестре судебных решений поданы судебные расследования стражей порядка по кражам рефинансирования отдельными банками», — говорит он. «День» сознательно не называет упомянутый Кравцом банк, учитывая возможный резонанс для системы. Чтобы проверить информацию мы обратились в пресс-службу НБУ с просьбой прокомментировать озвученную Кравцом информацию. На момент сдачи номера ответа не поступило. Если получим — обязательно сообщим.

В начале этого года председатель НБУ Валерия Гонтарева в одной из интервью так рассказывала о контроле за выданными кредитами: «Контроль не просто жесткий. В каждом банке, который получил стабилизационный кредит (это не имеет отношения к кредитам под залог ОВГЗ), а также в банках, где есть российский капитал, находятся кураторы от НБУ. Их 50 человек. Задача куратора, если мы выдали рефинансирование, жестко контролировать использование денег». Очень бы хотелось услышать о результатах такого контроля от руководства Нацбанка.

Между тем в профильном комитете обращают внимание регулятора и стражей порядка на еще одну важную проблему — привлечение к реальной ответственности владельцев и топ-менеджеров, которые сознательно наносили вред финучреждениям. После встречи с председателем НБУ на заседании парламентского комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности, его председатель Сергей Рыбалка сообщил «Дню», что его неприятно поразила презентованная статистика. Он объяснил, что Нацбанком поданы в правоохранительные органы заявления на открытие уголовных производств на сумму 132,7 миллиарда гривен, а реально объявлено лишь 7 (!) подозрений. «Почему нет подозрений? Потому что какой-то «товарищ» в прокуратуре берет деньги, чтобы эти дела не расшатывать», — допускает народный депутат. В розданных НБУ материалах в рамках заседания парламентского комитета также сказано, что правоохранительным органам подано 2149 соответствующих заявлений. Так, 250 заявлений против владельцев и топ-менеджеров банков, которые «упали», на сумму 103,96 миллиарда гривен, 139 — на служащих банка (8,42 миллиарда гривен), клиентов — 1491 (13,14 миллиарда), 269 — касаются других лиц.

Ростислав Кравец говорит, что рефинансирование — неплохой инструмент. Но НБУ, по его мнению, из-за несовершенства в контроле «дает возможность акционерам выводить на подконтрольные им структуры средства».

Какая вероятность, что на рефинансировании могут зарабатывать нечестные чиновники? Мы поинтересовались этим также у Сергея Рыбалка. «В сфере рефинансирования возможны злоупотребления, но, чтобы опровергнуть или доказать это, нужно возглавить Генпрокуратуру и НБУ, чтобы получить доступ к соответствующей информации. Сейчас у нас ее нет», — объяснил он.

«День» послал запрос председателю Нацбанка: какие реальные объемы задолженности по возвращению выданного рефинансирования неплатежеспособным банкам, кто является основными должниками, и обнаруживал ли НБУ нецелевое использование предоставленных банкам средств. Мы ждем ответа!

Наталья БИЛОУСОВА, «День»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры