Архив метки: ФБР

Підконтрольне США НАБУ може поки не показувати конфіденційний меморандум з ФБР

Шостий апеляційний адмінсуд за скаргою НАБУ скасував рішення, яким відомство зобов’язували надати громадській організації копії Меморандумів про взаєморозуміння  з ФБР США.

Про це повідомляє «Судовий репортер» з посиланням на постанову від 13 березня.

Із запитом на копії меморандумів у 2017 році звернулася  громадська організація «Правова держава», яку очолює адвокат Ростислав Кравець.

Листом аташе з правових питань ФБР Посольства США в Україні  від 28.02.2018 року Національне бюро поінформовано, що будь-які публічні  заяви щодо змісту меморандумів можуть здійснюватися лише за погодженням з обома  органами – НАБУ та ФБР.

НАБУ, посилаючись на конфіденційність, надало ГО копії з назвою документу, підписом уповноваженої особи НАБУ та датою підписання. А решта аркушів були пустими. Громадська організація поскаржилась на бездіяльність і 23 листопада 2018 позов було частково задоволено.

Суд першої інстанції зробив висновок, що є зобов’язання щодо нерозголошення конфіденційної інформації про існування Меморандуму, а не конфіденційності тексту, встановлено  обмеження у розголошенні інформації, отриманої в результаті обміну інформацією згідно з цим Меморандумом, але не встановлено жодного обмеження на розповсюдження тексту у випадку поширення інформації про існування. Тим більше, що НАБУ повідомило про підписання меморандумів в себе на сайті.

Однак апеляційний суд вважає, що НАБУ правильно надало відповідь на запит, оскільки саме зміст документа є конфіденційним, а судом першої інстанції порушено норми матеріального права, що призвело до помилкового вирішення справи. У підсумку рішення першої інстанції було скасовано і у позові про надання копій меморандумів повністю відмовлено.

При цьому апеляційний суд не врахував, що суб’єкт владних повноважень немає повноважень встановлювати конфіденційність документу.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Секреты на экспорт: НАБУ обязали опубликовать Меморандум с американским ФБР

Национальное антикоррупционное бюро обязали опубликовать полный текст своего соглашения о сотрудничестве (Меморандума) с Федеральным бюро расследований США, подписанного 29 июня 2016 года. Соответствующее решение в конце прошлой недели принял Окружной административный суд г. Киева.

Об этом UBR.ua сообщил председатель гражданского объединения «Правовое государство», адвокат Ростислав Кравец, по иску которого принималось решение о раскрытии информации.

История начиналась с двух информационных запросов в адрес НАБУ. Первый был отправлен еще в 2016 году, а второй — 21 декабря 2017 года. Однако в обоих случаях в Антикоррупционном бюро отказали в предоставлении информации, сославшись на закрытость этих сведений для общественности. Так как они были составлены «в интересах двух правоохранительных органов». В официальном ответе нашего НАБУ по запросу ГО «Правовое государство» было указано, что разглашение текста Меморандума негативно скажется на отношениях НАБУ и ФБР.

СБУ и ФБР схватили африканских мошенников, укравших через украинские банки деньги американцев

«В ходе дальнейшего исследования и рассмотрения в суде стало очевидно, что на Меморандум двух правоохранительных структур не распространяется гриф секретности. И что банальные отписки — это просто нежелание нашего НАБУ предавать огласке информацию, которая может и должна быть известна обществу. Люди имеют право знать, какую информацию о них экспортирует за границу украинское Антикоррупционное бюро. Такие вещи нельзя скрывать. Если правоохранители будут оспаривать это решение, будет идти до конца — до Верховного суда», — подчеркнул UBR.ua Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

«Отобрали преданных, а требуют как с умных». Кого взяли в украинское ФБР

Госбюро расследований избрало следователей теруправлений, другой персонал и формально готово к запуску. Но участники, не прошедшие горнило тестов и собеседований, говорят о нарушениях и странном подходе комиссий к кандидатам — им попросту не объяснили причины отказа.

«Вести» разобрались в том, как выбирали следователей для «украинского ФБР» — нового органа, который заберет колоссальные полномочия у прокуратуры и полиции. А, судя по набору полномочий, орган будет весьма ресурсным: ГБР будет заниматься предотвращением и раскрытием преступлений — от терроризма и особо тяжелых, связанных с насилием, до военных преступлений. А в сфере его внимания будут все ответственные чиновники — от президентов и депутатов до руководства ГБР, СБУ, САП, НБУ, судей и прокуроров.

На низком старте

Обещание начать работу ГБР в ноябре Роман Труба, глава ведомства, дал еще в конце сентября, находясь с визитом в Страсбурге. «Мы начнем работу с нынче существующими ресурсами, без помещения, оперативных подразделений и руководящего звена, — заявил тогда Труба. — Это произойдет в ноябре сразу после назначения на должности следователей теруправлений». Тогда глава ГБР назвал другие шаги, нужные для запуска: завершение конкурса на 27 руководящих должностей (конфликт по линии «Труба — заместители» по назначению этих ключевых руководителей имел место еще летом, с тех пор вакансии не заполнены), принятие изменений в законодательство, формирование следственных управлений и получение помещения, «отвечающего требованиям правоохранительных органов». В регионах, по сути, ГБР готова к запуску — пресс-служба сообщает, что и. о. директоров уже назначены, руководители структурных подразделений определены и уже прошли тестирование на детекторе лжи. 13 июня ГБР передали здание в центре Киева из ведения Минрегионразвития (адрес: ул. Симона Петлюры, 15). А на днях завершился конкурс на должность следователей и он был поистине беспрецедентным: на 455 вакансий (следователи, служащие ГБР) в теруправления в конкурсную комиссию №2 подали более 10 тыс. пакетов документов. «Это, очевидно, самый масштабный конкурс в истории Украины», — высказался об объемах глава комиссии №2 Олег Шрам. Конкурс состоял из четырех элементов: тестирование на знание законодательства, практические задания, проверка на полиграфе и собеседование. Каждый из этапов был допуском к следующему, однако уже на этапе очередности к организации конкурса возникли вопросы.

Что не так с конкурсом

Из претензий кандидатов, не прошедших по конкурсу, можно составить объемный буклет. Во-первых, комиссия якобы продолжала принимать документы кандидатов даже после окончания отведенного срока. Во-вторых, первая часть тестирования — на знание законов — была, по словам участников, не анонимной. «Подхожу к компьютеру, на котором уже написана моя фамилия и определены вопросы. То есть я не выбирал вслепую логин и пароль, система его не генерировала, а место и вопрос для кандидата были определены наперед», — утверждает в своем «Фейсбуке» адвокат Иван Цебрий, который подавал кандидатуру сразу на несколько должностей. Еще один кандидат, харьковчанин Игорь Литвиненко рассказал, что изначально комиссии проголосовали за проведение тестов в здании Академии прокуратуры (ради обеспечения их анонимности). «В нашем случае тесты перенесли в харьковский сервисный центр МВД. Мы заходили, каждый показывал паспорт — и по фамилии его подводили к конкретному компьютеру. Видимо, это также нарушение», — рассказал «Вестям» кандидат. Кстати, Литвиненко подавал документы сразу на 145 должностей во все семь теруправлений — правила это разрешали. Но, не пройдя отсев на этапе собеседования, он намерен оспорить решение комиссии апелляцией в суд.

Нарушения конкурсанты усматривают и в переносе этапа с полиграфом на четвертую позицию (не до собеседования, а после), и в подсчете баллов. «Некоторые участники набрали 98,99 или даже 100 баллов из 100 возможных. Некоторые решали задачи за 5–10 минут. То есть для того, чтобы прочесть условия задачи, подумать и предоставить ответ у них ушло менее минуты, — утверждает Цебрий. — Однако количество набранных баллов не является определяющим моментом. У комиссии свои оценки и внутренние убеждения. Теоретически кандидат, который набрал 63 балла, после собеседования может быть рекомендован на должность. И наоборот. Кандидат, набравший 100 баллов из 100 возможных, после собеседования может не быть рекомендован». В состав самой комиссии должны были входить пять членов. «Но меня собеседовали три члена, да и не только меня — редко когда с кандидатом беседовали четыре члена комиссии, — рассказал Литвиненко. — Но каждый из них должен был выставлять нам баллы, из чего формировался наш рейтинг. Интересно, как они это делали. К тому же, судя по видеозаписям, те кандидаты, которые прошли собеседование, часто не могли двух слов связать, не могли ответить, зачем им работа в ГБР».

«Назначают согласованных»

Финальные нарушения, усмотренные кандидатами, — несоблюдение квот (изначально в состав ГБР должны были пройти не более 19% следователей полиции и других правоохранительных органов, не более 31% прокурорских следователей, а остальные 50% отводились юристам, адвокатам и спецам, никогда не работавшим в госструктурах) и нарушение при публикации финального протокола. Вместо того чтобы показать все результаты каждого конкурсанта, в ГБР вывесили лишь победителей. «Главная претензия в том, что кандидатам не пояснили, как комиссия определяла победителей и на основании чего отказывала другим участникам. То есть комиссия в этом случае (а аналогично действовала ранее Высшая квалифкомиссия, отбиравшая судей в Верховный суд) явно ссылается на свои дискреционные полномочия, что уже перешло в разряд самоуправства, — сказал «Вестям» старший партнер компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец. — Фактически назначают тех, кто ранее уже согласован в высоких кабинетах, в юридических кругах об этом уже анекдот ходит: «отобрали преданных, а требуют как с умных».

«Вести» поговорили еще с несколькими кандидатами, как прошедшими по конкурсу, так и «провалившими» участие. Все они отметили, что главный его элемент — собеседование. «На нем определялось, условно, нужен кандидат ГБР или нет. Субъективные выводы таковы: к тем, кто комиссию не интересовал изначально, ее члены относились прохладно и беседу завершали очень быстро», — анонимно сказал «Вестям» один из кандидатов. «ГБР повторит проблему САП и НАБУ, которые могут лишь предъявлять подозрение, запугивать судей и брать людей под стражу», — прогнозирует Кравец.

Наблюдали европейцы

«Вести» обратились за комментарием к самому ГБР. На наши вопросы ответил глава конкурсной комиссии №2 Олег Шрам (проводил конкурс на 455 должностей во все семь теруправлений). Во-первых, он рассказал нам, что перед проведением конкурса, когда встал вопрос организации компьютерных тестов без возможности внешнего влияния, ГБР обращалась к Нацакадемии прокуратуры, Минобразованию и Главному сервисному центру МВД. «Именно Главный сервисный центр МВД подтвердил, что имеет сеть с сертификатом КСЗИ (комплексной системы защиты информации), защищенной от внешнего влияния и генерирующей вопросы в случайном порядке. Кандидат проходил регистрацию, после чего садился за компьютер, нажимал «старт», и в этот момент система в случайном порядке генерировала для него вопросы», — пояснил Шрам «Вестям».

Также, по его словам, все кандидаты имели возможность оспорить результаты, но никто этого не сделал. Более того, наблюдателем на всех этапах отбора, по его словам, была Консультативная миссия ЕС. Во-вторых, по словам Олега Шрама, тесты предоставлялись Советом Европы, и все вопросы изначально были размещены на сайте (т. е. каждый мог подготовиться). «Тестирование прошли 2700 кандидатов. Были такие, кто садился за компьютеры и быстро уходил — такие ситуации происходят и во время экзаменов в вузах. Возможно, человек понимал, что не знает ответов или отвечал наугад, — предположил глава комиссии №2. — А вот были ли эти ответы правильными — другой вопрос», — говорит Шрам. В-третьих, отметил он, претензии в части наличия у кандидатов высоких баллов на ранних этапах конкурса несостоятельны, поскольку результаты этапов не суммируются. «Результаты тестов лишь дают понимание, что человек знает законодательство. При этом не исключаем, что на определенные вопросы кто-то мог дать правильный ответ случайно, — заключил глава комиссии. — Тестирование одинаково проходили как кандидаты на должности госслужащих (кадровики, бухгалтера), так и на должности следователей. И высокий показатель правильных ответов не означает, что именно этот кандидат — лучший. Именно во время собеседований можно определить навыки, опыт, задать вопросы по декларациям и личным связям человека». Шрам напомнил, что члены комиссии определяли победителей путем голосования и с учетом всех показателей. «Это не наша инновация, по такому же принципу проходят и конкурсы у наших коллег из НАБУ, — напомнил чиновник «Вестям». — Также все победители обязаны пройти психофизиологическое исследование с применением полиграфа, а если это касается должностей следователей — спецпроверку органами госвласти. Лишь тогда руководитель органа примет решение о назначении на должность».

Тарас Козуб, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинское ФБР: «Ненадежный» Труба, или Кому доверят расследовать самые ресурсные дела

Избрание руководителя для Госбюро расследований (ГБР) вышло на финишную прямую: специальная комиссия 9 голосами выбрала главой «украинского ФБР» экс-прокурора Романа Трубу. Его первым замом стала Ольга Варченко, заместителем – Александр Буряк. Теперь дело за малым – президент должен назначить всех троих.

«Вести» узнали, что у всех победителей весьма непростые биографии, а полномочия по следствию, которые ГПУ должна передать новосозданному органу, пока останутся у прокуроров.

Какие дела заберет «украинское ФБР»

Новый орган будет вести все расследования по выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений, совершенных экс-президентом, членами правительства, высшего руководства госорганов, депутатами и главой Рады. В его ведении оказываются и главы ГПУ, НАБУ, САП и НАПК, секретарь Совбеза, таможенники, пенитенциарная служба и налоговики, а также спецслужбы, начиная с СБУ.

По закону, 20 ноября должна произойти передача ГБР функций следствия – кроме старых дел, возбужденных ранее (процесс прописан в переходных положениях нового УПК). Всего этих дел, по оценке главы ГПУ Юрия Луценко, около 35 тысяч: 15 тысяч ГПУ должна передать в подследственность НАБУ (речь о делах против высокопоставленных чиновников категории «А», начатых до создания НАБУ – то есть как дела в отношении окружения экс-президента Виктора Януковича, так и более древние дела времен Виктора Ющенко, и даже Леонида Кучмы – например, резонансное «дело Лазаренко»).

«В этой части подследственность НАБУ будет пересекаться с ГБР: следствие высшей категории будет вести ГБР относительно прокуроров, судей, глав правоохранительных органов. Вообще, там должностные лица разделены на две вертикали: президентскую и исполнительную власть (премьер-министр)», – пояснил «Вестям» теперь уже экс-кандидат на должность ГБР, генерал-майор СБУ Василий Вовк.

«Тут важны не только субъекты расследования, но и статьи: например, коррупционные дела останутся в НАБУ, а все остальные дела отойдут ГБР: четкая подследственность – что и кому достанется – будет еще выписываться в Уголовно-процессуальном кодексе, – добавил юрист Ростислав Кравец. – Резонансные дела, например, относительно Майдана и «большое дело Януковича», также перейдут в ГБР – но это явно не произойдет на нынешнем этапе».

Вовк и вовсе считает, что новая структура не сможет расследовать резонансные дела. «Государство убило следствие и следственную составляющую. В СБУ была отработана методология расследования таких преступлений, у нее был некоторый опыт по этому вопросу: например, преступления против Майдана могли быть расследованы за 3-6 месяцев. Сейчас они расследуются уже 3 года. ГПУ будет рада их отдать. А если ГБР примет – она их попросту похоронит», – заключил Вовк.

Зарплаты в 20-40 тысяч

Также показательно, что части полномочий лишится МВД – Нацполиции останутся лишь «общеуголовные» преступления (нападения, убийства, телесные повреждения и т.п.) – причем, что любопытно, ГБР заберет у Нацполиции ряд следствий против чиновников. «И это не только высшие должностные лица – вертикаль расписана аж до глав обладминистраций и их замов», – уточнил Вовк. А за СБУ останутся лишь преступления против территориальной целостности, нацбезопасности Украины, а также расследование террористических, диверсионных актов и измены родине.

По закону, Труба обязан будет подготовить стратегическую программу деятельности ГБР на 5 лет в течение 30 дней после своего назначения. «Само по себе избрание руководства ГБР ни расстановку сил, ни ситуацию в целом не поменяет – ГБР по закону должен перебрать на себя почти все следственные функции ГПУ, но сделать это в короткие сроки почти нереально, – отмечает нардеп Мустафа Найем. – Дело в том, что ГБР – это не просто еще один орган власти, а огромный институт с территориальными органами, спецподразделениями, своими учебными заведениями и даже научно-исследовательскими учреждениями».

По словам депутатов, в ГБР будет порядка 1,5 тыс. сотрудников, в том числе следственные, оперативные подразделения (их работников будут набирать по отдельному конкурсу). Порядок зарплат закладывался еще в 2015-м, потому может быть подкорректирован: сейчас прописаны суммы в 40-44 тыс. грн для главы бюро, для следователя – от 22 до 23 тыс.

«А теперь вспомните, сколько проблем было в адаптации НАПК: то сайт е-деклараций не работает, то «глючит» в момент авторизации. Адаптационный, переходный, период для ГБР займет как минимум полгода, а реально – год и больше, и то, если постараются засучить рукава»,
– рассказал «Вестям» член «правоохранительного» комитета Рады Владимир Мисик.

Найем и вовсе отодвигает дату полноценного запуска до двух лет (то есть ГБР заработает «на полную» аккурат к президентской кампании в 2019-м). «В течение всего этого времени функции следствия по-прежнему будет выполнять Генеральная прокуратура», – пояснил нардеп.

Кто пришел

По данным «Вестей», примерно до 10 ноября в фаворитах у Банковой ходил кандидат Алексей Горащенков – это замглавы Главного департамента стратпланирования и оперативного обеспечения АП. Однако его, по выражению собеседников «Вестей» на Банковой, было решено «технично слить» – не без участия «еврооптимистов» Найема и Лещенко (имеется в виду выступление Анны Соломатиной, бывшей чиновницы из НАПК, которая обвинила Горащенкова в курировании работы органа со стороны АП).

И так определились новые победители. Их личности парадоксальны. Роман Труба – экс-начальник управления по расследованию особо важных дел ГСУ ГПУ. Последние два года трудился в юркомпании «Сектор права». Но до этого Труба работал прокурором Пустомытовского района Львовской области (после – замначальника следственного отдела следственного управления области). Считается, что в Киев его после победы Майдана привел генпрокурор Олег Махницкий – однако после назначения главой ГПУ Виктора Шокина он был понижен в должности (и вскоре уволился).

Первым замом стала Ольга Варченко, начуправления Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики. Эту «фракцию» ГПУ в кулуарах власти называют «департаментом Кононенко-Грановского» за близость к ближайшему соратнику (и сослуживцу) президента, депутату Игорю Кононенко. Впрочем, на этом ее «послужной список» не заканчивается: на сайте «Прокурорская правда», к примеру, упоминается роль Варченко в скандалах с отжимом квартир/автомобилей.

Должность заместителя главы ГБР досталась Александру Буряку, который работал замглавы прокуратуры Киева (и, по сути, считается членом команды Виктора Шокина). «Никакая Труба не «темная лошадка» – итог голосования не стал сюрпризом ни для кого, мы знали обо всем за два дня до подведения итогов, – сказал «Вестям» Василий Вовк. – Все было определено кураторами со стороны власти – есть все признаки этого: смысл в том, чтобы руководство службы, которая, может, еще и не заработает, было «ручным» и могло контролироваться».

По словам генерал-майора СБУ, часть кандидатов, отсеянных конкурсной комиссией раньше, подала в суд с целью отменить результаты конкурса. «Суд будет в ближайшее время, и я готов дать свои показания», – предупредил Вовк.

По распределению обязанностей, первый замглавы ГБР должен контролировать следствие (то есть значение должности Варченко в ГБР очевидно – она будет едва ли не главнее самого Трубы). Буряк же будет контролировать оперативную работу: у органа будут свои оперативные подразделения для расследований.

«Теперь есть вопрос – заработает ли ГБР или будет «бумажным тигром». Судя по тому, что делают на Резницкой, – заработает: с 20-х чисел в ГПУ начинается переоформление следственных подразделений для работы в ГБР, и сама структура создается на базе генпрокурорских», – сказал «Вестям» источник, близкий к фракции БПП.

Человек Пашинского

По данным ряда СМИ, Роман Труба является человеком Александра Турчинова. Эксперт Реанимационного пакета реформ Александр Леменов прямо заявил, что именно секретарь Совбеза согласовывал кандидатуру с президентом («Турчинов заверил, что это будет паритетная фигура», – сказал Леменов «Украинской правде»).

Впрочем, по данным известного журналиста-расследователя, экс-члена Консультационного совета при ГПУ Владимира Бойко, Труба близок не совсем к секретарю Совбеза. «Это креатура не Турчинова, хоть именно Турчинов дал Порошенко гарантии лояльности Трубы, а Пашинского (сейчас один из наиболее ресурсных «фронтовиков», глава комитета Рады по нацбезопасности и обороне. – Авт.) После бегства Януковича Турчинов стал и.о. президента, а Пашинский возглавил при нем Администрацию президента, добившись назначения начальником Главного следственного управления ГПУ своего кума, Игоря Щербины», – пояснил Бойко.

По его данным, у Пашинского и Щербины весьма давняя история взаимоотношений: на должности замглавы Ощадбанка (в 1999-2000 годах) Пашинский был арестован, якобы, за кражу $ 4 млн и 1,7 млн грн. «Но вскоре вышел на волю, поскольку дело расследовал следователь Щербина, – уточняет расследователь. – А уже Щербина подтянул в Киев и при помощи Пашинского устроил на должность начуправления по расследованию особо важных дел ГПУ прокурора Пустомытовского района Львовской области Трубу».

Отголоском можно считать информацию о том, что новоизбранный глава ГБР может оказаться кумом Пашинского, озвученную нардепом Бориславом Березой. «Выяснилось, что это кум Пашинского. Кто-то понимает, какое теперь начнется рубилово между НАБУ, НАПК и ГБР?» – написал он в фейсбуке.

Сам Пашинский, впрочем, вскоре опроверг информацию о родственных связях. «С удивлением узнал, что Роман Труба – мой кум. Разочаровался. И должен вас разочаровать – это не так… Тот, кто это запускает, видимо, имел планы на конкурс главы ГБР и теперь, наверное, очень разочарован и играется в «дискредитацию» нового главы ГБР, обвиняя в связях с политиками», – ответил Пашинский также в своем блоге.

«Супервысокий риск»

Любопытно, что ситуация с ГБР напоминает назначение главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры. «Тогда было два фаворита – Виталий Касько и Роман Говда. В результате победил никому неизвестный Холодницкий – вот и с ГБР то же самое: известно, что в ГПУ его привел Махницкий, а ушел он при Шокине, – отметила экс-пресс-секретарь прокурора Киева, сейчас политический аналитик Алена Яхно. – Примечательно, что Роман Труба даже не мечтал возглавить ГБР. Пределом его амбиций была должность заместителя. Но, как часто бывает, в конкурсах побеждает не сильнейший, а компромиссный».

Действительно, из конкурсных заявок следует, что Труба подавался лишь на «замглавы ГБР».

Более того, в результатах тестов на благонадежность, проведенных 23 декабря 2016 года, напротив фамилии Трубы значится «ненадежное лицо (супервысокий риск)».

Другие результаты, впрочем, весьма обнадеживающие – из 100 возможных баллов на знание законодательства Труба набрал 92 (Ольга Варченко, к примеру, показала лишь 88 баллов, а Горащенков, которого считали фаворитом ранее, – всего 69). Кстати, напротив той же Варченко также значится пометка «ненадежное лицо» с трогательной припиской «Израиль, США и др. страны не допускают к собеседованию при таком результате», а замглавы ведомства Александр Буряк удостоился простой отметки «высокая степень риска».

С чем связаны риски относительно Трубы, предположить несложно. Он чудом избежал люстрации (вот цитата из предписания под его авторством за неделю до расстрелов на Майдане: «Нарушители обязаны выполнить условия закона и прекратить очевидные преступления») – то есть по любым критериям вполне подпадал под действие закона об очищении власти.

В декабре 2013-го, кстати, Труба вел дела львовских активистов Евромайдана, в частности, за поддержку «общественниками» акций протеста ходатайствовал о «личном обязательстве».

Его бывшим подчиненным, к слову, повезло меньше. Один из его прокуроров таки был люстрирован – речь об Олеге Шмакове (на момент увольнения – прокуратура Комсомольска Полтавской области), другой его бывший коллега, Святослав Проць, также был люстрирован, но смог восстановиться через суд (а, судя по реестру судебных решений, еще и получил порядка 60 тыс. грн компенсации) и сегодня работает в прокуратуре Львовской области.

Тарас Козуб, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры