Архив метки: Ростислав

Как не попасть при покупке турпоездки | Адвокат Ростислав Кравец

На что обратить внимание при покупке турпоездки и заключении договора с турагентом или туроператором.

Если видео будет для вас полезным, не забывайте подписаться на канал, поставить лайк и поделиться ссылкой со своими друзьями.

✔ Запись на консультацию: https://wa.me/380442296950 или info@knpartners.com.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Раздел имущества супругов | Адвокат Ростислав Кравец

Видео посвящено вопросам раздела имущества супругов как в судебном так и в досудебном порядке. Если видео будет для вас полезным, не забывайте поставить лайк и поделиться ссылкой со своими друзьями.

Хотите быть в курсе важных изменений в законодательстве Украины? Подписывайтесь на канал и приглашайте друзей.

Немного о праве от Ростислава Кравца

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банкротство физических лиц в Украине | Адвокат Ростислав Кравец

Видео посвящено процедуре банкротства физических лиц в Украине. Исходя из противоречивых норм Кодекса, на практике, реструктуризация мало вероятна, а кроме того лица не освобождаются от долгов, даже после прохождения процедуры.

Если видео будет для вас полезным, не забывайте поставить лайк и поделиться ссылкой со своими друзьями.

Немного о праве от Ростислава Кравца

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ростислав Кравец: новая версия антиотмывочного закона только упростит схемы, по которым прессуется бизнес

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» о том, каких изменений следует ожидать после принятия закона о предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и распространения оружия массового поражения (№ 9417).

Фото: Илья Литвиненко

Итак, Верховная Рада готова рассмотреть проект новой редакции закона об отмывании грязных денег. Недостаточная усердность нашей страны в антиотмыве может стать еще одним поводом для недовольства кредиторов, а значит, затормозить получение очередного транша от МВФ и макрофинансовой помощи Евросоюза. Подобные проволочки в год пиковых выплат по внешним долгам могут быть очень опасны. А потому Минфин сделал все, чтобы претензий к нашей стране со стороны кредиторов было как можно меньше. Новый антиотмывочный законопроект разрабатывался в тесной связке с международными экспертами в рамках проекта USAID «Трансформация финансового сектора в Украине». В своих выводах по результатам этой работы агентство отметило, что при доработке законопроекта Минфин приложил «значительные усилия, чтобы гармонизировать его с требованиями ключевых международных стандартов в сфере противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма». А значит, антиотмывочный законопроект Украина может смело добавить в список выполненных «домашних заданий». Но означает ли это, что прописанные в документе нормы приживутся в отечественных реалиях? И какие риски несет в себе будущий закон?

«ВД» Ростислав, новая редакция антиотмывочного закона очень позитивно воспринята иностранными экспертами. А вот наши правоведы, успевшие ознакомиться с текстом, говорят, что будущий закон таит в себе массу неприятных для бизнеса моментов. Почему?

Р.К. Усиление борьбы с отмыванием грязных денег — это мировой тренд: чем явственней становится угроза терактов, тем глубже государство хочет контролировать в том числе и бизнес-процессы. Европа и США ужесточают свои национальные законодательства, дабы перекрыть возможность легализации преступных доходов и каналы финансирования терроризма. И их желание подогнать под эти стандарты и национальные законодательства других стран вполне объяснимо.

Но нам нужно учитывать, что введению жесткого контроля над финансовыми потоками в развитых странах предшествовало внедрение эффективной защиты права собственности. И это очень важно. В наших реалиях расширение полномочий любого контролирующего органа, а законопроект как раз и призван решить эту задачу, будет означать только одно — новый виток коррупции. Вот простой пример. Могут ли в Европе силовые органы стать инструментом решения бизнес-проблем, ликвидации неудобных конкурентов? Вряд ли. У нас это, к сожалению, распространенное явление.

«ВД» Для того чтобы обвинить компанию или человека в финансировании терроризма или отмывании преступных денег, нужно очень постараться…

Р.К. В том-то и дело, что при наличии связки «силовики — суд» особо и стараться не нужно. Типичная схема проворачивается примерно так: получив «заказ» на предприятие, которое ведет активную внешнеэкономическую деятельность, силовики запрашивают у своих иностранных коллег информацию по его контрагентам, о сотрудничестве с лицами, которые входят в черные списки и т. д. И получив стандартный ответ вроде «информация проверяется», идут с ним в суд. Судьи, в свою очередь, на основании пояснения наших силовиков, что, мол, у правоохранительных органов другого государства возникли вопросы к деятельности означенного предприятия, выносят решение о замораживании счетов «до выяснения обстоятельств».

Уже одно это может похоронить предприятие в два счета. Поскольку, несмотря на отсутствие доступа субъекта хозяйствования к своим счетам, та же налоговая начисляет пеню за несвоевременную уплату налогов, Гоструда накладывает штрафы на невыплату зарплат сотрудникам. Оговоренное в процессуальном кодексе «разумное время» проведения расследования можно трактовать как угодно. А в свете того, что украинские суды парализованы из-за нехватки судей, сами уголовные дела могут рассматриваться годами.

Теперь же «решать вопросы» можно будет еще и с помощью финразведки. И это будет еще проще, чем привлекать силовиков. В свое время всесильный орган пытались сделать из НАБУ. Теперь неограниченными возможностями пытаются наделить финмониторинг.

«ВД» Поясните, пожалуйста.

Р.К. Возьмем хотя бы новую норму, позволяющую финмониторингу заморозить активы на основании всего лишь подозрения в том, что такие активы связаны с финансированием терроризма. Например, вы хотите забрать свои деньги из банка, а у финмониторинга вдруг возникли подозрения, что за счет этих средств финансировались террористы. В результате ваши деньги заморожены на любой срок. При этом финразведке даже не придется особо стараться, чтобы объяснить, на каком основании возникли такие подозрения. Конечно, есть определенные сроки, на которые активы можно заморозить. Но их всегда можно продлить, имитировать бурную деятельность в виде запросов и т. д. И самое неприятное, что за это никто не несет ответственности.

К слову, ссориться с финразведкой банкам будет очень опасно. Потому что вопросы могут возникнуть и к самому банку, который из-за ненадлежащего мониторинга допустил проведение сомнительных с точки зрения антиотмывочного законодательства операций. Цена вопроса — до 170 млн грн, это максимальная сумма штрафов, предусмотренных для банка.

Еще одну возможность легко отобрать бизнес открывают предлагаемые изменения в Процессуальный кодекс. А именно: решение суда относительно предоставления доступа к активам, связанным с терроризмом и его финансированием или легализацией преступных доходов, исполняется немедленно. Например, у вас есть предприятие, которое понравилось тому, кто имеет выходы на финразведку. Рейдеру достаточно уведомить о своих подозрениях, что завод или гостиница, или иной другой объект используется для отмывания средств. И дальше все происходит молниеносно — арест, изъятие, передача Агентству по розыску и менеджменту активов.

Отдельные вопросы можно будет решать и через НАБУ.

«ВД» акие дополнительные полномочия появляются у НАБУ?

Р.К. Антикоррупционное бюро сможет получать сведения, содержащие банковскую тайну, без решения суда. Исходя из этого очевидно, что закон писался не в Украине, за основу брались иностранные практики без адаптации к нашим реалиям. Но результат — бизнес лишают остатков прав.

«ВД» А как же судебная защита?

Р.К. Решения о заморозке активов, применении других санкций могут быть оспорены в административном порядке. А учитывая невероятную загруженность судов, это означает, что такие дела будут рассматриваться очень и очень долго. Более того, для целого ряда дел определены специальные требования — рассмотрение тремя судьями. А это еще дополнительное время. Ведь сейчас и одного судью для рассмотрения дела в админсуде нужно ждать долго, что уже говорить о том, чтобы собрать троих. Некоторые дела могут рассматриваться в закрытом режиме. Что это означает, пояснять, я думаю, не нужно — это просто инструмент расправы над бизнесом.

«ВД» В своих выводах к законопроекту Главное научно-экспертное управление ВР указывает, что документ содержит множество оценочных понятий. Например, «надлежащая проверка», «подозрительные финансовые операции», «серьезность нарушения» и т. д. Это дает субъектам финмониторинга и финразведке возможность трактовать такие понятия по своему усмотрению, что создает серьезные коррупционные риски…

Р.К. Начнем с самого простого. За несвоевременную подачу документов, недостоверную информацию об инициаторах платежа, договорах и прочем штрафовать будут непосредственно как само лицо, которое не представило требуемый правдивый объем информации, так и субъект мониторинга — те же банки и финучреждения. Причем речь идет о значительных суммах. А вот пояснение, какая информация должна быть предоставлена, довольно размыто.

То же касается нормы, обязывающей уполномоченного сотрудника компании ежемесячно информировать финразведку обо всех операциях, подлежащих мониторингу. Невыполнение этого требования грозит штрафом до 850 тыс. грн. Ну а что делать, если таких операций не было? Подавать «пустые отчеты»? Не отчитываться? Законопроект на эти вопросы ответы не дает.

Вводится ответственность для субъектов мониторинга за осуществление ненадлежащей проверки требований относительно выявления независимости клиента по отношению к политически значащим лицам. Что такое «ненадлежащая проверка», неизвестно. И за это предусмотрена ответственность. А если лицо не предоставило такую информацию, возможно, потому, что и само не знает, что является очень далеким родственником политика? Как, скажем, тот же банк должен самостоятельно провести оценку родословной и как глубоко копать, чтобы не нарваться на санкции?

Или возьмем свежий пример: один из украинских банков после скандала с «Укроборонпромом» настоятельно порекомендовал своим клиентам-предприятиям, которые работали с оборонными заказами, закрыть свои счета. Причем без объяснения причин. Так вот такое вопиющее нарушение прав бизнеса после вступления в силу нового закона будет фактически узаконено. Документ прямо обязывает банки и финучреждения закрыть счета, разорвать деловые отношения с клиентом, который несет в себе «неприемлемо высокий риск». Степень риска опять-таки будет определять сам банк, который сможет на свое усмотрение избавиться от неугодного клиента или отказать ему в проведении финансовой операции.

«ВД» Какие еще сложности ожидают бизнес после вступления в силу нового антиотмывочного закона?

- Законопроект вводит специальную ответственность за несоблюдение тайны финансового мониторинга. Представьте себе такую ситуацию: финразведка заинтересовалась определенной транзакцией, например, продажей шин иностранному контрагенту, и хочет знать об этой транзакции все детали — начиная от учредителя компании-поставщика до копии договоров купли-продажи, платежных поручений, — словом, все. Представьте теперь, какой объем информации должен храниться в банке, чтобы по первому требованию он мог удовлетворить любопытство финмониторинга. Ведь если банк будет выяснять у клиента детали по факту запроса, он должен будет пояснить, на каком основании требует дополнительные документы, даже мало относящиеся к транзакции. Но если банк сообщит клиенту, что им заинтересовалась финразведка, будет наказан высоким штрафом. А теперь представьте, какой объем документов предприятия должны будут предоставлять в банк.
И какие объемы информации должен будет переварить сам банк. Вот, например, мониториться должны будут еще и все денежные переводы от 30 тыс. грн.

К слову, НБУ обязали размещать на официальном сайте информацию обо всех нарушениях банками или их филиалами антиотмывочного законодательства до решения суда. Представьте, какой урон репутации банков нанесет это. Ведь никто не будет особо разбираться, в чем нарушение, — имя банка у потребителя тут же будет ассоциироваться с учреждением, замешанным в отмывании грязных денег.

«ВД» Законопроект предлагает ввести административную ответственность за непредоставление регистратору при открытии предприятия информации о конечном бенефициаре. Означает ли это, что мы или, по крайней мере, финразведка будем знать, кому реально принадлежит тот или иной бизнес?

Р.К. Действительно, за такое нарушение предусмотрен штраф — от одной до трех тысяч необлагаемых минимумом доходов граждан, то есть от 17 тыс. до 51 тыс. грн. Но такое наказание несопоставимо мизерно в сравнении с нарушением: если речь идет о необходимости скрыть, что, скажем, реальным владельцем компании, выгодополучателем является коррумпированный чиновник или политик. Так что легче заплатить штраф, чем раскрывать такую тайну. Но главное, что коррупционер никогда не будет светиться в бизнесе лично: конечным бенефициаром в таком случае будет выступать номинальный собственник, специальная обслуживающая компания, тот же слепой траст, в котором нет конечного бенефициара.

«ВД» Законопроект обязывает докладывать о подозрительных операциях еще и лиц, предоставляющих консультации по вопросам налогообложения. Означает ли это, что консультанты сначала будут предлагать клиенту схему налогового планирования, а потом должны будут докладывать об этом финмониторингу?

Р.К. Это как раз наименьшее зло. У нас уже существует норма, обязывающая адвокатов сообщать о подозрительных операциях своих клиентов. Но, с другой стороны, существует адвокатская тайна. Здесь аналогичная история. Все законодательные новации направлены на то, чтобы проникнуть как можно глубже в детали бизнес-процессов, ликвидировать любой вид тайны. Но где вы видели налогового консультанта, который «сольет» своего клиента?

«ВД» Как же тогда быть с высокой оценкой законопроекта иностранными экспертами?

Р.К. Понятно, что новая версия антиотмывочного законопроекта позволяет Украине отчитаться, что мы движемся в фарватере рекомендаций кредитора. Но принятие этого закона не просто преждевременно, оно преждевременно лет на 150. Потому что европейское законодательство, которое мы пытаемся просто скопировать, оттачивалось не один десяток лет, в нем есть баланс, который не позволяет перейти очень тонкую грань между контролем со стороны государства и свободой предпринимательства. В наших же реалиях появление такого документа сейчас будет иметь только один эффект — упрощение силовых схем, по которым сейчас прессуется бизнес.

Елена Демина, Деловая столица

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Сказать «остаточне прощавай» этой Раде! Ростислав Кравец

«У нас коалиции де-факто не существует третий год. Вчера руководитель фракции с отрицательным рейтингом «Народный фронт» кричал «Эй, опомнитесь — мы так нужны Украине!».

Кому они нужны? Их рейтинг еще ниже, чем у Президента. Это худший парламент, который существовал за время существования Украины, с самым низким рейтингом, как и этот Президент», – заявил старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

«Надо смотреть не на то, чтобы они сохранили свои места, а чтобы страна от этого не пострадала. Учитывая эти обстоятельства, я считаю, что у Президента Украины есть все основания расформировать Раду. И подякувать этим парламентариям, которые за все время пребывания на должностях большинство времени проводили не за законотворчеством и не в стенах парламента».

«У Президента есть такая возможность принять такой Указ до 14 июня. Не вижу никаких преград».

Київ, Голос.UA, 25 квітня 2019

Перший Козацький

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Где тут фашизм? Что украинцев заставляют учить украинский? Ростислав Кравец

Всё, что не нравится нашим венгерским партнерам, точнее, ультранационалистической партии, это что лиц, которые находятся на территории Украины, заставляют учить украинский язык», – утверждает юрист Ростислав Кравец.

«Полное игнорирование нашим МИД таких заявлений, вмешательства во внутренние дела Украины, говорит об отсутствии у нас какой-либо политики в части продвижения вопросов образования».

«На этой сессионной неделе собираются вносить очередной законопроект о языках, с тысячей поправок. Это будет поводом говорить о каком-то «фашизме». Что говорит о нежелании власти навести порядок, хотя с Венгрией надо расставить точки над «i». Пора уже говорить об обязательном изучении украинского языка в пограничных областях Венгрии».

«При любых ситуациях, Закарпатье является частью Украины, как бы не хотелось венгерским партнерам усилить там венгерское влияние».

«Граждане Украины должны знать украинский язык, чтобы учиться в украинских учебных заведениях. Мы не воспитываем граждан, чтобы украинцы работали в Венгрии, а не поднимали экономику соседних государств».

Киев, Голос.UA, 27 февраля 2019

Первый козацкий

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Цель ОБСЕ – не урегулировать конфликт на Донбассе. Ростислав Кравец

«ОБСЕ у нас работает давно. И цель организации одна – заморозить конфликт. Чтобы люди перестали убивать друг друга. Что касается российских наблюдателей ОБСЕ – история началась еще с Донецкого аэропорта. Когда российские наблюдатели обнимались с сепаратистами. С того момента ничего не изменилось», – заявил юрист Ростислав Кравец.

«Прекрасно, что у нас есть заокеанские друзья. Насколько они друзья – лет через 20-30 мы узнаем из мемуаров тех лиц, что пишут сейчас в Твиттере. Какие они были друзья, и какая цель преследовалась здесь в разжигании национальных конфликтов, межконфессионных войн, поддержке кандидатов, подливание масла в огонь».

«ОБСЕ должно нести ответственность за своих представителей, что на сегодня в принципе отсутствует».

«ОБСЕ не намерено урегулировать конфликт, а намерено поддерживать его в таком вялотекущем состоянии. Поэтому считаю, что это внутреннее дело нашей страны. И мы можем запретить любому лицу принимать участие как наблюдателю в выборах. Поэтому, если ОБСЕ не захотела сама урегулировать, пришлось ввести прямую норму для граждан РФ в составе любых дипломатических и других миссий».

Киев, Голос.UA, 11 февраля 2019

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Три случайных человека могут перевести Лавру куда им вздумается. Ростислав Кравец

«Это точно про религии? Ощущение, что у нас появилось корпоративное предприятие религиозное, в виде религиозных общин, где дается право включать и исключать из неё», – прокомментировал вступление в силу закона №4128 «о переходах в ПЦУ» юрист Ростислав Кравец.

Эксперт убежден, что политики сейчас со всех сторон активно пытаются раздуть пожар межконфессиональной неприязни и внести раскол в общество.

«На сегодняшний момент, собираясь втроем можно Киево-Печерскую Лавру переподчинить кому-угодно».

«Нам надо теперь всех членов религиозных общин ставить на учет. Чтобы определить, кто является её членом. Теперь нам нужно создать Реестр членов религиозной общины. И отдельно нужно создать Реестр религиозных общин. Не понимаю, как могли до такого опуститься народные депутаты».

«Полная профанация волеизъявления верующих. А не нравится – идите и доказывайте в суд».

Киев, Голос.UA

Перший Козацький

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ростислав Кравець: «Кожен може змінити світ на краще»

Ростислав Кравець – адвокат, старший партнер Адвокатської компанії «Кравець і партнери», голова Громадського об’єднання «Правова держава», Віце-президент Всесвітнього юридичного альянсу, Віце-президент Світового конгресу українських юристів. Відомий своїми публікаціями в ЗМІ та виступами на телебаченні стосовно проблемних питань в сферах банківського права, люстрації тощо. Захищав інтереси ошуканих вкладників, позивався до голови НБУ Валерії Гонтарєвої. Неодноразово визнавався кращим згідно юридичних рейтингів.

– Ростиславе, з чим Ви можете порівняти правову систему України?

– В практичному аспекті аналог дуже важко знайти. На сьогодні, за моїм переконанням, правова система України зруйнована завдяки стороннім експертам, українським активістам і дилетантам. Постійні експерименти призвели вже до того, що новообрані судді Верховного Суду (без України) визнають недійсним рішення Конституційного Суду України, а сам Конституційний Суд України взагалі віднесли до політичного органу.

– Що особисто може зробити український юрист, який прагне наблизити нашу державу до еталону правової?

– На мій погляд, не тільки юрист, а будь-який громадянин України може це зробити. У нашої компанії навіть девіз такий – «Кожен може змінити світ на краще».

Просто потрібно діючу владу, в першу чергу, змусити дотримуватись тих законів, які вони приймають. Коли керівники країни, урядовці, народні депутати почнуть виконувати закони, що вони самі й приймають, тоді той безлад,  який виник у правовому полі, буде впорядковано. На жаль, коли не виконують існуючі закони, намагаючись для цього прийняти нові, які також не виконуються, – навести лад не вдасться.

– У Вас дуже активна громадська позиція. Чи не боїтеся тиску з боку влади?

– Якщо боятись, тоді не варто навіть думати про будь-які зміни. Питання в тому, що як такої, влади в Україні не існує. Натомість є купка осіб, які виключно у власних інтересах воюють та дружать, в залежності від ситуації, один з одним. Нікого з них не цікавить їх майбутнє та майбутнє їх дітей в Україні. Вони купують собі нерухомість за кордоном, вчать своїх дітей за кордоном, лікуються за кордоном, відпочивають за кордоном. Вони себе не бачать в Україні, тому і боятись їх не треба.

– Як така бурхлива діяльність поєднується з керівництвом юридичною компанією, адвокатською практикою?

– Все дуже просто – я люблю свою роботу. І саме за цим критерієм я і підбираю команду.

Відносно недавно я прочитав дуже цікаву книгу Антуана де Сент-Екзюпері «Цитадель». Вважаю, що той, хто хоче бачити далі та розуміти світ, повинен обов’язково її прочитати. У цій книзі є така думка: «Якщо  ти хочеш побудувати корабель, не треба скликати людей, планувати, ділити роботу, діставати інструменти. Треба заразити людей прагненням до нескінченного моря. Тоді вони самі побудують корабель». Саме так ми з моїми колегами і діємо, тому все і встигаємо.

– Навіщо Ви подавали свою кандидатуру до членів Вищої ради юстиції?

– Якщо відверто, то на той час я ще не до кінця розумів, що саме повинен робити цей орган і які завдання на нього покладені. Моя мета на той час, як і зараз, – це не дати узурпувати владу та побудувати незалежний і професійний судовий корпус за допомогою якого можна навести в Україні лад. Однак, з огляду на те, що відбувається в Україні, на сьогодні я вважаю, що можу зробити значно більше, не будучи членом Вищої ради правосуддя.

– У певний період Ви отримали популярність як експерт у питаннях банківського права, а яка сфера зараз найулюбленіша?

– Банки я не залишаю. Спорів з банківськими та фінансовими установами у нас дуже багато. Можу сказати словами з реклами мережі Макдональдс – я це люблю!

Окрім цього, так сталось, що останні чотири роки я дуже багато часу приділяю саме захисту суддів – з метою побудови незалежної суддівської гілки влади.

– Ви й досі хочете стати Генеральним прокурором? Місце вакантне.

– Це більше жарт, однак, як говорять, в кожному жарті є частка жарту. Будь-яка державна посада – це в першу чергу відповідальність. Наразі Генеральна прокуратура все ще має можливість зупинити це правове безладдя і змусити виконувати закон.

– Чи відомі Вам випадки, коли людина залишала адвокатуру та починала успішно працювати у правоохоронних органах?

– Знову ж таки, якщо відверто, я таких прикладів не шукав. На сьогодні є адвокати, які пішли в народні депутати, є ті, хто пішов у Нацполіцію, НАБУ та антикорупційну прокуратуру, є навіть ті, хто пішов у судді. На скільки це буде вдало – покаже час.

– Адвокатів часто запитують, кого вони не стали би захищати в жодному разі. Але поставимо інше питання – який тип клієнта для Вас є найбажанішим? Чи буває так, коли щось «клацає» і Ви розумієте: ось це «моя» справа, «мій» клієнт?

– Я трошки по-іншому підхожу до цього питання. Моя робота – захищати порушене право, і саме цим ми займаємось з колегами. Звичайно, є цікаві справи, коли ти розумієш, що тобі ніхто не заважає і все в твоїх руках, – тоді ти починаєш творити для клієнта і для держави. Найбільше мене збуджує, якщо можна так сказати, коли мова йде про захист від великих банків, держави та й взагалі, недосконалої державної машини.

– Чому Ви підтримуєте законопроект № 9055 про адвокатуру?

– Це дасть змогу припинити свавілля та узурпацію влади в адвокатурі, а також дасть змогу розвиватись адвокатурі та збільшить гарантії адвокатської діяльності. На сьогодні, на мій погляд, після прийняття нікому не потрібної адвокатської монополії адвокатура фактично втрачає незалежність при існуючому стані речей. Законопроект 9055 це може виправити.

– Якщо Ваші сини висловлять бажання стати юристами – відмовлятимете?

– Я вважаю, що діти повинні прожити своє життя, а не життя, до якого їх підштовхують, а іноді і примушують батьки. Тому, якщо хотітимуть бути юристами – я проти не буду, а якщо ні – то підтримаю будь-які прагнення для їх розвитку та досягнення поставленої мети.

FEMIDA.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кто не переименовался – не имеет право верить в Бога? Ростислав Кравец

«Крайне негативно отношусь к тому, что государство пытается вмешаться в дела Церкви. Сам закон абсолютно неконституционен. Его положения противоречат минимум пяти нормам Конституции Украины и десятку статей Закона про свободу вероисповеданий», – отметил юрист Ростислав Кравец.

«Права верующих действительно нарушены – есть все шансы, что Конституционный суд закон отменит. Но вопрос, сколько на это уйдет времени, так как он подконтролен действующей власти».

«Действующие Церкви могут этот закон не применять. Какие-либо санкции к ним применить или наказать крайне тяжело – это в законе не предусмотрено. Кроме того, будет еще одним грубейшим вмешательством в дела Церкви в Украине».

«Этот закон просто маленькая ступенька к очередному закону, которым депутаты, не соблюдающие законодательство, пытаются отнимать церковные сооружения и здания».

«Юридически эти изменения в законодательство шансов не имеют. По моему мнению – пробный камешек: пройдет или не пройдет, промолчали или нет. Кто не переименовался – не имеет право верить в Бога?»

«Государство вместо решения проблем их создает, а потом забалтывает. «Идите судитесь – у нас же правовое государство, а мы будем поступать не по закону. А потом мы решения суда еще и исполнять не будем». Чиновники таким поведением рискуют развязать религиозную войну».

Адвокатская компания Кравец и Партнеры