Архив метки: при

Как не попасть при покупке турпоездки | Адвокат Ростислав Кравец

На что обратить внимание при покупке турпоездки и заключении договора с турагентом или туроператором.

Если видео будет для вас полезным, не забывайте подписаться на канал, поставить лайк и поделиться ссылкой со своими друзьями.

✔ Запись на консультацию: https://wa.me/380442296950 или info@knpartners.com.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Зе-доллар и Зе-субсидии. Что будет с украинской экономикой при Зеленском-президенте и вернут ли Коломойскому Приватбанк

Охота на коррупционеров за вознаграждение в 10% от награбленного у государства, налог на выведенный капитал, рынок земли, монетизированные льготы и «экономический паспорт» юным гражданам Украины с процентами от продажи «природных благ» — недр и земли.

Экономические обещания кандидата в президенты Владимира Зеленского одни эксперты считают утопией, а другие — прорывными реформами, в которых так нуждается Украина. 

Впрочем, как показывает практика, предвыборные обещания и реальные действия в нашей стране — не всегда одно и то же. 

«Страна» разбиралась, чего можно ждать от Зеленского-президента в экономическом плане — что будет с курсом доллара, каких реформ ждать, и как это скажется на благосостоянии рядовых украинцев. 

Что обещает Зеленский 

Хотя предвыборная программа Владимира Зеленского похожа, скорее на сочинение об «Украине мечты», чем на реальный план действий, представление об экономических приоритетах кандидата она все же дает. 

Что обещает Зеленский?

В его программе — классическая картинка либеральной экономики в действии: «нулевая декларация» для бизнеса с возможностью легализировать свои капиталы за 5% от суммы (эти деньги Зеленский обещает направить на уменьшение тарифной нагрузки на малообеспеченных граждан), замена налога на прибыль налогом на выведенный капитал (чего так долго добивался бизнес при Порошенко, но так и не смог пролоббировать эту идею), развитие внутреннего производства и «недорогое кредитование», «зеленый свет» инвесторам, зарубежным и отечественным.

Плюс — детенизация экономики, защита права собственности, оттеснение силовиков от экономических расследований. «СБУ не будет заниматься экономическими преступлениями», — говорится в программе. 

Для людей «Зе-экономика» — это монетизация всех льгот и субсидий, а также некий «экономический паспорт». Его кандидат в президенты обещает всем украинским детям  — это банковский счет, на который будет идти процент от «реализации государством природных благ (недра, земли и пр.). При достижении совершеннолетия ребенок получит эти накопления как собственный стартовый капитал», — написано в программе.

Отсюда следует, что с «благами» вопрос, собственно, тоже решен — грядет масштабная распродажа земли, на которой давно настаивает МВФ, но годами тормозят власти. 

«Это принципы «экономического регги» — мол, не парься, все будет хорошо», — иронизирует экономист Алексей Кущ.

И именно запрос на такие реформы, по его мнению, сформировался в среде украинцев.

«Никто не хочет ждать до Польши 15 -20 лет, люди хотят быстрых результатов, а не медленного поступательного улучшения. Для этого ВВП должен расти, как минимум, на 5% в год», — говорит Кущ. 

Команда реформаторов? 

Впрочем, из достаточно схематичной программы Зеленского пока так и неясно — каким на практике будет его экономический курс. Во многом это зависит от окружения будущего президента. Сейчас его «экономический блок» представляют экс-министр финансов Александр Данилюк и экс-министр экономики и торговли Айварас Абромавичус, которые имеют весьма неоднозначную репутацию в отечественной бизнес-среде.

«У предпринимателей есть опасения на их счет. Данилюк известен как «анти-ФОПовец», с благословения Абромавичуса в свое время было утверждено немало неоднозначных документов, скажем, явно схемное постановление о размещении внешней рекламы, которое мы недавно отменили через суд, или норма об обязательных кассовых аппаратах на базарах»,  — пояснил «Стране» глава Союза защиты предпринимательства Сергей Доротич. 

«В то же время Данилюк имеет тесные связи с представителями МВФ, поэтому, если он останется в команде, я бы за внешние кредиты Украины не переживал», — добавил глава Украинского общества экономических свобод Марьян Заблоцкий. 

«Новому президенту понадобится 3-4 тысячи специалистов на разные позиции, своей команды у него фактически нет, так что, можно сказать, что кастинг уже стартовал — создаются целые группы влияния, которые хотят «побыть во власти», — говорит Кущ. 

А так как в экономике кандидат Зе особо не силен (бизнес-тусовка до сих пор обсуждает, как тот напутал с налогами для ФОПов — вместо 5% назвал 6%) , есть риск, что этим блоком будут заправлять многочисленные «эксперты, грантоеды и реформаторы», которые делают деньги на «вечных реформах» без конкретной цели и результата. Такие «перманентные революции» и шатания в разные стороны могут еще больше подорвать и без того слабую украинскую экономику. 

«Хотя президент по новой Конституции имеет не так много полномочий, как ранее (его вотчина — армия, внешняя политика и прочее), он все же может инициировать законопроекты, в том числе, экономические. Хотя для полноценного запуска реформ ему понадобится одобрение парламента», — пояснил старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. 

Не стоит сбрасывать со счетов и коррупцию на самых разных уровнях. Было бы наивно полагать, что ее удастся быстро побороть, даже если этого сильно захочет новый президент (а он, в частности, предлагает украинцам сдавать коррупционеров за 10% от их конфискованных богатств).

«Я не исключаю новый передел собственности. Тем более, что у нас немало «отжатых» компаний, которые как переходящее знамя могут достаться новым людям, пришедшим во власть», — говорит глава Ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко. 

Налоги и социалка 

По словам Алексея Куща, в программе Зеленского много нестыковок. «Он может узаконить налог на выведенный капитал, «клюнув» на «прикольное название» и «пожелания бизнеса». Но в этом случае бюджет недополучит порядка 70 млрд гривен, и быстро компенсировать эти потери не получится. То есть, придется жертвовать другими направлениями. Социалкой? Субсидиями? Пока неясно», — отмечает Алексей Кущ. 

Эксперты допускают, что армия получателей льгот и субсидий в Украине действительно может заметно сократиться.

Во-первых, нынешние власти перед выборами превысили все лимиты по раздаче разного рода доплат и компенсаций, так что новому президенту, собственно, достанется полупустой бюджет. Во-вторых, если ориентироваться на заявления Зеленского о тотальной монетизации субсидий, то число получателей для эффективной работы всей системы, не должно превышать 15% от всего населения, тогда как сейчас различные льготы получает едва ли не половина страны. 

Заявления Зеленского о накопительной пенсионной системе могут значить как быстрый запуск новой схемы (не исключено, что с двойными отчислениями — и в ПФ, и на персональные счета), так и увеличение пенсионного возраста. 

Скорее всего, продолжится и непопулярная медицинская реформа. Зеленский уже имел неосторожность на публике восхититься и.о министра здравоохранения Ульяной Супрун. Поддерживать хорошие отношения с ней он будет вынужден и после окончания выборов, так как в обратном случае есть риск поссорится с американскими партнерами. Можно было бы хотя частично смягчить реформу, сделав ее более «человечной», но для этого нужны деньги, которых в бюджете нет (вместо стандартных 5% на здравоохранения в бюджете на 2019 год выделено меньше 4%). 

Пустая казна вряд ли позволяет рассчитывать на существенную государственную поддержу и «дешевые кредиты» и отечественным производителям. Единственное, на что они могут надеятся, что новый президент через СНБО снимет отдельные санкции, что станет основой для переговоров по возврату наших экспортеров на российский рынок. Но пойдет ли Зе на такой шаг — не факт.

«На европейском рынке возможности нашего экспорта уже практически исчерпаны — дальше он расти не будет. Зато импорт из ЕС будет планомерно «съедать» наш внутренний рынок, вытесняя из него отечественные товары», — считает Кущ. 

Доллар и хорошее настроение 

Главное, чего сейчас опасаются украинцы  — нестабильности в стране, которая может взвинтить курс доллара и спровоцировать очередной виток инфляции. После первого тура выборов ничего страшного не произошло — накануне доллар взлетел на 30-50 копеек, но затем откатил обратно. 

«Особенность нашей сырьевой экономики в том, что она не зависит, или почти не зависит от того, кто сейчас президент или премьер-министр. Основной ориентир — мировая конъюнктура. Пока она для Украины благоприятная, хотя негативные признаки уже есть. К примеру, цены на металлургическую продукцию откатились к уровню 2017 года и могут к осени еще больше просесть, что чревато уменьшением поступления валюты, и, как следствие, ускорением инфляции», — отмечает экономист Виктор Скаршевский. 

Угрозой для курса могут стать и большие выплаты по внешнему долгу, которые предстоят Украине в этом году.

«В апреле нужно выплатить порядка 100 млн долларов, в мае — 1,5 млрд. Денег на валютном счету правительства уже не хватает, поэтому Минфин в ближайшее время будет выходить на рынок внешних заимствований и разместит евробондов почти на 2 млрд долларов под достаточно высокие проценты — до 10% годовых. Впрочем, если Мировой банк снабдит нас своими гарантиями, процент может быть ниже — 6-7% годовых. Второй пик внешних выплат будет в сентябре — нужно погасить 1,6 млрд долларов. Но под него Украина, скорее всего, уже получит очередной транс МВФ. С ним, думаю, проблем не будет, тем более, что Фонд любит давать «новичкам» займы «авансом», без особо жестких условий», — говорит Скаршевский. 

Зеленский и сам пообещал, что «он не Голобородько, и ссориться с МВФ не будет». Но непонятно, что придется ждать взамен кредитного транша. Вполне возможно, попытаются открыть рынок земли, хотя при нынешнем составе парламента это решение будет протянуть крайне сложно. 

Накануне первого тура выборов экономисты опасались, что обвалить гривну может «бегство элит», когда в случае поражения Порошенко, его окружение начнет массово выводить капиталы за границу. Так как действующий президент вышел во второй тур, то никакого «бегства» так и не произошло.

Но оно все еще вполне вероятно по итогам второго тура. 

«Как показал итог первого тура — после него гривна укрепилась. После второго — на курс окажет влияние разве что покупка валюты для вывода активов представителями коррупционного крыла приближенных к Порошенко. Если же без шуток — то курс доллара будет больше подвержен влиянию макроэкономических факторов. Конечно, при условии демократической передачи власти», — отмечает экс-корпортивный секретарь Приватбанка Виктория Страхова. 

Но резкого обвала курса из-за этого все равно не будет, считают аналитики. 

«Дело в том, что у нас капиталы и так выводятся, но не резко, а плавно и постоянно. К примеру, если в 2017 году вывели 1,7 млрд долларов дивидендов, то в прошлом году — уже 3,5 млрд», — говорит Скаршевский. 

Этот отток частично компенсируют покупатели ОВГЗ.

«За первые два месяца прошлого года иностранные инвесторы увеличили свои вложения в украинские государственные ценные бумаги более чем вдвое (на 6 млрд гривен). А за январь- февраль 2019 года нерезиденты нарастили вложения в ОВГЗ в 3,2 раза (на 13,9 млрд гривен). Как видим, политические риски не испугали зарубежных финансовых «деятелей», — написал на своей странице в Facebook академик НАН Украины Богдан Данилишин.

По его мнению, в ближайшие 3-6 месяцев гривна будет оставаться стабильной, а, возможно, даже укрепится. 

«Поддержать гривну, как это не странно, может общественная эйфория. Как показывает практика, с экономикой все хорошо, если у людей хорошее настроение, есть уверенность в завтрашнем дне, и они расположены тратить деньги», — считает глава Ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко.

По этой же причине предприниматели могут увеличить инвестиции в новые проекты.

«С Порошенко мы уже попробовали — глухая стена. А с Зеленским еще есть надежда. Для нас будет показателем ситуация после выборов — сохранятся ли «кортежи» и «маски-шоу»,  какое будет отношение к бизнесу», — говорит Сергей Доротич. 

«Если удастся сохранить этот положительный настрой, это окажет влияние и на потребительские настроения, а значит — и на всю экономику», — считает Дорошенко. 

Что будет с «Приватбанком» 

Оппоненты Зеленского не советуют рассматривать его кандидатуру в отрыве от «покровителя» — олигарха Игоря Коломойского. И утверждают — если Зе станет президентом, Игорь Валерьевич попытается отыграться и укрепить свои бизнес-позиции. Говорят, в частности, что ему могут вернуть национализированный «Приватбанк». 

Дело по нему как раз в апреле рассматривается в Окружном суде Киева — заседания проходят в закрытом режиме (первое состоялось 2 апреля, следующее — 18 апреля). Коломойский подал иск к НБУ, Фонду гарантирования вкладов физлиц, Кабмину и Нацкомиссии по ценным бумагам о противоправности признания «Приватбанка» неплатежеспособным. 

Впрочем, по мнению Алексея Куща, «Приватбанк» вряд ли вернется в бизнес-империю Коломойского. «Он ему не нужен  — там 220 млрд гривен обязательств, из них 170 млрд — по депозитам физлиц и 60 млрд — по срочным вкладам до востребования. Единственная финансовая опора банка — ОВГЗ более чем на 160 млрд гривен. Поэтому главное чего сейчас реалистично добиться Коломойскому — это снятие с него претензий по поводу многомиллиардных кредитов, которые от его структур пытается вернуть Приватбанк и НБУ»,  — говорит Кущ. 

«Приватбанк должен вернуть суд, а не президент. А вот инициировать наведение порядка в судебной ветке новый президент должен. Дело в том, что, как мне кажется, Коломойский не хочет возвращать Приват, он хочет чтобы эти действия регулятора и правительства получили правовую оценку и чтобы ему компенсировали материальный ущерб от экспроприации собственности», — считает сооснователь Monobank Олег Гороховский. 

Людмила Ксенз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: у РФ не было прав для применения летального оружия при задержании украинских кораблей

На связи со студией NEWSONE адвокат, юрист Ростислав Кравец. Говорили об иске Украины против России касательно прав захваченных украинских моряков.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Куда пойти и что сделать: что нужно знать при оформлении наследства

В последнее время в сети все чаще начали появляться сообщения и перепосты новостей, где людей пугают невозможностью оформления наследства и дарственных с 1 ноября. Однако, как оказалось, все не так страшно, как выглядит, и все эти новости двухгодичной давности.

Редакция NEWSONE.ua все же решила разобраться, как сейчас в Украине проходит процедура оформления наследства, какие документы необходимы и сколько денег придется за все это заплатить.

Какие изменения произошли?

Введенные изменения в процессе вступления в наследство вступили в силу с января 2018-го.

Раньше наследники имели в своем распоряжении шесть месяцев со дня смерти наследодателя, чтобы на законных основаниях вступить в наследство. По истечении этого срока уже ничего сделать было невозможно.

Сейчас тот же срок в шесть месяцев остался, однако наследники имеют право оспорить его через суд. На там уже нужно доказать, что вы не знали о смерти усопшего и, соответственно, о наследстве, которое вам полагается.

Кроме этого по решению Верховного суда наследник имеет право заявить о своем праве на наследство на протяжении шести месяцев с того момента, как он узнал о смерти усопшего и о содержании оставленного им завещания. Если уже и этот срок пропущен, то нужно обращаться к адвокату, начинать судебное разбирательство и доказывать, что вас не уведомляли об имеющемся наследстве.

Почему поднялась паника?

«Подобная истерия поднимается каждый октябрь месяц. Несколько лет назад было принято решение, которое ввело порядок отдельной оценки для принятия наследства. Но он не был утвержден! Тогда возникала ситуация, как будто никто не может оценить имущество, и поднималась паника. Это сейчас не существует. Вопрос урегулирован», — указал адвокат Ростислав Кравец.

Какая очередность вступления в наследство?

Наследство — это переход прав и обязанностей от умершего лица   к другим лицам, которых называют наследниками. При этом уже они имеют право принять наследство или же отказаться от него.

Родственники по очереди претендуют на оставленное усопшим имущество. Согласно украинскому законодательству существует пять таких групп:

  • родные и усыновленные дети умершего, его родители, супруг/супруга;
  • братья/сестры, дед/бабушка, внук/внучка;
  • племянники, тетя/дядя, и так далее;
  • лица, проживавшие с наследодателем в одной семье на протяжении последних 5 лет до момента открытия наследства;
  • другие родственники до шестой степени родства, в том числе и иждивенцы, которые не были членами семьи.

В то же время есть категории лиц, которые имеют обязательную долю в наследстве. К ним относятся:

  • малолетние дети в возрасте до 14 лет, несовершеннолетние дети в возрасте до 18 лет, нетрудоспособные дети;
  • нетрудоспособные вдова/вдовец;
  • нетрудоспособные родители.

Какие сроки оформления и куда обращаться?

Итак, в случае смерти собственника недвижимости наследники на протяжении шести месяцев имеют право обратиться к нотариусу и заявить о своем праве на наследство. При этом они могут быть как родственниками, так и совершенно не связанными между собой родственными узами.

Уже после этого нотариус открывает наследственное дело и по истечении шестимесячного срока выдает наследнику свидетельство, которое определяет его долю в наследстве.

По закону равноправные наследники имеют равные доли в наследстве, но по соглашению между собой имеют право изменить их размер. Это все подтверждается письменными заявлениями, заверенными нотариусом.

«Наследственное дело открывается исключительно в одном месте. То есть если дело уже открыто государственным или частным нотариусом, то второй раз его у кого-то другого уже открыть невозможно. Передать его также нельзя. Только один нотариус разыскивает имущество, наследников, ведет дело и выдает свидетельство», — указал Кравец.

Какие документы необходимы?

Конечно же, к нотариусу заявлять о праве на наследство нельзя идти с пустыми руками. Есть определенный перечень документов, которые обязательно нужно предоставить:

1. Паспорт, идентификационный номер.

2. Свидетельство о смерти или решение суда о признании умершим.

3. Завещание (если есть).

4. Документы, подтверждающие родственные отношения:

  • свидетельство о рождении;
  • свидетельство о браке для вдовы/вдовца (для подтверждения брака с наследодателем);
  • свидетельство о браке для других наследников, которые при регистрации брака меняли фамилию.
  • решение суда об установлении факта родства или совместного проживания без брака.

5. Документы, подтверждающие место открытия наследства:

  • справка ЖЭКа или жилищного кооператива о последнем месте проживания наследодателя.
  • запись в домовой книге о постоянном проживании наследодателя

Какую сумму нужно заплатить?

При вступлении в наследство нужно заплатить определенный налог, сумма которого прописана в законе Украины «О налогообложении доходов физических лиц».

Во время расчета налогового обязательства специалисты принимают во внимание все имущество, которое поддается денежной оценке и может принести прибыли наследнику. В перечень входят: объекты недвижимости, движимое имущество, различная коммерческая собственность, денежные средства в наличной или безналичной форме, суммы страховой компенсации, средства, находящиеся на пенсионных счетах и вкладах государственных и негосударственных фондов.

Сумма налога, которая должна быть уплачена за получаемое имущество, зависит от степени родства умершего и наследника. В 2018 году актуальны следующие ставки: 0%, 5%, 18%. В то же время люди, находящиеся с наследодателем в первой степени родства освобождаются от уплаты налога.

Проводится ли оценка наследства?

«Оценку наследства отменили. Я считаю — это бессмыслица. Но нотариусы сейчас такой справки не требуют. Я бы советовал получать оценку на момент получения наследства. Если ее не будет, может возникнуть ситуация, когда в дальнейшем появятся какие-то кредиторы со своими требованиями, могут появиться какие-то долги. Оценка имущества важна и для дальнейшей продажи имущества», — объяснил Кравец.

Что нужно знать при отказе от наследства?

Никто не может заставить человека владеть чем-либо. Наследник имеет полное право отказаться от получения наследства, передав соответствующее заявление нотариусу. Тем не менее здесь вновь же важно помнить о пяти важных правилах:

  • на протяжении шести месяцев до выдачи окончательных документов о получении наследства, каждый наследник может подать заявление об отказе или отзывать его;
  • отказ от наследства от имени малолетних детей принимается только вместе с соответствующим согласием органов опеки и попечительства;
  • от наследства имеют право отказаться абсолютно все наследники;
  • отказавшееся от наследства лицо имеет право не передавать свою долю,  и тогда она равноценно разделится между всеми наследниками, или передать ее какому-то конкретному наследнику, который в свою очередь также может от нее отказаться;
  • отказ от наследства может быть признан недействительным, если человек в этот момент не был  в состоянии понимать свои действия и решения, находился под давлением или ему угрожали.

«Всем нужно понимать, что вместе с активами в собственность переходят и так называемые пассивы, или долги. Если у усопшего были какие-то долги, то наследники несут за них ответственность, но только в рамках стоимости унаследованного имущества. К примеру, у наследодателя был долг в миллион долларов, а в наследство он оставил дом, который стоит тысячу долларов. Наследник вступает в наследство, и фактически он будет должен не миллион долларов, а тысячу — стоимость унаследованного имущества, которое он получил», — рассказал Кравец.

Оформление наследства на Донбассе

«С Донбасса люди приезжают на территорию Украины и проводят оформление наследства. Есть же утвержденный порядок. Здесь единственный вопрос — как подтвердить смерть лица. Как вы это сделаете? Справкой из медицинского учреждения «ДНР»? Эта проблема наблюдается и со свидетельством о рождении. Можно это сделать через суд, когда устанавливается юридический факт. Проблема большая, но о ней все молчат», — уточнил юрист.

Как изменения повлияли на оформление наследства?

«В этом году ничего существенно не изменилось. Как оформляли люди наследство, так и оформляют его дальше», — добавил Кравец.

Мария Бабич, NewsOne

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Фарс и балаган: как проходили выборы в Совет общественного контроля при ГБР

30 марта при Государственном бюро расследований (ГБР) состоялись выборы в Совет общественного контроля. Путем рейтингового голосования были утверждены 15 членов. Однако учредительное собрание, длившееся до ночи, сопровождалось рядом нарушений. Впрочем, директор ГБР Роман Труба нарушений в процедуре голосования не увидел и продолжил действовать согласно пунктам Порядка, который впоследствии будет обжаловаться в суде. Как проходили выборы в Совет общественного контроля — в репортаже Realist’a.

Спорные моменты длиною в день

Учредительное собрание по формированию Совета общественного контроля при Государственном бюро расследований началось 30 марта с опозданием на 20 минут.

Еще на этапе регистрации представителей общественных организаций и СМИ стали очевидными нарушения Порядка проведения этого мероприятия, утвержденного Романом Трубой. По словам помощника директора ГБР Сергея Короля, порядок должен был включать следующие процессы: получение бюллетеней, вступительное слово самого Трубы, выборы счетной комиссии, выборы главы и секретаря заседания.

Правила голосования предполагали «+» возле той или иной из 15 фамилий кандидатов в члены Совета. В случае другого обозначения выбора бюллетень, выдаваемый под подпись каждому претенденту, признавался недействительным.

При регистрации выдавались розовые карточки, оказавшиеся мандатами, которыми надо было голосовать простым поднятием руки. Одновременно корзина для бюллетеней была опечатана, что напоминало процедуру тайного голосования на любых выборах.

Однако первую волну эмоций в зале вызвало даже не это несоответствие, а непонимание организации учредительного собрания в целом. Почему бюллетени выдавались не вместе с мандатами? Почему необходимо было ставить свою подпись при регистрации, указывая персональные данные, а затем эту же подпись ставить в бюллетенях, почему номера бюллетеней и корешков оказались идентичными («Они нарушили принцип тайны голосования!» — говорили участники голосования об организаторах)? Почему количество бюллетеней не соответствовало реальному числу участников действа и т. д.И еще много общих и частных «почему», возникших у представителей тех общественных организаций, которые хотели работать в Совете общественного контроля ГБР.

Так, кандидат под номером 4 в списке организаций, заместитель главы ГО «Народный антикоррупционный надзор» Павел Барнацкий получил бюллетень под номером 107. С таким же номером он получил и корешок.
 

Еще на этапе регистрации представителей общественных организаций и СМИ стали очевидными нарушения Порядка проведения этого мероприятия, утвержденного Романом Трубой

Еще на этапе регистрации представителей общественных организаций и СМИ стали очевидными нарушения Порядка проведения этого мероприятия, утвержденного Романом Трубой

«Я очень многое делаю для государства Украина, чтобы мной манипулировали как статистом из стада баранов. Я не знаю, кто тут организовывал учредительное собрание, но, во-первых, бюллетени должны были выдаваться только рабочей группой учредительного собрания, которую мы выберем, а не ими (показывая на Короля. — R0). Зачем мы собрались вообще?» — эмоционально вопрошал Барнацкий, акцентируя внимание на нарушениях. И не он один. Градус возмущенных эмоций на собрании зашкаливал.

«Я, например, работаю в фирме „имярек“, — продолжал Барнацкий. — Он мне дал указание голосовать за „имярек-2“, а я не хочу, потому что он преступник. Достают мой бюллетень и говорят: Павел Степанович, а что это Вы проголосовали так? Это объясняет одно: людям сказали, за кого нужно голосовать. 50% тут сидит статистов, я в том числе, потому как уже определено, кто должен быть в Совете общественного контроля. И это определялось на уровне Авакова, Турчинова и Пашинского, вот в чем беда. Таким составом мы никогда страну не построим. 25 общественных организаций голосуют одна за другую», — подчеркнул юрист.

И тут подогретые нарушениями кандидаты начали перечислять: 23-й номер в списке Александр Граб, представляющий ГО «Дарницкая общественная варта» и расписавшийся за получение бюллетеня и мандата, а в зале его не оказалось; «А сколько может таких бюллетеней гулять на руках и сколько таких «грабов», — вопрошал глава ГО «Всеукраинское объединение «Автомайдан» Алексей Гриценко, адресуя этот вопрос уже вышедшему к трибуне Роману Трубе; он же сообщил собравшимся, что для фиксации нарушений уже вызвана полиция.

Вместе с тем, директор ГБР Труба, не удостоив ни единый вопрос или претензию ответом, начал зачитывать выступление:

«Уважаемые представители общественных организаций, СМИ и представители международных организаций! Прежде всего хочу поблагодарить руководство Национальной академии прокуратуры Украины, которое способствовало проведению учредительного собрания и конкурса на должности в ГБР. Сегодня опубликован отчет о деятельности ГБР за прошлый год. Это всего один месяц — декабрь 2017 года, но мы сделали всю работу за четыре месяца».

И далее — без эмоций и четко по утвержденному им же Порядку господин Труба перечислил полномочия Совета общественного контроля при ГБР, подчеркнув, что этот орган должен быть профессиональным и постоянно действующим. Зачитал список не явившихся и выбывших кандидатов и предложил начать выборы членов избирательной комиссии, которых, по его мнению, должно быть семеро.

Однако собравшиеся продолжали комментировать ситуацию с бюллетенями.

«Есть общепринятая процедура проведения учредительного собрания и не может рабочая группа руководить парадом, — заявил Павел Барнацкий. — Первым делом открывается учредительное собрание, второй вопрос — избираются глава и секретарь, они же и проводят собрание и избирают счетную комиссию. Дальше комиссия должна была получить от рабочей группы бюллетени и выдать их. Вас подставили!»

Известный юрист Барнацкий еще долго рассказывал Трубе, что значит тайное голосование и почему теперь он может стать преследуемым по результату своего голосования.

«Неужели было сложно взять человека, который хоть раз ходил на выборы, при которых выдают „корешок“ и нельзя идентифицировать, кому он выдан? Выборы должны быть признаны недействительными. Любой суд признает это собрание нелегитимным», — выкрикнул Барнацкий и стал собирать группу желающих подать иск в суд.

В актовом зале академии становилось более шумно: кандидаты спорили по процедурам, дополнительным идентификациям, некоторые выдвинули идею закрыть собрание, некоторые пытались сдерживаться. Известный адвокат Алексей Шевчук указал на отсутствие повестки дня.

«Нарушена процедура выдачи бюллетеней и идентификации лиц и внесения изменений в эти бюллетени. Как такое возможно? Это нарушение любого законодательства и базового принципа реализации выборов», — заявил он.

Екатерина Кувита — представитель Люстрационного комитета, предложила сделать другой регламент, чтобы принять конструктивные решения

Екатерина Кувита — представитель Люстрационного комитета, предложила сделать другой регламент, чтобы принять конструктивные решения

Екатерина Кувита — представитель Люстрационного комитета, изучив утвержденный Трубой Порядок, предложила сделать другой регламент, чтобы принять конструктивные решения, «а не заниматься балаганом, а потом пойти в суды».

Спустя три часа с собрания ушел Тарас Бойко, член внутренней комиссии по ГБР, заявивший, что ему надоел этот хаос, хотя первым честное собрание незаметно покинул известный адвокат Ростислав Кравец.

К вечеру, после мучительных дебатов, наконец выбрали главу комиссии Надежду Коренную и секретаря Екатерину Кувиту. И начался длинный (более трех часов) процесс голосования за каждого кандидата — по 15 в каждом бюллетене.

Во время подсчета были попытки дискредитировать результаты голосования, вплоть до их отмены. Первой причиной называли техническую ошибку, допущенную в бюллетенях, второй — путаницу при подсчетах самих бюллетеней. Примечательный факт — при подсчете голосов за тех или иных кандидатов присутствующие в зале заметили, что в каждом бюллетене приблизительно были одни и те же фамилии.

«За кого мне сказали — за того я и проголосовал», — слышно было из разговоров, что косвенным образом подтверждало мнение Барнацкого о заранее определенном составе Совета общественного контроля при ГБР.

Who is who

Всеми правдами и неправдами, в первый состав Совета общественного контроля при Государственном бюро расследований вошли:

Василий Апасов — «Гражданский контроль и порядок»;

Максим Болдин — «Центр правового анализа и исследования политических рисков»;

Александр Вольвак — «Научно-исследовательский институт верховенства права и правосудия»;

Ростислав Дмитрусь — «Сила украинского духа»;

Сергей Иванов — «Общественный люстрационный комитет»

Анна Колесник — «Общественный союз по защите прав человека»;

Денис Колесников — «Граждане Днепропетровщины»;

Надежда Коренная — Общественный союз «Всеукраинское объединение участников боевых действий и волонтеров АТО»;

Екатерина Кувита — «Общественный союз «Достоинство»;

Наталья Мамченко — «Центр противодействия коррупции в органах власти»;

Максим Марчук — «Всеукраинская общественная организация «Союз общественных организаций Украины — Народный Совет»;

Ростислав Попович — «Украинское общественно-правовое движение „Демократия через право“»;

Игорь Проценко — «Стоп нелегал»;

Ярослав Романенко — «Демократическая защита»;

Анатолий Свирид — «Сердце киборгов».

Собака лает, караван идет

«Все ваши замечания будут выслушаны, и в дальнейшем мы обязательно на них отреагируем», — так Роман Труба дал всем понять, что у него четкий план действий, от которого он не собирается отступать. Поэтому и не реагировал на любые крики, замечания и предложения присутствующих — двигался сугубо по подписанному им же самим Порядку.

На долгий спич Барнацкого и других возмущенных Труба строго возразил: «Другого порядка сегодня на собрании не будет!». И в конце добавил: «Вы имеете полное право фиксировать и давать предложения по поводу процедуры проведения собрания, но сегодня собрание уже началось и мы должны придерживаться Порядка…».

Отчитавшись по бюллетеням сугубо статистически: «Всего было подготовлено 120 бюллетеней, на данный момент зарегистрирована 91 личность, выдано 90 бюллетеней, испорчено 3, не выдано 27», и попросив участников собрания быть цивилизованными людьми, директор ГБР после выборов главы собрания покинул зал.

По ходу голосования, которое длилось до 22:00, стало понятно, что на самом деле реальных общественных активистов в списке кандидатов было не 99, а максимум 10. И эта десятка как раз и состояла из возмущенных этим «фарсом», как назвал собрание Павел Барнацкий. Ведь было очевидно, что группа людей синхронно, по списку, голосовала за определенных представителей в Совет общественного контроля.

«Я, делегат и уже участник сегодняшнего фарса, выделил следующие нарушения, которые лягут в основу иска. Существует постановление Кабмина, где регламентируется проведение учредительного собрания. На основании этого был издан приказ директора ГБР Романа Трубы, но, к сожалению, зная его как профессионального работника, думаю, его подвело окружение. И я уверен, если бы он знал, сколько нарушений было совершено, он бы никогда этого не допустил.

Есть учредительное собрание, и все решения принимаются сугубо на нем. Если решение принимаются структурой, которую как бы должны контролировать общественные организации, а эта структура выбирает Порядок — как меня выбрать или не выбрать, это уже абсолютно никакой не общественный контроль. Это они под себя выбирают своих, уже давно определенных людей. Аваков, Пашинский, Турчинов — это все их общественные организации, присутствующая здесь так называемая «группа 45″. Они готовились давно, чтобы контролировать каждую силовую структуру», — объяснил происходящее Барнацкий.

Вторым грубым нарушением юрист называет ситуацию с бюллетенями: все корешки и бюллетени были идентифицированы. «Для меня просто отвратительно, что мной — соавтором Уголовного кодекса Украины, других законов, пытается манипулировать сборище каких-то мошенников … Если бы Роман Труба знал, он бы этого не допустил», — рассказал свою версию случившегося Павел Степанович.

Подтверждением выводов заместителя главы ГО «Народный антикоррупционный надзор» стал список лиц, известных как утвержденные, опубликованный в Facebook общественным деятелем, активистом Майдана Дмитрием Карпом еще в 13:00 30 марта. В комментарии Realist’у он сообщил, что 90% членов избранного Совета — это вручную заведенные 30 организаций.

«Мне этот список слили, но кто — сказать не могу», — заявил он.

Александр Леменов, секретарь конкурсной комиссии ГБР, рассказал Realist’у, что предупреждал Романа Трубу о провокациях и подобном разворачивании событий.

 «Я говорил ему ранее, что нужно проводить голосование онлайн, а не так, как проводили здесь. Мы два года сопровождаем создание ГБР, я написал много текстов по этому поводу, поэтому знаю ситуацию с выборами. Впрочем, весь этот шум не может являться фундаментом для его (Романа Трубы. – R) будущего увольнения, о чем тут заявляют некоторые».
 

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Раде предложили принять закон о «коллаборантах». Их выявят «моральные авторитеты» из комиссии при Порошенко

Вчера в Верховной Раде зарегистрировали так называемый «закон о коллаборантах». Он призван предотвратить допуск к госслужбе и на выборные органы людей, которые сотрудничали с Россией и сепаратистами. Причем решать, кто является коллаборантом, а кто нет, будет даже не суд, а комиссия при президенте Украины.

Чем чреват этот законопроект выясняла «Страна».

Проверка на патриотизм

Официальное название «закона о колабрантах» – проект Закона №7425 «Про защиту украинской государственности от проявлений коллаборационизма».  

Этот документ зарегистрирован вместе с другим законопроектом «О внесении изменений в уголовный кодекс Украины (относительно коллаборационизма и усиления ответственности за государственную измену)».

«Сейчас лица, причастные к коллаборационизма, продолжают занимать или претендовать на высокие должности в государстве, что является недопустимым. Кроме того, в ходе урегулирования конфликта многим таким лицам будет предоставлена ​​амнистия, к ним будет применено законодательство по недопущению преследования и наказания лиц — участников событий на временно оккупированной территории Украины. Нет сомнений, что коллаборационизм должен быть осужден, а определенные права коллаборационистов ограничены в целях защиты национальных интересов Украины, обеспечение мира, безопасности и демократического развития государства», — сказано в пояснительной записке к проекту Закона на сайте Верховной Рады. 

Проект вводит т.н. проверку на коллаборационизм для тех лиц, которые хотят попасть в органы власти, правоохранительные органы, суды и участвовать в выборах на всех уровнях. 

Коллаборантами считаются граждане Украины, «которые содействовали или содействуют врагу в осуществлении агрессивных действий, развертывании военного конфликта против Украины, включая поддержку органов, самопровозглашенных или созданных врагом, которые исполняли или исполняют на временно неподконтрольной Украине территории функции, свойственные органам государственной власти или органам местного самоуправления».

Фото первой страницы проекта закона — со странички депутатской группы «Вільні люди» в Фейсбук

Любопытно, что для проведения проверок установлен срок давности: проверка не может длиться больше 20-ти лет со дня окончания агрессии против Украины. А время, за которое осуществляется проверка, определяется датой начала вооруженного конфликта на Донбассе. 

Проверка может быть проведена в отношении одного человека только один раз. 

Хочешь на госслужбу – докажи, что патриот

Одна из авторов законопроекта про защиту украинской государственности, юрист Ирина Лоюк, называет его нормы «вполне стандартными для европейской практики».

По ее словам, сейчас в Украине проблема с тем, что людей, которые поддерживали оккупанта, либо не судят, либо отпускают на свободу. И они возвращаются на подконтрольную территорию жить, работать и решать судьбу Украины. А то, что они помогали оккупантам, фактически сходит им с рук.

«Это такой себе закон о люстрации. Он касается только тех людей, которые претендуют на занятие государственных должностей. Он предусматривает, что лицо, которое было активным пособником оккупанта на территории Донецкой и Луганской областей, не может работать на госслужбе. Это понятно и логично, и волне по-европейски, такая практика в ЕС существует», – отмечает в комментарии «Стране» Ирина Лоюк.

Те, кого признают коллаборационистами, не смогут занимать государственные должности, избираться на выборные должности, работать в спецслужбах и служить в армии.

Тяжкие проявления коллаборационизма – например, пребывание на должностях, в том числе выборных, в органах сепаратистских администраций, – будут криминализированы и приравнены к государственной измене.

В изменениях к УК авторы предлагают за такие преступления наказание в виде от 12 до 15 лет тюрьмы с лишением права занимать определенные государственные должности.

Ирина Лоюк уточняет, что 111 статья УК Украиныи сейчас предполагает такое наказание за госизмену – законопроект в нее просто добавляет понятие коллаборационизма.  

Будут наказывать на 15 лет за посты в соцсетях в поддержку т.н. «ЛДНР»

Исходя из норм законопроекта, под понятие коллаборационизма подпадают те люди, которые совершают следующие действия:

1) организация массовых мероприятий политического характера в поддержку агрессора и «ЛНР», «ДНР»;
2) неоднократное размещение и распространение в социальных сетях призывов в поддержку агрессора, «ЛНР», «ДНР»;
3) трудоустройство на политические и административные должности в органах «ЛНР», «ДНР»;
4) участие в военных действиях, вооруженном конфликте на стороне агрессора «ЛНР», «ДНР»;
5) проведение мероприятий по поиску и привлечения других лиц для поддержки агрессора», ЛНР», «ДНР»;
6) передача материальных и нематериальных ресурсов представителям агрессора, «ЛНР», «ДНР»;
7) призывы, проведения агитации в учебных заведениях в поддержку агрессора, «ЛНР», «ДНР»;
8) осуществление публичных призывов к поддержке действий агрессора, «ЛНР», «ДНР»;
9) организация и участие в проведении информационных компаний, направленных на обеспечение поддержки агрессора, «ЛНР», «ДНР».

В законе прописаны также исключения – правда, с формулировками несколько размытыми и сложно доказуемыми.

Так, коллаборационисты могут избежать наказания, если их противоправные действия были совершены:

1) последствием применения физического принуждения к лицу или членов его семьи, которое подтверждается надлежащими доказательствами;
2) в связи с угрозой убийства или применения насилия, если были реальные основания опасаться осуществления таких угроз и при наличии надлежащих доказательств;
3) с целью устранения угрожающей опасности, если она в данной обстановке не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является равнозначным или менее значительным, чем вред предотвращенный (крайняя необходимость), что подтверждено надлежащими доказательствами.

Ограничения в отношении коллаборационистов устанавливаются на 15 лет и предусматривают запрет:

1) занимать любые должности государственной службы и службы в органах местного самоуправления;
2) избираться в органы государственной власти и органов местного самоуправления;
3) осуществлять правосудие в соответствующем суде;
4) входить в состав правоохранительных органов ВСУ и других военных формирований;
5) занимать (быть назначенным или избранным на) любые другие должности, связанные с выполнением функций государства или местного самоуправления;
6) назначаться, избираться, быть включенным в комиссии, рабочих групп, других органов, образующихся при органах государственной власти или местного самоуправления, быть привлеченным экспертом по работе указанных органов;
7) назначаться на работу в объекта, имеющего стратегическое значение для экономики и безопасности государства;
8) быть допущенным к государственной тайне;
9) получать разрешения на приобретение, хранение и ношение огнестрельного охотничьего, холодного, пневматического оружия.

 «Начнется охота на ведьм»

У законопроекта сразу же нашлись критики как в юридической среде, так и среди общественности.

«Сами формулировки закона настолько расплывчасты, что позволят фактически любого человека привлечь к ответственности за какие-либо высказывания, которые будут противоречить основоположной линии высказываний украинской власти. Так как, по сути, при желании любые слова можно счесть такими, которые играют на руку агрессору или «ЛНР» и «ДНР», — комментирует «Стране» юрист Ростислав Кравец. — То есть, существует риск, что новый законопроект может превратиться в инструмент репрессий. Законопроект даст повод объявлять коллаборантами всех, чье мнение отличается от курса правящей партии. Это законопроект вмешивается в гражданские права и несет в себе угрозу построения тоталитарного государства».  

С такой точкой зрения согласен блогер Андрей Шокотко. Он сказал о законопроекте, что «под ним с удовольствием подписался бы товарищ Сталин». 

«В законодательное поле вводится понятие «коллаборант» с очень расплывчатым определением термина — практически каждого, кто критикует правительство, можно объявить коллаборантом, организовать травлю, запретить заниматься профессиональной деятельностью, в том числе журналистской», – считает он.

При этом информация о том, что человека признали коллаборантом, не является конфиденциальной. То есть, вывод комиссии при президенте будет доступен каждому желающему. В тексте законопроекта сказано, что вывод Комиссии по коллаборационизму должен быть обнародован на официальном сайте Президента Украины в сети Интернет. Ответственна за обнародование информации Администрация Президента.

Любопытен пассаж из законопроекта об источниках доказательств сотрудничества с оккупантом. Согласно тексту документа, доказательствами могут считаться: объяснения участников процесса проверки; документы; объяснения свидетелей; выводы или объяснения экспертов; объяснения или консультации специалистов; информация, размещенная в сети Интернет; информация, полученная Комиссией по результатам направления запросов к физическим, юридическим лицам, объединений граждан, субъектам властных полномочий и другим источникам информации, не запрещенных законом.

То есть, по сути доказательством коллаборационизма может служить все, что угодно. Правда, человек, которого проверяют, уведомляется о начале проверки, может в ней участвовать и обжаловать ее. 

Гэбистские «тройки» заменят суд

Опасения эти подкреплены тем, что согласно проекту закона, коллаборантом человека объявляет не суд, а специальная комиссия, которую созывает президент Украины. В комиссию входят некие «моральные авторитеты», в том числе «сотрудники правоохранительных органов», которые должны решить, кто патриот – а кто нет.

По закону, состоять комиссия должна из 50 членов, который разделены на коллегии по 10 человек. Комиссия может создавать территориальные подразделения. Состав Комиссии определяется на конкурсной основе по решению Президента Украины. Правда, сказано, что в состав Комиссии должны войти по 2 представителя от Президента Украины, Верховной Рады Украины, Кабинета Министров Украины, Службы внешней разведки Украины и Службы безопасности Украины. Срок полномочий — пять лет с правом повторного назначения. 

«В состав должны войти сотрудники правоохранительных органов, потому что не всем дано знать «моральным авторитетам»: возможно, человек на той стороне был нашим разведчиком», – отмечает соавтор закона Ирина Лоюк.

К тому же, комиссия при рассмотрении материалов проверки обязана выяснить: совершал ли человек коллаборационистские действия; основания и мотивы для совершения лицом указанных действий; есть смягчающие и отягчающие обстоятельства; есть ли основания для передачи материалов в правоохранительные органы.

И все же, из текста проекта, который по просьбе «Страны» предоставила Ирина Лоюк, не до конца понятно, кого же считать «лицом с высоким моральным авторитетом».

«Это лицо, мнение которого уважает общество в силу определенных профессиональных, моральных или других подобных качеств такого лица, чья деятельность заслуживает общественного уважения. Подобные формулировки, которые вы называете размытыми, обычные для украинского законодательства. Например, в отношении депутатов: «Недопустимо использование народным депутатом своего депутатского мандата вопреки общепризнанным нормам морали, правам и свободам человека и гражданина, законным интересам общества и государства». Что такое «общепризнанные нормы морали» – у каждого они свои, однако норма существует. Как и во многих других законах», – комментирует законодатель. 

Членом Комиссии, согласно проекту закона, может быть назначен «гражданин Украины, который на момент назначения достиг 35 лет, владеющий государственным языком, имеет высокие профессиональные и моральные качества, общественный авторитет». Финансируется комиссия из госбюджета. Штатное расписание Комиссии утверждает президент после согласования с СБУ и Службой внешней разведки Украины. 

«В правовом государстве к ответственности привлекает только суд и именно он решает, лишить человека свободы или ограничить его в праве занимать должность, а не карательные комиссии Порошенко», — напоминает Андрей Смирнов. 

По его мнению, введение подобных комиссий и ограничительных мер в отношении граждан Украины — прямой признак диктатуры. «Думаю, следующей созданной комиссией будет выявление врагов государства, отказывающихся покупать конфеты «Рошен», — иронизирует эксперт. 

«Начнется охота на ведьм, что приведет к массовой зачистке неугодных под благовидным предлогом патриотизма, – утверждает Шокотко. – Комиссии по коллаборантам будут выявлять врагов народа, организовывать их травлю и лишать работы — а уж затем приедут гэбисты и бросят облитых грязью отщепенцев в переполненные тюремные камеры… Всё как при Сталине. Но флаг не красный, а сине-желтый».

По мнению Шокотко, авторы законопроекта проталкивают «инструмент репрессий» под благовидным предлогом наказания пособников российских оккупантов. «Но забывают, что в Украине уже есть суд и уже есть законы, к примеру статья 111 УК Украины. Никакие гэбистские «тройки» не могут по нашей Конституции подменять суды», – пишет Андрей Шокотко, добавляя, что по его мнению, проверкам на благонадежность будут подвергаться целые категории граждан в обязательном порядке, а остальные по доносам, в том числе анонимным.

«Это даже хуже, чем «революционные тройки», поскольку деятельность троек определялось законом — здесь же регламентом», — комментирует политический эксперт Руслан Бортник.

Он уверен, что в таком виде законопроект не будет поддержан международными организациями — поскольку это внесудебный способ наказания/расправы.

«По таким же мотивам Венецианская Комиссия разгромила закон о люстрации. Вероятность принятия низкая, разрабатывается законопроект для шантажа оппозиции, запугивания общества и чиновников, предвыборного пиара среди правых радикалов. Классический пример «охоты на ведьм», создание идеологических трибуналов», — полагает Бортник.

Но Ирина Лоюк еще раз акцентирует: эти проверки должны будут проходить не все граждане, а только те, кто собираются работать на государственной службе, избираться в органы власти либо становиться судьей. И подчеркивает, что ни о каких рейдах, трибуналах и доносах речи не идет.

Правда, в самом тексте закона сказано, что проверка на коллаборационизм может быть проведена по инициативе самого лица, по решению Комиссии, и по результатам обращения третьих лиц. Причем заявление с просьбой о проверке может быть подано как отдельным лицом (индивидуальное), так и группой лиц (коллективное).

«Это обычный, соответствующий европейской практике закон, а его уже превратили во что-то невообразимое. Что это сталинисты, гэбисты. От отдельных активистов посты меня удивляют. Притом люди даже не видели текст, а уже стали критиковать», – комментирует соавтор законопроекта.

Ирина Лоюк рассказывает, что на этапе обсуждения ее даже попросили еще больше ужесточить закон. «Были предложения запретить коллаборационистам работать еще и учителями в школах. Но у нас есть рекомендации ПАСЕ, заключения юридической комиссии при ПАСЕ, согласно которым ограничивать можно только работу на госслужбе. Еще закон потом должен быть подан на Венецианскую комиссию, поэтому мы все это учитывали и не могли выйти за установленные цивилизованные рамки. Превращать все это в «сталинские» рейды и «гебисткие тройки» никто не будет», – утверждает Ирина Лоюк.

«В очередной раз покажем, что Украина от дончан отказалась»

О том, что Украине нужен закон о коллаборантах, ранее заявлял министр внутренних дел Арсен Аваков.

«Я говорю о необходимости принятия закона о коллаборантах. Что-то вроде того, который был принят в послевоенной Франции де Голлем. Нужно принимать философию амнистии, которая поддерживается всем обществом на очень простых принципах. Если на руках кровь и жизни украинских солдат, я не думаю, что мы можем себе позволить механизмы амнистии; если люди сотрудничали с местными администрациями, вынужденно или по слабости, тут должна быть воля к примирению», — считает он.

Интересно, что сейчас при Офисе Омбудсмена по правам человека Валерии Лутковской  создана рабочая группа, которая будет разрабатывать основополагающий документ для поиска мирного урегулирования на Донбассе и защиты прав человека на Донбассе и в Крыму.

«Во главу угла мы поставили компенсацию жертвам конфликта с обеих сторон. Под жертвами конфликта мы понимаем широкое число людей, которые пострадали в результате конфликта (и комбатанты, и мирное население, их родственники). Второе – вопрос ответственности. Но при этом мы сознательно фокусируем внимание на то, что обязательной ответственности подлежат только те люди, которые совершили военные преступления. Это достаточно малое количество людей. К остальным могут применяться механизмы люстрации – устранение от власти людей, которые принимали основоположные политические решения в поддержку оккупационной власти»,  – объясняла на днях Громадському Алена Лунева, эксперт Центра информации о правах человека.

Первый основной посыл рабочей группы  – жители оккупированной территории, не должны отвечать за то, что они там жили и работали. «Кроме случаев, когда они совершили уголовные преступления (мы говорим о военных преступлениях, преступлениях против человечности, тяжких нарушениях прав человека), – уточнила Лунева. – Очень много людей, принадлежащих к разным профессиям, поддерживали оккупантов, но это не повод сажать их в тюрьму или запрещать им заниматься журналистской деятельностью».

При этом концепция обмедсмена относится к обеим сторонам, акцентирует Лунева. «Если какой-то полевой командир со стороны «ЛНР», «ДНР» боится, что он будет сидеть в тюрьме за военное преступление, пусть он не беспокоится – у него будет компания из нашего полковника, майора из штаба, из-за которого произошел Иловайский котел, например», – предложила она.

Видимо, авторы «закона о коллаборантах» считают такой подход обмудсмена слишком мягким и в целом неправильным.

«Существует вполне реальный риск, что под видом законодательства о коллаборационизме украинскому обществу вскоре будут пытаться навязать законодательство о капитуляции. Если концепция, которая готовится в офисе омбудсмена, предполагает, что боевики и наемники будут признаны «жертвами войны», единственный способ этому противостоять – задать свою, проукраинскую повестку дня», – комментирует на Фейсбуке один из инициаторов законопроекта, народный депутат Сергей Высоцкий.

То есть, можно сказать, что фактически закон о коллаборантах разработан в противовес предложениям об амнистии «лндровцев» и дискурса о примирении с сепаратистами.

«Когда на фронте российско — украинской войны каждый день погибают украинские солдаты и гражданские граждане Украины… Здесь в Киеве, прогрессивная общественность, и конечно, всезнающие эксперты из институтов, под фрапе в новых красивых и конечно теплых офисах начинают продвигать тему примирения с Россией и ее террористами. Что это? Снижение мобилизационной способности общества? Размытие внимания общества на войне? Подмена понятий? Что мол война уже закончилась и надо походить на новый этап? Просто пиар?» — задается на своей странице в Фейсбуке один из авторов законопроекта про коллаборантов, Виталий Овчаренко. 

«Этот закон направлен не на то, чтобы кого-то догнать и наказать, а чтобы установить барьеры на вхождение в украинскую государственную власть таким людям, – в свою очередь, отрицает Ирина Лоюк. – Можно ли говорить, что этот закон – один из способов наказать тех, кто пособничал оккупантам? Да, потому что это определенное ограничение прав. Но касается оно только права занимать государственную должность».

По мнению юриста Ростилава Кравца, принятие законопроекта о коллаборантах нарушит как нормы Конституции, так и Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. 

Андрей Шокотко настаивает: если законопроект примут, усилится дискриминация граждан Украины с донбасской пропиской, так как их будут назначать врагами народа в первую очередь.

«Война на Донбассе окончательно перейдет в долгоиграющую, на десятилетия. Уже на стадии законопроекта этот документ сыграет роль десятка безумных Фарион. Даже если его не примут, сам факт появления текста в очередной раз покажет жителям оккупированных территорий, что Украина от них отказалась. Ведь сейчас на эту тему красочно выскажутся все патриотичные патриоты, выпестованные на сталинских идеалах».

Страна

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ВСУ подыграл власти при рассмотрении дела о незаконной ликвидации банка “Союз” – эксперт

Решение Верховного суда Украины о пересмотре дела незаконно ликвидированного банка “Союз” является политическим, а не юридическим.

Об этом заявил юрист Ростислав Кравец в комментарии УНН.

Он рассказал, что незаконную ликвидацию банка “Союз” подтвердили все три судебные инстанции: Окружной административный суд города Киева, Киевский апелляционный суд и Высший административный суд Украины. Следовательно, оснований для пересмотра дела попросту нет. Но в Верховном суде Украины решили иначе.

«В отношении банка «Союз» было принято неправосудное решение. При этом свои мотивы Верховный суд Украины отметил в решении очень поверхностно. Он указал только то, что суды должным образом не оценили доказательства. Хотя я следил за этим делом и всеми доказательствам, которые предоставлялись в пределах этого дела. Суды всех инстанций давали соответствующие оценки. Поэтому я считаю, что в данном случае ВСУ явно принял противоправное и незаконное решение», — отметил Р.Кравец.

Он не исключил, что политически мотивированное решение ВСУ мог принять под давлением Нацбанка. В частности, Р.Кравец напомнил, что в конце прошлого года глава Нацбанка В.Гонтарева попыталась вмешаться в судебную систему, направив письмо в адрес председателя Верховного суда Украины с рекомендациями, как судьям выносить решение в делах о ликвидированных банков.

«Я думаю, что решение ВСУ относительно банка «Союз» может быть следствием того письма. По моему заявлению уже возбуждено уголовное дело в отношении В. Гонтаревой за попытку вмешиваться в деятельность ВСУ и судебной системы», — отметил Р.Кравец.

Юрист убежден, что указанное решение ВСУ свидетельствует о подыгрывании власти.

«Что касается решения по банку «Союз», то я считаю, что оно не имеет никакого отношения к закону, оно исключительно политическое и совершенно необосновано и фактически еще раз доказывает, что действующий ВСУ фактически выполняет задачи сегодняшней власти, а не соблюдает требования закона», — резюмировал он.

Напомним, помимо банка “Союз”, незаконно ликвидированными признаны 12 банков: “Михайловский”, “Премиум”, “Капитал”, “Укринбанк”, “Киевская Русь”, “Восточно-промышленный банк”, “КСГ банк”, “ТК Кредит”, “Банк Велес”, “Радикал банк”, “Финансовая инициатива”, “Хрещатик”.

В судебном решении о незаконной ликвидации банка «Михайловский» говорится о том, что Нацбанк вынес преждевременное и необоснованное постановление об отнесении этого банка к категории неплатежеспособных. Кроме того, суд опроверг доводы Нацбанка о том, что руководство банка «Михайловский» осуществляло незаконные финансовые операции.

Источник: УНН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Реформа поліції в Україні: чи допоможе при домашньому насильстві «ПОЛІНА»

Близько 60% українців страждають від домашнього насильства, більшість жертв — жінки та діти. Боротися із цим почала «ПОЛІНА» — поліція проти домашнього насильства.

«Кожного дня він нормальна людина, але щойно сутеніє, стає наче монстр — примушує мене до сексу, а якщо я не погоджуюсь, то починає мене бити…»

Це одна з тисяч розказаних анонімно історій українських жінок, які страждають від домашнього насильства. Лише з початку 2017 року, за даними міністерства внутрішніх справ України, до поліції звернулися понад 50 тисяч людей. І ця цифра постійно зростає. Протидіяти цьому має новий проект МВС — «ПОЛІНА», який почав працювати в Україні 12 червня.

Пілотний проект

Мобільні групи з протидії насильству у сім’ях — пілотний проект, і поки діє лише у трьох містах — Дарницькому районі Києва, Малиновському районі Одеси та Сєвєродонецьку на Луганщині. За місяць після старту правоохоронці отримали майже 400 звернень, а проти кривдників склали 115 адміністративних протоколів та відкрили чотири кримінальних провадження. «Результати нас вразили… Люди починають розуміти, що їм є до кого звертатися», — заявила в розмові з DW ініціаторка проекту, заступниця міністра внутрішніх справ Анастасія Дєєва.

До мобільних груп, за її словами, входять працівники різних підрозділів Нацполіції — патрульної поліції, ювенальної превенції, карного розшуку, а також дільничі офіцери. Усі вони пройшли спеціальну підготовку та знають, як говорити з жертвами домашнього насильства та як попередити його. Більшість з членів мобільних груп — жінки. «Жінки є природніми комунікаторами. Вони можуть деескалувати конфлікт без залучення спецзасобів, що також дуже важливо при конфлікті, який виникає в сім’ї», — пояснює Анастасія Дєєва.

Працює «ПОЛІНА» так: спочатку на виклик приїздять патрульні поліцейські, які мають попередити конфлікт і визначити, чи це домашнє насильство. І якщо так, то далі справа передається мобільним групам. Якщо конфлікт можна залагодити на місці, проводиться бесіда і з потерпілим, і з кривдником. Якщо ж жертвам насильства потрібна допомога, їх можуть відправити до реабілітаційних центрів.

У планах МВС до жовтня залучити до цього проекту і інші області, щоправда, які саме, поки не називають. До середини 2018 року мобільні групи «ПОЛІНИ» мають з’явитися по всій Україні.

Приховане насильство

Від домашнього насильства страждають близько 60% українців, більшість жертв — жінки та діти. Найбільше звернень, за даними МВС, — з Києва, Дніпропетровської та Одеської областей.

«Понад 70% дзвінків до нас надходять від жінок, 30% — від чоловіків. Звертаються жінки усіх вікових категорій, усіх соціальних груп, і з великих міст, і з селищ, і з районних центрів», — розповіла DW президентка Міжнародного жіночого правозахисного центру «Ла Страда-Україна» Катерина Левченко.

Звернень від постраждалих — дедалі більше, констатують правозахисники. Втім, це не обов’язково означає збільшення кількості порушень. Просто ті, хто страждає від насильства, більше не можуть тримати це вдома за зачиненими дверима та почали говорити про проблему відверто, сподіваючись на допомогу, каже Анастасія Дєєва.

Зараз до правоохоронців в Україні, за її словами, звертаються лише 10% жертв насильства в сім’ї. На це є різні причини — хтось боїться повторення насильства чи засудження з боку суспільства, а хтось зневірився у тому, що хтось може прийти на допомогу.

Обмежена «ПОЛІНА»

Втім, чи зможе їм реально допомогти «ПОЛІНА» — під питанням, адже мобільні групи попри готовність реагувати на домашнє насильство, зараз обмежені в своїх діях і навряд чи зможуть зробити більше, ніж звичайні поліцейські, попереджають юристи.

«Без ухвалення окремого закону, який би регулював питання стосовно домашнього насильства, а також дій поліції, фактично все це буде виключно піаром якоїсь нової програми. Тому що насправді поліцейські в даному випадку не можуть навіть зайти до житла, якщо там відбувається бійка», — каже юрист Ростислав Кравець.

Зокрема, досі не ратифікована Стамбульська конвенція та не ухвалене національне законодавство з протидії домашньому насильству, які розширюють повноваження поліцейських та чітко визначають, що воно є кримінальним злочином. Адже станом на сьогодні воно, у кращому випадку, класифікується як нанесення тілесних ушкоджень.

У МВС визнають, що проблеми є, однак сподіваються, що після таких ініціатив люди почнуть більше довіряти поліції та звертатися за допомогою.

DW.COM

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Как возместить ущерб при затоплении: новые требования судов

В акт оценки ущерба придется вносить намного больше сведений, чем раньше.

Затопление квартир и долгие препирательства с соседями о возмещении ущерба — через эту конфликтную ситуацию хоть раз прошел, наверное, каждый дом в нашей стране. Главным правилом для определения суммы урона было составление соответствующего акта представителя ЖЭКа или ОСМД. По нему расплачивалась виновная сторона или судилась пострадавшая.

Однако недавно Верховный суд постановил, что для выплаты ущерба больше недостаточно общего заключения об ущербе и одной цифры с суммой потерь. Рассматривая дело №6-2125цс16, ВСУ заключил, что для подобных дел нужно детализированное заключение.

«Во-первых, в акте по оценке ущерба должен быть указан виновник затопления. То есть владельцы той квартиры, из-за которой возник потоп: если вода полилась с 20-го этажа и дошла до 15-ого, то должно быть четко понятно, что жильцы с 19 по 16 этажи ни в чем не виноваты. Во-вторых, коммунальные работники должны точно установить причину потопа: например, что прорвало кран, или что возникла течь в трубах между этажами (не находящимися в квартире). В последнем случае, например, виновны не квартировладельцы, а коммунальные службы. Ну и в-третьих, ВСУ затребовал детальное описание нанесенного ущерба для всех пострадавших квартир, с соответствующими расчетами. Без всех этих составляющих суд не будет принимать решений в пользу пострадавших», — объяснил старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

И рекомендовал не отправляться в суд без правильно оформленной претензии.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: при незаконном вывозе наличных суд может ограничиться штрафом

Суд обязал вернуть гражданке Италии 1 млн долларов, которые она незаконно пыталась вывезти. Решение судьи возмутило даже премьер-министра Украины Владимира Гройсмана.

Глава правительства обратится в НАБУ с просьбой проверить судью, который принял решение возвратить деньги итальянке. Женщина пыталась вывезти эти деньги из Украины в октябре.
 
Какое наказание предусмотрено за незаконный вывоз наличных, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры».
 
«Конфискация является такой исключительной мерой наказания относительно изъятия этих денег в доход государства, и суд может на собственное усмотрение избрать другой способ, например, штраф, и конфискацию не проводить. Такая мера также предусмотрена нормами Административного кодекса и Таможенного кодекса», — заявил Кравец.
 
При этом он указал, что в случае с итальянкой есть определенное перекручивание фактов.
 
«Потому что даже это решение суда, которым были обязаны вернуть (деньги — ред.), его пока что нигде не огласили, есть только эмоциональные заявления премьер-министра по этому поводу, а самого решения — почему суд решил эти деньги вернуть — также нет», — отметил адвокат.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры