Архив метки: «ПриватБанка»

Приватные мстители. Чем знамениты юридические компании, участвующие в деле ПриватБанка

Когда речь идёт о миллиардных спорах, стороны процесса не жалеют денег на услуги ведущих правоведов мира. Фокус выяснил, какие компании защищают конфликтующие стороны по делу ПриватБанка.

В начале августа в Великобритании завершилось промежуточное слушание по делу ПриватБанка. Высокий суд Лондона рассмотрел заявление бывших совладельцев финучреждения Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова об отмене ареста их активов. Кроме того, украинские олигархи оспаривают и саму необходимость рассмотрения дела о выводе средств из национализированного ПриватБанка в Высоком суде Лондона. По прогнозам, окончательное решение по спору суд примет в октябре этого года.

На прошлой неделе происходила подготовительная часть процесса, во время которой заслушали аргументы сторон. Судебный процесс начался ещё в декабре прошлого года по иску государственного ПриватБанка к бывшим совладельцам и шести подконтрольным им компаниям, которых государство подозревает в мошеннических схемах вывода денег. Национализированный банк обвиняет Коломойского и Боголюбова в присвоении $ 1,9 млрд. Якобы по результатам независимого аудита компании Kroll выяснилось: ещё до национализации банк заключил ряд сомнительных сделок, которые в итоге привели к убыткам на сумму около $ 5,5 млрд. Как отмечается в материалах суда, банк выдал кредиты 46 заёмщикам, якобы на закупку марганцевой руды, полиэтилена, концентрата яблочного сока и промышленного оборудования. Однако ни одна из компаний, заявляют в Привате, не собиралась делать поставки товаров или оборудования. По мнению истца, об этом свидетельствует то, что в большинстве из них не было возможностей выполнять многомиллионные контракты. 45 из 46 заёмщиков имели по одному наёмному работнику. Практически у всех компаний не было ни офисов, ни сайтов, ни персонала, ни складов. При этом объёмы заказов почти равны годовому объёму экспорта некоторых небольших стран. Более 65% кредитов согласовали в течение двух рабочих дней с момента подачи запроса. В целом ПриватБанк выдал свыше 120 кредитов на суммы от $ 3,7 до $ 57 млн. Этим занимался специально созданный отдел банка, не проверяя платёжеспособность заёмщиков. Большинство вышеупомянутых компаний вообще не имели кредитной истории. Также интересный факт — ни одна из них не имела истории продаж. 39 из 46 заёмщиков или не предоставляли информации о своём бизнесе, или отмечали, что занимаются «неспециализированной оптовой торговлей».

Уже после национализации ПриватБанка государство добилось ареста активов экс-владельцев финучреждения и шести афилированных с ними компаний стоимостью более $ 2,5 млрд. Суд также обязал Коломойского и Боголюбова раскрыть информацию о принадлежащих им активах.

Интересы Игоря Коломойского в Высоком суде Лондона представляет британская юридическая компания Fieldfisher, Геннадия Боголюбова — американская Skadden. Интересы государственного ПриватБанка — британская фирма Hogan Lovells.

Защитники Манафорта

Самая влиятельная юридическая фирма Уолл-стрит — именно так американская пресса окрестила компанию Skadden, защищающую интересы Геннадия Боголюбова. Её годовой доход составляет более $ 2,5 млрд.

В Skadden хорошо знакомы с украинскими реалиями. К их услугам во времена Януковича дважды обращался Минюст (по делу экс-премьера Юлии Тимошенко). Фирма также сотрудничала с американскими политтехнологами Полом Манафортом и Риком Гейтсом, которые консультировали Януковича.

В частности, юристы компании в 2012 году составили отчёт, который оправдывал заключение Тимошенко. Они сделали выводы, что тюремный срок экс-премьеру не был политически мотивирован. Эти выводы противоречили позиции США и ЕС. А госдепартамент США назвал документ фальшивым несмотря на то, что соавтором отчёта стал управляющий партнёр Skadden Грегори Крейг, работавший адвокатом Белого дома в администрации Барака Обамы. За этот отчёт компания официально получила лишь 95 тыс. грн (почти $ 12 тыс. по тогдашнему курсу). Однако позже ей якобы доплатили из «чёрной бухгалтерии» Януковича ещё около $ 1 млн.

Второй раз к Skadden правительство Януковича обращалось в 2013 году — при рассмотрении дела «Тимошенко против Украины» в Европейском суде по правам человека. Тогда за услуги юридической компании из бюджета заплатили 10,2 млн грн (более $ 1,2 млн). Впоследствии Генпрокуратура обвинила Александра Лавриновича, бывшего Министра юстиции Украины, его заместителя и главного бухгалтера Минюста в безосновательной и незаконной растрате бюджетных средств.

В прошлом году Skadden вернула $ 567 тыс. Украине, заявив, что эти деньги правительство заплатило ранее за работу, которая так и не была выполнена.

Юридический дубль

Интересы национализированного банка в суде представляет британская юридическая фирма Hogan Lovells, которая уже имеет выигранное дело против экс-акционеров ПриватБанка в пользу другого украинского олигарха — Виктора Пинчука.

Самая влиятельная юридическая фирма Уолл-стрит — именно так американская пресса окрестила компанию Skadden, защищающую интересы Геннадия Боголюбова

Hogan Lovells — одна из самых известных юрфирм в мире с годовым оборотом более $ 2 млрд. Такие цифры позволяют компании войти в список топ-7 наиболее прибыльных юридических фирм мира.

В 2013 году Hogan Lovells представляла интересы украинского бизнесмена Виктора Пинчука, который требовал от Коломойского и Боголюбова $ 2 млрд. Этот судебный процесс британская пресса назвала одним из самых дорогих в истории английского права. Пинчук заявлял, что в середине 2000-х передал экс-владельцам Привата $ 130 млн для покупки Криворожского железорудного комбината. В суде он утверждал, что не получил от Коломойского и Боголюбова ни предприятия, ни денег. Утраченную за эти годы прибыль Пинчук оценил в $ 2 млрд.

В результате олигархи разошлись, заключив мировое соглашение. Пинчук остался доволен работой Hogan Lovells, получив в качестве компенсации элитную недвижимость в Лондоне ценой около $ 500млн.

В рамках международного расследования Paradise Papers журналисты выяснили, что юристы Hogan Lovells также помогали зарегистрировать Пинчуку коммерческую недвижимость на офшорные компании на острове Мэн.

Кроме того, Hogan Lovells одержала победу в ещё одном похожем деле. Оно касалось масштабной мошеннической схемы вывода денег через офшорные компании из казахского БТА Банка бывшим владельцем финучреждения Мухтаром Аблязовым. За победу, которая принесла БТА Банку $ 2,1 млрд без длительной и дорогостоящей судебной тяжбы, Hogan Lovells получила престижную премию The Lawyer Awards 2013. Стоимость юридических услуг компании тогда не разглашали.

Внесудебный Коломойский

Игоря Коломойского в суде представляет юридическая компания Fieldfisher. В отличие от других представителей судящихся сторон, о Fieldfisher нет публичных упоминаний о работе с украинскими клиентами.

Fieldfisher — юридическая компания с главным офисом в Лондоне и почти двумя десятками представительств в разных странах мира. Это 37-я по уровню доходов юридическая компания в Великобритании с годовым доходом более $ 200 млн.

Юридическая компания специализируется на решении коммерческих споров, в том числе в банковской сфере. Вероятно, Коломойский рассчитывает на внесудебное решение дела, ведь Fieldfisher имеет большой опыт в медиации и является основателем ведущего института медиации в Великобритании.

Также известно, что адвокат Игоря Коломойского — партнёр юридической фирмы Fieldfisher Эндрю Лафферти.

Почасовой тариф

Юристы, как и их заказчики, неохотно говорят о стоимости услуг. Даже в государственном ПриватБанке отказались назвать цену услуг компании Hogan Lovells, ссылаясь на коммерческую тайну. Однако Фокус попросил украинских юристов оценить ориентировочную стоимость «защиты» и «нападения» в Лондонском суде.

Маркиян Мальский, партнёр адвокатского объединения ARZINGER, считает, что в этом деле гонорары юридических компаний не будут напрямую корреллировать с суммой спора. «Большую часть работы действительно очень изящно выполнят иностранные коллеги. Будет много свидетелей и экспертов, ведь чем масштабнее дело, тем больше юридической работы нужно проделать. Однако я не думаю, что в деле будут фиксированные или максимально определённые гонорары, скорее всего, это будет почасовая оплата», — рассказывает Мальский. По его словам, гонорары британских адвокатов составят в среднем $ 500–700 за час. А вот общую стоимость процесса украинский юрист оценивает примерно в $ 15 млн.

Ростислав Кравец, старший партнёр адвокатской компании «Кравец и Партнёры», несколько скромнее оценивает стоимость услуг иностранных коллег — от $ 500 тыс. до $ 3 млн. По его словам, обычно чем больше сумма, на которую претендуют в судебном споре, тем больший гонорар получают адвокаты. Однако прямой зависимости в процентном отношении нет. «Учитывая указанную сумму спора, гонорар адвокатской компании может составлять несколько миллионов долларов. Кроме того, сюда могут входить дополнительные затраты на привлечение экспертов, детективов, которые будут доказывать различные обстоятельства», — считает Кравец.

Он добавляет, что иностранные компании часто ставят определённую зависимость суммы гонорара от выигрыша дела. Так называемый гонорар успеха — это дополнительные бонусы и премии в случае успеха.

Сорвать куш

Топ-5 самых высоких гонораров, которые получали юридические компании за свои услуги

$ 1,6 млрд — самая большая сумма, которую когда-либо получали юристы за одно дело. Эти деньги разделили компании, обслуживавшие банкротство американского банка Lehman Brothers, в 2008 году. Самый большой гонорар — $ 512 млн получила консультационная фирма Alvarez&Marsal.

$ 755 млн получили юристы, которые в 2009 году обслуживали банкротство канадской телекоммуникационной компании Nortel. Самый большой гонорар — $ 217 млн получила юридическая фирма Cleary Gottlieb Steen&Hamilton LLP, координировавшая работу юристов по делу Nortel на территории США.

$ 701 млн составил гонорар юристов, представлявших интересы США при рассмотрении дела о крупнейшей в истории США финансовой пирамиде, которую создал Бернард Мейдофф. $ 384 млн получила юридическая фирма Baker Hostetler, специалисты которой добились возвращения $ 17,5 млрд, вовлечённых в финансовую пирамиду. Её основатель получил максимально разрешенный законодательством США срок заключения — 150 лет.

$ 688 млн получила юридическая фирма Coughlin Stoia Geller Rudman&Robins LLP в результате выигрыша процесса против компании Enron, в прошлом — одной из крупнейших энергетических компаний США. Юридическая компания получила 9,5% от компенсации, которую выплатила обанкротившаяся энергетическая компания.

$ 345 млн заработал самый богатый американский юрист Джо Джемейл, представляя интересы нефтяной компании Pennzoil, Co. Причиной судебного процесса стало то, что в Texaco, Inc. была предыдущая неофициальная договорённость о приобретении Pennzoil, Co. Однако в последний момент Texaco, Inc приобрела другую компанию. Pennzoil, Co обратилась в суд, который обязал Texaco выплатить Pennzoil $ 10 млрд. Гонорар Джемейла составил $ 335 млн, а его помощника — $ 10 млн. Состояние Джемейла достигает примерно полутора миллиарда долларов. Все деньги он заработал юридической практикой.

Владимир Рыхлицкий, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Государство должно найти и арестовать выведенные из Приватбанка активы — Кравец

Государству необходимо в первую очередь найти и арестовать активы ПриватБанка, выведенные из него перед национализацией в объеме, по данным расследования детективного агентства Kroll, 5,5 млрд долларов.

Такую позицию озвучил в эфире радиостанции Голос Столицы старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

«Необходим розыск конечных бенефициаров этих компаний, на которые были выведены активы и приложить максимум усилий, чтобы арестовать их, чтобы они не пропали. Я считаю, что в данном случае государство и те правоохранительные органы, которые должны и будут этим заниматься, в первую очередь должны уделить этому максимум внимания. Потому что я надеюсь и знаю, мы неоднократно сами обращались к этому агентству Kroll, что они предоставляют информацию, где находятся на сегодняшний день все эти активы. Так было со всеми банками — с Дельта Банком, где государство до сих пор ничего не делает, и с другими», — сказал он.

Кроме того, по словам Кравца, параллельнно государство должно привлечь к ответственности сотрудников Национального банка Украины, не заметивших фальсицикацию отчетности ПриватБанка, скрывшую выведение из него столь масштабного объема средств.

«У нас любят сажать или угрожать арестом, но что касается возмещения ущерба, то об этом все забывают. Что касается подделки документов, то мы видим, что по итогам расследования этих дел, если взять пример того же банка «Киевская Русь», где была также выявлена подделка отчетности, на сегодняшний день ни одно лицо не привлечено к ответственности. И тут я также считаю, что чтобы привлечь к ответственности виновных, в первую очередь встанет вопрос о привлечении к ответственности соответствующих сотрудников Национального банка, которые должны были это контролировать», — подчеркнул он.

Напомним, как заявил НБУ, ПриватБанк раздавал кредиты на приобретение активов и финансирование бизнеса в Украине и за рубежом в пользу тогдашних акционеров банка и аффилированных с ними лиц.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Руководство Приватбанка обвинили в растрате и откроют уголовное дело

Госбанку вменяется в вину акция по бесплатному проезду в киевском метро.

Приватбанк засудили за рекламную акцию и открыли уголовное дело. 10 января 2018 г. следственный судья Соломенского районного суда г. Киева обязал Национальное антикоррупционное бюро открыть расследование по делу №760/28858/17, и внести соответствующую запись в Единый реестр досудебных расследований.

Бывший председатель Приватбанка Галина Пахачук (на этой неделе ее сменил чех Петр Крумханзл) обвиняется в растрате и злоупотреблении служебным положением по ч. 2 ст. 191 Уголовного кодекса.

Согласно заявлению, оказавшемуся в распоряжении UBR.ua, основанием для обвинений послужила акция, которую Приватбанк проводил совместно с MasterCard в киевском метро с 15 сентября по 1 декабря 2017 г.: при безналичных оплатах (платежными картами либо NFC смартфонами) госбанк возвращал своим клиентам деньги за часть поездок в подземке.

«Когда такие подарки раздает прибыльная госструктура или любая коммерческая структура — это еще нормальная история. В последнем случае «минус» должен перекрываться вливаниями акционеров. Но вот, когда бесплатные раздачи производит госбанк, работающий в минус, в который Минфин уже вложил больше 120 млрд. грн. средств налогоплательщиков и он подал заявку на новые вливания — это уже преступление. Растрата народных денег, которая выливается в крупные убытки для государства. И организовавшие ее лица должны понести ответственность. Граждане Украины, налогоплательщики, имеют право этого требовать от правоохранительных органов, что я и сделал. И получил постановление суда в свою пользу», — отметил в разговоре с UBR.ua истец Ростислав Кравец.

Он уточнил, что указанные преступления предусматривают ответственность в виде тюремного заключения сроком на пять лет с запретом впоследствии заниматься аналогичной деятельность до трех лет.

«Если же будет доказана растрата в особо крупных размерах, а здесь, полагаю, может иметь место именно такой случай, то речь зайдет о 8 годах тюрьмы», — отметил Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: акционеры Приватбанка получат компенсацию, обжаловав национализацию

Скандалы вокруг ПриватБанка не затихают. В НАБУ говорят, государство может понести большие убытки из-за дела о хищении денег в этом финучреждении.

По словам директора НАБУ, Артема Сытника, главные акционеры ПриватБанка — Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов — до 1 июля 2017 года должны были перекрыть кредитный портфель, но не сделали этого.
 
Сытник также прогнозирует, что адвокаты акционеров подадут в суд на НАБУ.
 
Каковы перспективы судебных процессов вокруг ПриватБанка, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Як би ви розцінили ці заяви Ситника? Чому, на його думку, держава може зазнати великих збитків?
 
—  Фактично, держава вже зазнала великих збитків, і сама схема приватизації, так званої націоналізації ПриватБанку, а безпосередньо викуп державою вже збанкрутілого банку, вже нанесла досить великі збитки, які вираховуються вже сотнями мільярдів гривень, і ця сума буде збільшуватися. Що стосується безпосередньо того, що говорить Ситник, на мій погляд, це взагалі повинно дивувати. Бо він є все ж таки керівником правоохоронного органу, і не дивлячись на те, що Кабмін, які саме угоди укладав, у разі, якщо були певні злочинні схеми щодо виведення коштів минулими акціонерами, а такі схеми були, тому що 2014 року розслідуються кримінальні справи стосовно виведення 19 мільярдів гривень рефінансування, то питання тут до Ситника, чому він за цей час фактично не займався розслідуванням цих кримінальних справ. А наразі намагатися такими заявами зняти з себе відповідальність, ніяк інакше це не розцінюю. Саме намагання зняти з себе відповідальність.

Зараз навколо ПриватБанку якісь судові процеси відбуваються?
 
— Як мені відомо, тут відбуваються з обох сторін судові процеси. З одного боку, акціонери ПриватБанку досить активно і досить успішно по-перше, вони оспорюють свої договори поруки, за якими вони поручалися за зобов’язаннями перед тією фінансовою установою, зобов’язаннями з рефінансування, які надавав НБУ, саме це оскаржують. Інший етап, це ті ж акціонери ПриватБанку оскаржують незаконність ось цієї націоналізації, так званої, викупу державою самого ПриватБанку. І третій етап, це те, що не досить так активно розслідується, це розслідування цих кримінальних справ стосовно виведення рефінансування, хоча в ЗМІ постійно з’являються все нові подробиці, оці мільярди, сотні мільярдів гривень, ці пов’язані особи… навіть в іноземній пресі з’явилася інформація з таблицею, на якій компанії ПриватБанк надавав безпосередньо кредити, всі ці компанії так чи інакше були пов’язані з минулими екс-власниками ПриватБанку, а також пов’язані з топ-менеджментом ПриватБанку.
 
Хоча на сьогоднішній день в Україні ці справи, як можна побачити, вони спускаються на гальмах. Тому на мій погляд, говорити про успішність взагалі розслідування кримінальних справ, на сьогоднішній день без наявності якоїсь політичної волі з боку держави, неможливо. А що стосується акціонерів ПриватБанку, то я прогнозую, що вони досить успішно в судах оскаржать і безпосередньо і націоналізацію Приватбанку, при цьому навіть зможуть отримати певні компенсації, і фактично припинять ці свої договори поруки, за якими вони поручалися щодо використання коштів платників податків.
 
Що таке незакриті кредитні портфелі?
 
— Насправді, як свідчать оці публікації в ЗМІ, виявилась така ситуація, що ще з 2014, з 2012 року, ПриватБанк активно надавав кредити компаніям, де засновниками і директорами були співробітники самого ПриватБанку. Ці кошти виводилися за кордон у вигляді передоплат, самі компанії, от те, що розслідувала ця англійський журналіст, в кінці-кінців закривалися, передавалися заборгованості на інші компанії, при цьому вони передавалися з дозволу безпосередньо ПриватБанку. У нових компаній на балансі не було нічого фактично, статутні фонди там становили близько тисячі гривень, а може, і менше, і компанії знаходилися, навіть українські журналісти вже розслідували цю справу, в якихось там жилих приміщень, квартирах, і про існування цих компаній навіть мешканці цих квартир, де ці компанії були зареєстровані, нічого не знали. То таким саме чином і є ці незакриті кредитні портфелі, які фактично ніколи не закриються, тому що боржники за цими кредитами не мають будь-яких активів і взагалі ніколи їх не мали, і навряд чи будуть мати в майбутньому.
 
Тобто у держави взагалі немає ніяких важелів, щоб примусити виконати зобов’язання?
 
— На мій погляд, саме така ситуація склалася, саме на мій погляд, за певною домовленістю між акціонерами ПриватБанку і фактично керівниками держави. Бо у разі, якщо б такої домовленості не було, то до такої ситуації ніколи б не дійшло. Тому на сьогоднішній день дійсно у держави, по-перше, досить мало певних інструментів, а з іншого боку, відсутня політична воля на те, щоб навести в цьому лад. Це подається таким чином, що намагаються створити враження, що хтось щось робить. Але я так розумію, що з огляду навіть на ці заяви Ситника, він же прекрасно розуміє, що хтось в кінці-кінців може стати цапом-відбувайлом за всі ці історії з ПриватБанком.
 
Самим клієнтам банку, вкладникам, є якісь ризики?
 
— Я вже неодноразово заявляв, що взагалі мати справи з ПриватБанком — це досить ризиковано, це моє виключно враження роботи ПриватБанку. Що стосується сьогоднішніх клієнтів ПриватБанку, то також варто нагадати, що ще 14 грудня минулого року президент вніс в ВРУ законопроект стосовно гарантування вкладів ПриватБанку всім вкладникам. На сьогоднішній день вже 21 серпня, тобто вже скоро буде рік, але цей законопроект так і не був підписаний і не були внесені відповідні зміни до закону, тому на сьогоднішній день, на мій погляд, існують дуже великі ризики стосовно тих, хто зберігають кошти в ПриватБанку.

Чи можливе повернення прав власності до колишніх власників взагалі, за яких-небудь умов?
 
— На мій погляд, це можливо. Але це не потрібно минулим власникам, бо як показали ці всі аудити, розслідування цих всіх кримінальних справ, фактично, у ПриватБанку відсутні будь-які активи, які могли б в подальшому надати можливість цьому банку працювати. Ми бачимо, що фактично раз в два-три місяці держава направляє туди певний обсяг рефінансування, от нещодавно це були чергові 20 мільярдів гривень надані. Я прогнозую, що там десь в жовтні постане чергове питання стосовно докапіталізації ПриватБанку ще близько на 20 мільярдів, чи 30 мільярдів гривень. Це буде залежати від того, який саме буде на той час курс долару до гривні в Україні. Тому, на мій погляд, екс-акціонерам ПриватБанку цей фактично банк-банкрут також не потрібен, тому що таких коштів, які могли б підтримати його на плаву і фактично дати йому можливість працювати, у акціонерів, на мій погляд, також немає.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Что с них взять. Сможет ли государство взыскать задолженность с бывших собственников ПриватБанка

Последствия «выбивания долгов» из бывших акционеров ПриватБанка могут оказаться для страны весьма плачевными, в то время как экс-владельцы большинства прогоревших финучреждений страны продолжают уклоняться от погашения долгов.

В начале июля НБУ сообщил о старте процедуры взыскания долгов с бывших акционеров ПриватБанка, ссылаясь на то, что срок добровольной реструктуризации их кредитов истёк. На запрос Фокуса в Нацбанке ответили предельно лаконично, практически не отклоняясь от формулировки ранее обнародованного пресс-релиза. Регулятор подчеркнул, что конкретные способы взыскания долгов с бывших владельцев ПриватБанка пока не могут быть разглашены. «Речь может идти обо всех активах бывших акционеров, поскольку, например, под выдачу рефинансирования у Нацбанка есть личные гарантии Игоря Коломойского», — сказали в НБУ.

Теоретически, взыскать с экс-собственников ПриватБанка могут как кредиты рефинансирования НБУ, так и задолженность, которую в Нацбанке классифицировали как кредиты связанных лиц. Согласно информации, озвученной экс-главой НБУ Валерией Гонтаревой в мае 2017 года, задолженность по рефинансированию ПриватБанка на тот момент составляла 13,8 млрд грн. В одном из интервью Гонтарева подчеркнула, что Нацбанк не хочет гасить это рефинансирование, так как в этом случае будут утрачены залоги — реальные активы, принадлежащие Коломойскому, и его персональные гарантии.

Журавль в небе

Наиболее значимые активы, которые принадлежат входящим в группу «Приват» бывшим акционерам ПриватБанка Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову (второе и третье места в рейтинге Фокуса «100 самых богатых людей Украины» с состоянием по $ 1,2 млрд у каждого), — около 42% акций нефтегазодобывающей компании «Укрнафта»; крупнейшая авиакомпания Украины МАУ; «Укртатнафта», которая контролирует Кременчугский нефтеперерабатывающий завод и значительную часть АЗС страны; Марганецкий и Орджоникидзевский ГОКи; ферросплавный бизнес и медиахолдинг «1+1 медиа».

Образно говоря, государство не желает довольствоваться «синицей в руке» в виде возвращённых кредитов рефинансирования и засматривается на «журавля в небе». Как сообщил недавно Александр Шлапак, задолженность по кредитам связанных с группой «Приват» компаний оценивают в 190 млрд грн, не считая 8,4 млрд грн обесцененных процентов, которые также подлежат взысканию. То есть теоретически речь может идти о сумме около 200 млрд грн, которая заметно превышает стоимость активов группы «Приват», по оценке Фокуса. По крайней мере государство уж точно попытается вернуть 117 млрд грн, влитые в банк в процессе национализации.

Колеблющаяся линия партии. Пётр Порошенко и Игорь Коломойский неоднократно достигали компромисса по политическим и бизнесовым вопросам. Однако их ситуативный союз никогда не был долгим

В НБУ объёмы взыскания не уточнили и сослались на то, что возврат средств прежде всего находится в компетенции национализированного ПриватБанка и будет проходить аналогично обычной процедуре взыскания в случае просрочки долгов. По словам управляющего партнёра АО Suprema Lex Виктора Мороза, это означает начало ряда судебных процессов, в рамках которых бывшим акционерам ПриватБанка предъявят претензии по долгам финучреждения, в частности по инсайдерским кредитам.

В успехе подобных начинаний сомневаются практически все опрошенные Фокусом эксперты. «Единственное, что реально, — отобрать активы, которые бывшие акционеры дали в залог Нацбанку под кредиты рефинансирования», — говорит руководитель аналитического отдела инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий. В частности, это несколько самолётов Boeing 737 и треть курорта «Буковель».

Однако, по мнению Паращия, даже с залогами под рефинанс всё непросто, ведь по закону при невыполнении банком обязательств по рефинансированию НБУ сначала должен снять деньги с корсчетов финучреждения, которое уже находится в государственной собственности, и лишь потом переходить к залогам.

Аналитик инвесткомпании Adamant Capital Инна Звягинцева не исключает, что НБУ и правоохранители постараются арестовать напрямую записанное на экс-акционеров ПриватБанка имущество. Однако учитывая распространённую среди украинских бизнесменов практику оформлять большую часть активов на номинальных бенефициаров, вряд ли за счёт этого удастся получить ощутимую сумму. Старший партнёр адвокатской компании «Кравец и Партнёры» Ростислав Кравец считает, что у бывших акционеров и вовсе не заберут ничего, либо объём активов, на который удастся обратить взыскание и получить реальные средства, окажется крайне незначительным. По его мнению, вероятнее всего, НБУ будет создавать лишь видимость попыток взыскания средств.

«Опыт работы с задолженностью проблемных банков, обязательства которых перед вкладчиками вынужден исполнять Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), свидетельствует, что в арсенале у НБУ и его структур нет эффективных инструментов для взыскания имущества с лиц, которые стали выгодополучателями при выведении банковских активов», — продолжает член Экономического дискуссионного клуба Евгений Олейников.

По его мнению, о негативном сценарии развития событий косвенно свидетельствует и решение Минфина о дополнительной капитализации ПриватБанка на сумму более 30 млрд грн — если бы ситуация со взысканием имела положительные перспективы, то новое привлечение таких значительных сумм вряд ли понадобилось бы.

Земные проблемы. Крах принадлежавших крупнейшему латифундисту страны Олегу Бахматюку банка «Финансовая инициатива» и VAB-банка не лучшим образом отразился и на его основном бизнесе — холдинге UkrLandFarming

Спорным вопросом, по всей видимости, станет и сумма связанных с экс-акционерами ПриватБанка кредитов, которую государство оценивает в 190 млрд грн, в то время как бывшие собственники признают лишь 9 млрд грн. Учитывая, что большая часть связанных кредитов может быть спрятана за номинальными владельцами в офшорных юрисдикциях, государству будет затруднительно отстоять своё видение дела в судах. По словам Виктора Мороза, для получения соответствующих доказательств требуется качественная работа аудиторов, которые смогут проследить цепочку собственности корпоративных прав и установить, кем, когда и на каких основаниях привлекались номинальные собственники и директора. Однако юрист предупреждает, что украинские суды далеко не всегда принимают во внимание подобные заключения, в особенности подготовленные иностранными аудиторами.

Чего вы хотите?

Наблюдая перипетии взыскания долгов с экс-владельцев ПриватБанка, нельзя исключать, что истинная причина публичного скандала — не желание вернуть потраченные на восстановление платёжеспособности ПриватБанка средства, а стремление оказать политическое давление на Коломойского и депутатов партии «УКРОП», одним из основателей которой он является.

Опрошенные эксперты также не исключают, что процесс взыскания с экс-собственников ПриватБанка получил более широкий резонанс именно из-за политической составляющей конфликта. От того, как днепровский олигарх будет использовать свои политические и медийные ресурсы, зависит распределение электоральных симпатий на следующих выборах. Возможно, в этом контексте власть пытается использовать долги ПриватБанка как один из аргументов «принуждения к миру». То есть за отказ от поддержки альтернативных президентской партии политических проектов и лояльность к властям подконтрольных Коломойскому медиа о взыскании долгов могут и позабыть.

При этом последствия «выбивания долгов» из бывших акционеров ПриватБанка могут оказаться для страны весьма плачевными. Так, Александр Паращий предупреждает, что в случае падения доверия к банку из-за резонанса вокруг взыскания задолженности из финучреждения может уйти много денег, а это «раскачает» валютный рынок. Правда, самому ПриватБанку ничего не угрожает благодаря «подушке безопасности» в виде сотен миллиардов гривен государственных вливаний.

Ничто не вечно. Ещё четыре года назад Дельта Банк Николая Лагуна входил в число крупнейших финучреждений страны. Сегодня от него остались лишь долги

Нехорошая компания

Пока государство показательно уделяет повышенное внимание конфликту с экс-акционерами ПриватБанка, о бывших собственниках около 90 банков, прогоревших после 2013 года, сегодня мало кто вспоминает публично. А ведь многие из них по-прежнему не возвращают государству миллиардные суммы, в то время как ФГВФЛ по состоянию на 1 июня 2017-го уже выплатил пострадавшим вкладчикам банков-банкротов свыше 87 млрд грн.

В числе наибольших должников по кредитам рефинансирования в Нацбанке называют экс-владельца банка «Надра» Дмитрия Фирташа (долг 9,8 млрд грн), Олега Бахматюка, который должен 7,2 млрд грн по кредитам банка «Финансовая инициатива» и 3 млрд грн за рефинанс VAB-банка, бывшего бенефициара «Дельта-банка» Николая Лагуна (8 млрд грн) и экс-акционера банка «Финансы и Кредит» Константина Жеваго (6,3 млрд грн).

В судах рассматриваются иски Нацбанка к Бахматюку, Лагуну и Жеваго о взыскании задолженности по договорам поручительства и залога по кредитам рефинансирования, которые некогда подконтрольные им банки получали от НБУ. «Ответчики нередко используют процессуальные казусы, чтобы затягивать время рассмотрения дел в суде», — говорят в Нацбанке. Несовершенство украинской судебной системы играет на руку экс-банкирам — в отличие от НБУ, который действует в правовом русле, они часто применяют коррупционные механизмы. Вместе с тем регулятор заявляет о ряде положительных судебных решений, которые уже переданы государственной исполнительной службе. В качестве примера НБУ приводит дело банка «Камбио», с бывших владельцев которого исполнители уже взыскивают долги.

Всё то же самое

Кроме рефинансирования НБУ, на вышеназванных бизнесменах продолжают «висеть» кредиты связанных с ними компаний. Погашать их необходимо ФГВФЛ. Как не раз подчёркивал его глава Константин Ворушилин, не возвращают кредиты фонду около 95% заёмщиков, многие из которых продолжают вести роскошный образ жизни. В числе крупнейших должников фонда всё те же лица. В одном из интервью глава ФГВФЛ сообщил, что по состоянию на начало 2017 года больше всего фонду задолжали Дельта-Банк Николая Лагуна (16 млрд грн), «Финансы и Кредит» Константина Жеваго (более 10 млрд грн) и VAB-банк Олега Бахматюка (более 7 млрд грн).

Люди гибнут за металл. В 2008 году владелец металлургической группы Ferrexpo и банка «Финансы и Кредит» Константин Жеваго был самым молодым миллиардером Европы. Сейчас он входит в число главных должников страны

Доля кредитов связанных лиц, из-за которых у регулятора возникли главные претензии к акционерам ПриватБанка, у многих подопечных ФГВФЛ также зашкаливает. Возьмём свежий пример Платинум Банка, который связывают с Борисом Кауфманом и Григорием Гуртовым. Как утверждают в ФГВФЛ, почти 96% общего кредитного портфеля юрлиц на сумму около 2,7 млрд грн были предоставлены связанным с банком структурам. Вместе с тем оценочная стоимость этих кредитов составляет только 110 млн грн, или 4,1% балансовой стоимости. Разницу в цифрах в ФГВФЛ объясняют тем, что обеспечением по 14 кредитам на сумму почти 1,9 млрд грн стало имущество, «созданное» путём подделки и фальсификации документов. По данным ФГВФЛ, 96% кредитного портфеля юрлиц Платинум Банка уже не обслуживается.

О проведении расследований и возбуждении дел относительно бывших собственников Платинум Банка пока неизвестно. Возможно, это лишь дело времени. Но, как показывают разбирательства с другими экс-владельцами банков, ситуация вполне может зайти в тупик, если фигуранту дела удастся заполучить поддержку и покровительство в верхах. Вернёмся к крупнейшему латифундисту Украины Олегу Бахматюку, совокупный долг которого перед государством Валерия Гонтарева оценила в 38 млрд грн. Как утверждала экс-глава НБУ в декабре 2016 года, после признания банков Бахматюка неплатёжеспособными бизнесмен так ничего и не заплатил по инсайдерским кредитам. Вместо этого он попросил защиты от неумолимой Гонтаревой у президента и премьер-министра. Глас вопиющего был услышан. Первые лица государства не раз публично вступались за бизнесмена, подчёркивая необходимость защиты подконтрольного ему крупнейшего агрохолдинга UkrLandFarming от чьего бы то ни было давления. В судебных разбирательствах с латифундистом украинская Фемида оказалась весьма переменчива. Осенью 2016 года НБУ добился ареста имущества бизнесмена, который выступал поручителем по кредитам своих банков. Однако впоследствии это решение суда было успешно оспорено.

Учитывая масштаб проблемы, который измеряется сотнями миллиардов гривен непогашенных долгов, хотелось бы верить, что госменеджеры, следователи и судьи, словно рыцари без страха и упрека, будут беспристрастно сражаться за взыскание долгов со всех без исключения собственников проблемных банков, дабы не перекладывать груз этих обязательств на плечи налогоплательщиков. Однако принимая во внимание уровень коррупции в стране и нерешённые проблемы в судебной системе, велик риск, что старые долги бывших акционеров финучреждений станут оружием, которое будут избирательно задействовать в интересах первых лиц государства.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Почему реструктуризация долгов ПриватБанка зашла в тупик

Бывшие владельцы ПриватБанка Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов не выполнили обещания перед государством и не провели реструктуризацию собственных кредитов в установленный к 1 июля срок.

Несмотря на то, что формально переговоры с бизнесменами еще продолжаются, уже становится ясно, что обе стороны готовятся к юридической и информационной войне. Коломойский «засыпает» государство исками в судах, а правоохранители проводят обыски в ПриватБанке. Чем закончится история с возвратом долгов, и как это скажется на стабильности «Привата» — в материале РБК-Украина.

Сроки истекли

Национализация ПриватБанка состоялась в декабре 2016 года. Формальной причиной для ее проведения стало огромное количество кредитов, которые банк выдал своим собственникам — олигарху Игорю Коломойскому и его партнеру Геннадию Боголюбову. По данным НБУ, 90% корпоративного портфеля банка -155 млрд гривен — приходилось на займы, которые выдавались аффилированным с собственниками ПриватБанка компаниям. «Это были никому неизвестные компании, существовавшие менее года. При этом их кредиты не были обеспечены ликвидными залогами», — объясняли в НБУ необходимость национализации одного из крупнейших коммерческих банков в Украине.

Владельцы ПриватБанка сами просили украинское правительство войти в капитал финучреждения. При этом они взяли на себя обязательства к 1 июля 2017 года вернуть 75% от суммы займов, а остаток погасить до конца года. Учитывая значительные расходы государства на национализацию ПриватБанка, механизм реструктуризации долгов Коломойского и Боголюбова зафиксирован в меморандуме МВФ. От имени ПриватБанка переговоры с бывшими владельцами вел консорциум, состоящий из международной компании Rothschild & Co и инвестиционно-банковской компании FinPoint, которая специализируется на вопросах слияний и поглощений (M&A) на украинском рынке.

Но уже 2 июля Министерство финансов заявило, что «значительного прогресса в вопросе реструктуризации не достигнуто». А Национальный банк сообщил, что срок реструктуризации кредитных долгов ПриватБанка истек и государство будет их взымать принудительно. Но о конкретных шагах в этом направлении НБУ рассказать отказался, лишь уточнив, что речь идет о стандартной процедуре взыскания просроченных долгов.

Национализация Приватбанка обошлась государству очень дорого. Если не считать процентные расходы по выпущенным на докапитализацию банка ОВГЗ, то затраты на Приват уже достигли 155 млрд грн, или 7% ВВП. Как объясняет глава банка Шлапак, все средства были направлены на формирование резервов под инсайдерские кредиты Привата. Он заверяет клиентов банка в стабильности финучреждения. «Докапитализация банка убережет его от любых проблем в дальнейшем, поскольку полученные средства мы направим на формирование страховых резервов. 130 млрд гривен средств — на счетах, а после докапитализации эта цифра будет около 170 млрд гривен, при том что обязательств банка перед физическими и юридическими лицами — на 190 млрд гривен», — заявил журналистам глава правления.

Срыв реструктуризации во многом обусловлен тем, что бывшие собственники банка и НБУ по-разному оценивают объем связанных, инсайдерских займов, которые были выданы компаниям Коломойского. В Нацбанке уверены, что причина банкротства ПриватБанка как раз в том, что при выдаче этих кредитов в капитале финучреждения сформировалась «дыра» в размере 155 млрд гривен. При подсчете этой суммы НБУ ссылался на собственную инструкцию учета кредитных рисков. В центробанке отмечают, что инсайдерские многомиллиардные кредиты выдавались через фирмы-«однодневки», учредителями которых были подставные физлица.

Но с оценкой Нацбанка не согласен Игорь Коломойский. До национализации аудитор Приватбанка — PriceWaterhouseCoopers оценивала инсайдерские кредиты финучреждения всего в 7,2 млрд гривен (4% портфеля). Но после того, как НБУ раскритиковал работу аудиторской компании и даже пригрозил ей лишением права проверять банки, ПриватБанк нанял компанию «большой четверки» — EY (Ernst&Young). Претензии НБУ к работе PwC заключались в том, что аудитор завысил стоимость залогов ПриватБанка по выданным инсайдерским кредитам.

Но и оценка Ernst&Young не совпадает с данными НБУ. На этот раз аудиторы насчитали в банке около 10 млрд гривен связанных лиц (6,4% портфеля). В Нацбанке такой результат объяснили тем, что перед аудитором не стояла задача изучить объем инсайдерских кредитов в ПриватБанке. Ernst&Young не смог получить подтверждение информации, о чем указал в аудиторском заключении, сообщили РБК — Украина в Национальном банке. В НБУ также рассказали, что аудитор неоднократно пытался выйти на заемщиков банка, однако они проигнорировали обращения. Сами аудиторы от комментариев воздержались.

Довести до банкротства

Глава правления ПриватБанка Александр Шлапак, заявление об отставке которого набсовет финучреждения рассмотрит 20 июля, пояснил, что оценивая инсайдерские кредиты, Нацбанк опирался на широкий перечень критериев, которым определяются связанные лица. Этот перечень закреплен в постановлении №315 от 2015 года.

Но аудиторы определяют связанные лица на основании международных стандартов финансовой отчетности. «В Европе никому даже в голову не придет, что банкир в здравом уме может выдать кредит на несколько миллиардов по ставке в три раза меньше компании, которая существует меньше года и еще и находится в плохом финансовом состоянии», — пояснял Шлапак журналистам.

Он рассказал, что ПриватБанк фактически выдавал кредиты другим компаниям Коломойского для погашения их займов. То есть, фактически речь идет о перекредитовании. По словам Шлапака, займы были выданы 36 заемщикам в октябре-ноябре 2016 года. Этими средствами были «перекрыты» кредиты предыдущих 196 заемщиков. Сейчас общий долг по этим кредитам составляет 133 млрд гривен. При перекредитовании банк снизил процентную ставку до 10,5% годовых, тогда как реальная ставка составляла 34%. Шлапак также уточнил, что под эти займы предоставлялись некачественные залоги — права на товар, которого по факту не было.

«В банке были выявлены системные нарушения со стороны бывшего менеджмента при выдаче этих займов и их обслуживании. Нами было подано заявление в Генеральную прокуратуру. ГПУ сегодня открыла уголовные дела по статьям 218.1 и 220 — доведение банка до неплатежеспособности», — резюмировал Шлапак. По его мнению, все 36 кредитов были подписаны бывшим главой правления (на тот момент Александр Дубилет) с превышением полномочий. Нацбанку предоставлялись недостоверные данные по непокрытому кредитному риску и несформированным резервам, а заемщики не проверялись на связанность, их финансовое положение искусственно завышалось.

Реакция на слова Шлапака была мгновенной. Один из бывших заместителей Дубилета, который курировал в банке направление корпоративного бизнеса, Владимир Яценко назвал слова Шлапака «враньем». «Выдача этих кредитов была согласована с НБУ и МВФ, и называлось все это трансформацией кредитного портфеля. Единственной причиной такой трансформации было нежелание Гонтаревой (глава НБУ Валерия Гонтарева, — ред.) и Рожковой (замглавы НБУ по банковскому надзору Екатерина Рожкова, — ред.) признавать договора залога, подчиненные английскому праву, что для ПриватБанка по большим кредитам было стандартной практикой. Будем надеяться, что НАБУ выяснит, какими мотивами руководствовались эти чиновники, и от кого они получили задание забрать ПриватБанк», — заявил Яценко на своей странице в Facebook 4 июля, сразу после пресс-конференции Шлапака.

В качестве подтверждения своих слов, он обнародовал переписку с Денисом Новиковым — замдиректора департамента банковского надзора НБУ. Переписка свидетельствует скорее о том, что НБУ контролировал процедуру довнесения залогов под «токсичный» портфель.

Аналогичной позиции придерживается и другой бывший топ-менеджер «ПриватБанка» Олег Гороховский. По его словам, НБУ сознательно создал ситуацию с трансформированными кредитами для того, чтобы обосновать проблемы банка и вывести его на национализацию.

По мнению регулятора, бывший менеджмент «Привата» проводил рискованную кредитную политику, ведь аудит выявил существенный объем обесцененных кредитов – почти 207 млрд гривен. Также НБУ напомнил о низком уровне обеспечения кредитов в банке. «Из 178,4 млрд грн кредитов юридическим лицам и 15,3 млрд грн финансового лизинга залогами обеспечено лишь на 23,7 млрд грн. Из-за отсутствия залогов заемщики не заинтересованы в погашении кредитов, а взыскание задолженности в судебном порядке является сверхтяжелым», — заявила 12 июля замглавы НБУ Екатерина Рожкова в Комитете Рады по финансам и банковской деятельности.

Сидячая война

Несмотря на срыв обязательств, переговоры по реструктуризации кредитов еще продолжаются. Премьер — министр Владимир Гройсман заявил, что если бывшие владельцы ПриватБанка не выполнят свои обещания, то их ждет уголовная ответственность за невыполнение закона. По его словам, окончательно точку в этом деле должен поставить отчет Rothschild о проведенных переговорах. Предполагалось, что отчет будет готов к 1 июля, однако из-за того, что «переговорщиков» наняли не в апреле, а в мае, то переговоры затягиваются. По информации РБК-Украина переговоры могут завершиться в первую неделю августа.

В свою очередь НБУ также готовится привлечь к ответственности Коломойского и Боголюбова. Для этих целей Нацбанк нанял американское детективное агентство Kroll и консалтера AlixPartners для проведения комплексного аудита — forensic audit — в Приватбанке. Обе компании имеют большой опыт расследований в финансовой сфере. В Украине Kroll уже привлекался к расследованию убийства журналиста Георгия Гонгадзе. Ожидается, что результаты forensic будут готовы к концу сентября. После их обнародования, у НБУ и ПриватБанка будет возможность перейти к юридической войне с бизнесменами в международных судах.

Параллельно Генеральная прокуратура открыла 9 уголовных производств по возможным злоупотреблениям в банке. 24 мая следователи провели обыски по месту жительства бывшего топ-менеджмента банка и адресам регистрации юридических лиц, связанных с ПриватБанком. 6 июля обыски уже были проведены следователями НАБУ в главном офисе «Привата».

Следствие рассматривает возможные злоупотребления как со стороны менеджмента и владельцев ПриватБанка, так и со стороны работников Нацбанка, осуществлявших надзор за финучреждением. Расследования проходят по факту возможного хищения руководством Привата выделенного в 2014 году рефинансирования на 19 млрд гривен, а также незаконного кредитования связанных компаний. На допросы вызываются представители бывшего топ-менеджмента банка, из тех, кто находится в Украине.

По словам Шлапака, возможное привлечение к ответственности должно происходить по статье «доведение банка до неплатежеспособности». В украинских реалиях она фактически не работает. Среди 90 ликвидируемых банков, ни один топ-менеджер или владелец финучреждения по этой статье не привлекался. Кроме того, в Украине отсутствует законодательство, которое позволяет избежать уголовной ответственности за доведение банка до неплатежеспособности даже при условии возврата каких-либо долгов.

«Поведение правительства выглядят скорее, как шантаж. Учитывая слабую историю верховенства закона в Украине, особенно когда речь идет об олигархах, мы не верим в возвращение какой-либо значительной части средств, и мы не считаем, что правительство будет преследовать кого-либо в этой истории. Во многом это связано с тем, что государственные органы уже совершили много юридических и процедурных ошибок в этом процессе, которые исключают любые успешные судебные иски», — прокомментировал заявления НБУ и правительства руководитель аналитического отдела инвестиционной компании Concorde Capital Александр Паращий.

Времени не теряет и Коломойский. От имени разных компаний к государству поданы иски по оспариванию национализации, незаконности конвертации средств в капитал банка, признании недействительным договора поручительства. Кроме того, на днях бизнесмен частично изменил структуру собственности своего телеканала 1+1, продав известным журналистам и телеведущим миноритарную долю. Естественно, юридического эффекта от этого действия нет, но в медийной сфере все выглядит как создание публичной защиты от любого посягательства на актив.

Шансы на возврат

В НБУ считают, что у Коломойского нет шансов оспорить национализацию и вернуть «Приват» в свою собственность. «Иски, по которым обжалуется национализация, не могут привести к возврату банка предыдущим владельцам. Согласно статье 41 закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц» государство как инвестор не может быть лишено права собственности на приобретенные акции банка и такие акции не могут быть истребованы у государства в пользу предыдущего владельца», — уверена замглавы НБУ Екатерина Рожкова.

«Владельцы Привата сами попросили правительство о национализации. На соответствующее обращение ссылается Кабмин в постановлении о вхождении в капитал банка, а это юридический документ. Во-вторых, нет такого законодательного механизма, который предусматривал бы возврат банка предыдущему собственнику после национализации. Иски Коломойского можно расценивать как попытки оспорить действия власти перед обществом» — сообщил РБК-Украина один из топ-менеджеров крупного украинского банка, пожелавший остаться неназванным.

В то же время, юристы не столь категоричны. «У Коломойского и Боголюбова есть все шансы выиграть иски в украинских судах. Это касается как признания незаконным выкупа государством акций банка, так и решения НБУ по связанным лицам и невозврата списанных средств. К примеру, уже сегодня, украинскими судами принимаются решения о незаконности отнесения А-банка, и Суркисов (Григорий и Игорь Суркисы, — ред.) к связанным с ПриватБанком лицам. В этих решениях уже установлены важные обстоятельства для дальнейшего признания неправомерными действий НБУ. Само же письмо Коломойского и Боголюбова, по моему мнению, не имеет юридической силы. В нем не зафиксированы гарантии выполнения ими обязательств, следовательно, они имеют право их не выполнять и не нести ответственность за доведение банка до неплатежеспособности», — сообщил РБК-Украина старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Иван Пальчевский, журналист, специально для РБК-Украина

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Сколько стоило государству переход ПриватБанка под его контроль (документы)

Юристы считают, что национализация ПриватБанка могла пройти значительно мягче, быстрее и дешевле.

Национальный банк Украины (НБУ) планировал национализацию крупнейшего коммерческого финучреждения, ПриватБанка, еще задолго до ее осуществления.

В распоряжении НВ Бизнес оказались документы, которые свидетельствуют о том, что НБУ готовил план национализации банка с начала 2016 года.

Выяснилось, что для подготовки национализации НБУ нанял две международные компании: детективное агентство Kroll и консалтера AlixPartners, с которыми были заключены договоры 5 февраля и 4 июля 2016 года соответственно. Весь прошлый год упомянутые компании, в соответствии с условиями договоров, консультировали и помогали Нацбанку «в подготовке к национализации системно важного банка и розыску активов бенефициарных владельцев банка для обеспечения возврата средств рефинансирования НБУ».

При этом AlixPartners привлекла к себе в помощь на территории Украины юрфирму Астерс для оказания юридических услуг по вопросам украинского права. Последняя отчитывалась о своей работе непосредственно главе НБУ Валерии Гонтаревой.

За услуги AlixPartners пришлось заплатить круглую сумму. Стоимость консультаций составила 66,2 млн грн. Для этого НБУ использовал резерв, созданный для непредвиденных расходов на сумму 33,37 млн грн. А остальная сумма на 32,8 млн грн добиралась за счет уменьшения статьи расходов «Налоги, сборы и обязательные платежи». То есть Нацбанк сознательно снизил отчисления в бюджет Украины для оплаты счетов. Расходы на Kroll были ниже – 20,9 млн грн, но НБУ пришлось повысить лимиты тех самых резервов.

Мало того, НБУ планирует потратить на AlixPartners в 2017 году еще 20 млн евро. Об этом говорится в проекте решения Нацбанка, которое находится в распоряжении НВ Бизнес.

По словам Ростислава Кравца, старшего партнера юрфирмы Кравец и партнеры, в случае, если бы к работе были привлечены украинские юркомпании, аудит Привата мог бы потянуть максимум на 10 млн грн, а срок подготовительных работ – до трех месяцев.

Нанятые же НБУ западные консультанты были не знакомы с украинской финансовой и налоговой системами, и чтобы закрыть пробелы, они нанимают украинских субподрядчиков. Поэтому ушло достаточно много времени и средств.

Национализация Привата напрашивалась гораздо раньше, еще в 2014 году, когда было понятно, что план докапитализации его акционеры не смогут выполнить, говорит Кравец. Отсутствие реальных активов, резервов, инсайдерское кредитование, злоупотребления менеджмента банка по выводу средств, все эти данные были известны НБУ, но там особо не форсировали события.

Эрик Найман из Capital Times, говорит, что каждый день задержки с решением по Привату увеличивал стоимость проблемы для государства на миллионы гривен. С конца 2015 года одна из крупных консалтинговых групп начала работу по аудиту обязательств Привата, владельцам предлагались различные варианты выхода на нормативные финансовые показатели, однако, они не спешили докапитализировать банк.

«В результате, в конце 2016 года Нацбанк, дорисовав долю инсайдерских кредитов, осуществил процедуру национализации Привата, парализовав на время обслуживание клиентов – юридических лиц и показав, что Украина не может рассматриваться международными инвесторами как надежный партнер для серьезных инвестиций», – подчеркивает Виктор Мороз, управляющий партнер АО Suprema Lex.

По мнению Кравца, медлительность Валерии Гонтаревой в вопросе национализации ПриватБанка обернулась прямыми финансовыми потерями для государства.

В результате, для продолжения нормальной работы, государство докапитализировало Приват на 116,8 млрд грн. И это еще не предел. В апреле 2017 года Гонтарева сообщила, что могут потребоваться дополнительные денежные вливания в банк, как минимум на 30 млрд грн. Точная цифра будет известна после завершения аудита, который ведет E&Y.

Впрочем, сама сумма докапитализации могла быть намного меньше. Согласно имеющимся в распоряжении НВ Бизнес документам, консалтеры оценивали ее максимум в 74 млрд грн. Получается, что, или глава Нацбанка довела ситуацию до того, что государство заплатило больше, чем ожидалась. Или наняла консалтинговые компании, которые даже не смогли точно оценить сумму докапитализации банка.

В Национальном банке Украины в привлечении консалтинговых и юридических компаний к подготовке национализации ПриватБанка не видят никаких проблем.

Как рассказала зампредправления банка Екатерина Рожкова, тендер по выбору подрядчиков проводился, но был закрытым. «Мы привлекали советников к этому процессу, не только государственных, и это нормальная практика, но и большое количество коммерческих структур. Мы изучали мировой опыт. Проводили сначала внутренний тендер, изучали те компании, которые лучшие в своем направлении и в конце концов определились с тем, кого мы будем привлекать, – рассказала НВ Бизнес Рожкова. – Критериев отбора было очень много, потому что национализация — это не просто обмен акциями или продажа их бывшими акционерами Минфину, самое сложное — это имплементация нового корпоративного управления и новой стратегии. Поэтому пока процесс не завершился, я бы не хотела бы концентрироваться на всех деталях отбора».

Рожкова уверяет, что процедура отбора компаний проходили в рамках законодательства. «Учитывая сложность процесса и государственную тайну, мы пытались ограничить утечку информации. Мы работали по этому вопросу с Кабмином, Минфином, ФГВФЛ, и остальных государственных учреждений, решения были коллегиальными», – уточнила она.

Обвинения в медленной национализации ПриватБанка в НБУ также отвергают. «Здесь о скорости говорить не целесообразно, мы не о гонках говорим, когда речь идет о том, что нам надо спасти 20 млн клиентов банка, который является крупнейшим банком страны и дестабилизация работы которого фактически могла привести к дестабилизации всей банковской системы. Здесь надо говорить о качестве и своевременности», – пояснила она.

Опрошенные НВ Бизнес юристы едины во мнении: действия НБУ в вопросе вывода Привата с финансового кризиса были не до конца профессиональными. Сценарий с национализацией можно было реализовать значительно мягче, быстрее и дешевле, не затрагивая обязательств банка перед держателями облигаций и другими кредиторами банка. Мороз убежден, что действия Нацбанка касательно национализации Привата непременно скажутся на финансовом состоянии Украины.

А в перспективе, после окончательного ухода Валерии Гонтаревой, могут стать причиной уголовных дел против бывшего главы Нацбанка. Если в суде будет доказано, что можно было провести национализацию ПриватБанка быстрее и дешевле, и что были другие компании, которые были готовы предоставлять услуги, по качеству и цене не уступающие Kroll и AlixPartners. это может стать поводом для открытия уголовного дела по статье 364, злоупотребление властью или служебным положением, уверен Кравец.

Одним словом, промедление с национализацией ПриватБанка будет иметь свою цену. И не факт, что оно понравится подавшей в отставку главе НБУ.

Андрей Леденёв, НВ

 

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцам не отдают отсуженные у Приватбанка деньги

Национализированное финучреждение добивается запрета на взыскание со стороны Государственной исполнительной службы и НБУ.

Выигрыш судебного процесса против Приватбанка не дает никаких гарантий по фактическому взысканию ущерба. Национализированный банк через суды добивается запрета на отчуждение у себя активов.

В последний раз неприкасаемость финучреждению обеспечил Днепропетровский окружной административный суд: рассматривая дело №804/1231/17 он запретил Государственной исполнительной службе взыскивать у Приватбанка средства по решениям судов, которые вступили в законную силу.

«При этом неделей ранее тот же суд отказал в таком обеспечении административного иска по делу №804/1231/17», — добавил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Из-за непонятных судебных привилегий Приватбанка без денег остаются не отдельные лица, а целые группы людей. В судебном определении №804/1231/17 уточняется, что только в Соборном ОГИС на принудительном исполнении находится сводное производство (№11355726), в состав которого входят около 542 исполнительных производства на крупные суммы в четырех валютах: 54,9 млн. грн., $ 2,6 млн, €277,4 тыс. и 5,5 тыс. рублей.

«Причем, взыскателями являются не только физические и юридические лица, но и Нацбанк с Пенсионным фондом», — отметил Кравец.

Он заверил, что такие действия национализированного банка незаконны.

«Уже неоднократно разъяснялось, что нельзя обеспечивать иски подобным образом, так как это фактически является подменной решения и грубейшим нарушением прав. Мы будем обжаловать это незаконное решение. Ранее Приватбанк уже получал подобные определения в Индустриальном и Жовтневом райсудах Днепра, одно из которых в дальнейшем было отменено по нашей апелляционной жалобе. Хотя и Апелляционный суд Днепропетровска всячески затягивал рассмотрение дела, неоднократно перенося заседания», — сказал Кравец.

И пообещал также добиваться привлечения судей, выносящих такие определения, к ответственности.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

НАБУ начало следствие в отношении кредитования Нацбанком Приватбанка

Речь о законности финансирования в 15 млрд. грн., предоставленного в декабре 2016 г.

Детективы Национального антикоррупционного бюро 2 марта начали досудебное расследование по уголовному производству по факту злоупотреблений служебными лицами Нацбанка.

Об этом говорится в сообщении НАБУ №0421-252/8247, подписанном старшим детективом Бюро Скомаровым.

В нем уточняется, что следствие будет вестись по кредиту рефинансирования в размере 15 млрд. грн., предоставленному Приватбанку в декабре 2016 г. Дело внесено в Единый реестр досудебных расследований под номером 5201700000000015.

В ответе НАБУ не уточняется, чьи именно действия в НБУ будет расследовать Антикоррупционное бюро. Хотя постановление суда, во исполнение которого действуют следователи касалось решений, которые принимала председатель Нацбанка Валерия Гонтарева: истец Ростислав Кравец настаивал открытии дела против Валерии Алексеевны, и Соломенский районный суд принял положительное решение по делу №760/1567/17.

«Речь шла о нарушении Нацбанком его собственного Положения «О применении НБУ стандартных инструментов регулирования ликвидности банковской системы», и злоупотреблениях лично Гонтаревой, которая не имела права, по действующим нормативам, финансировать Приватбанк, но сделала это. Потому в первую очередь следователям нужно расследовать ее действия и привлекать председателя к ответственности. Я продолжу на этом наставать, и, если потребуется, стану снова обращаться в судебные органы. Конечно, если кроме Гонтаревой под следствие попадут и другие менеджеры — возражений не будет», — прокомментировал UBR.ua ответ НАБУ Кравец.

Напомним, что первым расследование в отношении кредитования Нацбанком национализированного Приватбанка в середине января 2017 г. начала Генпрокуратура. Речь также шла о превышении Валерией Гонтаревой полномочий.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вниманию всех клиентов Приватбанка. Это крайне ВАЖНО!!!

Во-первых, это касается крымских вкладчиков, клиентов Приватбанка чьи счета Приватбанк заблокировал по какой-либо причине, а также тех, кто приобрел у Приватбанка автомобили в лизинг либо передал свое имущество в управление с правом последующего выкупа.

Также это сообщение касается и клиентов Приватбанка, чье имущество было передано на компанию связанную с этим банком — ООО «Ключевые решения».

Рекомендую, в принципе, всем клиентам банка дочитать это до конца, а особенно тем, кто с ним, когда-либо имел взаимоотношения.

В связи с тем, что собственники банка, как и ожидалось, та впрочем, как видимо и было договорено, ничего не вернули из выведенных активов, в связи с чем размер рефинансирования скоро перевалит за 200 млрд. грн. и будет расти до тех пор, пока его не признают банкротом, что думаю рано или поздно произойдет, имущество банка постепенно арестовывается.

В первую очередь это коснется лиц приобретавших что-либо у Приватбанка в лизинг, либо передавших банку или ООО «Ключевое решение», а также подобным организациям свое имущество с правом последующего выкупа. Выплатив все платежи, Вы вероятнее всего в собственность объекты лизинга или аренды не получите, на них будет обращено взыскание для компенсации убытков государства.

Во-вторых, что касается Крымчан имеющих счета в Украине. Видимо расторопные сотрудники Приватбанка, имея доступ к информации о средствах на счетах клиентов, занялись уже откровенным воровством и подделкой документов. Так, к нам обратился клиент, у которого исполнительная служба Заводского отдела города Камянское Днепропетровской области (бывший Днепродзержинск) списала по не существующему решению одного из судов Сумской области довольно ощутимую сумму. Мошенники нашли в реестре просто решение о взыскании средств по типу Особа_1 взыскать с Особа_2, подделали исполнительный лист от этого суда указав фамилию нашего клиента, обратились в исполнительную службу указав, что якобы этот человек там проживает и исполнитель мгновенно списал средства со счета. Сейчас уже подано заявление о возбуждении уголовного дела, поданы иски к исполнительной и к лицу в чью пользу списаны средства. Об этой истории я чуть позже напишу более подробно.

Поэтому, все у кого есть средства на счетах в Приватбанке и в первую очередь крымчан, рекомендую их проверить. Вероятнее всего схема поставлена на поток. Почему я говорю о крымчанах, потому что, видимо лица првернувшие эту схему и их подельники из исполнительной службы посчитали, что крымчанам сложнее, чем всем остальным сейчас, будет контролировать свои счета и отстаивать свои права в судах.

Даже страшно представить, что сейчас начнется в связи с появлением частных исполнителей.

Кроме того, обращаю внимание тех, у кого могут быть долги перед Приватбанком, даже гипотетически. Ряд судей Днепровского суда Днепродзержинска, активно выдают уже как год определения о запрете выезда за границу, дела о взыскании средств, в заочном режиме, рассматривают там же, о чем клиенты банка даже не подозревают. Днепродзержинск стал вотчиной Приватбанка, судя по принимаемыми судом решениями и активной работе исполнительной. Мы проанализируем реестр и составим перечень судей этого суда нарушающих законодательство, Конституцию Украины, нормы Конвенции и недобросовестно относящихся к своим обязанностям, и составим соответствующие жалобы в главный орган инквизиции судей – Высший совет правосудия. Посмотрим, как они отнесутся к реальным нарушениям судьями законодательства и норм Конвенции.

Ну и напоследок, размещаю фото на память руководителей и топ-менеджеров Приватбанка, которые своими активными действиями или бездействием привели к его неплатежеспособности, и фактически стали причиной многомиллиардных вливаний, и затрат каждого украинца для содержания банка с очень удобной системой платежей.

Руководство Банк для тих хто любить Україну Наглядова рада Руководство Банк для тих хто любить Україну Комітети - Бюджетний Руководство Банк для тих хто любить Україну Комітети - кредитний Руководство Банк для тих хто любить Україну Правління

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер
Адвокатской компании «Кравец и партнеры»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры