Архив метки: «ПриватБанка»

Судебная история «ПриватБанка»: ГПУ начала расследование по вопросу давления на судей

Представители Генеральной прокуратуры начали расследование по ч. 2 ст. 376 УК Украины по статье “Вмешательство в деятельность судебных органов“.

Об этом сообщается на портале Окружного административного суда Киева.

В Окружном административном суде г. Киева сообщили, что представители Генеральной прокуратуры начали расследование по ч. 2 ст. 376 УК Украины по статье “Вмешательство в деятельность судебных органов“, предусматривающей ответственность не только штраф от 50 необлагаемых минимумов — 850 гривен, а также лишение свободы от 6 месяцев до трех лет.

В связи с судебным решением по делу о национализации “ПриватБанка“ в пользу экс-бенефициаров, а не в сторону государства, руководство Национального банка и Президент Петр Порошенко сразу раскритиковали данное судебное постановление. В итоге — сразу созвали заседание СНБО.

По словам старшего партнера адвокатской компании “Кравец и партнеры“ Ростислава Кравца, дело по вопросу национализации “ПриватБанка“ рассматривали около 30 судей, на которых совершалось давление, например, в форме квалификационного оценивания, а также в угрозах увольнения с работы, что является нарушением законодательства.

Кравец рассказал, что в данном случае это не первый факт давления на судей регулятором банковского рынка.

Интересно знать, что первый скандал возник еще в 2016 году после того, как экс-глава НБУ Виктория Гонтарева написала письмо председателю Верховного суда Ярославу Романюку, в котором потребовала от судебных органов представлять исключительно сторону центробанка.

Деньги.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Комиссию Приватбанка признали незаконной. Люди могут не платить

Неважно, что человек подписал договор с этой комиссией. Ее все равно можно оспорить.

Украинцам разрешили не платить ежемесячные комиссии по банковским кредитам, если они не имеют прямого отношения к займам. Соответствующую правовую позицию выдал Верховный суд (в составе судей Первой судебной палаты Кассационного гражданского суда) по делу №666/4957/15-ц. Оно касалось спора между Приватбанком и ипотечным заемщиком: человек отказывался платить комиссию, которая в договоре называется «за предоставление финансового инструмента».

Размер комиссии — 0,2% суммы кредита, она начислялась в ежемесячном режиме. Выходило $ 84, исходя из суммы кредита: он был предоставлен человеку в размере $ 42 тыс. в марте 2007 года. После долгих выплат тело кредита сократилось до $ 16,5 тыс. Однако сумма задолженности оказалась крепко больше из-за насчитанных процентов, комиссий и пеней — всего $ 31,2 тыс.:

  • задолженность процентам составила $ 6,3 тыс.,
  • по комиссиям — $ 2,96 тыс.,
  • по пене — $ 7,4 тыс.

Однако Верховный суд назвал ежемесячную комиссию банка незаконной, поскольку она напрямую не связана с предоставлением кредита. Он заключил, что действия Приватбанка были противозаконными.

«Банки не имеют права устанавливать платежи, которые потребитель должен оплатить в пользу банка за действия, которые банк осуществляет в свою пользу (ведение дела, договора, учет задолженности потребителя и т.д.). Или за действия, которые потребитель осуществляет в пользу банка (принятие платежу от потребителя и т.д.), или которые совершает банк или потребитель с целью установления, изменения или прекращения правоотношений (заключение кредитного договора, внесения изменений в него, принятие сообщение потребителя об отзыве согласия на кредитного договора и т.п.)», — говорится в правовой позиции ВС.

Одновременно, суд уточнил, что Приватбанк не имел право продолжать начисление процентов по кредиту, после того, как потребовал досрочно вернуть ипотеку. Поскольку автоматически истекает срок кредитного договора.

«В теории, банк должен вернуть все, что человек заплатил по незаконной комиссии. Но, скорее всего, произойдет пересчет: переплату засчитают в тело кредита. Сократится сумма долга. Такие постановления Верховного суда позволяют и другим людям оспаривать свои кредитные договоры — можно спокойно начинать аналогичные споры, они заведомо выигрышные. И не переплачивать по надуманным ежемесячным комиссиям, какие бы названия для них не выдумывал банк. Цена кредита должна учитываться в размере процентной ставки, а любая дополнительная комиссия должна быть обоснованной и относится к самому займу», — прокомментировал UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Кстати, в заключении Верховного суда отмечается, что комиссия может быть признана незаконной даже при условии внесения в кредитный договор, и подписания этого документа.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ограбление века. Чем закончатся попытки денационализации ПриватБанка

Политически активные граждане продолжают дискутировать, кто кого ограбил в деле ПриватБанка: государство — Игоря Коломойского или наоборот. Сегодняшнее решение Окружного админсуда Киева, признавшего национализацию банка незаконной, лишь подольет масла в огонь. На чем основаны аргументы сторон спора и возможен ли в их интересах какой-либо компромисс, разбирался Фокус.

$ 2 млрд (около 53,4 млрд грн по курсу на середину апреля 2019 года) требует один из бывших собственников ПриватБанка Игорь Коломойский в качестве компенсации за национализированное в декабре 2016 года финучреждение. «Мне непонятна позиция государства. Они хотят оставить себе ПриватБанк? Пусть оставляют. Мне не нужен ПриватБанк. Но там лежало $ 2 млрд капитала. Пусть вернут, и нет вопросов», — заявил бизнесмен в своем недавнем интервью «Экономической правде». Уточняя, к кому поименно у него есть претензии, Коломойский в первую очередь назвал президента Петра Порошенко.

Страсти вокруг крупнейшего банка страны, который до декабря 2016 года принадлежал совладельцам группы «Приват», бизнесменам Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову, разгорелись с новой силой на фоне иска бывших акционеров финучреждения к государству о признании недействительным договора купли-продажи ПриватБанка между Минфином и акционерами от 21 декабря 2016 года. На заседании, которое состоялось 9 апреля, истцы — Игорь Коломойский и Triantal Investments (владели 41,7% и 16,6% акций соответственно) заявили ходатайство о расширении перечня своих требований пунктом о возврате им акций ПриватБанка. Хозяйственный суд Киева, который и будет рассматривать вопрос возврата акций, возобновит слушания 7 мая, а уже сегодня, 18 апреля, Окружной административный суд признал национализацию ПриватБанка незаконной. Фокус тем временем узнал, на чем основаны аргументы сторон спора и возможен ли в их интересах какой-либо компромисс.

Чемоданы и ручки

В упомянутом ранее интервью Коломойский, чтобы вызвать сочувствие, предлагает представить, что к вашим родителям пришли соседи по участку, которым приглянулся их дом, выселили их, а потом предъявили претензии, что они плохо управляли и плохо жили. В рамках этой логики обездоленные бывшие собственники банка заслуживают компенсации ущерба, а циничные грабители в лице государственных чиновников — наказания.

«В последние два года до национализации банк работал в режиме финансовой пирамиды, фактически поддерживая свое существование только за счет прироста депозитов»

Используя подобную аналогию, позицию государства можно описать так: собственники якобы экспроприированной усадьбы сначала одолжили денег под залог своего имущества у тех самых соседей. А затем вывезли из дома все ценное, включая окна, двери и паркет, и отдали пустую коробку кредитору вместе с многочисленными долгами и обязательствами. Новый собственник себе в убыток ремонтирует усадьбу и погашает финансовые обязательства прежних владельцев. И когда дела наконец мало-помалу налаживаются, прежние жильцы вдруг являются и вымогают денег за свое имущество, которое сами же и разорили. В такой ситуации сочувствие вызывает уже другая сторона конфликта. Вероятнее всего, истина где-то посередине.

«В последние два года до национализации (2015–2016) банк работал в режиме финансовой пирамиды, фактически поддерживая свое существование только за счет прироста депозитов, выплаты по которым были больше, чем заработок на кредитах», — говорит Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital. Собеседник Фокуса не видит выхода из такой ситуации, даже если заемщики банка выполняли свои обязательства. Ведь при сохранении высоких ставок по депозитам банку вскоре попросту не было бы чем выплачивать проценты. То есть падение гиганта было вопросом времени.

«Слишком большой, чтобы упасть», — такие слова можно услышать среди финансистов об учреждениях масштаба ПриватБанка. Ведь банкротство институций подобного масштаба способно расшатать финансовую систему государства и вызвать массовые волнения. Во избежание подобных последствий ПриватБанк решили спасать любой ценой. Тогда, как напоминает Никита Буров, юрист компании «Де-Юре», согласно Постановлению Кабмина №961 от 18 декабря 2016 года государство в лице Минфина приобрело акции ПриватБанка в полном объеме за 1 грн и для обеспечения стабильной работы учреждения влило в него сумму минимальной потребности в капитале, рассчитанную Нацбанком. В целом в течение 2016–2017 годов в национализированный банк государству пришлось вложить около 160 млрд грн (почти $ 6 млрд по средневзвешенному курсу тех лет). Для сравнения: весь оборонный сектор Украины в 2016–2017 годы получил из бюджета 113,6 млрд грн и 129,3 млрд грн соответственно.

Одномоментно извлечь из госбюджета сумму, сопоставимую с оборонным бюджетом страны, было нереально. Поэтому в соответствии с упомянутым выше постановлением Кабмина на Минфин возложили задачу выпустить на необходимую сумму облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) и внести их от имени государства в качестве оплаты за акции ПриватБанка. То есть крупнейший банк страны государство фактически приобрело в долг у своих же граждан.

«Прямые расходы налогоплательщиков по этим ОВГЗ — проценты, уплачиваемые непосредственно из бюджета за обслуживание госдолга, — объясняет Роман Солтисяк, экономист Центра экономической стратегии (ЦЭС). — Их общая сумма, которую государству нужно выплатить в течение 2017–2034 годов, составляет 184,5 млрд грн».

Остается ответить на вопрос, правомерно ли бывшие собственники требуют у государства $ 2 млрд в качестве компенсации за национализированное учреждение. «Очевидно, капитал банка в такой ситуации не мог стоить $ 2 млрд. Но Коломойский на этом и не настаивает. Насколько можно судить из его интервью, он попросил в десять раз больше стоимости актива. То есть можно говорить о реальных потерях $ 200 млн, которые, скорее всего, связаны не с капиталом банка, а с личными вкладами», — уточняет Александр Паращий.

«Насколько можно судить из интервью Коломойского, он попросил в десять раз больше стоимости актива»

Собеседник Фокуса также напоминает, что в результате национализации ПриватБанка пострадали международные кредиторы — держатели еврооблигаций финучреждения. Всего таких бумаг было выпущено на $ 550 млн. Некая часть их могла принадлежать Коломойскому и его партнерам. Паращий предполагает, что речь может идти как раз о $ 200 млн, на возврат которых в действительности рассчитывает экс-владелец ПриватБанка.

Чужой против хищника

С января 2018 года национализированный ПриватБанк возглавляет чешский банкир, обладатель черного пояса по восточному единоборству айкидо Петр Крумханзл. В экспертной среде в числе достоинств этой фигуры называли то, что он никак не связан с бывшими собственниками и поэтому сможет решительно отстаивать интересы нового акционера в лице государства в судах. Ведь колоссальные убытки, понесенные бюджетом от национализации ПриватБанка, держава намерена хотя бы частично компенсировать за счет экс-владельцев.

В частности, ПриватБанк в декабре 2017 года подал иск против бывших акционеров банка в Высокий суд Лондона, из-за чего на активы, связанные с группой «Приват», общей стоимостью $ 2,6 млрд был наложен всемирный арест. Позже суд пришел к выводу об отсутствии юрисдикции по этому иску, что означает фактический отказ суда Лондона рассматривать дело. Однако, по информации ПриватБанка, теперь иск рассматривается в апелляционной инстанции, а арест активов действует до сих пор.

Еще одним истцом в зарубежных судах выступает Нацбанк, который в декабре 2018 года обратился в суд Женевы (Швейцария) с иском к Коломойскому на сумму 6,6 млрд грн (около $ 248 млн) о взыскании долгов по кредитам рефинансирования.

Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры», также напоминает, что в Украине непосредственно к экс-собственнику (Игорю Коломойскому) как поручителю по кредитам заявлены иски на сумму около 5 млрд грн. Кроме этого рассматриваются десятки, если не сотни, исков к связанным с ним компаниям. В ПриватБанке Фокусу сообщили, что в производстве в Украине находится около 500 дел, в которых ПриватБанк выступает ответчиком.

Как отмечает Никита Буров, результаты рассмотрения таких дел в целом удовлетворительны для государства. «С января 2017 года и до начала президентской гонки Верховный Суд принял более 150 постановлений в делах, где государству противостояли фирмы, связанные с экс-собственниками ПриватБанка. Статистика судебных решений свидетельствует, что в кассационной инстанции позиция ПриватБанка как государственного финучреждения устояла примерно в 70% случаев, — уточняет Буров. — Более того, за ПриватБанком остались почти все дела, где фигурировали залоги по кредитам на сумму более миллиарда гривен».

Экс-владельцы ПриватБанка в качестве лучшего метода защиты избрали нападение и завалили суды встречными исками. В основном бывшие владельцы банка и связанные с ними компании оспаривают корректность проведения процедуры Bail in. Так называется принудительная конвертация обязательств банка перед бывшими инсайдерами в капитал, фактически — конфискация депозитов. Помимо этого против ПриватБанка возбуждены дела, связанные с рефинансированием и взысканием задолженности по кредитным и ипотечным договорам.

«Независимо от результатов выборов иски Коломойского могут быть удовлетворены, поскольку при национализации допустили ряд нарушений законодательства»

По словам Виктора Мороза, адвоката, управляющего партнера АО Suprema Lex, со стороны Коломойского к государству на сегодня предъявлено два основных иска. Первый оспаривает национализацию ПриватБанка. Второй касается признания недействительным договора купли-продажи акций ПриватБанка Минфином и обжалования результатов внеплановой проверки НБУ, в результате которой ПриватБанк объявили неплатежеспособным.

«Независимо от результатов президентских выборов эти иски могут быть удовлетворены, поскольку при национализации допустили ряд нарушений действующего законодательства Украины. Некоторые из них уже были установлены в споре по иску TheoWorldwide Corp против ПриватБанка», — комментирует Виктор Мороз. Напомним, этот иск касался признания незаконными списания еврооблигаций ПриватБанка.

Не менее настойчиво экс-собственники ПриватБанка оспаривают решения судов, уже принятые не в их пользу. С марта 2019 года Большая Палата Верховного Суда отменила все определения по искам Нацбанка Украины к Коломойскому, суммарная цена которых составила почти 5 млрд грн.

Фемида переменчива

Накануне второго тура президентских выборов, на победу в которых претендует Владимир Зеленский (а последнему приписывают связи с Игорем Коломойским), будущее крупнейшего финучреждения в стране — ПриватБанка — становится одной из главных интриг.

Один из сценариев, который активно обсуждается, — возврат ПриватБанка прежним собственникам. Впрочем, даже если предположить гипотетическую возможность давления новой АП на судей в случае победы Зеленского, его реализация маловероятна. Зеленский уже успел озвучить другую позицию. В ответ на вопрос журналиста программы «Схемы» о судьбе ПриватБанка он заявил: «Да мне все равно, что будет с Коломойским… ПриватБанк — это государственное учреждение. Почему оно должно возвращаться Коломойскому?»

Более того, как утверждают в ПриватБанке, с точки зрения законодательства правовые основания для его денационализации отсутствуют. «Законом Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» предусмотрено, что после заключения договора купли-продажи акций неплатежеспособного банка и их передачи инвестору последнего нельзя лишить права собственности на приобретенные им акции банка, и такие акции не могут быть истребованы в пользу предыдущего владельца», — объясняют юристы ПриватБанка.

Зеленский уже успел озвучить другую позицию: «ПриватБанк — это государственное учреждение. Почему оно должно возвращаться Коломойскому?»

Также в ПриватБанке обращают внимание на то, что по закону предыдущий владелец не имеет права требовать от инвестора возмещения любых убытков на основании недействительности, отмены или признания противоправными любых решений, принятых в процессе вывода неплатежеспособного финучреждения с рынка.

Однако опрошенные Фокусом эксперты не исключают, что группе «Приват» таки удастся «пощипать» государство. И это никак не связано с выборами. «Учитывая, что у Коломойского есть шансы доказать нарушение его прав при национализации банка, его заявление о компенсации $ 2 млрд может иметь продолжение в виде соответствующего судебного решения», — считает Виктор Мороз.

В свою очередь Ростислав Кравец отмечает, что формально Коломойский может рассчитывать на подобную компенсацию, но так как до реального получения средств пройдет очень много времени, Кравец исключает, что в ближайшем будущем гипотетическая победа Коломойского может сказаться на экономике страны. «Возникает логичный вопрос: как закрыть дыру в бюджете в $ 2 млрд, что станет огромным бременем для всей экономики и повлечет увеличение налогов, рост тарифов или эмиссию денег, — рассуждает Никита Буров из ЮКК «Де-Юре». — Кроме того, ситуация ударит по сотрудничеству Украины с Международным валютным фондом и страна понесет как экономические, так и репутационные потери».

Вряд ли подобный сценарий будет выгоден Владимиру Зеленскому в случае его избрания в президенты, особенно в преддверии парламентских выборов. Поэтому более вероятными выглядят затягивание судебных разбирательств между государством и экс-собственниками ПриватБанка и точечные победы последних в спорах о правомерности процедуры списания депозитов и т. п.

Впрочем, хочется верить в самый скучный сценарий, при реализации которого любой исход президентской кампании никак не повлияет на будущее ПриватБанка. Судебные разбирательства завершатся в срок исключительно в соответствии с буквой закона.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Что будет с вкладчиками и заемщиками Приватбанка из-за проигрыша суда

Аналитики ждут подписания секретного мирового соглашения с Коломойским и негативной реакции МВФ.

Постановление Окружного административного суда г. Киева о незаконной национализации Приватбанка никак не скажется на текущей деятельности госструктуры. Об этом говорят не только в самом Приватбанке и в НБУ, но и независимые эксперты. Власти уже заявили, что подадут апелляционные жалобы. И точно будут идти до конца, это еще две судебные инстанции.

«Сначала дело должно попасть в Шестой апелляционный административный суд. Думаю, там оно будет рассматриваться 2-3 месяца. А за ним уже идет последняя инстанция — Верховный суд, где рассмотрение может пройти за пару месяцев, если Нацбанк не будет затягивать дело», — уточнил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Что будет с вкладчиками и заемщиками

Пока дело банка будет находиться в судах клиентам Приватбанка ничего не грозит. Ни вкладчикам, ни заемщикам, ни всем остальным.

«Ничего со счетами людей и бизнеса не случится. Думаю, активные операции банк тоже сворачивать не будет. Все останется по-прежнему, тем более что Минфин поставил четкие требования по зарабатыванию прибыли», — подчеркнул в разговоре с UBR.ua финансовый эксперт Владислав Кравец.

Аналогичной точки зрения придерживаются и другие аналитики. Они больше боятся психологической реакции вкладчиков, которые могут начать снимать деньги со счетов. Потому допускают временные антикризисные меры.

«Чтобы избежать бегства депозитов из отдельно взятого банка, может вводиться временный мораторий на выплату вкладов. Но даже если это произойдет, это будет краткосрочная мера. При относительно стабильном курсе, я бы сильно не переживал», — сказал UBR.ua исполнительный директор Международного фонда Блейзера (The Bleyzer Foundation) Олег Устенко.

Реальных оснований для беспокойства клиентов финансисты не видят: ни в ходе судов, ни после них. Банк продолжит выполнять свои обязательства. Если будут оттоки вкладов, то Приватбанк может конвертировать в живые деньги оставшиеся в его капитале гособлигации. Или пойти на крайнюю меру — привлечь рефинансирование Нацбанка.

Что кредиторы скажут

Чего действительно стоит опасаться — реакции на судебные процессы со стороны иностранных кредиторов. Для них Приватбанк всегда был рисковой субстанцией — в одной структуре сосредоточена значительная часть депозитов всей страны (людей и бизнеса): 219,3 млрд. грн. из общей депозитной массы 939,3 млрд. грн. на начало 2019 года. Собственно, потому МВФ в свое время и настаивал на национализации банка.

Обострение в судебном противостоянии с бывшими акционерами банка точно обеспокоит международные финансовые организации. В крайнем случае, они могут приостановить кредитование Украины. Что всегда плохо, а сейчас особенно. В 2019-2020 году наша страна должна выплатить по внешним кредитам $ 15 млрд., а в этом году пик платежей придется на май. За один только месяц по кредитам придется перечислить порядка $ 2 млрд.

«Пострадает наш авторитет в международных финансовых институциях. Особенно после заявлений Нацбанка, что все было утверждено и согласовано с международными организациями. Фактически идет попытка перевесить ответственность с себя на кого-то другого, внешнего игрока», — отметил Устенко.

Кто заплатит за ошибки

Чиновники будут делать все, чтобы минимизировать ущерб.

«Если Нацбанк с Минфином проиграют дело на всех судебных инстанциях, вплоть до Верховного суда, думаю, они пойдут на мировую с бывшими акционерами Приватбанка. И вряд ли предметом этой мировой будут деньги — то есть выплата компенсации живыми средствами. Точно нет. Поскольку этого не поймут МВФ, Всемирный банк и прочие международные финансовые организации, которые помогают нам решить долговую проблему. Скорее всего, будут политические договоренности по государственным активам», — уверен Владислав Кравец.

Те, кто верит в денежные компенсации акционерам Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову, говорят о групповой ответственности.

«Если будет выплата компенсации, выплачивать ее должны не налогоплательщики, а те, кто подписывал бумаги о национализации. Есть смысл подать параллельный иск в суд на всех, кто подписывал документы от государства Украина, с последующим арестом и продажей их имущества. Украинские налогоплательщики пострадали, они и так уже потеряли $ 5,5 млрд долл. Иначе все чревато подрывом доверия ко всем институтам власти. Грозит увеличением дефицита госбюджета, долговой нагрузки, подрывом доверия к монетарным властям», — развел руками Олег Устенко.

Елена Лысенко, Денис Вергун, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Суд признал национализацию ПриватБанка незаконной. Что будет с банком

Ответчики не смогли доказать законность отнесения госструктуры к категории неплатежеспособных.

Окружной административный суд города Киева в результате рассмотрения дела по иску бизнесмена Игоря Коломойского к Национальному банку, Кабинету Министров, Фонду гарантирования вкладов физических лиц и Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, признал незаконным договор купли-продажи государством акций «ПриватБанка», результатом которого стала его национализация. Об этом сообщили в пресс-службе суда.

«Рассмотрение данного дела продолжалось с июня 2017 года. Такой длительный срок связан общей нагрузкой на судей по рассмотрению административных дел и необходимостью исследования значительного количества доказательств по делу, размер которого составляет более 50 томов», — говорится в сообщении.

Основанием для принятия судом такого решения было, в том числе и то, что ответчики не смогли доказать законность отнесения «ПриватБанка» к категории неплатежеспособных, в результате чего в дальнейшем была инициирована процедура его национализации.

Таким образом, процедура национализации «ПриватБанка» была признана судом необоснованной и такой, что осуществлена с многочисленными нарушениями действующего на тот момент законодательства, следствием чего стало неправомерное вмешательство государства в право акционеров банка, в том числе истца.

Почему так вышло

Юристов совершенно не удивило постановление суда. По их словам, нарушение властями процедурных моментов в ходе национализации Приватбанка были очевидными.

«Сначала чиновники несколько лет к ряду на каждом углу заявляли о том, что с банком все в порядке, а затем неожиданно заявляют о его неплатежеспособности. Это просто нонсенс! Дальше — хуже. Власти нарушили все мыслимые и немыслимые процедуры. И сделали это после того, как в судебном порядке не нашлось оснований для признания Приватбанка неплатежеспособным и для введения в нем временной администрации. Были постановления двух судов о невозможности признания банка неплатежеспособным: Окружного административного суда в г. Киеве (№826/7817/16) и Киевского апелляционного административного суда (№826/7817/16). То есть Нацбанк не имел права принимать такого решения, а он наоборот — взял и принял. Конечно теперь он вместе с Минфином, Фондом гарантирования и прочими госструктура проиграет дело», — прокомментировал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Коллеги подтвердили этот вывод. Управляющий партнер АО «Suprema Lex» Виктор Мороз выделил два ключевых нарушения чиновников при работе с Приватбанком:

Не было законных оснований для инспекционной проверки, по результатам которой принималось решение о национализации банка.

Процедура национализации была выписано путано и двояко, и ее нарушение можно доказать. Нужно было ее переписать или национализировать банк по другой процедуре.

«Властям нужно было тщательно подготовится с юридической стороны, чтобы забирать банк. Нужно было принять несколько уточняющих постановлений Кабмина и Нацбанка, если это требовалось. Чего не было сделано, потому и проигрывают суды теперь», — заключил Мороз.

Юристы считают, что бывшие владельцы Приватбанка развязали не один, а сразу несколько судебных процессов, чтобы получить тотальную победу на всех направлениях. Признать незаконной проверку, которая привела к национализации, а затем уже и саму национализацию. Целей две: очистить репутацию (их обвинили в отмывании денег и мошенничестве) и вернуть потерянные средства.

Что будет с Приватбанком

Правоведы не верят, что Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов будут пытаться вернуть себе акции Приватбанка. Считают, что они будут настаивать на возмещении ущерба, как ранее озвучивалось, в размере $ 2 млрд.

«Для этого нужно заручится несколькими выигрышами в судах. И доказать четыре момента: противоправные действия оппонента, наличие ущерба, связь между этими двумя фактами, а также размер ущерба. Думаю, так и поступят бывшие акционеры», — сказал UBR.ua Виктор Мороз.

Адвокаты уверены, что власти будут обжаловать каждый проигранный иск, и в Нацбанке это уже подтвердили. Пообещали подать апелляционную жалобу.

«Решение о выводе неплатежеспособного Приватбанка с участием государства принималось в соответствии с нормами действующего законодательства и было поддержано СНБО и правительством Украины с целью обеспечения финансовой стабильности и сохранения средств граждан. Законность решений очевидна, и обратная процедура в этом вопросе невозможна, ведь для этого нет ни правовых, ни экономических оснований», — заявила первый заместитель председателя Нацбанка Катерина Рожкова.

Судебное противостояние займет не один месяц.

«Дела точно дойдут до Верховного суда. Будут длиться как минимум до конца 2019 года, а то и дольше», — резюмировал Мороз.

Денис Алампиев, Лысенко Елена, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Юристы прочат Коломойскому выигрыш по делу Приватбанка. Суд перенесли

Минимальный срок рассмотрения дела — два месяца, максимум — не ограничен.

Слушание по делу Приватбанка 9 апреля оказалось непродолжительным. Хозяйственный суд Киева объявил перерыв до 16 апреля по иску бывших владельцев Игоря Коломойского (41,7% акций) и Triantal Investments Ltd (16,6%) против Минфина, Фонда гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) и Укргазбанка.

При этом, как сообщил «Интерфакс-Украина», суд удовлетворил ходатайство истцов о расширении перечня своих требований пунктом о возврате им акций ПриватБанка. Отклонив заявление Минфина, который протестовал против этого.

«По сути, Хозяйственный суд изменил предмет иска. Бывшие владельцы будут стараться вернуть себе банк. Это не значит, что суд склоняется в их сторону. Нет. Это значит, что суд согласился рассмотреть этот вопрос», — объяснил UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Юристы ждут продолжительного судебного разбирательства.

«В теории рассмотрение в Хозяйственном суде может длиться два месяца. Но это теоретически, реально — явно больше. При этом отмечу: прогноз сроков рассмотрения судебного разбирательства в Украине — дело неблагодарное», — сказал UBR.ua управляющий партнер АО «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Дело в Хозсуде — не единственное для Приватбанка. Бывшие акционеры активно судятся с правительством в международных и украинских судах. На прошлой неделе один из исков рассматривал Окружной административный суд Киева, и также сделал паузу — перерыв до 18 апреля.

При этом юристы предсказывают бывшим акционерам положительные решения. «По своей сути дела выигрышные. Коломойский с акционерами могут выиграть», — спрогнозировал UBR.ua Мороз.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ВСП уволил судью, поддержавшую Коломойского в деле Приватбанка

Юристы уверены, что закон преступили сами контролеры.

Высший совет правосудия (ВСП) уволил судью Соломенского районного суда города Киева Людмилу Кизюн за совершение дисциплинарного проступка. Об этом сообщили в пресс-службе ВСП. «Высший совет правосудия принял решение освободить Кизюн Людмилу Ивановну от должности судьи Соломенского районного суда города Киева на основании пункта 3 части 6 статьи 126 Конституции Украины», — говорится в сообщении.

Основанием для открытия дисциплинарного дела в отношении судьи были жалобы от НАБУ, САП, НБУ, а также адвоката компании «Астерс Консалт».

Именно эта судья своим постановлением от 15 декабря 2018 года по иску Игоря Коломойского запретила компаниям, которые вели расследование вывода олигархом средств из «ПриватБанка» перед национализацией, осуществлять любую деятельность, касающуюся расследования возможных мошеннических схем ПриватБанка.

Подавшие жалобу посчитали, что постановление суда основывалось исключительно на предположениях судьи, не содержало никаких ссылок на доказательства и препятствовало хоздеятельности указанных в постановлении юридических лиц, что является вмешательством в их деятельность.

Дисциплинарная палата Высшего совета правосудия приняла решение, что Людмила Кизюн нарушила законодательство и приняла меры по обеспечению иска, которые по своему содержанию являются тождественными удовлетворению заявленных исковых требований Игоря Коломойского.

«Допущенные судьей Кизюн нарушения привели к существенным негативным последствиям для ответчиков, а именно для Нацбанка, Минфина и ПриватБанка», — заявили в ВСП.

Национальный банк 20 декабря прошлого года выразил свое возмущение и подчеркнул недопустимость создания противоправных препятствий для расследования событий, которые привели к многомиллиардной нехватке капитала и заставили государство использовать деньги налогоплательщиков для спасения ПриватБанка.

«Постановлением суда якобы запрещено государству, в частности, Минфину, НБУ, а также национализированному «ПриватБанку» совершать любые действия в отношении бывшего акционера банка, в частности, привлекать украинские и международные компании, обмениваться с ними данными в отношении Коломойского, что на практике блокирует отстаивание интересов вкладчиков “ПриватБанка”, налогоплательщиков и государства по более чем 400 судебным делам, которые были инициированы бывшими акционерами «ПриватБанка» и связанными с ними лицами уже после национализации», – подчеркнули в НБУ.

Впрочем, юристы скептически отнеслись к решению об увольнении. Назвали его предвзятым, и в один голос говорили о нарушении действующего закона о судоустройстве.

«Причиной привлечения судьи к дисциплинарной ответственности не может быть принятое им решение. Причиной может быть нарушение дисциплины — затягивание процесса, злоупотребление правами и т.п.», — сказал UBR.ua адвокат на условиях анонимности.

И коллеги с ним согласились.

«Санкция применена неправомерно, как такового ущерба нанесено не было. Подобные решения в интересах госструктур говорят о заангажированности дисциплинарных органов. Слишком много представителей президента Порошенко находится в Высшем совете правосудия. Было допущено вмешательство в полномочия судьи, что является недопустимым. Оценку решению судьи дает не Высший совет правосудия, а только суд высшей инстанции», — прокомментировал UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, Денис Алампиев, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Дело ПриватБанка: как Лондонский суд отказался легализовать политический «договорняк»

Высокий суд Лондона разморозил активы бывших собственников ПриватБанка Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова на 2,6 млрд долл. Об этом во вторник 4 декабря сообщила юридическая компания Fieldfisher, представляющая их сторону в суде. В тот же день Суд объявил свое окончательное решение. Согласно ему государственному ПриватБанку отказано в рассмотрении иска против бывших собственников, так как дело не относится к юрисдикции Лондонского арбитража.

На самом деле, об этом стороны узнали еще 23 ноября по окончанию судебного заседания, на котором и был оглашен проект решения. Теперь «ПриватБанк» намерен обжаловать это решение в Апелляционном суде Англии. Более того, банк не признает решение о разморозке активов и заявляет,что без их согласия или разрешения (теперь уже) английского суда ответчики не могут их отчуждать. По мнению наблюдателей, рассмотрения апелляции следует ожидать не раньше, чем через полгода. Realіst разбирался, какие перспективы у этого дела, и какова может быть дальнейшая судьба банка.

Судный день 4 декабря

Отказ рассматривать иск Высокий суд Лондона аргументировал тем, что дело — не в его юрисдикции. И оставил возможность оспорить свое решение в апелляционной инстанции. Эту информацию официально подтвердил и Приватбанк.

Напомним, в декабре 2017 года «ПриватБанк» подал иск против бывших собственников о взыскании 1,9 млрд долл США для возмещения убытков, нанесенных банку мошенническими операциями накануне его национализации. В иске в качестве ответчиков фигурируют еще шесть компаний (Teamtrend Ltd., Trade Point Agro Ltd., Collyer Ltd., Rossyan Investing Corp.,), которые, по мнению истца, контролируют Коломойский и Боголюбов. Общая сумма убытков, обозначенная в нем, — 2,6 млрд долл.

Высокий суд Лондона - его еще называют Лондонский арбитраж

Высокий суд Лондона — его еще называют Лондонский арбитраж

Защита Коломойского приветствовала решение Лондонского арбитража. «Мы удовлетворены тем, что Суд посчитал, что заморозка активов по всему миру должна быть отменена в силу намеренных искажений и сокрытия (информации — R°) ПриватБанком во время судебного слушания, на котором не присутствовали наши Подзащитные. Г-н Коломойский всегда настаивал, что претензии банка политически мотивированы, не обоснованы и не будут подтверждены», — говорится в сообщении компании от 4 декабря.

В «ПриватБанке» отказываются признавать это решение и заявляют, что судьбу активов на 2,6 млрд долл решит Апелляционный суд Англии. А до тех пор никаких действий с ними совершать нельзя без согласия банка или разрешения (теперь уже) английского суда. Об этом банк официально сообщил в тот же день 4 декабря: «Судебный приказ о всемирном аресте активов бывших владельцев банка, г-на Игоря Коломойского и г-на Геннадия Боголюбова, и шести компаний, которые, как заявляется, подконтрольные им, на сумму 2,6 млрд долл. США остается в силе. Ответчикам и впредь запрещено, кроме прочего, отчуждать свои активы без согласия Банка или разрешения английского суда».

Настолько явное противоречие в трактовке решения Лондонского арбитража Realist’y объясняет старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростилав Кравец: «Они могут написать, что арест (заморозка, но в юриспруденции Западных стран арест накладывается, как правило, если велика вероятность конфискации – R°) остается в силе. А можно сформулировать иначе: решение не может быть выполнено, ведь Лондонский суд решил, что дело – не в его юрисдикции. ПриватБанк часто заявляет (что неоднократно подтверждала практика) то, что не совсем соответствует действительности».

Судья Джастис Фэнкорт (Justice Fancourt), рассматривавший иск ПриватБанка, признал, что банк, действительно, стал жертвой мошенничества в особо крупных размерах — на сумму от 329 млн до 1,2 млрд долл США, а сделки, о которых говорится в иске Приватбанка, фиктивными.

Сами же ответчики, Коломойский и Боголюбов, признали нанесение убытков только на 248 млн долл, о чем и зафиксировано в решении Высокого суда Лондона.

Это решение, а еще больше объяснение к нему, заслуживает особого внимания. Оно раскрывает не только суть спора между ПриватБанком и его бывшими собственниками, но и политическую подоплеку. Ее разгадал судья Фэнкорт и достаточно ясно дал понять, что не позволит втягивать авторитетный международный арбитраж в политические игры Украины.

Судья Джастис Фэнкорт (Justice Fancourt ) вынес решение по иску ПриватБанка против его бывших собственников

Судья Джастис Фэнкорт (Justice Fancourt ) вынес решение по иску ПриватБанка против его бывших собственников

Кого судить?

Отметим, что именно ПриватБанк пожелал вынести этот спор в международный арбитраж. Оснований отказываться его принимать не было, ведь истец предъявляет претензии также к выше упомянутым компаниям с не украинской пропиской (Teamtrend Ltd., Trade Point Agro Ltd., Collyer Ltd., Rossyan Investing Corp.). Суд принял иск к рассмотрению и, логично, заморозил на это время активы всех упомянутых в иске ответчиков. Бывшим собственникам банка разрешалось использовать только 20 тыс. евро в месяц.

Почему же потом Высокий суд отказался от этого дела? «Если сторона не предоставляют требуемый объем документов, суд принимает решение о том, что дальнейшее рассмотрение дела не в его юрисдикции», — объясняет Кравец.

Так как подтвердить международную юрисдикцию этого дела можно, только предоставив доказательства причастности указанных шести компаний, становится понятно, что по ним сторона обвинения — государственный ПриватБанк — не дал всей запрашиваемой Судом информации. Почему?

Игорь Коломойский признает нанесение ПриватБанку убытков только на 248 млн долл, в то время как госбанк хочет возместить 1,9 млрд долл убытков

Игорь Коломойский признает нанесение ПриватБанку убытков только на 248 млн долл, в то время как госбанк хочет возместить 1,9 млрд долл убытков

Британское профессиональное юридическое издание The Law Society Gazette опубликовало позицию сторон, представленную в судебном разбирательстве Лондонского арбитража. Сторона ПриватБанка считает, что судья Фэнкорт не уделил должного внимания тем моментам в деле, которые как раз и определяют юрисдикцию ответчиков: «Для определения юрисдикции ответчиков требовалось рассмотреть комплекс сложных областей права, которые судья недостаточно изучил. Почти неизбежно, что именно эти пункты в иске в конечном итоге и определят юрисдикцию ответчиков уже в Апелляционным судом, и мы уверены, что он примет решение уже в пользу банка», — заявляет партнер компания Hogan Lovells Ричард Льюис.

Защита Коломойского-Боголюбова настаивает, что обвинитель (ПриватБанк) пытается манипулировать международной юрисдикцией, чтобы легализовать необоснованную национализацию актива их клиентов. «Лондон — важный судебный центр, и, по понятным причинам, многие хотят именно здесь получить юридическое подтверждение своей позиции. Но в данном случае заявитель пытался искусственно выстроить дело, чтобы его слушал Высокий суд. Г-н Фэнкорт справедливо посчитал это недопустимым, а также ущемлением прав Коломойского и Боголюбова, и направил дело на рассмотрение по месту их жительства (согласно статье 6 Lugano Convention — Конвенции 1998 г. о юрисдикции коммерческих и гражданских споров — R°)», — заявляет Эндрю Лаферти, партнер компании Fieldfisher

Итак, с одной стороны, Лондонский суд признал факт мошенничества, но с другой – не подтвердил причастность к нему тех фиктивных, по мнению истца, компаний, через которые бывшие собственники якобы выводили средства. Значит либо истец не заинтересован в раскрытии всей информации о компаниях, либо не может доказать, что они создавались для этих целей.

Экс-глава НБУ Валерия Гонтарева и экс-глава Минфина Александр Данилюк заявляли, что ПриватБанк нужно спасать путем национализации и рефинансирования 150 млрд грн

Экс-глава НБУ Валерия Гонтарева и экс-глава Минфина Александр Данилюк заявляли, что ПриватБанк нужно спасать путем национализации и рефинансирования 150 млрд грн

«Ни для кого не секрет, что были переоформлены миллиардные кредиты на подставные компании, для того, чтобы потом их обанкротить. Государство дало банку шесть месяца для пополнения активов, однако в течение этих полгода средства продолжали выводиться. Это показало и следствие, информация о котором есть в судебном реестре. Тогда почему за два года в Украине ни одному топ-менеджеру, члену правления даже не предъявлено подозрение?», — задается вопросом адвокат Кравец.

Был ли сговор?

В декабре 2016 года ПриватБанк перешел в собственность государства. В СМИ и на рынке бытовало мнение, что национализация стала результатом теневых договоренностей между Игорем Коломойским и украинскими властями в лице руководства НБУ, Минфина и Кабмина, в целом. Стороны якобы сошлись на том, что собственники уступают банк государству в обмен на невмешательство в остальной бизнес олигарха.

Официально национализацию ПриватБанка — крупнейшего в стране по объемам операций — власти объяснили тем, что его надо спасать от банкротства. Для чего, по заявлению Минфина и НБУ, необходимо до 150 млрд грн.

Игорь Коломойский был категорически не согласен с такой оценкой его актива и продолжает настаивать, что власти Украины отняли у него жизнеспособный работающий бизнес. Бороться за него он намерен до победного конца.

 Аналитики единодушны: финансовые проблемы у банка были. Но расходятся в том, насколько — серьезные, чтобы решать их путем национализации с последующим вливанием сотен миллиардов гривен(на сегодня уже 200).
 
«Думаю, у банка были проблемы, и бывшие акционеры хотели бы договориться с властями (о докапитализации — R°). Но не смогли, потому что МВФ требовал очистить банковский сектор», — комментирует Realisty соавтор книги о ПриватБанке «Приватная история» Андрей Яницкий.

Другие настаивают, что для банка такого масштаба, который занимает почти четверть рынка, недостаточно было просто влить дополнительные средства. Государство вынуждено было взяться решать проблемы ПриватБанка, так как они создавали угрозу для финансовой системы страны. Серьезные опасения для этого давало и расследование детективной компании Kroll об утечке из банка минимум 5,5 млрд долл.

«Выводы Kroll выглядят достаточно обоснованно и подтверждают диагноз, поставленный НБУ. Перед национализацией совокупный кредитный портфель банка на 86% был сформирован из кредитов связанным лицам. В корпоративном портфеле доля „инсайда“ — 97%. То есть подавляющая часть процентных доходов банка — это не реальные доходы, а внутрикорпоративные расчеты», — комментирует Realistдиректор Национальной ассоциации банков Украины Елена Коробкова.

 Все опрошенные Realist’oм наблюдатели, по-разному оценивая состояния ПриватБанка перед национализацией, единодушны в одном: бывшим собственникам выгодно было избавиться от него. Вольно или невольно – вопрос остается открытым в силу недоступности всей информации. Ее, по-видимому, не смог получить и судья Джастис Фэнкорт, поэтому отправил стороны разбираться в своих украинских судах.

То, что в национализации ПриватБанка много политики, уже понятно даже Лондонскому арбитражу (как следует из его решения). Споры ведутся вокруг того, был ли сговор. «Вряд ли Порошенко и Коломойский могли договариваться по той простой причине, что далеко не все зависело от них. Национализация затрагивала интересы сотен, если не тысяч людей: от бизнес-партнеров до менеджмента банковской сети», — считает Яницкий.

С этим не согласен Ростилав Кравец. Он уверен: бывшие собственники ПриватБанка договорились с первыми лицами государства о гуманном «отжатии» их актива. «В сети тогда появилась информация, что Коломойский отдал около 120 млн долл для Гройсмана и Порошенко. Думаю, за это ему пообещали, что будет уголовного преследования, а так постращают для вида», — говорит адвокат. И добавляет, что олигархи пошли на это, потому что иначе бы в ходе проверок временная администрация обнаружила фактическое банкротство банка, и тогда им пришлось бы нести уголовную ответственность за доведение банка до такого состояния.

А так Коломойский отдал бизнес государству, да еще и предстал в роли жертвы фактически своих же махинаций. А власти подобно доброй фее взялись реанимировать банковский гигант вместе с почти четвертью вкладчиков страны. Так ли это?

Уже многие не помнят, но сразу после национализации ПриватБанка президент Украины Петр Порошенко внес в Верховную Раду законопроект о гарантиях государства выплатить его вкладчикам в полном объеме их средства. Народные депутаты оперативно его приняли. Но он до сих пор не вступил в силу. Гарант уже два года не подписывает им же инициированный законодательный акт.

Президент Порошенко уже два года не подписывает закон о госгарантиях вкладчикам ПриватБанка, который сам же инициировал

Президент Порошенко уже два года не подписывает закон о госгарантиях вкладчикам ПриватБанка, который сам же инициировал

Что дальше или, о чем теперь спор?

По данным аудита Ernst & Young, по итогам итогам 2017 года операционные расходы ПриватБанка превышают доходы: 22,9 млрд грн против 20,3 млрд грн. То есть после национализации банк остается пока убыточным. Не все эксперты согласны с такой оценкой.

«За 11 месяцев этого года „Приват“ получил 24,4 млрд грн операционных доходо при 10 млрд грн. операционных расходов. Также согласно отчетности, в этом году растут комиссионные доходы. Оснований считать данные отчетности „Привата“ недостоверными у нас нет. На чем основывается мнение, что банк по-прежнему убыточный, для меня загадка» — говорит глава Национальной ассоциации банков Елена Коробкова.

Бывший министр финансов Александр Данилюк, который и занимался национализацией ПриватБанка, не раз повторял, что такого уровня банк не должен оставаться в руках государства — для его развития он должен быть приватизирован крупной международной банковской сети. По его словам, пока правительство Украины не предлагало банк крупным иностранным инвесторам.

Кто купит скандальный ПриватБанк?

Кто купит скандальный ПриватБанк?

«Приватизация „ПриватБанка“ — сложный проект, требующий терпения и усердной работы. В долгосрочной перспективе банк не останется государственным, но приватизировать его в ближайшее время (даже частичной) мало вероятно», — говорит Коробкова.

Насколько может быть интересен иностранному капиталу такой проблемный, хотя и привлекательный бизнес актив? «Мало вероятно, что „Приват“ продадут в ближайшее время, потому что покупателей на него нет», — заявил Realisty инвестиционный банкир компании Dragon Capital Сергей Фурса.

Помимо скандально известных уже на весь мир судов между государством Украины и олигархом Коломойским, за ПриватБанком тянется шлейф претензий держателей евробондов. Плюс в Печерском суде Киева с лета этого года лежит иск от 750 клиентов банка за разглашение их личных данных.

Исходя из всех эти проблем вокруг ПриватБанка, наблюдатели рассматривают второй вариант: вернуть бывшим собственникам их актив, но за возмещение государству суммы докапитализации уже почти в 200 млрд грн плюс проценты, причем по курсу доллара 2016 года. Пойдут ли на это бывшие собственники?

Не исключено, что сейчас каждая из сторон готовит выгодные для себя условия вероятных новых переговоров. Возможно, исковые претензии о сумме компенсации убытков — 1,9 млрд долл, а сейчас уже и 3 млрд, или 250 млн, которые готовы возместить олигархи — и есть настоящий предмет спора, который государство Украины хочет разрешить в международных арбитражах. Подождем иска ПриватБанка в Апелляционный суд Англии, а еще — выборов президента. 2019 год покажет.

Ирина Гасанова, Юлия Пономаренко, REALIST

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ошибка или сговор. Почему Высокий суд Лондона отказался от дела Приватбанка против Коломойского

В судебных разбирательствах Приватбанка против его бывших собственников Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова наметился новый поворот.

Напомним: национализированный Приватбанк пытается отсудить у экс-акционеров в Высоком суде Лондона денежную компенсацию в 1,9 млрд. долларов. Ведь, получив фактически доведенную до банкротства «пустышку», государство было вынуждено влить в докапитализацию банка рекордную сумму около 150 млрд. грн (подробнее об этой истории можно прочесть здесь).

Подав иск в лондонский суд, Приватбанк добился ареста имущества Коломойского и Боголюбова по всему миру на 2,5 млрд. долларов, запрета для фигурантов этого дела тратить больше 20 тыс. фунтов в неделю, а также потребовал раскрыть всю структуру их собственности для участников процесса.
 
Высокий суд Лондона уже несколько раз собирался по этому делу, выдавая все новые и новые скандальные подробности. Но в пятницу, 23 ноября, вдруг появился вердикт, в котором говорится, что дело Привата находится не в юрисдикции суда Лондона.

Другими словами, британское правосудие умывает руки и отказывается судить Коломойского и Боголюбова.
 
«Страна» разбиралась, что это решение значит на практике.
 
Почему Высокий суд Лондона отказал Приватбанку
 
Собственно, само решение Высокого суда Лондона о неподсудности ему дела Приватбанка не стало сюрпризом. О возможности такого поворота на день раньше, в четверг, 22 ноября, написал на своей странице в Facebook народный депутат Сергей Лещенко. Приватбанк тогда эту информацию опроверг, но не исключил, что решение может быть вскоре вынесено. Что, собственно, и случилось 23 ноября.
 
«Несмотря на то, что судья признал, что банк стал жертвой масштабных мошеннических действий — на сумму приблизительно от 329 млн. до 1,2 млрд. долларов — он пришел к выводу, что английский суд не имеет юрисдикции для рассмотрения иска банка против его бывших акционеров», — говорится в пресс-релизе Приватбанка.

Самого решения с свободном доступе пока нет. Как пояснили в Привате, судебное решение не было официально вынесено, поскольку судья рассматривает вопрос «относительно суммы достаточно обоснованного дела банка».
 
«Я дал право на апелляцию, и Апелляционный суд может прийти к другому заключению», — цитирует Reuters слова судьи Тимоти Майлза Фанкура. 
 
В «Привате» также отмечают, что это судебное решения является лишь первым этапом процесса и банк намерен его оспорить.
 
И, пожалуй, самое главное — распоряжение о замораживании активов Коломойского и Боголюбова остается в силе, как минимум, до подачи Приватом апелляции.
 
«Мы будем продолжать возврат средств с помощью судебного процесса в Лондоне и верим, что английский суд в итоге осуществит правосудие между сторонами», — заявил глава правления Приватбанка Петр Крумханзл. 
 
В том же заявлении Привата приводится также цитата партнера юридической фирмы «Хоган Ловеллс» Ричарда Льюиса: «Критические вопросы относительно юрисдикции, которые были оспорены ответчиками, определит Апелляционный суд, и, мы уверены, что они будут решены в пользу банка».
 
Между тем, по мнению Сергея Лещенко, после такого решения высокого суда Лондона дело может быть закрыто, а арест с имущества Коломойского и Боголюбова — снят.
 
В чем суть этого дела
 
Приватбанк подал иск против экс-собственников Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова с декабре 2017 года. Предварительно банк получил отчет аудита детективного агентства Kroll, который подтвердил, что финучреждения стало объектом масштабного мошенничества и ему был нанесен ущерб на сумму порядка 5,5 млрд. долларов.
 
Тогда суд посчитал эти аргументы вескими — взял дело в работу и наложил арест на активы Коломойского и Боголюбова.
 
На промежуточных слушаниях в Лондоне всплыли скандальные подробности вывода денег из Привата. Так, было выяснено, что с 2013 по 2014 года Приват выдал кредиты 46 заемщикам, провел выплаты по 54 мнимым договорам по поставкам товаров и провел ряд странных перекредитований, очень похожих на попытки замести следы.
 
Юристы Приватбанка пытались убедить Высокий суд Лондона в том, что договоры о поставках различных товаров, которые заключал и щедро оплачивал Приват, были фиктивными, точно так же как и выданные банком кредиты. Так, банк выдал более 120 займов на 3,7-57 млн. каждый. Но сами заемщики при этом изначально были неплатежеспособными, не имели ни кредитных историй, ни залогового имущества. При этом решения по большинству кредитов принимались очень быстро — в течение пары дней.
 
Договоры на поставки различных товаров Приват заключал столь же неосмотрительно, как и выдавал кредиты. К примеру, были договоры о поставках нефтепродуктов, за которые банк заплатил сразу, а сам товар, согласно документам, мог поступить «когда-нибудь» — в течение полутора лет и более.
 
При этом, что интересно, на украинские суды эти аргументы не произвели полного впечатления. Наши служители Фемиде не смогли доказать причастность Коломойского и Боголюбова к фирмам, получающим «странные» займы. Экс-собственники Привата получили несколько сотен оправдательных решений в украинских судах разных инстанций. После чего, собственно, Приватбанк и обратился в Высокий суд Лондона.
 
Что значит решение лондонского суда
 
После вердикта Высокого суда Лондона украинское экспертное сообщество строит самые разные предположения относительно дальнейших сценариев развития ситуации.
 
Руководитель аналитического отдела инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий пояснил «Стране», что пока ставить точку в этой истории рано. 
 
«Тут важно то, что суд разрешил аппеляцию Приватбанку (мог и не разрешить) и принял решение не отменять арест активов. Похоже, это значит, что суд не полностью уверен в своем решении — он фактически передает полномочия аппеляционному суду. Последний и должен решить стоит ли Высокому суду Лондона дальше заниматься этим делом», — пояснил эксперт.
 
«Если лондонский суд не признает юрисдикцию, это значит, что Коломойский будет вынужден судиться только в Украине. Так бюджетные деньги были потрачены на докапитализацию Приватбанка, хоть часть вернуть надо, вот и будут пытаться добраться до украинских активов Коломойского», — считает экс-корпоративный секретарь «Привата» Виктория Страхова.
 
Впрочем, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец говорит, что на самом деле ситуация не так проста, как кажется на первый взгляд.
 
«По процедуре, международный арбитраж, которым, собственно, и является Высокий суд Лондона, принимая иск, должен определиться, может ли он это дело судить, то есть, находится ли оно в его юрисдикции. Для положительного ответа нужно, чтобы в корпоративном конфликте были замешаны иностранные (британские) инвесторы или были основания для применения британского права, то есть, там участвовали британские компании (офшоры). И меня очень удивило, что Высокий суд Лондона не нашел в деле Привита своей юрисдикции, ведь с офшорными компаниями там даже перебор (именно они являлись по документам основными заемщиками и поставщиками различных товаров для Привата — Прим. Ред.). Еще одно основание для отказа — неправильное оформление иска. Думаю, что как раз в этом все дело. И ошибки были не случайными, это заранее спланированная схема, одно из звеньев в договоренности Коломойского с властями», — считает Кравец.

Отметим, что версия о сговоре властей и Коломойского довольно популярна в интернете. Мол, олигарх изначально договорился с властями, что сдает на «баланс» государству ставший проблемным банк, а с него в реальности никто долги не сбивает.

Разновидностью этой версии являются слухи о том, что Коломойский просто коррумпировал лиц, ответственных за «сбивание» с него долгов. В частности, многим памятна встреча генпрокурора Юрия Луценко с Коломойским в Амстердаме, после которой тогдашний министр финансов Данилюк потребовал отставки генпрокурора, обвинив того в попытках сорвать арест активов олигарха. Также подозрительно вяло действует в деле «Привата» и НАБУ.

Другие наблюдатели мыслят более широкими категориями и говорят о «глобальном договорняке» между Порошенко и Коломойским с целью скорректировать позицию последнего на президентских выборах в 2019 году.

В качестве подтверждения версии сговора Кравец приводит следующие аргументы.

«Когда национализировали Приват, Коломойскому каким-то чудесным образом дали отсрочку 6 месяцев для возврата средств. При этом именно полгода является сроком для прекращения поручительства, то есть, если на 6 месяцев вы оставляете человека в покое и не требует от него возврата денег, то, по истечению этого срока он вам уже ничего не должен. Коломойскому таким образом просто дали избежать отвественности. Во-вторых, ни один из членов кредитного комитета Привата, который, якобы, подписывал сомнительные займы, до сих пор не привлечен к отвественности, да и отечественные правоохранительные и антикоррупционные органы занимаются этим делом крайне вяло, по всему видно, оно им малоинтересно, что, как минимум, странно», — говорит Кравец.

Плюс — юрист считает, что слухи о том, что Коломойский сам добился национализаций Привата, и даже заплатил за это 100 млн. долларов, имеют под собой основание.
 
Собственно, сам иск «Привата» в Высокий суд Лондона появился под нажимом МВФ. Сразу же после национализации банка, Фонд потребовал, чтобы государство получило деньги, потраченные на докапитализацию с экс-владельцев. Позже в меморандум между Украиной и МВФ даже внесли пункт о привлечении к этому делу международных переговорщиков (Rothshild, Finpoint, Ernst&Young).
 
Подача апелляции в Лондоне, по мнению Кравца, позволит «заморозить» сложившуюся ситуацию, как минимум, до выборов.

«А в перспективе Коломойский имеет все шансы представить себя жертвой и даже через суды — уже украинские — добиться отмены национализации и возврата Приватбанка», — не исключает экономист Алексей Кущ.

Людмила Ксенз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Из-за Приватбанка откроют уголовное дело в отношении руководства Нацбанка

Суд подтвердил, что есть основания для расследования в связи с предоставлением проблемному банку нового кредита рефинансирования.

История с национализацией Приватбанка обрастает новыми уголовными делами. Соломенский районный суд обязал следователя Национального антикоррупционного бюро открыть еще одно дело и внести его в Единый реестр досудебных расследований. Решение было принято по делу №760/20129/18, и оно оказалось в распоряжении UBR.ua.

Дело будет открываться в отношении председателя Нацбанка на момент национализации Приватбанка — Валерии Гонтаревой. Заявитель (Ростислав Кравец) указал в заявлении о нарушении ею постановления НБУ №615 от 19 сентября 2015 года. А именно пункта, запрещающего Нацбанку предоставлять новые кредиты пока финансовая структура не вернула ему старые займы. Именно это и произошло в истории с Приватбанком, что было продемонстрировано в суде: слова самой Гонтаревой о том, что НБУ предоставил Приватбанку новый заем в размере 15 млрд. грн. еще до того, как он погасил ранее предоставленные 19 млрд. грн. Причем в этот момент днепровский банк был признан неплатежеспособным и в нем работала временная администрация.

«Чтобы в Минфине и Нацбанке не говорили о необходимости спасения крупнейшего банка страны, нужно соблюдать действующее законодательство. И, конечно же, нести ответственность за свои решения. В данном случае чиновники поставили себя выше закона и на лицо нарушения по статьи 364 Уголовного кодекса — злоупотребление властью и служебным положением, а также статьи 191 УК — растрата имущества. В данном контексте они грозят Валерии Гонтаревой тюремным заключением на срок до 4 лет. Если в предыдущие годы правоохранители фактически не проводили никаких расследований по делам в отношении председателя Нацбанка, и сводили все к формализму. То в контексте предстоящих выборов и низких шансов ее покровителей на выигрыш, можно рассчитывать на реальное расследование, и привлечение Гонтаревой к ответственности. Это должно наконец произойти. В отношении нее заведено около двух десятков дел, и хоть одно должно быть доведено до конца», — сказал UBR.ua Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры