Архив метки: «Отобрали

Лишая потребителей книги жалоб, у покупателей отобрали инструмент защиты прав — юрист

Отменяя книгу жалоб в магазинах, чиновники лишили потребителей инструмента защиты своих прав.

Об этом в комментарии ГолосUA сообщил адвокат Ростислав Кравец.

«На самом деле в законодательстве, кроме книги жалоб, не было создано даже того же онлайн-инструмента, с помощью которого бы потребители, которые считают, что их права нарушены, могли бы обратиться в соответствующий государственный орган, который регулирует эти вопросы. Таким образом, это, на мой взгляд очередной шаг, лишающий потребителей инструмента защиты своих прав. Раньше это было в отношении потребителей финансовых услуг, сейчас сделано в отношении всех потребителей», — описал ситуацию юрист.

Р.Кравец добавил, что книга жалоб позволяла потребителям оперативно фиксировать свои претензии к администрации предприятия.

«Теперь нет эффективных способов защиты нарушенного права. Ранее при наличии этой книги при проведении проверок проверялась эта книга и, соответственно, исходя из этого, контролирующий орган уже проверял устранение тех или иных нарушений, которые были совершены организациями торговли, общественного питания, на которые жаловались потребители. Сейчас же под видом якобы улучшения, упрощения бизнеса потребителей просто лишили еще одного инструмента защиты своих прав», — отметил адвокат.

Ранее в Украине книгу жалоб на предприятиях, продающих продукты или услуги, сделали необязательным документом.

Ирина Волконская, ГолосUA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Под зонтиком Банковой и Вашингтона. Кого отобрали в Антикоррупционный суд

Изнурительный марафон рождения в муках Высшего Антикоррупционного суда (ВАКС) — инстанции, которая по замыслу ее создателей следом за НАБУ и САП должна завершить формирование вертикали новых органов по борьбе с коррупцией в Украине, выходит на финишную прямую.

6 марта Высшая квалификационная комиссия судей огласила рейтинговый список претендентов на занятие 27 вакансий судей ВАКС и еще дюжины — в апелляционную палату. Ожидается, что через неделю — 18 марта, рекомендации ВККСУ рассмотрит Высший совет правосудия. После этого от принятия присяги победителей конкурса будет отделять только издание соответствующих указов президента.

Нынешний глава государства Петр Порошенко дал понять: в этом плане за ним «не заржавеет». Как уже писала «Страна», он в пиар-целях хочет объявить о запуске процесса до выборов.

«Страна» разбиралась, какие герои «дожили» до финала, кого забраковали на этапе кастинга заграничные и отечественные режиссеры и почему выход на экраны саги «Антикоррупционный суд» обречен на провал в прокате.

Обещанного ждали три года

То, как начиналась эта история, сегодня воспринимается с изрядной долей иронии.

1 июня 2016 года с десяток активистов финансируемых за счет грантов Запада общественных организаций во главе с руководителем «Центра противодействия коррупции» Виталием Шабуниным, привели под стены парламента человека, на котором был надет костюм рака.

Источник фото: twitter.com/RPR_ua

Вместе они потребовали от президента внести изменения в рассматриваемый на тот момент законопроект о судоустройстве, обозначив «четкие сроки» запуска Антикоррупционного суда.

В следующий раз «рак» свистнул через два года — тогда под угрозой срыва программы кредитования Украины МВФ власти спешно вернулись к теме ВАКС. «Страна» детально описывала, как до последнего момента шли переговоры между всеми заинтересованными сторонами этого процесса.

Итогом стало утверждение закона «О высшем антикоррупционном суде», который представляет из себя микс договоренностей Банковой и лоббистов идеи «спецсуда» для нужд НАБУ и САП. Ключевой его момент — процессом отбора судей назначили рулить не только ВККСУ. Часть монополии этого органа, который считается проводником идей Администрации президента, отщипнули в пользу Общественного совета международных экспертов (ОСМЭ).

За этой шестеркой иностранцев закрепили право вето на решения Высшей квалифкомиссии. Сторонники таких подходов уверяли: таким образом кураторам судейского корпуса из Администрации президента (и прежде всего, заму главы АП Алексею Филатову) не удастся взять конкурс под свой контроль. Но жизнь, как обычно, внесла свои коррективы.

С заезжими экспертами, разборками в судах и без презумпции невиновности: как проходил конкурс

С августа 2018 года отбор судей ВАКС наконец-то стартовал.

Как писала «Страна«, с самого начала он шел со скрипом. Так, если предварительно надеть мантию судьи нового суда изъявляло желание почти 800 юристов и правоведов, то документы в ВККСУ подало лишь 343.

Из них непосредственно к отбору допустили 270 (по другим данным — 317) человек. То есть, на одну вакансию претендовало семеро лиц.

«Из адекватных людей единицы решились участвовать в конкурсе, все понимали — это сомнительная афера и показуха», — говорит «Стране» один из действующих судей на правах анонимности.

Скептики самой идеи ВАКС добавляют: хотя конкурс не вызвал масштабного резонанса в СМИ, он не обошелся без скандалов. В их логике, Филатов и ведомые Западом «антикоррупционеры» превратили отбор судей в арену своего междусобойчика. Что прослеживалось с самого старта процесса.

В частности, по итогам практического задания сразу 30 конкурсантов подали в ВККСУ заявления о пересмотре полученных результатов, сетуя на несправедливые баллы. Всем им было отказано в апелляции. В итоге, суммарно тестовые задания смогли преодолеть 113 соискателей. 

Еще больше градус напряжения увеличился на следующей стадии отбора. Тогда сотня претендентов проверялась на добропорядочность, причем в отношении конкурсантов не действовал принцип презумпции невиновности (активисты считают это позитивной тенденцией, судьи — юридическим нонсенсом). Именно на этой стадии к процессу отбора подключился ОСМЭ из числа иностранных граждан.

Члены Общественного совета международных экспертов, источник фото: antac.org

Именно с его подачи как раз и возникли вопросы относительно «добропорядочности и профессионализма» 49 из 113 кандидатов в ВАКС.

Их судьба сложилась по-разному: трое (как, например Виктория Жовноватюк) предпочли самостоятельно сняться с забега, еще 39 были «дисквалифицированы» организаторами.

Попытки оспаривать эти решения (например, такого рода иски подавали Олег Кимстачов и Игорь Штульман) оказались безрезультатными. Верховный суд вынес серию ухвал, которыми «спрятал» от ответственности в процессе принимаемых решений в отношении конкурсантов Совет международных экспертов. Он постановил — хотя иностранцы и имеют решающие голоса в процессе отбора судей ВАКС, всю юридические последствия за это несет Высшая квалифкомиссия судей.

Это настоящий парадокс, если рассмотреть ситуацию фактически. Чего стоят заявления активистов «Центра противодействия коррупции», где они отводят как раз иностранным экспертам наиболее знаковую роль в отсеве «недобропорядочных» претендентов.

У ОСМЭ есть и оппоненты, причем не только из числа «заваленных» им конкурсантам. К приезжающим в Украину экспертам накопилось немало вопросов у представителей отечественного юридического сообщества.

«В настоящее время эти шесть человек совершили по меньшей мере два правонарушения», — говорит «Стране» адвокат Ростислав Кравец.

Юрист указывает: невзирая на то, что иностранцы в составе конкурсной комиссии получают вознаграждение за свою деятельность, никто из них не получал официальное разрешение на трудоустройство в Украине.

«У меня есть ответ от Центра занятости, они даже не обращались туда. Это административное нарушение, и за него они подлежат депортации. Но вместо этого им оплачивают их перелеты и проживание в Украине», — указывает Кравец.

Он также считает, что члены Совета международных экспертов подпадают и под уголовную ответственность. «Согласно нормам закона о противодействии коррупции, активисты и члены Общественных советов при органах власти являются субъектами декларирования. Я сделал запрос в НАПК, неофициально там мне уже сообщили — эти эксперты деклараций не подавали. Это прямой состав преступления ч.1 ст.366-1 УК Украины, за что предусмотрено вплоть до двух лет тюрьмы», — подчеркивает адвокат.

У него есть и третья претензия к Общественному совету международных экспертов. Она восходит к загадочной истории запуска сайта ОСМЭ, о чем в конце прошлого года рапортовала Высшая квалифкомиссия судей. В настоящее время этот домен «отрублен», но Кравец выяснил — его регистрировала организация IDLO. И, скорее всего, это не было случайным.

Ранее IDLO отметилась в скандале с якобы разворовыванием выделенных западными донорами $ 2 млн на реформу органов прокуратуры. В 2016 году судьбу этих денег в рамках уголовного производства отслеживали в ГПУ.

Очередное появление следа IDLO в рамках реализации теперь уже судебной реформы, Кравец называет «американским следом». «Эта история косвенно подтверждает прямое вмешательство США в отбор судей для антикоррупционного суда», — резюмирует адвокат.

Впрочем, у организаторов отбора и правоохранителей каких-либо вопросов по этому поводу (по крайней мере в публичной плоскости), не возникло.

Кто победил и как оценивают итоги конкурса

Тем временем, в обнародованный ВККСУ рейтинг первой инстанции Высшего антикоррупционного суда вошло 27 победителей конкурса, 40% из которых имеют опыт работы адвокатами и учеными, а 60% — судьями. Что же касается дюжины вакансий Апелляционной палаты ВАКС, то викторию здесь праздновали на паритетных началах судьи с адвокатами/учеными.

Список победителей конкурса в Антикоррупционный суд, источник фото: аntac.org.ua

Итогами отбора устроители конкурса в целом довольны. По крайней мере, в СМИ можно встретить их однотипную реакцию: сначала следует комплименты в адрес ОСМЭ со стороны украинских властей, на что те отвечают отечественным чиновникам взаимностью.

«По моему мнению, это была очень успешная совместная работа и, как я неоднократно уже говорил, у нас — членов ОСМЭ, было полное сотрудничество с членами Высшей квалификационной комиссии судей Украины. Мы не могли получить больше сотрудничества, понимания и помощи, чем мы получили от них», — отметил председатель Общественного совета международных экспертов, сэр Энтони Хупер.

«В финальный рейтинг попали самые достойные кандидаты, которые успешно прошли все этапы конкурса и к которым не было вопросов со стороны ОСМЭ или они смогли их объяснить столь убедительно, что все вопросы были сняты. Это означает, что все победители конкурса получили зеленый свет от международных экспертов, которые тщательно проверили каждую деталь их биографии, а Украина стала первой страной, которая пригласила к отбору судей международных экспертов. В ближайшее время рекомендации относительно назначения судей будут переданы в Высший совет правосудия”, — заявил на это в свою очередь заместитель председателя ВККСУ Станислав Щотка.

С высокой долей позитива и одновременно двумя «но» оценивают итоги конкурса и в «Центре противодействия коррупции».

Во-первых, активисты выражают скепсис касательно восьми победителей отбора, которых общественники считают недобропорядочными. Это Виктор Маслов, Андрей Бицюк, Владимир Воронько, Инна Билоус, Сергей Мойсак, Валерия Черная, Владимир Цикало и Оксана Олейник.

Основная претензия к этим без пяти минут судьям ВАКС — неудовлетворенность пояснениями претендентов об источниках происхождения отдельного имущества и активов, а также их якобы сомнительные связи. «Блокировать» таких претендентов Шабунин и Ко призывают Высший совет правосудия. Прислушается ли к ним «судейская инквизиция», станет понятно уже через неделю.

Во-вторых, в ЦПК настаивают на недопущении полноценного назначения на должность руководителя аппарата ВАКС экс-прокурора Алексея Жукова. Последнего «активисты» называют близким к первому замдиректора Госбюро расследований Ольге Варченко.

Под кардинально иным углом расценивают ход гонки за мантиями судей Антикоррупционного суда и ее итоги сами служители Фемиды.

«Изначально властью была задействована концепция видимости создания ВАКС, чтобы он не заработал или начал функционировать как можно позднее. У них все получилось — новый суд запустят после выборов президента. Иностранцев, которые абсолютно ничего не понимали в наших реалиях, использовали в процессе отбора как ширму. И, как и в случае конкурса в Верховный суд, у кандидатов было два варианта — либо ты идешь на поклон к Филатову, либо за тебя «тянут мазу» разные «активисты», которые сидят на грантах. Это тендер, естественным путем попасть в ВАКС было практически нереально, — говорит «Стране» один из судей хозяйственной инстанции на правах анонимности. — С учетом недавнего решения Конституционного суда, который отменил базовую для НАБУ и ВАКС статью о незаконном обогащении, в целом возникает резонный вопрос — а что за дела будет слушать этот суд? Впрочем, если даже он и начнет работать, рано или поздно встанет вопрос о законности отбора победителей. Сейчас об этом все молчат, но в процедуре отбора была нарушена тайна совещательной комнаты — вместе с членами ВККСУ и ОСМЭ туда удалялись переводчики. А законом это не предусмотрено. То есть, потратили массу времени и уйму денег, а на выходе гора родила мышь».

Виталий Губин, Страна.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

«Отобрали преданных, а требуют как с умных». Кого взяли в украинское ФБР

Госбюро расследований избрало следователей теруправлений, другой персонал и формально готово к запуску. Но участники, не прошедшие горнило тестов и собеседований, говорят о нарушениях и странном подходе комиссий к кандидатам — им попросту не объяснили причины отказа.

«Вести» разобрались в том, как выбирали следователей для «украинского ФБР» — нового органа, который заберет колоссальные полномочия у прокуратуры и полиции. А, судя по набору полномочий, орган будет весьма ресурсным: ГБР будет заниматься предотвращением и раскрытием преступлений — от терроризма и особо тяжелых, связанных с насилием, до военных преступлений. А в сфере его внимания будут все ответственные чиновники — от президентов и депутатов до руководства ГБР, СБУ, САП, НБУ, судей и прокуроров.

На низком старте

Обещание начать работу ГБР в ноябре Роман Труба, глава ведомства, дал еще в конце сентября, находясь с визитом в Страсбурге. «Мы начнем работу с нынче существующими ресурсами, без помещения, оперативных подразделений и руководящего звена, — заявил тогда Труба. — Это произойдет в ноябре сразу после назначения на должности следователей теруправлений». Тогда глава ГБР назвал другие шаги, нужные для запуска: завершение конкурса на 27 руководящих должностей (конфликт по линии «Труба — заместители» по назначению этих ключевых руководителей имел место еще летом, с тех пор вакансии не заполнены), принятие изменений в законодательство, формирование следственных управлений и получение помещения, «отвечающего требованиям правоохранительных органов». В регионах, по сути, ГБР готова к запуску — пресс-служба сообщает, что и. о. директоров уже назначены, руководители структурных подразделений определены и уже прошли тестирование на детекторе лжи. 13 июня ГБР передали здание в центре Киева из ведения Минрегионразвития (адрес: ул. Симона Петлюры, 15). А на днях завершился конкурс на должность следователей и он был поистине беспрецедентным: на 455 вакансий (следователи, служащие ГБР) в теруправления в конкурсную комиссию №2 подали более 10 тыс. пакетов документов. «Это, очевидно, самый масштабный конкурс в истории Украины», — высказался об объемах глава комиссии №2 Олег Шрам. Конкурс состоял из четырех элементов: тестирование на знание законодательства, практические задания, проверка на полиграфе и собеседование. Каждый из этапов был допуском к следующему, однако уже на этапе очередности к организации конкурса возникли вопросы.

Что не так с конкурсом

Из претензий кандидатов, не прошедших по конкурсу, можно составить объемный буклет. Во-первых, комиссия якобы продолжала принимать документы кандидатов даже после окончания отведенного срока. Во-вторых, первая часть тестирования — на знание законов — была, по словам участников, не анонимной. «Подхожу к компьютеру, на котором уже написана моя фамилия и определены вопросы. То есть я не выбирал вслепую логин и пароль, система его не генерировала, а место и вопрос для кандидата были определены наперед», — утверждает в своем «Фейсбуке» адвокат Иван Цебрий, который подавал кандидатуру сразу на несколько должностей. Еще один кандидат, харьковчанин Игорь Литвиненко рассказал, что изначально комиссии проголосовали за проведение тестов в здании Академии прокуратуры (ради обеспечения их анонимности). «В нашем случае тесты перенесли в харьковский сервисный центр МВД. Мы заходили, каждый показывал паспорт — и по фамилии его подводили к конкретному компьютеру. Видимо, это также нарушение», — рассказал «Вестям» кандидат. Кстати, Литвиненко подавал документы сразу на 145 должностей во все семь теруправлений — правила это разрешали. Но, не пройдя отсев на этапе собеседования, он намерен оспорить решение комиссии апелляцией в суд.

Нарушения конкурсанты усматривают и в переносе этапа с полиграфом на четвертую позицию (не до собеседования, а после), и в подсчете баллов. «Некоторые участники набрали 98,99 или даже 100 баллов из 100 возможных. Некоторые решали задачи за 5–10 минут. То есть для того, чтобы прочесть условия задачи, подумать и предоставить ответ у них ушло менее минуты, — утверждает Цебрий. — Однако количество набранных баллов не является определяющим моментом. У комиссии свои оценки и внутренние убеждения. Теоретически кандидат, который набрал 63 балла, после собеседования может быть рекомендован на должность. И наоборот. Кандидат, набравший 100 баллов из 100 возможных, после собеседования может не быть рекомендован». В состав самой комиссии должны были входить пять членов. «Но меня собеседовали три члена, да и не только меня — редко когда с кандидатом беседовали четыре члена комиссии, — рассказал Литвиненко. — Но каждый из них должен был выставлять нам баллы, из чего формировался наш рейтинг. Интересно, как они это делали. К тому же, судя по видеозаписям, те кандидаты, которые прошли собеседование, часто не могли двух слов связать, не могли ответить, зачем им работа в ГБР».

«Назначают согласованных»

Финальные нарушения, усмотренные кандидатами, — несоблюдение квот (изначально в состав ГБР должны были пройти не более 19% следователей полиции и других правоохранительных органов, не более 31% прокурорских следователей, а остальные 50% отводились юристам, адвокатам и спецам, никогда не работавшим в госструктурах) и нарушение при публикации финального протокола. Вместо того чтобы показать все результаты каждого конкурсанта, в ГБР вывесили лишь победителей. «Главная претензия в том, что кандидатам не пояснили, как комиссия определяла победителей и на основании чего отказывала другим участникам. То есть комиссия в этом случае (а аналогично действовала ранее Высшая квалифкомиссия, отбиравшая судей в Верховный суд) явно ссылается на свои дискреционные полномочия, что уже перешло в разряд самоуправства, — сказал «Вестям» старший партнер компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец. — Фактически назначают тех, кто ранее уже согласован в высоких кабинетах, в юридических кругах об этом уже анекдот ходит: «отобрали преданных, а требуют как с умных».

«Вести» поговорили еще с несколькими кандидатами, как прошедшими по конкурсу, так и «провалившими» участие. Все они отметили, что главный его элемент — собеседование. «На нем определялось, условно, нужен кандидат ГБР или нет. Субъективные выводы таковы: к тем, кто комиссию не интересовал изначально, ее члены относились прохладно и беседу завершали очень быстро», — анонимно сказал «Вестям» один из кандидатов. «ГБР повторит проблему САП и НАБУ, которые могут лишь предъявлять подозрение, запугивать судей и брать людей под стражу», — прогнозирует Кравец.

Наблюдали европейцы

«Вести» обратились за комментарием к самому ГБР. На наши вопросы ответил глава конкурсной комиссии №2 Олег Шрам (проводил конкурс на 455 должностей во все семь теруправлений). Во-первых, он рассказал нам, что перед проведением конкурса, когда встал вопрос организации компьютерных тестов без возможности внешнего влияния, ГБР обращалась к Нацакадемии прокуратуры, Минобразованию и Главному сервисному центру МВД. «Именно Главный сервисный центр МВД подтвердил, что имеет сеть с сертификатом КСЗИ (комплексной системы защиты информации), защищенной от внешнего влияния и генерирующей вопросы в случайном порядке. Кандидат проходил регистрацию, после чего садился за компьютер, нажимал «старт», и в этот момент система в случайном порядке генерировала для него вопросы», — пояснил Шрам «Вестям».

Также, по его словам, все кандидаты имели возможность оспорить результаты, но никто этого не сделал. Более того, наблюдателем на всех этапах отбора, по его словам, была Консультативная миссия ЕС. Во-вторых, по словам Олега Шрама, тесты предоставлялись Советом Европы, и все вопросы изначально были размещены на сайте (т. е. каждый мог подготовиться). «Тестирование прошли 2700 кандидатов. Были такие, кто садился за компьютеры и быстро уходил — такие ситуации происходят и во время экзаменов в вузах. Возможно, человек понимал, что не знает ответов или отвечал наугад, — предположил глава комиссии №2. — А вот были ли эти ответы правильными — другой вопрос», — говорит Шрам. В-третьих, отметил он, претензии в части наличия у кандидатов высоких баллов на ранних этапах конкурса несостоятельны, поскольку результаты этапов не суммируются. «Результаты тестов лишь дают понимание, что человек знает законодательство. При этом не исключаем, что на определенные вопросы кто-то мог дать правильный ответ случайно, — заключил глава комиссии. — Тестирование одинаково проходили как кандидаты на должности госслужащих (кадровики, бухгалтера), так и на должности следователей. И высокий показатель правильных ответов не означает, что именно этот кандидат — лучший. Именно во время собеседований можно определить навыки, опыт, задать вопросы по декларациям и личным связям человека». Шрам напомнил, что члены комиссии определяли победителей путем голосования и с учетом всех показателей. «Это не наша инновация, по такому же принципу проходят и конкурсы у наших коллег из НАБУ, — напомнил чиновник «Вестям». — Также все победители обязаны пройти психофизиологическое исследование с применением полиграфа, а если это касается должностей следователей — спецпроверку органами госвласти. Лишь тогда руководитель органа примет решение о назначении на должность».

Тарас Козуб, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры