Архив метки: «новому»

Украинским банкам запретили пересчитывать кредиты по новому валютному курсу

Кредиторы пытаются отсудить у людей курсовую разницу по невозвратам с длинной историей.

Украинским банкам запретили пересчитывать валютные кредиты задним числом даже, если они потеряли деньги. Соответствующую правовую позицию выдала Большая палата Верховного суда по делу №750/8676/15-ц, в котором финучреждение пыталось получить с заемщика выплату курсовой разницы по ранее предоставленному валютному кредиту. Интересная, и поучительная для многих банков оказалась история.

Заем изначально был валютным — человек получил от кредитора чуть больше $ 58 тыс., и не смог их выплатить. Дальше все как всегда: возник долг, и банк отправился за ним в суд, но почему-то потребовал в исковом заявлении выплату не в долларах, а в гривне — оценил задолженность в нацвалюте. Была осень 2014 года и финучреждение вышло на 523,1 тыс. грн, заложив курс почти в 9 грн./$ . И выиграло дело. Но проблемы начались потом: когда банкиры не смогли оперативно взыскать задолженность с заемщика. Исполнительная служба медлила, однако банк решил отыграться не на ней, а на должнике: уже в марте 2015 г. он подал в суд иск с увеличенной суммой ущерба — на 481,3 тыс. грн., то есть общим объемом 1 млн. грн. На этот раз был заложен курс 17,2 грн./$ .

«К сожалению, это привычная история для исполнения судебных решений в Украине — их можно дожидаться месяцами и даже годами. Но человеку это сыграло на руку — сумма его долга начала обесцениваться. И именно на это упирал банк, когда в новом иске пересчитал сумму задолженности по повышенному курсу, ссылаясь на затягивание взыскания. Однако Верховный суд сразу же отмел его доводы, причем с совершенно приемлемой и понятной логикой — как только банк в первом иске пересчитал валютный кредит в гривну, он перевел отношения с клиентом в гривневую плоскость. И больше не имеет право ничего пересчитывать по курсу. Как этот банк, так и все остальные, применяющие подобные приемы», — объяснил UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Все, что кредитор может требовать в подобной ситуации — это начисления 3% плюс индекс инфляции за время, что истекло.

Вообще же попытаться пересчитать валютный долг задним числом — привычная история для многих украинских банков в 2014-2015 годы. Но чаще всего иски в подобных ситуациях подавали заемщики, которые пытались оспорить действия кредитора.

«Банк действительно допустил ошибку — нельзя было изначально требовать возмещения в гривне. Но теперь пойти на попятную не получится. Верховный суд не прощает таких ошибок», — отметил в беседе с UBR.ua управляющий партнер ЮФ «Можаев и партнеры» Михаил Можаев.

Правда, сразу заметил, что новых судебных споров по пересчету валютных кредитов в гривну за последние годы было совсем немного. Большинство автокредитов в долларах и евро уже выплатили — ведь в разгар кризиса физлицам в нашей стране было запрещено оформлять новые валютные кредиты, и люди только выплачивают старые. Продолжают платить кредиторам в СКВ преимущественно ипотеку, которая выдавались на 20-30 лет.

«Те, кто сразу начал испытывать финансовые трудности давно подписали с банками программы по реструктуризации и перевели займы в гривну — можно сказать, что им повезло, поскольку сбросили с себя это «курсовое ярмо». Но только тем, кто обрел почву под ногами и больше не оступался: тогда действительно можно было добиться от банка и конвертации кредита и даже списаний по 50%. Людям же, у которых ухудшалась финансовая ситуация и кто снова нарушал условия реструктуризаций — не посчастливилось. Они платили огромные неустойки. В итоге получали условия даже хуже, чем до всех поблажек. Банки очень сильно наказывали и продолжают наказывать тех, кто нарушают условия реструктуризаций», — резюмировал Можаев.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцы смогут больше получать за свои квартиры: в гривне по новому курсу доллара

Девелоперов обяжут пересчитывать стоимость недвижимости во время возврата средств людям или выплат неустоек.

Любителям продавать квартиры в привязке к курсу доллара или к другим инвалютам, придется также рассчитываться с людьми. Верховный суд вынес революционное решение для таких строителей — №487/8461/15-ц. Оно обязывает девелоперов выплачивать владельцам недвижимости компенсации и неустойки также в привязке к текущему курсу гривны к соответствующей валюте. То есть выполнять те же условия, которые выполняли в момент покупки их клиенты.

«В принципе все справедливо: когда человек покупал квартиру, выплачивая ее частями, то суммы платежей менялись (пересчитывались) по текущему курсу доллара/евро, как того требовала в своем договоре строительная компания. Теперь же, когда последняя нарушила договор — скажем, не достроила объект или достроила его с какими-то изъянами — она должна рассчитываться с покупателями ровно также. По текущему курсу доллара/евро. Если он вырос, то инвестор должен получить в гривне больше, чем платил изначально (но столько же в инвалюте). В этом суть данного постановления ВС, которое, как мы знаем, обжалованию не подлежит», — отметил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

На текущий момент ситуация на рынке новостроек непростая — девелоперы все чаще срывают сроки сдачи объектов в эксплуатацию. Потому их стали заваливать судебными исками.

«Число споров инвесторов со строительными компаниями в последнее время существенно растет, что объясняется отсутствием у строительных компаний достаточного финансового ресурса для своевременного выполнения своих обязательств по строительству недвижимости, а также несоответствию качества такой недвижимости ожиданиям инвесторов», — рассказал UBR.ua управляющий партнер АО «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Он выделил три самые распространенные причины судебных споров:

  • нарушение сроков сдачи домов;
  • проблемы с качеством сданного объекта;
  • ненадлежащее выполнение обязательств инвестора по финансированию строительства.

«В каждом случае речь идет о невыполнении застройщиком своих обязательств по договору. И человек может требовать либо неустойку, либо возврат всех внесенных средств вместе с этой неустойкой. Но расчет как суммы возврата, так и самой неустойки должен происходить исходя из переоценки стоимости недвижимости, если та в договоре привязывалась к текущему курсу доллара», — объяснил Ростислав Кравец.

Он уверен, что вышеупомянутое постановление Верховного суда станет поворотным для покупателей квартир и самих строителей. Ведь раньше людям не удавалось возвращать свои инвестиции с курсовой привязкой.

Налоги за снесенные дома и платежки за 3 года: как платить налог на недвижимость

«Обычно такие споры разрешаются в сторону истца, который сможет доказать ненадлежащее выполнение обязательств по договору. Правда, до последнего времени, чаще всего взыскание происходило в гривне и без учета изменения курсовой разницы по отношению к иностранной валюте. Данное решение закладывает прецедент и, исходя из количества подобных споров, инициируемых банками и прочими финансовыми учреждениями в отношении заемщиков, оформивших ипотечные кредиты, данный прецедент может сыграть с заемщиками злую шутку», — считает Виктор Мороз.

Юристы уверены, что девелоперы будут активно сопротивляться в судах, и в каждом отдельном случае инвестору придется судиться до последнего. И на районном уровне, и в апелляционных инстанциях, и в Верховном суде. На это может уходить несколько лет. Потому рекомендуют ввязываться в тяжбы лишь, если есть основания для крупной выгоды.

«Если исков будет очень много, возможно, строительные компании перестанут выписывать в своих договорах курсовую привязку. Будут чаще продавать квартиры по неизменной гривневой цене. Меньше проблем не только людям, но и строителям, которых научат отвечать по своим собственным требованиям», — резюмировал Ростислав Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Корпоративні взаємовідносини в новому законодавчому полі, як запобіжник корпоративних конфліктів

Новели у законодавстві, пов’язані з регулюванням діяльності учасників господарських товариств в частині запровадження механізму укладання корпоративних договорів.

Із набранням 18 лютого 2018 року  чинності Закону «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо корпоративних договорів» суттєво збільшилась можливість застосування  корпоративних договорів в Україні та стала реальною перспектива покращення стану корпоративного управління та інвестиційного клімату у країні в цілому.

Цим законом, доповнений Закон України «Про господарські товариства», зокрема ст. 51-1 «Договір про реалізацію прав учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю».

Насамперед, це пов’язано із можливістю застосовування у корпоративному договорі моделей та конструкцій, притаманних іноземному праву, які в міжнародній практиці відомі під назвою «shareholder agreements».

Зі вступом в силу змін, корпоративні договори зможуть укладати між собою учасники (засновники) товариств. Таке право надано їм законом, і не залежить від положень статуту, а саме, від того чи є в ньому посилання на  таке право чи ні.

На умовах, що визначені корпоративними договорами, його сторони зможуть взяти на себе зобов’язання реалізовувати свої корпоративні права в спосіб, передбачений договором та законом, та/або утриматися від реалізації таких прав.

Укладання корпоративного договору забезпечує учасникам товариств з обмеженою відповідальністю значний простір для врегулювання своїх відносин за допомогою договорів, зазначивши, що він стосується здійснення повноважень учасників. Конфлікт між правом учасника вільно використовувати свій голос та необхідністю забезпечити виконання зобов‘язань за договором пропонується вирішити, встановивши можливість забезпечувати виконання зобов’язань за такими договорами неустойкою. Вимога безвідплатності договору має зменшити ризики захоплення контролю над товариством та змови окремих груп учасників проти інших. Учасники,  сторони такого договору, вільні самостійно визначати строк його дії.

Крім того, корпоративний договір встановлює чітке розмежування предмету корпоративного договору від предмету закону і статуту: у корпоративному договорі передбачаються зобов’язання  сторін про реалізацію їх повноважень певним чином, а безпосередньо повноваження сторін можуть бути встановлені в законі і статуті.

Водночас, 12 березня 2018 року Президент України підписав довгоочікуваний Закон «Про товариства з обмеженою та додатковою відповідальністю» (далі – Закон про ТОВ). Закон встановлює кардинальні зміни у регулюванні діяльності та управління ТОВ та ТДВ, які набудуть чинності через 3 місяці від дати його офіційного опублікування, тобто 17 червня 2018 року, крім частини другої статті 23 Закону щодо переходу частки ТОВ до спадкоємця, яка набирає чинності через один рік з дня набрання чинності цим Законом.

Звичайно, корпоративний договір є дієвим механізмом захисту прав учасників товариства і вдалим інструментом, що дозволяє регулювати особливості корпоративного управління в певному товаристві.

Проте, в Україні корпоративний договір є нововведенням, а з урахуванням того, що в ст.7 Закону прописані умови укладення цього різновиду договорів «взагалі», встановлено конфіденційність умов корпоративного договору, передбачено можливість укладати його у простій письмовій формі та відповідно вирішення майже всіх істотних питань віддане на диспозитивний розсуд сторін, це може створити передумови для зловживань в цій сфері в майбутньому.

Частиною 1 ст. 51-1 чинного Закону передбачено наступне:

«Договором про реалізацію прав учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю визнається договір про особливості реалізації прав учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю. За договором про реалізацію прав учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю його сторони зобов’язуються реалізовувати у спосіб, передбачений таким договором, права, що надаються учасникам (засновникам) товариства з обмеженою відповідальністю, та/або утримуватися від реалізації зазначених прав. Договором про реалізацію прав учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю може бути передбачено обов’язок його сторін голосувати у спосіб, визначений таким договором, на загальних зборах учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю, погоджувати придбання або відчуження частки за заздалегідь визначеною ціною та/або у разі настання визначених у договорі обставин утримуватися від відчуження часток до настання визначених у договорі обставин, а також вчиняти інші дії, пов’язані з управлінням товариством з обмеженою відповідальністю, його припиненням або виділом з нього нової юридичної особи».

Варто відзначити, що у Прикінцевих та перехідних положеннях Закону про ТОВ, передбачено, що Закон України «Про господарські товариства» втратить чинність у частині, що стосується товариств з обмеженою відповідальністю та товариств з додатковою відповідальністю.

Отже, з набранням чинності Законом про ТОВ втратить чинність нововведена ст. 51-1. При цьому Закон про ТОВ містить ст. 7 «Корпоративний договір». Тому варто звернути увагу на основні відмінності між новими й старими положеннями.

Поміж тим, у частині 1 статті 7 Закону про ТОВ зазначено: «Договір, за яким учасники товариства зобов’язуються реалізовувати свої права та повноваження певним чином або утримуватися від їх реалізації (далі – корпоративний договір), є безвідплатним і вчиняється у письмовій формі».

Зі змісту ст.7 вбачається чітке відмежування предмету корпоративного договору від предмету закону і статуту. У законі і статуті можуть бути встановлені певні повноваження учасників, а у корпоративному договорі – зобов’язання  сторін про їх реалізацію певним чином.

Звертає на себе увагу, що текст чинного Закону, що стосується предмету договору, є значно більшим за обсягом, ніж відповідний текст Закону про ТОВ. І здається, ніби чинний Закон містить розширені механізми корпоративного управління. Однак не можна погодитися з такими висновками.

По-перше, у Законі про ТОВ, на відміну від чинного Закону, йдеться не лише про права, але й про повноваження учасників. Це пов’язано з тим, що не будь-яка можливість учасників діяти певним чином належить до прав учасників. Часто така можливість є не правом, а повноваженням учасників.

Наприклад, не правом, а повноваженням є можливість учасників брати участь у зборах, брати участь в обговоренні питань на зборах, голосувати на зборах, вимагати скликання зборів, скликати збори у певних випадках, ініціювати проведення опитування тощо. Реалізуючи такі можливості, учасники беруть участь у формуванні волі товариства, тому такі можливості не є правами учасників. Цей висновок підтверджується тим, що зазначені повноваження не можуть бути захищені  шляхом звернення до суду за захистом свої порушених прав. Єдине, що може зробити учасник у зв’язку з перешкоджанням йому реалізувати свої повноваження – це звернутися з позовною заявою про недійсність прийнятого товариством рішення. Таким чином, Закон про ТОВ визначає предмет корпоративного договору більш широко, а отже, надає більше можливостей учасникам товариств, ніж чинний Закон, який звужує права учасників.

По-друге, можна порадити учасникам товариств з обмеженою і додатковою відповідальністю не квапитися з укладенням корпоративних договорів за чинним Законом, а дочекатися, якщо є можливість, набрання чинності Законом про ТОВ, яким буде встановлене більш досконале регулювання.

Окрім того, у частині 10 ст. 51-1 чинного Закону встановлено, що:

«У разі порушення договору про реалізацію прав учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю, яким передбачено обов’язок сторони цього договору придбати або продати частку в статутному капіталі цього товариства за заздалегідь визначеною ціною та/або у разі настання визначених у договорі обставин, заінтересована сторона договору може подати до суду позов про примусове виконання цього обов’язку шляхом зобов’язання сторони договору про реалізацію прав учасників (засновників) товариства з обмеженою відповідальністю придбати (продати) частку на умовах, визначених цим договором».

Сталою була практика виникнення проблем зі зверненням до суду із позовними заявами, зокрема, про спонукання укласти договір. Оскільки навіть у разі задоволення таких позовних вимог, таке судове рішення виконати було неможливо.

А тому, зрозуміло, що проблема для позивачів, під час звернення за такими позовними вимогами до суду, у відповідності до ч. 10 ст. 51-1 чинного Закону, залишається не вирішеною. Визначення у цій частині нечіткого предмета позову заважатиме позивачам застосовувати належний спосіб захисту. До того ж ця частина може сприйматися як зазначення у законі єдиного способу захисту для цих правовідносин, через що позивачам може виявитися складно навіть вимагати відшкодування збитків.

З набранням чинності Законом про ТОВ ця помилка чинного Закону буде виправлена, а штучно створена чинним Законом проблема буде вичерпана, що ще раз доводить необхідність не квапитися з укладенням корпоративних договорів на даному етапі, а дочекатися набрання чинності Закону про ТОВ.

Очікується, що новий Закон про ТОВ значно покращить атмосферу у господарських товариствах, сприятиме залученню прямих іноземних інвестицій, створить передумови для створення нових та розвитку існуючих підприємств, збільшить надійність захисту прав власності та забезпечить учасників ефективними механізмами запобігання та вирішення корпоративних конфліктів.

Підводячи висновок, варто відзначити, що дійсно в українське законодавство вводяться певні дієві механізми врегулювання корпоративних взаємовідносин, як на стадії створення підприємства, так і у вже працюючому підприємстві. Однак для врегулювання цієї ситуації потрібен буде значний час та фахова допомога з метою складання та супроводження корпоративних договорів.

Юрист Адвокатської компанії Кравець і партнери

Катерина Дробязко

Керівник відділу по роботі з юридичними особами Адвокатської компанії Кравець і партнери

Світлана Савченко

для ЮрЛиги

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Потребительское кредитование по «новому» и без прав

В последнее время, принятие Верховной радой законов происходит исключительно с целью защиты бизнеса олигархов и крупных финансовых структур, с грубейшим нарушением уже существующих прав граждан. Не исключением стал и принятый в конце прошлого года Закон Украины № 1734-VIII  «О потребительском кредитовании» (далее – Закон).

Принятие его прошло довольно тихо, без широкого обсуждения и под патронатом Национального банка Украины, что демонстрирует целенаправленность и полную осознанность вносимых изменений в существующий и абсолютно сбалансированный Закон Украины «О защите прав потребителей» в части потребительского кредитования.

Новый Закон, предусматривающий регулирование потребительского кредитования, в отличии от существующего, крайне разбалансирован и не однозначен, а в некоторых моментах нормы Закона противоречит одна другой.

Законом введен целый ряд ограничений для потребительского кредитования. Теперь из потребительского кредитования исключено приобретение товаров (работ, услуг) связанных с независимой профессиональной деятельностью. Как именно это определить Закон не уточняет.

К примеру, самозанятые лица, такие как нотариусы, адвокаты, оценщик, и т.д. приобретая товары как физические лица должны будут доказывать, является ли этот кредит потребительским и распространяется ли на него гарантии предусмотренные Законом.

Законом предусмотрено появление нового института в потребительском кредитовании – кредитные посредники. При этом деятельность кредитных посредников не относится к финансовым услугам и может включать сбор и обработку документов потребителя для получения потребительского кредита, идентификацию и верификацию потребителя, подготовку и подписание от имени кредитодателя договора о потребительском кредите, консультирование, предоставление информационных и иных посреднических услуг в потребительском кредитовании.

Это дает широкие возможности для злоупотреблений и исключения ответственности самих кредитодателей за нарушения норм законодательства, а также полное отсутствие ответственности самих кредитных агентов перед потребителями.

Наиболее опасным для заемщиков является теперь целый ряд исключений и не применения норм законодательства о защите прав потребителей при получении кредита.

В частности действие Закона не распространяется на следующие случаи, что исключает всякое регулирование и защиту их прав:

        договора, содержащие условие о потребительском кредите в форме кредитования счета со сроком погашения кредита до одного месяца, и кредитные договора, заключаемые на срок до одного месяца;

        договора займа, которые не предусматривают уплаты процентов или любых других платежей за пользование предоставленными по таким договорам денежными средствами;

        кредитные договора, целью которых является предоставление потребителю права совершать сделки с финансовыми инструментами, если такие сделки совершаются с участием или при посредничестве кредитодателя или иного профессионального участника рынка ценных бумаг;

        кредиты, предоставляемые по договорам, заключенным в результате урегулирования спора путем заключения мирового соглашения, утвержденного судом;

        кредиты, предоставляемые исключительно в рамках соответствующих государственных программ или программ органов местного самоуправления определенному кругу физических лиц и предусматривают отдельные, определенные такими программами, условия кредитования, в том числе выплату процентов за пользование кредитом;

        несанкционированный овердрафт, что является превышением суммы операции, проведенной по счету, над суммой установленного кредитного лимита, который обусловлен договором между кредитодателем и потребителем и не является прогнозируемым по размеру и времени возникновения;

        кредитные договора, общий размер кредита по которым не превышает одной минимальной заработной платы, установленной на день заключения кредитного договора;

        кредиты, предоставляемые ломбардами в случае передачи предмета залога на сохранение ломбарда, если только обязательства потребителя ограничиваются стоимостью предмета залога.

Данные исключения делают возможным нарушение прав потребителей по карточным кредитам, заемщиков кредитных союзов, участников форекс клубов и инвестиционных компаний, покупателей недвижимости через фонды и другие финансовые институты с применением финансовых инструментов, заемщиков по госпрограммам кредитования, заемщиков финкомпаний выдающих микрокредиты (деньги до зарплаты, швыдко гроши и т.д.) и ломбардов.

Фактически потребители этих финансовых услуг остаются полностью беззащитными перед финансовыми учреждениями, кроме того подобные исключения предоставляют возможность:

— валютного кредитование;

— одностороннего изменения условий договора;

— увеличения процентной ставки в одностороннем порядке;

— введение комиссии за досрочное погашение;

— навязывание сторонних услуг и платы за них;

— предоставление не полной и даже искаженной информации о кредите.

Кроме того, действие нового Закона не распространяется на так называемые нулевые кредиты, что делает возможным их рекламу и введение потребителей в заблуждение.

Новый Закон довольно расплывчато обозначает порядок предоставления информации. Однако из положительных нововведений можно отметить появившийся обязательный паспорт потребительского кредита, хотя он может отличаться от условий самого кредита.

Для сбора информации о заемщике, для оценки его кредитоспособности, предоставлены практически неограниченные полномочия кредитодателю.

Из нового Закона исключили норму когда нечеткие или двусмысленные положения договоров с потребителями толкуются в пользу потребителя. Ранее этот механизм был хорошим сдерживающим фактором для кредитодателей в части нарушения прав заемщиков, теперь он исключен.

Неоднозначности теперь содержаться и при бесплатном предоставлении информации о сумме задолженности. Кредитодатель бесплатно ее предоставляет только в случае, если их, возможно, указать в выписке, иначе за эту информацию необходимо платить.

Из нового Закона полностью исключили понятие о несправедливых условиях договора, а также исключили норму запрещающую устанавливать в договоре о предоставлении потребительского кредита любые сборы, проценты, комиссии, платежи и т.п. за действия, не являющиеся услугой

Кроме этого, в связи с двоякой и не точной формулировкой в Законе кредитодатель может требовать возврата кредита в любой момент, а не при наступлении определённых условий. В свою же очередь, заемщик, может быть лишен права на досрочное погашение кредита без соблюдения условий указанных в договоре, о чем его могут и не проинформировать.

Ранее предусмотренные обязательные требования по уведомлению заемщика о переуступке долга, а также условия реструктуризации кредита из нового Закона исключены.

Единственным положительным моментом можно считать то , что если все таки удастся доказать, что кредит потребительский, то пеня за неисполнение обязательства по возврату кредита и процентов по нему не может превышать двойной учетной ставки НБУ, действовавшей в период, за который уплачивается пеня, и не может быть больше 15 процентов суммы просроченного платежа.

Совокупная сумма неустойки (штраф, пеня), начисленная за нарушение обязательств потребителем на основании договора о потребительском кредите, не может превышать половины суммы, полученной потребителем по такому договору, и не может быть увеличена по договоренности сторон.

Также из нового Закона убрали ограничения действий кредиторов в досудебном порядке по отношению к заемщикам. Теперь кредиторам разрешено:

— требовать дополнительное вознаграждение за требование о досрочном возврате кредита;

— предоставлять ложную информацию о последствиях неуплаты потребительского кредита;

— изымать продукцию у потребителя без его согласия или без получения соответствующего судебного решения;

— указывать на конвертах с почтовыми сообщениями информацию о том, что они касаются неуплаты долга или потребительского кредита;

— требовать взыскания любых сумм, не указанных в договоре о предоставлении потребительского кредита;

— обращаться без согласия потребителя об информации о его финансовом состоянии к третьим лицам, которые связаны с потребителем семейными, личными, деловыми, профессиональными или другими отношениями в социальном бытии потребителя;

— совершать действия, которые считаются нечестной предпринимательской практикой;

— требовать возврата потребительского кредита, срок давности которого истек.

На фоне попытки принять новый закон о коллекторской деятельности, потребители остались полностью беззащитными перед кредитодателями.

Этим Законом практически нивелированы ранее существующие права потребителей и их законодательная защита. Инициаторы принятого законопроекта сделали все возможное, чтобы кредитодатели могли свободно и безнаказанно нарушать права потребителей финансовых услуг.

Целенаправленный подрыв доверия к банковской системе и ее уничтожение нашли свое отражение и в этом Законе. Без существующих гарантий и зашиты прав потребителей, который этот Закон полностью нивелировал, развитие потребительского кредитования  обречено на провал и очередные тяжелые последствия как для кредитодателей, так и для заемщиков.

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер
Адвокатской компании «Кравец и партнеры» для издания «Юрист и Закон»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры