Архив метки: НБУ

Благодаря НБУ, ФГВФЛ и Кабмину украинцы в третий раз заплатят за Приватбанк

Дело о так называемой национализации Приватбанка продемонстрировало в очередной раз полную безответственность государственных чиновников и регулятора при исполнении своих непосредственных обязанностей.

Стоит отметить, что это уже не первый случай, но именно «дело Приватбанка» демонстрирует всему мировому сообществу и украинцам ненадлежащую работу НБУ, Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) и Кабмина, которая граничит с умышленным разворовыванием средств бюджета.

И как не пытаются это скрыть, выходит не очень убедительно. Благодаря работе журналистов широкая общественность все же смогла ознакомиться и оценить причины судебного решения, признавшего незаконной так называемую «приватизацию» Приватбанка.

И если в деле возврата сотен миллионов Суркису в решениях суда прямо указано на предоставление доказательств представителем НБУ, то в деле о национализации ситуация обстоит гораздо печальнее.

При этом попытки руководства НБУ и чиновников Кабмина переложить ответственность на суды и экс-акционеров выглядят крайне не убедительными, особенно после ознакомления с текстом самого решения и выводами суда. Кроме того, сюда хотят подключить «экспертов» МВФ и запугать украинцев отсутствием очередных ненужных кредитов.

И так, по порядку. Судя из текста решения, экс-акционер Приватбанка Коломойский обратился в суд с требованиями к НБУ, Кабмину, ФГВФЛ, Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) о признании приватизации незаконной. Фактически говорилось о лишении его права собственности на корпоративные права банка в связи с нарушением порядка выведения неплатежеспособного банка с рынка с участием государства.

Суд внимательно изучил аргументы сторон и установил, что действительно, такое нарушение было, и сам порядок выведения банка с рынка с участием государства не был существенно нарушен.

Свое решение суд аргументировал следующим:

  1. Приватбанк был неправомерно отнесен к категории неплатежеспособных. На момент отнесения банка к категории неплатежеспособных инспекторская проверка регулятором банка не была завершена, ее результат не был оформлен отчетом в установленном порядке. Само решение принято на основании докладных записок, что не предусмотрено законодательством.
  2. Не была установлена недостаточность капитала как основание для отнесения банка к неплатежеспособным. При этом выводы относительно соблюдения или несоблюдения банком нормативов должны быть подтверждены выводом аудиторской компании, согласованной Нацбанком. Однако НБУ не предоставил доказательств привлечения аудиторов. В отдельном анализе финансово-хозяйственной деятельности банка, проведенного ООО «Эрнст энд Янг Аудиторские услуги», прямо было указано, что результаты анализа не представляют полной проверки результатов диагностического исследования банка. Также указано, что этот экспресс-анализ не является отчетом оценки. Однако именно эти непроверенные и нескорректированные данные были положены в основу вывода НБУ об уменьшении размера регулятивного капитала и необходимости докапитализации. Кроме того, НБУ для вывода о недостаточности капитала по состоянию на октябрь 2016 года применил постановление, не существовавшее на момент такого вывода.
  3. Из более 40 участников банка только двое, а именно Боголюбов и Коломойский, направили письмо о невозможности обеспечить достаточный уровень капитализации и рассмотреть возможность капитализации государством. Однако это прямо противоречит законодательству. Кроме того, обстоятельства служившие как основания для капитализации (а именно не погашенные кредиты) были устранены. Таким образом, и самих обстоятельств, служивших основание для докапитализации, не существовало. Кроме того, в решении указано и на наличие угроз акционерам банка со стороны должностных лиц НБУ, требовавших предоставить такое письмо, в связи с чем расследуется уже два уголовных дела.
  4. В нарушение прямых норм законодательства при покупке банка государством не произошел обмен облигаций внутреннего денежного займа на акции, а покупка произошла за бюджетные средства самим Минфином. Что само по себе уже отдельное грубейшее нарушение.
  5. В нарушение норм законодательства ФГВФЛ установил размер докапитализации без привлечения международной аудиторской компании для проведения оценки финансового состояния банка. Фактически определение размера докапитализации было осуществлено не предварительно, а уже на этапе национализации банка, без привлечения международной аудиторской компании. Таким образом, Кабмин, в нарушение прямых норм законодательства, принял решение о покупке акций Приватбанка государством за одну гривну без соответствующего вывода ФГВФЛ.
  6. Ссылки представителей Кабмина на решение СНБОУ о якобы обязательстве национализировать банк суд посчитал неприемлемыми, поскольку в самом решении указывается всего лишь о необходимости Кабмину рассмотреть предложение НБУ относительно капитализации банка за счет государства в установленном законодательством порядке. Также суд посчитал необоснованным и ссылку представителей Кабмина на решение Совета по финансовой стабильности еще от 02.03.2016 года, в то время когда национализация происходила 19 декабря 2016, то есть через 9 месяцев. При этом по состоянию на 2 декабря 2016 сам Нацбанк в своем отчете указал об отсутствии угрозы финансовой и банковской системе страны.

Смотря на все эти нарушения, не возникает сомнений в том, какой именно будет дальнейшая судьба этого решения. Отменить его могут исключительно по политическим мотивам или в очередной раз обосновав нарушением юрисдикции и отправив спор из административного суда, например, в хозяйственный. Но это всего лишь оттянет принятие решения, которое несомненно будет в пользу Коломойского.

Фактически благодаря «слаженной и профессиональной» работе чиновников украинские налогоплательщики в третий раз заплатят за банковские манипуляции. Первый раз – при выведении миллиардов долларов, о чем свидетельствует дела как в Украине, так и за границей. Второй раз – за так называемую «национализацию», и третий раз – как компенсацию экс-акционерам за незаконно отобранную собственность.

На мой взгляд, уже сейчас стоит поднимать вопрос о привлечении чиновников, участвовавших в этой схеме и не соблюдавших законодательство, к ответственности, а также решать вопрос о компенсации нанесенного ущерба именно за их счет.

Вице-президент Всемирного юридического альянса, адвокат, глава Адвокатского объединения Кравец и партнеры

Ростислав Кравец для PG

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ошибки Нацбанка позволят затянуть суды и могут спровоцировать отставку главы НБУ

На повестке дня может оказаться вопрос деловой репутации руководителя центробанка.

Публичные ошибки Национального банка в отчетности банков могут вылиться в дополнительные сложности для НБУ в судах, а также в проблемы для руководства регулятора, спрогнозировал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Случай с множественными ошибками Нацбанка был зафиксирован в начале этой недели, когда он опубликовал отчетность всей банковской системы за первый квартал 2019 года. В нем обнаружилось множество числовых несоответствий, из-за которых пострадала репутация финучреждений и СМИ. Какое-то время регулятор замалчивал проблему, но после был вынужден публично извиниться на своей странице в Facebook за ошибки. Они были исправлены, после чего была опубликована корректная отчетность.

«Нацбанк допустил серьезные ошибки, и их нужно было устранять. Но после публичного их признания, все, кто судится сейчас с НБУ получили возможность поддать сомнению все его расчеты. Неважно, кто это — коммерческие банки, которым были насчитаны какие-то штрафы, или вкладчики банков, которые доказывают непрофессиональное или коррупционное отношение регулятора к вопросу признания банков неплатежеспособными. Если кто-то захочет перепроверить расчеты центробанка, он может спокойно подавать ходатайство. Если раньше судью пришлось бы долго убеждать в необходимости дополнительной экспертизы, то теперь он удовлетворит его без раздумий. Еще бы! После таких-то сцен с публичными извинениями», — отметил Кравец.

Экспертиза может помочь серьезно затянуть судебный процесс, если это потребуется.

«Судебная экспертиза — дело небыстрое. Она может длиться от полугода до года. В зависимости от сложности и загрузки суда. Административные и Хозяйственные суды сейчас сильно перегружены. Раньше они соблюдали сроки месячного рассмотрения, за этим следили и все было очень строго. Сейчас же они рассматривают дела за середину прошлого года, и за это не наказывают. Все понимают, что нагрузка неимоверная, судей не хватает», — сказал UBR.ua управляющий партнер ЮФ «Можаев и партнеры» Михаил Можаев.

Кроме всего прочего, если просчеты и публичные ошибки нацбанковцев участятся, то может возникнут вопрос компетенции руководства главного банка страны, его профессионализма и деловой репутации. Это может стать причиной одной или даже нескольких отставок. Не из-за того, что кто-то наступает на независимость НБУ, а из-за проблем с репутацией. Ведь этот момент четко выписан в законе «О Национальном банке Украины».

«Это статья 18 профильного закона. Всего для увольнения председателя Нацбанка предусмотрено 10 причин, а шестая — потеря безупречной деловой репутации. Руководитель всегда несет ответственность за действия своих подчиненных, это его репутация. Первое лицо несет ответственность за всю структуру. Если ошибаются служащие — ошибается он. Так что, если потребуется поднять вопрос об отставке, то такие вот скандалы, сыграют на руку тем, кто будет ее добиваться. Не один, конечно, а несколько, если будут повторяться проколы», — заверил Ростислав Кравец.

История с отставкой может быть и не публичной. Руководитель центробанка может и сам уволиться, если поймет, что его репутацию вынесут на суд общественности и будут публично обсуждать. Или осуждать.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Все в банк. Почему НБУ ограничением наличных расчетов не поборет «тень»

Теневая экономика легко переживет ограничения на наличный расчет: просто предприятиям придется смириться с тем, что стоимость обслуживания оптимизационных схем немного вырастет.

Наступление на обнал

Нацбанк снова наступает на кэш: теперь регулятор предлагает ограничить расчеты предприятий с физлицами, понизив лимит с 50 тыс. до 15 тыс. грн. Основной мишенью новаций должны стать предприятия, которые выплачивают зарплаты «в конвертах». Однако это вовсе не означает, что новые ограничения заставят бизнес отказаться от оптимизаций. Это, кстати, доказывает и мировой опыт.

На днях Нацбанк вынес на общественные слушания изменения в Положение «О ведении кассовых операций в национальной валюте Украины». Сразу уточним: на выплату предприятием зарплат своим сотрудникам упомянутое выше ограничение распространяться не будет. Ранее НБУ уже внес такие выплаты в перечень исключений (Постановление №37 от 12.02.2019 г.).

Аналогичный 15-тысячный лимит предлагается установить и для выплат наличных физлицам под отчет для закупок от имени предприятия. Если предприятие захочет снять деньги со счета для проведения расчетов с частными лицами, ему придется отчитаться перед банком, на каком основании проводятся такие расчеты.

Физлица, как и раньше, смогут рассчитываться кэшем за приобретенные товары и услуги в пределах 50 тыс. грн. Но вот если дорогая покупка не понравилась и товар возвращен продавцу, наличными уже денег не выплатят — придется открывать счет в банке (если покупатель еще не обзавелся платежной картой).

«Ограничение на проведение наличных расчетов повлияет на закупку товаров предприятиями непосредственно у физических лиц. Например, покупка предприятием урожая у фермеров. Перевод подобных расчетов в безналичную форму может в перспективе повысить цену продукции для потребителей, так как к цене добавятся расходы на банковские услуги. В будущем новые требования также могут повлечь дополнительные затраты для частных лиц, которые реализуют свои товары или предоставляют услуги предприятиям (стоимостью свыше 15 тыс. грн), на обслуживание расчетных счетов. Количество комиссий и их размер будет зависеть непосредственно от политики банковского учреждения», — говорит Александр Камша, адвокат ЮФ «Ильяшев и Партнеры».

«Далеко не весь бизнес, работающий в Украине, технически готов к безналичному расчету, что может привести к ряду неудобств при приобретении дорогостоящей техники и других товаров, стоимость которых превысит 15 тыс. грн. Однако данные трудности будут временными», — считает Виктор Мороз, управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex.

Дополнительные расходы придется нести клиентам банков и других финучреждений при получении крупных кэш-кредитов. Вернее, если Нацбанк утвердит новые правила, то потребкредит свыше 15 тыс. будет перечисляться на карту или на специально открытый счет. Банк при этом может потребовать как разовую комиссию за открытие счета и изготовление банковской карты, так и периодическую комиссию за обслуживание такого счета.

Но, пожалуй, основной удар от новации НБУ придется по предприятиям, которые используют ЧП-шников для обналички. Ведь схемщикам нужно будет отчитаться перед налоговой, куда физлицо-предприниматель потратило значительные суммы наличных. Подтверждение целевого использования средств может потребовать и банк.

В борьбе с тенью побеждает тень

Нацбанк поясняет свое предложение снизить лимит наличных расчетов желанием снизить уровень теневой экономики. НБУ ссылается на Комитет экспертов Совета Европы по вопросам оценки мероприятий противодействия отмыванию средств и финансированию терроризма (MONEYVAL), которые считают уровень наличного обращения в Украине слишком высоким, а потому представляющим значительную угрозу для финансовой системы и экономики страны.

«Если сужать кольцо вокруг теневого сектора и увеличивать количество препятствий для реализации схем, доля теневого сектора рано или поздно будет снижаться. Чем больше будет таких препятствий, тем привлекательнее будут условия для легального бизнеса, который работает в белую и платит налоги», — уверен Евгений Веремийченко, координатор комитета электронных платежей Европейской Бизнес Ассоциации.

В выигрыше, в теории, должен оказаться не только полностью легальный бизнес (которого в Украине еще поискать), но и банки, ожидающие дополнительного дохода от комиссий за проведение расчетов и обслуживания новых банковских счетов. Однако далеко не все считают, что НБУ сможет навредить теневой экономике новыми ограничениями.

«Бизнес пользуется оптимизационными схемами не от хорошей жизни. Нужно снижать нагрузку на фонд оплаты труда, нужно, чтобы платить налоги было экономически выгодно. Что сделают новые ограничения? Заставят предприятия, которые сейчас светят определенные суммы, платят хоть какие-то налоги, полностью перейти на наличный расчет, то есть теневой оборот вырастет», — считает Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры».

«Если кому-то действительно потребуется обойти данные ограничения, то можно использовать «старый добрый» вариант с рассрочкой платежа», — поясняет Виктор Мороз. В конце концов, платежи могут разбиваться на большее число СПД-шников либо сумма выплачиваться траншами за несколько дней.

К слову, в НБУ и сами не особо представляют, какие последствия будет иметь дальнейшие ограничения наличных расчетов. Во всяком случае, в Анализе регуляторного влияния (документе, который традиционно прилагается ко всем проектам нормативных актов) по этому поводу говорится следующее: «Утверждение предложенных изменений в Положение будет способствовать сужению сферы использования наличных, уменьшению тенизации экономики, дальнейшему развитию безналичного сегмента и созданию экономических предпосылок для функционирования и развития конкурентной среды на рынке финансовых и банковских услуг. Размеры каждой выгоды и издержки не могут иметь монетизированной или числовой формы выражения, поскольку не подлежат исчислению с использованием статистических данных, данных научных исследований и социологических опросов».

Почему Германия не торопится

Активное закручивание гаек наличным расчетам легко пояснить мировым опытом. «Такие меры повсеместно внедряются почти во всех странах Европы. Некоторые, например Швеция, уже заявили о ближайшем запрете наличных денег вообще. А такие, как Латвия, ограничивают наличные расчеты до эквивалента порядка 300 евро в месяц», — говорит Григорий Трипульский, управляющий партнер юридическо-консалтинговой компании «Де-юре».

Действительно, наплыв мигрантов и возросшие в последние годы террористические угрозы заставили европейцев объявить борьбу наличке (о том, что ограничения на кэш еще и призваны прижать налоговых уклонистов и сократить уровень теневой экономики, говорят меньше). Многие страны — члены ЕС ввели жесткие ограничения на расчеты наличными. Например, во Франции и Португалии — не более 1 тыс. евро, в Греции — 1,5 тыс., в Испании — 2,5 тыс., в Италии и Бельгии — 3 тыс. При этом итальянцы запретили расчеты наличными за аренду жилых помещений, включая гостиницы, а в Бельгии — расчеты по сделкам купли-продажи недвижимости.

Но говорить о том, что на наличку ополчились все без исключения, было бы неверно. Например, в Евросоюзе ограничения на наличные расчеты действуют только в 15 из 28 государств. Такие ограничения, в частности, до сих пор не ввели Германия и Австрия. Попытка немецкого Минфина три года назад продвинуть в массы идею ограничения наличных расчетов потерпела полное фиаско — общественность восприняла инициативу как наступление на гражданские права и свободы.

Некоторые страны ограничениям предпочли другие виды борьбы с налоговыми уклонениями. Например, в Дании при совершении расчетов наличными на сумму более 10 тыс. датских крон покупатель наравне с продавцом отвечает за своевременную уплату последним НДС и акцизов. От солидарной ответственности покупатель освобождается при условии подачи декларации о совершенной покупке в налоговую администрацию, только если безналичный платеж провести невозможно.

Другие государства ограничиваются идентификацией: в Швеции компании, принимающие платежи наличными на суммы, превышающие эквивалент 15 тыс. евро, обязаны идентифицировать клиентов, а в Великобритании предприниматели, которые торгуют дорогостоящими товарами (от 15 тыс. евро), обязаны становиться на учет в налоговой как «продавцы товаров высокой стоимости».

И, наконец, главное: в странах ЕС, где действуют ограничения, продолжает расти оборот наличных. А установление лимитов на наличные расчеты увеличивает административную нагрузку на население и бизнес, но никак не способствует сокращению объемов неофициального сектора. Например, во Франции лимит на кэш действует с 2001 г. Согласно отчету Всемирного банка на тот момент размер теневой экономики там составлял 13,31% ВВП. Вплоть до 2006 г. размер тени был больше, чем до введения ограничений. Средний уровень за период 2004-2015 гг. составил 14,8%. Согласно последним замерам МВФ по результатам 2017 г. размер теневой экономики Франции составил 12,8% ВВП, а в Германии, где ограничений на наличные расчеты никогда не было — 10,4%. Кроме того, в странах, где были введены ограничения на наличность, был зафиксирован заметный рост киберпреступности.

Елена Демина, Деловая столица

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В кредитный реестр НБУ загонят силком: что важно знать украинцу о новой базе данных

После многочисленных правок и сложных дебатов, в закон о кредитном реестре НБУ протащили антиконституционную норму.

Уже с апреля 2018 года Нацбанк начнет собирать колоссальный массив информации о займах украинцев. Противникам единого кредитного реестра удалось сделать многое, чтобы привести правила его работы к законным рамкам. Однако в финальной версии документа осталось немало скандальных норм, грубо нарушающих конституционное законодательство. В итоге, вопреки заверениям Нацбанка, информация о кредитах украинцев попадет в реестр без их согласия.

Речь идет о миллионах выданных кредитов на разные суммы: их общий объем уже достиг 163,6 млрд грн., и львиная доля — почти 115 млрд грн. — это потребительские кредиты. Лишь 42 млрд грн. приходится на ипотеки людей.

Нацбанк начнет активно собирать кредитный компромат на украинцев с весны 2018 года

Значительная часть информации об этих займах попадет в единый реестр и станет достоянием кредитных учреждений в режиме онлайн уже весной этого года. Причем получать согласие заемщиков на слив информации в общую базу банки не будут. Им достаточно лишь разместить безликое объявление на своем веб сайте.

Конституцией здесь не пахнет

На своей официальной веб-странице Нацбанк гордо заявил, что данные в кредитный реестр не будут собираться без согласия заемщика. Забыв при этом упомянуть о двух небольших нюансах. Во-первых, спрашивать согласия заемщиков на слив информации в реестр банки должны только по вновь заключаемым договорам. Для всех действующих кредитов и непогашенных долгов такого требования нет.

Напротив, в заключительных положениях к проголосованному вчера законопроекту четко говорится, что банки должны передать НБУ информацию по всем долгам украинцев задним числом и без согласия заемщика.

«Эта норма противоречит конституции и действию закона во времени, поскольку устанавливает дополнительные обязательства задним числом. Это грубейшее нарушение норм как украинского, так и международного законодательства», — заверил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, бороться с этим нужно в Конституционном суде. Последний должен признать, что данная норма противоречит главному закону страны. После чего можно будет требовать от НБУ удалить внесенную в нарушение основного закона информацию из реестра. Правда, признается он, сейчас сделать это будет непросто.

«Конституционный суд в Украине сейчас, увы, носит формальный характер. И не принимает решений, касающихся защиты прав граждан, а лишь затягивает процедуры — за два года КС принял только одно решение. Так что быстро упразднить дискриминационную норму не выйдет. Но рано или поздно этот вопрос, конечно, будет урегулирован. При условии, что кто-то возьмется защищать свои права», — добавил Кравец.

В кредите откажут

Второй нюанс касается требования получать согласие заемщика на передачу информации в реестр. Формально, банк должен заручиться соответствующей подписью клиента при заключении кредитного договора. Загвоздка в том, что у последнему не оставляют никакого выбора. Не хочешь передавать информацию в реестр НБУ — не получишь кредит. Так, по мнению Нацбанка, выглядит добровольная передача информации.

«Отсутствие согласия должника-физлица имеет последствием отказ банка в заключении договора и осуществлении кредитной операции», — гласит закон.

Кроме прочего, эта норма нарушает нормы антимонопольного законодательства, поскольку ставит кредитный реестр НБУ в привилегированное положение перед другими участниками рынка, говорит управляющий партнер ЮФ «Можаев и партнеры» Михаил Можаев.

Ведь частные кредитные бюро, чья деятельность регламентируется отдельным законом, не могут получать информацию о займах украинцев без их на то согласия.

Нацбанку связали руки

И все же, финальная версия закона о кредитном реестре сильно продвинулась в части защиты прав заемщиков. Главное изменение касается пороговой суммы задолженности, после которой информация будет направляться в реестр. Если в первых двух версиях документа банки должны были сливать данные обо всех без исключения кредитах, то в проголосованной Верховной Радой такое обязательство установлено только для займов, задолженность по которым превышает 100 минимальных зарплат. На сегодня это 372,3 тыс. грн.

Также в тексте закона появился исчерпывающий перечень данных, которые банки должны отправлять в реестр. Прежде, проект регламентировал только информацию, которую НБУ может предоставлять банкам. В результате, финучреждения отдадут в реестр такие данные о частных заемщиках:

  • Идентификационные данные: ФИО, серия и номер паспорта, идентификационный код и дата рождения.
  • Информация по кредиту: номер и дата договора, сума кредита по соглашению, фактический размер задолженности, сумма и срок просрочки, конечная дата погашения займа.
  • Данные по залогу: вид залога, дата заключения договора, поручительство.
  • Информация о принадлежности заемщика к связанным лицам.

Посмотреть и исправить

Прописали в финальной версии закона и порядок доступа к информации в реестре для самих заемщиков, а также указали правила подачи жалоб и внесения изменений в данные. Любой украинец сможет бесплатно получить сведения о себе из базы данных НБУ. В ответ на запрос (форма и порядок его подачи еще предстоит разработать) регулятор должен в срок до 5 рабочих дней предоставить заявителю информацию из реестра или уведомить о ее отсутствии.

Если заемщик хочет оспорить данные о себе, он должен подать еще одно заявление. Нацбанк, получив такую бумагу должен поставить отметку «проверяется» на деле заемщика и в 5 дней отправить запрос в банк или Фонд гарантирования вкладов физлиц, предоставивших некорректную информацию.

Последний в срок до 15 дней должен дать мотивированный ответ регулятору, подтвердив или опровергнув сомнения заявителя. В свою очередь центробанк должен внести изменения в реестр или уведомить заемщика об отказе. Во втором случае НБУ обязан отправить заявителю копию ответа из банка — почему тот считает, что претензии должника не состоятельны. Примечательно, что неполучение ответа из банка в установленный срок будет означать, что заемщик прав, а в реестр внесут правки, которых он добивался.

На всю эту процедуру регулятору выделен 21 рабочий день.

Но даже в случае отказа у человека остается право собственными руками внести к своему делу комментарий длиной до 100 слов, пояснив, почему он не согласен с данными в реестре. Например, сообщить, что просрочка была допущена из-за заграничной командировки или по болезни.

Важно также отметить, что информация о долгах украинцев в финальной версии законопроекта не может храниться вечно. НБУ обязан удалить в 30-дневный срок данные по кредитам, которые были полностью погашены.

ЮРИЙ ПАВЛОВ, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Гонтарева «пересидит» в отпуске: Порошенко получил новые возможности уволить главу НБУ в феврале 2018 без отчета в Раде (Документы)

Затянувшийся отпускной период главы Национального банка Украины (НБУ) Валерии Гонтаревой мог быть устроен (не исключено, что по согласованию с президентом Петром Порошенко) не спроста. Ведь, как гласит старая мудрость: «Это «ж-ж-ж» — неспроста!..». И не потому, что, якобы, нет новой кандидатуры, которую можно было бы выдвинуть на пост руководителя НБУ. Есть основания предполагать, что таким образом (через «вынужденные» отпуска) глава государства пытается помочь своей соратнице Валерии Гонтаревой избежать необходимости отчитываться в Верховной Раде за работу, проделанную в 2014-2017 гг. Это можно сделать, воспользовавшись основанием для увольнения: «невиконання посадових обов`язків, у тому числі за станом здоров`я, протягом більш як чотири місяці поспіль» (часть 8 пункт 9 ЗУ «О НБУ»).

Ведь, понятно, что фактически такой отчет превратится в следственный допрос депутатами, а затем – каждое ее публичное слово в парламенте может быть использовано уже настоящими следователями правоохранительных органов. СМИ и так кишат сообщениями о тех или иных уголовных производствах, фигурантами в которых выступает Валерия Гонтарева и/или ее подчиненные. И только дело времени – как быстро Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) доберется до очередных резонансных расследований на банковском рынке.

Дипломатия пресс-службы НБУ

Председатель НБУ Валерия Гонтарева не выполняет функциональных обязанностей главы центрального банка и не планирует возвращаться к работе в нем. Об этом говорится в ответе пресс-службы регулятора на журналистский запрос ИА «ЧЕК», которым располагает Нова Влада (см. ниже скан документа).

«Валерия Гонтарева не выполняет функциональных обязанностей председателя центрального банка и не планирует возвращаться к работе в НБУ. При этом она готова отчитаться в Верховной Раде перед увольнением, как того и требует процедура увольнения с должности главы Нацбанка, по приглашению парламента», – сообщили в пресс-службе НБУ, фактически подтвердив тезис о том, что их руководитель не выполняет на данный момент служебных обязанностей.

Как заверяют в госрегуляторе, Гонтарева «не получает заработную плату и находится в вынужденном безоплатном отпуске». Также из ответа пресс-службы следует, что главе Нацбанка не начисляются и не выплачиваются из бюджета премии, матпомощь и прочие финансовые бонусы.

На вопрос журналистов, сколько по закону Гонтарева может находиться в отпуске за свой счет, в НБУ ответили следующим образом: «В соответствии с Законом Украины «О Национальном банке Украины», НБУ является центральным органом государственного управления, юридический статус, задачи, функции, полномочия и принципы организации которого определяются Конституцией Украины, настоящим Законом и другими законами Украины, и соответственно, существует специфика в части назначения на должность и освобождения от должности председателя Нацбанка».

«После использования всех отпусков, предусмотренных законодательством Украины, Гонтарева приняла решение о дальнейшем использовании отпуска без сохранения заработной платы. Указанное не приводит к нарушению трудовых прав председателя Национального банка, поскольку решение об использовании отпуска без сохранения заработной платы принято ею лично, и не влечет за собой необоснованных расходов государственных средств на оплату ее отсутствия», – добавили в НБУ.

Уволить нельзя оставить

Судя по всему, в Нацбанке увиливают от прямого ответа на вопрос о правомочности столь длительного пребывания в отпуске за свой счет, а также – относительно намерений Валерии Гонтаревой дать отчет о результатах своей деятельности в сессионном зале парламента.

Напрашивается и еще один не очевидный, но вполне допустимый вывод – таким образом глава НБУ ищет варианты, как уйти от необходимости предстать перед народными депутатами, у которых к ней сложилось очень много неприятных вопросов относительно финансовой стабильности в Украине. И вот почему.

Для начала напомним, что председатель Нацбанка Гонтарева объявила о своей отставке и подала президенту Украины Петру Порошенко соответствующее заявление еще 10 апреля 2017 года. Последним полноценным рабочим днем Гонтаревой в кресле главы НБУ стало 10 мая. После она ушла в длительный отпуск, якобы до тех пор пока ее не уволит Верховная Рада.

Согласно Конституции, главу НБУ назначает (и снимает) парламент по представлению президента сроком на 7 лет. Согласно закона о НБУ, центробанк является экономически самостоятельным органом, но подотчетный президенту и ВРУ в рамках Конституции.

Гонтарева занимает должность главы НБУ более 3 лет (с июня 2014 г.). А, после подачи заявления об увольнении, с 11 мая по 7 августа 2017 г. включительно, она находилась в оплачиваемом отпуске, использовав остатки ежегодных отпусков, которые накопились с 2014 г.

В период с 8 августа по 26 сентября топ-менеджер продолжала находиться в отпуске уже за свой счет и за счет накопившихся отгулов. 

После 26 сентября Гонтарева решила оставаться в отпуске без сохранения заработной платы. Как сообщали в НБУ, Гонтарева якобы будет находиться в так называемом «вынужденном» отпуске на неопределенное время до представления в парламенте президентом указа об ее увольнении и принятия соответствующего решения ВРУ.

С «гуляющей» Гонтаревой ничего нельзя поделать?

В то же время, как следует из положений закона «О Нацбанке», у президента может быть еще ряд оснований для увольнения главы НБУ помимо подачи заявления топ-менеджером центробанка об увольнении. В ст.18 ч.8 ЗУ «О НБУ» содержится их полный перечень.

Итак, смотрим, что написано в законе (см. ниже скан документа):

Особый интерес вызывает пункт 6 («втрати бездоганної ділової репутації») и пункт 9 невиконання посадових обов`язків, у тому числі за станом здоров`я, протягом більш як чотири місяці поспіль»).

Получается, что если воспользоваться этими нормами, то президент мог бы формально обойти требование к главе НБУ перед отставкой выступить в Раде с отчетом. Закон четко фиксирует, что визит главного банкира страны в парламент происходит только в том случае, когда руководитель ЦБ пишет заявление на увольнение – пункт 2 части 8 Закона «О НБУ» (см. ниже скан документа):

Наши предположения о дополнительных возможностях для главы государства уволить Гонтареву без ее выступления в Раде частично подтвердил опытный адвокат, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры», член Совета адвокатов г. Киев Ростислав Кравец.

По его словам, например, в случае с потерей главой НБУ безупречной деловой репутации «ее выступление перед Верховной Радой не требуется».

Еще более интересной выглядит ситуация с затяжным отпуском Гонтаревой. ЗУ «О госслужбе» об отпусках за свой счет говорит, что дополнительные отпуска предоставляются в соответствии с законодательством Украины – см. ниже скан документа:

Законодательство об отпусках регулирует профильный Закон Украины «Об отпусках», в котором читаем следующее – см. ниже скан документа:

То есть, получается, что Гонтарева, мягко говоря, явно пересиживает в неоплачиваемом отпуске, причем уже не один месяц. Как минимум, с 26 сентября по законодательству ей положено 15 календарных дней отпуска без сохранения заработной платы. Получается, что остальное время, условно с 11 октября по 21 декабря (на вчера), или 72 календарных дня, вполне возможно, незаконно отсутствует на рабочем месте, или можно сказать не выполняет служебных обязанностей. Четыре месяца подобного безделья истекают примерно 9 февраля. Это если считать в идеале. Ведь не известно, какой именно нормой ухода в неоплачиваемый отпуск воспользовалась Валерия Гонтарева. Может она, согласно ст. 25 ЗУ «Об отпусках» и вовсе проходит санитарно-курортное лечению (на срок определенный медзаключением). Соответственно в данных расчетах может быть множество корректировок.

Но если такой вариант ухода главы НБУ от необходимости отчитываться в ВР был задуман в АП, то вполне возможно, что до середины февраля Валерия Гонтарева может быть таки окончательно уволена с формулировкой невыполнения служебных обязанностей. Более того, как сказано выше, своим ответом пресс-служба НБУ подтвердила, что «Валерия Гонтарева не выполняет функциональных обязанностей председателя центрального банка…».

Впрочем, юрист Ростислав Кравец не согласился с такими выводами редакции. Комментируя затянувшиеся «гуляния» главы НБУ он уточняет: «Нахождение в отпуске не является основанием для увольнения вследствие неисполнения своих обязанностей. Кодексом законов о труде предусмотрена возможность расторжения договора в случае не нахождения на работе по состоянию здоровья более 4 месяцев».

Но он же одновременно подтверждает наш вывод о 15 днях отпуска. «Что же касается отпуска за свой счет, то он не может превышать 15 дней. Для ее увольнения просто нужна политическая воля, оснований в законодательстве более чем предостаточно», – говорит юрист.

Законодательная попытка депутатов

Понятно, что нардепы связаны законодательными путами и не могут, без представления президента, требовать от главы НБУ прийти в парламент для отчета.

Как поясняет адвокат Ростислав Кравец: «С учетом специфики порядка увольнения председателя Национального банка президент может не подписывать ее заявление об отставке без ограничений в сроках, и фактически глава НБУ может не ограничено находиться в отпуске за свой счет, а внесение главой государства в парламент об увольнении Гонтаревой может затянуться во времени. Из-за несовершенства украинского законодательства и отсутствия политической воли/политической конъюнктуры глава государства может игнорировать поданное заявление, как это происходило с не подписанием ряда других документов».

Он добавляет, что «в то же время народные депутаты ограничены в своих полномочиях и даже в случае приглашения на заседание парламента председателя Нацбанка та может проигнорировать вызов, как, например, это недавно сделали главы НАБУ и САП».

Осознают патовую ситуацию и в депутатском корпусе, многие из которого давно хотят «пустить кровь» главе НБУ. В октябре 2017 г. парламентский Комитет по вопросам финансовой политики и банковской деятельности одобрил к принятию в первом чтении законопроект №7101 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украина относительно уточнения сроков назначения и увольнения главы НБУ» (зарегистрирован в ВР 08.09.2017 г.). Однако, пока этот законопроект в сессионном зале не рассматривали.

И наверное тоже не спроста. Вряд ли сторонники Порошенко (в БПП, других фракциях и ДГ) дадут за него необходимое количество голосов до увольнения Гонтаревой или до политического решения президента. В частности, согласно проекту закона предложена правка в закон «О НБУ», что, в случае подачи заявления главой НБУ в отставку, президент Украины должен принять соответствующее решение в срок не более 15 дней с момента подачи заявления. Сейчас такого ограничения по терминам нет.

А в закон «О временном выполнении обязанностей должностных лиц…» предлагается внести уточнение, что если президент в течении двух недель (с момента увольнения) не подает в ВР кандидатуру на пост председателя НБУ, то депутаты сами рекомендуют президенту такую кандидатуру. 

А был ли мальчик?

Безусловно наши выводы относительно гамбита с увольнением Гонтаревой основываются на гипотетических рассуждениях.

С одной стороны, Валерия Гонтарева формально не виновата в том, что Петр Порошенко так и не подал в ВР представление на увольнение о добровольной отставке. И шаг с вынужденным отпуском (после основных) выглядит вполне логичным.

С другой, – наши выводы основываются на следующих факторах:

Во-первых, вполне понятно, что лучше президенту пожертвовать увольнением с формулировкой «невыполнение 4 месяца служебных обязанностей», чем отдавать свою соратницу, с которой Порошенко так много связывает, на растерзание в парламент.

Во-вторых, только наивный будет полагать, что нахождение Гонтаревой в столь длительных отпусках каким-либо не согласовывалось с ее соратником Порошенко.

В-третьих, даже если Ростислав Кравец прав, и нахождение в отпуске не может быть основанием для увольнения по неисполнению служебных обязанностей, в наших реалиях в случае применения заезженной «политической воли» такую норму применить могут. Как власть (любая) умеет в своих целях применять зачастую двоякое украинское законодательство, надеемся, пояснять не надо. А здесь, вероятно, есть основания признать незаконное нахождение Гонтаревой в отпуске (см. выше выводы). Тем более, напомним, что в пресс-службе НБУ официально признались, что «Валерия Гонтарева не выполняет функциональных обязанностей председателя центрального банка…».

В-четвертых, норма по увольнению за неисполнение служебных обязанностей появилась неспроста. Представим, что глава НБУ Х независима от главы государства Y. Х решил уйти в неоплачиваемый отпуск на два года. Риторический вопрос: как его уволить?

В-пятых, нардеп Ирина Луценко в августе 2017 г. уже «засветила карты», заявив в СМИ, что до конца сентября 2017 г. президент внесет в парламент кандидатуру главы НБУ. Якобы у Порошенко уже есть два таких кандидата. И вот совпадение, 26 сентября Гонтарева уходит в вынужденный отпуск, а представления от президента в ВР так и не поступило. Надо также понимать, что подобную информацию обнародовала не рядовой депутат, а жена кума Порошенко и Генпрокурора Юрия Луценко.  

Как резюмировал юрист Ростислав Кравец: «В ситуации с нынешней главой Нацбанка со стороны Банковой может происходить некая манипуляция, чтобы скрыть возможные злоупотребления менеджмента НБУ относительно подозрений в части вывода рефинансирования, национализации «Приватбанка», деятельности компании ICU и т.д. В целом, невнесение по Гонтаревой еще раз подтверждает тенденцию в Украине, когда законы принимаются, но, к сожалению, не выполняются».

Ранее Нова Влада писала, что вскрылись новые попытки менеджмента Нацбанка воплотить очередные финансовые схемы. Подробнее читайте в публикации «Продажи активов банков-банкротов: люди Гонтаревой и Ворушилина планируют гешефт на 5 млрд грн мимо бюджета и вкладчиков».

Дмитрий Злобин, Нова Влада

 

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Мільярдер через суд намагається розірвати договір поруки з НБУ по боргах Приватбанку

Печерський районний суд Києва розпочав розгляд відповідного позову Ігоря Коломойського до Нацбанку та Приватбанку щодо розірвання договору поруки. Як видно з Реєстру судових справ, у цій справі під номером 757/32503/17-ц вже призначено склад суду. То чого ж домагається колишній власник Приватбанку?

— Умовою націоналізації та рефінансування Приватбанку було надання власниками додаткових гарантій стосовно повернення цих кредитів, — розповідає газеті Експрес Руслан Бортник, юрист, директор Українського інституту аналізу й менеджменту політики. — Більше того. У меморандумі з МВФ зазначається, що до 1 липня цього року це питання має бути вирішене. Тобто ці видані кредити мають бути або повернуті, або забезпечені додатковою заставою, або перезакладені, себто перекредитовані. Інакше виникає ризик, що вони ляжуть на плечі держави, тобто на наші плечі.

— Коломойський давав усні зобов’язання чи письмові?

Р. Бортник: — Письмові. Це був договір поруки між між колишніми акціонерами Приватбанку та НБУ. Йдеться про мільярди гривень.

— Після націоналізації Приватбанку минуло понад півроку. Чому колишній його власник подав на Нацбанк та тепер вже державний банк до суду лише тепер?

— Це не випадково, — додає адвокат, старший партнер адвокатської компанії «Кравець і Партнери» Ростислав Кравець. — Даний позов з’явився через шість місяців з моменту введення у Приватбанк тимчасової адміністрації. Це означає одне — Нацбанк вчасно не звернувся з позовом до суду на пана Коломойського. А стаття 559 (частина 4) Цивільного кодексу передбачає, якщо цей строк (півроку) пропущено, то порука може бути припинена.

— І про що це може свідчити?

Р. Кравець: — Нацбанк міг навмисне пропустити строки з висунення вимог Коломойському щодо повернення боргів по виданих кредитах рефінансування, де він виступав поручителем. Аналогічні справи були по Миколі Лагуну та «Дельта Банку», який також оскаржував своє поручительство. Це може свідчити про певні зловживання топ-менеджментом і Приватбанку, і Нацбанку.

— Який розвиток подій можете спрогнозувати?

Р. Бортник: — Знаючи Коломойського та його принцип, що «борги віддають тільки слабаки», нас очікує тривала судово-політична тяганина. Варто очікувати серйозного протистояння. Мені здається, що цей позов — це більше елемент торгів, гри. Насправді Коломойському, якщо він не домовився, буде важко його виграти, зважаючи на нинішню судову систему.

Р. Кравець: — Так, припускаю, що колишні власники Приватбанку вступили в змову із топ-менеджментом НБУ й Фонду гарантування вкладів та доволі ефективно ухиляються від відповідальності. Таки, напевно, є домовленості між Президентом та Коломойським, що той вийде сухим із води.

Леся ЯСИНЧУК, Експрес онлайн

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

«Волшебное письмо НБУ»: ВСУ завернул на первую инстанцию еще один незаконно ликвидированный банк

Верховный суд Украины отменил решения предыдущих инстанций о незаконной ликвидации уже второго по счету банка. Об этом сообщил Национальный банк Украины на своем сайте.

Речь идет о банках “Премиум” и “Союз”. Примечательно, что незаконность ликвидации банка “Союз” единогласно подтвердили все три судебные инстанции, начиная от первой и заканчивая Высшим административным судом Украины.

Но Верховный суд Украины усмотрел в деле банка “Союз” “неполноценное изучение обстоятельств” и отправил его на повторное рассмотрении в суд первой инстанции.

“Национальный банк приветствует полное и всестороннее изучение судами дел выведенных с рынка банков”, — отрапортовали в НБУ.

В то же время, оптимизм НБУ не разделяют эксперты банковского рынка. Они напоминают, что таким решениям Верховного суда Украины предшествовало письмо главы Нацбанка Валерии Гонтаревой главе ВСУ с указанием того, как судьям следует решать дела незаконно ликвидированных банков.

В своем письме В.Гонтарева писала: “Национальный банк Украины обращается к Вам с просьбой о необходимости принятия Верховным судом Украины мер для одинакового применения судами норм банковского законодательства во время рассмотрения дел по обжалованию решений Национального банка Украины о выведении банков с рынка”.

Такие рекомендации суду со стороны НБУ были расценены как давление на суд. Печерский районный суд столицы, по иску нардепа Игоря Луценко, обязал Генеральную прокуратуру Украины возобновить скоропостижно закрытое дело против Валерии Гонтаревой и как минимум ее допросить.

Что касается Верховного суда Украины, то несмотря на публичные обещание проигнорировать письмо, похоже, оно все таки взято за руководство к действию.

При этом эксперты указывают на явную политическую составляющую в принятии решений Верховным судом Украины.

“В отношении банка «Союз» было принято неправосудное решение. При этом свои мотивы Верховный суд Украины отметил в решении очень поверхностно. Он указал только то, что суды должным образом не оценили доказательства. Хотя я следил за этим делом и всеми доказательствами, которые предоставлялись в пределах этого дела. Суды всех инстанций давали соответствующие оценки. Поэтому я считаю, что в данном случае ВСУ явно принял противоправное и незаконное решение», — рассказал в комментарии УНН юрист Ростислав Кравец.

Если говорить о ситуации в целом, то политическая конъюнктура сопровождает почти все судебные процессы при рассмотрении дел незаконно ликвидированных банков.

Недавно Киевский апелляционный административный суд Украины принял решение в пользу Нацбанка в деле банка “Михайловский”. И хотя все эксперты были уверены в том, что апелляция не сможет законным способом принять такое решение, все же оно принято.

«Суды чаще исходят в таких делах из процедурной точки зрения. Они отменяют решения Национального банка Украины с точки зрения процедуры, поскольку НБУ не придерживался установленной законом процедуры отнесения банка к разряду неплатежеспособных. Если же апелляционный суд поведет себя как-то иначе, к примеру, признает банк “Михайловский” законно ликвидированным, это будет означать наличие политического давления на судей», — сказал юрист Арсен Маринушкин до решения суда.

После оглашения решения, он рассказал интересные детали самого процесса.

“Что касается политического давления, я с уверенностью могу сказать, что по делу банка “Михайловский” судей вызывали и давали определенные указания. Это мне, как адвокату, было видно даже по поведению судей.

На первых заседаниях они задавали очень много вопросов, у них даже распечатки были и они задавали вопросы именно представителям НБУ. Представители Экосипана не напрягались, а вот представителям НБУ давали очень много времени для объяснений. И у меня сложилось мнение, что судьи пытаются усилить судебное решение, найти подтверждения того, что НБУ действовал противоправно. Но на последнем судебном заседании стало понятно, что настроение судей очень поменялось”, — рассказал А.Маринушкин.

К слову, это не первое решение Киевского апелляционного админсуда, вынесенное с нарушением законодательства в деле банка «Михайловский». До этого он вынес решение в пользу Фонда гарантирования вкладов физлиц, признав правомерным решение ФГВФЛ об аннулировании сделки продажи кредитного портфеля банка финкомпаниям, прошедшей накануне ввода временной администрации.

Это решение позволяло ФГВФЛ отобрать кредитный портфель у финкомпаний и взыскивать задолженность с заемщиков банка по розничным кредитам в свою пользу. Однако Высший админсуд Украины отменил решение киевской апелляции, признал действия ФГВФЛ незаконными, а кредитный портфель присудил обратно финкомпаниям.

Подобного решения от ВАСУ сейчас ожидают юристы и в вопросе незаконной ликвидации банка «Михайловский».

«Я не исключаю, что Высший административный суд отменит это решение (решение Киевского апелляционного админсуда – ред.) и оставит в силе решение Окружного административного суде города Киева о незаконном признании банка «Михайловский» неплатежеспособным», — отметил юрист Р.Кравец.

Между тем, в подтверждении законной ликвидации банков заинтересованы не только в НБУ и ФГВФЛ.

Еще одними негласными участниками процесса являются правоохранители. И если суды установят, что банки ликвидированы незаконно, по вине Нацбанка, правоохранителям придется снять обвинения с руководства этих банков и повернуть вектор расследования против Нацбанка, рассказывают эксперты. Но тут же добавляют, что в текущей политической ситуации это маловероятно.

Источник: УНН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Мільярди гривень «ПриватБанку» «зникли» під «чуйним» керівництвом заступника голови НБУ Рожкової – Коломойський

Колишній акціонер «Приватбанку» Ігор Коломойський прокоментував розслідування журналістів програми «Схеми» щодо оформлення кредитів на понад 110 мільярдів гривень «Приватбанком» напередодні його націоналізації на «фірми-бульбашки».

«Ці гроші з банку не йшли. У рамках реструктуризації кредитного портфеля їх видали компаніям, які погасили кредити попередніх позичальників. Тобто, гроші залишилися в банку», – зазначив Ігор Коломойський у коментарі сайту ТСН.uа.

Коломойський запевняє, що всі операції проходили під повним контролем і «чутливим керівництвом» заступника голови Нацбанку Катерини Рожкової.

«І ще один важливий нюанс, 3 жовтня до «Приватбанку» прийшли 30 співробітників НБУ, на додачу до куратора, який там був і до цього, і компанії, про які йдеться у розслідуванні, обирав Нацбанк. Тобто, другий етап докапіталізації «Привату» проходив за участю, контролем і «чуйним» керівництвом НБУ і особисто пані Рожкової. Тоді ж у «Приватбанку» були і представники Ernst&Yong, які готували документ, на який посилаються журналісти», – заявив він.

Ігор Коломойський прокоментував розслідування лише після його оприлюднення, хоча журналісти «Схем» звертались до нього до моменту публікації матеріалу, але той не захотів давати коментарі.

Наразі Рожкова заяв Коломойського не коментувала, щодо оформлення кредитів напередодні націоналізації «Приватбанку» у коментарі журналістам програми «Схеми» вона заявила, що у позичальників ще є час, щоб повернути кошти, до 1 липня.

«Якщо ж цього не відбудеться, то, звичайно ж, власник нинішній «ПриватБанку» – Міністерство фінансів, менеджмент «ПриватБанку», його незалежна наглядова рада повинні почати ті процеси, які роблять усі банки, коли позичальники не погашають кредити. Це претензійна робота, це суди з метою повернути активи, які були виведені з банку», – сказала Рожкова.

Втім, юрист Ростислав Кравець, який вивчав схеми виведення грошей зі збанкрутілих банків України, пояснює, що фізично ці гроші з «Приватбанку» у вигляді кредитів таки були виведені на фірми, пов’язані з акціонерами банку, а переоформлення цих боргів на фірми-бульбашки перед націоналізацією – це «спроба кинути кінці в воду».

«Протягом тривалого часу «ПриватБанк» надавав мільярдні позики компаніям, пов’язаним з акціонерами. Потім заборгованість цих фірм була переведена на нових позичальників. Тобто гроші були виведені давно. А на нові фірми лише «повісили» ці борги. Таким чином, фактично дали можливість уникнути відповідальності безпосереднім отримувачам кредитів, дали їм можливість сховати певним чином активи», – сказав старший партнер адвокатської компанії «Кравець та партнери» Ростислав Кравець.

У своєму розслідуванні журналісти програми «Схеми» (спільний проект Радіо Свобода та каналу «UA:Перший») показали, що напередодні націоналізації «ПриватБанк» оформив 110 мільярдів гривень кредитів на понад 30 фірм, більшість із яких мають ознаки фіктивності. Такого висновку автори дійшли, отримавши доступ і проаналізувавши аудиторський звіт про фінансово-господарську діяльність банку, складений аудиторською фірмою Ernst&Young.

Проаналізувавши список фірм-боржників, кожна з яких винна тепер уже державному «ПриватБанку» від півмільйона до майже п’яти мільярдів гривень, журналісти виявили, що ці юрособи не ведуть реальної господарської діяльності, мають у статутному капіталі в середньому не більше ніж 1000 гривень, а їхні засновники та директори – це люди, що не мають стосунку до бізнесу.

privatbank perevod dolga

За допомогою Єдиного держреєстру юридичних осіб журналісти дізналися адреси реєстрації нових фірм, їхніх засновників та директорів і вирушили до них, щоб запитати, як їм вдалося отримати мільярдні кредити в «ПриватБанку» і як вони планують розраховуватися.

За адресами реєстрації цих фірм, їхніх засновників та керівників або нікого немає, або там перебувають зовсім інші люди. Деякі компанії оформлені за адресою масової реєстрації, на автозаправних станціях, станціях техобслуговування або в квартирах житлових багатоповерхівок. За реєстрацією інших фірм розташовані вже нові компанії.

За вказаними в реєстраційних документах номерами телефонів або ніхто не відповідає, або вони вже не обслуговуються.

Матеріали аудиту Ernst&Young, до якого вдалось отримати доступ «Схемам», – це останній перед націоналізацією «ПриватБанку» незалежний звіт, документ датований 22 листопада 2016 року.

Журналісти звернулися до Ernst&Young з проханням підтвердити або спростувати справжність документу і повідомити, чи вносились у нього ще якісь зміни. У компанії відмовились від коментарів, посилаючись на внутрішню політику організації.

Радио Свобода

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

НБУ звернувся до Верховного суду із проханням зобов’язати суди приймати рішення на їх користь

Голова Національного банку України написала лист Голові Верховного суду України, в якому скаржиться на те, що судові інстанції скасували рішення НБУ по ліквідації 11 банків, визнавши ці рішення незаконними.

Відповідний лист на своїй сторінці у Facebook опублікував суддя Окружного адмінсуду міста Києва Богдан Санін, передає УНН.

Зокрема, суди стали на сторону таких банків: “Союз”, “Преміум”, “Капітал”, Укрінбанк”, Київська Русь”, “Східно-промисловий банк”, “Грін банк”, “Банк Велес”, “Радикал банк”, “Фінансова ініціатива”, “Банк Софійський”.

У своєму листі НБУ вважає, що суди, визнаючи дії НБУ незаконними, втручаються у виключно дискреційні повноваження, а саме “право Національного банку України як особливого центрального органу державного управління застосовувати до банків заходу впливу”.

Ще одним аргументом, чому суди мають вирішувати спори на користь НБУ, на думку В.Гонтаревої, є той факт, що діючим законодавством не передбачено можливості відновлення діяльності банку, у тому числі за рішенням суду, відносно якого вже прийнято рішення про відкликання банківської ліцензії та його ліквідацію.

Зважаючи на вищевикладене, НБУ хоче, щоб Верховний суд “вжив заходи” для однакового застосування судами норм банківського законодавства, під час розгляду справ з оскарження рішень Національного банку України про виведення банків.

Редакція УНН звернулась до ВСУ, аби вони прокоментували лист НБУ, та, по можливості, надали копію відповіді В.Гонтаревій.

У зв’язку з тим, що Голова Верховного суду нині перебуває у відрядженні, ситуацію прокоментував суддя Верховного суду України Олександр Волков.

За його словами, лист голови НБУ в такій формі не буде розглядатися Верховним судом.

«Ми не розглядаємо листи. Нам багато громадян теж, наприклад, пишуть. Але є процесуальний порядок і ми не можемо розглядати документи, які надходять в не процесуальній формі. Ми на такі звернення якщо і реагуємо, то пишемо роз’яснення, що згідно з Конституцією і законодавством, ми діємо лише в межах закону. І ми розглядаємо лише те, що знаходиться в межах наших повноважень, а все інше ми не можемо розглядати”, — пояснив він.

Щодо відповіді НБУ, суддя зазначив, що якщо така відповідь буде надаватися – це буде роз’яснення про те, що ВСУ не розглядає листи.

Тим часом, “прохання” голови НБУ до Верховного суду УНН прокоментували також експерти.

Народний депутат, член профільного Комітету ВР Юрій Македон так само як і суддя ВСУ зазначив, що НБУ може звертатися до Верховного суду лише з процесуальними документами, а не листами.

“Вони повинні, якщо і звертатися до Верховного суду, то із процесуальними документами, тому що якщо вони не звертаються із процесуальними документами, а просто пишуть лист, то логіка їх дій незрозуміла. Представники Нацбанку, як сторона у справі, мають право подати заяву про перегляд. Але якщо є така заява і немає процесуальних документів – то логіку НБУ я не розумію. Тобто у них є право сторони переглянути ці справи і вони повинні були писати саме так, а просто заява подивіться, хто і що робить не так — це просто непрофесійний підхід”, — сказав він.

Адвокат і правозахисник Ростислав Кравець повідомив, що сьогодні до прокуратури буде подано заяву про скоєння головою НБУ кримінального правопорушення за ст. 376 КК України, а саме по факту втручання у діяльність суду та намагання впливу з метою отримання рішення на свою користь. Якщо прокуратура відмовить у реєстрації кримінального правопорушення, за словами Р.Кравця, буде звернення до суду щодо бездіяльності прокуратури.

“Друга заява буде подана безпосередньо до голови ВСУ стосовно того, яка була реакція на цей лист, чи звертався він до правоохоронних органів стосовно тиску на суд, так як саме така реакція відповідно до норм закону “Про судоустрій і статус суддів” повинна бути у разі, якщо хтось намагається вплинути на рішення суду. Це все прямо передбачено у нормах закону “Про судоустрій і статус суддів”, як в старій редакції, так і тим більше в новій редакції”, — наголосив Р.Кравець.

Голова ГО «Українське юридичне товариство», адвокат Олег Березюк назвав лист НБУ безпідставним та неграмотним.

“Сьогодні Верховний суд згідно із чинним законодавством ніяк не може забезпечити однакове застосування, хоча за Конституцією він зобов’язаний це робити. Але в нього немає механізмів через те, що нинішній Верховний суд позбавлений реальної можливості, тому що постанови Пленумів не мають обов’язкової сили для судів нижчої інстанції.

Таке звернення є безграмотним із юридичної точки зору. Верховний суд він же ж не адміністративний орган, якому підпорядковуються інші суди. Суддя і будь-який суд, він керується законом і власною правосвідомістю. Якщо раніше дійсно законодавство не тільки дозволяло, але й зобов’язувало Верховний суд узагальнювати судову практику й забезпечувати однакове застосування юридичних норм по всій території України по певним категоріям справ – то сьогодні це зробити практично неможливо. І звернення до Верховного суду і знову ж таки звинувачення у корумпованості (вчорашня заява НБУ на сайті) ну точно так же можна сказати, що НБУ корумпований. Це абсолютно неграмотні звернення і безпідставні заяви”, — пояснив він.

Джерело: УНН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банк «Михайловский»: НБУ сказал — в морг, значит — в морг

Банк «Михайловский» необоснованно признали неплатежеспособным. Такие выводы сделали эксперты Научно-исследовательского института частного права и предпринимательства имени академика Бурчака.

После того, как «Михайловский» приобрел права требования у компании «Инвестиционно-расчетный центр», НБУ признал его неплатежеспособным. Указывалось, что обязательства банка перед физлицами выросли, а нагрузка на Фонд гарантирования выросла до 2,6 миллиардов гривен.
 
Однако, как свидетельствует экспертиза НИИ частного права и предпринимательства, банк, согласно договору, приобрел только права требования. Статус должника перед физлицами, которые заключали договора с компанией, он не получил, а соответственно, обязательства банка перед физлицами не увеличивались.  
 
Кто прав и кто виноват в этой ситуации, прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнёры» Ростислав Кравец.
 
С одной стороны, мы видим результаты исследования о том, что неправомерно «Михайловский» был признан неплатежеспособным. А с другой, есть мнение, что экспертиза куплена.
 
— К сожалению, за все вот это время, которые прошло с момента введения временной администрации, объявления о ликвидации банка «Михайловский», довольно туманным остаются вообще причины введения временной администрации. С одной стороны, НБУ заявил о том, что выросли обязательства, резко выросли обязательства банка перед вкладчиками, и в этой связи он ввел временную администрацию. При том, что банк исполнял все свои обязательства на момент введения временной администрации, проблем ни с перечислениями средств, ни с выдачей депозитов у банка не было. С другой стороны, когда эти люди якобы, обязательства которых выросли перед банком, обратились в ФГВ, им сказали, что он не признают это увеличение. Поэтому возникла такая довольно странная коллизия. То есть, с одной стороны, мы как бы говорим о том, что обязательства выросли, с другой стороны, другой государственный орган в лице ФГВ говорит, что эти обязательства не выросли, и они их не признают.
 
Опять же, исходя из тех нормативов, которые на сегодняшний день существуют в банковской системе, которые за два последние года насоздавал НБУ, временную администрацию на сегодняшний момент можно ввести, в принципе, в любой украинский банк. Я думаю, что в 99% украинских банков можно вводить, это будет недокапитализация, несоблюдение нормативов, несоответствие нормам финансового мониторинга, то есть за все, что угодно. То есть было бы желание, любой банк можно сегодня положить. Что же касается будущего банка «Михайловский» и последствиях этого всего, то, опять же, как показывает практика, на сегодняшний момент, если уже НБУ решил кого-то похоронить, что это будет, как в анекдоте, если доктор сказал — в морг, значит — в морг. К сожалению, ни один из банков, в который вводилась временная администрация, в дальнейшем даже после того, как они выигрывали все дела в судах, не удавалось восстановить работоспособность. Это вот были такие случаи, например, вот сейчас наиболее яркий случай с Укринбанком, который даже перерегистрировали в Луганскую область, он выиграл все дела, НБУ отказали, но при этом деньги у него не появились. И, фактически, работать он все равно дальше, на мой взгляд, не сможет.

Что касается заявления одного из членов совета НБУ относительно того, что экспертиза куплена. Насколько легко будет доказать это в суде?
 
—  Да, опять же, согласно действующему законодательству, какую правовую экспертизу соответствия, несоответствия, тяжело провести. Если экспертиза тут проводилась экономическая, то заявление, в принципе, одного из членов правления НБУ — это исключительно его субъективное мнение. Если у него есть какие-то другие основания, у НБУ даже есть целый свой институт, они могут так же в суде предоставить свои экспертизы, правовые заключения, выводы каких-то экспертов. И тогда уже суд по своему внутреннему убеждению будет решать, какой экспертизе доверять, и какие выводы экспертиз принимать во внимание.
 
Теоретически банку могли уступить только право требования, без обязательств по выплате долга?
 
— Опять же, сама ситуация там довольно странная, как я уже говорил, вот с этой переуступкой и с непризнанием ФГВ этих обязательств, принятием потом, как всем известно, отдельного закона о выплате каких-то компенсаций, но эти выплаты, в общем-то, на сегодняшний день не производятся, ФГВ их так и не признает. Поэтому теоретически может быть все, что угодно. Но практически то, что мы видим на самом деле, то как таковые обязательства не возникли, и из тех документов, которые на сегодняшний момент уже известны и в судах, то у банка «Михайловский» проблем не должно было быть. И, в принципе, за счет тех кредитных портфелей, которые у него существуют, и они обслуживались на тот момент, он вполне мог справиться с выплатой любых обязательств, которые бы у него возникли.
 
А что будет с вкладчиками, которые уже стали получать свои выплаты через ФГВ?
 
— Опять же, тут надо разделить этих вкладчиков. Это те вкладчики, у которых были договора с финансовыми компаниями, или те вкладчики, у которых были договора непосредственно с банком «Михайловский». То есть в любом случае все вкладчики, которые получили деньги, никто у них обратно забирать эти деньги не будет. А вот те, которые не получили деньги, здесь еще будут довольно большое количество вопросов, но в связи с тем, что как таковая ситуация напряженная с этими забастовками была снята, в свете принятого непонятного закона, который был инициирован президентом Украины, то на сегодняшний момент, я думаю, что эта ситуация будет тянуться еще очень долго. И если не будет никаких обострений, то, я думаю, что вкладчикам вряд ли что-то будет возвращено дальше.

Своим мнением относительно ситуации с банком «Михайловский» поделился в эфире «ГС» ректор международного института бизнеса, экс-заместитель главы НБУ Александр Савченко.
 
Як би ви прокоментували продовження саги з банком «Михайлівський»? Хто в цьому випадку має рацію?
 
— Тут точно відповісти ніхто не може, але моя думка полягає у тому, що треба виконувати норми законів. Прийняли закон, треба його виконувати, треба розрахуватися з вкладниками, а потім вже шукати винних, хто довів до банкрутства, як відбувалося банкрутство, чому був прийнятий такий закон. Зараз такі дії вносять лише хаос і невпевненість не тільки серед вкладників банку «Михайлівський», але й інших банків.
 
Питання в тому, хто є вкладником банку «Михайлівський», а хто ні?
 
—  Ми зараз не можемо влізати в тонкі юридичні сфери. Річ у тім, що було прийняте політичне рішення, і це політичне рішення популістське було. Це звичайно. І тому в нас всі лише популістські рішення підтримує парламент. Тобто парламент ніколи не міг би підтримати конструктивне правильне рішення. Тому що це не додає тимчасових плюсів. І, отже, було прийняте популістське рішення — виплатити всім. Ціна питання невелика, декілька мільярдів гривень. Ви знаєте, що для нашої влади два-три мільярди чи 20-30 не є проблемою, тому що в будь-якому випадку ці гроші друкуються. Вони потім приводять до інфляції й девальвації, і перекладаються на плечі всіх українців. І отак вирішили, що краще погасити всі демонстрації популістським рішенням. І всі з ним погодилися, окрім експертів і, може, дійсно, потерпілих.
 
В практиці НБУ бували випадки, коли спочатку визнавали фінустанову неплатоспроможною, а потім через певний проміжок часу регулятор скасовував своє рішення та відновлював статус банку?
 
—  Ні, такого ніколи не було. Через суди, звичайно, можна йти проти рішень НБУ, але потім буде друге рішення, третє рішення, тобто не можна виграти у регулятора в принципових питаннях. Звичайно, є питання до професійних дій НБУ, а чи, дійсно, треба було визнавати той чи інший банк банкрутом, по суті. Дуже часто такі рішення і приводили до реального банкрутства, а той чи інший банк міг би існувати і працювати. Але це теж вже питання до монетарної політики НБУ, до політики нагляду. Ми всі знаємо, що НБУ зараз під дуже великою критикою, тому що, дійсно, дуже багато рішень не є правильними, і з точки зору макроекономічної політики, і з точки зору мікроекономічної політики. І взагалі фахового змісту там дуже мало. Але я так думаю, що менеджмент НБУ мало звертає на це увагу. От подивіться, наприклад, на рішення виплатити величезні заробітні плати членам ради банку. За 25-річну історію члени ради не отримували ніколи гонорарів. А зараз за місяць вони отримують зарплату в 10 разів більшу, ніж міністри чи президент. Питання, чи це випадковість? І в таких умовах, звичайно, ситуація з банком «Михайлівський» виглядає, в принципі, як нормальна. Таких проблем дуже багато.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры