Архив метки: Крестовый

Новый крестовый поход. Почему Минсоцполитики ополчилось на ФЛП и что из этого выйдет

Как упрощенная система налогообложения от президента Кучмы дала импульс для развития креативной экономики в Украине и чем Кабмин образца 2019 года может ее погубить.

В середине февраля 2019 года вокруг скромной аббревиатуры ФЛП (физлицо-предприниматель) подобно кругам на воде начало расходиться волнение в информационном пространстве. Беспокойство всколыхнул выложенный на сайте Минсоцполитики законопроект, который предлагает жестко ограничить использование ФЛП вместо официальной занятости.

С этой целью в законопроекте предлагается ввести семь критериев трудовых отношений (неоднократная выплата вознаграждений, наличие рабочего места и т. п.) и в случае соответствия по трем из них считать отношения между сторонами трудовыми. Из этого вытекают штрафные санкции и доначисление налогов.

Логика ведомства, возглавляемого давним соратником премьер-министра Гройсмана, выходцем из Винницы Андреем Ревой, вполне понятна. Если ФЛП третьей группы упрощенной системы платят всего 5% налогов, то с оформленного в штат работника государство удерживает совокупно 41,5%. Из них 18% составляет налог на доходы физлиц (НДФЛ), 1,5% — военный сбор и 22% — единый социальный взнос (ЕСВ).

Таким образом, обрезая возможности для сотрудничества предприятий с ФЛП, Минсоцполитики рассчитывает пополнить бюджет за счет штрафов и дополнительных поступлений налогов на фонд оплаты труда.

Подобной инициативе Минсоцполитики эксперты дали диаметрально противоположные оценки и схлестнулись в жарких спорах в соцсетях. Так, Владимир Дубровский, старший экономист CASE-Ukraine, в своей колонке с красноречивым названием «Мертвый хватает живого» описал, как Минсоцполитики ради спасения изжившей себя дефицитной солидарной пенсионной системы решило прищучить компании, которые оформляют своих сотрудников ФЛП третьей группы, и таким образом «убить соответствующие отрасли, выгнать квалифицированных и талантливых в эмиграцию и этим лишить Украину даже призрачных перспектив на будущее, окончательно превратив ее в «Винницуэлу».

С другой стороны, Тимофей Милованов, почетный президент Киевской школы экономики, поддержал предложение правительства штрафовать бизнес за использование ФЛП для уклонения от налогов, так как «ФЛП создают неравные правила игры на рынке, заводят экономику в тень, делают невозможным развитие финансовых рынков».

Пока лидеры мнений продолжают ожесточенно ломать копья в соцсетях, Фокус выяснил, что думают о законопроекте Минсоцполитики юристы по налоговому и IT-праву, бизнес-ассоциации и представители креативных индустрий, которым, в конечном счете, придется расхлебывать последствия спорной инициативы в случае ее претворения в жизнь.

Танцуют все

Услугами ФЛП украинский бизнес пользуется очень широко, в разных сферах и для разных целей. С ФЛП тесно сотрудничают в IT, торговле, строительстве, оптовых поставках товаров, сфере услуг, маркетинге, консалтинге, рекламе, частном образовании и т. д.

Как отмечает Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры», в случае сотрудничества с ФЛП работодателю не нужно предоставлять гарантии сохранения рабочего места и выполнять обязательства перед сотрудником при увольнении или сокращении, а налоговая нагрузка при этом значительно меньше.

«Работодатель выступает налоговым агентом сотрудников и помимо НДФЛ и военного сбора за каждого наемного работника отчисляет 22% ЕСВ (в совокупности — 41,5%. Фокус), — детализирует Руслан Редька, партнер практики корпоративного права ЮК Juscutum. — Также при официальном трудоустройстве нельзя платить меньше минимальной зарплаты, установленной законом на уровне 4173 грн, а при работе с ФЛП вознаграждение рассчитывается на договорной основе».

Однако ФЛП вместо наемных сотрудников далеко не всегда задействуются только ради минимизации налогов. Как отмечает Александр Руденко, советник компании KPMG Law Ukraine, на сегодня привлечение ФЛП на основании гражданско-правовых договоров стало весьма распространенной практикой для компаний, которым необходимо время от времени получать определенные работы или услуги от независимых подрядчиков.

«Я бы не называла все случаи работы с независимыми подрядчиками как использование ФЛП вместо наемных сотрудников, будто все компании обманывают и государство, и исполнителей, — говорит Оксана Кобзар, партнер компании Axon Partners. — Ведь для многих компаний схема взаимодействия с независимыми подрядчиками выступает наиболее адекватным, реальным отношением сторон».

То есть сотрудничество с ФЛП позволяет многим компаниям вести бизнес более гибко, отдавая непрофильные функции сторонним исполнителям или привлекая работников ситуативно. Ведь, по наблюдениям Татьяны Ященко, старшего юриста ЮФ EXPATPRO, во многих сферах, особенно в малом бизнесе, на сегодня попросту не возникает необходимости в штатных сотрудниках или отсутствует возможность утверждать отдельные штатные единицы, обеспечивая им объем обязанностей на 40 рабочих часов.

«Особенно распространена деятельность ФЛП в интеллектуальных сферах, — продолжает Ященко. — Зачастую такой формат выбирают сами исполнители, которые не заинтересованы в постоянном контроле со стороны работодателя, в присущей трудовым отношениям субординации и необходимости находиться в офисе».

IT в схеме

Как обобщает Александра Томашевская, налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса, не использующие ФЛП компании — скорее исключение из правила, а в IT-бизнесе привлечение ФЛП стало стандартной моделью организационной структуры.

С одной стороны, IT-сектор за счет привлечения ФЛП действительно может оптимизировать налоги на фонд оплаты труда. Выплата вознаграждений исполнителям в этой отрасли составляет поистине львиную долю издержек. А как отмечает и. о. исполнительного директора ассоциации IT Ukraine Дмитрий Овчаренко, рентабельность сервисной IT-индустрии, которая составляет 90% украинского IT и в 2018 году принесла стране $ 4,5 млрд, отнюдь не велика и составляет 10–15%. В связи с этим для IT-компаний очень важно конкурентное налогообложение.

С другой стороны, особенности современного IT-бизнеса и стиль жизни молодых программистов плохо корреспондируются с устаревшим трудовым законодательством, действующим в Украине. «IT-компании работают с заказчиками со всего мира, и система ФЛП дает им возможность урегулировать в том числе и вопрос передачи заказчикам интеллектуальной собственности, чего не удается сделать в рамках украинского трудового законодательства образца 1971 года», — говорит Степан Веселовський, исполнительный директор компании Lviv it Gluster.

По его мнению, сотрудничество с ФЛП позволяет строить гибкие и экономически выгодные способы организации бизнеса в Украине, без создания громоздких структур со сложной отчетностью и массой организационных вопросов.

Как отмечает Светлана Михайловская, заместитель директора Европейской Бизнес Ассоциации (ЕБА), IT-индустрия использует большое количество подрядчиков, так как один проект может длиться полгода, а другой — два года, и человек может быть параллельно задействован в нескольких проектах. Такой труд, по мнению собеседницы Фокуса, не может быть приравнен к трудовым отношениям.

Похоже, айтишников подобная модель отношений с работодателями вполне устраивает. «Средний возраст программистов в Украине — 25–27 лет, и эти ребята хотят гибкого графика, возможности много работать из дома и путешествовать, — продолжает Дмитрий Овчаренко. — Как ни удивительно, но именно упрощенка от Кучмы 1999 года максимально подошла для таких креативных молодых людей, и без нее мы бы не говорили сейчас об IT-индустрии как таковой».

Попадут под раздачу

В случае, если Минсоцполитики удастся протащить свою инициативу через парламент, под ударом окажутся практически все предприятия, так или иначе сотрудничающие с ФЛП. Как отмечает Татьяна Ященко, внесенные изменения повлияют не только на IT-индустрию, но и на огромную часть сферы услуг, которая работает с использованием аутсорсинга.

По мнению Руслана Редьки, вооружение Гоструда четким перечнем критериев, наличие трех из которых позволит признать отношения трудовыми, повысит риск для работодателей получить штрафы за сокрытие якобы реальных трудовых отношений. При этом оспорить решения инспекторов станет куда сложнее. Учитывая масштаб явления, государство таким образом получит очередной механизм давления практически на любой бизнес.

«Мы можем наблюдать попытки законодательно стимулировать заключение трудовых договоров не путем форматирования трудового законодательства и более гибких инструментов регулирования отношений, а за счет максимального ограничения возможности привлечения подрядчиков», — рассуждает Татьяна Ященко. Это наталкивает собеседницу Фокуса на размышления об ограничении права на предпринимательскую деятельность, гарантированную Конституцией Украины.

В качестве одного из возможных последствий для малого бизнеса от введения такого механизма Александра Томашевская называет массовое закрытие предприятий или предпринимателей и их уход в тень.

«IT-компаниям уйти в тень будет легче, так как гонорары за экспорт услуг можно получать на счета в зарубежных банках, — детализирует Томашевская. — При этом частное лицо, получающее доходы из-за рубежа, заплатит только НДФЛ 18% и военный сбор 1,5% и не будет платить ЕСВ». То есть Пенсионный фонд, о котором так печется Минсоцполитики, в итоге ничего от программистов не получит.

В свою очередь, Ростислав Кравец  в случае реализации инициативы Минсоцполитики прогнозирует массовые проверки и полное уничтожение IT-бизнеса в Украине, который попросту переедет в Польшу или Чехию. По мнению Степана Веселовского, IT-компаниям будет несложно перевести работников на другие локации, ведь многие фирмы уже являются глобальными и имеют офисы в других странах.

В том, что они до сих пор не собрали чемоданы и не уехали, опрошенные Фокусом эксперты как раз и видят заслугу удобного и выгодного налогообложения в сочетании с высоким уровнем жизни, который могут себе позволить высокооплачиваемые айтишники в украинских реалиях.

«Несмотря на 500 тыс. вакансий в Европе, 200 тыс. — в США и охоту на наших ребят в Польше и Израиле, программисты практически не выезжают из Украины, фактически благодаря только лишь налогам, — говорит Дмитрий Овчаренко. — Изменив эти условия, мы нарушим шаткий баланс и начнем терять людей».

Также собеседник Фокуса отмечает, что Украина остается единственной демократической страной в СНГ и поэтому может переманивать оттуда ценных специалистов, что поможет наполнять бюджет Украины. Однако чиновники, похоже, этого не понимают.

Системный сбой

Большинство опрошенных Фокусом экспертов не верят, что спорная инициатива Минсоцполитики пройдет через парламент. Поэтому и бизнесу, и ФЛП пока вряд ли стоит готовиться к драконовским мерам или собирать чемоданы. Однако то, что далеко не самая жизнеспособная инициатива вызвала столь бурную реакцию, говорит о наличии застарелых системных проблем как в налоговой сфере, так и в трудовых отношениях.

В частности, сколько бы ни рапортовали фискалы практически о стопроцентном выполнении планов по сбору налогов, уклонение от выполнения налоговых обязательств в стране достигает гигантских масштабов. Причем схемы с ФЛП оказываются далеко не самым обильным каналом утечки.

Как подсчитали недавно в CASE-Ukraine совместно с партнерами из Института социально-экономической трансформации, госбюджет только на офшорных схемах теряет около 50–65 млрд грн в год, за счет серого импорта — еще 25–75 млрд грн, на конвертационных центрах — 12–15 млрд грн, тогда как потери от псевдопредпринимательства физлиц вместо найма составляют только 2,5–5 млрд в год. Но, как это часто бывает в Украине, охотиться проверяющие органы, условно говоря, предпочитают за мышами, а не за мастодонтами.

«Мы призываем взвешенно подходить к решению вопроса и для начала создать качественную основу, на которую дальше можно нанизывать все составляющие, — заключает Светлана Михайловская из ЕБА. — Так, в борьбе с нелегальным трудоустройством важно снижать налоговую нагрузку на фонд оплаты труда и руководствоваться взвешенным подходом к специфике IT».

При этом обсуждаемый законопроект Минсоцполитики в ЕБА считают очень несистемным и необдуманным решением, которое вместо борьбы с нелегальным трудоустройством может, наоборот, стимулировать уход бизнеса в тень. 

 Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Крестовый поход ГПУ против НАБУ, коррупция всегда в выигрыше!

В Украине продолжает напирать обороты конфликт между старыми и новыми правоохранительными органами.

Как известно, 29 ноября агента Национального антикоррупционного бюро задержали и обвинили в провокации взятки, а в конспиративных помещениях НАБУ провели обыски и изъяли технику. На следующий день в ведомстве Артема Сытника заявили, что его детектив не предлагал взятку, а проводил спецоперацию, в которую вмешались Генеральная прокуратура и Служба безопасности Украины. По утверждению НАБУ, ведя прослушивание для бюро, СБУ «завербовала» подозреваемую для давления и уголовного преследования работников бюро.

Генпрокурор Юрий Луценко назвал методы НАБУ недопустимыми, а позже и вовсе назвал агентов НАБУ «нелегальной группировкой» и объявил их вне закона.

«Никто из них не допущен к гостайне, но им предоставляются материалы прослушки НАБУ, что является уголовным преступлением, они используют не зарегистрированную в Украине технику для прослушивания, которая завезена контрабандным путем, а полученные материалы они используют в своей работе», — возмущался Юрий Луценко в эфире одного из телевизионных каналов.

Более того, генеральный прокурор обвинил главу НАБУ в незаконной деятельности ФБР США на территории Украины. Так он прокомментировал заявление Сытника в телеэфире о том, что его ведомство сотрудничало с представителями Федерального бюро расследований США о коррупции в Миграционной службе Украины и незаконной добычи янтаря.

«А кто разрешил операцию иностранной спецслужбы на территории Украины? Мне известно, что на территорию Украины были раз приглашены сотрудники ФБР после убийства Павла Шеремета. Совместная операция, как он формулирует, является незаконной без соответствующих процедур», — сказал Луценко.

При этом генпрокурор заявил, что парламенту следует готовить законодательные изменения в закон о Бюро.

Нет веры никому

Как отметил старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец, обвинения генпрокурора против НАБУ необходимо рассматривать по отдельности.

«Какие-то из них надуманные, а какие-то, в принципе, довольно обоснованные. Что касается непосредственно дела в отношении провокации взятки, то я считаю, что здесь основания есть. Еще со времен Советского Союза в Украине все правоохранительные органы особо не использовали такие схемы по документированию коррупционной деятельности, незаконной деятельности, связанной именно с провокацией дачи взятки, потому что в дальнейшем в судах крайне тяжело будет эту ситуацию отстоять и при этом еще не быть привлеченным к уголовной ответственности. В принципе, из обнародованных прокуратурой (что было сделано абсолютно неправомерно) материалов можно сделать вывод, что фактически в действиях сотрудников оперативных подразделений НАБУ есть состав преступления, за который предусмотрена ответственность как за именно провокацию взятки. Фактически обсуждались возможности эту взятку дать, как-то склонить к получению взятки, и из тех нарезок, которые дала прокуратура, такой вывод сделать можно. Однако, в любом случае, окончательное решение в рамках этого уголовного производства должно дать досудебное следствие, а самое главное — это судебное следствие, когда суд будет устанавливать все обстоятельства дела, исследовать все доказательства, которые есть в данном уголовном производстве. И только тогда можно будет сказать окончательно, действительно ли было совершено преступление — провокация взятки», — пояснил Кравец.

По словам адвоката, тяжело дать объяснение тому, что украинские антикоррупционные органы использовали контрабандное и контрафактное оборудование для ведения негласных следственных действий, а также участие агентов иностранных спецслужб без каких-либо отдельных согласований и разрешений, предусмотренных международными договорами Украины в проведении оперативно-розыскных действий.

«Это может поставить под сомнение, в принципе, все оперативно-розыскные действия, а также может стать причиной открытия еще одного уголовного производства в части государственной измены против сотрудников НАБУ, которые фактически гражданам другого государства разглашали документы, которые содержат государственную тайну, а также на которых есть гриф «секретно». Но опять же все это должно быть установлено в рамках соответствующего уголовного производства и соответствующего же рассмотрения дела в суде», — предупредил адвокат.

По его мнению, обе стороны конфликта уже проиграли.

«Эта ситуация назревала давно. Совсем недавно произошел скандал между НАБУ и НАЗК, тут же произошел скандал между НАБУ и ГПУ. Я считаю, что подобное поведение правоохранителей подрывает в принципе доверие к правоохранительной системе. А все митинги и демонстрации в поддержку честных детективов НАБУ еще больше подталкивают к мысли, о вмешательстве иностранного государства в внутренние дела Украины», — считает Кравец.

Контрреволюция победила

Президенту Петру Порошенко борьба антикоррупционных структур в Украине напоминает бразильский карнавал. Сытник же парирует, мол все гораздо серьезнее: руководители других правоохранительных органов пытаются сорвать антикоррупционную реформу.

Вот уже посол Украины в США Валерий Чалый надеется уладить конфликт между руководством Генпрокуратуры и Антикоррупционного бюро во время визита представителей этих ведомств в Вашингтон. Мол, под сенью посольства, сделать это будет проще.

Однако его надежды на то, что противоборствующие стороны можно будет примирить, скорее всего, напрасны. Весь этот «бразильский карнавал» стал возможен лишь потому, что мир занят своими проблемами. Германия, как локомотив Евросоюза, занята правительством, и ей не до Украины. США сами сейчас как лебедь рак и щука: в Штатах масса внутренних противостояний, которые привели к тому, что посол США в Украине не знает, на кого ориентироваться, что говорить, и какой-то последовательной политики в отношении Украины у Штатов нет. Именно этим «безвременьем» украинская власть и воспользовалась для укрепления и формирования модели управления, близкой даже не ко временам Януковича, а скорее к «позднему Кучме».

Политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник считает, что это противостояние закончится ослаблением НАБУ.

«Заявление генпрокурора о ФБР и всем остальном в какой-то мере является фактически формальным публичным отказом Украины от западной политической поддержки. И отказом Украины от перспектив, пусть даже самых отдаленных, реального вступления в Европейский союз и НАТО. Отказом, наверное, от всего того курса, который декларировался в обществе последнее время после Майдана. Заявления генпрокурора, противостояние с НАБУ — форма и маркер контрреволюции, произошедшей в Украине», — сказал Бортник.

Не для кого не секрет, что Вашингтон хочет иметь свой инструмент влияния на украинскую власть во главе с Порошенко. И таким инструментом вполне может стать подконтрольное США НАБУ, дамокловым мечем висящее над украинской политической системой и парламентом. Посол США в Украине Мари Йованович уже предупреждала, что не даст в обиду НАБУ и не позволит лишить бюро независимости в расследовании коррупционных дел.

«На самом деле посла США в Украине уже не чтят какое-то время, поскольку понимают, что она очень далека от Администрации, и какую-то волю навязывать уже не может. В принципе, США стоит в Украине перед выбором: или поддерживать плохую, не демократичную, некрасивую Украину, но буфер для России и инструмент ослабления России, или попытаться давить в части демократизации, чтобы эти «аборигены»-украинцы жили лучше. Но в таком случае есть риск, что этот буфер может разрушиться, переформатироваться и интересы будут потеряны. Конечно, тут выбора нет, и США будут поддерживать любую Украину. Так же, как они поддерживают Саудовскую Аравию и многие другие абсолютно антидемократичные страны только как инструмент достижения собственных национальных интересов. Поэтому я считаю, что это противостояние все равно закончится ослаблением НАБУ. Только общество могло бы поддержать НАБУ: какие-то массовые митинги, протесты и противостояние власти могут изменить ситуацию, если этого не будет, то дни полунезависимого НАБУ, по большому счету, уже сочтены», — заключил Бортник.

Инесса Другова, РИА Новости Украина

Адвокатская компания Кравец и Партнеры