Архив метки: конфискация

Тюрьма и конфискация без презумпции невиновности. Кто попадет под уголовную ответственность за незаконное обогащение

В Украине вернули уголовное наказание за незаконное обогащение. 30 октября парламент принял соответствующий законопроект №1031 во втором чтении и и целом.

Он вступит в действие уже на следующий день после публикации, но прежде его еще должен подписать президент.

В окончательной версии закона появилось два важных нововведения. В проекте к первому чтению для коррупционеров прописывали тюремный срок с конфискацией и запрет занимать государственные должности в течение 3 лет, но чтобы попасть под уголовку, нужно было «засветить» неподтвержденные законным образом доходы и имущество минимум на 14,4 млн гривен. Те, кто «нажил» меньше, фактически выводились из-под отвественности.

Но в итоговом варианте появилась норма еще и о внесении изменений в Гражданско-процессуальный кодекс о так называемой «гражданской конфискации».

По этой статье пойдут чиновники и депутаты, у которых обнаружат незаконных активов более чем на 500 прожиточных минимумов, то есть, приблизительно на миллион гривен. И, если не могут подтвердить источники, — рискуют остаться без имущества.

Порог для уголовной отвественности тоже пересмотрели. Его снизили с 14,4 млн гривен до 6500 необлагаемых налогом минимумов или же до 6,2 млн гривен.

То есть, если первоначально у Зе рассчитывали ударить лишь по крупным коррупционерам, то теперь под угрозой и более «скромные» чиновники.

Но основной акцент нового закона не поменялся — по сути, вводится презумпция виновности. И, вместо того, чтобы озадачить следственные органы сбором компромата, власти вынудят оправдываться тех, кто попадет под колпак правоохранителей.

Схема такая: после проверки НАПК чиновнику, депутату или судье выносится предписание пояснить происхождение указанных в декаларации сбережений либо объяснить на какие деньги было куплено то или иное имущество или дорогие товары. Естестественно, что деньги, на которые это все приобретено, должны были быть ранее отражены в налоговых декларациях человека. То есть — не превышать его официальный доход.

Если в течение 10 дней пояснений не поступает, то человека берет в оборот НАБУ, возбуждая уголовное дело по статье о незаконном обогащении.

С доказательствами же могут быть проблемы, учитывая, что подтверждать законность нажитого имущества придется за четыре года (то есть, закон имеет обратную силу), а получение доходов «черным налом» в Украине — обычная практика.

Другими словами, практически любой человек, который подает электронную декларацию, может оказаться под колпаком у НАБУ и стать фигурантом уголовного дела.

В свое время именно «презумпция виновности» позволила Конституционному суду заблокировать прежний закон об уголовке за незаконное обогащение, принятый при Порошенко.

Впрочем, сейчас, также как и в 2015 году, когда этот закон примнимался впервые, на все эти нюансы не обратили внимание, так как у закона есть прикладное значение — он является одним из условий возобновления сотрудничества с Международным валютным фондом. Именно поэтому его и приняли.

Но не факт, что работать он будет именно так, как задумывалось.

О деталях закона рассказывает «Страна».

«Лишняя» 21 тысяча в месяц — конфискация

Изначально пунктом преткновения в сессионном зале была сумма, после которой наступает уголовная ответственность. После первого чтения в проекте остался вариант в 14,4 млн гривен. Но уже тогда депутаты раскритиковали эту норму.

Они утверждали, что «лично знают» коллег по сессионному залу, которые погрязли в коррупции, но не дотягивают до 14,4 млн, то есть, остаются недосягаемыми для правоохранительных органов. А по делам, которые сейчас ведет НАБУ, под планку в 14,4 млн проходит не больше 15. Для остальных же, по сути, объявляется амнистия.

В итоге в парламенте появилось несколько альтернативных проектов, где порог уголовной ответственности попытались сбить до 1-3 млн гривен. Что, по-сути, позволило бы сажать уже за машину или квартиру в Киеве. Но в итоге сошлись на компромиссном варианте — 6,2 млн гривен.

В законе появился и новый пункт — о гражданской конфискации.

Чтобы попасть под колпак правоохранителей и лишиться имущества, достаточно насобирать незаконных активов на 500 прожиточных минимумов, а это около 1 млн гривен. То есть, если будут проверять за 4 года, то достаточно «лишних» 250 тысяч гривен в год. Если учесть, что в Украине свободно ходит черный нал, на такие показатели может выйти без особого труда.

Ведь получается, что даже сравнительно небольшой неподтвержденный доход — около 21 тысячи гривен в месяц за предыдущие годы — уже повод для конфискации.

Правда, в следующем году прожиточный минимум могут существенно увеличить — до 4,7 тысячи гривен. Именно такая сумма, по расчетам экспертов, является «реальной». В решении бюджетного комитета по проекту бюджета-2020 указано, что Кабмин должен при возможности выйти на реальные показатели прожиточного минимума при подготовке проекта ко второму чтению. А в этом случае порог для конфискаций будет выше — уже почти 2,4 млн гривен.

Срок обратной силы, закона оставили без изменений — 4 года.

То есть проверять будут активы, полученные с 2015 года.

«Такое впечатление, что проект писался под определенные активы, которые собираются конфисковать, и под конкретных коррупционеров, которых нужно посадить», — отметил глава адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Боятся за прошлые или за будущие взятки?

Сам факт, что предлагается обратная сила действия закона уже стал поводом жесткой критики. Эксперты утверждали, что на этом основании закон легко можно оспорить в Конституционном суде. Этот аргумент использовали также народные депутаты — противники проекта, пытаясь убедить коллег не голосовать за него.

По этому поводу и сейчас идут споры.

Так, глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин считает, что «сказку» о том, что у депутатов можно будет забирать имущество, которое они уже имеют, но не могут пояснить, даже если до этого они никогда не были на госслужбе, придумали противники наказания за коррупцию.

«Рассмотрим почему это ложь на 18-ти объектах недвижимости, которыми владеет оппонент проекта №1031 Александр Дубинский (пять квартир в Киеве, дом, шесть земельных участков под Киеом) и его жена (еще семь квартир в Киеве). Возможность забрать что-либо из этого не появится, поскольку:

— незаконное обогащение даже в теории не может распространяться на имущество, приобретено до вступления восстановленной статьи в силу. Это — основы-основ уголовного права. Когда кто-то утверждает противоположное, то считает вас идиотом.

— обратную силу во времени имеет проведенная президентом гражданская конфискация. Но и она не грозит состоянию Дубинских по той простой причине, что на время его получения ни он, ни его жена не были чиновниками.

Точно также нечего переживать 74-летней бабушке Ольги Савченко (депутат СН, которая блокировала проект, на которую в прошлом году зарегистрировали две квартиры в столичном ЖК «Ривьера»).

«Дубинские» и «Савченки» боятся не за имеющееся имущество (даже если не могут объяснить его происхождения), а за то, которые они собираются незаконно получить в статусе депутатов. Депутатам, которые не собираются незаконно обогащаться, ничего не грозит. Так же ничего не грозит их имуществу: ни уже имеющемуся, ни приобретенному в будущем. Только коррупционеры против восстановления наказания за незаконное обогащение», — написал Шабунин на своей странице в Facebook.

То есть, по его мнению, срок давности для уголовки в 4 года будет применяться в дальнейшем, уже после вступления закона в силу. Скажем, в 2023 году антикоррупционные органы смогут проверять активы, полученные с конца 2019 года.

А гражданская конфискация будет иметь обратную силу, но рискуют лишиться имущества только те, кто нажил его, пребывая в статусе депутата или на госслужбе. Остальным грозит разве что общественное порицание.

Но юристы говорят, что все не так однозначно. По словам Кравца, в уголовном праве ответственность может наступать с момента осуществления правонарушения, то есть, реально копнуть не только за 4 года, но поднять и еще более ранние дела.

Учитывать станут имущество, которое приобретено как самим декларантом, так и связанными лицами по его поручению.

При этом в окончательной версии закона сохранился пункт, разрешающий правоохранителям использовать для сбора доказательной базы все государственные реестры и банковскую информацию.

В законе прописано, что оценивать имущество будут «по ценам приобретения», то есть, по-хорошему, у фигурантов разбирательств потребуют еще и чеки или договоры купли-продажи, — говорит Кравец. Если же выясниться, что имущество приобретено слишком дешево, оценивать будут по рыночной стоимости. Для этого правоохранители могут привлекать оценщиков.

Но отвественности для самих оценщиков, если они вдруг ошибутся с суммой, не предусмотрено, что не исключает разного рода злоупотребления. Во время обсуждений в зале депутаты указывали, что с нашими оценщиками в миллионы гривен может быть оценена даже старая хата в селе, так что при желании можно сделать коррупционером и упрятать за решетку едва ли не любого депутата или чиновника.

Повод для давления и передела собственности

По словам Ростислава Кравца, в окончательной версии закона убрали несколько явных ляпов. К примеру, исключили норму о том, что для начала расследований по конкретному декларанту необязательно даже выводов НАПК. Теперь такое заключение обязательно.

«Хотя не факт, что этой нормы будут придерживаться на практике», — говорит Кравец.

Но эта попытка исправить ошибки нивелировала появление в законе новых карательных пунктов.

Так, прописано, что сначала суд собирает доказательства вашей вины, а уже потом — этому же составу суда, вы будете доказывать, что он неправ, — отмечает Кравец.

Также в гражданском процессуальном праве закреплена норма о том, что преимущество отдается доказательством той стороны, которая окажется «более убедительной».

«Правоохранителям разрешили использовать данные реестров, банковскую информацию. А ответчик должен собирать доказательства как сможет. То есть, они изначально в неравных условиях», — считает юрист.

При этом на время разбирательств сомнительные активы передаются АРМА.

«Как показывает практика работы этого агентства, пока будет идти суд, оно уже может распродать его за копейки. Не исключаю, что новый закон будут использовать попросту для того, чтобы отобрать имущество. Сначала на человека поступает сигнал, что он коррупционер, имущество арестовывается, начинаются суды. И за это время все могут попросту перепродать по сниженным ценам», — считает Кравец.

По его мнению, новый закон позволяет обвинить в коррупции по сути любого человека, что власти могут использовать для давления на неугодных чиновников и депутатов. «Нарушений так много, что Конституционный суд без труда может заблокировать этот закон, если, правда, политическая воля не окажется сильнее буквы закона», — резюмировал Кравец.

Эксперт института Growford Алексей Кущ считает, что новый закон нарушает основные конституционные нормы — об обратной силе и презумпции невиновности.

«То есть его можно легко отменить в КС или, скажем, оспорить решение суда в ЕСПЧ. Чтобы он заработал, нужно вносить изменения в Конституцию, в частности, по презумпции невиновности. Ведь сейчас, чтобы доказать, что человек коррупцией, нужно поймать его на взятке за руку. Это может работать против мелких взяточников, то не против топ-коррупционеров. А вот их вину как раз доказать сложно, и новый закон ничего в этом отношении не меняет», — резюмировал Кущ.

По его мнению, приняв сейчас закон о незаконном обогащении «для МВФ», власти в любой момент могут легко заблокировать его в Конституционном суда, как это в свое время сделал Порошенко.

Людмила Ксенз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Что такое гражданская конфискация по Зеленскому?

Юристы пока не понимают, как будет реализована одна из новых идей команды президента по борьбе с коррупцией.

Член Национального совета по вопросам антикоррупционной политики Анастасия Красносельская, ставшая кандидатом в народные депутаты от «Слуги народа», заявила, что в числе первых инициатив президентской партии в будущем парламенте станет введение инструмента гражданской конфискации активов, которые незаконно получены чиновниками.

«КП» в Украине» решила разобраться, что это.

В уголовном праве гражданская конфискация называется «конфискацией вне уголовного производства». То есть, когда чиновник или власть имущий нажил состояние в разы выше своих официальных доходов, а ухватить за хвост его нельзя. То ли умер, то ли имеет иммунитет вроде депутатского, то ли у него «все схвачено», то ли доказательств коррупции не хватает.

В законопроекте, который 17 июля зарегистрировал в Раде Владимир Зеленский, предлагается подвергать гражданской конфискации владельцев активов, которые по стоимости превышают в 500 и более раз размер прожиточного минимума для трудоспособных граждан. Повторяем, речь идет не бизнесменах, а о государственных служащих, представителях государственной и местной власти.

Гражданскую (ее еще называют вещевой) конфискацию хотят закрепить отдельной статьей в Гражданском кодексе. Иск будет подавать Национальное антикоррупционное бюро после утверждения его Специализированной антикоррупционной прокуратурой.

Как утверждают авторы законопроекта, подобная практика существует в США, Канаде и ряде стран Европы, однако наши отечественные адвокаты смотрят на нее скептически.

— Такая статья в кодексе законов может стать предметом для шантажа или политического преследования, — считает адвокат Алексей Сиротин. – Конфискация является видом наказания, и в Украине она применяется по большому количеству уголовных статей. Если вводить «честный отъем имущества» еще и в Гражданский кодекс, это может вызвать серьезные злоупотребления.

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец считает, что такой подход нарушает право собственности.

— Антикоррупционные активисты сидят на европейских грантах и потому апеллируют к Европейскому опыту. На самом деле европейские конвенции гласят, что человека нельзя наказывать без доказательств его вины в суде, то есть обвинительного приговора.

Принимать закон о гражданской конфискации, а также о незаконном обогащении (команда президента подготовила его новую редакцию) будет Рада нового созыва, где партия «Слуга народа» получает по итогам выборов безусловное большинство.

Валерия Чепурко, КП в Украине

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Конфискация сомнительных средств и недвижимости. Перспективы принятия закона

Конфискация недвижимости и средств, имеющих сомнительные источники происхождения. За принятие соответствующего закона выступает Генпрокурор Юрий Луценко. Об этом он сказал в итоге дискуссии в Европарламенте о коррупции в Украине. Луценко объяснил, что ориентирован на британский опыт, который предусматривает следующее: если гражданин не может объяснить правоохранительным органам источники происхождения своих доходов, то его банковский счет замораживают, а другие активы изымают в пользу государства. Об очередном антикоррупционное ноу-хау в сюжете Радио НВ.

Операция «спецконфискация»

В Верховной Раде несколько раз рассматривались инициативы о так называемой спецконфискации, но все тщетно. Генпрокурор выразил сомнение, что такой закон может быть принят в Верховной Раде текущего созыва, но подчеркнул, что он может стать одним из ключевых понятий, вокруг которых можно развернуть избирательную кампанию в парламент.

«Спецконфискацию мафии Януковича мы проводим по существующим законам, поэтому процедуры такие тяжелые и часто подвергаются атакам заинтересованных лиц. Мы нуждаемся в законе о спецконфискации, в котором очень важно учесть британский опыт», — подчеркнул генпрокурор.

Впервые понятие «спецконфискация» внесли в Уголовный кодекс еще во времена президентства Виктора Януковича. Однако тогда оно применялось только к осужденным. Позже Верховная Рада неоднократно рассматривала законопроекты о спецконфискации, однако ни один из них так и не был принят.

Взыскание за необоснованные активы

В ВР рассматривали несколько законопроектов о спецконфискации, которые предусматривали изъятие имущества до приговора суда, то есть у подозреваемых, обвиняемых и третьих лиц, которые имели неосторожность получить имущество от двух первых. Очередной законопроект парламент рассматривал в 2016 году. Он назывался «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно механизма взыскания необоснованных активов в пользу государства в порядке гражданского судопроизводства».

Спецконфискация в законопроекте предусматривает изъятие имущества до приговора суда.

Предполагалось, что действие документа будет распространяться только на бывших чиновников, находящихся под следствием более полугода. Там прописано, что взыскание за необоснованные активы будет происходить в рамках гражданского, а не уголовного производства, то есть прокурор подает гражданский иск, а ответчик должен доказать в суде, что активы приобретены законным путем. Также механизм спецконфискации предлагали применить к ограниченному кругу активов. В частности, денежных счетов, ценных бумаг и валютных ценностей. Согласно законопроекту, подать иск может только генпрокурор или руководитель специализированной антикоррупционной прокуратуры.

Коррупция в антикоррупционных органах и британский опыт

Конфискация имущества приговору суда, о котором шла речь в законодательных инициативах, создает так называемую «презумпцию виновности» каждого налогоплательщика в Украине и противоречит международной практике. Об этом в эфире Радио НВ рассказал исполнительный директор Transparency International Украина Ярослав Юрчишин. По его словам, такие действия имеют цель отвлечь внимание общества от масштабной коррупции в органах государственной власти. Он добавил, подобные законопроекты свидетельствуют, что государственная фискальная служба и Генпрокуратура не справляются в борьбе с финансовыми злоупотреблениями чиновников и других граждан.

В Британии другое законодательство и система декларирования доходов, поэтому использовать ее в Украине — неуместно. Такое мнение в эфире Радио НВ высказал адвокат Ростислав Кравец. Он добавил, что конфискация, которую осуществляло Национальное агентство по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА) также происходила с нарушениями и может быть обжаловано. Эксперт отметил, что через теневую экономику большинство граждан в Украине не смогут официально объяснить происхождение своих доходов.

В начале апреля Окружной административный суд Киева поддержал решение о запрете Национальному агентству Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений (АРМА), управлять арестованным имуществом экс-министра доходов и сборов Александра Клименко.

Радио НВ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: конфискация $1,5 млрд Януковича — схема ГПУ по отмыванию денег

Генеральная прокуратура Украины не может ни подтвердить, ни опровергнуть оригинальность текста приговора Краматорского районного суда от 28 марта 2017 о спецконфискации 1,5 млрд долларов преступной организации бывшего президента Украины Виктора Януковича. Указанный документ не имеет ни подписей, ни печатей, а следовательно его проверят на подлинность компетентные органы. Об этом в четверг, 11 января, сообщил заместитель генерального прокурора Украины Евгений Енин.

Так в отечественной ГПУ отреагировали на обнародование телеканалом Al Jazeera текста приговора Краматорского районного суда от 28 марта 2017 года на 95 страницах, который с весны засекречен как содержащий государственную тайну.

Эпопею с конфискацией рекордной для Украины суммы 1,5 миллиарда долларов проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Те, що на документі немає характерного номеру може про щось свідчити?

— В першу чергу він взагалі викладений англійською мовою, те, що розмістила у відкритому доступі  Al Jazeera, а не українською мовою. І фактично те, що на сьогодні не можуть ні спростувати, ні підтвердити його аутентичність, з огляду на те, що міститься в цьому документі, вже не має жодного значення. Тому що насправді всі обставини, які викладені в документі, тим чи іншим чином вже були саме представниками ГПУ так чи інакше опубліковані в ЗМІ, робилися такі заяви, і називалися саме ці юридичні особи. Тому сумніви в аутентичності документів — це виключно формальність для того, щоб певним чином затягнути час.

Для чого тоді їх намагаються перевірити за українськими стандартами?

— Я так розумію, це свідчить про певну паніку і намагання якимось чином все ж таки сформулювати позицію що надалі робити. Тому що, насправді, це вже за післяноворічні свята вже другий такий витік інформації саме з цього телеканалу Al Jazeera. Перший був стосовно тих же коштів Януковича, стосовно Онищенка та Фукса. Наразі з’явилося це скандальне рішення, яке ГПУ намагалася засекретити і не доводити до відома навіть народних депутатів, які ставили питання щодо його розсекречення. 

Дивує, що саме Al Jazeera публікує інформацію з грифом таємно. Звідки у розпорядженні  Al Jazeera могли опинитися такі документи?

— Ми бачимо, як працюють наші правоохоронні органи. З одного боку, все, що знаходиться в них в роботі, певним чином становиться доступне для ЗМІ. Однак в даному випадку можна все ж таки робити певні висновки, що це саме наслідки війни між ГПУ та НАБУ. Тому що ви ж прекрасно розумієте, дуже важко повірити, що якийсь катарський телеканал має якесь відношення безпосередньо до справ, які відбуваються в Україні.

Яке відношення мають ГПУ або НАБУ до Al Jazeera?

— Насправді, коли йшла мова про арешт цих коштів, про розслідування цього гучного скандалу, були вже скандали між ГПУ та НАБУ, хто саме повинен розслідувати ці справи. І відомства накладали арешт на ці кошти, хоча забули накласти арешти безпосередньо на корпоративні права. І на сьогодні вже виникають юридичні певні казуси взагалі з усієї цієї ситуації, з цими 1,5 млрд доларів насправді в подальшому може виникнути така ситуація, що Україні прийдеться повертати їх з досить великими відсотками власникам цих коштів.

Міг бути якийсь витік інформації?

— Насправді всі державні органи вже настільки дискредитували взагалі державну владу, постійно висуваючи всілякі звинувачення один одному.

В яких випадках вирок суду засекречується?

— По-перше, потрібно все ж таки з’ясувати, ті судді, які брали участь у справі, секретарі судових засідань, чи вони мали доступ до державної таємниці і мали відповідні допуски для того, щоб розглядати цю справу. Наскільки відомо, то взагалі це рішення було засекречене виключно після того, як воно було проголошене. Це також досить дивує. Тому що насправді рішення приймалося на підставі чого? Однак, ознайомившись з самим рішенням, воно не витримує жодної критики з точки зору саме юриспруденції. Тому що насправді це виглядає так, що є якась певна особа, яка за 500 доларів була директором якогось підприємства і яка це повідомила. І з огляду на це повідомлення, якимось чином ГПУ вибудувала цю схему відмивання брудних коштів. При цьому ніхто не ставить питання безпосередньо звідки ці кошти взагалі взяли. 

Якщо ми говоримо про гриф таємно, який Юрій Луценко наклав на це рішення, Єнін, заступник генпрокурора, пояснив, що це відбулося у зв’язку з активними слідчими діями і захистом учасників процесу. Мали на це право?

— Наскільки я розумію, то вони вже трохи заплуталися в своїх поясненнях. І я вважаю, що їм потрібно наразі трохи помовчати і все ж таки виробити якусь єдину стратегію. Тому що коли накладався гриф таємно, і всюди повідомлялося, що зазначене рішення містить певну державну таємницю. Яку саме державну таємницю? Ми всі ознайомилися з цим рішенням, немає там жодної державної таємниці, окрім того, що голова НБУ, яка раніше очолювала певну інвестиційну компанію, займалася фактично допомогою Курченко, Януковичу у виведенні цих коштів. І до того ж, той скандал, який був безпосередньо з цієї компанією «Інвестиційний капітал України» стосовно Ощадбанку і тих відсотків, які вони отримували, як комісійну винагороду, там до цього часу якось трохи затихло. До того ж знову-таки не треба забувати, що президент в декларації за минулий рік зазначив, що він особисто з курсової різниці з ОВДЗ (облігації внутрішнього держзайму — ред.) отримав прибутку тільки 50 млн грн. Тобто тут питання вже можуть виникнути безпосередньо вже і до президента України, яким саме чином і хто саме займався цими ОВДЗ. Тому тут немає жодної державної таємниці. А те, що вони говорять про якийсь захист учасників судового розслідування, а також про розслідування інших кримінальних справ, я так розумію, що це вже панічні пояснення, які не мають жодного відношення безпосередньо до цієї справи.

Якщо брокерська компанія, яка надала свої послуги, отримала за це частину грошей, потрібно правоохоронцям з’ясовувати походження цих грошей?

— Звичайно. Коли проводилася ця операція, в ній же брав участь не тільки «Інвестиційний капітал України», брав участь і Ощадбанк. Фактично проводився якийсь фінмоніторинг для того, щоб з’ясувати походження цих коштів. Однак в свій час я також зазначав те, що ця оборудка з валютними ОВДЗ для населення фактично використовувалася для відмивання коштів. І насправді ми прекрасно розуміємо, Гонтарєва розумна людина, «Інвестиційний капітал» — ведуча компанія, і всі прекрасно розуміли, з ким вони мають справу. Що це не кіпрські якісь бізнесмени,  які вкладають кошти і купують ці валютні ОВДЗ. Тому насправді в слідчих можуть виникнути, однак, не при цій владі, питання до того, яким саме чином відбувався той фінмоніторинг, і які саме документи надавалися Ощадбанку для того, щоб підтвердити законність походження коштів, за які придбавалися ці валютні облігації.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Конфискация земли в Буче: ГПУ «пополняет папочку» дела Федорука — Кравец

Около 20 тысяч жителей города Буча под Киевом могут потерять свое жилье и участки. Об этом заявил юрист Бучанского горсовета Тарас Шаправский.

По словам юриста, Генпрокуратура уже подала иски об изъятии в пользу государства земельных участков, на которых расположено жилье жителей Бучи и объекты социнфраструктуры. Речь идет о расследовании ГПУ по факту распаевания 890 гектаров лесной зоны в черте города, которое состоялось в 2004 году.
 
На некоторые земельные участки прокуратурой накладывается арест, а с ним и запрет ими распоряжаться. По словам Шаправского, ситуация осложняется тем, что в рамках обысков в июле этого года из архива Госгеокадастра были изъяты абсолютно все оригиналы проектов землеустройства в отношении каждого гражданина и каждой организации и все решения о выделении земельных участков.
 
Подробнее иски ГПУ по распаиванию земли в Буче в эфире Голоса Столицы прокомментировал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Насколько правомерно выселение или лишение прав жителей квартир распоряжаться своим имуществом?
 
—  Насколько я понимаю из данного сообщения, судом была признана незаконность распаевания земли в 2004 году,которая была совершена, видимо, с какими-то нарушениями закона. Что же касается законности отъема жилья либо признания прав собственности на недвижимость незаконными, то подобная практика в Украине существует. Если признан незаконным акт, которым выделялась эта земля, действия соответствующие признаны были незаконными местной власти, то у людей могут формально отменить право собственности на то жилье, которое было построено на этой территории. Однако, как показывает практика, вероятнее всего, прокуратуре будет отказано в данных исках в связи с пропуском ими исковой давности. С другой стороны, есть позиция Европейского суда по правам человека, который уже неоднократно указывал, что граждане не должны нести ответственность за неправомерные действия государства. Те же самые жители Бучи абсолютно законно, не подделывая эти акты, обращались в органы местной власти, которые им выделяли эти земельные участки. Поэтому, на мой взгляд, шансов у ГПУ довольно немного.
 
На что тогда претендует прокуратура, делая подобные заявления?
 
— Как показывает практика, у нас прокуратуре в первую очередь необходимо не добиться какой-то справедливости, а больше важен пиар: показать, что они чем-то занимаются. За все это время объективных решений, действий прокуратуры, которые бы привели к возврату денег в бюджет, просто нет. Поэтому, на мой взгляд, это просто очередной пиар-шаг прокуратуры, чтобы показать несовершенность украинской судебной системы, переложить всю вину на суды, которые якобы не дадут возможности вернуть государству утраченные деньги. А с другой стороны, как всем известно, есть уголовные дела в отношении мэров Бучи, Ирпеня, и в них необходимо показать какой-то прогресс: что не просто так предъявлялись обвинения и подозрения в преступлениях.
 
Юрист Бучанского горсовета Тарас Шаправский говорит, что если эту юридическую несправедливость не устранить, то на эти земли кто-то сможет заявить претензии. Вы согласны с таким мнением?
 
— Я не думаю, что это возможно. Мне кажется, тут немножко искривлено само понятие. Так как, если эти земли признаны заповедным фондом, то никто другой, кроме государства, на них претендовать не может. То есть их никому не могут передать, продать, подарить. То есть они будут исключительно землями государственного значения, и распоряжаться ими сможет исключительно только государство в лице Фонда госимущества, скорее всего, Кабмина. Поэтому боязнь по поводу того, что эти участки заберут рейдеры, на мой взгляд, сильно преувеличена.
 
Жители боятся того, что, во-первых, их лишат права собственности на те строения. С другой стороны, государство будет иметь право обращаться с исками, если будет признана незаконность этих актов на землю, незаконность свидетельств о праве собственности на строения, обязывать тех лиц, которые построили, сносить эти здания и приводить территорию к первоначальному состоянию. Но я не думаю, что до этого дойдет.
 
Шаправский также добавил: ситуация осложняется тем, что из архива Госгеокадастра были изъяты абсолютно все оригиналы проектов землеустройства в отношении каждого гражданина и каждой организации. Насколько это важно?
 
— Это, в принципе, довольно важный документ. Но если у граждан есть акты о праве собственности, акты постоянного пользования, акты аренды, то те документы, которые были изъяты, оригиналы этих документов, более важны для прокуратуры, чтобы показать какие-то незаконности, нарушения выделения этих земельных участков, нежели для граждан, у которых есть государственные документы, подтверждающие их право собственности. Поэтому я здесь не совсем согласен с юристом, что здесь возникнет для граждан какая-то проблема.
 
Что вы бы посоветовали делать жителям Бучи?
 
— Во-первых, я бы рекомендовал не занимать пассивную позицию, не ждать, когда кто-то что-то выиграет либо на это отреагирует государственная власть. Потому что, как показывает практика, это маловероятно. Надо все-таки ходить в суды и отстаивать свои права. В первую очередь необходимо заявлять о пропуске прокуратурой сроков исковой давности. Это самое главное. Это будет, в принципе, основным аргументом для отказа в исках ГПУ либо местной прокуратуры, которая будет обращаться в интересах государства по поводу изъятия этих земельных участков. То есть обязательно в судах первой инстанции заявлять о пропуске сроков исковой давности и просить их применить.
 
Вы считаете, что ГПУ будет отказано в удовлетворении исков?
 
— Я считаю, что будет отказано. И вся эта эпопея исключительно создана для того, чтобы каким-то образом в уголовные дела по мэру Бучи добавить какие-то доказательства о нанесении им ущерба государству. Потому что, насколько я понимаю, было так все это помпезно преподнесено относительно его задержания, относительно каких-то нарушений, но уже прошло больше месяца, а каких-то серьезных оснований не нашли. Поэтому решили, видимо, поднять такой скандал.
 
Все для того, чтобы дополнить дело мэра Бучи?
 
— Да. Исключительно дополнить папочку, показать какую-то видимость работы, показать нанесение ущерба, посчитать. Потому что без ущерба, я так понимаю, мэру Бучи предъявлять, в общем-то, нечего.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Закон о конфискация имущества: давление на бизнес и общество усилится – Кравец

В парламенте планируют разрешить конфискацию имущества при наличии у правоохранителей убедительных обоснований. Однако эксперты уверены, что таким образом будет усилено давление как на юридических, так и на частных лиц.

В рамках расследования уголовных коррупционных дел Рада планирует разрешить конфискацию имущества при наличии у правоохранителей убедительных обоснований. Депутаты приняли соответствующий закон в первом чтении.

Как заявил министр юстиции Павел Петренко, это может касаться офшоров. По его словам, если не получается выяснить имя конечного владельца средств, но у следствия есть обоснованные доказательства, что эти средства были незаконно выведены, то на деньги будут накладывать арест.

Механизм работы нововведения в эфире радиостанции Голос Столицы разъяснил старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Для начала разъясните процедуру конфискации имущества согласно новому документу.

— Здесь вопрос идет не столько о вопросе конфискации имущества, сколько о наложении ареста на это имущество, потому что специальная конфискация и ранее была предусмотрена в УК, однако сейчас её распространили на значительно более количество статей. Хотя и в АПК, и в УК прописали, что сам следователь должен более аргументировано подходить к этим ходатайствам, но как показывает практика, в большинстве случаев эти ходатайства надлежащим образом не обоснованы и многие суды в связи с такой большой загруженностью очень поверхностно к этому подходят, удовлетворяют эти ходатайства, что в дальнейшем дает большой толчок коррупции в правоохранительных органах, когда начинаются вымогания средств подзащитных за то, что они снимут арест с того или иного имущества. Кроме того, в этих законах сами основания довольно размыты.

Действительно ли благодаря этому закону можно накладывать арест на офшоры?

— Это немножко профанация и подмена понятий, потому что мы же не какая-то всемирная прокуратура, которая может наложить арест на средства в Панаме. То есть речь идет о наложении ареста на имущество и средства, которые находятся в Украине. Это приведет к исключительно большому давлению на существующий бизнес. Следователь может посчитать, к примеру, что имущество какой-то компании получено преступным путем, в связи с тем и накладывается арест. Громадное количество юридических и физических лиц будут зависимыми от следователя и судьи, который до конца не разобрался в поданном ходатайстве на наложение ареста на то или иное имущество.

Наличие пункта «наличие у правоохранителей убедительных обоснований» также не спасет ситуацию?

— Фактически, имущество любого лица в этой стране можно просто арестовать, а потом рассказывать, что вот мы видели вас с кем-то там в одно время, в одном месте в одном кафе, например, поэтому ваше имущество должно быть арестовано. Я такого не исключаю. Нет контроля за процедурой частичного изъятия вещей, следователи очень сильно ею злоупотребляют. На сегодняшний момент, когда мы видим большую заангажированность и зависимость следствия от действующей власти, могут просто выполняться политические заказы, которые не имеют под собой какой-либо аргументации.

Напомним, Петр Порошенко поручил МВД и другим госорганам внедрить концепцию интегрированного управления границами. Это необходимо для введения в будущем безвизового режима с ЕС. В то же время эксперт по международным вопросам Сергей Слободчук отметил, что Украина сейчас в полной мере не контролирует свои границы как на Востоке, так и на Западе.

При этом политолог-международник, экс-директор департамента информационной политики МИД Украины Олег Волошин считает, что безвизовый режим с ЕС изначально был политическим блефом. Об этом эксперт заявил в эфире радиостанции Голос Столицы.

Голос столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры