Архив метки: «капкан»

Как украинские банки попали в кредитный «капкан»

История отношений украинских банков с Meinl Bank AG в 2011 – 2013 годах.

В распоряжении Forbes появились расширенные данные о сотрудничестве украинской банковской системы с Meinl Bank AG. Это австрийское учреждение специализировалось на оптимизации финансовых потоков для государств постсоветского пространства. В недавнем прошлом оно стало одним из основных каналов по выводу средств из Украины в ЕС. О том, как все начиналось – в материале Forbes.

Forbes проанализировал годовые отчеты банков, аудиторские отчеты, судебные решения и решения об открытии уголовных производств. Также мы исследовали открытые данные сайтов банков и провели интервью с казначеями. В тексте приводится взгляд на происходящее со стороны по большей части казначеев украинских банков.

Сейчас много говорится о выведении денег владельцами украинских банков в офшоры в сотрудничестве с Meinl Bank AG. Но картина происходящего в 2011-2013 годах намного шире.

Начиналось все в 2011 году. Тогда Национальный банк Украины инициировал последовательную политику «дедолларизации» экономики. Были подняты ставки на обязательное резервирование на счетах НБУ привлеченных в страну валютных депозитов и обнулены ставки обязательного резервирования по гривне. Также вводился режим обязательного резервирования средств на спецсчете НБУ, который был недоступен банкам. Сверх того, НБУ вместе с Кабинетом министров приблизительно раз в месяц – в двадцатых числах – концентрировали деньги бюджетных платежей на счетах Госказначейства.

Благодаря этим мерам достигался временный искусственный дефицит безналичной гривны на рынке. Это привело к резкому удорожанию СВОП-операций. Напомним, что СВОП – это когда один банк отдает в залог свою валюту другому банку, а берет у него гривну под более высокую процентную ставку. СВОП-операцию по требованиям регулятора банки могли заключить только на один месяц, а далее требовалось перезаключение договора.

Своими действиями по девалютизации НБУ в 2011 году начал вытеснение иностранных инвестиций из страны. И в это непростое время на рынке активизировались несколько иностранных банков.

Если в предыдущие годы разница процентных ставок варьировалась на уровне 1-2%, то к концу 2011 года этот тип ставок дорастал от 30% до 60%. Надо ли говорить, что в этом периоде рефинансироваться гривной по короткому кредиту в НБУ могли только «свои» банки. У всех остальных резко возросли процентные расходы, что стало сказываться на бизнес-моделях. Начала тормозить динамика кредитования: банки вынуждены были повышать ставки привлечения ресурсов.

Вдобавок, НБУ ужесточил требования к открытой валютной позиции: с 20% до 5%. К слову, сейчас она составляет 1%. В это же время Нацбанк продлевает запрет на кредитование в валюте. Вспомним, что с 2009 года в Украине было запрещено валютное кредитование на период до 1 января 2011 года – антикризисным законом от июня 2009-го. Но НБУ и тогдашний глава регулятора Сергей Арбузов в 2010 году выступили за продление мер по ограничению и запрету валютных кредитов. В результате, было повторно запрещено валютное потребительское кредитование, также ограничено валютное кредитование для юридических лиц. Получать валютные займы могли только компании, имеющие внешнеэкономические контракты.

По сути, своими действиями по девалютизации регулятор в 2011 году начал вытеснение иностранных инвестиций из страны. И в это непростое время на рынке активизировались несколько иностранных банков.

Напомним, что пресс-секретарь Meinl Bank AG Томас Хьюмер рассказывал Forbes, что его банк работает в Украине с 1996 года. «Из-за своих принципов коммуникации и банковской тайны мы не комментируем сделки или отношения с другими банками и клиентами. Конечно, все национальные и международные мероприятия Meinl Bank проводятся в рамках всех соответствующих законов и нормативных актов», – говорил Томас Хьюмер.

Они предлагали украинским банкам депонировать валюту на корсчетах в Европе. А иностранные финучреждения под залог этой валюты кредитовали связанные с украинскими банкирами и бизнесменами фирмы из еврозоны. Фирмы получали возможность напрямую провести капитализацию украинского банка или выкупить «плохие» валютные кредиты прошлых лет, и т.д. Это стоило 0,5 – 1% маржи между кредитом и депозитом и 0,25 – 0,75% прямых комиссионных платежей с заемщика при открытии кредитной линии.

Кредитную линию можно было свернуть в любой момент. Надо сказать, что в период острого кризиса 2008 – 2009 годов даже некоторые украинские финучреждения оказывали подобного рода услуги – за деньги западного банка кредитовали их клиента, чтобы тот погасил свой кредит в Европе.

Ниже приводим собранную из различных источников информацию, которая показывает степень вовлеченности украинских банков в предложенный австрийскими финансистами механизм.

Остатки на счетах в банке Meinl bank AG

Декабрь 2011 года

Банк млн $ сумма в эксиваленте, млн грн
Экспобанк 26 204
«Киевская Русь» 40 320
«Контракт» 4 32
«Платинум» 29 234
«Таврика» 0,05 0,399
ТерраБанк 40 321
«Хрещатик» 27 215
Банк млн евро сумма в эксиваленте, млн грн
Экспобанк 14 142
Городской коммерческий банк 60 611

Декабрь 2012

Банк млн $ сумма в эквиваленте, млн гривен
Дельта Банк 80 639
Экспобанк 26 204
Финростбанк 6 48
«Финансы и кредит» 68 547
«Национальные инвестиции» 80 636
АКБ Банк 9 73
«Киевская Русь» 50 402
«Кредит Днепр» 0.1 800
VAB Bank 44 350
Диамант Банк 10 84
Интеграл Банк 35 28
«Хрещатик» 27 216
Проминвестбанк 20 161
ТерраБанк 40 321
УПБ 10 80
«Контракт» 4 32

Декабрь 2013

Банк млн $ Сумма в эквиваленте, млн грн
Дельта Банк 86 687
Экспобанк 26 206
Финростбанк 6 48
«Финансы и кредит» 74 594
АКБ Банк 9 72
«Киевская Русь» 50 402
«Кредит Днепр» 0.1 800
VAB Bank 39 314
ДиамантБанк 32 260
ИнтегралБанк 14 113
Южкомбанк 38 304
«Хрещатик» 31 252
Проминвестбанк 28 225
Терра Банк 40 321
«УПБ» 10 80
«Контракт» 4 32454
  млн евро Сумма в эквиваленте, млн грн
Экспобанк 13 150
«Кредит Днепр» 144 2
«Вернум» 12 132
«Городской коммерческий банк» 62 686

Из перечня банков видно, кто из учреждений попал в «капкан», а кому удалось выполнить требования НБУ и закрыть свои задолженности. К сожалению, большинство банков не справились – и выбыли с рынка.

«Вина за случившееся лежит на финансовом мониторинге, который, очевидно, создавал видимость своей работы. Допускаю, что некоторые наши международные доноры приветствовали эти схемы, потому что потом из этих уже отмытых средств кредитовалась украинская экономика», – резюмирует руководитель юридической компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец, представляющий интересы редакции Forbes на судах по иску Meinl Bank AG, поводом для которого послужило расследование, опубликованное в 2014 году.

МАРГАРИТА ОРМОЦАДЗЕ, ФОРБС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры