Архив метки: им

Как украинцам получить пеню по зарплатным долгам и что им еще причитается

Человек может не работать при просрочке от 15 дней и получит 2/3 оклада.

Украинский бизнес хотят строже наказывать за несвоевременную выплату зарплаты. Наказывать пеней — не менее одного размера учетной ставки Нацбанка, сейчас это 18%, за каждый день просрочки. Одновременно на всю сумму долга будет насчитываться официальный индекс инфляции (в январе-сентябре 2018 г. — 8,9%). И все эти деньги получит сам работник. Это прописано в законопроекте Минсоцполитики, опубликованном для общественного обсуждения: «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по защите прав работников на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в случае неплатежеспособности работодателя».

По этому документу, человек вообще не обязан работать, если просрочка по зарплате достигла 15 дней. Он может перестать выполнять свои должностные обязанности и покинуть предприятие. Чтобы его не сочли прогульщиком достаточно за 2 дня до этого написать соответствующее заявление своему руководству. При этом начальник не имеет права уволить такого работника, а наоборот — должен его восстановить, как только рассчитается по всем долгам, и снова начнет своевременно платить зарплату. При этом работодатель обязан выплатить человеку компенсацию за пропущенные дни — не меньше 2/3 оклада.

Правда, из этого правила есть несколько исключений. Не могут покидать свои рабочие места при зарплатных долгах работники органов государственной власти, местного самоуправления, безопасности и правопорядка, военные. А также люди чья бездеятельность создает угрозу жизни и здоровью, окружающей среде. И препятствует предотвращению стихийного бедствия, аварий, катастроф, эпидемий.

Для работодателя законопроектом предусмотрена лишь одна поблажка: он может избежать штрафов за несвоевременную выплату зарплаты (11 169 грн.), если сам выплатит вышеописанную пеню и компенсацию, и успеет уладит взаимоотношения с работниками до проверки Гоструда.

Совсем другая история, если у работодателя просто нет средств, и на предприятии запущена процедура банкротства. В этом случае, человек может рассчитывать на компенсацию в размере 3 своих окладов, но не более 12 минимальных зарплат на 1 января соответствующего года (сейчас это 44,7 тыс. грн.). Для получения такой выплаты нужно быть в официальном списке кредиторов и подать в суд письменное заявление по выплате зарплатных долгов.

Чтобы получить данную выплату человек должен в течение 3 месяцев после попадания в список кредиторов обратится в территориальное подразделение «центрального органа исполнительной власти, реализующего государственную политику по вопросам надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде».

«Это и есть Минсоцполитики, то есть выплатами должны заняться его территориальные подразделения. Но сразу нужно понять — из каких фондов могут делаться такие выплаты. Скорее всего, их начнут формировать после введения новых налогов для бизнеса, то есть усилится и без того немалая налоговая нагрузка. Слишком уж крупные суммы придется платить. Суды завалены исками из-за невыплаченных зарплат. И большинство из них касаются именно предприятий-банкротов (на втором месте иски из-за невыплат бонусов топ-менеджерам). И в таких историях задолженность перед людьми накоплена не за 3 месяца, а за 12 и более», — прокомментировал UBR.ua документ старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Кстати, чиновники также подтвердили актуальность зарплатной проблемы. Как сообщил UBR.ua главный специалист отдела по вопросам соблюдения законодательства о труде Гоструда Артем Дьяковский, чаще всего при проверках бизнеса выявляют два нарушения трудового законодательства. Это неоформленные официально работники и несвоевременная выплата зарплаты. Долги здесь действительно растут.

По данным Госстата, общая сумма зарплатной задолженности предприятий перед работниками увеличилась за сентябрь на 6,5%, а с начала 2018 года — на 22%. К 1 октября она достигла просто грандиозного размера — 2,9 млрд. грн.

«Сумма долга растет, как снежный ком. И это только сумма «белых» зарплат, о том, что платят в конвертах речи вообще не идет. Хотя все прекрасно понимают, что большинство зарплат в нашей стране, к сожалению, выплачивают именно в тени. И эту проблему законопроект Минсоцполитики вообще никак не решает», — подчеркнул Кравец.

Единственное, что может спровоцировать новый документ, если будет принят и реально заработает, это небольшой рост числа отказов на работу за зарплату в конвертах. Но, конечно, в тех отраслях, где у людей будет альтернатива, и они смогут найти лучшие места.

«Новые санкции за несвоевременную выплату заработной платы могут привести к росту заинтересованности работников легально трудоустроится и получать белую заплату», — подтвердила UBR.ua эксперта по вопросам трудоустройства Татьяны Пашкина. Будет расти число компаний, способных предоставить такую форму работы — эксперты пока не берутся предсказывать.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО , ВЛАДИМИР ЦХВЕДИАНИ, UBR.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вражда между Данилюком и Насировым вредит не им, а всей стране — Кравец

Министр финансов Александр Данилюк допускает кадровые изменения в Государственной фискальной службе, вплоть до увольнения ее главы Романа Насирова. По его словам, если игнорируются указания или решения Кабмина или министра, направленные на реформирование ГФС, должны приниматься соответствующие решения.

Министр добавил, что обратился в высший корпус Госслужбы с просьбой провести расследование поездки Насирова на инаугурацию Президента США Дональда Трампа.
 
Почему поездка Насирова вызвала такую реакцию главы Минфина, в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Александр Данилюк, как министр финансов, де-юре имеет возможность инициировать увольнение главы ГФС?
 
— Да. Законом Украины «Про ГФС» прямо предусмотрено, каким именно образом назначается и увольняется глава ГФС. Назначается и увольняется он исключительно Кабмином, в случае соответствующего предоставления представления премьера, которому вносит свое предложение как раз министр финансов. При этом по предложению министра финансов точно так же назначается и увольняется заместители главы ГФС. Поэтому сам министр финансов может инициировать подобные действия, как увольнение главы ГФС.

Но последнее слово за премьером?
 
— Нет, последнее слово за Кабмином, потому что Кабмин на своем заседании может не согласиться даже с премьером. Конечно, такое бывает крайне редко, но это возможно.
 
А в теории премьер может еще до заседания Кабмина ветировать эту инициативу?
 
— Конечно, потому что дает подобное предложение на заседании Кабмина непосредственно премьер, и у него нет обязанности его подать. Несмотря на то, что к нему обратится министр финансов непосредственно, как это предусмотрено законом. Что касается вопросов, связанных с поездками, с расследованиями, то с ними может обратиться не только министр финансов, но и любой гражданин Украины. Другой вопрос, что здесь, на мой взгляд, глава ГФС нарушил определенные внутренние инструкции, которые существуют, нарушил сам закон «Про ГФС». В законе предусмотрено, что подобные действия, как командировки, отпуска, нужно согласовывать с министром финансов, чтобы не возникало каких-то проблем, потому что глава службы подчиняется непосредственно ему, и будет очень удивительно, если министр финансов не будет знать, где находится его подчиненный.
 
Если такая проверка будет начата, сколько она может продлиться?
 
— Формально по времени она должна пройти в течение месяца и установить все обстоятельства. Однако ее выводы никоим образом не будут обязательны для применения тех или иных санкций. Кроме того, на мой взгляд, вражда между министром финансов и главой ГФС приводит к ущербу не столько в их внутренней войне, сколько всей Украине. И мне кажется, что премьер должен оперативно решить этот вопрос, чтобы экономические реформы хоть каким-то образом начались, а не переросли в какие-то внутренние перепалки между двумя ведомствами, которые должны работать совместно и на общую цель.
 
Если нарушения в деятельности Насирова будут обнаружены, это автоматически означает, что его могут отправить в отставку?
 
— Нужна полная процедура. В любом случае, даже если будут установлены какие-то признаки уголовных преступлений, то вся эта процедура должна быть соблюдена, потому что только Кабмин может уволить главу ГФС.

А если министр финансов начинает инициировать отставку Насирова, но либо Кабмин, либо премьер не соглашаются, что дальше?
 
— Надо рассматривать этот вопрос с точки зрения государства, а не с точки зрения конфликта двух каких-то мальчиков, которые не выросли из штанишек, пытаются выяснить между собой отношения. Все-таки они руководят страной и экономикой. Мне кажется, если министру финансов не удается руководить вверенным ему направлением, то, видимо, ему не место на такой должности. Ну и премьеру нужно подумать, как формировать команду, которая будет работать, а не выяснять отношения друг с другом. Все-таки это не частный бизнес, это государство.
 
Де-юре, если вступятся за Насирова представители правительства, возможна ли отставка самого министра финансов?
 
— Да, конечно, он сам может подать в отставку, как это было с предыдущим министром экономики Абромавичусом. Он заявлял о давлении на него и требовании неких политических сил назначить того или иного человека на должность, блокировании его всяческих инициатив, в связи с чем он и подал в отставку. Здесь такая же ситуация не исключается. Но все это будет играть исключительно негативную роль в развитии экономики Украины.
 
Вероятность кадровых изменений в ГФС в эфире радиостанции спрогнозировал руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский.
 
Доносится ли эхо баталий между министром финансов и главой ГФС до предпринимателей?
 
— На уровне новостного фона, на уровне отслеживания политических событий, безусловно, доносится. Они не в восторге от подобного рода конфликтов, которые влияют на качество работы органа, в первую очередь ГФС. Мнение большинства — что желание отставки Насирова возникло не сегодня. Была такая попытка в прошлом году, от комитета профильного ВР по налоговой и таможенной политике, выразить вотум недоверия. К сожалению, не сложилось. Поэтому очередная итерация публичного конфликта по линии министра финансов и главы ГФС абсолютно не нова, она была закономерна в виду того, что не складываются рабочие отношения между Минфином и ГФС так, как должны. Более того, ГФС это орган, который координируется и подчиняется Минфину в части инициирования — несмотря на то, что они имеют значительную долю автономности.

Насколько этот контроль со стороны Минфина действует на ГФС?
 
— Этот контроль относительный, и показатель тому попытка в прошлом году передать базы данных от ГФС к Минфину, которая потерпела очередное фиаско. Это очень показательный момент в плане влиятельности и автономности, самостоятельности в принятии решений и возможности влиять на принятие решений со стороны ГФС. Поэтому служба играет свою политику. Безусловно, нельзя сказать, что это абсолютно автономный и самостоятельный орган, но в виду политических моментов, политической ситуации и возможностей у Насирова больше поля для маневра, чтобы принимать самостоятельные решения и не плыть в едином фарватере с Минфином. Поэтому публичный конфликт это как раз и отображение слишком большой самостоятельности, чем это нужно было.
 
Кого в итоге поддерживает руководство Кабмина?
 
— Я не могу на 100% быть уверенным, кого из них поддерживает. Мой прогноз: если этот конфликт и дальше будет развиваться по нарастающей, будет еще какой-то очевидный прецедент для большего недовольства или обвинений, подкрепленных фактами, возможно, следующим этапом будет инициатива, которая имела место еще в 2014 году в отношении других госслужащих. Тогда была создана служебная комиссия по проверке деятельности, а по результатам работы комиссии у премьера возникнут все основания для того, чтобы инициировать отставку в данном случае или главы ГФС, или министра финансов — в зависимости от того, в отношении кого будет проведена эта проверка. В целом, если говорить о вероятности, то пока она не очень высокая в виду политических обстоятельств. Пока политическая позиция у Насирова более-менее незыблема с точки зрения поддержки его со стороны основных политических партнеров. Поэтому тут будут политические торги. Если в ближайшее время будет иметь место изменение какой-либо политической конфигурации — в рамках коалиции, правительства — последуют и такие отставки. Для этого уже будут основания как политические, так и фактологические, с точки зрения проверок данных, которые в отношении тех или иных государственных лиц были обнародованы.
 
Напомним, глава Общественного люстрационного комитета Александра Дрик в эфире «ГС» заявила, что НАПК не является самостоятельным органом, и его могут использовать для политической расправы, заставив проверять декларации конкретных чиновников.
 
Ранее кандидат юридических наук Александр Москалюк в эфире «ГС» разъяснил, почему до сих пор не начата проверка е-деклараций и подчеркнул, что на деятельность новых антикоррупционных органов общество возлагает слишком большие надежды.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

«350 титушек громили помещения, на подмогу им приехала полиция». Как убивают бизнес в Украине

В стране процветает рейдерство. Причем, как уверяют его жертвы, делается это при поддержке, а то и по заказу властей. «Вести» выяснили, кто и за сколько организовывает атаки на бизнес и как он научился защищаться.

Украину сотрясают рейдерские атаки. Теперь их чаще делают в кабинетах юристы, но нередки и «классические» захваты предприятий вооруженными людьми в масках. По словам экспертов, за каждым случаем стоит серьезный админресурс, а защититься от потери имущества можно, если только замести следы настоящих владельцев.

Американцев отговаривают инвестировать в Украину

В редакцию «Вестей» обратился американский инвестор Игорь Бойко, который вложил более $ 20 млн в кондитерскую фабрику в Житомире. Но из-за рейдерской атаки работа там остановилась. 30 декабря 2015 года, аккурат, когда все госорганы ушли на праздники, на предприятие вломились «гости» в масках.

«350 титушек разгромили и захватили наши помещения, а потом на подмогу им приехала полиция. Руководство фабрики заблокировали в админкорпусе аж до 3 января, вынуждая подписать документы о передаче фабрики «кому скажут». Прямо не говорили кому, но и так ясно, кто у нас в стране «главный кондитер». Руководство облполиции Украины на произвол не реагировало. 3 января работникам удалось титушек вытеснить, но 5 января прибыл спецназ и всех нас выгнал. С тех пор на фабрике сидят силовики, и ни один госорган не делает ничего, чтобы их оттуда убрать», — рассказал «Вестям» собственник Житомирской кондитерской фабрики «ЖЛ» Игорь Бойко, отметив, что после отказа «сдать» фабрику различные госорганы открыли на него около 30 уголовных дел.

«Я говорил с представителями американского посольства, и они уверяют, что всем своим гражданам советуют не инвестировать деньги в Украину. А кто сюда придет, вы что, смеетесь? Рейдеры могут забрать все что угодно. Сейчас такое же происходит с американским инвестором нефтяной компании БРСМ, к которому приходят и якобы в качестве вещдока выкачивают с бензозаправок топливо. Аналогичная история и на Ильичевском масложиркомбинате, то же самое сделали с немецким инвестором Зигфридом Вольфом, который вложил деньги в ХТЗ. Я создал англоязычный сайт, где рассказываю обо всех известных мне случаях. Такого админресурса, который работает против нас, я еще не видел никогда», — говорит он.

На фабрике уверены: не обошлось без вмешательства Минюста. «27 ноября 2015 года ночью предприятие оказалось исключено из Госреестра юрлиц. Нотариус, от имени которого была проведена операция, сказала, что ее электронные ключи просто взломали. И что предприятие-миллионник невозможно просто так убрать из реестра — на это нужно согласие из Минюста».

«Обычный украинский бардак»

Как ранее писали «Вести», с рейдерством столкнулся и французский винодел Кристоф Лакарен, который выращивает виноград в селе Шабо Одесской области: в конце ноября неизвестные бульдозерами уничтожили 11 га его виноградников. А сейчас его донимают судами. «Со мной судятся за землю с виноградом, которую я когда-то купил у бывшего колхоза. Они используют старые решения судов, при вынесении которых, скорее всего, имела место коррупция. В общем, обычный украинский бардак!» — с досадой говорит Кристоф Лакарен.

А в Полтавской области сейчас разворачивается драма вокруг захвата свиноводческого комплекса в селе Билыки. В сентябре подъездные дороги к нему оказались перекрыты наемными активистами, которые сначала ложились на землю перед грузовиками с кормом, а потом и вовсе установили на подъездных дорогах блокпосты.

«Предприятие готовят к самоликвидации. Поводом для атаки стало якобы нарушение с нашей стороны санитарных норм, хотя все анализы показывают норму. Это просто политзаказ, за которым стоят первые лица области и пара нардепов. Сейчас мы обращаемся в международные суды и ждем их реакции», — рассказал «Вестям» заместитель директора ООО «Сельские традиции» Роман Калатура.

Бои за предприятия идут не только в регионах, но и в Киеве. Например, сеть супермаркетов АТБ еще в прошлом году заявляла о рейдерской атаке на них. Группой депутатов был инициирован законопроект о национализации АТБ по причине якобы сотрудничества собственников сети с сепаратистами.

Вскоре большинство депутатов отозвали свои подписи, так как МВД и СБУ подтвердили непричастность предприятия к боевикам, но на днях против сети вновь подняли шум. В компании подозревают, что ситуацию раскачивает один из депутатов, который как раз и положил глаз на сеть супермаркетов.

Впрочем, захватывают не только предприятия. Например, в Марганце (Днепропетровская обл.) мэр города через сессию горсовета провела решение о закрытии библиотеки №2 — единственной на три района города. Сотрудники уверены: все из-за помещения. «Мы целыми днями упаковываем книги и страшно мерзнем — нам отключили отопление. Чиновники посчитали, что в день к нам приходят всего восемь (!) человек, а значит, содержать нас из бюджета нецелесообразно. Хотя ежедневно мы обслуживали десятки взрослых, не говоря уже о школьниках. У нас есть современный бесплатный интернет-центр, который мы выиграли на конкурсе от Фонда Билла и Мелинды Гейтс. Наша беда в том, что мы расположены в хорошем районе, а на нашу библиотеку нашелся покупатель. Уже приходили какие-то люди и по-хозяйски осматривали помещение», — рассказали нам сотрудники библиотеки.

Юрист Ростислав Кравец говорит, что в Марганце применили обкатанную схему незаконной распродажи коммунального имущества: «Сначала имущество незаконно передается в аренду за смешные деньги, а потом через сессию проводится решение о приватизации с преимущественным правом выкупа тех арендаторов, которые там есть. Кроме того, такие конкурсы зачастую проводят в закрытом режиме и большинство потенциальных честных покупателей о них даже не знают».

Чье лицо под маской

Чаще всего рейдерами оказываются конкуренты или даже партнеры по бизнесу. Но если говорить в целом, то рейдерством занимаются лица, приближенные к власти, имеющие выход на крупный админресурс, поскольку, как говорят юристы, иначе подобные схемы осуществить невозможно. Бюджеты таких атак могут достигать миллионов долларов.

«Все зависит от сроков исполнения, важности бизнеса, его финансовой базы. Не брезгуют ни заказными убийствами, ни нападениями. Суммы могут исчисляться миллионами долларов — чтобы «перекрыть» большие юридические риски и масштабные правонарушения. Например, арест и фабрикация дела для двух законопослушных предпринимателей четыре года назад стоили $ 250 тыс. Далеко не нужно ходить: 40 титушкам на харьковском радиорынке в день платили по 1000 грн. За три дня на исполнителей — 120 тыс. грн», — рассказала «Вестям» доцент КНУ имени Тараса Шевченко Марина Калинина, которая исследовала проблему рейдерства в Украине.

По словам экспертов, чаще всего в Украине рейдеры нападают на торговые предприятия, строительные компании, банковско-финансовую сферу. «В последнее время мишенями становятся остатки денег на НДС-счетах — там могут быть миллионы. Также нападают на работающий бизнес, особенно в случаях, когда умирают его собственники — или родственники пытаются отобрать, или партнеры у родственников. Обычно споры по поводу захватов длятся 2–5–10 лет, так что рейдерство может быть способом парализовать работу предприятия-конкурента», — говорит Кравец. В качестве примера он приводит многоходовую историю захвата гранитного карьера в Житомирской области.

«Там подделали уставные документы, перепродали имущество, перезаложили его в ипотеку. Причем создали предприятия с созвучными названиями, переоформили на них имущество, чтобы даже местные власти не могли понять, что там происходит. Суды идут третий год», — добавил Кравец.

Эксперты считают: ситуация с рейдерством будет только усугубляться. «Ситуация осложняется ослаблением государства, госинститутов, тотальным правовым нигилизмом. Чтобы с этим бороться, надо наказывать всех участников этих схем. Но мы видим, что по резонансным делам никто не несет ответственность, ведь рейдерские схемы стали источниками дохода для многих чиновников и правоохранителей. И предпосылок, что что-то поменяется, нет, так как все понимают: сегодня власть в руках у людей, многие из которых таким же образом сколачивали свои капиталы», — считает политолог Руслан Бортник.

Бизнес спасается с помощью аренды

Организаторы схем по «недружественному поглощению» чужих фирм используют и новые лазейки в законах. «В ноябре был изменен закон о нотариате, и теперь устав будущего предприятия не нужно регистрировать у нотариуса. Раньше он мог спросить, а действительно ли человек владеет, к примеру, пятью складами, и в случае чего отказать ему в регистрации. Сейчас, открывая юрлицо, в уставе можно указать, что ты владеешь чуть ли не половиной Украины. Соответственно, ничего не стоит указать себя собственником чужого бизнеса, а потом привести туда титушек якобы для защиты своего», — говорит адвокат Иван Либерман.

По его словам, многие юрлица, чтобы защититься, стараются как можно больше всего оформлять в аренду или субаренду: «Этим летом один из чиновников решил отжать урожай пшеницы у агрофирмы. Была организована схема, с помощью которой нашли повод остановить более 10 автомобилей с продукцией. Но оказалось, что фермеры, предвидя такой сценарий, заранее продали автомобили другой фирме и взяли их обратно в аренду. Поскольку машины не были активами того, у кого отжимали урожай, их отпустили».

Ярослав Маркин, Мария Разенкова, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры