Архив метки: ЕСПЧ

Пятеро люстрированных прокуроров выиграли дело против Украины в ЕСПЧ. Их увольнение признали незаконным

В четверг, 17 октября, пятеро люстрированных прокуроров выиграли суд против Украины в Европейском суде по правам человека

ЕСПЧ признал, что увольнения чиновников по закону «Об очистке власти» привело к нарушению их прав. Прокуроры представляли разные регионы, но объединились в одном деле №58812/15:

  • Вячеслав Полях из Киева;
  • Дмитрий Басалаев из Николаева;
  • Александр Яс из Чернигова;
  • Роман Якубовский из Яремче;
  • Сергей Бондаренко из Александровки (Донецкая область).

17 октября ЕСПЧ признал вину украинских властей по двум пунктам:

  1. Отсутствие справедливого суда. Судьи уверены, что людей не имели права увольнять лишь на основании закона, не рассматривая в суде нарушения каждого человека в отдельности. Ответственность не может быть коллективной, она должна быть индивидуальной.
  2. Нарушение статьи 8 Конвенции о невмешательстве в личную жизнь. Украинскую люстрацию назвали недемократической.

«К тому же были нарушены процедуры утверждения закона об очистке власти, о чем юристы говорят уже четыре года. Его подписало не уполномоченное лицо — Турчинов. В то время, когда Янукович официально оставался президентом. Это было незаконно, не были соблюдены все формальности. Кстати, сегодня Конституционный суд наконец включил рассмотрение закона о люстрации в свой порядок дня. Может быть и из-за нового постановления ЕСПЧ. Так что может быть поставлена точка в этом деле», — прокомментировал «Стране» ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, на текущий момент на рассмотрении в ЕСПЧ находится порядка 60 исков со стороны люстрированных украинских чиновников.

«Так же как в этом случае, эти люди могут рассчитывать на получение от Украины зарплат за весь период увольнения, судебных расходов и возмещение морального ущерба — обычно речь идет о €5 тыс. в каждом случае. Совокупно получатся крупные суммы. Плюс после заключений ЕСПЧ все пострадавшие еще могут отсудить свой ущерб еще в украинских судах. Особенно, если Конституционный суд признает закон о люстрации неконституционным. Все будет платиться из госбюджета Украины. Власти же должны будут привлечь к ответственности судей, которые принимали решения по закону об очистке власти», — говорит Кравец.

Напомним, недавно украинский суд восстановил в должности заместителя прокурора Харьковской области Дмитрия Кавуна (ранее назначенного советником главы МВД Авакова) и замначальника Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины Олега Кипера. Они были уволены в порядке выполнения закона «Об очищении власти» (люстрации). Также им обязали выплатить в целом 1,8 млн гривен.

Елена Лысенко, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украина не обязана отменять мораторий на продажу земли из-за ЕСПЧ, — Верховный суд

В правовой позиции Большой палаты говорится, что все решения должны приниматься по действующему законодательству.

Украина не обязана отменять мораторий на покупку-продажу земель сельхозназначения. Такую правовую позицию выдала Большая палата Верховного суда в ходе рассмотрения дела №227/1506/18. В нем дана правовая оценка постановления Европейского суда по правам человека от 22 мая 2018 года в деле «Зеленчук и Цицюра против Украины» (заявление №846/16 і №1075/16). Считалось, что оно фактически отменило мораторий на продажу земли в нашей стране. Однако БП-ВС четко постановила, что это не так.

«Заключение ЕСПЧ не открывает свободную торговлю земельными участкам в Украине. Хорошо, что Верховный суд развеял этот миф и дал четкую позицию по вопросу. А то все вдруг решили, что мораторий на продажу и свободную мену уже не действует. Была настоящая неразбериха, под которую начали форсировать открытие рынка земли. Теперь же БП-ВС подчеркнула, что нужно руководствоваться не постановлением ЕСПЧ, а законодательством Украины», — отметил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Большая палата для обоснования своего решения выдала три ключевых аргумента:

  • Во-первых, статья 14 Закона N 899-IV не запрещает возможность обмена земельными участками, которые используются для ведения товарного сельскохозяйственного производства, в других случаях, чем тот, который определен в части первой этой статьи, как и не запрещает возможность обмена другими, чем предназначенные для ведения товарного сельскохозяйственного производства, земельными участками сельскохозяйственного назначения.
  • Во-вторых, запрет отчуждения, определенная в подпункте «б» пункта 15 раздела Х «Переходные положения» ЗК Украины в редакции, действующей на момент заключения договора мены, и исключение из нее возможности обмена земельного участка на другой земельный участок в соответствии с законом касаются не только земельных участков, используемых для ведения товарного сельскохозяйственного производства, но и других земельных участков сельскохозяйственного назначения.
  • В-третьих, наличие в сельских, поселковых, городских советов и районных государственных администраций предусмотренного в абзаце одиннадцатом части первой статьи 5 Закона №899-IV в редакции, действующей на момент заключения договора мены, полномочия оформлять материалы обмена земельными долями (паями), проведенного по желанию их владельцев к моменту выдачи государственных актов на право собственности на земельный участок, не исключала возможность обмена согласно действующему законодательству земельными участками, на которые уже были выданы государственные акты на право собственности на земельный участок собственникам земельных долей (паев).

Заключение Большой палаты может активизировать правоохранителей, которые могут начать проверки всех незаконных сделок на земельном рынке.

После отмены моратория украинская земля может достаться арабам и китайцам

«Со своей стороны, Прокуратура может активизироваться по обжалованию аналогичных сделок, поскольку имеет весомый правовой вывод Верховного суда», — сказал UBR.ua адвокат, руководящий партнер юрфирмы Honcharuk & Partners Михаил Гончарук.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ЕСПЧ обязал Россию заплатить гражданам Грузии по искам о депортации

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию заплатить гражданам Грузии компенсации за аресты и высылки в 2006 году.

ЕСПЧ обязал Россию выплатить гражданам Грузии от €2000 до €15 000 в виде справедливой компенсации по делу «Бердзенишвили и другие против России» (общее рассмотрение семи исков), сообщается на странице ЕСПЧ в Twitter.

«В своем главном заключении суд постановил, что большинство из 19 заявителей по этому делу стали жертвами нарушения их прав, которые гарантированы статьями Европейской конвенции по правам человека», – говорится в решении ЕСПЧ. В нём отмечается, что суд не выносил ранее «решение о справедливой компенсации в ожидании решения Большой палаты по тому же вопросу в деле «Грузия против России», которое касалось других грузинских заявителей».

Летом 2014 года Большая палата ЕСПЧ признала нарушение Россией ряда положений Европейской конвенции по правам человека, но не определила сумму денежной компенсации для заявителей по делу «Грузия против России». В июле 2015-го Грузия обратилась в ЕСПЧ с целью взыскать с России от €70,32 млн «для возмещения морального ущерба». В конце января 2019 года Большая палата ЕСПЧ обязала Россию выплатить Грузии €10 млн в виде компенсации морального ущерба, нанесённого группе людей в связи с их высылкой.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ЕСПЧ: собственник утраченных вещдоков может требовать компенсацию за них до завершения уголовного дела

Как пояснил Суд, правоприменители ответственны за хранение изъятых вещественных доказательств, а собственники утраченного имущества вправе рассчитывать на эффективную защиту их прав путем подачи исков к государству.

Как отметил представитель компании-заявителя в ЕСПЧ, тот признал обоснованность требований и выделил в отдельное производство вопрос об определении сторонами размера причиненного материального ущерба. По мнению одного из экспертов «АГ», постановление свидетельствует о возможности успешного отстаивания своих прав в Европейском Суде не только гражданином, но и компанией. Другой эксперт выразил недоумение, почему ЕСПЧ отказался присуждать компенсацию заявителю за часть изъятого товара с подлинными акцизами.

19 марта Европейский Суд вынес Постановление по делу «ООО “Гастрономъ” против России» по жалобе фирмы на невозможность получить компенсацию от государства за утрату товаров, изъятых в качестве вещдоков в рамках уголовного дела и дела об административном правонарушении.

У фирмы изъяли принадлежащую ей алкогольную продукцию

В 2011 и 2012 гг. компания «Гастрономъ» приобрела несколько партий алкоголя у трех поставщиков. В дальнейшем УМВД России по Калининградской области в ходе проводимого на складе общества ОРМ изъяло принадлежащую ему алкогольную продукцию.

В апреле 2012 г. было возбуждено уголовное дело по признакам совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 327.1 УК РФ (изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия либо их использование), в отношении неустановленных лиц. Тогда же на складе фирмы был произведен обыск, в ходе которого следствие изъяло часть алкогольной продукции вместе с устройством для печати на акцизных марках и опечатало складские помещения. В следующем месяце на складе произошел пожар, уничтоживший часть оставшегося спиртного, поэтому следствие изъяло всю алкогольную продукцию со склада и передало ее на ответственное хранение обществу «Деметра».

В рамках уголовного расследования было проведено несколько экспертиз. Согласно двум заключениям экспертов, акцизные марки отдельных наименований алкогольной продукции не были подлинными. Два других свидетельствовали о подлинности акцизов части спиртного, но при этом выявили непригодность для потребления ряда наименований в связи с истечением срока годности или его несоответствием обязательным стандартам производства.

Сначала следствие намеревалось приобщить к вещественным доказательствам все изъятые им товары, однако впоследствии оно отказалось от этой идеи в силу того, что некоторые из них имели подлинные акцизные марки. «Гастрономъ» обжаловал действия следствия, потребовав возврата товара, однако суды отказались удовлетворять его жалобу.

Далее следствие изъяло 15 наименований спиртного с поддельными акцизными марками в качестве вещдоков по уголовному делу, а 75 наименований с подлинными акцизными марками проходили различные проверки в рамках дела об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ (нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции).

Уголовное дело неоднократно приостанавливалось из-за невозможности установить подозреваемого. Так, в последнем постановлении следователя указывалось на невозможность уголовного преследования руководства компании «Гастрономъ» или ее поставщиков в силу недоказанности их умысла на совершение преступления.

Фирме не удалось вернуть изъятое спиртное и получить компенсацию за него

Российские суды отказались признавать компанию виновной в совершении административного правонарушения за недоказанностью последнего и нарушением порядка производства по делу. Так, суд первой инстанции отметил, что УМВД не представило доказательств необходимости изъятия алкоголя в рамках этого дела. В то же время суд указал на то, что компания не доказала свое право собственности на изъятые товары, поэтому не вправе рассчитывать на возмещение их стоимости.

Впоследствии апелляция отметила, что согласно экспертному заключению от 1 июня 2012 г. изъятые товары имели подлинные акцизные марки; изъятие товаросопроводительных документов, подтверждающих законность сбыта алкогольных напитков, произошло одновременно с конфискацией товаров; компания доказала факт собственности на товары. В связи с этим вторая инстанция обязала УМВД вернуть изъятые товары. В дальнейшем «Гастрономъ» получил соответствующий исполнительный лист на принудительное исполнение решения суда, однако приставы не обнаружили у ответчика разыскиваемого имущества и закрыли исполнительное производство.

В связи с отсутствием изъятых товаров в помещении общества «Деметра» было возбуждено два уголовных дела, в рамках которых компания «Гастрономъ» фигурировала уже в качестве потерпевшего. Одно дело было инициировано в отношении старшего следователя по ст. 293 УК РФ (халатность) за ненадлежащую передачу алкогольной продукции обществу «Деметра», а второе – по факту хищения товара. Уголовные дела приостанавливались несколько раз, но в июле 2018 года суд признал следователя виновным в халатности, а виновных в хищении товара так и не удалось найти.

После обнаружения пропажи «Гастрономъ» попытался в судебном порядке взыскать с государства компенсацию за утрату имущества на сумму 63 млн руб. Арбитражный суд отклонил иск компании в связи с преждевременностью и общей недоказанностью права собственности на спорное имущество. Однако апелляция отменила решение суда и удовлетворила требования истца, указав, что изъятие УМВД контрафактных товаров носило законный характер, однако правоохранительный орган несет ответственность за сохранность вещественных доказательств.

Вскоре окружной суд отменил постановление апелляции, оставив в силе решение первой инстанции. Кассация сочла, что истец не доказал ни свое право собственности на товар в силу отсутствия сведений о его оплате, ни законность его производства и сбыта. Окружной суд отметил, что изъятые ценности имели статус вещдоков в уголовном деле об использовании поддельных акцизных марок, а право заявителя на компенсацию зависело от результатов расследования уголовного дела о хищении его имущества и халатности. Обращение в Верховный Суд РФ не увенчалось успехом, так как последний отказался рассматривать кассационную жалобу компании.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд компания ссылалась на нарушения ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (защита собственности) из-за исчезновения принадлежащих ему товаров, изъятых правоохранительными органами. Кроме того, заявитель указал на тройное нарушение ст. 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в связи с неисполнением соответствующего судебного решения о возврате товара; общей противоречивостью выводов гражданского и административного судопроизводства; отказом национальных судов присудить ему соответствующую компенсацию за утрату имущества. В связи с этим заявитель просил ЕСПЧ присудить компенсацию ущерба на сумму 1,6 млн евро, а также возмещение судебных издержек в размере 27 тыс. евро. 

В своих возражениях на жалобу Правительство РФ настаивало на недоказанности права собственности заявителя на спорную алкогольную продукцию. Российская сторона ссылалась на то, что спорные товары были изъяты в качестве доказательств и их судьба должна определяться после окончания производства по уголовному делу в соответствии со ст. 81 УПК РФ: именно тогда заявитель может обратиться в суд с иском о возмещении соответствующего ущерба.

В доводах на возражения российского правительства заявитель отметил, что именно временное изъятие имущества привело к его утрате. Компания полагала, что исчезнувшие товары не могут быть доказательствами по уголовному делу, исходя из смысла ст. 81 УПК РФ, а национальные власти не выполнили свое обязательство по сохранению изъятого имущества.

ЕСПЧ выявил нарушение права заявителя

Изучив материалы жалобы, Европейский Суд указал на необходимость собственного анализа исследуемых обстоятельств дела, поскольку вопрос о статусе собственника-заявителя не был разрешен национальными судами. Суд разделил изъятые товары на две группы: вещдоки по уголовному делу и по делу об административном правонарушении, которое было завершено решением суда в 2013 г. В силу исчезновения всех этих товаров, которое приравнивалось к потере имущества по смыслу ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции, и отказа российских судов компенсировать их утрату необходимо было определить обоснованность такого вмешательства в права заявителя.

 
 

Суд подчеркнул, что правоохранительные и судебные органы обязаны принимать разумные меры для хранения вещественных доказательств, а национальное законодательство должно предусматривать возможность предъявления иска к государству о взыскании ущерба из-за неправильного хранения изъятого имущества. При этом процедура подачи таких исков должна быть эффективной, чтобы собственник мог реально защитить свои права.

ЕСПЧ обратил внимание на то, что арбитражные суды сочли иск заявителя о взыскании ущерба за утрату товара преждевременным из-за незаконченности расследования уголовного дела, которое при этом фактически зашло в тупик. Суд также отметил необоснованность отказа взыскать ущерб за потерю имущества, изъятого в рамках дела об административном правонарушении, так как оно не имело никакого значения для уголовного дела, однако факт его утраты так и не был расследован должным образом. С учетом изложенного Европейский Суд выявил нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с отсутствием у заявителя возможности предъявить иск к государству о компенсации утраченного госорганами имущества.

Относительно порядка определения суммы понесенного компанией ущерба Европейский Суд указал, что некоторые товары пострадали в результате пожара до их изъятия правоохранительными органами в период с 3 по 6 мая 2012 г., а согласно нескольким экспертным заключениям часть продукции не соответствовала обязательным производственным стандартам, была непригодной для потребления, имела фальшивые акцизные марки. По этой причине заявитель не мог рассчитывать на продажу товара по указанным им рыночным ценам. В связи с этим ЕСПЧ отклонил представленное заявителем экспертное заключение по размеру понесенного им ущерба, предложил сторонам определиться по этому вопросу в ходе переговоров и присудил только компенсацию судебных расходов на сумму 3 тыс. евро.

Адвокаты оценили позицию ЕСПЧ

Интересы компании-заявителя представлял адвокат АБ «Баранов, Камасин и партнеры» Сергей Баранов, который высказал удовлетворение выводами Суда. «Признав нарушения прав ООО “Гастрономъ” и обоснованность заявленных им требований, ЕСПЧ вынес в отдельное производство вопрос о конкретном размере причиненного материального ущерба, предоставив РФ и моему доверителю возможность достичь договоренности о конкретном размере компенсации на основании ст. 75 § 1 регламента Суда в течение трех месяцев», – отметил он.

Комментируя постановление ЕСПЧ, руководитель уголовной практики АБ «Бородин и партнеры», адвокат Михаил Чечёткин заметил, что в России у Европейского Суда сложился образ инстанции, которая защищает человека в его противостоянии с государством, и, как правило, это не связано с коммерческой деятельностью. В связи с этим российский бизнес редко обращается к юрисдикции ЕСПЧ от имени организаций. «Вынесенное решение вновь дает понять, что отстаивать свои права можно и от лица пострадавшей компании, так как за каждым бизнесом все равно всегда стоит человек. ЕСПЧ способен разобраться в нюансах правового статуса заявителя и судьбе имущества, оценить действия и решения властей и судов, вынесенные в рамках уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства», – отметил Михаил Чечёткин. Он также добавил, что, если власти не договорятся с компанией-заявителем и не известят об этом ЕСПЧ, должен быть рассмотрен вопрос о размере компенсации, а на территории России компания может обратиться в суд о пересмотре своего дела по новым обстоятельствам.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко заметил, что пропажа крупных партий продукции после ее изъятия правоохранительными органами является перманентной ситуацией в России, особенно если речь идет об алкогольных напитках. «Есть подозрение, что возбуждение дел осуществляется изначально по надуманным основаниям, в интересах конкурентов либо с целью введения в бизнес аффилированных с руководителями органов МВД лиц. В дальнейшем такие дела приостанавливаются якобы ввиду отсутствия лица, подлежащего обвинению по ст. 208 УПК РФ. По мнению органов расследования, эта статья позволяет им держать при уголовном деле вещдоки, но в действительности таким образом бесконечно долго скрывается факт хищения, поскольку дело может пылиться в архиве десятилетиями», – пояснил он.

По мнению эксперта, если было установлено, что алкоголь и акцизные марки не имеют признаков фальсификаций, партия возвращается их владельцу согласно нормам УПК РФ. «Подтверждающим владение документом является акт изъятия продукции либо протокол ее выемки, в дальнейшем сами правоохранительные органы доказывают в судах этим же документом факт владения товаром на момент его изъятия, поэтому выводы судов о невозможности возврата продукции по причине недоказанности права собственности не основаны на законе», – отметил Евгений Москаленко. Он полагает, что явные нарушения всегда свидетельствуют об иных причинах, которыми руководствуются правоприменители: «В данном случае схемой принятия решений “следствие – прокурор – суд” наверняка скрывается хищение продукции в системе ОВД».

В связи с этим адвокат выразил удивление выводами ЕСПЧ о невозможности компенсации утраченной продукции. «Акцизная марка дает право на реализацию алкогольной продукции, однако это вовсе не означает, что у последней нет стоимости или владельца. Собственник имеет право владеть алкоголем, а акцизная марка может быть получена в будущем. Кроме того, поддельные акцизы составляли лишь часть изъятой партии, поэтому непонятно, почему ЕСПЧ отказался компенсировать стоимость оставшейся партии с подлинными акцизами. Я не увидел препятствий для удовлетворения иска компании к РФ», – отметил Евгений Москаленко.

Зинаида Павлова

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ЕСПЧ приступил к рассмотрению по сути жалоб еще пятерых люстрированных украинских чиновников

Европейский суд по правам человека начал процедуру коммуникации с правительством Украины по искам сразу пяти граждан, которые ранее были уволены и понижены в правах в рамках реализации закона «Об очищении власти». Об этом «Стране» сообщил бывший заместитель прокурора Черниговской области Олег Подгайный, который и сам был люстрирован осенью 2014 года.

По его словам, речь идет об объединенных в одно производство жалобах одного из экс-функционеров Государственной казначейской службы, двух бывших сотрудников органов прокуратуры, а также люстрированных работников Министерства доходов и сборов — таможенника и налоговика.

Таким образом общее количество «люстрационных дел» из Украины, по которым в ЕСПЧ начат процесс коммуникации, что в переложении на отечественное законодательство означает стадию рассмотрения по сути, достигло восьми.

Как писала «Страна», первопроходцами в оспаривании увольнений по нормам закона «Об очищении власти» в 2017 году стали три заявителя. Это бывший 1-го замначальника следственного управления Миндоходов Николаевской области Дмитрий Басалаев, экс-замначальника кадрового управления ГПУ Вячеслав Полях и бывший заместитель прокурора Черниговской области Александр Ясь.

В рамках коммуникации их дел с Европейским судом по правам человека официальный Киев выступил против удовлетворения требований жалобщиков. В своих замечаниях направленных в Страсбург, правительственный уполномоченный Иван Лищина настаивал на отсутствии нарушений прав заявителей, гарантированных Конвенцией ЕСПЧ. Кроме того, он назвал всех управленцев, попавших под каток закона «Об очищении власти» соучастниками установления в Украине в 2010-2014 годах «режима диктатуры Януковича», виновными в аннексии Крыма и начале вооруженного противостояния на Донбассе.

В настоящее время коммуникация по трем первым делам люстрированных украинских чиновников завершена. Вместе с этим общее число жалоб, которые были поданы в ЕСПЧ пониженными в правах отечественными управленцами, подбирается к отметке в 70 единиц.

По оценке экс-прокурора Александра Кузьменко, также попавшего под люстрацию, эти обращения имеют все шансы быть рассмотренными в ближайшее время.

«Вероятнее всего, первые решения Европейского суда, доказывающие никчемность идеологии сторонников люстрации, будут вынесены ранее, чем это успеет сделать Конституционный суд и административные суды», — пишет он на своей странице в Facebook.

На то, что первый вердикт по люстрационной тяжбе, скорее всего, будет вынесен в Европе, указывает и ответ Конституционного суда по данному вопросу. Из текста этого документа, который обнародовал адвокат Ростислав Кравец, у себя на Facebook следует: изучающий с 2015 года конституционность положений закона «Об очищении власти» КСУ рассматривает это дело в закрытой части пленарного заседания.

«На рассмотрение суда уже несколько раз выносился проект решения по этому делу, но окончательное решение на данный момент не принято. Судьи продолжают высказывать свои позиции по вопросам, поднятым в данных конституционных представлениях, обсуждают их и вносят предложения и поправки к решению Суда», — резюмируют в Конституционном суде.

Ранее «Страна» писала, что в порядке реализации закона «Об очищении власти» из органов прокуратуры Украины было уволено свыше 200 сотрудников. Также мы сообщали о том, что по оценке люстрационного департамента Министерства юстиции украинская власть на 98% очищена от чиновников, которые занимали административные должности при бывшем президенте страны Викторе Януковиче.

Страна.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Цена обиды: украинские власти хотят вернуть себе все уплаченное в ЕСПЧ

Есть целый пласт дел, по которым государство может предъявить материальные претензии.

Украинские власти пытаются компенсировать себе расходы на иностранные суды. Министерство юстиции решило засудить компании, за которые ему пришлось отдуваться в Европейском суде по правам человека, и платить компенсации компаниям и людям. Начало с энергетиков: попросило суд взыскать с «Киевэнерго» 54,2 млн грн в качестве регресса по проигранному в ЕСПЧ иску компании «Золотой Мандарин Ойл».

Как сообщил заместитель министра юстиции Сергей Шкляр, эта компания отсудила у «Киевэнерго» возврат своего мазута, находившегося на хранении. Однако это решение украинского суда так и не было выполнено. Что стало причиной обращения в ЕСПЧ и выплаты этой суммы истцу из госбюджета. Теперь государство хочет вернуть свои потери.

По той же причине (проигрыш суда в ЕСПЧ) государство хочет взыскать с ЧАО «Линик» (Лисичанский НПЗ, Луганская обл.) 705 млн грн в качестве регресса по проигранному иску компании «Агрокомплекс». Как сообщалось, «Лиником» владеет российская «Роснефть».

Кроме того, Минюст намерен привлечь советника для взыскания штрафа Антимонопольного комитета в 172 млрд грн с «Газпрома» за счет зарубежных активов российского газового монополиста.

Как уже писал UBR.ua, Украина с недавних пор находится под усиленным мониторингом ЕСПЧ. С одной стороны, из-за недостаточно мотивированных решений украинских судов, а с другой стороны — из-за неисполнения решений нашей страной решений украинских судов по 12 тыс. дел.

Поэтому есть угроза, что регрессных исков со стороны Минюста может быть гораздо больше.

Каких исков станет больше

На данный момент Украина является одним из лидеров по количеству жалоб в Европейский суд по правам человека, потому европейцы вынуждены уделять очень много внимания обращениям из нашей страны.

По словам юриста юридической компании «Волхв» Виктора Дубовика, одной из самых острых для Украины тем остаются массовые увольнения людей на основании закона «Об очищении власти» или проще говоря «дела по люстрации».

«Количество жалоб на основании нарушений Украины в этой сфере уже приближается к сотне. Достаточно будет одного пилотного решения, которым обяжут Украину к выплате не только морального вреда, но еще и заработной платы за все время, прошедшее с момента незаконного увольнения, как такие заявления будут быстро рассмотрены», — считает Дубовик.

Поскольку данный закон установил не персонифицированную ответственность лиц, без судебного приговора, что противоречит практике ЕСПЧ.

«Следует также напомнить о решении Европейского суда по выплате 5 тысяч евро компенсации морального вреда 15 судьям, уволенным на основании решений Верховной Рады», — подчеркнул Дубовик.

Средняя сумма компенсаций, которую взыскивает ЕСПЧ колеблется от нескольких тысяч евро до десятков тысяч евро моральной компенсации, дополнительно к тем фактическим расходам, которые понесло лицо, чьи права были нарушены.

«Если речь идет о соцвыплатах, то суммы могут варьироваться от 10 тыс. грн до 1 млн грн или даже больше. Все зависит от того, за какой период отсуживаются эти выплаты. Что касается предприятий, то здесь счет идет уже на десятки миллионов долларов», — рассказал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Кого накажут

Как отметил Кравец, Минюст уже обвиняли в том, что оно допустило выплаты из госбюджета по решению ЕСПЧ в пользу компаний, так или иначе связанных с окружением бывшего президента Виктора Януковича.

Потому нынешняя активность министерства связана, в частности, с обвинениями в выплатах по спору «Золотой Мандарин Ойл» и «Киевэнерго».

«Хотя я лично не вижу в действиях Минюста ничего противозаконного», — заметил Кравец.

Стоит отметить, что по многим из этих дел сроки исковой давности пропущены и скорее всего, украинские суды откажут Минюсту в принятии регрессных исков. А потому дальше громких заявлений дело не пойдет. Например, дело по «Линику», где Украина выплатила 27 млн евро, касается решения ЕСПЧ 2011-2013 годов, а сам спор между субъектами хозяйствования возник еще раньше.

«Кроме того, в Украине существует отдельное законодательство, регулирующее вопросы возмещения ущерба по решениям иностранных судов», — сказал Кравец.

К примеру, сроки исковой давности исчисляются с момента, когда Украина выплатила деньги по решению Европейского суда. Поэтому если сроки исковой давности по таким делам прошли, а суд все равно примет иск Минюста к рассмотрению, то это может стать поводом для нового обращения предприятий в ЕСПЧ.

Но в любом случае, юрист приветствует желание государства привлечь к ответственности тех, кто нанес убытки госбюджету, пусть и опосредованно. Их может быть немало.

«Например, сейчас рассматривается дело о возмещении инвестору валютного депозита на $ 40 млн в Дельта-Банке. Когда ни сам банк, ни регулятор, ни Антимонопольный комитет ничего не предпринимали для того, что притормозить передачу дел Кредитпромбанка в Дельта-банке. В результате чего этот депозит был просто потерян инвестором», — отметил Кравец.

Подобных случаев очень много. В том числе, касающиеся социальных выплат.

Минюст может предъявлять исковые требования к конкретным чиновникам, допустившим нарушение прав граждан или предприятий. В том числе судей, допустивших незаконные решения. Причем закон позволяет взыскать всю сумму потерь государства, в том числе применив коллективную ответственность чиновников.

«Однако, привлечь судей к ответственности за неправомерное решение суда на данный момент крайне сложно. Тем более если неправомерность этого решения суда установлена только Европейской судебной инстанцией. Такая же проблема касается и аппарата чиновников, так как зачастую ЕСПЧ устанавливает вину государства Украины в лице какого-либо государственного органа, однако персоналия чиновника в таких решениях отсутствует. В связи с этим доказать вину конкретного человека будет крайне затруднительно», — говорит Виктор Дубовик.

КОНСТАНТИН СИМОНЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Когда Украина прекратит ставить антирекорды в ЕСПЧ

В Украине по-прежнему сильно хромает процедура выполнения решений ЕСПЧ на уровне национальных судов, а иски украинцев занимают пятую часть от всех жалоб, попавших в Страсбург.

В октябре ЕСПЧ пошел на масштабный экспромт – передал 12 143 исков украинцев в руки Комитета министров Совета Европы, признав, что невыполнения судебных решений в Украине имеет системный характер. Иски, о которых идет речь, исходили преимущественно от чернобыльцев, жаловавшихся на отсутствие компенсаций со стороны украинских властей за катастрофу на ЧАЭС в 1986 году. Объясняя свой поступок, суд в Страсбурге заявил, что из-за вала исков из Украины «ЕСПЧ рискует начать функционировать как часть украинской системы правосудия». Теперь, когда все иски направлены в Комитет министров Совета Европы, тот, в свою очередь, будет взаимодействовать с властями Украины по этим вопросам. Эксперты указывают, что ЕСПЧ своими действиями де-факто признал подлежащими удовлетворению свыше 12 тысяч жалоб украинцев.

Юрист Ростислав Кравец, комментируя событие, говорит, что дела чернобыльцев однотипны, и по этой причине их объединили на основании пилотного решения ЕСПЧ по делу «Иванов против Украины» (вердикт вынесен еще в 2009 году).

«В пресс-релизе ЕСПЧ четко указано, что в рамках одного из дел, в частности «Бурмич и другие против Украины», они решили объединить это дело с 12143 другими, касающимися непосредственно вопроса невыполнения судебных решений в Украине. Это и чернобыльцы, и взыскание с госпредприятий. Большую часть этих дел составляет взыскание средств с государства – пенсионные, социальные обязательства государства, которые не исполняются», — рассказал юрист.

Со слов юриста, объединение было сделано в целях разгрузки суда и принятия решений в рамках одного производства.

«С этой целью ЕСПЧ передал дело в комитет министров совета Европы для того чтобы они обратили внимание на эти вопиющие нарушения неисполнение решений судов, чтобы урегулировать эту ситуацию», — объяснил Р. Кравец.

А вот юрист Василий Мирошниченко говорит, что в свете последних событий Украина более не сможет игнорировать решения ЕСПЧ.

«Украина недавно ратифицировала протоколы к Конвенции о защите прав человека, которые ещё более интегрируют её в правовое поле Европейского суда. Если раньше Верховный суд Украины занимал позицию, что мы признаем все иски Европейского суда против Украины, но прецеденты против Белоруссии, Италии, и Бельгии игнорируем, то сейчас уже такое не пройдет. Ратификация этих договоров предписывает четко выполнять не только решения, но и рекомендации ЕСПЧ», — сообщил эксперт.

По словам эксперта, это хорошо для чернобыльцев, потому что теперь им не нужно будет ждать пять-семь лет в очереди. Сейчас они могут гораздо быстрее получить положенные им деньги.

«Все эти 12 тысяч дел завершены выигрышем. И все те, кто будет обращаться после них, будут также автоматически выигрывать дело. Заявление будет передаваться без рассмотрения суда напрямую высшему органу ЕС. И уже после этого, европейские комиссары будут влиять на Украину, чтобы она либо договаривалась, либо выполняла обязательства в полном объеме», — уточнил В. Мирошниченко.

В свою очередь Сергей Таран, директор Международного института демократий, не верит, что ситуация вокруг ЕСПЧ может получить негативный политический резонанс, а Украина понесет ответственность.

«Европейский суд по правам человека постоянно принимает апелляции со стороны граждан Евросоюза, а не только Украины. И я не знаю ни одного случая, чтобы к какой-либо европейской стране за невыполнение решений ЕСПЧ применялись какие-либо санкции. Конечно, теоретически, Украине могут это время от времени вспоминать, но в данный момент об Украине вспоминают совсем по другим причинам – это война или реформы. На данный момент это более актуально для Евросоюза», — заключил политолог.

Отметим, что «исковое» присутствие Украины в ЕСПЧ остается большим. Наряду с РФ, Румынией, Грецией и Турцией, наша страна продолжает обеспечивать институцию большим количеством жалоб. В целом, по состоянию на июль, в секретариате ЕСПЧ находилось 18,7 тысяч жалоб, то есть каждый пятый иск на рассмотрении суда касался Украины. Сколько на самом деле поступает исков в инстанцию сказать сложно, поскольку ЕСПЧ не информирует украинскую сторону о жалобах, которых судья в единоличном порядке отклонил, не увидев в предоставленных материалах нарушений Европейской конвенции по правам человека. Содержание же исков из Украины обычно касаются вопросов эффективности расследования дел, связанных с нарушениями права на жизнь, ограничением права на свободу и личную неприкосновенность. В 2016 году, по данным Минюста, Украина выплатила 300 млн евро и более 12 млн гривен за 90 проигранные дела в ЕСПЧ, а с начала 2014 года по октябрь 2017 года из бюджета пошли 1,5 млрд долларов на платежи связанные с вердиктами ЕСПЧ.

Правозащитник Эдуард Багиров считает несправедливой оплату компенсаций по решениям ЕСПЧ из государственной казны.

«В Украине сложилась такая традиция, когда оспариваются решения чиновников, правоохранителей и судей. Европейский суд рассматривает дела объективно и, естественно, находит нарушения Европейской конвенции по защите прав человека, и обязывает Украину платить. Но почему граждане должны соглашаться с тем, чтобы платили из бюджета Украины? Почему наши депутаты не принимают законы, и ответчиком не объявляют непосредственно человека, который подписывал документ, который оспаривают в Европейском суде?» — интересуется эксперт.

Для сокращения количества исков в ЕСПЧ, по мнению Э. Багирова, необходимо ввести ответственность чиновников и судей за принятие решения, которого ЕСПЧ незаконным.

«Решение суда вынес судья, его оспорили в Европейском суде. Европейский суд подтверждает законность требований граждан Украины, пожалуйста, конфисковать имущество, квартиры дачи, машины, продать и компенсировать в бюджет государства, гражданину и тогда чиновник, прокурор будет понимать то, что если дело дойдет до ЕСПЧ, то у него могут забрать все, что он накопил своим «колядованием», — заявил Э. Багиров.

Эксперт уверен, что в случае внесения таких изменений в законодательство количество исков в ЕСПЧ может сократиться в течение 2-3 лет.

Никита Бегаль, Golos.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ЕСПЧ объединил 12143 иска против Украины, решения по ним примут в рамках одного производства – юрист

В октябре 2017 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял решение объединить 12143 иска от украинцев против Украины. Эти дела касаются социальных обязательств государства, которые не исполняются.

Об этом в комментарии корреспонденту ГолосUA сообщил юрист Ростислав Кравец.

Эксперт рассказал, что дела чернобыльцев однотипны, и по этой причине их объединили на основании пилотного решения ЕСПЧ по делу «Иванов против Украины».

«В пресс-релизе, который был опубликован на сайте ЕСПЧ, четко указано, что в рамках одного из дел, в частности «Бурмич и другие против Украины», они решили объединить это дело с 12143 другими, касающимися непосредственно вопроса невыполнения судебных решений в Украине. Это и чернобыльцы, и взыскание с госпредприятий. На мой взгляд, большую часть этих дел составляет взыскание средств с государства – пенсионные, социальные обязательства государства, которые не исполняются», — рассказал юрист.

Объединение сделано с целью не нагружать суд и принять эти решения в рамках одного производства.

«С этой целью ЕСПЧ передал дело в комитет министров совета Европы для того, чтобы они обратили внимание на эти вопиющие нарушения неисполнение решений судов, чтобы урегулировать эту ситуацию», — заявил Р. Кравец.

Напомним, накануне ряд СМИ сообщили о том, что ЕСПЧ отказался рассматривать жалобы украинских чернобыльцев. Между тем, все с точностью до наоборот: судьи постановили объединить многотысячный массив жалоб заявителей по этому и прочим похожим делам, накопившимся в ЕСПЧ против Украины. При этом в ЕСПЧ десятью голосами против семи установили единый алгоритм их разрешения, удовлетворив весь этот поток исков, которых накопилось около 12143.

Валерия Шипуля, Golos.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вкладчики «Хрещатика» готовы судиться с Нацбанком в ЕСПЧ

Регулятор не получил положительных решений во всех спорах по делу муниципального банка.

Нацбанку придется не раз доказывать свою правоту в деле банка «Хрещатик». Постановление Киевского апелляционного административного суда (оставил без удовлетворения жалобу на постановление Окружного административного суда в деле №826/13101/16) — не единственный спор по делу киевского городского банка, сообщил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

«Этот не единственный иск и судебный процесс, в котором вкладчик требовал признать преступную бездеятельность Нацбанка в части надзора над проблемным «Хрещатиком». Был еще один — по делу №826/15685/16, и он был в мае 2017 г. удовлетворен Киевским апелляционным административным судом. Пострадавший смог доказать, что оценки и заключения НБУ свидетельствуют о том, что регулятор еще с 2011 г. знал о проблемах банка, но не принимал адекватных мер для стабилизации его работы. Суд подтвердил правомочность обвинений в противоправной бездеятельности центробанка (хотя, конечно, могли быть и факты коррупции, которые сложнее доказать). Его постановление не отменено и вступило в законную силу. Потому регулятор не имеет права утверждать, что апелляционный суд подтвердил надлежащий надзор за «Хрещатиком». Это откровенно некорректно. Все, что сделал НБУ — это выиграл один из этапов одного дела. Но по другому он пока ничего не выиграл и постановление суда о бездеятельности «Хрещатика» по-прежнему в силе», — отметил он.

Напомним, что чиновники настаивали на том, что сделали все, что могли для спасения муниципального банка — дали указания по исправлению ситуации.

«Главной причиной отнесения банка «Хрещатик» в категорию неплатежеспособных было невыполнение задекларированных мероприятий по улучшению его ликвидности и отсутствие достаточных действий со стороны владельцев банка для предотвращения его неплатежеспособности, а также в связи с тем, что деятельность ПАО «КБ «Хрещатик» не соответствовала требованиям банковского законодательства и нормативно-правовых актов НБУ», — говорится в официальном сообщении НБУ на этот счет.

Впрочем, пострадавшие вкладчики с этим не спорят, они настаивают на том, что Нацбанк сильно затянул принятие надлежащих мер, после того, как увидел невыполнение рекомендаций. Потому они продолжат судиться не только по второму делу — где есть положительное постановление суда (если НБУ будет его оспаривать) против регулятора, но и по первому — где было отклонено ходатайство, уверяет юрист.

«Будут новые ходатайства и опротестования. Вкладчики настроены идти до конца. Со своей стороны, могу сказать, что наши клиенты готовы отстаивать свои права вплоть до Европейского суда по правам человека, если в Украине не удастся их защитить в связи с отсутствием права на справедливый суд», — заверил Ростислав Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинских вкладчиков зовут за деньгами в ЕСПЧ

Правда, юристы предупреждают, что судиться придется долго.

Два года оздоровления банковской системы Украины завершились ее сокращением в два раза. Из 180 банков в живых осталось меньше 100, пострадали миллионы граждан и компаний, суммы потерянных средств в банках-банкротах оценивают приблизительно в 240 млрд. грн.

А к концу второго года чистки банков государство дважды пошло на исключения по проблемным финансовым структурам: приняло закон, который позволяет возмещать физлицам вред, причиненный злоупотреблениями в сфере банковских и других финансовых услуг (под банк «Михайловский») и закон, гарантирующий 100% защиту средств клиентов Приватбанка и Укрэксимбанка.

И хотя в обоих случаях инициаторы законов предоставили «логические» объяснения, по Конституции, гарантирующей равные права, права вкладчиков выведенных банков, чьи интересы отдельными законами не защищались, все равно выглядят ущемленными.

«Опираясь на Конституцию, опираясь на Европейскую Конвенцию о защите прав и основоположных свобод можно требовать гарантии от государства. Вкладчики других банков могут объединиться, выйти к Администрации Президента и Верховной Раде, и заставить принять законопроект, который будет полностью гарантировать вклады во всех банках, в том числе и обанкроченных», — подчеркнул UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

«На основании того, что нормы Конституции являются нормами прямого действия, вкладчики могут обратиться и в суд, и пытаться доказать, что их права, как вкладчиков негосударственных банков, оказались в неравных условиях и не защищены надлежащим образом», — согласился с коллегой управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Кроме Конституции пострадавшим вкладчикам-физлицам поможет ряд положений Гражданского Кодекса, юрлицам — Хозяйственного Кодекса, а также законы об НБУ, «О банках и банковской деятельности», «О системе гарантирования вкладов физлиц», постановления Кабмина, регуляторные акты Нацбанка и Фонда гарантирования вкладов физлиц по процедурам вывода банков и защиты интересов кредитов.

Но несмотря на весь арсенал законодательных норм, доказать «равенство» прав в суде очень сложно, признают юристы.

Говорят, что найти аргументы в пользу дискриминации, легко только в теории, но не на практике. Ведь в перечисленных законах и нормативах аналогично прописаны полномочия чиновников по обеспечению стабильной работы всей системы. И в спорных ситуациях эти нормы позволяют обосновать любое решение государства, как безальтернативное в конкретной ситуации.

«Любое решение можно обосновать так, что альтернативные действия вышли бы за рамки полномочий НБУ, Фонда, правительства и других госорганов. И также можно доказать, что предпринятые действия максимально соответствуют интересам других банков и системы в целом», — констатировал Виктор Мороз.

Поэтому, чтобы вернуть все средства сверх гарантированных 200 тыс. грн, вкладчику придется доказывать, что государство в лице какого-то органа, виновато в потере денег в обанкротившихся банках.

Два приятных исключения

После законов, принятых под банк «Михайловский» и Приватбанк, юристы вынесли эти структуры в отдельную категорию, в отличии от других банкротов.

Так в законе «Михайловского» они настаивают на том, что упоминаний этого банка в законе нет и можно применять нормы закона ко всем, кто заключил договора по аналогичным схемам. Ведь в законе прописаны только запрещаемые схемы, как по приему депозитов в интересах других финкомпаний, так и по прямому размещению привлеченных средств в кредиты.

«Поэтом здесь и нет дискриминации, что нормы применимы к клиенту любого банка-банкрота. Фонд гарантирования должен провести аудит подобных договоров по каждому случаю и вынести решение о возмещении потери или отказать. Другой вопрос, что этот закон прописывался специально под «Михайловский» и выигрывают от его принятия вкладчики этого банка», — заметил UBR.ua управляющий партнер юридической фирмы Pravovest Глеб Сегида.

Что касается Приватбанка, то его 100% гарантия появилась в сложных экономических обстоятельствах и только с переходом банка в государственную собственность.

«Такие же гарантии имеют Ощадбанк и Укрэксимбанк. Поэтому говорить о дискриминации одних граждан в ущерб другим — тоже сложно. В законе нет названий конкретных финучреждений, а просто формулировка «государственные банки». Кабмин гарантирует возмещение средств из госбюджета по структурам, где он является собственником на 100%», — добавил Сегида.

«Однозначно говорить о дискриминации сложно. Дискриминация — это, когда у кого-то не признают права или ограничивают в их реализации по определенному признаку. Но граждане не ограничены в праве класть деньги в Приватбанк или в другой банк. Либо не класть вообще. Если говорить о вкладчиках уже неплатежеспособных банков, то в момент признания их неплатежеспособными, вкладчики того же Привата тоже не имели госгарантий. Поэтому развивать теорию о дискриминации можно. Но это перспективно только в Европейском суде по правам человека» — отметил UBR.ua старший юрист KPMG в Украине Антон Каганец.

По двум «особым» банкам больше вопросов возникает не к юридическим моментам, а к системности и последовательности действий власти относительно финансового рынка в целом. Так «закон Михайловского» изначально принимался под давлением улицы. А расширение 100% гарантии на Приват было психологическим ходом.

«Почему государство решило допустить банкротство того же Дельта Банка, который изначально входил в список системообразующих, и никак не защитило юридических и физических лиц с крупными депозитами — это вопрос к властям. В этом случае, как и с другим банками, сталкиваемся с отсутствием системности в подходах к управлению и развитию финансового рынка», — отметил Глеб Сегида.

Также, юристы акцентируют внимание на выигрышном положении, в котором оказались три госбанка. Говорят, что при их исключительном статусе, в целом на рынке больше нарушаются принципы конкуренции и равенства форм собственности.

«Для клиентов три банка выглядят привлекательнее, чем остальные. Это значит, что у них есть конкурентные преимущества лишь на том основании, что они являются государственными банками, — напомнил Антон Каганец.

Все — в ЕСПЧ

Для повышения защиты вкладов в банках и хотя бы какой-то гарантий равенства прав вкладчиков, людям лучше добиваться не столько гарантий по всем депозитам, сколько смены очередности выплат Фондом гарантирования.

Сейчас все депозиты физических лиц свыше 200 тыс. грн. попадают только в четвертую очередь на выплату, а средства юридических лиц — вообще в седьмую. Добиться появления нормы о том, чтобы все вклады погашались в первую очередь, юристы считают более реальным вариантом, чем добиваться 100% гарантии по всем банкам.

«На практике, сегодня до 4 и 7 позиций очередь не доходит, так как сначала погашаются долги банков банкротов перед НБУ. Необходимо просто поднять физических и юридических лиц выше в очереди на погашение», — настаивает Глеб Сегида.

Ну а самым упорным вкладчикам, не жалеющим ни сил, ни средств, рекомендуют обращаться в Европейский суд по правам человека. Требовать возмещения ущерба от государства в европейском суде позволяет статья 1 Первого Протокола Европейской конвенцией о защите прав человека, принятого еще в 1952 году. Он позволяет не только оспорить действия украинских органов, но и вытребовать возмещение вклада независимо от суммы. Хотя, предупреждает Антон Каганец, даже в Европейской конвенции присутствуют оговорки к большинству статей.

«Права могут быть ограничены в разумных пределах, если это приемлемо в демократическом обществе и связано с общественной безопасностью», — отметил Каганец.

«Если же смотреть практику ЕСПЧ, то право граждан на возмещение есть неоспоримым. Если деньги были в банке, то каждый вкладчик имеет право на их возмещение вне зависимости от суммы. Иначе в цивилизованных странах быть не может», — заверил UBR.ua адвокат Ростислав Коваль.

Сегодня, от этого шага украинские вкладчики воздерживаются, так как считают подобные процессы длительными по времени и затратными по средствам, сетуют юристы. К тому же, прежде чем идти в ЕСПЧ предстоит пройти все судебные круги в Украине — от первой инстанции до кассации, что тоже может затянуться минимум на год. Но шансы выиграть процесс очень большие.

«Конвенция о защите прав человека, говорит о том, что право собственности является абсолютным и если государство лишает собственности, то оно должно возместить убытки. В противном, случае суд заставит», — утверждает Коваль.

Заявлять иск о нарушении прав вкладчика целесообразно к государству Украина в лице Кабмина и Нацбанка, а также к Госказначейству, как органу ответственному за возмещение ущерба, причиненного государством.

«Остальные государственные институции могут привлекаться в качестве третьих лиц», — уточнил Виктор Мороз.

На подачу иска у жалобщика есть 6 месяцев с момента с момента вынесения решения последней судебной инстанции в Украине. Но ждать вынесения решения ЕСПЧ можно до 10 лет, из-за большой загруженности суда и его приоритетов. В первую очередь он рассматривает дела, касающиеся жизни, чести и достоинства человека, а дела по нарушению прав собственности — во вторую.

«Обращался ли кто-то в ЕСПЧ из Украины по вопросам банковских вкладов, пока неизвестно. Один суд на всю Европу — это мало и дела рассматриваются долго. К тому же, многие запросы могут не дойти до суда по формальным причинам. И многие дела вычеркиваются из перечня из-за ненадлежащего оформления. Но если дело рассмотрели и решение позитивное, то исполнение обязательно. Государство должно подавать отчет о том, сколько решений оно выполнило, а сколько предстоит еще исполнить», — констатировал Ростислав Коваль.

Как показала практика, украинцы, ранее выигравшие иски по защите чести и достоинства в ЕСПЧ против государства, годами ждут своей компенсации из-за нехватки средств в бюджете.

Вита Филонич, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры