Архив метки: долгов

Верховный суд убил схему, которую использовали для неуплаты долгов

Бизнес пытался свалить все долги на одно предприятие, и оставить «чистым» второе.

Должникам не дают уклониться от выплат. Большая палата Верховного суда прикрыла одну из схем, которой пользовался украинский бизнес — передача долговых обязательств на новое предприятие. Рассматривая дело №905/1956/15, она отказалась узаконить соответствующую схему. Четко все объяснив в своей правовой позиции.

«Компании-должники старались обхитрить систему: после того, как набирались долгов и судебных постановлений на выплату на одно предприятие, они очень быстро создавали новое. На него переводили часть имущества — в основном неликвидного и в том числе долги. Потом получали новое постановление суда — переводили обязательства по выполнению судебного решения по уплате долгов на новую компанию. И получали одну компанию — освобожденную от долгового бремени, и другую — всю в долгах и судебных предписаниях с неликвидным имуществом. Которую впоследствии можно закрыть. Так вот БП-ВС прикрыла эту схему. Постановила, что по долгам не должна отвечать только вторая компания-приемник долгов. Нет. По долгам должны отвечать два предприятия солидарно», — описал UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

В правовой позиции Верховного суда используется два термина:

  • основной должник;
  • субсидиарный должник.

Отвечать по обязательствам, по мнению суда, должны оба должника.

«Большая Палата Верховного Суда считает, что в связи с передачей ОАО «ОП «Шахта имени Святой Матроны Московской» долга к ООО «Торецкая угледобывающая компания» вместо одного должника — ОАО «ОП «Шахта имени Святой Матроны Московской» в соответствующем в обязательстве появились два должника: основной должник — ООО «Торецкая угледобывающая компания» и субсидиарный должник — ОАО «ОП «Шахта имени святой Матроны Московской», поскольку последнее не выбыло из обязательства в правоотношениях, по которым возник спор по хозяйственному делу №905/1956/15, осталось в нем к субсидиарный должник», — говорится в заключение БП-ВС.

И сразу уточняется: «Учитывая характер правоотношений в этом деле, Большая Палата Верховного Суда пришла к выводу о наличии оснований для замены в хозяйственном деле №905/1956/15 должника — ОДО «АП «Шахта имени Святой Матроны Московской» на двух должников ООО «Торецкая угледобывающая компания» как основного должника и ОДО «АП «Шахта имени Святой Матроны Московской», как субсидиарного должника».

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Схема на 34 миллиарда. Как компания с участием Коломойского хочет избавиться от рекордных долгов перед бюджетом и причем тут Зеленский

Олигарх Игорь Коломойский, которого в СМИ называют близким к президенту Владимиру Зеленскому (что, впрочем, оба отрицают), пытается выжать по максимуму из компании «Укрнафта».

Напомним: «Укрнафта» является наполовину государственным предприятием. 50% и 1 акция принадлежит «Нафтогазу». Еще 42% контролируют компании группы «Приват» Игоря Коломойского. Операционный контроль над «Укрнафтой» «Приват» осуществляет с 2003 года. А в 2010 году при поддержке тогдашнего премьер-министра Юлии Тимошенко, было подписано акционерное соглашение между государством и миноритариями «Укрнафты», благодаря которому «Приват» существенно усилил свои позиции в компании и даже получил возможность назначать свой топ-менеджмент.

Одной из «фишек» «Укрнафты» является огромный долг перед государством — порядка 16,4 млрд гривен по состоянию на начало 2019 года. С пеней и штрафами набегает уже больше 30 млрд. Компания числится с списке крупнейших в стране должников перед бюджетом — на ее долю приходится 16% всего совокупного долга.

Причем, эксперты утверждают, что накопленные долги — результат успешно действующих схем по перекачке денег из наполовину государственной структуры в карманы частных бизнесменов. С 2015 года НАБУ ведет расследование по фактам вывода средств из «Укрнафты», хотя особого прогресса в этом деле пока нет.

Между тем, после смены власти в стране, у «Укрнафты» появились перспективы красиво избавиться от рекордных долгов.

В марте этого года акционеры компании приняли решение, которое, якобы, должно помочь погасить долги. Схема проста и изящна: «Нафтогаз» должен выкупить у «Укрнафты» 2,06 млрд так называемого спорного газа (который «Укрнафта», якобы, закачала в ГТС еще в 2006 году, но его покупка не была документально оформлена. При этом ресурс ушел на нужды населения) плюс — заплатить за 2 млрд кубов в счет будущей добычи.

Правда, в компании сетуют, что правительство до сих пор не приняло решения относительно приобретения НАКом этих объемов газа. Чтобы закрыть эту сделку, Кабмин должен дать добро на выделение «Нафтогазу» 34 млрд гривен.

«Ситуация очень интересная — по сути, «Укрнафта» хочет, чтобы государство погасило ее долги за свой же счет. При этом миноритарные акционеры «Укрнафты» никаких дополнительных расходов в этом процессе не несут», — отметил глава адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

«Классическая схема — за счет государства вернуть долг государству. Понятно, что до формирования нового правительства никаких решений по этому делу принято не будет. А для нового Кабмина кейс «Укрнафты» станет испытанием на прочность. Посмотрим, что будет в приоритете — государственные или олигархические интересы», — добавил глава секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский.

«Страна» разбиралась, испарятся ли рекордные долги компании и что с ней будет дальше.

Торговцы воздухом

Как сообщили в пресс-службе компании «Укрнафта», «остается нерешенным вопрос просроченного налогового долга «Укрнафты». В марте этого года акционеры приняли решение, которое должно привести к полному погашению просроченного налогового долга за приобретение НАК «Нафтогаз Украины» 2,06 млрд кубометров газа, который был закачан добытчиком в подземные хранилища в предыдущие периоды, а также 2 млрд кубометров газа будущей добычи. Однако решение правительства по этому вопросу до сих пор отсутствует».

В компании уточняют, что планировали направить эти деньги на погашение налогового долга. Его возврат, якобы, является приоритетом номер один на 2019 год.

Пока нет решения Кабмина, «Укрнафта продолжает нести затраты на формирование обеспечения под возможные штрафы и пени за неуплаченные рентные платежи и налоги прошлых периодов. В первом полугодии этого года они составили 1,8 млрд гривен», — сообщают в компании.

Нервничать «Укрнафте» есть от чего. Ее долг перед бюджетом побил все рекорды, составив на начало 2019 года 16,4 млрд гривен, а это 16% всего налогового долга страны. Причем, только с середины июня 2018 года к началу 2019 года налоговый долг увеличился на 1,6 млрд гривен.

Впрочем, по словам Ростислава Кравца, нужно еще разобраться, откуда взялись такие громадные долги и насколько к их появлению причастны акционеры.

Другие эксперты открыто говорят, что с «Укрнафты» посредством различных схем годами выкачивали деньги.

Одну из таких схем еще несколько лет назад описывал Сергей Лещенко.

«В 2014 году, двумя датами «Укрнафта» заключила девятнадцать договоров с предприятием «Карпатское управление геофизических работ» и перечислила ему 337 миллионов гривен для подготовки «геолого-тематической продукции относительно геологоразведки». После чего «Карпатское управление геофизических работ» перезаключило договора c компанией «Унистрой» для проведения тех самых работ, которых требовала «Укрнафта».

В свою очередь, «Унистрой» в этот же день, вместо проведения геологоразведки, подписал договор с «Карпатским управлением геофизических работ» на поставку ему 40 тысяч тонн нефтепродуктов (!) на сумму более полумиллиарда гривен. И в зачет этого контракта 337 миллионов гривен, которые пришли на «Карпатское управление геофизических работ» от «Укрнафты», ушли на «Унистрой». В качестве предоплаты! (Для справки: Учредители этого предприятия — Багамские, Белизские и Виргинские офшоры.) Через несколько месяцев, в связи с непоставкой нефтепродуктов, договор между «Карпатским управлением геофизических работ» и «Унистроем» разрывается, а вот акты о выполнении «Унистроем» геологоразведки – подписываются. В этом году была проведена проверка, в ходе которой вскрылась вся схема. Как пишет Ивано-Франковская прокуратура, «не усматривается фактического движения работ/услуг» от «Унистроя» в адрес «Карпатского управления геофизических работ». А сама компания «Унистрой», на которой осели 337 миллионов гривен, «имеет признаки фиктивности», — написал Лещенко в своем блоге на «Украинской правде».

Проще говоря, «Укрнафта» торговала виртуальными нефтепродуктами сама с собой, выводя таким образом из компании огромные суммы.

Были и другие схемы. «31 декабря 2018 года истек срок поставки нефтепродуктов на сумму 6,6 млрд грн, которые полугосударственная компания «Укрнафта» перечислила в далеком 2015 году в качестве предоплаты никому неизвестным двадцати четырем компаниям. Бензин и дизельное топливо на 300 млн долларов (по курсу 2015 года) «под елочку» бородатый Дед Мороз не принес», — отметил глава компании «А-95» Сергей Куюн. По его словам, фиктивные поставки оформляли на фирмы, связанные с владельцами группы «Приват» Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым («Риализ Ойл», «Котлас»)

Еще в 2015 году НАБУ начала расследование по фактам незаконного выведения средств из «Укрнафты». В ходе следствия выяснилось, что через авансы за нефтепродукты и безоплатную передачу сырой нефти из «Укрнафты» только в 2015 году вывели 14,3 млрд гривен (по тогдашнему курсу — порядка 655 млн долларов). Если к этой сумме прибавить еще и операции по «Риализ Ойл», получается 1,1 млрд гривен, — подсчитал Сергей Куюн.

«Выведенные на «Котлас», «Риализ Ойл» и Ко средства почти в два с половиной раза превышают дивиденды от «Укрнафты» за период с 2006 по 2017 годы. Эта сумма также превышает суммарный объем инвестиций, которые «Укрнафта» направила на свое развитие за последние 12 лет, то есть с 2007 года», — отмечает Сергей Куюн.

Платят только трусы

Впрочем, пока особых успехов в расследовании НАБУ нет, хотя в свое время была предприняла попытка отменить ряд «подозрительных» договоров «Укрнафты», а некоторые контракты заблокировали.

А в последнее время везение все чаще оказывается на стороне «Укрнафты». Так, в июне этого года Конституционный суд по иску аффилированного с группой «Приват» «Запорожского ферросплавного завода» признал неконституционными полномочия НАБУ оспаривать хозяйственные соглашения в рамках досудебного расследования. Это решение в том числе повлияло на расследования в отношении «Укрнафты», — отмечают в enkorr (специализированная площадка по рынку нефтепродуктов).

Плюс на сторону «Укрнафты» стал Окружной административный суд Киева. Он разрешил компании не платить дивиденды государству за 2018 год. Напомним: недавно Кабмин изменил норму отчислений прибыли для государственных предприятий, повысив ее с 50% до 90%. В случае с «Укрнафтой», речь шла почти о 5,8 млрд гривен, из них в государственный бюджет должно было быть направлено около 2,9 млрд. В «Укрнафте» выдвинули несколько аргументов. Во-первых, по их мнению, Кабмин принял свое решение с нарушением процедуры (итоговая редакция отличается от проекта). Во-вторых, компании, якобы, ставятся в неравные условия, так как одни могут платить 30%, другие — 50%, а третьим нужно отчислять сразу 90% (последняя норма — для предприятий с прибылью более 50 млн гривен в год). Примечательно, что в этом споре «Укрнафту» поддержал и «Нафтогаз».

Теперь, чтобы уладить свои финансовые проблемы, «Укрнафте» остается решить только вопрос с долгом перед государством (в апреле, на собрании акционеров, не смогли распределить дивиденды именно из-за этого нерешенного вопроса).

Для этого предлагают следующую схему — «Нафтогаз» выкупит у «Укрнафты» порядка 2 млрд кубов газа добычи 2006 года плюс еще 2 млрд в счет будущей добычи.

2 млрд так называемого спорного газа — это часть из 11 млрд, которые «Укрнафта» добыла в 2006-2010 годах, и которые, якобы, были направлены для нужд населения без проведения расчетов между «Нафтогазом» и «Укрнафтой». По поводу этого газа идут разбирательства в Стокгольмском арбитраже.

Сейчас «Укрнафта» ведет переговоры с «Укртрансгазом» по мировому соглашению относительно»спорного газа», после чего «Укртрансгаз» передаст их «Укрнафте», а та — продаст по рыночной цене «Нафтогазу».

Но для этого НАКу нужны деньги — порядка 34 млрд гривен.

И Кабмин Гройсмана выделять такие деньги явно не спешит. Против и МВФ.

И, похоже, что решение вопроса может бть перенесено до момента формирования нового правительства, которое будет полностью подконтрольно партии Зелеского «Слуга народа» (она сформирует большинство в Раде).

И в этом плане решение вопроса по «Укрнафте» (причем не только по долгам, но и по менеджменту в компании) станет важным кейсом для Зеленского — насколько он реально свободен от влияния Коломойского.

Людмила Ксендз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Порошенко за 5 лет не решил вопрос с аннулированием долгов по валютным кредитам – юрист

За пять лет работы и президентства П.Порошенко в стране не был решен вопрос с валютными кредитами. Принятый украинским парламентом в 2019 году закон о процедурах банкротства снимает мораторий на выселение должников по валютным кредитам из жилья.

Об этом в комментарии ГолосUA сообщил адвокат Ростислав Кравец.

Он сослался на законопроект, принятый ВРУ в 2019 году и закон о процедурах банкротства, подписанный Президентом П.Порошенко.

«В Украине с 2008 года не решен вопрос с валютными кредитами. Вообще этот вопрос с валютными кредитами, который стал уже при Порошенко основным локомотивом принятия этого законопроекта по банкротству, подтолкнул всю экономику Украины и тех лиц, которые хоть что-то в этой стране делали, в «тень». Мы понимаем, что разница в задолженности по валютным кредитам, если сравнивать курс доллара в 2008 году и в 2018-м, это миллионы гривен и люди понимают, что они их не вернут», — описал проблему юрист.

Р.Кравец добавил, что в законопроекте по процедурам банкротства была норма, которая позволяет выселять украинцев из домов и квартир, если не погашены кредиты, в частности, валютные. В то же время, в случае выселения за долги и признания человека банкротом он будет лишен права быть «самозанятым лицом».

«Но надо же как-то жить. А если работать официально они не могут, а то, что они будут каким-то образом зарабатывать, у них будут забирать ненасытные банки. Поэтому все, что остается делать, это только работать в «тени». Но, к сожалению, наши радетели за благо людей с 2008 года этот вопрос так и не решили и не приняли соответствующий законопроект. А все, чем они разродились, был только закон о моратории», — сказал адвокат.

Напомним, Президент Украины Петр Порошенко подписал Кодекс о процедурах банкротства. Об этом он сказал 15 апреля во время встречи с представителями бизнеса.

Ирина Волконская, ГолосUA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Закон о банкротстве не гарантирует физлицам списание долгов — адвокат

Закон Украины о банкротстве, который подписал Президент в апреле 2019 года, не обязательно обеспечивает физлиц правом становиться банкротами. Соответственно, не все смогут добиться списания долгов.

Об этом в комментарии ГолосUA сообщил адвокат Ростислав Кравец.

«Раньше статус банкрота могли получить только юридические лица и физлица предприниматели. Теперь такой статус должен распространяться на физлица. Но сейчас мы не знаем, будет ли статус банкрота распространяться на физлица: закон, подписанный Президентом, еще не опубликован, этот закон был у него на подписи год. И не знаем, позволяет ли физлицам освободиться от долгов этот закон. В том проекте закона, который я читал, фактически нормы его выписаны таким образом, что физические лица, имеющие долги, они не имели возможности их списать. Потому что была введена определенная процедура и сроки, на протяжении которых лица должны обратиться с соответствующими заявлениями. Например, лицо должно было обратиться на протяжении 5 дней с момента, когда оно утратило основное место работы. Или когда лицо не может исполнять взятые на себя обязательства в соответствии с официальными доходами и расходами», — говорит адвокат.

Р.Кравец добавил, что в Украине теневой рынок занятости населения и теневой рынок доходов противоречат идее статуса банкрота: если граждане тратят больше средств, чем их официальные доходы, то навряд ли они смогут с помощью статуса банкрота добиться списания долгов.

«Наши официальные доходы никак не совпадают с нашими официальными расходами, что, в общем-то, является в дальнейшем основанием, чтобы отказать в списании долгов. А в принципе подобные вещи распространяются на 99,9% жителей Украины.

Кроме того, долги списываются по обязательствам, которые неразрывно связаны с личностью должника. Например, по договорам поручительства. То есть если лицо за кого-то поручилось, то обязательства тоже не списываются. Кроме того, если вы стали банкротом, вы не можете быть самозанятым лицом. То есть вы теряете право быть адвокатом, нотариусом, частным исполнителем, что в принципе нарушает конституционные права граждан. Поэтому это из того что было в проекте закона. Опять же, неизвестно, что было подписано», — говорит адвокат.

Напомним, Президент Украины Петр Порошенко подписал Кодекс о процедурах банкротства. Об этом он сказал 15 апреля во время встречи с представителями бизнеса.

Порошенко заявил об определенных вопросах организационного оформления, которые возникли по этому закону.

«Я сегодня подписал закон о банкротстве. Несмотря на то, что у нас были некоторые вопросы организационного оформления, я думаю, что мы на уровне нормативных документов найдем возможность урегулировать этот. У нас есть позиция комитета Верховной рады, правительства», — подчеркнул Президент.

Ирина Волконская, ГолосUA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцам могут не вернуть 45% зарплатных долгов

Общая сумма задолженности предприятий перед персоналом постепенно сокращается.

Украинцам начали лучше платить зарплаты. В январе 2019 года общая сумма задолженности предприятий перед работниками сократилась на 6%, и составила 2,6 млрд. грн, сообщили в Госстате.

Львиная часть зарплатного долга приходится на реально работающие предприятия — 55%. У людей есть шансы вернуть эти деньги. 30,1% зарплатных задолженностей сосредоточено в предприятиях-банкротах и 14,9% в экономически неактивных компаниях. Здесь деньги, скорее всего, придется отсуживать и дожидаться распродажи имущества проблемных предприятий. Но даже это может не помочь, люди могут остаться без денег.

Согласно госстатовской статистике, хуже всего зарплаты выплачивают в Донецкой и Луганской областях, на которые приходится 467,3 млн. грн. и 505,9 млн. грн. задолженности, соответственно. А самые дисциплинированные предприятия находятся в традиционно заробитчанских регионах — в Черновецкой (зарплатная задолженность составляет 0,1 млн. грн.) и Закарпатской областях (3,2 млн. грн.). Там люди активно выезжают на работу за границу, и местному бизнесу очень сложно подобрать персонал. Чтобы не растерять работников, компании стараются не копить зарплатные долги.

Дефицит кадров — лишь один из факторов, стимулирующих своевременную выплату окладов. Второй — это активные проверки Гоструда, которая регулярно выписывает штрафы компаниям с зарплатными долгами.

Что делать человеку, если задерживают зарплату:

Обратится в бухгалтерию за соответствующей справкой о начисленной и невыплаченной зарплате. Проблем по ее получению возникнуть не должно.

Нужно обратиться с соответствующим заявлением к правоохранительным органам о преступлении на руководителя предприятия или ликвидатора (в зависимости от того, кто на сегодняшний день возглавляет компанию).

Необходимо подать соответствующее заявление в Гоструда для того, чтобы там провели еще и соответствующую проверку.

«В случае, если перечисленные способы не дадут никаких результатов, нужно будет в порядке наказного производства обратиться к суду по месту своего проживания. А также параллельно с этим обратиться с заявлением в суд, который рассматривает дела по банкротству, с прошением внести факт невыплаты в перечень требований кредиторов», — рассказал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Коллекторы в Украине могут рассчитывать на сверхприбыль из-за роста долгов населения – юрист

Коллекторская деятельность в Украине стала сверхрентабельной из-за стремительного роста задолженности граждан.

Такое мнение выразил адвокат Ростислав Кравец в эфире телепередачи «Право на голос» в информагентстве ГолосUA.

«Коллекторы на сегодняшний день – это бизнес, который на голову рентабельней торговли оружием, наркотиками или людьми», — отметил эксперт.

По его словам, коллекторская деятельность в Украине стала «сверхприбыльной», поскольку доход от нее составляет сотни миллиардов гривен.

При этом Р. Кравец добавил, что в виду той политики, которая формировалась не один год Национальным банком и государством в целом, большая часть населения является должниками – перед коммунальными предприятиями или банковскими учреждениями.

Как пояснил эксперт, частные коллекторские компании могут сами выкупать долги граждан, причем за 10% от их первоначальной стоимости, а потом требовать с должника полного возврата средств, включая пени, штрафы и проч. – с 1000-5000%.

Напомним, министр юстиции Павел Петренко заявил, что почти 100 человек, успешно сдавшие экзамены на должности частных исполнителей, начнут работать с осени 2017 года. Закон о частных исполнителях вступил в силу 4 октября 2016 года. Согласно закону, частники получат те же права, что и государственные исполнители, кроме возвращения любых долгов, связанных с госимуществом.

Мария Мамаева, Golos.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Почему реструктуризация долгов ПриватБанка зашла в тупик

Бывшие владельцы ПриватБанка Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов не выполнили обещания перед государством и не провели реструктуризацию собственных кредитов в установленный к 1 июля срок.

Несмотря на то, что формально переговоры с бизнесменами еще продолжаются, уже становится ясно, что обе стороны готовятся к юридической и информационной войне. Коломойский «засыпает» государство исками в судах, а правоохранители проводят обыски в ПриватБанке. Чем закончится история с возвратом долгов, и как это скажется на стабильности «Привата» — в материале РБК-Украина.

Сроки истекли

Национализация ПриватБанка состоялась в декабре 2016 года. Формальной причиной для ее проведения стало огромное количество кредитов, которые банк выдал своим собственникам — олигарху Игорю Коломойскому и его партнеру Геннадию Боголюбову. По данным НБУ, 90% корпоративного портфеля банка -155 млрд гривен — приходилось на займы, которые выдавались аффилированным с собственниками ПриватБанка компаниям. «Это были никому неизвестные компании, существовавшие менее года. При этом их кредиты не были обеспечены ликвидными залогами», — объясняли в НБУ необходимость национализации одного из крупнейших коммерческих банков в Украине.

Владельцы ПриватБанка сами просили украинское правительство войти в капитал финучреждения. При этом они взяли на себя обязательства к 1 июля 2017 года вернуть 75% от суммы займов, а остаток погасить до конца года. Учитывая значительные расходы государства на национализацию ПриватБанка, механизм реструктуризации долгов Коломойского и Боголюбова зафиксирован в меморандуме МВФ. От имени ПриватБанка переговоры с бывшими владельцами вел консорциум, состоящий из международной компании Rothschild & Co и инвестиционно-банковской компании FinPoint, которая специализируется на вопросах слияний и поглощений (M&A) на украинском рынке.

Но уже 2 июля Министерство финансов заявило, что «значительного прогресса в вопросе реструктуризации не достигнуто». А Национальный банк сообщил, что срок реструктуризации кредитных долгов ПриватБанка истек и государство будет их взымать принудительно. Но о конкретных шагах в этом направлении НБУ рассказать отказался, лишь уточнив, что речь идет о стандартной процедуре взыскания просроченных долгов.

Национализация Приватбанка обошлась государству очень дорого. Если не считать процентные расходы по выпущенным на докапитализацию банка ОВГЗ, то затраты на Приват уже достигли 155 млрд грн, или 7% ВВП. Как объясняет глава банка Шлапак, все средства были направлены на формирование резервов под инсайдерские кредиты Привата. Он заверяет клиентов банка в стабильности финучреждения. «Докапитализация банка убережет его от любых проблем в дальнейшем, поскольку полученные средства мы направим на формирование страховых резервов. 130 млрд гривен средств — на счетах, а после докапитализации эта цифра будет около 170 млрд гривен, при том что обязательств банка перед физическими и юридическими лицами — на 190 млрд гривен», — заявил журналистам глава правления.

Срыв реструктуризации во многом обусловлен тем, что бывшие собственники банка и НБУ по-разному оценивают объем связанных, инсайдерских займов, которые были выданы компаниям Коломойского. В Нацбанке уверены, что причина банкротства ПриватБанка как раз в том, что при выдаче этих кредитов в капитале финучреждения сформировалась «дыра» в размере 155 млрд гривен. При подсчете этой суммы НБУ ссылался на собственную инструкцию учета кредитных рисков. В центробанке отмечают, что инсайдерские многомиллиардные кредиты выдавались через фирмы-«однодневки», учредителями которых были подставные физлица.

Но с оценкой Нацбанка не согласен Игорь Коломойский. До национализации аудитор Приватбанка — PriceWaterhouseCoopers оценивала инсайдерские кредиты финучреждения всего в 7,2 млрд гривен (4% портфеля). Но после того, как НБУ раскритиковал работу аудиторской компании и даже пригрозил ей лишением права проверять банки, ПриватБанк нанял компанию «большой четверки» — EY (Ernst&Young). Претензии НБУ к работе PwC заключались в том, что аудитор завысил стоимость залогов ПриватБанка по выданным инсайдерским кредитам.

Но и оценка Ernst&Young не совпадает с данными НБУ. На этот раз аудиторы насчитали в банке около 10 млрд гривен связанных лиц (6,4% портфеля). В Нацбанке такой результат объяснили тем, что перед аудитором не стояла задача изучить объем инсайдерских кредитов в ПриватБанке. Ernst&Young не смог получить подтверждение информации, о чем указал в аудиторском заключении, сообщили РБК — Украина в Национальном банке. В НБУ также рассказали, что аудитор неоднократно пытался выйти на заемщиков банка, однако они проигнорировали обращения. Сами аудиторы от комментариев воздержались.

Довести до банкротства

Глава правления ПриватБанка Александр Шлапак, заявление об отставке которого набсовет финучреждения рассмотрит 20 июля, пояснил, что оценивая инсайдерские кредиты, Нацбанк опирался на широкий перечень критериев, которым определяются связанные лица. Этот перечень закреплен в постановлении №315 от 2015 года.

Но аудиторы определяют связанные лица на основании международных стандартов финансовой отчетности. «В Европе никому даже в голову не придет, что банкир в здравом уме может выдать кредит на несколько миллиардов по ставке в три раза меньше компании, которая существует меньше года и еще и находится в плохом финансовом состоянии», — пояснял Шлапак журналистам.

Он рассказал, что ПриватБанк фактически выдавал кредиты другим компаниям Коломойского для погашения их займов. То есть, фактически речь идет о перекредитовании. По словам Шлапака, займы были выданы 36 заемщикам в октябре-ноябре 2016 года. Этими средствами были «перекрыты» кредиты предыдущих 196 заемщиков. Сейчас общий долг по этим кредитам составляет 133 млрд гривен. При перекредитовании банк снизил процентную ставку до 10,5% годовых, тогда как реальная ставка составляла 34%. Шлапак также уточнил, что под эти займы предоставлялись некачественные залоги — права на товар, которого по факту не было.

«В банке были выявлены системные нарушения со стороны бывшего менеджмента при выдаче этих займов и их обслуживании. Нами было подано заявление в Генеральную прокуратуру. ГПУ сегодня открыла уголовные дела по статьям 218.1 и 220 — доведение банка до неплатежеспособности», — резюмировал Шлапак. По его мнению, все 36 кредитов были подписаны бывшим главой правления (на тот момент Александр Дубилет) с превышением полномочий. Нацбанку предоставлялись недостоверные данные по непокрытому кредитному риску и несформированным резервам, а заемщики не проверялись на связанность, их финансовое положение искусственно завышалось.

Реакция на слова Шлапака была мгновенной. Один из бывших заместителей Дубилета, который курировал в банке направление корпоративного бизнеса, Владимир Яценко назвал слова Шлапака «враньем». «Выдача этих кредитов была согласована с НБУ и МВФ, и называлось все это трансформацией кредитного портфеля. Единственной причиной такой трансформации было нежелание Гонтаревой (глава НБУ Валерия Гонтарева, — ред.) и Рожковой (замглавы НБУ по банковскому надзору Екатерина Рожкова, — ред.) признавать договора залога, подчиненные английскому праву, что для ПриватБанка по большим кредитам было стандартной практикой. Будем надеяться, что НАБУ выяснит, какими мотивами руководствовались эти чиновники, и от кого они получили задание забрать ПриватБанк», — заявил Яценко на своей странице в Facebook 4 июля, сразу после пресс-конференции Шлапака.

В качестве подтверждения своих слов, он обнародовал переписку с Денисом Новиковым — замдиректора департамента банковского надзора НБУ. Переписка свидетельствует скорее о том, что НБУ контролировал процедуру довнесения залогов под «токсичный» портфель.

Аналогичной позиции придерживается и другой бывший топ-менеджер «ПриватБанка» Олег Гороховский. По его словам, НБУ сознательно создал ситуацию с трансформированными кредитами для того, чтобы обосновать проблемы банка и вывести его на национализацию.

По мнению регулятора, бывший менеджмент «Привата» проводил рискованную кредитную политику, ведь аудит выявил существенный объем обесцененных кредитов – почти 207 млрд гривен. Также НБУ напомнил о низком уровне обеспечения кредитов в банке. «Из 178,4 млрд грн кредитов юридическим лицам и 15,3 млрд грн финансового лизинга залогами обеспечено лишь на 23,7 млрд грн. Из-за отсутствия залогов заемщики не заинтересованы в погашении кредитов, а взыскание задолженности в судебном порядке является сверхтяжелым», — заявила 12 июля замглавы НБУ Екатерина Рожкова в Комитете Рады по финансам и банковской деятельности.

Сидячая война

Несмотря на срыв обязательств, переговоры по реструктуризации кредитов еще продолжаются. Премьер — министр Владимир Гройсман заявил, что если бывшие владельцы ПриватБанка не выполнят свои обещания, то их ждет уголовная ответственность за невыполнение закона. По его словам, окончательно точку в этом деле должен поставить отчет Rothschild о проведенных переговорах. Предполагалось, что отчет будет готов к 1 июля, однако из-за того, что «переговорщиков» наняли не в апреле, а в мае, то переговоры затягиваются. По информации РБК-Украина переговоры могут завершиться в первую неделю августа.

В свою очередь НБУ также готовится привлечь к ответственности Коломойского и Боголюбова. Для этих целей Нацбанк нанял американское детективное агентство Kroll и консалтера AlixPartners для проведения комплексного аудита — forensic audit — в Приватбанке. Обе компании имеют большой опыт расследований в финансовой сфере. В Украине Kroll уже привлекался к расследованию убийства журналиста Георгия Гонгадзе. Ожидается, что результаты forensic будут готовы к концу сентября. После их обнародования, у НБУ и ПриватБанка будет возможность перейти к юридической войне с бизнесменами в международных судах.

Параллельно Генеральная прокуратура открыла 9 уголовных производств по возможным злоупотреблениям в банке. 24 мая следователи провели обыски по месту жительства бывшего топ-менеджмента банка и адресам регистрации юридических лиц, связанных с ПриватБанком. 6 июля обыски уже были проведены следователями НАБУ в главном офисе «Привата».

Следствие рассматривает возможные злоупотребления как со стороны менеджмента и владельцев ПриватБанка, так и со стороны работников Нацбанка, осуществлявших надзор за финучреждением. Расследования проходят по факту возможного хищения руководством Привата выделенного в 2014 году рефинансирования на 19 млрд гривен, а также незаконного кредитования связанных компаний. На допросы вызываются представители бывшего топ-менеджмента банка, из тех, кто находится в Украине.

По словам Шлапака, возможное привлечение к ответственности должно происходить по статье «доведение банка до неплатежеспособности». В украинских реалиях она фактически не работает. Среди 90 ликвидируемых банков, ни один топ-менеджер или владелец финучреждения по этой статье не привлекался. Кроме того, в Украине отсутствует законодательство, которое позволяет избежать уголовной ответственности за доведение банка до неплатежеспособности даже при условии возврата каких-либо долгов.

«Поведение правительства выглядят скорее, как шантаж. Учитывая слабую историю верховенства закона в Украине, особенно когда речь идет об олигархах, мы не верим в возвращение какой-либо значительной части средств, и мы не считаем, что правительство будет преследовать кого-либо в этой истории. Во многом это связано с тем, что государственные органы уже совершили много юридических и процедурных ошибок в этом процессе, которые исключают любые успешные судебные иски», — прокомментировал заявления НБУ и правительства руководитель аналитического отдела инвестиционной компании Concorde Capital Александр Паращий.

Времени не теряет и Коломойский. От имени разных компаний к государству поданы иски по оспариванию национализации, незаконности конвертации средств в капитал банка, признании недействительным договора поручительства. Кроме того, на днях бизнесмен частично изменил структуру собственности своего телеканала 1+1, продав известным журналистам и телеведущим миноритарную долю. Естественно, юридического эффекта от этого действия нет, но в медийной сфере все выглядит как создание публичной защиты от любого посягательства на актив.

Шансы на возврат

В НБУ считают, что у Коломойского нет шансов оспорить национализацию и вернуть «Приват» в свою собственность. «Иски, по которым обжалуется национализация, не могут привести к возврату банка предыдущим владельцам. Согласно статье 41 закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц» государство как инвестор не может быть лишено права собственности на приобретенные акции банка и такие акции не могут быть истребованы у государства в пользу предыдущего владельца», — уверена замглавы НБУ Екатерина Рожкова.

«Владельцы Привата сами попросили правительство о национализации. На соответствующее обращение ссылается Кабмин в постановлении о вхождении в капитал банка, а это юридический документ. Во-вторых, нет такого законодательного механизма, который предусматривал бы возврат банка предыдущему собственнику после национализации. Иски Коломойского можно расценивать как попытки оспорить действия власти перед обществом» — сообщил РБК-Украина один из топ-менеджеров крупного украинского банка, пожелавший остаться неназванным.

В то же время, юристы не столь категоричны. «У Коломойского и Боголюбова есть все шансы выиграть иски в украинских судах. Это касается как признания незаконным выкупа государством акций банка, так и решения НБУ по связанным лицам и невозврата списанных средств. К примеру, уже сегодня, украинскими судами принимаются решения о незаконности отнесения А-банка, и Суркисов (Григорий и Игорь Суркисы, — ред.) к связанным с ПриватБанком лицам. В этих решениях уже установлены важные обстоятельства для дальнейшего признания неправомерными действий НБУ. Само же письмо Коломойского и Боголюбова, по моему мнению, не имеет юридической силы. В нем не зафиксированы гарантии выполнения ими обязательств, следовательно, они имеют право их не выполнять и не нести ответственность за доведение банка до неплатежеспособности», — сообщил РБК-Украина старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Иван Пальчевский, журналист, специально для РБК-Украина

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Продажа банками Украины долгов крымчан коллекторам РФ незаконна — Кравец

В России решили простить долги крымчанам перед украинскими банками. Если у жителя полуострова долг перед украинским банком ниже пяти миллионов рублей в эквиваленте, то его просто спишут.

Если долг выше этой суммы, то необходимо заплатить 5% от тела и спишут 20%. A если заплатить 20%, то спишется весь долг полностью. Часть долгов крымчан уже выкуплены российскими коллекторами.

Ситуацию со вкладами в банки в Крыму прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Насколько законна продажа украинскими банками долгов крымчан российским коллекторам?
 
— На самом деле подобные сделки и операции являются незаконными. В Украине в свое время, еще в 2014 году, был принят соответствующий закон, касающийся в принципе крымчан, когда крымчан отнесли к нерезидентам. В самом законе предусмотрено, что заемщики, чье имущество находится в Крыму, то есть ипотека находится в Крыму, до фактического восстановления власти, могут не оплачивать эти кредиты без всяческих штрафов. Все эти сделки, которые некоторые банки пытались проводить между российскими так называемыми компаниями и продавать эти долги, они в принципе в судебных порядках признаются недействительными, потому что Украина не признает подобные договора. Что же касается в принципе этих скидок, которые якобы предоставляются в Крыму, то на самом деле все сводится к тому, что Крыму нужны деньги и они просто нашли еще один якобы, по их мнению, источник, откуда они могут получить деньги, для того чтобы выплачивать пенсии тем крымским пенсионерам, которые хотят жить в России. На самом деле, у крымских властей в принципе даже по российским законам отсутствует какое-либо право взыскать эти долги. Потому что оригиналы договоров находятся в Украине и у нас принят соответствующий закон о возможности не погашения этих кредитов. Поэтому любой крымских вкладчик, чья ипотека находится в Крыму, в принципе, абсолютно законно, как по российским, так и по украинским законам, может не гасить эти кредиты. 

Может не гасить кредиты перед российскими коллекторами, или перед украинскими банками?
 
— И перед украинскими банками точно также и перед российскими коллекторами, могут не гасить эти кредиты.
 
А что говорит международное право? Как украинский банк может взыскать эти деньги с заемщика?
 
— На сегодняшний день никак. Пока Крым находится в РФ, то украинский банк, в принципе соответствующими нормативными актами НБУ предоставлены определенные льготы. То есть в данном случае они не формируют под эти кредиты резервы. Им дают соответствующие поблажки. Поэтому если какой-либо украинский банк продавал подобные кредиты российским коллекторам, то в данном случае НБУ обязан применить к таким банкам соответствующие санкции, вплоть до введения туда временной администрации и признания банка неплатежеспособным. Кроме того и СБУ стоит более внимательно отнестись к реестрам судебным решений, которые в РФ точно также открыты, и проверить, взыскиваются ли по каким-либо долгам украинских банков долги в Крыму, переданы ли они и кто этим занимается. На это мы уже неоднократно даже пытались обращать внимание, но пока в этом плане тишина. Если теоретически вообще, гипотетически, конечно, нет такой практики. Но если мы берем конкретно вопрос, связанный с крымчанами, то у нас есть закон, который это ограничивает, и странно, что в принципе член наблюдательного совета об этом не знает.
 
А вообще банки часто передают проблемные кредиты коллекторам?
 
— В принципе, подобная практика довольно широко распространена. Относительно продажи проблемных кредитов различным коллекторским компаниям. В большинстве случаев эти коллекторские компании так или иначе связаны с банками и в принципе для заемщика особо ничего не меняется. Банк просто таким образом определенным планом уменьшает свое налогообложение, создавая видимость значительной убыточности, а на самом деле получает сверх доходы по этим кредитам, просто не платит по ним налоги. Это одна из схем. На сегодняшний день действует целый ряд коллекторских компаний в Украине, однако здесь есть большая проблема с тем, что в свое время до 2014 года продажа долгов физлиц законодательством Украины по договорам факторинга была запрещена. Банки на это закрыли глаза и таким образом, сейчас полулегально вот эти коллекторские компании пытаются взыскивать эти задолженности, хотя уже существуют десятки решений судов, которые признают подобные переуступки недействительными. Это с одной стороны. С другой стороны, большинство этих кредитов выдавались в валюте. Все эти компании коллекторские, которые сейчас этим занимаются, не имеют валютных лицензий и фактически заемщики, которые брали валютные кредиты на сегодняшний день лишены возможности их погашать. В связи с чем также вот этим коллекторским компаниям отказывается во взыскании задолженности по валютным кредитам.
 
Банк продает кредит украинскому коллектору, украинский коллектор российскому коллектору. Такая схема может быть?
 
— Нет, такой схемы тоже не может быть, потому что как такого украинского коллектора нет, а финансовая компания точно также не имеет права заниматься и распоряжаться этими долгами на территории РФ, потому что на них точно также распространяется законодательство Украины. Поэтому все эти схемы находятся в серой зоне, но пока правоохранительные органы и НБУ на это закрывают глаза. Видимо не без какой-либо коррупционной составляющей, потому что доходы от коллекторского бизнеса, на мой взгляд, превышают в десятки, а то и в тысячи раз доход от торговли оружием, наркотиками и любыми другими подобными вещами.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Киевлянам грозят судами из-за долгов по коммуналке

Жители столичных многоэтажек смогут участвовать в снятии показаний домовых теплосчетчиков.

Украинцам все сложнее оплачивать подорожавшую коммуналку. К примеру, тепло в Киеве поднялось в цене с 657 до почти 1417 грн./Гкал. А за январь горожане получили просто космические платежки — в некоторых цифры доходили до 8-9 тыс. грн.

Начинают отбирать квартиры

В отдельных районах столицы долги среднестатистического жителя многоэтажки за тепло уже достигают 3 тыс. грн. Год назад эта цифра едва превышала 950 грн.

Увеличиваются неплатежи и за электроэнергию. Так, по состоянию на начало этого года, общий долг столичных потребителей составил почти 678 млн грн. В общей сложности киевляне задолжали Киевэнерго 1,9 млрд грн, из которых 1,5 млрд — за отопление. По данным Госстата, в декабре коммунальные долги украинцев выросли более, чем на четверть, до 20 млрд грн.

За долги даже начали арестовывать имущество украинцев. А в некоторых городах у должников уже отбирают квартиры. К примеру, во Львове было описано и реализовано две квартиры. Подобные случаи были в Луцке и Днепре.

Зампредседателя КГГА Петр Пантелеев заверил, что в Киеве такого пока нет. Но при этом предупредил, что на должников могут подать в суд.

Когда могут забрать имущество

UBR.ua решил разобраться, когда и за какие долги исполнительная служба реально может отобрать квартиру или автомобиль, а также, что нужно сделать, чтобы не лишиться имущества.

Как рассказали нам юристы, арестовать недвижимости должника, даже если она единственная, можно в случае, если задолженность превысила 20 минимальных зарплат (64 тыс. грн). Срок исковой давности составляет 3 года. На практике это значит, что, если владелец квартиры не платил за коммуналку четыре или пять лет, суд имеет право взыскивать долг только за три года.

Стоит отметить, что в счет долга могут арестовать не только квартиру, но и автомобиль, бытовую технику и пр. Так, например, из-за долга в 25 тыс. грн у харьковчанина изъяли автомобиль и пытаются реализовать его на аукционе за 75 тыс. грн (разницу вернут должнику). Но владелец машины хочет оспорить это решение, ссылаясь на то, что ему не было предложено альтернативы по оплате долга.

Чтобы не доводить до судебных разбирательств, должники, во-первых, могут обратиться к поставщику услуг с предложением реструктуризировать возникшую задолженность на пять лет, и выплачивать долг по частям. Как отметил юрист Александр Плохотник, для компании главное желание владельца квартиры платить, поэтому многие поставщики готовы идти на такой шаг и не доводить дело до суда.

В таком случае должник также может обезопасить себя от ареста имущества, ограничений выезда за границу и штрафов за несвоевременную оплату коммуналки. О реструктуризации можно попросить и уже во время судебных заседаний. Также можно написать поставляющей компании заявление с просьбой «разбить» все платежки равными частями, что поможет уменьшить зимние счета.

Нужно успеть оспорить

Если же человек заинтересован затянуть процесс, например, чтобы собрать нужную сумму, то он подает на компанию встречный иск.

«Если сумма долга несоразмерна со стоимостью квартиры, в таком случае решение об аресте недвижимости можно оспорить. Но и при значительных суммах долга большинство судебных инстанций отказываются отбирать квартиры. Даже если суд первой инстанции вы проиграли, то его решение можно легко оспорить», — заметил в разговоре с UBR.ua адвокат Ростислав Кравец.

Помимо риска лишиться жилья и имущества, украинцы могут столкнуться и с ограничением личного передвижения. Как говорит адвокат Иван Либерман, примеров запрета выезда должников из-за 15-20 тыс. грн просроченных выплат — большое множество. Если долг меньше, то, как правило, в судах отказывают в удовлетворении иска исполнительной службе. Но зачастую в дальнейших судебных тяжбах запрета добиться им все-таки удается.

Из-за более мелких сумм в 1-2-тысячу гривен в суд вряд ли пойдут (хотя бывало и такое), но вот коллекторов натравить могут.

По словам правозащитников, в день принимается порядка двух десятков решений о принудительной оплате задолженностей по коммуналке. Дело в том, что процессуальное производство таких дел существенно сократили и теперь решения о взыскании долгов выносятся достаточно быстро.

«Документы на получение судебного приказа сразу передаются в суд, приказ посылается должнику, и в случае, если тот его не оспаривает, отправляется в исполнительную службу», — говорит юрист Юрий Лещенко.

За три дня открывается дело, и у должника есть неделя для погашения задолженности. Если этого не происходит, тогда долг взыщут через арест имущества или обяжут отчислять часть зарплаты. Помимо этого, должник будет обязан оплатить исполнительный сбор в размере 10% от суммы долга, но не меньше 640 грн.

Денис Вергун, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вышибалы долгов и их светлое будущее

На сегодняшний день, коллекторский бизнес становится наиболее прибыльным в Украине.

На фоне сокращающегося производства, усиления давления на бизнес со стороны государства, отсутствия программ поддержки реального сектора экономики, полной заморозки кредитования — кризис неплатежей достиг катастрофического уровня.

Помимо этого затягивание с решением вопроса погашения валютных и псевдовалютных кредитов выданных в 2006 – 2009 годах привело к невиданному рассвету коллекторского бизнеса.

Не стоит забывать и об уничтоженной НБУ банковской системе, приведшей к появлению на рынке невиданного количества предложений по продаже долгов по довольно привлекательным схемам.

За последние несколько лет в Украине появился целый ряд компаний приобревших у банков ушедших с Украины и выкупивших у проблемных банков многомиллиардные пакеты таких кредитов по ценам не превышающим 10-12% от номинальной стоимости кредита. И это при том, что обеспечение по таким кредитам значительно перекрывает сумму его продажи.

Как ни странно, собственниками и конечными бенефициарами таких компаний оказались банки и крупные юридические фирмы. Жажда наживы и получения 1000% прибыли привели к тому, что уже давно никто не обращает внимание на существующий мораторий обращения взыскания на жилье, игнорируются нотариальные инструкции и законодательные акты.

При этом ни старая милиция, ни новая полиция вместе с Министерством юстиции и Нацкомфинуслуг, в сферу деятельности которой входит контроль за финкомпаниями приобретающими такие кредиты, полностью самоустранились и не замечают этих грубейших нарушений. А последние заявления чиновников выглядят уже просто как издевательство над гражданами реально столкнувшимися с этой проблемой и потерявших свое жилье.

Выкидывание граждан имеющих даже незначительные долги по ипотечным кредитам на улицу стало уже абсолютно обыденным и ежедневным событием. Количество жилья переоформленного на эти компании давно превысило несколько тысяч объектов.

Сверхприбыльность этих схем чудесным образом создало даже для государственной фискальной службы табу на контроль за деятельности этих компаний получающих астрономическую прибыль и странным образом избегающих уплату налогов в Украине.

На всем этом фоне появление с нового года частных исполнителей сделает этот бизнес еще более прибыльным и успешным. Хоть законодательством и запрещено частным исполнителям заниматься выселением, однако это им никоим образом не помешает сделать жизнь любого должника просто невыносимой. А существующие и проиндексированные с учетом девальвации более чем в пять раз национальной валюты суммы задолженности, сделали их абсолютно нереальными для погашения.

Удивляет близорукость новых чиновников, не так давно возглавляющих довольно крупные юридические компании, и активно продвигающих реформу частной исполнительной службы. Они не могут не понимать последствий.

Хотя если на всю эту ситуацию посмотреть под другим углом, а именно не построения правового государства, а как раз полного уничтожения такого государства как Украина, то все эти действия выглядят довольно логичными и последовательными.

Как я уже неоднократно говорил, с таким подходом, в Украине скоро работа останется исключительно для юристов.

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер
Адвокатской компании Кравец и партнеры для Обозревателя

Адвокатская компания Кравец и Партнеры