Архив метки: дела

Адвокаты заявили о забастовке сроком на один месяц. Не будут брать уголовные дела

Адвокаты взбунтовались. С 20 июня по 20 июля 2019 года все адвокаты Киевской области прекращают предоставление любой правовой помощи по уголовным производствам в полиции, прокуратуре, судах на территории Киевской области (кроме Киева). Соответствующее решение было принято 12 июня по результатам совместного заседания Совета адвокатов Киевской области, Квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры и Национальной Ассоциации адвокатов Украины. Опубликовал его Совет адвокатов Киевской области.

О решении проинформированы ключевые инстанции: Нацполиция, МВД Киевской области, Прокуратура Киевской области, Государственная судебная администрация и др.

«Отдельно акцентировано внимание на том, что соответствующее решение будет донесено и до руководства Координационного центра по вопросам предоставления бесплатной вторичной правовой помощи Киевской области, адвокаты-«безоплатники» также не смогут оказывать помощь в уголовных процессах на территории Киевской области», — говорится в сообщении.

В нем отмечается, что забастовка может быть прекращена, если будет устранена ее причина. А именно: если будут предъявлены обвинения лицам, виновным в нападении на адвоката Алексея Несвитайло в Белой Церкви 20 мая 2019 года. Группа нападающих нанесла ему тяжелые телесные повреждения. Однако местные правоохранители долго тянули с открытием дела на этот счет. А теперь, как подозревают коллеги пострадавшего, намерены замять дело и свести обвинения к хулиганской статье.

«Столь радикальные меры адвокатов в ответ на неподобающее поведение правоохранителей говорят о необходимости немедленной отставки главы Нацполиции и главы МВД», — подчеркнул UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

В целом же юристы с неохотой комментировали решение о забастовке. И неофициально давали не самые радужные прогнозы: по разным оценкам, реально в стачке примут решение лишь порядка 10-20% адвокатуры Киевской области. Эксперты считают, что большинство специалистов продолжат предоставлять свои услуги из-за необходимости платить зарплаты персоналу. При этом, однако, все без исключения осуждали действия нерадивых силовиков.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Уголовные дела против Петра Порошенко: в чем обвиняют, чем это может закончиться

Сразу после того, как Петр Порошенко лишился поста президента, против него с подачи различных политиков и юристов начали открывать уголовные дела. Их количество растет, а первую скрипку в оркестре обвинителей играют экс-регионалы.

Уголовные дела против Порошенко: атаки по всем направлениям

Главным атакующим на данный момент является юрист, бывший замглавы Администрации президента (времен правления Виктора Януковича) Андрей Портнов, прибывший в Украину накануне инаугурации Владимира Зеленского, после пятилетнего отсутствия.

Портнов обвиняет Порошенко в:

— госзимене – якобы президент ради введения военного положения, что позволило бы ему отсрочить выборы, в ноябре 2018 года нарочно послал наши корабли в Керченский пролив, где их атаковала Россия, взяла в плен более двух десятков украинских моряков;
— отмывании средств армии через офшоры завода «Кузня на Рыбальском», владельцем которого де-юре вплоть до недавнего времени выступали структуры Петра Порошенко и его друга, нардепа Игоря Кононенко;
— хищениях в «Укроборонпроме»;
— отмывании средств, легализации незаконных доходов и неуплате налогов во время завладения телеканалом «Прямой»

Первый зам главы Государственного бюро расследований (ГБР) Ольга Варченко сообщила, что дело по всем трем статьям касательно морского инцидента открыто.

Ряд досудебных расследований по фактам злоупотреблений на энергетических предприятиях с подачи экс-нардепа Дмитрия Крючкова, недавно экстрагированного в Украину, открыла Специализированная антикоррупционная прокуратура Украины (САП).

Результатом преступных действий, которые якобы координировались Порошенко и его соратником нардепом Кононенко, стала реализация схемы завладения имуществом ПАО «Центрэнерго», уверяют в САП.

Свое заявление в ГБР подал представитель «Оппозиционного блока» Вадим Новинский. Он обвиняет Порошенко во вмешательстве в церковные дела – речь о Томосе и создании ПЦУ.

Передал «привет» и представитель «Оппозиционной платформы – За жизнь» Нестор Шуфрич, который направил заявления в ГБР, СБУ и Генпрокуратуру, фактически обвинив Петра Порошенко в развязывании войны на востоке Украины. Речь о решении экс-президента от 30 июня 2014 года выйти из режима перемирия, переговорного процесса и перейти к наступательной военной операции на Донбассе.

Глава партии ОПЗЖ Вадим Рабинович уже грозит делами, связанными с расстрелами Евромайдана. По его словам, начавшаяся недавно реконструкция Институтской улицы со снятие брусчатки является преступлением и имеет целью скрыть правду о событиях февраля-2015.

«На наших глазах уходящая власть пытается уничтожить следы, по которым еще можно восстановить то, что происходило на Майдане. Еще и по ходу 156 миллионов они на это выделили. На наших глазах происходит сокрытие следов преступления, – заявил Рабинович. – Неужели, чтобы увековечить память Небесной сотни надо уничтожить всю улицу и все абсолютно? Нет, вы прячете следы преступления. Считайте это официальным депутатским запросом… Я считаю, что сегодняшняя реконструкция Институтской улицы является преступлением, которая не может нам помочь, а только может еще больше отдалить от истины… А нам надо знать, кто стрелял, кто отдавал команды, кто развязал это все и кто за это будет отвечать».

Уголовные дела против Порошенко: реакция экс-президента

Сам Петр Порошенко, комментируя начатые против него расследования, называл их признаком начала парламентской избирательной кампании. Он также подчеркнул, что ряд обвинений (по тому же морскому инциденту ноября-2018) играют на руку РФ и являются попыткой «переложить ответственность со стороны страны-агрессора» на украинскую власть. В том числе, с помощью «пятой колонны».

«Когда другой «политический деятель из пятой колонны» пишет о том, что нужно обвинить Порошенко в том, что он якобы давил непонятно на кого или на всех для того, чтобы Украина получила Томос – я готов и за это отвечать. Считаю, это был правильный, решительный шаг», – отметил экс-президент.

 

То же самое, по его словам, касается обвинений в якобы незаконных приказах для ВСУ и подписании «языкового закона».

Петр Порошенко напоминает, что в июне 2014 года, после десятидневного режима одностороннего прекращения огня, по нашим войскам вели огонь со всех средств, включая стрелковое оружие, артиллерию, минометы.

«И я тогда отдал приказ на контрнаступление. В результате этого контрнаступления мы освободили 2/3 оккупированного Донбасса, и это было преступление против Украины – я готов нести ответственность за это «преступление», – подчеркнул экс-глава государства. – Они собираются привлечь меня к ответственности за подписание закона о языке. Я тоже готов за это нести ответственность. Уголовное дело по Керченскому проливу – это атака на армию, уголовное дело по Томосу – это атака на веру, уголовное дело по закону о языке – это атака на язык. Все четко по программе, но ничего у них не выйдет».

Аналитик Олеся Яхно-Белковская подчеркивает, что пока Андрей Портнов и прочие представители команды Виктора Януковича занимаются уголовными производствами против Петра Порошенко, команда экс-президента во главе с Еленой Зеркаль выиграла иск в Международном трибунале против РФ касательно того самого морского захвата.

«Насколько я понимаю, сейчас существует несколько заявлений и уголовных производств, где упоминается Порошенко. Большинство из них – в той или иной форме, повторяют пропагандистские обвинения из России. А какая-то часть мотивирована борьбой с конкурентом на будущих парламентских выборах», – уверена Яхно-Белковская.

Уголовные дела против Порошенко: кому выгодно

Аналитик Александр Кочетков:

— Андрей Портнов публично проанонсировал свое намерение «посадить» Петра Порошенко и его ближайшее окружение. И начал это обещание выполнять — подает разные иски. На  самом деле, судебная перспектива таких дел довольно призрачная, потому что Порошенко, как правило, не оставлял письменных свидетельств своих распоряжений и указаний по «скользким» вопросам.

Поэтому представляется, что главная задача связки Коломойский-Богдан-Портнов не столько добиться обвинительного решения суда, сколько «закошмарить» бывшего президента. Заставить его ежедневно ходить на допросы к разным следователям и в разные суды. Все это будет перемываться прессой, ПАП сделан токсичным, что резко уменьшит шансы его политической силы на идущих парламентских выборах.

Выгодно это, разумеется, Коломойскому, который сводит счеты со своим обидчиком, выгодно президенту Зеленскому, так как улучшает позиции его политической силы «Слуга народа», выгодно Юлии Тимошенко, так как «порохолюбы» будут меньше поливать грязью ее, а переключатся на Портнова и суды. И выгодно Славку Вакарчуку, так как его партия «Голос» сможет сдать главной для патриотического западно-украинского электората.

То есть, уголовное преследование Петра Порошенко выгодно буквально всем, кроме него самого. Да и общество такую зримую справедливость охотно поддержит.

Вице-президент Всемирного юридического альянса, старший партнер в Адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец:

— Сейчас на Порошенко заводится громадное количество уголовных дел. И мне кажется, это больше ему на руку: ведь такое количество дел нельзя расследовать качественно. К тому же можно называть себя «жертвой политического режима» новой власти. При этом реальные дела, по которым уже имеется доказательная база, почему-то отложены в сторону. С моей точки зрения, лучше было бы сосредоточиться на одном-двух делах. К примеру, о тех же взятках, которые, если верить пленкам экс-нардепа Онищенко, давались чуть ли не чемоданами. Или те же заявления экс-нардепа Крючкова о схемах, связанных со злоупотреблениями на энергетических предприятиях. Если расследовать эти дела, то, как мне кажется, имеется вероятность привлечения экс-президента к ответу. Не составит особого труда передать в суд и дело о попытке вмешательства Порошенко в деятельность суда, в связи с заявлениями по решениям судов касающихся «Приватбанка».

Что касается заявления касательно якобы виновности Порошенко в Иловайском котле, захвате украинских кораблей россиянами, ненадлежащем исполнении президентских обязанностей (не подписание законов), то крайне сложно будет здесь собрать соответствующую доказательную базу и привлечь к реальной ответственности.

Исполнительный директор Центра прикладных политических исследований «Пента» Александр Леонов

— Со стороны Портнова и Шуфрича – это месть, причем неприкрытая. Все представления имеют ярко выраженный политический характер, к тому же, четко следуют линии российской пропаганды. Та же подача по событиям в Керченском проливе вряд ли случайно совпала с рассмотрением в Международном трибунале ООН по морскому праву этого дела, где главным обвиняемым выступает РФ. Попытка возбуждения подобных дел – настоящая «подстава» государства Украина и наших моряков. Радует, конечно, МТ ООН встал на нашу сторону. Не радует, что внутри нашей страны происходит то, что происходит.

Шуфрич практически открыто пытается легитимизровать российский тезис про гражданский конфликт, про то, что именно Киев начал войну на Донбассе. Всё это через наши же суды пробуют ввести в правовое поле.

Крючков вряд ли случайно появился как раз во время предвыборной кампании. Бывший представитель «Батькивщины», один из главный обвиняемых по тем самым энергоделами, в которых теперь виноватым пытаются сделать Порошенко.

 

В эффективность НАБУ и САП как расследователей я слабо верю. А вот эффект от всех этих обвинений может быть обратным. В свое время Юлия Тимошенко этим воспользовалась, когда дела против нее были закрыты за отсутствием доказательств. И у нее появился универсальный инструмент, чтобы отражать любые атаки. А ведь вопросы к ней были, есть и будут…

Мне кажется, вряд ли дела против Порошенко будут иметь серьезное продолжение. Если же их попробуют двинуть серьезно, в воздухе запахнет серьезными потрясениями для самой власти. Многие воспримут происходящее легитимизированную (через суды, которые, мягко говоря, у нас не пользуются доверием) расправу над оппонентом. Что чревато акциями протеста.

Скорее всего, Порошенко будет спокойно продолжать избирательную кампанию, настаивая, что все дела носят политический характер. Он уже играет на этом. И любое действие против него будет выглядеть как политическое преследование.

Политолог Кирилл Молчанов:

— Дела по экс-президенту выгодны всем, кроме самого Порошенко. Для Зеленского это – пресловутые зрелища, когда не можешь дать хлеба обществу. Показательная расправа над «папередниками» – это еще и лучший способ удержания рейтинга и уровня доверия. Ведь антипатия к Порошенко и Ко велика, что показали выборы. Это выгодно также олигархическим группам, которых изрядно пощипал Порошенко. Они теперь хотят поквитаться и отжимать его активы. Да и в целом это выгодно практически всем политсилам: Порошенко нажил себе врагов за пять лет практически во всех фракциях. Более того, для таких его условных партнеров как Гройсман, Кличко и Луценко – это еще и устранение конкурента в одной и той же электоральной нише

Сопредседатель Общественной инициативы «Права Справа», историк, юрист Дмитрий Снегирев:

— По большому счету, этот процесс выгоден и Зеленскому, и Порошенко. Не случайно Портнов именно при Зеленском вернулся в Украину. Скорее всего, руками бывшего замглавы АП команда нового главы государства намерена играть на уничтожение Порошенко и его партии как парламентской оппозиции.

Важно понимать, что будут заявления не только Портнова и Шуфрича, но и того же Онищенко, который также собирается вернуться. А он и его пленки – более опасный источник компромата. Жена экс-главы СБУ Хорошковского тоже вряд ли случайно недавно прилетела в Украину. Похоже, уже образовалась очередь людей, заинтересованных в криминальном преследовании экс-президента.

Зеленский в этой ситуации выбрал удобную позицию «над схваткой». Он как бы ни при чем, в расследование не вмешивается.

Понятно, что новости о тех или иных обвинениях против Порошенко негативным фоном влияют на его парламентскую кампанию. Заметьте, что сам Порошенко громко комментирует обвинения касательно «госизмены» при посылании наших кораблей через Керченский пролив. Такие обвинения ему на руку, тут он уверенно себя чувствует, особенно после недавнего решения Международного трибунала по морскому праву.

А вот экономическая составляющая обвинений ему очень неудобна. Там, похоже, есть что предъявить. И касательно махинаций на энергорынке, и касательно других не чистых дел. И тут Зеленский и его команда нашли ахиллесову пяту предшественников.

Портнов с его обвинениями, как мне кажется, действует в качестве дымовой завесы. Такой себе белый шум. Порошенко навязали модель поведения, будто возможен реванш пророссийских сил. В этом смысле заявления касательно расследований дел Евромайдана, морского инцидента, конфликта на Донбассе выступают раздражителями общества. И оттягивают на себя внимание. А пока одни игроки оттягивают на себя внимание, другие будут бить именно по больным местам, связанным с экономическими преступлениями. В качестве целей, возможно, выберут ближайшее окружение Порошенко – Кононенко, Грановского. А уже через них могут добраться и до самого экс-президента.

По некоторым данным, сейчас вовсю идут встречи генпрокурора Юрия Луценко и олигарха Игоря Коломойского, имеющего серьезное влияние на Зеленского. А уж Луценко точно много чего может рассказать. И если он решить сыграть за новую команду власти, вряд ли у Порошенко будет шанс избежать не только допросов, но и кое-чего более существенного.

Татьяна Веремеева, marker.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ЕСПЧ: собственник утраченных вещдоков может требовать компенсацию за них до завершения уголовного дела

Как пояснил Суд, правоприменители ответственны за хранение изъятых вещественных доказательств, а собственники утраченного имущества вправе рассчитывать на эффективную защиту их прав путем подачи исков к государству.

Как отметил представитель компании-заявителя в ЕСПЧ, тот признал обоснованность требований и выделил в отдельное производство вопрос об определении сторонами размера причиненного материального ущерба. По мнению одного из экспертов «АГ», постановление свидетельствует о возможности успешного отстаивания своих прав в Европейском Суде не только гражданином, но и компанией. Другой эксперт выразил недоумение, почему ЕСПЧ отказался присуждать компенсацию заявителю за часть изъятого товара с подлинными акцизами.

19 марта Европейский Суд вынес Постановление по делу «ООО “Гастрономъ” против России» по жалобе фирмы на невозможность получить компенсацию от государства за утрату товаров, изъятых в качестве вещдоков в рамках уголовного дела и дела об административном правонарушении.

У фирмы изъяли принадлежащую ей алкогольную продукцию

В 2011 и 2012 гг. компания «Гастрономъ» приобрела несколько партий алкоголя у трех поставщиков. В дальнейшем УМВД России по Калининградской области в ходе проводимого на складе общества ОРМ изъяло принадлежащую ему алкогольную продукцию.

В апреле 2012 г. было возбуждено уголовное дело по признакам совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 327.1 УК РФ (изготовление, сбыт поддельных акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия либо их использование), в отношении неустановленных лиц. Тогда же на складе фирмы был произведен обыск, в ходе которого следствие изъяло часть алкогольной продукции вместе с устройством для печати на акцизных марках и опечатало складские помещения. В следующем месяце на складе произошел пожар, уничтоживший часть оставшегося спиртного, поэтому следствие изъяло всю алкогольную продукцию со склада и передало ее на ответственное хранение обществу «Деметра».

В рамках уголовного расследования было проведено несколько экспертиз. Согласно двум заключениям экспертов, акцизные марки отдельных наименований алкогольной продукции не были подлинными. Два других свидетельствовали о подлинности акцизов части спиртного, но при этом выявили непригодность для потребления ряда наименований в связи с истечением срока годности или его несоответствием обязательным стандартам производства.

Сначала следствие намеревалось приобщить к вещественным доказательствам все изъятые им товары, однако впоследствии оно отказалось от этой идеи в силу того, что некоторые из них имели подлинные акцизные марки. «Гастрономъ» обжаловал действия следствия, потребовав возврата товара, однако суды отказались удовлетворять его жалобу.

Далее следствие изъяло 15 наименований спиртного с поддельными акцизными марками в качестве вещдоков по уголовному делу, а 75 наименований с подлинными акцизными марками проходили различные проверки в рамках дела об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.6 КоАП РФ (нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции).

Уголовное дело неоднократно приостанавливалось из-за невозможности установить подозреваемого. Так, в последнем постановлении следователя указывалось на невозможность уголовного преследования руководства компании «Гастрономъ» или ее поставщиков в силу недоказанности их умысла на совершение преступления.

Фирме не удалось вернуть изъятое спиртное и получить компенсацию за него

Российские суды отказались признавать компанию виновной в совершении административного правонарушения за недоказанностью последнего и нарушением порядка производства по делу. Так, суд первой инстанции отметил, что УМВД не представило доказательств необходимости изъятия алкоголя в рамках этого дела. В то же время суд указал на то, что компания не доказала свое право собственности на изъятые товары, поэтому не вправе рассчитывать на возмещение их стоимости.

Впоследствии апелляция отметила, что согласно экспертному заключению от 1 июня 2012 г. изъятые товары имели подлинные акцизные марки; изъятие товаросопроводительных документов, подтверждающих законность сбыта алкогольных напитков, произошло одновременно с конфискацией товаров; компания доказала факт собственности на товары. В связи с этим вторая инстанция обязала УМВД вернуть изъятые товары. В дальнейшем «Гастрономъ» получил соответствующий исполнительный лист на принудительное исполнение решения суда, однако приставы не обнаружили у ответчика разыскиваемого имущества и закрыли исполнительное производство.

В связи с отсутствием изъятых товаров в помещении общества «Деметра» было возбуждено два уголовных дела, в рамках которых компания «Гастрономъ» фигурировала уже в качестве потерпевшего. Одно дело было инициировано в отношении старшего следователя по ст. 293 УК РФ (халатность) за ненадлежащую передачу алкогольной продукции обществу «Деметра», а второе – по факту хищения товара. Уголовные дела приостанавливались несколько раз, но в июле 2018 года суд признал следователя виновным в халатности, а виновных в хищении товара так и не удалось найти.

После обнаружения пропажи «Гастрономъ» попытался в судебном порядке взыскать с государства компенсацию за утрату имущества на сумму 63 млн руб. Арбитражный суд отклонил иск компании в связи с преждевременностью и общей недоказанностью права собственности на спорное имущество. Однако апелляция отменила решение суда и удовлетворила требования истца, указав, что изъятие УМВД контрафактных товаров носило законный характер, однако правоохранительный орган несет ответственность за сохранность вещественных доказательств.

Вскоре окружной суд отменил постановление апелляции, оставив в силе решение первой инстанции. Кассация сочла, что истец не доказал ни свое право собственности на товар в силу отсутствия сведений о его оплате, ни законность его производства и сбыта. Окружной суд отметил, что изъятые ценности имели статус вещдоков в уголовном деле об использовании поддельных акцизных марок, а право заявителя на компенсацию зависело от результатов расследования уголовного дела о хищении его имущества и халатности. Обращение в Верховный Суд РФ не увенчалось успехом, так как последний отказался рассматривать кассационную жалобу компании.

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд компания ссылалась на нарушения ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (защита собственности) из-за исчезновения принадлежащих ему товаров, изъятых правоохранительными органами. Кроме того, заявитель указал на тройное нарушение ст. 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в связи с неисполнением соответствующего судебного решения о возврате товара; общей противоречивостью выводов гражданского и административного судопроизводства; отказом национальных судов присудить ему соответствующую компенсацию за утрату имущества. В связи с этим заявитель просил ЕСПЧ присудить компенсацию ущерба на сумму 1,6 млн евро, а также возмещение судебных издержек в размере 27 тыс. евро. 

В своих возражениях на жалобу Правительство РФ настаивало на недоказанности права собственности заявителя на спорную алкогольную продукцию. Российская сторона ссылалась на то, что спорные товары были изъяты в качестве доказательств и их судьба должна определяться после окончания производства по уголовному делу в соответствии со ст. 81 УПК РФ: именно тогда заявитель может обратиться в суд с иском о возмещении соответствующего ущерба.

В доводах на возражения российского правительства заявитель отметил, что именно временное изъятие имущества привело к его утрате. Компания полагала, что исчезнувшие товары не могут быть доказательствами по уголовному делу, исходя из смысла ст. 81 УПК РФ, а национальные власти не выполнили свое обязательство по сохранению изъятого имущества.

ЕСПЧ выявил нарушение права заявителя

Изучив материалы жалобы, Европейский Суд указал на необходимость собственного анализа исследуемых обстоятельств дела, поскольку вопрос о статусе собственника-заявителя не был разрешен национальными судами. Суд разделил изъятые товары на две группы: вещдоки по уголовному делу и по делу об административном правонарушении, которое было завершено решением суда в 2013 г. В силу исчезновения всех этих товаров, которое приравнивалось к потере имущества по смыслу ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции, и отказа российских судов компенсировать их утрату необходимо было определить обоснованность такого вмешательства в права заявителя.

 
 

Суд подчеркнул, что правоохранительные и судебные органы обязаны принимать разумные меры для хранения вещественных доказательств, а национальное законодательство должно предусматривать возможность предъявления иска к государству о взыскании ущерба из-за неправильного хранения изъятого имущества. При этом процедура подачи таких исков должна быть эффективной, чтобы собственник мог реально защитить свои права.

ЕСПЧ обратил внимание на то, что арбитражные суды сочли иск заявителя о взыскании ущерба за утрату товара преждевременным из-за незаконченности расследования уголовного дела, которое при этом фактически зашло в тупик. Суд также отметил необоснованность отказа взыскать ущерб за потерю имущества, изъятого в рамках дела об административном правонарушении, так как оно не имело никакого значения для уголовного дела, однако факт его утраты так и не был расследован должным образом. С учетом изложенного Европейский Суд выявил нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции в связи с отсутствием у заявителя возможности предъявить иск к государству о компенсации утраченного госорганами имущества.

Относительно порядка определения суммы понесенного компанией ущерба Европейский Суд указал, что некоторые товары пострадали в результате пожара до их изъятия правоохранительными органами в период с 3 по 6 мая 2012 г., а согласно нескольким экспертным заключениям часть продукции не соответствовала обязательным производственным стандартам, была непригодной для потребления, имела фальшивые акцизные марки. По этой причине заявитель не мог рассчитывать на продажу товара по указанным им рыночным ценам. В связи с этим ЕСПЧ отклонил представленное заявителем экспертное заключение по размеру понесенного им ущерба, предложил сторонам определиться по этому вопросу в ходе переговоров и присудил только компенсацию судебных расходов на сумму 3 тыс. евро.

Адвокаты оценили позицию ЕСПЧ

Интересы компании-заявителя представлял адвокат АБ «Баранов, Камасин и партнеры» Сергей Баранов, который высказал удовлетворение выводами Суда. «Признав нарушения прав ООО “Гастрономъ” и обоснованность заявленных им требований, ЕСПЧ вынес в отдельное производство вопрос о конкретном размере причиненного материального ущерба, предоставив РФ и моему доверителю возможность достичь договоренности о конкретном размере компенсации на основании ст. 75 § 1 регламента Суда в течение трех месяцев», – отметил он.

Комментируя постановление ЕСПЧ, руководитель уголовной практики АБ «Бородин и партнеры», адвокат Михаил Чечёткин заметил, что в России у Европейского Суда сложился образ инстанции, которая защищает человека в его противостоянии с государством, и, как правило, это не связано с коммерческой деятельностью. В связи с этим российский бизнес редко обращается к юрисдикции ЕСПЧ от имени организаций. «Вынесенное решение вновь дает понять, что отстаивать свои права можно и от лица пострадавшей компании, так как за каждым бизнесом все равно всегда стоит человек. ЕСПЧ способен разобраться в нюансах правового статуса заявителя и судьбе имущества, оценить действия и решения властей и судов, вынесенные в рамках уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства», – отметил Михаил Чечёткин. Он также добавил, что, если власти не договорятся с компанией-заявителем и не известят об этом ЕСПЧ, должен быть рассмотрен вопрос о размере компенсации, а на территории России компания может обратиться в суд о пересмотре своего дела по новым обстоятельствам.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко заметил, что пропажа крупных партий продукции после ее изъятия правоохранительными органами является перманентной ситуацией в России, особенно если речь идет об алкогольных напитках. «Есть подозрение, что возбуждение дел осуществляется изначально по надуманным основаниям, в интересах конкурентов либо с целью введения в бизнес аффилированных с руководителями органов МВД лиц. В дальнейшем такие дела приостанавливаются якобы ввиду отсутствия лица, подлежащего обвинению по ст. 208 УПК РФ. По мнению органов расследования, эта статья позволяет им держать при уголовном деле вещдоки, но в действительности таким образом бесконечно долго скрывается факт хищения, поскольку дело может пылиться в архиве десятилетиями», – пояснил он.

По мнению эксперта, если было установлено, что алкоголь и акцизные марки не имеют признаков фальсификаций, партия возвращается их владельцу согласно нормам УПК РФ. «Подтверждающим владение документом является акт изъятия продукции либо протокол ее выемки, в дальнейшем сами правоохранительные органы доказывают в судах этим же документом факт владения товаром на момент его изъятия, поэтому выводы судов о невозможности возврата продукции по причине недоказанности права собственности не основаны на законе», – отметил Евгений Москаленко. Он полагает, что явные нарушения всегда свидетельствуют об иных причинах, которыми руководствуются правоприменители: «В данном случае схемой принятия решений “следствие – прокурор – суд” наверняка скрывается хищение продукции в системе ОВД».

В связи с этим адвокат выразил удивление выводами ЕСПЧ о невозможности компенсации утраченной продукции. «Акцизная марка дает право на реализацию алкогольной продукции, однако это вовсе не означает, что у последней нет стоимости или владельца. Собственник имеет право владеть алкоголем, а акцизная марка может быть получена в будущем. Кроме того, поддельные акцизы составляли лишь часть изъятой партии, поэтому непонятно, почему ЕСПЧ отказался компенсировать стоимость оставшейся партии с подлинными акцизами. Я не увидел препятствий для удовлетворения иска компании к РФ», – отметил Евгений Москаленко.

Зинаида Павлова

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Переименование УПЦ МП: зачем государство вмешивается в церковные дела?

В пресс-конференции приняли участие:

— Кирилл Молчанов – политолог;
— Павел Рудяков – директор украинского информационно-аналитического центра «Перспектива» ;
Ростислав Кравец – юрист.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ошибка или сговор. Почему Высокий суд Лондона отказался от дела Приватбанка против Коломойского

В судебных разбирательствах Приватбанка против его бывших собственников Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова наметился новый поворот.

Напомним: национализированный Приватбанк пытается отсудить у экс-акционеров в Высоком суде Лондона денежную компенсацию в 1,9 млрд. долларов. Ведь, получив фактически доведенную до банкротства «пустышку», государство было вынуждено влить в докапитализацию банка рекордную сумму около 150 млрд. грн (подробнее об этой истории можно прочесть здесь).

Подав иск в лондонский суд, Приватбанк добился ареста имущества Коломойского и Боголюбова по всему миру на 2,5 млрд. долларов, запрета для фигурантов этого дела тратить больше 20 тыс. фунтов в неделю, а также потребовал раскрыть всю структуру их собственности для участников процесса.
 
Высокий суд Лондона уже несколько раз собирался по этому делу, выдавая все новые и новые скандальные подробности. Но в пятницу, 23 ноября, вдруг появился вердикт, в котором говорится, что дело Привата находится не в юрисдикции суда Лондона.

Другими словами, британское правосудие умывает руки и отказывается судить Коломойского и Боголюбова.
 
«Страна» разбиралась, что это решение значит на практике.
 
Почему Высокий суд Лондона отказал Приватбанку
 
Собственно, само решение Высокого суда Лондона о неподсудности ему дела Приватбанка не стало сюрпризом. О возможности такого поворота на день раньше, в четверг, 22 ноября, написал на своей странице в Facebook народный депутат Сергей Лещенко. Приватбанк тогда эту информацию опроверг, но не исключил, что решение может быть вскоре вынесено. Что, собственно, и случилось 23 ноября.
 
«Несмотря на то, что судья признал, что банк стал жертвой масштабных мошеннических действий — на сумму приблизительно от 329 млн. до 1,2 млрд. долларов — он пришел к выводу, что английский суд не имеет юрисдикции для рассмотрения иска банка против его бывших акционеров», — говорится в пресс-релизе Приватбанка.

Самого решения с свободном доступе пока нет. Как пояснили в Привате, судебное решение не было официально вынесено, поскольку судья рассматривает вопрос «относительно суммы достаточно обоснованного дела банка».
 
«Я дал право на апелляцию, и Апелляционный суд может прийти к другому заключению», — цитирует Reuters слова судьи Тимоти Майлза Фанкура. 
 
В «Привате» также отмечают, что это судебное решения является лишь первым этапом процесса и банк намерен его оспорить.
 
И, пожалуй, самое главное — распоряжение о замораживании активов Коломойского и Боголюбова остается в силе, как минимум, до подачи Приватом апелляции.
 
«Мы будем продолжать возврат средств с помощью судебного процесса в Лондоне и верим, что английский суд в итоге осуществит правосудие между сторонами», — заявил глава правления Приватбанка Петр Крумханзл. 
 
В том же заявлении Привата приводится также цитата партнера юридической фирмы «Хоган Ловеллс» Ричарда Льюиса: «Критические вопросы относительно юрисдикции, которые были оспорены ответчиками, определит Апелляционный суд, и, мы уверены, что они будут решены в пользу банка».
 
Между тем, по мнению Сергея Лещенко, после такого решения высокого суда Лондона дело может быть закрыто, а арест с имущества Коломойского и Боголюбова — снят.
 
В чем суть этого дела
 
Приватбанк подал иск против экс-собственников Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова с декабре 2017 года. Предварительно банк получил отчет аудита детективного агентства Kroll, который подтвердил, что финучреждения стало объектом масштабного мошенничества и ему был нанесен ущерб на сумму порядка 5,5 млрд. долларов.
 
Тогда суд посчитал эти аргументы вескими — взял дело в работу и наложил арест на активы Коломойского и Боголюбова.
 
На промежуточных слушаниях в Лондоне всплыли скандальные подробности вывода денег из Привата. Так, было выяснено, что с 2013 по 2014 года Приват выдал кредиты 46 заемщикам, провел выплаты по 54 мнимым договорам по поставкам товаров и провел ряд странных перекредитований, очень похожих на попытки замести следы.
 
Юристы Приватбанка пытались убедить Высокий суд Лондона в том, что договоры о поставках различных товаров, которые заключал и щедро оплачивал Приват, были фиктивными, точно так же как и выданные банком кредиты. Так, банк выдал более 120 займов на 3,7-57 млн. каждый. Но сами заемщики при этом изначально были неплатежеспособными, не имели ни кредитных историй, ни залогового имущества. При этом решения по большинству кредитов принимались очень быстро — в течение пары дней.
 
Договоры на поставки различных товаров Приват заключал столь же неосмотрительно, как и выдавал кредиты. К примеру, были договоры о поставках нефтепродуктов, за которые банк заплатил сразу, а сам товар, согласно документам, мог поступить «когда-нибудь» — в течение полутора лет и более.
 
При этом, что интересно, на украинские суды эти аргументы не произвели полного впечатления. Наши служители Фемиде не смогли доказать причастность Коломойского и Боголюбова к фирмам, получающим «странные» займы. Экс-собственники Привата получили несколько сотен оправдательных решений в украинских судах разных инстанций. После чего, собственно, Приватбанк и обратился в Высокий суд Лондона.
 
Что значит решение лондонского суда
 
После вердикта Высокого суда Лондона украинское экспертное сообщество строит самые разные предположения относительно дальнейших сценариев развития ситуации.
 
Руководитель аналитического отдела инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий пояснил «Стране», что пока ставить точку в этой истории рано. 
 
«Тут важно то, что суд разрешил аппеляцию Приватбанку (мог и не разрешить) и принял решение не отменять арест активов. Похоже, это значит, что суд не полностью уверен в своем решении — он фактически передает полномочия аппеляционному суду. Последний и должен решить стоит ли Высокому суду Лондона дальше заниматься этим делом», — пояснил эксперт.
 
«Если лондонский суд не признает юрисдикцию, это значит, что Коломойский будет вынужден судиться только в Украине. Так бюджетные деньги были потрачены на докапитализацию Приватбанка, хоть часть вернуть надо, вот и будут пытаться добраться до украинских активов Коломойского», — считает экс-корпоративный секретарь «Привата» Виктория Страхова.
 
Впрочем, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец говорит, что на самом деле ситуация не так проста, как кажется на первый взгляд.
 
«По процедуре, международный арбитраж, которым, собственно, и является Высокий суд Лондона, принимая иск, должен определиться, может ли он это дело судить, то есть, находится ли оно в его юрисдикции. Для положительного ответа нужно, чтобы в корпоративном конфликте были замешаны иностранные (британские) инвесторы или были основания для применения британского права, то есть, там участвовали британские компании (офшоры). И меня очень удивило, что Высокий суд Лондона не нашел в деле Привита своей юрисдикции, ведь с офшорными компаниями там даже перебор (именно они являлись по документам основными заемщиками и поставщиками различных товаров для Привата — Прим. Ред.). Еще одно основание для отказа — неправильное оформление иска. Думаю, что как раз в этом все дело. И ошибки были не случайными, это заранее спланированная схема, одно из звеньев в договоренности Коломойского с властями», — считает Кравец.

Отметим, что версия о сговоре властей и Коломойского довольно популярна в интернете. Мол, олигарх изначально договорился с властями, что сдает на «баланс» государству ставший проблемным банк, а с него в реальности никто долги не сбивает.

Разновидностью этой версии являются слухи о том, что Коломойский просто коррумпировал лиц, ответственных за «сбивание» с него долгов. В частности, многим памятна встреча генпрокурора Юрия Луценко с Коломойским в Амстердаме, после которой тогдашний министр финансов Данилюк потребовал отставки генпрокурора, обвинив того в попытках сорвать арест активов олигарха. Также подозрительно вяло действует в деле «Привата» и НАБУ.

Другие наблюдатели мыслят более широкими категориями и говорят о «глобальном договорняке» между Порошенко и Коломойским с целью скорректировать позицию последнего на президентских выборах в 2019 году.

В качестве подтверждения версии сговора Кравец приводит следующие аргументы.

«Когда национализировали Приват, Коломойскому каким-то чудесным образом дали отсрочку 6 месяцев для возврата средств. При этом именно полгода является сроком для прекращения поручительства, то есть, если на 6 месяцев вы оставляете человека в покое и не требует от него возврата денег, то, по истечению этого срока он вам уже ничего не должен. Коломойскому таким образом просто дали избежать отвественности. Во-вторых, ни один из членов кредитного комитета Привата, который, якобы, подписывал сомнительные займы, до сих пор не привлечен к отвественности, да и отечественные правоохранительные и антикоррупционные органы занимаются этим делом крайне вяло, по всему видно, оно им малоинтересно, что, как минимум, странно», — говорит Кравец.

Плюс — юрист считает, что слухи о том, что Коломойский сам добился национализаций Привата, и даже заплатил за это 100 млн. долларов, имеют под собой основание.
 
Собственно, сам иск «Привата» в Высокий суд Лондона появился под нажимом МВФ. Сразу же после национализации банка, Фонд потребовал, чтобы государство получило деньги, потраченные на докапитализацию с экс-владельцев. Позже в меморандум между Украиной и МВФ даже внесли пункт о привлечении к этому делу международных переговорщиков (Rothshild, Finpoint, Ernst&Young).
 
Подача апелляции в Лондоне, по мнению Кравца, позволит «заморозить» сложившуюся ситуацию, как минимум, до выборов.

«А в перспективе Коломойский имеет все шансы представить себя жертвой и даже через суды — уже украинские — добиться отмены национализации и возврата Приватбанка», — не исключает экономист Алексей Кущ.

Людмила Ксенз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Луценко подал в отставку. Чем генпрокурор запомнился бизнесу — самые громкие дела

Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил, что покидает свой пост. Об этом он сообщил во время своего выступления в Верховной Раде. Глава ГПУ попросил рассмотреть его заявление в ближайшее время. 

«Я сегодня подаю заявление президенту Украины об отставке, а вам решать, Мустафа Найем будет руководить следствием или правоохранительные органы, которые несут за это ответственность. <…> Все, что я обещал Екатерине Гандзюк в больнице, делалось и будет делаться«, — сказал он.

UBR.ua сделал подборку самых громких дел, связанных с бизнесом в Украине, которые рассматривала Генпропуратура при Луценко:

Луценко vs Фирташ

  • Луценко анонсировал резонансные действия в отношении бизнесмена Дмитрия Фирташа осенью 2018 года.
  • Он обещал вынести Фирташу подозрения и провести ряд арестов. Тогда генпрокурор заявлял, что действия силовиков касались облгазов, химзаводов и предприятий на временно оккупированной территории Украины.
  • Луценко отмечал, что прокуратура неоднократно пыталась воспрепятствовать поставкам украинского сырья на предприятия Фирташа в Крыму, однако реализовать это на практике мешают суды, решениями которых систематически снимаются аресты с месторождений.

Глава Союза защиты предпринимательства Сергей Доротич со скепсисом относится к ракировкам в силовом ведомстве. По его словам, это демонстрирует только нестабильность системы и ничего хорошего для бизнеса не значит.

«Предприниматели устали от изменений. Политическая нестабильность только ухудшает экономическое состояние страны и уровень прибыли бизнеса. Поэтому, к сожалению, ничего хорошего мы от этих изменений не ждем. Это просто очередные политические баталии накануне активного предвыборного сезона. По деятельности прокуратуры может констатировать, что она, как и большинство органов власти, функционирует плохо в силу разбалансированности всей государственной машины. Были случаи, когда бизнес обращался в прокуратуру – помогают далеко не всегда. Много случаев, когда прокуратура просто не реагирует на заявления предпринимателей. Приходилось идти в суды, а это часто чревато многолетними прениями. А с работниками прокуратуры часто имеют дело не только крупный бизнес, но и малый, средний предприниматель», — говорит бизнесмен.

Доротич утверждает, что силовые ведомства раньше исполняли свои обязанности лучше.

«В частности, когда есть злоупотребления со стороны местных властей. Сейчас хуже, чем было при предыдущей власти. Тогда можно было дождаться хоть какой реакции и ответов. Да, не всегда эти ответы устраивали бизнес, было очень много коррупции, но была хотя бы иллюзия поддержания порядка. Сейчас система разбалансирована, находится под влиянием разных политических сил, а это не создает никакого позитива даже для самой Генеральной прокуратуры. Смена главы ведомства вряд ли как-то изменит ситуацию. Каждое кадровое изменение приносит только ухудшение ситуации«, — резюмировал Доротич UBR.ua.

Дело против ПриватБанка

  • Генпрокуратура с 6 июня 2017 года ведет расследование по факту создания преступной организации, а также руководства такой организацией и участие в ней с целью завладения в течение 2008-2016 годов денежными средствами ПриватБанка в особо крупных размерах бывшими должностными лицами финучреждения.
  • По данным следствия, с 20 октября по 22 ноября 2016 года ПриватБанк заключил кредитные договоры с 36 юридическими лицами на 126,9 млрд грн на срок от восьми до десяти лет по ставке 10,5% годовых. В течение одного-двух дней с момента получения кредитных средств все заемщики перечислили их на погашение кредитов 193 юридических лиц, которые были предоставлены в предыдущие годы.
  • Следователи запросили доступ к банковским счетам ряда юрлиц, чтобы установить точные обстоятельства в данном производстве.
  • Доступ предоставлен к счетам Укртатнафты, авиакомпаний Днепроавиа, Роза ветров, аэропорта Днепр, НПК Галичина, 1+1 Продакшн, а также нескольких физлиц, из которых установлен только бизнесмен Михаил Киперман.
  • А 31 мая 2018 года ГПУ отозвала сразу 5 исковых заявлений, поданных ведомством в Винницкий, Житомирский, Кировоградский и Запорожский областные хозяйственные суды. Таким образом чиновники отказались от претензий к крупным заемщикам государственного Приватбанка на общую сумму свыше 25 млрд. грн.
  • Народный депутат Руслан Сытник, разместивший соответствующие документы на своей странице Facebook, полагает, что массовый отказ прокуратуры судится с должниками может свидетельствовать о сговоре. Причем не только между самими заемщиками и ГПУ, но и Минфином, а также менеджментом самого Приватбанка.
  • Ведь поданные с 20 октября 2016-го по 6 ноября 2017-го иски Генпрокуратура инициировала именно из-за бездеятельности единственного акционера «Привата» — Министерства финансов.

При Луценко Генпрокуратура не обеспечивала бизнесу надлежащей защиты. Об этом UBR.ua рассказал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец

«Когда нужно было защищать предприятия от рейдеров, она стояла в стороне, зато отлично работала по заказу — когда нужно было давить на неугодные власти компании. При этом никто не вел расследований по резонансным делам. Я имею в виду дела Гонтаревой, Приватбанка, Лагуна и прочее. Их положили под сукно и достанут оттуда только после смены власти в стране. Не раньше», — отметил в беседе с UBR.ua юрист.

Обыски в «Повой почте»

  • 16 марта 2018 года сотрудники Генпрокуратуры провели около 15 обысков в офисах и складских помещениях «Новой почты» в Киеве, Полтаве и Харькове.
  • 17 марта пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган заявляла, что менеджеры компании и родственных предприятий подозреваются в преступлениях, предусмотренных ст. 364 («Злоупотребление властью или служебным положением») и ст. 212 («Уклонение от уплаты налогов, сборов, других обязательных платежей») Уголовного кодекса Украины.
  • Сарган отметила, что, по информации фискальной службы, должностные лица группы родственных компаний использовали преступную схему, направленную на оказание услуг по обналичиванию безналичных средств и по минимизации налоговых обязательств предприятий-клиентов путем формирования фиктивного налогового кредита, что приводило к неуплате налогов в особо крупных размерах.
  • 22 июня ГПУ  закрыла уголовное производство относительно деятельности логистического оператора «Новая Почта» из-за отсутствия состава преступления.

Любовь Мельникова, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Иск Порошенко против журналистов: юристы сделали прогноз по успеху дела

Все будет зависеть от стратегии защиты президента в процессе и наличия неопровержимых доказательств у медийщиков, считают юристы.

Подача иска в суд на журналистов ВВС, который инициировали адвокаты президента Украины Петра Порошенко, является логичным шагом с точки зрения защиты имиджа, репутации и вероятного отсутствия доказательств у медийщиков.

Об этом в комментарии сайту «Сегодня» рассказал экс-дипломат, управляющий партнер юридической фирмы «ЮМАС» Вадим Трюхан. 

«Сразу после того, как была обнародована эта информация в СМИ, представители президента Порошенко заявили о намерении обратиться в суд. Поэтому этот шаг вполне логичен. И сам факт подачи иска косвенно свидетельствует об уверенности президента в своей правоте», – отметил он.

По его словам, в целом, обращение в суд это – общепринятая мировая практика, и ничего удивительного в таком развитии событий нет.

Адвокат Евгений Солодко в свою очередь в комментарии сайту «Сегодня» рассказал, насколько успешным будет иск президента Украины против журналистов, будет зависеть от такого, насколько грамотно защита главы государства выстроит стратегию в судебном процессе и наличия у журналистов неопровержимых доказательств в этом деле. 

«Если же журналисты ВВС не смогут доказать, что опубликованное имело место быть и встреча Порошенко с Трампом действительно была пролоббирована за деньги, они будут обязаны опровергнуть свои утверждения. Но, думаю, право на оценочные суждения тут все равно судебными органами применяться не будет, поскольку речь идет о поданной информации со ссылкой на какие-то определенные доказательства, которыми якобы оперируют журналисты. Если они не смогут доказать свою правоту и подлинность источников такой информации, иск президента будет выигран», – пояснил он.

Адвокат при этом подтвердил, что на Западе политики и чиновники тоже инициируют иски против СМИ, требуя опровержений тех или иных дискредитирующих опубликованных фактов и порой добиваются успехов в судах.

Как добавил сайту «Сегодня» юрист Ростислав Кравец, как показывает практика международных судов, то шансы получить позитивное решение в подобных спорах значительно выше, чем в украинских. 

«Однако я бы не считал, что это будет сделать очень легко, потому что разница между неправдивой информацией, откровенной клеветой и выражением своего оценочного мнения является принципиальной. И суды за рубежом на это обращают внимание и оценивают все тонкости», – пояснил он.

При этом, по словам Кравца, с одной стороны, ожидать решения по этому иску в ближайшей перспективе ждать не стоит, а рассмотрение дела может затянуться на месяцы.

Как сообщалось, адвокаты президента Украины Петра Порошенко подали в суд на британскую медиакомпанию BBC за клевету, что якобы украинский лидер заплатил за встречу в июне 2017 года с президентом США Дональдом Трампом не менее 400 тысяч долларов.

Напомним, в мае нынешнего года в BBC рассказали о «платной» встрече Порошенко с Трампом, хотя у президентов Украины и США все опровергли. Британцы со ссылкой на свои источники рассказали, что якобы личный адвокат Трампа Майкл Коэн получил секретный платеж то ли 400, то ли 600 тысяч долларов за организацию первой встречи президентов США и Украины. Как рассказали источники, оплату организовали посредники, действовавшие в интересах украинского президента.

Отметим, первая встреча украинского и американского лидеров состоялась 20 июня 2017 года. Тогда Трамп заявил, что у него с Порошенко была очень хорошая дискуссия, и достигнут значительный прогресс.

Дмитрий Дубенский, СЕГОДНЯ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: суд максимально толерантно подходит к рассмотрению дела о госизмене Януковича

На связи со студией NEWSONE адвокат Ростислав Кравец. Говорили о суде по делу о госизменне Виктора Януковича.

NewsOne

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Проверяют траты из 90-х. Как на нужных людей заводят уголовные дела за покупки

В Украине стали по-новому проверять декларации политиков и чиновников — все «нажитое непосильным трудом» сверяют с доходами за последние двадцать лет. И если суммы покупок и заначек не совпадают с зарплатой, то за дело тут же берутся сотрудники Генпрокуратуры. Новшество, правда, пока используют против бывших представителей власти или неугодных.

В НАПК уверяют, что проверяют также чиновников и депутатов местного масштаба — тех, на кого стучат «доброжелатели». Источники в правоохранительных органах говорят, что даже составляют некие списки на владельцев крупных сумм, которым со временем могут дать ход.

Посчитали зарплату за 20 лет

Национальное агентство предотвращения коррупции заинтересовалось депутатом Cумского облсовета — он показал в декларации за прошлый год, что хранит $ 572 тыс. налички. А согласно данным Госфискальной службы, за 1998–2017 годы политик заработал всего около 4,8 млн грн, а его супруга за этот же период — 1,5 млн грн. Поэтому считать доходы депутата взялись уже следователи Генпрокуратуры и обнаружили в банковских ячейках семьи еще $ 1,18 млн.

«Вести» выяснили, что речь идет о 45-летнем Юрии Чмыре — экс-нардепе и главе Сумской ОГА. «Лишние» деньги, судя по материалам дела, семья Чмыря попыталась объяснить долгом в 16 млн грн, о котором есть расписка. Но следователи считают это способом избежать наказания. Ведь сумма доходов должника за последние три года составила всего 20 тыс. грн.

Откуда лишние деньги

Кстати, подобных дел сейчас расследуется десятки. Так, начальник Житомирского облуправления лесного хозяйства указал в декларации $ 314 тыс. А по данным фискалов, он за последние 18 лет заработал 670 тыс. грн, что приблизительно составляет $ 85,6 тыс. Сейчас чиновник доказывает следователям, что в свое время успешно продал несколько участков в Киевской области. Но на слово ему не поверили, через суд проверяют, кому выделялись участки, за сколько были проданы и кто новые владельцы.

Нардеп от «Самопомочи» Татьяна Острикова, посчитали силовики, тоже лукавит. Парламентарий указала в декларации $ 180 тыс., €20 тыс., 1,2 млн грн. А согласно данным налоговиков, за жизнь она заработала 3,8 млн грн, поэтому не могла скопить такое состояние. Экс-глава Закарпатского облсовета, а ныне нардеп Иван Балога задекларировал $ 1 млн и 2,7 млн грн. Налоговики, у которых все записано, удивили следователей — доходы экс-чиновника с 1998 по 2015 годы составляют всего 3,4 млн грн. Откуда лишнее — выясняют.

Кто самый честный

В НАПК объясняют, что проверка деклараций еще продолжается. Но нарушений у влиятельных чиновников они почему-то не находят. «У топ-чиновников, кого мы проверили, не было выявлено того, что называется конфликтом интересов: незаконного обогащения, недостоверности задекларированных активов и недостоверной информации», — сказала вчера глава НАЗК Наталья Корчак.

Она добавила, что в первую очередь работают по мелким чиновникам. Ведь именно на них больше всего жалуются «доброжелатели». «В законе написано, что НАПК должен проверить декларации по тем фактам, которые есть в обращении разоблачителей. На сегодня у нас по тысяче таких писем. И мы проводим проверки. И если взять статистику, то народ, обращаясь к нам, хочет, чтобы мы проверили депутатов местных советов, затем народных депутатов. Поэтому обвинять нас в саботаже — это непрофессионально и безответственно», — подытожила Корчак.

Напоминает расправу

Но юристы говорят, что проверки на удивление выборочны и больше напоминают расправу с «бывшими». А перспективы довести такие дела до логичного конца нулевые.

«Чиновники, по которым сейчас открыты уголовные производства, вряд ли будут идти на ухищрения для легализации средств. Если и возникнет такая необходимость, то предоставят документы, что средства эти заработали на неподконтрольных территориях. Как их теперь проверишь? В большинстве случаев, если человек имеет больше 20 лет трудового стажа, у него есть трудоспособные члены семьи, то у них есть шанс доказать свою невиновность», — рассказал «Вестям» адвокат Ростислав Кравец. И добавил, что НАПК не слишком торопится с проверкой деклараций, ведь сдано 1,5 млн документов, а проверены всего 90 человек.

Составляют тайные списки

По словам адвоката Ивана Либермана, покупки украинцев, превышающие сумму в 150 тыс. грн, фиксируются в программе 1ДФ, доступ к которой имеют ГФС и СБУ. Мол, обычных граждан это не коснется и волноваться не стоит. Но источник в ГФС признался «Вестям», что на крючок берут всех, кто засветил крупную сумму. «Вычислением незаконных средств занимается Государственная служба финансового мониторинга. И любым человеком могут заинтересоваться, если по его счетам идут крупные транши. Например, перевод денег на сумму, превышающую 50 тыс. грн. И вот тогда будут отслеживать его доходы и расходы. Но на практике расследованием занимаются по таким поводам, как заказ свыше, открытие уголовного производства, или при смене власти», — рассказал источник.

Евгения Клепова, Евгения Иванова, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинское ФБР: «Ненадежный» Труба, или Кому доверят расследовать самые ресурсные дела

Избрание руководителя для Госбюро расследований (ГБР) вышло на финишную прямую: специальная комиссия 9 голосами выбрала главой «украинского ФБР» экс-прокурора Романа Трубу. Его первым замом стала Ольга Варченко, заместителем – Александр Буряк. Теперь дело за малым – президент должен назначить всех троих.

«Вести» узнали, что у всех победителей весьма непростые биографии, а полномочия по следствию, которые ГПУ должна передать новосозданному органу, пока останутся у прокуроров.

Какие дела заберет «украинское ФБР»

Новый орган будет вести все расследования по выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию преступлений, совершенных экс-президентом, членами правительства, высшего руководства госорганов, депутатами и главой Рады. В его ведении оказываются и главы ГПУ, НАБУ, САП и НАПК, секретарь Совбеза, таможенники, пенитенциарная служба и налоговики, а также спецслужбы, начиная с СБУ.

По закону, 20 ноября должна произойти передача ГБР функций следствия – кроме старых дел, возбужденных ранее (процесс прописан в переходных положениях нового УПК). Всего этих дел, по оценке главы ГПУ Юрия Луценко, около 35 тысяч: 15 тысяч ГПУ должна передать в подследственность НАБУ (речь о делах против высокопоставленных чиновников категории «А», начатых до создания НАБУ – то есть как дела в отношении окружения экс-президента Виктора Януковича, так и более древние дела времен Виктора Ющенко, и даже Леонида Кучмы – например, резонансное «дело Лазаренко»).

«В этой части подследственность НАБУ будет пересекаться с ГБР: следствие высшей категории будет вести ГБР относительно прокуроров, судей, глав правоохранительных органов. Вообще, там должностные лица разделены на две вертикали: президентскую и исполнительную власть (премьер-министр)», – пояснил «Вестям» теперь уже экс-кандидат на должность ГБР, генерал-майор СБУ Василий Вовк.

«Тут важны не только субъекты расследования, но и статьи: например, коррупционные дела останутся в НАБУ, а все остальные дела отойдут ГБР: четкая подследственность – что и кому достанется – будет еще выписываться в Уголовно-процессуальном кодексе, – добавил юрист Ростислав Кравец. – Резонансные дела, например, относительно Майдана и «большое дело Януковича», также перейдут в ГБР – но это явно не произойдет на нынешнем этапе».

Вовк и вовсе считает, что новая структура не сможет расследовать резонансные дела. «Государство убило следствие и следственную составляющую. В СБУ была отработана методология расследования таких преступлений, у нее был некоторый опыт по этому вопросу: например, преступления против Майдана могли быть расследованы за 3-6 месяцев. Сейчас они расследуются уже 3 года. ГПУ будет рада их отдать. А если ГБР примет – она их попросту похоронит», – заключил Вовк.

Зарплаты в 20-40 тысяч

Также показательно, что части полномочий лишится МВД – Нацполиции останутся лишь «общеуголовные» преступления (нападения, убийства, телесные повреждения и т.п.) – причем, что любопытно, ГБР заберет у Нацполиции ряд следствий против чиновников. «И это не только высшие должностные лица – вертикаль расписана аж до глав обладминистраций и их замов», – уточнил Вовк. А за СБУ останутся лишь преступления против территориальной целостности, нацбезопасности Украины, а также расследование террористических, диверсионных актов и измены родине.

По закону, Труба обязан будет подготовить стратегическую программу деятельности ГБР на 5 лет в течение 30 дней после своего назначения. «Само по себе избрание руководства ГБР ни расстановку сил, ни ситуацию в целом не поменяет – ГБР по закону должен перебрать на себя почти все следственные функции ГПУ, но сделать это в короткие сроки почти нереально, – отмечает нардеп Мустафа Найем. – Дело в том, что ГБР – это не просто еще один орган власти, а огромный институт с территориальными органами, спецподразделениями, своими учебными заведениями и даже научно-исследовательскими учреждениями».

По словам депутатов, в ГБР будет порядка 1,5 тыс. сотрудников, в том числе следственные, оперативные подразделения (их работников будут набирать по отдельному конкурсу). Порядок зарплат закладывался еще в 2015-м, потому может быть подкорректирован: сейчас прописаны суммы в 40-44 тыс. грн для главы бюро, для следователя – от 22 до 23 тыс.

«А теперь вспомните, сколько проблем было в адаптации НАПК: то сайт е-деклараций не работает, то «глючит» в момент авторизации. Адаптационный, переходный, период для ГБР займет как минимум полгода, а реально – год и больше, и то, если постараются засучить рукава»,
– рассказал «Вестям» член «правоохранительного» комитета Рады Владимир Мисик.

Найем и вовсе отодвигает дату полноценного запуска до двух лет (то есть ГБР заработает «на полную» аккурат к президентской кампании в 2019-м). «В течение всего этого времени функции следствия по-прежнему будет выполнять Генеральная прокуратура», – пояснил нардеп.

Кто пришел

По данным «Вестей», примерно до 10 ноября в фаворитах у Банковой ходил кандидат Алексей Горащенков – это замглавы Главного департамента стратпланирования и оперативного обеспечения АП. Однако его, по выражению собеседников «Вестей» на Банковой, было решено «технично слить» – не без участия «еврооптимистов» Найема и Лещенко (имеется в виду выступление Анны Соломатиной, бывшей чиновницы из НАПК, которая обвинила Горащенкова в курировании работы органа со стороны АП).

И так определились новые победители. Их личности парадоксальны. Роман Труба – экс-начальник управления по расследованию особо важных дел ГСУ ГПУ. Последние два года трудился в юркомпании «Сектор права». Но до этого Труба работал прокурором Пустомытовского района Львовской области (после – замначальника следственного отдела следственного управления области). Считается, что в Киев его после победы Майдана привел генпрокурор Олег Махницкий – однако после назначения главой ГПУ Виктора Шокина он был понижен в должности (и вскоре уволился).

Первым замом стала Ольга Варченко, начуправления Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики. Эту «фракцию» ГПУ в кулуарах власти называют «департаментом Кононенко-Грановского» за близость к ближайшему соратнику (и сослуживцу) президента, депутату Игорю Кононенко. Впрочем, на этом ее «послужной список» не заканчивается: на сайте «Прокурорская правда», к примеру, упоминается роль Варченко в скандалах с отжимом квартир/автомобилей.

Должность заместителя главы ГБР досталась Александру Буряку, который работал замглавы прокуратуры Киева (и, по сути, считается членом команды Виктора Шокина). «Никакая Труба не «темная лошадка» – итог голосования не стал сюрпризом ни для кого, мы знали обо всем за два дня до подведения итогов, – сказал «Вестям» Василий Вовк. – Все было определено кураторами со стороны власти – есть все признаки этого: смысл в том, чтобы руководство службы, которая, может, еще и не заработает, было «ручным» и могло контролироваться».

По словам генерал-майора СБУ, часть кандидатов, отсеянных конкурсной комиссией раньше, подала в суд с целью отменить результаты конкурса. «Суд будет в ближайшее время, и я готов дать свои показания», – предупредил Вовк.

По распределению обязанностей, первый замглавы ГБР должен контролировать следствие (то есть значение должности Варченко в ГБР очевидно – она будет едва ли не главнее самого Трубы). Буряк же будет контролировать оперативную работу: у органа будут свои оперативные подразделения для расследований.

«Теперь есть вопрос – заработает ли ГБР или будет «бумажным тигром». Судя по тому, что делают на Резницкой, – заработает: с 20-х чисел в ГПУ начинается переоформление следственных подразделений для работы в ГБР, и сама структура создается на базе генпрокурорских», – сказал «Вестям» источник, близкий к фракции БПП.

Человек Пашинского

По данным ряда СМИ, Роман Труба является человеком Александра Турчинова. Эксперт Реанимационного пакета реформ Александр Леменов прямо заявил, что именно секретарь Совбеза согласовывал кандидатуру с президентом («Турчинов заверил, что это будет паритетная фигура», – сказал Леменов «Украинской правде»).

Впрочем, по данным известного журналиста-расследователя, экс-члена Консультационного совета при ГПУ Владимира Бойко, Труба близок не совсем к секретарю Совбеза. «Это креатура не Турчинова, хоть именно Турчинов дал Порошенко гарантии лояльности Трубы, а Пашинского (сейчас один из наиболее ресурсных «фронтовиков», глава комитета Рады по нацбезопасности и обороне. – Авт.) После бегства Януковича Турчинов стал и.о. президента, а Пашинский возглавил при нем Администрацию президента, добившись назначения начальником Главного следственного управления ГПУ своего кума, Игоря Щербины», – пояснил Бойко.

По его данным, у Пашинского и Щербины весьма давняя история взаимоотношений: на должности замглавы Ощадбанка (в 1999-2000 годах) Пашинский был арестован, якобы, за кражу $ 4 млн и 1,7 млн грн. «Но вскоре вышел на волю, поскольку дело расследовал следователь Щербина, – уточняет расследователь. – А уже Щербина подтянул в Киев и при помощи Пашинского устроил на должность начуправления по расследованию особо важных дел ГПУ прокурора Пустомытовского района Львовской области Трубу».

Отголоском можно считать информацию о том, что новоизбранный глава ГБР может оказаться кумом Пашинского, озвученную нардепом Бориславом Березой. «Выяснилось, что это кум Пашинского. Кто-то понимает, какое теперь начнется рубилово между НАБУ, НАПК и ГБР?» – написал он в фейсбуке.

Сам Пашинский, впрочем, вскоре опроверг информацию о родственных связях. «С удивлением узнал, что Роман Труба – мой кум. Разочаровался. И должен вас разочаровать – это не так… Тот, кто это запускает, видимо, имел планы на конкурс главы ГБР и теперь, наверное, очень разочарован и играется в «дискредитацию» нового главы ГБР, обвиняя в связях с политиками», – ответил Пашинский также в своем блоге.

«Супервысокий риск»

Любопытно, что ситуация с ГБР напоминает назначение главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры. «Тогда было два фаворита – Виталий Касько и Роман Говда. В результате победил никому неизвестный Холодницкий – вот и с ГБР то же самое: известно, что в ГПУ его привел Махницкий, а ушел он при Шокине, – отметила экс-пресс-секретарь прокурора Киева, сейчас политический аналитик Алена Яхно. – Примечательно, что Роман Труба даже не мечтал возглавить ГБР. Пределом его амбиций была должность заместителя. Но, как часто бывает, в конкурсах побеждает не сильнейший, а компромиссный».

Действительно, из конкурсных заявок следует, что Труба подавался лишь на «замглавы ГБР».

Более того, в результатах тестов на благонадежность, проведенных 23 декабря 2016 года, напротив фамилии Трубы значится «ненадежное лицо (супервысокий риск)».

Другие результаты, впрочем, весьма обнадеживающие – из 100 возможных баллов на знание законодательства Труба набрал 92 (Ольга Варченко, к примеру, показала лишь 88 баллов, а Горащенков, которого считали фаворитом ранее, – всего 69). Кстати, напротив той же Варченко также значится пометка «ненадежное лицо» с трогательной припиской «Израиль, США и др. страны не допускают к собеседованию при таком результате», а замглавы ведомства Александр Буряк удостоился простой отметки «высокая степень риска».

С чем связаны риски относительно Трубы, предположить несложно. Он чудом избежал люстрации (вот цитата из предписания под его авторством за неделю до расстрелов на Майдане: «Нарушители обязаны выполнить условия закона и прекратить очевидные преступления») – то есть по любым критериям вполне подпадал под действие закона об очищении власти.

В декабре 2013-го, кстати, Труба вел дела львовских активистов Евромайдана, в частности, за поддержку «общественниками» акций протеста ходатайствовал о «личном обязательстве».

Его бывшим подчиненным, к слову, повезло меньше. Один из его прокуроров таки был люстрирован – речь об Олеге Шмакове (на момент увольнения – прокуратура Комсомольска Полтавской области), другой его бывший коллега, Святослав Проць, также был люстрирован, но смог восстановиться через суд (а, судя по реестру судебных решений, еще и получил порядка 60 тыс. грн компенсации) и сегодня работает в прокуратуре Львовской области.

Тарас Козуб, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры