Архив метки: данных

Стоп монетизации. Как решение КС о запрете сбора персональных данных повлияет на зачистку получателей субсидий

Украинцам готовят очередной сюрприз с субсидиями. «Страна» уже писала, что Минсоцполитики ищет новые способы сократить число получателей бюджетных денег, для чего, в частности, открыло охоту на заробитчан и граждан, сдающих квартиры с льготной коммуналкой в аренду.

Власти поясняют подобные «зачистки» необходимостью провести верификацию субсидиантов, то есть, вычислить тех, кто получает льготы незаконно. Без этого, якобы в Украине нельзя начать монетизацию субсидий. А она, как уже обещано МВФ, должна начаться уже со следующего года.
 
«Организовать процесс правительство не может и не хочет. И уже сейчас лихорадочно ищет лазейки, которые бы позволили отменить или хотя бы отсрочить монетизацию и в то же время не поссориться с МВФ», — пояснил «Стране» экономист Алексей Кущ.
 
Для этого прорабатывается два варианта. Первый — провести выборочную монетизацию.
 
В пилотный проект хотят включить 100 тысяч семей. На прошлой неделе в Кабмине прошло заседание рабочей группы по этому вопросу, но подробности власти пока особо не разглашают.

«Заседали кулуарно, не все смогли попасть, даже из народных депутатов. Не было и заинтересованных сторон, скажем, главы Госказначейства, хотя обсуждались вопросы, которые казначейства напрямую касаются. Очевидно, опасались скандала», — рассказал «Стране» один из правительственных экспертов.
 
Как удалось нам выяснить, главная интрига обсуждаемого варианта монетизации состоит в том, что на самом деле живых денег взамен виртуальных субсидий украинские семьи не увидят, хотя именно в этом и состоит суть монетизации.

Зато они рискуют обрасти долгами и остаться в итоге без электричества, воды и газа. Появляются и другие ловушки. Скажем, в Госказначействе может образоваться дыра в 10-15 млрд гривен, а это чревато задержками пенсий и других социальных выплат.
 
Второй вариант — вообще отказаться от монетизации. Для этого как раз появился удачный повод.

11 октября Конституционный суд принял решение, запрещающее собирать персональные данные украинцев. Фактически это ставит крест на планах Минсоцполитики проверять источники дохода (аренда жилья, вторая работа без оформления, наличие земельного участка, авто и прочее). Теперь, как и раньше, для получения субсидии нужно будет предоставить лишь справку о доходах и прописанных в квартире лицах. А это значит, что и отказывать гражданам в предоставлении субсидий чиновники смогут реже.
 
«Страна» разбиралась к чему в итоге приведут эксперименты с субсидиями
 
Будет ли монетизация?
 
Как пояснил «Стране» глава секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский, монетизация льгот, в том числе, по ЖКХ — входит в список обязательству Украины перед МВФ.

«Поэтому избежать монетизации вряд ли удастся. Собственно, и для граждан, и для бюджета это более прогрессивная система, чем традиционные льготы, которые есть сейчас. Государство сможет навести порядок в списках получателей, а коррупция здесь просто зашкаливает и многие «льготники» вполне платежеспособны. А украинцы будут получать адресную поддержку живыми деньгами», — пояснил эксперт.
 
Впрочем, все это в идеале. Власти уже провели монетизацию проезда в общественном транспорте, выделив льготникам сущие копейки (в некоторых регионах профинансирована лишь одна поездка в день в одну сторону, то есть, возвращаться домой льготнику придется уже за свои деньги). С субсидиями решили пойти еще дальше.
 
Как рассказал «Стране» нардеп Сергей Каплин, который присутствовал на заседании рабочей группы в Кабмине, вопрос выдачи живых денег вообще не обсуждается.
 
Схема, которую планирует внедрить Кабмин с 1 января следующего года такова. Первые 100 тысяч претендентов на субсидии, которые принесут документы с нового года, будут включены в пилотный проект. Им откроют персональные счета в нескольких банках (скорее всего, государственных). На эти счета ежемесячно будут зачисляться деньги из расчета социальных норм потребления. Информировать о зачисленных средствах получателей планируют через СМС.
 
Но пользоваться этими средствами украинцы не смогут. И даже не смогут платить ими за коммуналку. «Распорядителем средств будет Минсоцполитики. Оно через банки станет перечислять средства за услуги», — пояснил Каплин.
 
Остальную сумму (разницу между социальными нормами и тем, что семья потребила реально) субсидианты должны оплачивать самостоятельно.
 
Новые долги и дыра в бюджете
 
Такая схема сразу ж вызвала массу вопросов у экспертов.
 
«А как быть, если государство вдруг задержит перечисление средств? Ведь и сейчас долги бюджета по компенсациям за услуги ЖКХ перед местными властями и теплокоммунэнерго просто огромные и уже превысили 40 млрд гривен. Но сейчас людям свет и воду за это никто не отключает — поставщики терпеливо ждут выплат от государства. Что будет, если пройдет монетизация? Ответственным за оплату коммуналки становится потребитель услуг. И платить он должен вовремя. Иначе ему попросту отключат электроэнергию и воду. Плюс — никто не отменял норму, что при наличии двухмесячной задолженности человек автоматически теряет право на субсидию. При таком раскладе у нас все «монетизированные» попросту останутся без субсидий», — считает аналитик Фонда общественной безопасности Юрий Гаврилечко.
 
Но есть еще один нюанс.

«Раньше субсидиальные деньги шли с Минфина, через Госказначейство в соответственные финуправления областей и районов, а оттуда — на счета компаний, предоставляющих услуги. Теперь, если программу монетизации отдадут Минсоцполитики, оно будет передавать деньги сразу на личные счета получателей субсидий в государственных банках («Ошадбанке», «Привате») а, возможно, и других приближенных к власти. В итоге получится значительный кассовый разрыв в Госказначействе, а вся страна уже видела, чем это опасно», — говорит Каплин.

Он имеет в виду задержки пенсий в июле этого года, которые возникли из-за того, что у Госказначейства в нужный момент не оказалось на счетах нужной суммы. «Дыру», которая может возникнуть после закрытия казначейству доступа к субсидиальным деньгам, депутат оценивает в 10-15 млрд гривен в год. 
 
«Возмущает, что вопрос монетизации жилищных субсидий, который затрагивает большинство граждан, обсуждается в «узком кругу» и под покровом тайны. Профсоюзы, к примеру, не пригласили к участию в дискуссии, хотя это прямо нарушает закон «О социальном диалоге в Украине». Обещали монетизацию, которая бы заинтересовала человека экономить. Но ее, судя по всему, не будет. В итоге армия тех, кто не сможет платить по счетам в следующем году только вырастет. Ведь на 20% повысится стоимость газа и отопления, и на 30%  — электроэнергии. А повышение минимальной заработной платы в бюджете на 2019 год предусмотрено всего лишь на 12%. С учетом национального законодательства и международных обязательств Украины, конвенций МОТ №117 и 131, минимальная зарплата должна быть не ниже 7 700 гривен. Получается, что обязательства перед МФВ наши чиновники выполняют, а перед другим партнером – Международной организацией труда — выполнять не торопятся. Этот вопрос мы выносим на повестку дня всеукраинской акции протеста, которая пройдет по всей стране 17 октября», — подытожила председатель Всеукраинского профсоюза промышленников и предпринимателей Наталия Землянская.
 
Субсидии по-старому
 
Впрочем, не факт, что власти решатся даже на пилотную монетизацию.
 
11 октября Конституционный суд принял решение, которым признал сбор персональных данных на граждан незаконным.
 
«Скажем честно, такую информацию Минфин стремился получать без вашего согласия чтобы усомниться в ваших правах на получение субсидий, льгот, иных выплат. Усомниться и лишить вас законных прав — аннулировать получение льгот и субсидий. И назывался этот тотальный контроль – верификацей/проверкой социальных выплат. Суд посчитал это неконституционным и неоправданным вмешательством в право человека на частную и семейную жизнь», — написала на своей странице в Facebook правозащитница Елена Лукаш.
 
Она пояснила, что, согласно решению КС, чиновники не смогут собирать, в том числе, данные о материальном состоянии. 

«В частности, не смогут проверять данные реестров ГФС (учет доходов граждан), Минюста (учет имущества), проводить мониторинг заявленных доходов и осуществленных расходов, искать «теневую» занятость», — написала Елена Лукаш.
 
Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец пояснил «Стране», что Кабмин может придумать дополнительные требования к получателям субсидий, но теперь они будут незаконными.

Аргументом при получении субсидий будут только фактические данные, подтвержденные документами и справками. Но Кравец также напомнил, что никто не отменял отвественности за недостоверные данные, предоставленные претендентом на льготы. Если человека поймают на лжи — заставят вернуть все полученные ранее деньги.
 
Впрочем, по мнению Куща, данное решение КС означает полный разворот в схеме получения субсидий. Теперь их, как и ранее, будут давать на основании справок о доходах (если коммуналка превышает 15% совокупного дохода проживающих в квартире лиц). То есть, формальных поводов для отказа в субсидиях станет в разы меньше.
 
«Ранее принятие такого решения КС всячески тормозилось властями. То, что оно наконец принято говорит либо об ослаблении вертикали власти, либо о том, что самом правительству такое решение выгодно. И второй вариант более вероятен. Теперь власти могут отсрочить запуск монетизации субсидий и не поссориться с МВФ. Запустят разработку нового законопроекта, который бы учитывал решение КС и предлагал новые способы верификации. Понятно, что до выборов такой документ вряд ли примут», — говорит Кущ.
 
По его словам, монетизировать субсидии сейчас просто невозможно. «У нас компенсацию по коммуналке получает больше 50% домохозяйств, а монетизацию можно проводить, если этот показатель не превышает 5-10%», — пояснил Кущ.
 
Для украинцев в всей этой истории есть две новости. Хорошая — субсидию будет получить проще. Плохая — денег на всех не хватит.
 
В проекте бюджета на следующий год на субсидии заложено 55 млрд. грн., что почти на 10 млрд. грн. меньше, чем в этом году. Но, как пояснил Юрий Гавриченко, на следующей год перейдет еще и долг государства перед теплокоммунэнерго и местными властями по компенсациях за услуги ЖКХ (еще 60 млрд. грн). Плюс, по совам экономиста Виктора Скаршевского, цифра в 55 млрд. грн на субсидии явно не учитывает повышения тарифов, которое неизбежно (уже известно, что газ для населения подорожает, как минимум, на 23%).
 
При таком раскладе деньги закончатся уже к марту. «Но, собственно, главная задача власти — протянуть до выборов. А чем будут платить субсидии потом, похоже, никого не волнует», — подытожил Алексей Кущ.

Людмила Ксенз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В кредитный реестр НБУ загонят силком: что важно знать украинцу о новой базе данных

После многочисленных правок и сложных дебатов, в закон о кредитном реестре НБУ протащили антиконституционную норму.

Уже с апреля 2018 года Нацбанк начнет собирать колоссальный массив информации о займах украинцев. Противникам единого кредитного реестра удалось сделать многое, чтобы привести правила его работы к законным рамкам. Однако в финальной версии документа осталось немало скандальных норм, грубо нарушающих конституционное законодательство. В итоге, вопреки заверениям Нацбанка, информация о кредитах украинцев попадет в реестр без их согласия.

Речь идет о миллионах выданных кредитов на разные суммы: их общий объем уже достиг 163,6 млрд грн., и львиная доля — почти 115 млрд грн. — это потребительские кредиты. Лишь 42 млрд грн. приходится на ипотеки людей.

Нацбанк начнет активно собирать кредитный компромат на украинцев с весны 2018 года

Значительная часть информации об этих займах попадет в единый реестр и станет достоянием кредитных учреждений в режиме онлайн уже весной этого года. Причем получать согласие заемщиков на слив информации в общую базу банки не будут. Им достаточно лишь разместить безликое объявление на своем веб сайте.

Конституцией здесь не пахнет

На своей официальной веб-странице Нацбанк гордо заявил, что данные в кредитный реестр не будут собираться без согласия заемщика. Забыв при этом упомянуть о двух небольших нюансах. Во-первых, спрашивать согласия заемщиков на слив информации в реестр банки должны только по вновь заключаемым договорам. Для всех действующих кредитов и непогашенных долгов такого требования нет.

Напротив, в заключительных положениях к проголосованному вчера законопроекту четко говорится, что банки должны передать НБУ информацию по всем долгам украинцев задним числом и без согласия заемщика.

«Эта норма противоречит конституции и действию закона во времени, поскольку устанавливает дополнительные обязательства задним числом. Это грубейшее нарушение норм как украинского, так и международного законодательства», — заверил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, бороться с этим нужно в Конституционном суде. Последний должен признать, что данная норма противоречит главному закону страны. После чего можно будет требовать от НБУ удалить внесенную в нарушение основного закона информацию из реестра. Правда, признается он, сейчас сделать это будет непросто.

«Конституционный суд в Украине сейчас, увы, носит формальный характер. И не принимает решений, касающихся защиты прав граждан, а лишь затягивает процедуры — за два года КС принял только одно решение. Так что быстро упразднить дискриминационную норму не выйдет. Но рано или поздно этот вопрос, конечно, будет урегулирован. При условии, что кто-то возьмется защищать свои права», — добавил Кравец.

В кредите откажут

Второй нюанс касается требования получать согласие заемщика на передачу информации в реестр. Формально, банк должен заручиться соответствующей подписью клиента при заключении кредитного договора. Загвоздка в том, что у последнему не оставляют никакого выбора. Не хочешь передавать информацию в реестр НБУ — не получишь кредит. Так, по мнению Нацбанка, выглядит добровольная передача информации.

«Отсутствие согласия должника-физлица имеет последствием отказ банка в заключении договора и осуществлении кредитной операции», — гласит закон.

Кроме прочего, эта норма нарушает нормы антимонопольного законодательства, поскольку ставит кредитный реестр НБУ в привилегированное положение перед другими участниками рынка, говорит управляющий партнер ЮФ «Можаев и партнеры» Михаил Можаев.

Ведь частные кредитные бюро, чья деятельность регламентируется отдельным законом, не могут получать информацию о займах украинцев без их на то согласия.

Нацбанку связали руки

И все же, финальная версия закона о кредитном реестре сильно продвинулась в части защиты прав заемщиков. Главное изменение касается пороговой суммы задолженности, после которой информация будет направляться в реестр. Если в первых двух версиях документа банки должны были сливать данные обо всех без исключения кредитах, то в проголосованной Верховной Радой такое обязательство установлено только для займов, задолженность по которым превышает 100 минимальных зарплат. На сегодня это 372,3 тыс. грн.

Также в тексте закона появился исчерпывающий перечень данных, которые банки должны отправлять в реестр. Прежде, проект регламентировал только информацию, которую НБУ может предоставлять банкам. В результате, финучреждения отдадут в реестр такие данные о частных заемщиках:

  • Идентификационные данные: ФИО, серия и номер паспорта, идентификационный код и дата рождения.
  • Информация по кредиту: номер и дата договора, сума кредита по соглашению, фактический размер задолженности, сумма и срок просрочки, конечная дата погашения займа.
  • Данные по залогу: вид залога, дата заключения договора, поручительство.
  • Информация о принадлежности заемщика к связанным лицам.

Посмотреть и исправить

Прописали в финальной версии закона и порядок доступа к информации в реестре для самих заемщиков, а также указали правила подачи жалоб и внесения изменений в данные. Любой украинец сможет бесплатно получить сведения о себе из базы данных НБУ. В ответ на запрос (форма и порядок его подачи еще предстоит разработать) регулятор должен в срок до 5 рабочих дней предоставить заявителю информацию из реестра или уведомить о ее отсутствии.

Если заемщик хочет оспорить данные о себе, он должен подать еще одно заявление. Нацбанк, получив такую бумагу должен поставить отметку «проверяется» на деле заемщика и в 5 дней отправить запрос в банк или Фонд гарантирования вкладов физлиц, предоставивших некорректную информацию.

Последний в срок до 15 дней должен дать мотивированный ответ регулятору, подтвердив или опровергнув сомнения заявителя. В свою очередь центробанк должен внести изменения в реестр или уведомить заемщика об отказе. Во втором случае НБУ обязан отправить заявителю копию ответа из банка — почему тот считает, что претензии должника не состоятельны. Примечательно, что неполучение ответа из банка в установленный срок будет означать, что заемщик прав, а в реестр внесут правки, которых он добивался.

На всю эту процедуру регулятору выделен 21 рабочий день.

Но даже в случае отказа у человека остается право собственными руками внести к своему делу комментарий длиной до 100 слов, пояснив, почему он не согласен с данными в реестре. Например, сообщить, что просрочка была допущена из-за заграничной командировки или по болезни.

Важно также отметить, что информация о долгах украинцев в финальной версии законопроекта не может храниться вечно. НБУ обязан удалить в 30-дневный срок данные по кредитам, которые были полностью погашены.

ЮРИЙ ПАВЛОВ, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

До полного запуска ГБР будет потеряна уйма следственных данных — эксперт

В Генеральной прокуратуре Украины подозревают и. о. главы Фонда госимущества Виталия Трубарова в причастности к незаконной приватизации части здания Министерства аграрной политики и продовольствия. По этому поводу вчера, 22 ноября, и.о. главы ФГИ допросили в ГПУ.

Отметим, что с 20 ноября 2017 года только следователи ГБР имеют право расследовать преступления, совершенные экс-президентами, высшими госчиновниками, членами ЦИК, нардепами, руководством Генпрокуратуры, главой Национального банка, судьями, правоохранителями.
 
Как будут продвигаться расследования уголовных дел до момента полноценного запуска ГБР, в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
З приводу заяви щодо підслідності — це піар чи все ж таки реальна проблема через ту колізію, яка виникла?
 
— Наскільки я розумію, Луценко зробив таку досить погану послугу для НАБУ. Тому що він повідомив у ЗМІ відкрито, що фактично є відповідна кримінальна справа, хоча в ній і допитувався голова Фонду держмайна. Однак, не обирався запобіжний захід. І, фактично, не повідомлялося про намагання пред’явити йому відповідну підозру. Наразі Луценко це зазначив у ЗМІ, тобто попередив безпосередню особу, відносно якої відкрито кримінальне провадження і фактично буде пред’явлена підозра. Я так розумію, що буде пред’явлена підозра, а може і не буде, оскільки НАБУ потрібно все ж таки розібратися з цією справою для того, щоб знову ж таки скласти відповідну підозру, підписати її і вручити відповідній особі. А за цей час безпосередньо особа, яка підозрюється у цьому злочині, може переоформити своє майног і фактично навіть покинути межі України для того,щоб уникнути кримінальної відповідальності. Тобто, Луценко діяв у даному випадку як досить недолугий політик, ніж як генпрокурор.
 
Що стосується взагалі цієї ситуації, яка склалася з набранням чинності КПК. За п’ять років наші законотворці та правоохоронці так і не спромоглися належним чином створити це ДБР, підготувати до передачі відповідні справи. Я вважаю, що в даному випадку також більшість вини лягає саме на цих правоохоронців, які безпосередньо використовували ці закони. Тому що саме правоохоронці в першу чергу повинні бути зацікавленими в тому, щоб належним чином продовжувалося розслідування цих кримінальних справ. А ця ситуація демонструє, що кожне з цих правоохоронних відомств, не говорячи вже про ГПУ, яка повинна це контролювати, вчиняє як ображений школяр, вибачте за такі порівняння, щоб насолити своєму другу у зв’язку з тим, що у них відібрали таку солодку цукерку.
 
Справу передали НАБУ з 20 листопада. Але ГПУ викликала підозрюваного на допит.
 
— У нас же проводилися якісь слідчі дії, до яких відноситься безпосередньо і допит. Однак, підозру ж ГПУ за цей час йому не пред’явила, хоча час був. Тому у мене і виникають певні сумніви щодо того, що взагалі Луценко був спроможний пред’явити цю підозру, і взагалі хотів це зробити — пред’явити цю підозру. Фактично, цією заявою він зробив певні складнощі наразі для НАБУ. Перспективи цієї справи після таких заяв виглядають досить туманними.
 
Тобто зараз цією справою має займатися НАБУ?
 
— Звичайно. Повинен бути призначений відповідний детектив, який буде розглядати справу, прокурор, прийняти всі матеріали цієї кримінальної справи, вивчити їх, якщо є дійсно підстави притягати особу до кримінальної відповідальності, відповідно, скласти цю підозру і її пред’явити. Тобто, навіть якщо всі детективи НАБУ кинуть зараз всі свої гучні справи, які вони проводять, з розшуком певних осіб, то я думаю, що десь тижня півтора-два їм знадобиться для того, щоб розібратися з цією однією кримінальною справою.
 
Є якісь законні способи, щоб цю справу продовжили розслідувати в ГПУ? Чи потрібно це?
 
— Діючим законодавством саме з 20 числа цього місяця не передбачено розслідування таких кримінальних справ ГПУ. І про це було відомо ще п’ять років тому. Тому наразі слова генпрокурора, що він щось не встиг, виключно ще раз підтверджують його повну некомпетентність і некомпетентність всієї команди ГПУ.
 
Чи багатьма справами ми ризикуємо, поки ДБР не запрацювало?
 
— Практично всіма справами, які розглядаються. Тому що ми прекрасно розуміємо, це ж не відбувається одразу, тобто одразу від прокуратури передали ДБР справу, і вони відразу почали розслідувати, пред’являти підозри. Тим особам, яким передадуть справи, тобто детективам чи слідчим в ДБР, потрібно також буде розібратися, яка є законодавча база. Оскільки саме вони в подальшому будуть нести відповідальність у разі незаконного притягнення осіб до кримінальної відповідальності.
 
Що потрібно зробити зараз для почату повноцінної роботи ДБР? Скільки на це може знадобитися часу?
 
— Я вважаю, що наразі потрібно провести відповідні конкурси, так як розумію, що за конкурсом будуть призначатися відповідні керівники департаментів, призначити відповідних слідчих, і запустити роботу, щоб фактично ДБР почала працювати. На сьогоднішній день, я так розумію, навіть не визначено місце їх розташування, де вони будуть знаходитися і на якій матеріальній базі вони будуть взагалі існувати. Це потрібно було зробити. За п’ять років було відомо, коли почне працювати ДБР у будь-якому випадку, однак нічого для цього зроблено не було. З огляду взагалі на ситуацію у країні, на ситуацію з цими комісіями, які призначають, ситуацію з розслідуванням, мої прогнози — ДБР раніше, ніж через півроку, а то і рік не почне нормально працювати. А за цей час, звичайно, ми втратимо досить велику кількість часу, слідчих даних, які зможуть бути використані для доведення вини тієї чи іншої особи.
 
Поясніть, наразі усі справи мають бути передані від ГПУ до ДБР?
 
— Є справи, які передаються НАБУ в будь-якому випадку, є ті справи, які підслідні ДБР. Що стосується НАБУ, вони повинні бути вже передані, що стосується ДБР, то дійсно ті справи, які розслідуються ГПУ, можуть ще розслідуватися близько двох років. Однак, в подальшому протягом 3 місяців після закінчення цього 2-річного строку справи повинні бути передані в будь-якому випадку ДБР. А що стосується НАБУ — всі справи, які наразі розглядаються, повинні бути передані НАБУ. Не плутайте НАБУ і ДБР. Що стосується справи керівника Фонду держмайна, її буде розслідувати саме НАБУ.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кому вы нужны. Как мошенники используют слитые базы данных

Нарушение правил использования персональных данных для Украины — обычное дело. Государство не спешит защищать приватность своих граждан.

В самый неподходящий момент из телефона раздаётся писк — пришла СМС с предложением воспользоваться услугами очередной службы такси. Через час всё повторяется, но теперь предлагают купить шубу на распродаже в непонятном магазине. Не успели вы успокоиться, как вайбер оповещает о месте, в котором можно недорого приобрести натяжные потолки.

У большинства украинцев получение нежелательных сообщений с рекламой вызывает негодование. Однако юристы говорят, что в этом случае человек может пенять только на себя. ‘Для успешной защиты своих персональных данных их надо самому надёжно хранить — только тогда в случае их разглашения и/или несанкционированного использования третьими лицами у вас будет возможность не только наказать нарушителя, но и получить компенсацию за ‘неудобство’, — говорит юрист компании ‘Ильяшев и Партнёры’ Ирина Кириченко.

На острие ножа

Сегодня трудно представить человека, который бы не пользовался социальными сетями. Однако зачастую открытого профиля достаточно, чтобы стать добычей ловцов данных и жертвой навязчивого внимания такси.

Специалисты по массовым рассылкам используют специальные сканирующие программы — парсеры, которые шерстят социальные сети на предмет наличия подходящей целевой аудитории. ‘С помощью такой программы можно прицельно собирать информацию. К примеру, меня интересуют люди 1990–1995 годов рождения, проживающие в Киеве и имеющие доступный номер телефона. Информация автоматически собирается, и формируется база данных’, — говорит SMM-эксперт Роман Русанов.

Но такие базы ‘открытых’ данных далеко не всегда используются для вполне безобидных рекламных рассылок. В Нацполиции говорят, что хоть и реже, чем в 2013–2015 годах, но и сегодня бывают случаи, когда звонят людям и говорят, что, к примеру, их ребёнок напал на полицейского и тот находится в реанимации, поэтому срочно нужны деньги на лечение. Иначе, мол, сына посадят за убийство. ‘Такие данные в большинстве случаев собираются мошенниками по пересечениям слитых баз данных социальных сетей (например, ‘ВК’ за 2014 год) и самих страничек социальных сетей с данными родственников, которые очень распространены в даркнете’, — рассказывает руководитель киберполиции Сергей Демедюк.

Часто промышляют таким ‘хулиганством’, по словам Демедюка, заключённые или же недавно освободившиеся. Нередко подобные звонки поступают с территории ОРДЛО.

Помимо этого, сбором и последующей продажей баз данных зачастую подрабатывают вполне пристойные ресурсы, например, поисковики дешёвых билетов. ‘Вы оставляете минимальные данные о себе, к примеру, e-mail, телефон, делаете какие-то действия внутри сайта. Система запоминает, чем вы интересуетесь’, — поясняет, как это работает, Роман Русанов и добавляет, что таким образом к данным, оставленным клиентом, прибавляется описание его профиля.

Такие базы данных интересны в первую очередь для рекламных целей, в частности для точечной таргетированной рекламы. Спрос на услуги специалистов, которые занимаются обработкой больших массивов данных, достаточно большой. Одна из самых востребованных и хорошо оплачиваемых профессий — аналитик bigdata, зарплата таких специалистов на украинском рынке начинается от $ 1 тыс.

Для компаний же, ориентированных на массовые рассылки, есть вполне легальные сервисы от мобильных операторов. Стоимость одного СМС-сообщения в таких программах около 20 копеек. Как неоднократно поясняли мобильные операторы, если клиент им напрямую не запретил присылать рекламные СМС, у них нет оснований прекращать рассылку. Впрочем, как показывает практика, даже в случае обращения клиента операторы закрывают рассылки крайне неохотно.

Нелегальные добытчики

Впрочем, можно найти и немало примеров откровенно незаконного использования персонализированной информации. Наиболее часто ‘сливают’ информацию о клиентах медики. ‘К врачам скорой помощи регулярно подходят сотрудники похоронных бюро, оставляют визитки и просят сообщать им телефоны и имена родственников умерших на вызове пациентов’, — на условиях анонимности рассказывает один из врачей столичной скорой. Как поясняет наш собеседник, в случае смерти близкого родственники дезориентированы. Поэтому обычно соглашаются на услуги первого же позвонившего им агента. Именно врачи скорой и патологоанатомы в моргах сообщают о большей части клиентов в похоронные бюро. Среди ритуальных агентств конкуренция за лояльность медиков достаточно высока.

Врачу за помощь в поиске клиентов дают около 200 грн. Немного, но при нищенских зарплатах украинских врачей неплохое подспорье к жалованью. По словам нашего собеседника, точно такая же ситуация и в моргах. Только ‘ставки’ у патологоанатомов выше. Естественно, официально передача телефонов третьим лицам запрещена, но наш визави не помнит случаев, чтобы из-за этого у него или его коллег возникали проблемы.

Кроме того, как поясняет врач одной из киевских больниц, в некоторых случаях персонал передаёт посредникам контакты пациентов, нуждающихся в незарегистрированных в стране лекарствах, которые можно купить только на чёрном рынке.

По частоте злоупотреблений использования персональных данных за пальму первенства с медиками борются таксисты. ‘На рынке еженедельно открываются и умирают десятки таксопарков, они могут продавать оборудование вместе с какой-то базой’, — говорит директор по маркетингу сервиса Uklon Даниил Ваховский.

‘На жаргоне таксистов, диспетчерские службы, которые вам шлют спам, называются ‘жлоб-такси’, — рассказывает столичный извозчик Василий, получающий заказы через Uber. Как утверждает таксист, среди его коллег всегда есть люди, недовольные высокими комиссиями, которые взимают с таксистов крупные сервисы вызова такси. ‘Вот он ездит и думает: ‘И зачем мне Uber или ‘Яндекс.Такси’, четвёртую часть заработка отдавать? Жена всё равно ничего не делает, скинусь с друзьями на мини-АТС и базу данных, пусть заказы принимает’, — поясняет наш собеседник логику спамеров. В итоге такой человек покупает за 3–5 тыс. грн на чёрном рынке базу номеров клиентов других служб такси и рассылает спам. Однако уже спустя пару дней выясняется, что такой метод ‘маркетинга’ не работает, и незадачливый предприниматель ищет, кому бы дальше перепродать мини-АТС и базу данных. ‘В своё время у меня была точка с инструментами на рынке ‘Юность’, и я был обеспеченным человеком. Квартиру двухкомнатную на Оболони с видом на набережную купил. Но эта ‘тема’ прошла. Точно так же уже прошла ‘тема’ с множеством мелких служб такси. Однако до сих пор есть люди, которые не могут этого понять’, — сокрушается наш герой.

Да и в целом сегодня в интернете можно найти базы данных любого объёма и наполнения: авто, паспортные данные, коммерческая информация о деятельности компаний. Более того, десятки компаний предлагают сформировать базу под заказ. Расценки варьируются в зависимости от сложности и актуальности базы — от пары сотен гривен до $ 5–10 тыс.

Можно без проблем найти и базы данных номеров и платёжных карт, которые незадачливые пользователи оставляют на маскирующихся под сервисы пополнения мобильных фишинговых сайтах или во время покупок в интернет-магазинах с сомнительной репутацией. ‘По банковским картам рынок баз данных довольно большой. В даркнете выставлены на продажу данные где-то по 5 тыс. выпущенных украинскими банками карт. С каждым днём актуальность базы падает, так как данные по картам меняются. Поэтому базы всегда востребованы. Правда, структура списания средств с карт очень сложная. Занимаются таким вещами, как правило, международные группы хакеров’, — рассказывает Роман Русанов.

Снять банк

‘Возвращаюсь я из тяжёлой командировки. Сижу дома и в 19:57 вижу СМС: с вашей карты сняты деньги в сумме такой-то, с банкомата ПриватБанка по адресу пр-т Воздухофлотский, 42. Сняты все деньги, которые были на карте, до копейки. Карта у меня в сумке, коды, пароль не знает никто, кроме меня, подозрительные звонки посторонних с просьбой сообщить пин-код — ничего такого не было. Картой сегодня не пользовалась, никому её не показывала’, — это цитата из поста на странице в Facebook киевской журналистки Ирины Глотовой.

Далее последовало её обращение в Нацполицию и общение с представителями ПриватБанка.

‘Мне как журналистке предоставили видео с камер наблюдения возле банкомата. Запись зафиксировала, как неизвестный мужчина в шапке и очках снимал деньги с 6 или 7 карт подряд. И всё это были не карты банка’, — рассказывает подробности Ирина Глотова.

В Соломенском райуправлении ей честно сказали: скорее всего, это ‘висяк’, хотя следователь изымет видео с камеры, установленной непосредственно в банкомате.

‘Я в такой ситуации оказалась не одна, в очереди из шести человек, которые пришли подавать заявление в тот вечер, трое обратились в полицию из-за мошенничества с их картами’, — добавляет Глотова. Журналистку возмущает тот факт, что информация по её карте непонятным образом попала к злоумышленнику. Возможность использования специального считывающего оборудования в банкоматах Глотова считает маловероятной. Она снимает наличные в одном банкомате возле дома, проблем с этим банкоматом до её случая в полиции зафиксировано не было.

Масштабы незаконного использования персональной информации поражают. Сергей Демедюк говорит, что нелегальный рынок баз данных представлен как данными, ворованными из государственных ресурсов (в том числе Государственной фискальной службы, Пенсионного фонда, Государственной миграционной службы, реестра персональных идентификационных кодов физических лиц, реестра пересечения товаров государственной границы таможенной службы, реестра транспортных средств, реестра информации о преступлениях и событиях подразделений Национальной полиции Украины, реестра земельного кадастра Украины, реестров избирателей), так и частных компаний кредитно-финансовой сферы (база данных неблагонадёжных кредиторов), перевозчиков (база данных заказчиков доставки), операторов мобильной связи (база данных номеров и их пользователей), и здесь перечислены только большие базы данных с количеством записей более 10 млн. Если перечислять мелкие базы, то нужно создавать отдельную базу только с названиями.

Слишком мелко

Несанкционированное использование персональных данных — глобальная проблема. Однако в нашей стране её масштабы особенно велики. По мнению старшего партнёра адвокатской компании ‘Кравец и Партнёры’ Ростислава Кравца, это происходит по причине того, что хоть действующее законодательство формально защищает персональные данные граждан Украины, но по факту государство не препятствует их незаконному распространению. В Украине никто не боится ответственности за продажу личных данных. ‘Компенсация пострадавшим от подобных нарушений в Украине будет мизерной. Можно лишь требовать возмещения морального ущерба, а украинские суды моральный ущерб возмещают в суммах не более 5 тыс. грн. При этом в судах придётся провести не менее года’, — говорит Кравец.

Из-за этого украинцы не спешат преследовать лиц, незаконно использующих их данные. Как подсчитали в юридической фирме ‘Ильяшев и Партнёры’, в Едином государственном реестре судебных решений можно найти не более 4 тыс. дел касательно защиты персональных данных.

Характерный пример. В Днепропетровской области был случай, когда истец выиграл дело против компании ‘Экология Украины’, которая незаконно получила и использовала персональные данные. В частности, истцу звонили по ночам и напоминали о задолженности. В результате ему присудили 1 тыс. грн в качестве возмещения морального ущерба.

Теоретически можно отстоять свои права и подав жалобу в офис омбудсмена, Уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Как сообщили Фокусу в секретариате омбудсмена, в 2016 году граждане и юрлица подали 1,3 тыс. жалоб по этому поводу. Главным образом обращения касались обработки персональных данных банками, коллекторскими компаниями, медучреждениями, ЖЭКами, Пенсионным фондом и органами соцзащиты. Заявители сообщали о неправомерном распространении персональных данных, блокировке доступа к ним или же сборе слишком большого объёма данных для незначительных целей. Однако по всем этим заявлениям офис Лутковской составил всего 45 админпротоколов.

Спасение утопающих — дело рук самих утопающих

В Украине, по словам Сергея Демедюка, наиболее активно использует украденные базы данных бизнес с большим потоком потенциально опасных клиентов (банки, кредитно-финансовая сфера), на втором месте — бизнес с большим потоком кадров (производство, торговля), на третьем — детективные агентства, чья работа связана с постоянным анализом информации.

‘Если же говорить о тех, кто халатно относится к хранению вверенных им баз данных, то всё зависит от уровня оплаты труда администраторов и их связей в среде потенциальных заказчиков’, — добавляет Демедюк. По его словам, руководство частных и государственных компаний, как правило, обеспечено на должном уровне и не занимается сливами баз. ‘Ни одного такого случая мы не задокументировали’, — говорит он.

Помимо нерадивых администраторов, ‘сливают’ базы и пользователи, которым халатно предоставили бесконтрольный доступ со значительно преувеличенными привилегиями. Или же базы данных получают через несанкционированный доступ путём взлома, с использованием брешей в системах информационной безопасности. ‘Есть базы данных, преимущественно государственные дампы (резервные копии. — Фокус), которые сливают каждый квартал или полгода, но в большей степени сливы ситуативны’, — поясняет Сергей Демедюк.

В Нацполиции предлагают несколько вариантов борьбы с незаконным распространением баз данных. Для этого стоит обеспечить достойную оплату администраторам баз данных, максимально ограничить привилегии пользователей, тщательно логировать действия пользователей, использовать систему глубокого анализа передаваемых сетью пакетов, постоянный контроль состояния защищённости инфраструктуры, на законодательном уровне усилить ответственность за такого рода злодеяния, дабы у правоохранителей появилась возможность по ходу документирования использовать весь арсенал гласных и негласных средств. Но пока это всё лишь прожекты. По факту в вопросе защиты персональных данных стоит полагаться только на себя. Образно говоря, защита персональных данных — то же самое, что и безопасный секс. Чтобы избежать негативных последствий, делиться информацией необходимо ответственно.

Ольга Прядко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

КС просят объяснить обязательность внесения данных в ЕРДР

Конституционный Суд Украины просят растолковать ч.1 ст 214 УПК в части обязательности внесения в Единый реестр досудебных расследований всех заявлений (сообщений и т.д.) об уголовном правонарушении, а также подлежат ли внесению только те заявления об уголовном правонарушении, содержащие объективные данные, которые действительно свидетельствуют о наличии признаков преступления.

С соответствующим конституционным обращением в Суд обратился адвокат Кравец Ростислав Юрьевич.

Также адвокат просит дать ответ на вопрос: имеют ли право органы прокуратуры и милиции не вносить в ЕРДР заявления об уголовных правонарушениях, представленные в соответствии с ч.1 ст.214 УПК, которые, по их мнению, не содержат объективные данные о совершении уголовного правонарушения (сведения о субъекте, объекте, субъективной, объективной сторонах уголовного правонарушения, в частности, время, место, способ и другие обязательные обстоятельства совершения преступления).

Как отмечает адвокат, он неоднократно обращался с заявлениями об уголовном правонарушении в органы прокуратуры и милиции. Однако, в большинстве случаев правоохранительные органы отказывали во внесении данных в ЕРДР. Мотивы такого отказа — отсутствие признаков уголовного правонарушения в действиях, указанных в соответствующих заявлениях.

Бездействие таких органов, отмечает Р.Кравец

в обращении, обжаловалась в судебном порядке. В одних случаях — следственные судьи удовлетворяют жалобы на бездействие следователя или прокурора по невнесению данных в ЕРДР, в других случаях — отказывают в удовлетворении таких жалоб.

На данный момент обращение обрабатывается в Секретариате КСУ.

С текстом конституционного обращения можно ознакомиться по ссылке http://ccu.gov.ua/doccatalog/document?id=264866.

Напомним, в январе с похожим обращением в КС обратился адвокат М.Бардук.

Закон и Бизнес

Адвокатская компания Кравец и Партнеры