Архив метки: Госреестр

В Украине хакеры начали массовые атаки на Госреестр недвижимости

Сами нотариусы говорят, что в месяц взламывают десятки компьютеров.

В Украине хакеры начали массово взламывать компьютеры нотариусов, чтобы получить доступ к Госреестру недвижимости.

Уже «заражена» почти тысяча компьютеров нотариусов, госисполнителей и других уполномоченных лиц, рассказал начальник лаборатории компьютерной криминалистики CyberLab Сергей Прокопенко (эксперты компании участвуют в расследовании подобных дел).

Первые инциденты, зафиксированные лабораторией, датируются еще ноябрем-декабрем 2014 года. Во всех случаях была использована одинаковая схема, когда с помощью рассылки на электронные адреса нотариусов писем с вредными функциями, злоумышленник получал доступ к Госреестру и вносил изменения от имени нотариуса.

«Зачастую взлом происходит в нерабочее время, например, ночью, когда на рабочем месте никого нет и оперативно выявить изменения сложно. В основном мошенники нацеливаются на владельцев крупных компаний, предприятий и пр. Но также есть случаи атак и на физлиц, которым принадлежит дорогая недвижимость, в частности, квартиры», — рассказал старший партнер юркомпании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

В свою очередь, в Минюсте утверждают: с их стороны все защищено и никаких взломов они не фиксировали. И обвиняют во всем нечестных на руки нотариусов. «Реестр ни разу не был взломан. Он проходил стресс-тесты независимых компаний, и те подтвердили его защищенность. Периодически заявления о взломе делают недобросовестные регистраторы или нотариусы, которые или самостоятельно внесли в реестр неправдивую информацию и этим нарушили закон, или отдали свой ключ помощникам, что тоже недопустимо. А теперь они пытаются оправдать свои действия техническим сбоем», — считает первый заместитель министра юстиции Наталья Севостьянова.

При этом сами нотариусы, хотя и не исключают недобросовестности некоторых своих коллег, утверждают: случаи атак настолько массовые, что без хакеров здесь явно не обошлось. «Речь идет о десятках случаев взломов в месяц, а несанкционированных нотариальных действий — так и вовсе сотни», — рассказали в одном из отделений Нотариальной палаты Украины. При этом на хакерских форумах услуги по «решению вопросов», связанных с нотариусами, предлагают по цене от $ 300.

Денис Вергун, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Госреестр кредитных историй может монополизировать рынок мониторинговых услуг

В середине марта руководство Национального банка Украины объявило о том, что в течение нынешнего апреля оно собирается полностью завершить работу над законопроектом №3111 о создании кредитного реестра НБУ.

То есть единой государственной базы кредитных историй всех заемщиков в стране. В ноябре 2015 г. этот законопроект был отозван после шквала критики — как со стороны участников украинского финансового рынка, так и международных экспертов. Тем не менее, НБУ, как видно, не желает расставаться с идеей создания собственного кредитного реестра.

Следует отметить, что в Украине уже есть несколько частных бюро кредитных историй, которые принадлежат разным украинским банкам. Государственный же кредитный реестр НБУ хочет запустить уже 1 сентября текущего года. В то же время среди экспертов нет однозначного мнения о том, действительно ли Украине необходим единый государственный реестр кредитных историй. А модель, предложенная в отклоненном законопроекте, вряд ли сможет работать эффективно, поскольку предполагает монополизацию мониторингового рынка и несет коррупционные риски.

Нацбанк пока что не обнародовал свои поправки к законопроекту №3111, и ничего не рассказал о том, какой он теперь видит модель государственного реестра кредитных историй. Однако Hubs уже сейчас поинтересовался тем, что думают эксперты банковского рынка о необходимости государственного кредитного реестра и его роли на рынке.

Предпосылки для улучшения мониторинга заемщиков

Последние два года объем проблемных задолженностей заемщиков, как «физиков» так и юрлиц, перед украинскими банками растет ударными темпами.

Так, по оценкам первого вице-президента Украинского кредитного банковского союза (УКБС) Ярослава Колесника, если с 2008 г. по 2014 г. объем такой сложновозвратной задолженности составлял до 30%, то в 2014-2015 гг. этот показатель вырос до 40%, а в первом квартале 2016 года — уже до 50-60%. А в государственных банках он и вовсе доходит до 70-80%.

Сегодня из-за финансово-экономического кризиса и войны кредитование в стране замерло. В корпоративном секторе — штиль из-за отсутствия экономического роста. Потребительское кредитование хотя и остается на плаву, но предложение там существенно сократилось. Например, как уже писал Hubs, в 2014-2015 году число активных кредитных карт в Украине сократилось на 2,8 млн штук.

Однако по результатам опроса, проведенного НБУ в январе 2016 года, 57% украинских банков считают, что корпоративное кредитование оживится до конца 2016 г., а 54% рассчитывают, что до этого срока улучшится качество их кредитного портфеля.

Это означает, что хоронить украинскую банковскую систему, к счастью, никто не собирается. Поэтому вопрос о четком упорядочивании информации о кредитных историях физических и юридических лиц остается на повестке дня. Более того, необходимо обеспечить одновременно свободный доступ к ней заинтересованных сторон и соблюдение банковской тайны, а также не допустить монополии на владение такой информацией.

Аргументы «за»

Кредитные бюро при центральных банках в других странах мира существуют давно и успешно. Как отмечают эксперты, они охватывают абсолютно все операции на рынке. «Такая практика означает, что если у заемщика есть негативная история в одном банке, он уже не сможет получить кредит в другом. В Украине же возможна обратная ситуация: если клиент обратится в учреждение, которое не пользуется услугами хотя бы одного из существующих бюро, ему вполне могут выдать кредит. Таким образом, недобросовестный клиент наносит двойной ущерб финансовой системе государства», — рассказывает Олег Базелинский, главный экономист управления контроля кредитных процессов клиентов розничного бизнеса UniCredit Bank.

Поэтому он считает, что создание единого государственного реестра кредитных историй будет весьма кстати. «Сегодня на рынке существуют как минимум четыре крупных кредитных бюро. С каждым из них банку приходится заключать договоры, чтобы получить максимально полную кредитную историю клиента с охватом большей части финучреждений, — рассказывает он. — Кроме того, для сотрудничества с каждым бюро необходимо доработать программный интерфейс для корректного обмена данными. А также при оценке платежеспособности потенциального заемщика кредитным аналитикам банка необходимо потратить время на анализ каждого отчета о кредитной истории», — считает он.

При этом Базелинский подчеркнул, что говорить о том, что частные бюро объединятся, например, для того, чтобы облегчить и унифицировать работу кредитных организаций с ними, не приходится. «Это из области фантастики. Некоторые из них находятся под влиянием финансовых групп и не стремятся к налаживанию взаимодействия с другими участниками рынка и организациями», — сказал он.

Банкир считает, что если создать грамотную и эффективную законодательную базу, которая не позволит НБУ злоупотреблять монопольным положением и обеспечить прозрачное регулирование рынка, то государственное бюро кредитных историй вполне может эффективно работать на рынке.

Но здесь, следует заметить, что надежды на то, что в Украине уже сейчас появится прозрачное регулирование со стороны государства и грамотное законодательство, также вполне можно отнести к области фантастики.

Тем не менее, директор по рискам Банка Кредит Днепр Елена Домуз также поддерживает своего коллегу, считая реестр кредитных историй при Нацбанке правильным и логичным шагом. Более того, по ее мнению, в обновленной версии законопроекта №3111 НБУ может ужесточить требования к финучреждениям по управлению кредитными рисками.

В то же время Домуз считает, что частные бюро кредитных историй работают достаточно эффективно, а разговоры о том, что туда часто поступает умышленно неверная информация, не в полной мере соответствует действительности. Хотя не отрицает и того, что погрешности, искажения, утеря части данных в частных бюро имеют место, но в основном это случается по техническим и операционным причинам.

«В последний год, когда с финансового рынка ушло много участников, такие случаи участились, что связано с бытовыми факторами: например, при распродаже имущества проблемного банка во время изъятия были повреждены сервера или некачественно и несвоевременно обновлялась информация, когда в неплатежеспособном банке работала временная администрация и т.д.», — пояснила она. И здесь вполне ясно, что появление государственного реестра вовсе не убережет от повторения подобных проблем.

Аргументы «против»

Законопроект №3111, поданный зампредседателя комитета ВР по вопросам финансовой политики и банковского сектора Русланом Демчаком еще в сентябре 2016 года, не продержался и двух месяцев. Его пришлось отозвать под натиском критики многочисленных оппонентов.

Главное научное управление ВР констатировало, что создание единого государственного реестра кредитных историй в варианте, который предложен в документе, может поставить крест или значительно усложнить существование частных кредитных бюро, которые уже работают на рынке, что уничтожит бизнес и создаст нового монополиста.

Более того, в ноябре 2015 г. председатель правления «Международного бюро кредитных историй» представитель Creditinfo International GmbH Йон Йоханнессон выступил с резкой критикой законопроекта №3111, заявив, что существующие в Украине частные бюро кредитных историй покрывают 97% рынка, что дает возможность мониторить его практически полностью. А также предоставляют более 20 видов различных услуг по одним из самых низких цен в Европе (около 15 евроцентов за отчет).

По мнению Йоханнессона, этого вполне достаточно для нормального функционирования рынка мониторинга и кредитных отчетов. Он подчеркнул, что международные профильные организации и представители бизнеса готовы поддержать создание кредитного реестра НБУ только с целью надзора и мониторинга, но не предоставления мониторинговых услуг, как это планировалось в законопроекте.

Йоханнессон также подчеркнул, что реестр НБУ может стать монополистом на рынке мониторинговых услуг, что ухудшит качество данных и сервиса, а также будет способствовать повышению расценок на услуги.

С таким подходом созвучно и мнение советника практики банковского и финансового права АО Arzinger Александра Плотникова, который считает, что статус государственного органа или организации вовсе не гарантирует, что новый реестр будет работать эффективно. «Более того, это будет идти вразрез с политикой регулятора, направленной на освобождение от непрофильной деятельности», — считает он.

Вопрос регулирования

Однако несмотря на все риски, которые инициаторы законопроекта пытались навязать финансовому рынку, эксперты подчеркивают, что работу частных бюро кредитных историй все-таки надо контролировать.

По словам старшего партнера ЮФ «Кравец и партнеры» Ростислава Кравца, банки часто грешат тем, что направляют в частные бюро заведомо неверную информацию о кредитополучателе. Например, человек уже давно рассчитался с банком, а в бюро он до сих пор числится в злостных неплательщиках. «Если клиент документально подтвердит факт погашения кредита, в то время как в его кредитной истории все еще числится задолженность, банк будет нести ответственность за нарушение. Такие вещи влияют на репутацию учреждения и влекут штрафы», — отмечает Олег Базелинский.

Впрочем, в Украине пока что не было ни одного широко известного случая, чтобы за такие вещи, а равно и за утечку информации, банки действительно несли серьезную ответственность.

Банковские эксперты уверены, что один из действенных способов защиты от утечки информации состоит в том, чтобы сделать невозможным ее использование, если информация получена незаконным путем. Например, запретить принимать во внимание отчеты о кредитных историях заемщика, если они не скреплены электронно-цифровой подписью (ЭПЦ) бюро, выдавшего документ.

Ярослав Колесник уверен, что НБУ не стоит прогонять с рынка работающие сейчас частные бюро кредитных историй, вместо этого необходимо создать условия, при которых они бы стали работать гораздо лучше, чем сейчас. «Может, стоит попытаться объединить их, обязать банки очень четко выписывать условия в договорах с кредитополучателями, чтобы свести к минимуму все возможные риски. Ну, и регулятор, конечно же, должен контролировать этот процесс», — считает эксперт.

Игорь Гонта, HUBS

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Госреестр недвижимости заработал в новом режиме

Министерство юстиции пообещало реформировать систему регистрации недвижимости по грузинскому принципу, чтобы все процедуры в ней были столь же простыми, как «покупка хлеба». Например, уже с 2015 года Минюст анонсировал открытый доступ к реестру и создание «единого окна». А пока нам рассказывают о цветущей коррупции и неработающей толком системе получения информации онлайн.

Реестр имущественных прав на недвижимость с начала 2015 года заработал в новом режиме. Отныне доступ к нему объявлен свободным, и данные о недвижимости (в том числе государственной и коммунальной) может получить каждый желающий. Смысл этого решения вполне понятен: прозрачность и доступность информации – один из первых шагов на пути борьбы с коррупцией и запутанными процедурами в системе государственных реестров. Тех самых реестров, которые неоднократно становилась предметом скандалов и инструментом рейдерства.

Достаточно вспомнить конфликт, произошедший в октябре 2013 года. В один прекрасный момент все 12 госреестров оказались заблокироваными вследствие хакерской атаки. Как выяснилось, информационный центр Министерства юстиции (Госинформюст) выстроил схему, при которой две частные компании – разработчики программного обеспечения – фактически стали собственниками реестров, получив к ним полный доступ и пользуясь таким правом не один год.

Лакомый кусок

Этот прецедент обнажил массу проблем, которые на самом деле касаются практически каждого живущего в нашей стране человека. Ведь уязвимость системы госреестров и низкая степень защиты персональных данных – это прямой путь к их хищению, перепродаже и, как результат, «отжиму» имущества у его владельца.

Именно поэтому представители и Министерства юстиции, и Государственной регистрационной службы заговорили в 2014 году о реформах всерьез. И даже привлекли к этому экспертов из Грузии, поскольку в Украине планируют выстроить модель реестров, основываясь на опыте именно этой страны.

На сегодня в Украине, по данным Госинформюста, существует 21 реестр, из которых в четырех прекращена регистрация. Они содержат в себе разнообразную информацию. Это и реестр судебных решений, и завещаний, и баз персональных данных, и предприятий, в отношении которых возбуждены дела о банкротстве, и обременений движимого имущества (см. таблицу).

Своеобразным «пионером» в реформировании был выбран государственный реестр прав на недвижимое имущество. Это во многом связано с тем, что процедуры регистрации недвижимости сложны, запутанны и влекут за собой поборы. «В течение многих лет существовала своеобразная «тарифная сетка» взяток по регистрации недвижимости», – признается экс-глава регистрационной службы Анна Онищенко.

Открытие реестра позволит ускорить сделки, упростить проверку «родословной» того или иного объекта недвижимости, в том числе, наличие обременений в виде банковского залога. В конце концов, прозрачность реестра – это европейская практика, где информация об имуществе, которым владеет тот или иной человек, общедоступна.

Покажут все

Как и пообещало Министерство юстиции, с 1 января 2015 года доступ к реестру имущественных прав на недвижимость есть как у физических, так и юридических лиц. Для получения информации о недвижимости необходимо пройти нехитрую регистрацию на сайте Государственной регистрационной службы, а также оплатить запрашиваемую услугу.

Стоимость онлайн-запроса едина – 17 гривен за разовое предоставление информации. Правда, пока что реестр открыт в пилотном режиме, и необходимость оплаты отсутствует. Но, как объяснили «Деньгам» в пресс-службе регистрационной службы, впоследствии она будет реализована с помощью электронных платежных средств (банковских карт). При желании, запрос можно получить и в бумажном виде. У нотариуса или непосредственно у госрегистратора. Плата в таком случае вырастет вдвое – до 34 гривен.

Содержание полученных из реестра данных отличается. Например, рядовому пользователю доступна вся информация по объекту недвижимости, которая содержится в Государственном реестре вещных прав на недвижимое имущество, Едином реестре запретов отчуждения объектов недвижимого имущества, Государственном реестре ипотек. Владелец недвижимости, помимо этой информации, увидит свои паспортные данные, а также идентификационный код. Плюс ко всему, собственник имеет возможность увидеть детализацию того, кто именно интересовался принадлежащей ему недвижимостью.

«Кроме того, с марта предусмотрена возможность получения детальной информации об изменениях владельцев конкретного объекта недвижимости в хронологическом порядке», – объясняет юрист юридической фирмы «Гвоздий и Оберкович» Валерий Савва.

К слову, расширенный доступ к реестрам получили также и государственные органы. «Местного самоуправления, сотрудники прокуратуры, милиции, Службы безопасности Украины», – перечисляет партнер Адвокатской фирмы GORO legal Дмитрий Овсий. Так что скрыть свои особняки и апартаменты тем, кто проворовался, будет достаточно сложно.

Под тщательным контролем

От упрощения доступа к реестру недвижимости выиграют очень многие. Как владельцы, так и те, кто интересуется тем или иным объектом, а кроме того, те, кто использует реестры в своей профессиональной деятельности (нотариусы, застройщики, банки и т.д.).

Например, еще до сделки по покупке или аренде можно проверить, не является ли недвижимость арестованной, не находится ли в залоге. Кто владел ею ранее и продавал. Это позволит заключить наиболее правильную по соотношению «риск-цена» сделку, и не нарваться на мошенника.

«Возьмем типичную ситуацию. Стороны готовы проводить сделку, и в последний момент выясняется, что недвижимость арестована. Открытый доступ к реестру позволит выявлять такие вещи сразу же», – уверяет столичный риэлтор Виктор Мацюта.

А также проконтролировать добросовестность застройщика. Например, если купленной квартиры нет в реестре – возникает угроза того, что она будет перепродана еще кому-то.

По словам банкиров, либерализация реестра недвижимости даст возможность как банку, так и заемщику определить риски, да и вообще целесообразность оформления ипотечного кредита. «А значит, упростит процедуры и сократит сроки рассмотрения кредитной заявки», – рассказывает главный экономист отдела продаж ипотечного кредитования UniCredit Bank Оксана Зинченко. Помимо этого, банки смогут контролировать уже существующих заемщиков и более эффективно вести работу по возвращению проблемной задолженности.

Радуются и застройщики. По их словам, новый механизм работы с реестрами позволит минимизировать контакты с сотрудниками регистрационной службы (читай – снизить угрозу взяточничества), оперативно контролировать постановку на учет и внесение в реестр новых объектов. Что, в свою очередь, уменьшит нервотрепку для покупателей и сократит затраты их времени.

«К тому же, чего только стоили грандиозные возможности распорядителей государственной и коммунальной недвижимости: ведь по сути, никто не знает, какая именно недвижимость принадлежит государству или общине, соответственно, и контролировать ее община не может», – говорит старший консультант консалтинговой компании City Development Solutions Виктория Погасий.

Ни дать, ни взять

Впрочем, ограниченный доступ – далеко не единственная проблема, связанная с реестром прав на недвижимое имущество. Юристы говорят, что до сих пор распространена торговля информацией со стороны тех, кто ею распоряжается. Например, нотариусами и госрегистраторами. По идее, открытие реестра должно ликвидировать эту схему. Но учитывая, что часть данных о владельце недвижимости все равно остается под «замком», перепродажа реестров не утратит своей привлекательности.

«К тому же, до конца неясно, как будет заноситься информация в реестры, и наполняться данными, будет ли запрашиваться разрешение у владельцев на обнародование их частной информации», – комментирует Оксана Зинченко.

Еще одна большая проблема – коррупция, которая связана с регистрацией реконструированного и вновь созданного жилья. «Госрегистраторы затягивают процесс и придираются к незначительным неточностям, либо требуют предоставить документы, отсутствующие в перечне для регистрации. Чтобы обойти это, приходится платить. Например, ставки в Киеве начинаются от 500 долларов», – подчеркивает партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Подтверждают подобные факты и застройщики. Представитель одной из девелоперских компаний Харькова на условиях анонимности рассказал «Деньгам», что при постановке на учет новых объектов регистраторы подчас умышленно делают ошибочные пометки в реестре. Например, о том, что недвижимость находится в залоге. Это значительно усложняет сделки, и даже приводит к их срыву. «На легальное решение подобных казусов могут уходить недели. Зато сумма в 200-300 долларов очень быстро ликвидирует проблему. Причем замешаны в этом и нотариусы», – подчеркивает представитель застройщика.

Свет в окне

Даже отстранение БТИ от процедур регистрации недвижимости мало что изменило. В регистрационных службах до сих пор царит бюрократия, колоссальные очереди и подчас непонимание регистраторами, какие документы нужны для тех или иных процедур. А усугубляется все тем, что законодательство не обязывает регистраторов в деталях рассказывать, в чем именно причина отказа принимать документы. Это создает почву для злоупотреблений.

В Министерстве юстиции не отрицают, что система регистрации все еще «дурно пахнет» и что она требует перестройки. Например, с января в Украине должен был заработать Единый реестр имущественных прав. Фактически это именно то «единое окно», о котором говорят не первый год. Но функционирует оно пока что лишь на бумаге. Сложность в том, что по Киеву и другим городам до сих пор отсутствует около 70% информации, которую необходимо оцифровать и передать в базу.

«Достаточно долго БТИ проводили регистрацию на бумажных носителях. Подключение БТИ к Реестру на недвижимое имущество происходило постепенно, начиная с 2003 года, а некоторые БТИ были подключены и вовсе в мае–июне 2010 года. Поэтому информация, доступ к которой стал открытым, является весьма ограниченной», – комментирует Дмитрий Груба, юрист адвокатского объединения «Правовая группа «Доминион».

По прогнозам министра юстиции Павла Петренко, проблему с наполнением данными должны решить до 2016 года. Но даже после запуска Единого реестра совершенно никаких гарантий, что госрегистрация избавится от бюрократии и поборов. Например, в упомянутой уже Грузии реформа заняла несколько лет.

Получаем информацию из реестра прав на недвижимое имущество

1. Пройти регистрацию на сайте Государственной регистрационной службы, указав:

ФИО;

идентификационный номер налогоплательщика;

пароль.

2. получить логин вида «ИНН@mail.gov.ua;

3. в разделе «Поиск информации в Госреестре прав на недвижимое имущество» указать логин, пароль, а также паспортные данные;

4. оплатить доступ к информации с помощью банковской карты (указать стандартные для платежа реквизиты – номер, срок действия, код CVV);

5 а. Либо сформировать информационный запрос, который должен содержать:

город, где расположена недвижимость;

точный адрес;

тип дома и его номер;

тип объекта (гараж, квартира, блок и т.д.) и его номер.

5 б Либо:

подать письменный запрос в Укргосреестр или нотариусу

6. получить информацию по запросу – в электронном или бумажном виде.

Кто имеет доступ к реестру

все физические и юридические лица – в форме информационного запроса;

собственники жилья – в форме информационного запроса, а также извлечения из реестра.

Стоимость услуги

информационный запрос (электронная форма) – 17 гривен;

информационный запрос (бумажная форма) – 34 гривен;

извлечение из реестра – 120 гривен.

К какой информации предоставляется доступ

сведения о собственнике объекта недвижимости;

данные о самом объекте (общая и жилая площадь, количество комнат, общая стоимость);

наличие обременений на объект (ипотека, арест);

история сделок с объектом (в хронологическом порядке);

персональные данные о собственнике жилья (только владельцу недвижимости).

Последствия открытия реестра прав на недвижимое имущество

упрощается проверка «чистоты» объекта недвижимости;

минимизация злоупотреблений и мошенничества с недвижимостью, коррупционных проявлений;

ускорение сделок купли-продажи квартир, домов, имущественных комплексов;

упрощение анализа заемщиков и оформления кредитов (ипотечных – в частности).

Павел Харламов, Деньги

Адвокатская компания Кравец и Партнеры