Архив метки: год

Юрист: Зайцевой могут изменить приговор на условный срок через год

Скандально известную Елену Зайцеву, которая в октябре 2017 года сбила насмерть 6 человек на улице Сумской в Харькове, пока что не выпустят по УДО, как ходатайствует ее адвокат.

Об этом в комментарии корреспонденту ГолосUA сообщил юрист Ростислав Кравец.

«Это нормальная работа адвокатов. Любой бы адвокат обращался с соответствующим ходатайством о смене приговора на более мягкий, на условно-досрочное освобождение, условный срок. Но я не думаю, что в ближайший год-полтора – и адвокаты, и сама Зайцева это понимают, — что-то произойдет. Я думаю, что изменение приговора и условно-досрочное освобождение возможно будут через год-полтора, не раньше», — уверен эксперт.

Юрист подчеркнул, что за время заключения Зайцевой на печально известном перекрестке на Сумской вряд ли что-то изменили, и это – проблема.

«Тут вопрос не столько в наказании, сколько в пресечении того, чтобы это не повторилось. Если приехать в Харьков на тот перекресток – там что-то изменилось? Там поменяли карту движения, чтобы не повторилась эта история? Вопрос не в мажорах и наказании, вопрос в том, чтобы это не повторилось», — резюмировал эксперт.

Напомним, адвокат настаивает на условном сроке для Зайцевой.

Валерия Шипуля, ГолосUA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Видеообзор практики ВС от Ростислава Кравца, опубликованной с 28 июня по 05 июля 2019 год

В этот обзор вошли постановления обнародованные Большой палатой с 28 июня по 05 июля 2019 года касающиеся исполнительного производства и оплаты исполнительного сбора, исковой давности, прекращении поручительства, оплате судебного сбора, практики ЕСПЧ и много другого.

Если видео будет для вас полезным, не забывайте поставить лайк, подписаться на канал и поделиться ссылкой со своими друзьями.

✔ Запись на консультацию: https://wa.me/380442296950 (сам номер телефона +380-44-229-6950) или по электронной почте info@knpartners.com.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: власть уже не первый год игнорирует права переселенцев с Донбасса

На связи со студией NEWSONE адвокат, юрист Ростислав Кравец. Говорили о проблеме переселенцев с Донбасса в Украине.

NewsOne

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Киеве одни и те же люди год грабят банки

В Киеве новая волна ограблений банковских ячеек. На днях неизвестные вынесли из таких хранилищ около $ 350 тысяч и килограмм золота. Юристы говорят, что заставить банк возместить потери крайне сложно. Эксперты подчерчивают: без участия банкиров провернуть такую кражу сложно.

Грабители были клиентами

Сразу трое пострадавших обратились в полицию с заявлениями об ограблении их ящиков в депозитарии банка на ул. Межигорской. Так, 54-летний предприниматель заявил, что у него украли из ячейки $ 42 тыс., 5 тыс. евро и килограмм золота в слитках, 42-летний киевлянин — что у него исчезли $ 25 тыс., 40 тыс. евро и 360 фунтов стерлингов, о пропаже денег из этого отделения заявил и житель Киевской области. Всего было похищено около $ 350 тыс. Полиция обнародовала видео с камер наблюдения, где якобы запечатлен один из грабителей.

Наказания больше нет. Банкиры массово воруют деньги украинцев

Это не считанные случаи ограбления банковских ячеек в Киеве. В прошлом году, судя по данным в Реестре судебных решений, произошло 22 случая вскрытий посторонними людьми банковских ячеек, из которых было украдено в общем более $ 1,5 млн, а также 5 кг золотых слитков. Среди банков, которые подверглись атаке медвежатников, — как крупные, с хорошей многолетней репутацией, так и менее известные.

«За ограблениями банковских ячеек стоят одни и те же люди, что сейчас, что год назад. Нити ведут к руководству банков и даже выше. А исполнители, которых показывают на видео, — лишь отвлекающий маневр. Они специально позируют на камеру. Схема налажена годами, это бизнес», — сказал нам источник в правоохранительных органах.

Банкиры «в теме»

Эксперты также считают, что без банкиров ограбления ячеек было бы сложно совершить. «Я не исключаю, что даже топ-менеджмент может быть в этом замешан», — сказал нам старший партнер АК «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец. С ним согласен экс-банкир Василий Горбаль.

Когда-то в Родовид Банке с завидной регулярностью начали пропадать деньги из банковских ячеек. И как установило следствие, к кражам было причастно руководство банка
Василий Горбаль

Но, по его словам, были случаи, когда банки с целью экономии сокращали расходы, в том числе на замену замков после каждого клиента. «А воры накануне арендовали ограбленные ячейки и воспользовались халатностью финучреждения», — говорит «Вестям» Горбаль.

«Таких дел сотни»

Судя по реестру судебных решений, банки, клиенты которых были ограблены, своей вины в этом не видят и упорно с ними судятся, не желая возвращать украденное. При этом суды часто становятся на сторону банков. «В большинстве банков отсутствует такая услуга, как доверительное хранение, когда все действия с ячейкой происходят в присутствии банкиров. И перед тем как вы заложите что-либо в сейф, банк проводит опись и оценку содержимого. И если ваши вещи исчезнут, банк будет обязан возместить потери», — говорит Кравец.

Но многие клиенты не желают, чтобы банк был в курсе, что и в каких объемах они хранят, поэтому банки предлагают стандартный договор, обеспечивающий клиенту полную анонимность вложений. «Согласно нему, формально банк не несет ответственности за сохранность вещей и документально подтвердить наличие средств и драгоценностей невозможно. Таких дел сейчас сотни», — отмечает Кравец.

Что нужно знать о ячейках

Василий Горбаль советует вкладчикам, прежде чем заключать договор аренды, узнать у сотрудника банка, есть ли в хранилище, где установлен сейф с ячейками, видеонаблюдение и отдельная комната для работы с ценностями. Также следует обратить внимание на документы. В договоре должен быть указан размер арендной платы, величина и номер ячейки, сумма залога за ключ и штраф за его утерю, а также условия вскрытия сейфа без арендатора при форс-мажоре.

Антон Дранник, Богдан Приходько, Ирина Касьянова, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Юрьев год. Генпрокурор Луценко есть — дел нет

Впервые, за многолетнюю историю Украины, пост главного прокурора страны занял человек мало разбирающийся в юриспруденции, отсидевший по коррупционным статьям, но лучший друг и кум президента Порошенко.

Специально для Луценко парламент принял закон, который позволял стать генпрокурором человеку без юридического образования. Уже год Луценко занимает этот пост, но успехов в работе не видно.

Политик-прокурор

После того как ВР отправила в отставку генпрокурора Виктора Шокина, все гадали, кто же станет следующим, зная, насколько короткая скамья запасных у президента Порошенко. В самую последнюю очередь рассматривали кандидатуру Луценко. Прежде всего потому, что, согласно Закону «О прокуратуре», пост главного прокурора страны мог занимать лишь человек с опытом работы в прокуратуре и с юридическим образованием. Но, как оказалось, несоответствие Луценко требованиям не стало помехой. Под Юрия Витальевича закон переписали и утвердили. Как поговаривают, это стоило БПП пару-тройку миллионов долларов и обещание некоторых преференций особо сопротивляющимся. В этом вопросе провластная партия решила не мелочиться, ведь на пост генпрокурора избирали не просто руководителя фракции БПП в ВР, но и близкого президенту Порошенко человека, к тому же его кума — в 2013 году они крестили министра информполитики Юрия Стеця.

Сам Юрий Витальевич уверял, что при отсутствии профильного образования, он прошел реальную практику: дважды занимал пост министра внутренних дел в правительствах Юлии Тимошенко, а с 2010 года изучал УПК и УК в СИЗО и колонии, куда загремел за превышение служебных полномочий и нецелевом использовании бюджетных средств.

Сразу после назначения генпрокурором Луценко сообщил, что пришел в прокуратуру на полтора-два года. Что этот срок связан с его личными планами в жизни и законодательством, так как через два года ГПУ превратится в Европейскую организацию, у которой не будет следствия, и, соответственно, ему уже нечем будет заниматься.

«За это время у меня есть главная цель — превращение ГПУ в Европейскую институцию и по методам и по способам, по целям работы. Делать это собираюсь по принципу: трава пробивает асфальт. Будет пересмотрено решение о назначении региональных и местных прокуроров. Хочу наполнить региональные прокуратуры юристами, которые не работали в ГПУ», — подчеркнул Луценко.

Как отмечал Луценко, его назначили, чтобы сломать систему, которая стала тормозом реформ, и дать немедленный результат.

«Задачи на этот год — очищение системы, доведение до суда дел VIP-чиновников прошлой и нынешней власти», — отметил Юрий Луценко.

К слову, Юрий Витальевич не забывает о том, что попал за решетку при «злочинной владе». Поэтому делам, связанным с предыдущей властью, прокуратура уделяет особое внимание.

Вялотекущие дела

Даже навскидку за время руководства ГПУ Юрием Луценко мало в чем виден прогресс. Все так же вяло расследуются дела по преступлениям на Майдане, как в отношении митингующих, так и в отношении правоохранителей. А обещания генпрокурора расходятся с делами.

К примеру, после убийства Павла Шеремета Луценко пообещал приложить все усилия для раскрытия этого преступления, но не приложил. В июне прошлого года он так же уверял, что до конца 2016 года начнется суд над Виктором Януковичем, но процесс начался только 4 мая 2017 и тут же застопорился. И это при том, что Луценко еще в марте сообщил, что приговор суда по делу Януковича он ожидает получить до 24 августа — ко Дню независимости. Но, видно, не судьба. В суде, как считают многие адвокаты, дело Януковича бесперспективно.

Попытка арестовать народного депутата Александра Онищенко, подозреваемого в хищении государственных средств в особо крупных размерах, закончилась тем, что тот сбежал за границу. Обыски мэров городов Киевской области Бучи Анатолия Федорука и Ирпеня Владимира Карплюка по подозрению в незаконном отводе в собственность земельных участков, канули в лету. Так же ничего не произошло после обысков в домах Андрея Клюева и Владимира Сивковича, по делу событий на Майдане. Зато у экс-генпрокурора Рената Кузьмина после очередного обыска нашли золотую лопату. Правда, как потом выяснилось, не лопату и не золотую.

Коррупцию в органах власти ГПУ за год так и не обнаружила, из чего напрашивается вывод о честности и неподкупности наших чиновников, хотя иностранные эксперты придерживаются противоположного мнения. Несмотря на заявления Луценко следовать старому принципу «Закон один для всех», сам генпрокурор подходит к нему очень избирательно.

«Результатов работы ГПУ, которыми можно было похвалиться за прошедших год, нет. Даже судебное производство против Януковича больше напоминает фарс или цирковое представление, нежели юридический процесс. Что касается работы прокуратуры не только в части привлечении к уголовной ответственности VIP-чиновников, хотя в обществе почему-то считают, что это основная работа прокуратуры, то за этот год в разы выросла преступность, а реакции никакой. Беспомощно выглядят правоохранители. Безнаказанно и цинично нарушаются нормы закона со стороны органов государственной власти, в части выделения земель, принятия тех или иных распоряжений по коммунальной и государственной собственности. Прокуроры действуют часто непрофессионально. Никакой реформы в прокуратуре до сегодняшнего дня не произошло. Набрали новых людей, а их еще надо обучить и не за один-два года», — отмечает старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Как считает Ростислав Кравец, за это время прокуратура не расследовала массу дел, в том числе и дела по Майдану, не говоря уже о делах менее известных.

«Подводя итог работы Юрия Витальевича можно сказать, что ему гордиться нечем. Не зря он говорил, что пришел на полтора-два года, дольше генпрокуроры у нас не задерживаются. Но я бы отметил, что отсутствие юридического образования у главы ведомства безусловно сказывается на всей работе органов прокуратуры», — подчеркивает Ростислав Кравец.

А главное, по мнению адвоката, затягивание с запуском госбюро расследований, функции которого выполняет ГПУ, занимаясь следствием, — на грани законности. И решения, принятые ГПУ сегодня, через несколько лет новой властью будут признаны незаконными, а прокуроры, которые проводили следственные действия, могут быть привлечены к уголовной ответственности. Так как прокуратура лишена функции следствия и не должна им заниматься.

Но что не отнять у Юрия Витальевича, так это его способность всегда оказываться в гуще скандалов, которые, при этом, никак не отражаются на его жизнедеятельности.

А нам остается надеяться, что следующий год для прокуратуры будет более плодотворным. Что он наконец-то покажет свой профессионализм не на словах, а на деле.

Дарья Егорова, РИА Новости Украина

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Судный год

Народ Украины против НБУ. Нацбанк и ФГВФЛ проигрывают судебные процессы, инициированные клиентами и вкладчиками ликвидируемых банков.

За последние два с небольшим года обанкротились уже почти 70 отечественных финучреждений — более трети банков, работавших на начало 2014 г. Отношение различных стейкхолдеров, а именно участников рынка, клиентов, регулятора, общественности к столь массовым банкротствам изначально было весьма неоднозначным.

Так, большинство заинтересованных лиц пренебрежительно называют данное явление “банкопадом”, следствием которого стали колоссальные убытки клиентов банков (как бизнеса, так и населения). Как уже писал БИЗНЕС, по предварительным оценкам, системный банковский кризис только бизнесу обошелся в 130 млрд грн.

Нацбанк, который тоже несет потери (финучреждения-банкроты часто имеют крупные долги по кредитам рефинансирования), называет этот же процесс “зачисткой” банковской системы. По версии топ-менеджеров НБУ, назрела она давно, как минимум, после кризиса 2008-2009 гг., и нынешнее руководство регулятора просто расчищает “авгиевы конюшни”, оставленные в наследство предшественниками.

Такую позицию поддерживают многие отечественные банки (в основном с западным капиталом), а также кредиторы Украины в лице международных финансовых организаций (МФО).

Тем не менее в Украине активизировались судебные процессы, которые показывают, что во многих случаях бизнес считает виновным в своих потерях непосредственно Нацбанк, который, по мнению заявителей, либо неоправданно отправлял еще жизнеспособные финансовые учреждения на ликвидацию, либо, наоборот, упорно не видел проблем в тех банках, которые уже осаждали недовольные клиенты.

В связи с этим весьма показательными и, возможно, прецедентными стали недавние решения судов о признании противоправным бездействие НБУ в отношении ликвидируемого Укргазпромбанка.

banki_sudua

 

Торг уместен

Инициатором судебного разбирательства выступила компания “Торговый дом “Санко”, которая стала клиентом Укргазпромбанка 28 августа 2014 г. (открыла в банке текущий счет).

История довольно типична: с 9 февраля по 23 февраля 2015 г. банк не провел расходные транзакции по платежным поручениям компании. 8 апреля в банк была введена временная администрация, а 15 сентября было принято решение о его ликвидации.

В результате клиент потерял свои деньги. Компания “ТД “Санко” просила суд признать противоправным бездействие НБУ в отношении Укргазпромбанка в период с ноября 2014 г. по апрель 2015 г. Истец полагает, что Нацбанк не предпринял “немедленных и решительных действий”, не принял своевременных и адекватных мер влияния к Укргазпромбанку.

Компания заявила, что НБУ не обеспечил защиту интересов вкладчиков, в частности с точки зрения безопасности хранения средств на счетах банка.

В марте текущего года Окружной административный суд г.Киева признал противоправным бездействие регулятора банковского рынка в отношении данного финучреждения по иску пострадавшей компании.

Нацбанк подал апелляцию, которая была отклонена 26 апреля. Киевский апелляционный административный суд подтвердил решение Окружного административного суда Киева о противоправности бездействия Национального банка в отношении ликвидируемого Укр­газпромбанка. Об этом говорится в определении апелляционного суда от 26 апреля.

Резонанс

Возникает закономерный вопрос: каковы практические последствия столь резонансного судебного решения? Ведь истец в данном случае не просил о компенсации в каком-либо размере.

Кстати, показательно, что в самой компании “ТД “Санко” комментировать судебное разбирательство почему-то не желают… Не исключено, что преследовалась куда более глобальная цель, нежели просто компенсировать потери по данной конкретной ситуации.

banki_sudua2

В любом случае, логика юристов примерно следующая.

Если суд признает противоправным бездействие НБУ в отношении защиты прав и интересов вкладчиков и кредиторов банка — значит, государство Украина в лице Нацбанка могло предупредить банкротство финучреждения и не допустить потери вкладчиками денег.

Стало быть, у вкладчиков обанкротившихся банков есть право взыскать утраченные средства. “Фактически в таком случае ответственность за неплатежеспособность банка лежит на государстве в лице НБУ.

При наличии такого судебного решения возможно предъявление иска к государству о возмещении вреда, причиненного бездействием НБУ, — поясняет Виктор Мороз, управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex.

— В случае его удовлетворения Украина обязана возместить причиненный вред, т.е. вернуть вклад и возместить инфляционные потери, неустойку”. А это очень интересная перспектива для сотен компаний, пострадавших в результате “банкопада”!

Кино наоборот

Вместе с тем в последнее время стало модно подавать в суд на НБУ за преждевременное признание банка неплатежеспособным и вывод его с рынка. С весны 2014 г. уже более десятка финучреждений пытались отстоять в судах свое право оставаться на рынке.

При этом речь идет о судебных разбирательствах по совершенно разным случаям. Например, банк “Финансовая инициатива” подпал под санкции за нарушение нормативов НБУ.

Применение регулятором мер в отношении “Юнисон Банка” обусловлено непрозрачностью структуры собственности, а в отношении “Грин Банка” и банка “Союз” — результатами финансового мониторинга. С Нацбанком судятся также собственники Укринбанка и банка “Хрещатик”.

Следует напомнить, что одним из первых банков, выведенных с рынка в период расчистки финансового сектора, стал “Форум” Вадима Новинского. Акционер решил оспорить решение регулятора в судебном порядке, в том числе из-за активов, находившихся на балансе банка, а также из-за $ 50 млн, которые были переведены в НБУ в качестве гарантии поддержки банка акционерами буквально накануне признания финучреждения банкротом.

Впрочем, на практике вернуть банк к жизни через суд невозможно. Как правило, подобные иски подаются собственниками, чтобы затянуть процедуру ликвидации их детищ, усложнив жизнь Нацбанку и Фонду гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ).

“Если принимается решение суда с обеспечением, приходится ждать прохождения всех судебных инстанций — апелляции и кассации. Но на деле результатов от этих судов нет — они ничего не меняют”, — отмечает Андрей Кияк, заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ, курирующий продажу имущества ликвидируемых финучреждений.

Однако адвокат Рости­слав Кравец, старший партнер адвокатской компании “Кравец и Парт­неры”, говорит, что не все иски банков против регулятора имеют такую подоплеку. “У некоторых банков есть цель сохранить действующий бизнес, например у “Союза” или Все­украинского банка развития.

Эти финучреждения были закрыты по политическим мотивам, без видимых причин, связанных с их деятельностью. И такие банки выигрывают процессы, потому что суды доказывают, что в них не было угрозы вкладчикам”, — поясняет г-н Кравец.

В то же время даже с учетом выигранных судов, как у банков “Союз”, “Премиум”, “Форум”, Укринбанка и др., в Украине еще не было прецедентов возврата на рынок банка, признанного банкротом.

Кто виноват

Так или иначе, возникают резонные вопросы: кто же виновен в многомиллиардных убытках, возникающих в результате банкротств финучреждений, и кто будет нести хотя бы моральную ответственность? Известно, что НБУ почти год назад “приговорил” менеджеров и собственников обанкротившихся банков к отлучению от профессии.

Черный список “люстрированных” банкиров насчитывает уже более 1 тыс. человек. Его фигурантам запрещено руководить банками в ближайшие 3-10 лет. Да, они могут попытаться обелить свою репутацию, но все же…

После принятия решения фактически “о запрете на профессию” банковские лоббисты долго возмущались, что наказали банкиров, причем показательно! Тогда как о люстрации в надзоре Нацбанка особо слышно не было. Да, НБУ рассказывает о планах реформирования банковского надзора, но черных списков и персональной ответственности чиновников нет!

А ведь основной функцией банковского надзора является выявление проблем у участников рынка на ранних стадиях для минимизации потерь от банкротств. В то же время известна масса случаев, когда фактически мертвые банки, под отделениями которых в течение нескольких недель толпились вкладчики, формально признавали абсолютно нормальными участниками рынка. В результате из банков выводились остатки ликвидных активов.

По данным Артема Сытника, директора Национального антикоррупционного бюро, финучреждения-банкроты вывели в офшоры более 10 млрд грн. Скорее всего, речь идет о выводе денег, которые НБУ выделял банкам в качестве рефинансирования. Отсюда вопрос: как Нацбанк мог проводить настолько безответственную политику и насколько велика его вина в происходящем?

Старое помянем

Еще одно крупное судебное разбирательство на самом высоком уровне недавно развернулось вокруг собственно ФГВФЛ. Конституционный Суд Украины начал разбирательства на предмет соответствия Конституции Украины Закона “О системе гарантирования вкладов физических лиц”, принятого еще в 2012 г.

Разбирательство началось с подачи Верховного Суда Украины, который не смог разобраться, что ответить вкладчику обанкротившегося банка “Таврика”. Последний заявил, что при заключении договора с банком не давал ФГВФЛ права распоряжаться деньгами!

“В 2012 г. в Законе была изменена очередность возврата средств: требования граждан переместились в четвертую очередь, а ФГВФЛ — поднялись в третью. Люди размещают депозиты, а потом не могут получить назад ни вклады, ни процентные начисления”, — описал суть конфликта судья ВСУ Василий Гуменюк.

Рассмотрение дела о соответствии Конституции Закона “О системе гарантирования вкладов физических лиц” от 23 февраля 2012 г. началось 26 апреля. На заседании присутствовали председатель НБУ Валерия Гонтарева, директор-распорядитель ФГВФЛ Константин Ворушилин, а также новоиспеченный министр финансов Александр Данилюк.

Все они в один голос настаивали на соответствии Закона Конституции. Как заявила г-жа Гонтарева, “позиция НБУ однозначна: Закон не содержит положений, противоречащих Конституции Украины”. Она также подчеркнула, что признание этого Закона неконституционным разрушит систему гарантирования вкладов и приведет к лавинообразному оттоку депозитов из банков в связи с полной незащищенностью вкладчиков.

Глава Нацбанка добавила, что принятие такого Закона в свое время обеспечило улучшение условий выплат и выполнение международных обязательств Украины в рамках сотрудничества с МВФ и программы адаптации украинского законодательства к нормам ЕС.

В то же время ученые, присутствовавшие на слушаниях, придерживаются иного мнения. Представители Киевского национального экономического университета им.В.Гетьмана, Академии банковского дела, университетов им.Тараса Шевченко, им.Ивана Франко, им.Ярослава Мудрого определили, что ФГВФЛ выполняет сейчас функции органа государственной власти, при этом не являясь таковым.

Также экспертные выводы говорят о том, что новая очередность выплаты вкладов нарушает права части клиентов обанкротившихся финучреждений. В то же время, по мнению автора судебного ходатайства, закрепленные Законом очередность и порядок удовлетворения требований к банку приводят к нарушению равенства прав вкладчиков и могут создать ситуацию, в которой вкладчик незаконно лишается права собственности на вклад.

Что касается самого ФГВФЛ, то руководство Фонда полагает, что нормы действующего Закона уже адаптированы к директивам ЕС, в частности в вопросе полномочий Фонда по урегулированию неплатежеспособности банков.

Не смущает Фонд и установленная очередность удовлетворения требований кредиторов. При этом руководство ФГВФЛ подчеркивает — государство предоставляет гарантии только вкладчикам Ощадбанка. Для других банков необходимо законодательное урегулирование и создание системы гарантирования вкладов.

Такая система, согласно мировой практике, нацелена на предотвращение панических настроений вкладчиков во время экономических и политических кризисов, поэтому должна охватывать максимальное количество вкладчиков — физических лиц.

“Предоставление приоритета вкладчикам, суммы вкладов которых превышают 200 тыс.грн., перед вкладчиками, чьи депозиты меньше этой суммы, противоречит принципам справедливости”, — говорится в сообщении Фонда.

При этом, по информации ФГВФЛ, 99% вкладчиков-физлиц располагают вкладами, не превышающими 200 тыс.грн. Вместе с тем на оставшийся 1% вкладчиков приходится почти 50% общего объема депозитов физлиц!

Бизнес

Адвокатская компания Кравец и Партнеры