Архив метки: выбивают

Угрожают «Торнадо» и давят на больных родителей. Как следователи теперь выбивают признание

Шокирующий случай произошел с одним из фигурантов «вертолетного дела» налоговиков. После «тесного» общения со следователями от сердечного приступа умер экс-глава Подольского райуправления налоговой Киева Алексей Ярошенко — мужчине было всего 40 лет. «Вести» выяснили, как прокуроры давят на подозреваемых, чтобы заставить их дать нужные показания.

Боялся оставить сына сиротой

Причиной смерти Алексея Ярошенко стал сердечный приступ. По информации близких, на него давили из Военной прокуратуры, склоняли к сделке со следствием, угрожали уголовными наказаниями ему и его семье. «Несколько лет назад Ярошенко попал в ДТП — погибла жена, а он потерял ногу. Остался маленький сын, которого Ярошенко воспитывал сам. Также он возил сына на реабилитацию за границу. А следователи утверждали: это доказательство того, что он может сбежать за рубеж, а потому его, мол, надо закрыть. Алексей и раньше жаловался на проблемы со здоровьем, но тогда еще держался. Но давление было очень серьезным: он очень боялся, что его посадят и сын останется сиротой. Это его и сломило», — говорит «Вестям» один из адвокатов экс-налоговиков Сергей Войченко.

Обещали подсадить к торнадовцам

По словам юристов, такое же происходит и с другими фигурантами «вертолетного дела» — прокуроры используют любые способы давления, чтобы выбить нужные им признания.

«После «вертолетного шоу» все понимали, что доказательств ноль. Единственная возможность для Военной прокуратуры — это повторить сталинские процессы 1937 года, когда Бухарин и Тухачевский выходили на трибуны и признавали себя агентами всех разведок. К одному из наших подзащитных, к примеру, приходил следователь и угрожал, что если тот не пойдет на сделку со следствием, его посадят в одну камеру с бойцами батальона «Торнадо» (батальон, который обвиняют в пытках в зоне АТО. — Авт.). А вспомните, как убивали в ИВС Владимира Дубеля! Все задержанные там содержатся, хотя в ИВС нет даже фельдшера. А Евросуд определил, что содержание человека без возможности получить медпомощь приравнивается к пыткам», — продолжает Войченко.

Следователи часто давят с помощью родных и близких. «Как можно характеризовать людей, вызывающих на допрос отца фигуранта, которому 77 лет и у него рак кишечника, распорот живот после недавней операции? Его вызывают и начинают что-то по поводу сына рассказывать. Допрашивали бывшую жену младшего брата фигуранта, с которой брат развелся 10 лет назад. Всем объявили, что если они не пойдут на соглашения, будут ставить вопрос о возбуждении дела по статье «Легализация денег, полученных преступным путем». Угрожают добавить новые статьи», — говорит Сергей Войченко.

Забирают бизнес, которого нет

Юрий Иващенко, адвокат другого налоговика Сергея Шинкаренко (возглавлял налоговую в Днепре), считает, что прокуроры торопятся любой ценой завершить дело, поскольку с началом работы Госбюро расследований влияние ГПУ сильно ослабнет. «К моему клиенту и к другим приходили прокуроры и говорили: «Мы с вами заключаем сделку, а вы должны признать вину». Мы им отвечаем: «Но вины на человеке нет, вот доказательства!» А прокуроры угрожают, что отберут у подзащитного бизнес, хотя бизнеса ни у него, ни у семьи нет. То есть приходят с абсолютно шаблонными угрозами в расчете, что человек расколется», — рассказывает Юрий Иващенко.

В некоторых делах, объясняют адвокаты, встречаются методы давления, которыми пользовалось еще УБОП. «Ничего не поменялось, — говорит адвокат Виталий Наум. — Все в курсе, что творится в пенитенциарной системе — государство не может гарантировать безопасность в СИЗО и тюрьмах. Поэтому угрозы поместить подследственного в камеру с определенным контингентом и сейчас в порядке вещей. Если у человека есть хронические болезни, то нужен медконтроль. А получить медпомощь в СИЗО практически нереально. Есть перечень болезней, с которыми помещать в СИЗО нельзя, но суды и следователи пишут: «Состояние здоровья не препятствует помещению в СИЗО». И это тоже форма давления». Рычаги давления на подследственных дает и УПК, которым руководствуются правоохранители.

Очень часто человеку до самого последнего дня досудебного следствия не вручают подозрение. Потом его вызывают для дачи пояснений в качестве свидетеля — и все, он уже в статусе подозреваемого. Дела быстро передают в суд, а сторона защиты оказывается ограничена в оказании правовой помощи такому человеку — Иван Либерман, адвокат

По наблюдениям юристов, в последние три года большое количество дел заканчивается сделкой со следствием, что косвенно говорит об искусственности многих «побед». «Причина в том, что в суде правоохранительным органам доказать вину человека, особенно по экономическим преступлениям, крайне тяжело. Поэтому они используют любое психологическое давление для запугивания человека (длительные сроки, угрозы фальсификации документов). Естественно, это вызывает ухудшение здоровья, что может приводить к смерти. Если говорить о случае с Алексеем Ярошенко, бабушка или дедушка (либо любой другой официальный опекун) оставшегося сиротой его сына могут попытаться доказать, что смерть Алексея была вызвана постоянными угрозами», — делится мнением юрист Ростислав Кравец.

Ярослав Маркин, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Киеве коллекторы выбивают долги за коммунальные услуги

В Киеве частные ЖЭКи заключили договора с коллекторскими фирмами.

Они начали приходить! То, чего так ждали и боялись целый месяц: новые платежки за тепло. Правда, еще не всем. Власти предупредили тарифы пересчитывают, поэтому возможны задержки. Обещали снизить фантастические суммы процентов на 30.

В квитанциях, которые уже получили люди цифры разные. Кому-то сделали перерасчет, кому-то нет. Что делать в таком случае? Еще раньше в правительстве дали руководство к действию: идти с жалобой в местный совет. Не поможет звоните на горячую правительственную линию.

И повышение коммунальных тарифов как снежный ком тянет за собой колоссальные задолженности. На данный момент украинцы должны 17 миллиардов гривен! И на этом фоне активизируется армия выбивал! В столице некоторые частные ЖЭКи и районные администрации уже заключили договоры с коллекторскими фирмами. Чтобы те стимулировали жильцов платить по счетам.

Не перерастет ли это в волну беспредела? И не могут ли они, выбивая долги, выбить и квартиру? О коллекторских методах Елена Митясова.

Унижения и оскорбления. Угроза расправы и применение силы. Они не брезгуют ничем! Методы коллекторы не выбирают.

«Зашла в ванну, явилось два человека и меня попытались топить», — сказала Елена, пострадавшая

Целых четыре дня Елена и ее больной отец провели в квартире с неизвестными. Выгонять непрошенных гостей, объявивших себя новыми собственниками жилья, пришлось всему райотделу полиции.

«Один из задержанных имел при себе заряженное огнестрельное оружие гладкоствольное также был пистолет Макарова с травматическими патронами 4 обоймы они были готовы на захват этого объекта», — сказал Денис Ярославский, начальник Обуховского райотдела полиции

Женщина три года назад взяла на квартиру 175 тысяч гривен. До 2017 с банком должна была полностью рассчитаться. Но ни с того ни с сего финучереждение продало ее кредитный договор коллеторской компании. А те новому собственнику.

Похожая история и с Любовью Минайленко. Она почти выплатила свой кредит, когда банк лопнул. Всех клиентов по сценарию передали коллекторам. Вот теперь женщина — воюет с «финансовыми вышибалами»

Таких историй тысячи. И все словно под копирку.

«Допустим долг в 100 тысяч они покупают за 10 тысяч. У них разгон 90 тысяч для заработка», — сказал Максим Гольдарб, директор общественной организации «Публичный аудит»

Как заработать на должниках, он знает хорошо. В прошлом — «финансовый вышибала» — на условиях анонимности согласился поделиться секретами коллекторской работы.

А дальше дело техники. Нашел слабое звено и деньги, считай, в кармане:

А теперь поводов для заработка еще больше. Выбивать долги будут не только за простроченные кредиты, но и за коммунальные услуги! Некоторые ЖЭКи и столичные райадминистрации уже даже с коллекторскими компаниями договоры заключили. Ради эксперимента. Но о нем чиновники говорить пока не хотят. Наш запрос об интервью оставили без ответа.

Больше тысячи гривен за отопление, четыреста за свет, столько же вода. Плюс — другие коммунальные услуги. Сейчас по счетам достаточно не заплатить пару месяцев — чтобы в гости нагрянули коллекторы. И чем выше сумма тем больше интереса

А суммы колоссальные. Только за тепло в октябре и ноябре киевляне задолжали более двух миллиардов гривен.

«Основная часть долга 2 миллиарда примерно 600 миллионов это в основной своей массе задолженность населения плюс задолженность местных и государственных в первую очередь бюджетов», — сказал Евгений Бушман, коммерческий директор ЧАО «Киевэнерго»

В киевской гор-администрации говорят: договоры с коллекторами законны. Но и методы их работы тоже не должны выходить за рамки правового поля. Никаких угроз и запугиваний. Вот только кто это будет контролировать? На кону имущество должников. Со следующего года за долг в 64 тысячи гривен это 20 минимальных зарплат могут выселить из квартиры! И пустить недвижимость с молотка!

К тому же в следующем году на одного охотника за должниками станет больше. На полную заработает закон о частных исполнителях. По решению суда они будут описывать имущество и выставлять его на торги.

«Я глубоко убежден это сделано для того, чтобы напугать людей у которых сейчас из-за действия государства начали расти сумасшедшим образом долги по коммуналке стали получать платежки с очевидно завышенными в 2-3 раза ценами на отопление, на газ, на свет, это первое и им нечем платить.

И их пугают, ах так, тогда к тебе придет частный исполнитель. Знаешь, кто у нас будет частный исполнитель бандит, атошник или мент бывший очень суровый и заберет у тебя что есть», — сказал Максим Гольдарб, директор общественной организации «Публичный аудит»

При этом государственных исполнителей никто не отменял. Они останутся и, скорее всего, предполагают юристы, будут заниматься мелкими делами. Крупная рыба пойдет в руки частных приставов. А разгуляться тем будет где. В исполнительной службе зависли миллионы судебных решений на сумму более чем полтриллиона гривен.

«Фактически эти частные исполнители станут инструментом коллекторской деятельности, инструментом выбивания долгов, при чем инструментом довольно эффективным. Работа частных исполнителей вероятнее всего в сегодняшней ситуации превратится в бизнес, который по доходности превышает торговлю оружием, людьми и наркотиками», — сказал Ростислав Кравец, юрист

В Минюсте успокаивают. Мол, частные приставы, в отличие от государственных, не смогут выселять из квартиры. Но где гарантии, что новые исполнители не возьмут на вооружение старые коллекторские методы?

Елена Митясова, Подробности-ТВ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры