Архив метки: вкладчиков

У вкладчиков проблемных банков появилась новая возможность вернуть свои депозиты

Вкладчики, отсудившие свои депозиты у проблемных банков до введения в них временных администраций, имеют право на возврат средств и на выплату неустойки. К такому выводу пришел Верховный суд в составе коллегии судей Третьей судебной палаты Кассационного гражданского суда в ходе рассмотрения дела №761/14537/15-ц.

Размер неустойки рассчитывается по формуле 3% в день плюс текущий индекс инфляции, как это предусмотрено ст. 625 Гражданского кодекса. От момента получения постановления суда до фактической выплаты вклада человеку.

«Это было распространенным явлением четыре-пять лет назад: банки переставали отдавать людям депозиты, и вкладчики подавали на них в суды. Судились многие. Ведь банки становились проблемными и не рассчитывались с клиентами, а временная администрация вводилась не сразу. Нацбанк ждал по 6-10 месяцев. За это время суды выносили решения в пользу вкладчиков, и они попадали в исполнительную службу. Однако исполнялись далеко не все. Нередко к моменту начала исполнения уже вводилась временная администрация, и требования кредиторов ставились на паузу. Судебные исполнители отказывали людям в возврате денег. И только сейчас Верховный суд постановил, что права вкладчиков были нарушены и им не имели права отказывать. Исполнитель обязан выполнить старые постановления и насчитать неустойки с момента получения тех решений и по сей день — когда состоится выплата», — объяснил «Стране» ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Спор по делу №761/14537/15-ц касается выплаты вклада в банке «Финансы и Кредит». Однако юристы уверяют, что подобные иски выигрывались практически по каждому крупному банку, в котором впоследствии вводилась временная администрация.

«Конечно, людям, которые успели в свое время получить выигрышные постановления по взысканию депозитов и уложились до срока введения временной администрации, стоит продолжить процесс. Особенно это выгодно вкладчикам с крупными депозитами — свыше 200 тыс. грн — не покрываемыми компенсаций Фонда гарантирования вкладов. Они вернут все сбережения и получат неустойку за несколько лет», — отметил «Стране» управляющий партнер юридической фирмы Можаев и партнеры Михаил Можаев.

В деле №761/14537/15-ц Верховный суд не просто вынес решение по отдельной ситуации, но и выдал общую правовую позицию на этот счет. В которой четко постановил, что исполнительная служба должна была взыскать с банка средства по решениям, вынесенным до введения временной администрации.

«Наличие нормы пункта 4 части четвертой статьи 4 Закона Украины «Об исполнительном производстве», которой предусмотрено возвращение взыскателю без принятия к исполнению исполнительного документа, если НБУ принято решение об отзыве банковской лицензии и ликвидации банка-должника, не может противоречить принципу верховенства права, цели и задачей гражданского судопроизводства, направленных на защиту нарушенного права и выполнения окончательного судебного решения», — говорится в ней.

Тем не менее, юристы прогнозируют вкладчикам хождение по судам.

«Каждому вкладчику придется со своим делом пройти все судебные инстанции и получить решение по своему депозиту. Хотя делать это будет проще, благодаря правовой позиции Верховного суда», — считает Можаев.

Правоведы уверены, что крупные вкладчики смогут вернуть свои средства и неустойки, даже если на это не хватит имущества проблемных банков.

«Коль скоро налицо ошибка судебной исполнительной службы — именно она в свое время отказалась взыскать с банка депозит, хотя на тот момент там не работала временная администрация, то именно ее и можно призвать к ответу. То есть взыскать ущерб с исполнительной службы, это значит — из госбюджета», — резюмировал Ростислав Кравец.

СТРАНА

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вкладчиков сместили в очереди и будут позже отдавать деньги

Фонд гарантирования вкладов изменил очередность выплат депозитов.

Получить компенсацию по депозиту проблемного банка станет несколько сложнее. Минюст зарегистрировал решение Фонда гарантирования вкладов физлиц №1754 (присвоил документу свой номер 885/33856), которым меняется очередность выплат людям. А именно: вкладчики, чьи депозиты открывались на индивидуальных условиях, опускаются из четвертой очереди выплат сразу в седьмую. То есть шансы человека получить свою выплату в ФГВФЛ заметно сокращаются, можно остаться без денег.

«Данные изменения связаны с первоочередной необходимостью защиты прав на получение денежных средств от ликвидируемого банка кредиторами пятой (требования Национального банка Украины) и шестой (требования вкладчиков, возникшие в результате осуществления банком операции без открытия счета) очередей. Таким образом, более защищенными станут физические лица, которые проводили банковские операции без открытия отдельного счета (пересылка денежных средств и т.д.) и по которым были заморожены денежные средства», — прокомментировал UBR.ua новацию адвокат ЮК «Ryako and Partners» Николай Максимов.

Меньше скажется на вкладчиках вторая новация. «Уточнен список документов, которые необходимы для подтверждения статуса правопреемственности акцептованного кредитора (юридических лиц и физических лиц-предпринимателей). Данное изменение носит более технический характер и существенным образом не изменит ситуацию», — признал Максимов.

Ключевой момент — это понижение очереди для вкладчиков.

«Главное, чтобы Фонд гарантирования не стал все подряд условия вкладов называть индивидуальными. Откровенно придираться к людям. Как показывает практика, ФГВФЛ старается найти любую зацепку, чтобы поменьше заплатить. Но в тоже время известно, что большинство решений ФГВФЛ о признании договоров с банками ничтожными впоследствии признается судами незаконными», — заверил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Кстати, он уверен, что Фонд гарантирования не просто так стал менять очередность выплаты компенсаций.

«Сейчас ФГВФЛ массово заканчивает ликвидации по значительному количеству банков. И заинтересован в том, чтобы не оставить возможностей для выполнений постановлений суда в адрес его ликвидаторов», — резюмировал Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине насчитали почти 125 тыс. обманутых вкладчиков, которым должны 37 млрд. грн

Закрытие 90 проблемных банков, прикрытых властями за последние пять лет, уже превратилось в сериал. Однако люди не теряют надежды на возврат своих средств. Меньше всего проблем с этим у вкладчиков со сбережениями до 200 тыс. грн., и куда больше у крупных клиентов — с депозитами 200+.

Таких людей очень много. На этой неделе Фонд гарантирования вкладов физлиц сообщил по запросу председателя ГО «Правовое государство» Ростислава Кравца, что на 1 января 2019 года депозиты свыше 200 тыс. грн. в проблемщиках имело 124,5 тыс. человек. Все они вошли в четвертую очередь кредиторов, и смогут получить свои выплаты только после того, как банки рассчитаются по более приоритетным статьям (с точки зрения действующего законодательства). С ГФС по налогам и сборам, с Нацбанком по кредитам, с работниками по зарплатам.

По данным ФГВФЛ, на начало года армии из 124,5 тыс. вкладчиков должны баснословную сумму — 37,1 млрд. грн. (в нее не вошли долги перед клиентами ВТБ Банка, где еще не сформирована очередь из кредиторов — на это отводится 90 дней). Если прикинуть среднее значение на одного человека, то выйдет порядка 300 тыс. грн.

Из ответа Фонда гарантирования видно, что больше всего пострадавших у Дельта Банка, где за крупными компенсациями стоит в очереди сразу 30 тыс. человек. Им должны 8,8 млрд. грн. Если же сформировать из данных ФГВФЛ рейтинг крупнейших банков должников, то пятерка лидеров будет выглядеть следующим образом. 

125 тысяч вкладчиков проблемных банков Украины оставят без денег - фото 2

«Наши власти любят говорить, что крупных вкладчиков, пострадавших от закрытия банков, совсем немного и это знакомые акционеров или топ-менеджеров банков. Однако полученные от Фонда гарантирования вкладов данные это напрочь опровергают. Пострадало очень много людей, большинство которых в глаза никогда не видело руководящий состав банков. Это простые люди, которые копили на что-то или продали что-то. Человек продал квартиру, чтобы купить большую — положил деньги в банк — потерял их. Остался лишь с 200 тыс. грн., за которые и комнату не везде купишь», — отметил в беседе с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Он считает, что в нынешних условиях пострадавшим вкладчикам будет очень сложно помочь.

«Нужно что-то менять на высшем законодательном уровне. Либо серьезно увеличивать сумму компенсаций, либо менять очередь — ставить вкладчиков в приоритет (как минимум вернутся к предыдущей редакции профильного закона, где вкладчики стояли в третьей очереди на выплаты). Чтобы их шансы получить свои сбережения становились более реалистичными. Сейчас они мизерные: вкладчики лишь некоторых банков имеют шансы на получение выплат 200+, большинство людей останется ни с чем. Ведь ФГФЛ продает активы проблемных банков по заниженным ценам, и даже эти крохи не доходят до пострадавших», — резюмировал Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Наследников украинских вкладчиков отправят в Фонд гарантирования

Временные администраторы и ликвидаторы проблемных банков не смогут им помочь.

Справки наследникам умерших вкладчиков проблемных банков будут выдаваться не временными администраторами или ликвидаторами в каждом отдельно взятом финучреждении, а в Фонде гарантирования вкладов физлиц. Об этом говорится в телеграмме ФГВФЛ №02-15674/18, оказавшейся в распоряжении UBR.ua.

В ней уточняется, что уполномоченное лицо в банке обязано в трехдневный срок переслать в Фонд запрос наследника о компенсации. Вместе с сопроводительным письмом. А в нем указать наличие у наследника письма с распоряжением умершего вкладчика — официального наследства.

«Подобные справки запрашивают наследники умерших вкладчиков проблемных банков. Они не могут прийти и сразу получить компенсацию до 200 тыс. грн. Изначально им нужно вступить в наследство, а затем внести свое имя в реестр потерпевших вкладчиков. Для этого и нужна справка. И вот после этого, они становятся претендентами на выплату до 200 тыс. грн. А если сумма вклада выше — то и на более значительную сумму. Ее, конечно, придется ждать дольше. Пока завершится ликвидация и будет продано все имущество банка, и надеется, что для четвертой очереди кредиторов (вкладчиков 200+) останутся средства», — объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вкладчиков призвали на войну за выплаты ФГВФЛ

Верховный суд принял сенсационное решение. Оказывается, Фонд гарантирования вкладов физлиц выплачивал компенсации по неправильному курсу. Самый вопиющий случай произошел при банкротстве банка «Надра»: ФГВФЛ недоплатил пострадавшим вкладчикам свыше 20% их валютных вкладов.

Один из клиентов добился для себя справедливости, но другим вкладчикам, чтобы получить потерянное, придется массово подавать в суд на ФГВФЛ.

Докопаться до курса

Фонду гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) стоит подготовиться к выплате дополнительных компенсаций вкладчикам банков-банкротов. Судебная палата по гражданским делам Верховного суда 11 октября приняла неприятное для Фонда решение по иску вкладчика банка «Надра», который требовал вернуть ему валютный вклад в полном объеме – по более высокому курсу.

История этого клиента типична для рынка. 18 июля 2014 года он разместил $ 2 тыс. на депозит в банке «Надра». Срок трехмесячного вклада закончился 20 октября, но банк вернул ему не весь вклад, ссылаясь на «отсутствие необходимой суммы наличных». 5 февраля 2015 года ФГВФЛ решил ввести в банк временную администрацию, она зашла в него утром следующего дня.

Согласно закону о системе гарантирования вкладов, ФГВФЛ выплачивает компенсацию вкладов исключительно в национальной валюте и на сумму не больше 200 тыс. грн. Валютные депозиты – доллары и евро – пересчитываются в гривну по курсу на день введения в банк временной администрации. Сейчас НБУ по вечерам устанавливает курс на следующий день. Однако с 4 апреля 2014 года по 30 марта 2015-го Нацбанк рассчитывал курс в середине дня. Из-за этого в течение дня действовало два разных курса: сначала курс, установленный накануне, действовал до 14:00, тогда как курс, рассчитанный на основании сделок текущего дня, действовал после 14:00.

Для расчета гарантированных сумм компенсации вкладчикам банка «Надра» Фонд взял курс, который действовал на 9 часов утра 6 февраля, в тот момент, когда физически сотрудники ФГВФЛ вошли в центральный офис «Надры». Тогда был курс 17,99 грн/$ . «Курс 1799,9763 грн за 100 долларов был установлен Нацбанком накануне, 5 февраля 2015 года. Такой курс сохранял свое действие на начало 6 февраля 2015 года», – говорится в решении ВСУ по делу № 6-1297цс17.

Однако 6 февраля с 14:00 курс гривны обвалился: он упал более чем на 5 грн – до 23,12/$ . Курс взлетел, поскольку именно в эти дни Нацбанк решил отпустить его. Вкладчик утверждал, что для перерасчета валютных депозитов в гривну необходимо использовать именно курс, который НБУ «утвердил» днем 6 февраля и который действовал с 14:00. Суд первой инстанции – Новоград-Волынский городской райсуд Житомирской области – согласился с доводами истца, но суды и апелляционной, и кассационной инстанций в 2016-2017 годах приняли позицию ФГВФЛ.

Верховный суд признал доводы вкладчика. «Норма закона о переводе вклада в иностранной валюте в национальную валюту связана с курсом гривны, установленным НБУ на конкретный день, в который начинается процедура вывода ФГВФЛ банка с рынка и осуществления временной администрации. Закон не содержит обязанности осуществить фактический перерасчет вкладов именно в этот день и не связывает осуществление такого перерасчета с конкретным моментом во времени (часы, минуты) именно в этот день или с курсом, который действует в конкретный момент (час, минута) такого дня. Поэтому конвертация суммы вклада в иностранной валюте, в частности в долларах, осуществляется по официальному курсу гривны к этой валюте, который установлен НБУ в тот рабочий день, на который пришлось начало процедуры вывода Фондом банка с рынка», – говорится в решении суда. ВСУ прямо назвал курс выплаты Фонда – 23,12 грн/$ .

Дело местного значения

В Фонде гарантирования заявили FinClub, что выполнят решение Верховного суда. Но поскольку оно принято в пользу конкретного вкладчика, то увеличенную компенсацию получит только он. «Аналогичные судебные решения в отношении других вкладчиков этого банка отсутствуют», – аргументировали в Фонде.

Добровольно пересчитывать выплаты вкладчикам в связи с тем, что ВСУ выявил ошибочность формулы ФГВФЛ, в Фонде не хотят. «Можно с уверенностью утверждать, что ФГВФЛ по формальным основаниям примет данное постановление во внимание, однако перерасчета по всем вкладчикам банка «Надра» и других банков осуществлять не будет. К такому выводу можно прийти, учитывая то обстоятельство, что ранее вынесение Верховным судом постановлений, согласно которым действия должностных лиц ФГВФЛ признавали противоправными, не приводило к пересмотру Фондом существующей практики в принципе, а только по конкретному заявителю», – говорит партнер адвокатского объединения «СК Груп» Юлия Курило.

Порядка 458 тыс. вкладчиков должны были получить 3,83 млрд грн по валютным и гривневым вкладам. То есть из-за неправильного курса пострадали десятки тысяч валютных вкладчиков. Юристы отмечают, что клиенты банка «Надра» могут подавать аналогичные иски к Фонду. «Решение Верховного суда является обязательным к применению во всех аналогичных спорах, поэтому другие вкладчики банка могут также обратиться в суд с требованием пересчитать суммы выплат с учетом курсовой разницы», – отмечает управляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз.

В ФГВФЛ не смогли сообщить FinClub, сколько именно вкладчиков банка «Надра» имели валютные вклады меньше гарантированной суммы и какой может быть по ним пересчет. По данным НБУ, на 1 января 2015 года в банке «Надра» было $ 245,7 млн валютных депозитов физлиц, но часть из них принадлежала состоятельным клиентам и в принципе не подлежит компенсации. Под гарантии Фонда подпадало меньше половины портфеля. Если предположить, что по гарантиям выплачено порядка $ 100 млн по курсу 18 грн/$ , то дополнительная нагрузка на Фонд сейчас составила бы 500 млн грн, или 0,6% от выплаченного вкладчикам за период кризиса.

А если учесть, что при пересчете будет платиться только часть «до 200 тыс. грн», фактические расходы Фонда будут еще меньше. Допустим, депозит составлял $ 10 тыс., значит, вкладчик получил 179,9 тыс. грн. Пересчитанная сумма равна 231,2 тыс. грн (+ 51,3 тыс. грн), но вкладчик получит только 20,1 тыс. грн – в пределах 200 тыс. грн. Поэтому юристы советуют при подаче иска думать также о затратах на ведение дела. «При подаче аналогичного иска вкладчику необходимо будет оплатить судебный сбор в размере 1% от суммы иска – заявленной вкладчиком суммы к взысканию. Кроме того, если вкладчик захочет заручиться поддержкой юриста, то необходимо будет оплатить его услуги, стоимость которых может варьироваться от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч гривен – в зависимости от сложности и продолжительности ведения дела, а также квалификации юриста. Правда, как судебный сбор, так и расходы на правовую помощь могут быть взысканы через суд с Фонда», – говорит Виктор Мороз.

Юрист юридической компании «Волхв» Виктор Дубовик говорит, что при обращении в суд можно сослаться на применение к таким правоотношениям закона «О защите прав потребителей» и не платить судебный сбор. «В то же время новая редакция закона «О защите прав потребителей» не содержит нормы об освобождении от уплаты судебного сбора исков, связанных с защитой прав потребителей. В связи с этим для ускорения рассмотрения дела по существу рекомендуем осуществлять оплату необходимого сбора, – отмечает юрист. – Стоимость услуг юристов при взыскании денежных средств будет зависеть от суммы вклада, но вряд ли она составит меньше 3-5 тыс. грн за качественную подготовку и подачу иска».

Обратная сторона решения

Почти год в Украине валютный курс устанавливался в середине рабочего дня. За этот период рынок покинул 41 банк – почти половина всех случаев банкопада. Вкладчикам всех этих учреждений возвращались сбережения исходя из неправильного курса, но пострадали вкладчики только 24 банков. В то же время вкладчики 17 банков, как оказалось, получили больше положенного: в их случае курс после 14:00 был хуже, чем курс в момент захода временной администрации в банк.

«Пересчет курсовой разницы для всех вкладчиков банка «Надра» и других банков, в день выведения которых с рынка утренний курс валют отличался от дневного, без обращения в суд может произойти лишь с согласия руководства Фонда», – говорит Виктор Мороз.

Вкладчики других банков могут подавать иски, вооружившись правовой позицией ВСУ. «Вероятнее всего, дела с аналогичными требованиями будут рассмотрены в пользу заявителей», – считает Юлия Курило. Но не для всех игра стоит свеч. В большинстве случаев курсы отличались на 1-2 копейки. Лишь в восьми историях разница была больше 10 коп./$ . Случай с вкладчиками «Надры» оказался самым вопиющим. Меньшую курсовую разницу потеряли клиенты Энергобанка (доллар подорожал на 81,9 коп.), банка «Стандарт» (50,1 коп.), Терра Банка (25,3 коп.), «Золотые ворота» (22 коп.), Златобанка (13,1 коп.), «Камбио» (11,9 коп.) и Автокразбанка (10,3 коп.).

В вопросе исковой давности у юристов нет единодушия. «Исковая давность, в течение которой вкладчик может обратиться с таким иском, составляет три года. То есть можно говорить о том, что данное решение Верховного суда поможет и тем вкладчикам, которые находятся в судебных процессах по аналогичным делам, и новым лицам, обратившимся в суд», – считает Виктор Дубовик. Но Фонд может посчитать, что срок исковой давности составлял полгода с момента введения временной администрации, сказал один из юристов. По мнению Юлии Курило, вкладчик сейчас может обратиться к ФГВФЛ с требованием пересчитать выплаты, а если Фонд ответит отказом, то начать отсчитывать срок на подачу иска от момента отказа. «Возможно, вкладчикам удастся убедить суд согласиться с таким подходом к восстановлению сроков», – говорит юрист.

Партнер юрфирмы «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец уточняет, что иск надо подавать не к самому ФГВФЛ, а к его уполномоченному лицу – ликвидатору банка. А по вопросу исковой давности суд сделал послабление. «В решении Верховного суда говорится, что не имеет значения время, когда вкладчик обратится к ликвидатору по выплате, если эта выплата будет производиться в пределах гарантированной суммы 200 тыс. грн», – отмечает он. Законодательство позволяет вкладчику обратиться за выплатой в период ликвидации банка, которая может длиться пять лет. Ростислав Кравец советует вкладчикам «Надры» объединяться и подавать групповые иски, а также «писать заявления в правоохранительные органы о мошеннических действиях в Фонде».

В ФГВФЛ намекают, что логика решения ВСУ означает, что Фонд переплатил вкладчикам ряда банков-банкротов. «В Дельта Банке возникла противоположная ситуация, когда до конца дня введения временной администрации – 3 марта 2015 года – курс гривны укрепился с 26,858 грн до 24,820 грн за доллар. Однако сумма валютных вкладов пересчитывалась в соответствии с курсом, который действовал в начале дня введения временной администрации, то есть 26,858 грн за доллар», – напомнили в Фонде. Вкладчикам «Дельты» обещали выплатить 16,73 млрд грн, поэтому при правильном курсе Фонд сэкономил бы больше, чем он не доплатил в «Надре».

«Теоретически, исходя из правовой позиции Верховного суда, Фонд может обратиться в суд к вкладчикам, вклады которых не превышали 200 тыс. грн и при выплате были рассчитаны исходя из более высокого курса, с требованием вернуть курсовую разницу. Но я полагаю, что таких исков не будет», – отмечает Виктор Мороз. Одна из причин – затраты на юридическое сопровождение дел могут «съесть» выплату. «Сумма, потраченная на процесс возврата условно переплаченных средств, может превышать ожидаемую сумму взыскания», – поясняет Юлия Курило.

Виктория Руденко, ФИНКЛУБ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинских вкладчиков зовут за деньгами в ЕСПЧ

Правда, юристы предупреждают, что судиться придется долго.

Два года оздоровления банковской системы Украины завершились ее сокращением в два раза. Из 180 банков в живых осталось меньше 100, пострадали миллионы граждан и компаний, суммы потерянных средств в банках-банкротах оценивают приблизительно в 240 млрд. грн.

А к концу второго года чистки банков государство дважды пошло на исключения по проблемным финансовым структурам: приняло закон, который позволяет возмещать физлицам вред, причиненный злоупотреблениями в сфере банковских и других финансовых услуг (под банк «Михайловский») и закон, гарантирующий 100% защиту средств клиентов Приватбанка и Укрэксимбанка.

И хотя в обоих случаях инициаторы законов предоставили «логические» объяснения, по Конституции, гарантирующей равные права, права вкладчиков выведенных банков, чьи интересы отдельными законами не защищались, все равно выглядят ущемленными.

«Опираясь на Конституцию, опираясь на Европейскую Конвенцию о защите прав и основоположных свобод можно требовать гарантии от государства. Вкладчики других банков могут объединиться, выйти к Администрации Президента и Верховной Раде, и заставить принять законопроект, который будет полностью гарантировать вклады во всех банках, в том числе и обанкроченных», — подчеркнул UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

«На основании того, что нормы Конституции являются нормами прямого действия, вкладчики могут обратиться и в суд, и пытаться доказать, что их права, как вкладчиков негосударственных банков, оказались в неравных условиях и не защищены надлежащим образом», — согласился с коллегой управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Кроме Конституции пострадавшим вкладчикам-физлицам поможет ряд положений Гражданского Кодекса, юрлицам — Хозяйственного Кодекса, а также законы об НБУ, «О банках и банковской деятельности», «О системе гарантирования вкладов физлиц», постановления Кабмина, регуляторные акты Нацбанка и Фонда гарантирования вкладов физлиц по процедурам вывода банков и защиты интересов кредитов.

Но несмотря на весь арсенал законодательных норм, доказать «равенство» прав в суде очень сложно, признают юристы.

Говорят, что найти аргументы в пользу дискриминации, легко только в теории, но не на практике. Ведь в перечисленных законах и нормативах аналогично прописаны полномочия чиновников по обеспечению стабильной работы всей системы. И в спорных ситуациях эти нормы позволяют обосновать любое решение государства, как безальтернативное в конкретной ситуации.

«Любое решение можно обосновать так, что альтернативные действия вышли бы за рамки полномочий НБУ, Фонда, правительства и других госорганов. И также можно доказать, что предпринятые действия максимально соответствуют интересам других банков и системы в целом», — констатировал Виктор Мороз.

Поэтому, чтобы вернуть все средства сверх гарантированных 200 тыс. грн, вкладчику придется доказывать, что государство в лице какого-то органа, виновато в потере денег в обанкротившихся банках.

Два приятных исключения

После законов, принятых под банк «Михайловский» и Приватбанк, юристы вынесли эти структуры в отдельную категорию, в отличии от других банкротов.

Так в законе «Михайловского» они настаивают на том, что упоминаний этого банка в законе нет и можно применять нормы закона ко всем, кто заключил договора по аналогичным схемам. Ведь в законе прописаны только запрещаемые схемы, как по приему депозитов в интересах других финкомпаний, так и по прямому размещению привлеченных средств в кредиты.

«Поэтом здесь и нет дискриминации, что нормы применимы к клиенту любого банка-банкрота. Фонд гарантирования должен провести аудит подобных договоров по каждому случаю и вынести решение о возмещении потери или отказать. Другой вопрос, что этот закон прописывался специально под «Михайловский» и выигрывают от его принятия вкладчики этого банка», — заметил UBR.ua управляющий партнер юридической фирмы Pravovest Глеб Сегида.

Что касается Приватбанка, то его 100% гарантия появилась в сложных экономических обстоятельствах и только с переходом банка в государственную собственность.

«Такие же гарантии имеют Ощадбанк и Укрэксимбанк. Поэтому говорить о дискриминации одних граждан в ущерб другим — тоже сложно. В законе нет названий конкретных финучреждений, а просто формулировка «государственные банки». Кабмин гарантирует возмещение средств из госбюджета по структурам, где он является собственником на 100%», — добавил Сегида.

«Однозначно говорить о дискриминации сложно. Дискриминация — это, когда у кого-то не признают права или ограничивают в их реализации по определенному признаку. Но граждане не ограничены в праве класть деньги в Приватбанк или в другой банк. Либо не класть вообще. Если говорить о вкладчиках уже неплатежеспособных банков, то в момент признания их неплатежеспособными, вкладчики того же Привата тоже не имели госгарантий. Поэтому развивать теорию о дискриминации можно. Но это перспективно только в Европейском суде по правам человека» — отметил UBR.ua старший юрист KPMG в Украине Антон Каганец.

По двум «особым» банкам больше вопросов возникает не к юридическим моментам, а к системности и последовательности действий власти относительно финансового рынка в целом. Так «закон Михайловского» изначально принимался под давлением улицы. А расширение 100% гарантии на Приват было психологическим ходом.

«Почему государство решило допустить банкротство того же Дельта Банка, который изначально входил в список системообразующих, и никак не защитило юридических и физических лиц с крупными депозитами — это вопрос к властям. В этом случае, как и с другим банками, сталкиваемся с отсутствием системности в подходах к управлению и развитию финансового рынка», — отметил Глеб Сегида.

Также, юристы акцентируют внимание на выигрышном положении, в котором оказались три госбанка. Говорят, что при их исключительном статусе, в целом на рынке больше нарушаются принципы конкуренции и равенства форм собственности.

«Для клиентов три банка выглядят привлекательнее, чем остальные. Это значит, что у них есть конкурентные преимущества лишь на том основании, что они являются государственными банками, — напомнил Антон Каганец.

Все — в ЕСПЧ

Для повышения защиты вкладов в банках и хотя бы какой-то гарантий равенства прав вкладчиков, людям лучше добиваться не столько гарантий по всем депозитам, сколько смены очередности выплат Фондом гарантирования.

Сейчас все депозиты физических лиц свыше 200 тыс. грн. попадают только в четвертую очередь на выплату, а средства юридических лиц — вообще в седьмую. Добиться появления нормы о том, чтобы все вклады погашались в первую очередь, юристы считают более реальным вариантом, чем добиваться 100% гарантии по всем банкам.

«На практике, сегодня до 4 и 7 позиций очередь не доходит, так как сначала погашаются долги банков банкротов перед НБУ. Необходимо просто поднять физических и юридических лиц выше в очереди на погашение», — настаивает Глеб Сегида.

Ну а самым упорным вкладчикам, не жалеющим ни сил, ни средств, рекомендуют обращаться в Европейский суд по правам человека. Требовать возмещения ущерба от государства в европейском суде позволяет статья 1 Первого Протокола Европейской конвенцией о защите прав человека, принятого еще в 1952 году. Он позволяет не только оспорить действия украинских органов, но и вытребовать возмещение вклада независимо от суммы. Хотя, предупреждает Антон Каганец, даже в Европейской конвенции присутствуют оговорки к большинству статей.

«Права могут быть ограничены в разумных пределах, если это приемлемо в демократическом обществе и связано с общественной безопасностью», — отметил Каганец.

«Если же смотреть практику ЕСПЧ, то право граждан на возмещение есть неоспоримым. Если деньги были в банке, то каждый вкладчик имеет право на их возмещение вне зависимости от суммы. Иначе в цивилизованных странах быть не может», — заверил UBR.ua адвокат Ростислав Коваль.

Сегодня, от этого шага украинские вкладчики воздерживаются, так как считают подобные процессы длительными по времени и затратными по средствам, сетуют юристы. К тому же, прежде чем идти в ЕСПЧ предстоит пройти все судебные круги в Украине — от первой инстанции до кассации, что тоже может затянуться минимум на год. Но шансы выиграть процесс очень большие.

«Конвенция о защите прав человека, говорит о том, что право собственности является абсолютным и если государство лишает собственности, то оно должно возместить убытки. В противном, случае суд заставит», — утверждает Коваль.

Заявлять иск о нарушении прав вкладчика целесообразно к государству Украина в лице Кабмина и Нацбанка, а также к Госказначейству, как органу ответственному за возмещение ущерба, причиненного государством.

«Остальные государственные институции могут привлекаться в качестве третьих лиц», — уточнил Виктор Мороз.

На подачу иска у жалобщика есть 6 месяцев с момента с момента вынесения решения последней судебной инстанции в Украине. Но ждать вынесения решения ЕСПЧ можно до 10 лет, из-за большой загруженности суда и его приоритетов. В первую очередь он рассматривает дела, касающиеся жизни, чести и достоинства человека, а дела по нарушению прав собственности — во вторую.

«Обращался ли кто-то в ЕСПЧ из Украины по вопросам банковских вкладов, пока неизвестно. Один суд на всю Европу — это мало и дела рассматриваются долго. К тому же, многие запросы могут не дойти до суда по формальным причинам. И многие дела вычеркиваются из перечня из-за ненадлежащего оформления. Но если дело рассмотрели и решение позитивное, то исполнение обязательно. Государство должно подавать отчет о том, сколько решений оно выполнило, а сколько предстоит еще исполнить», — констатировал Ростислав Коваль.

Как показала практика, украинцы, ранее выигравшие иски по защите чести и достоинства в ЕСПЧ против государства, годами ждут своей компенсации из-за нехватки средств в бюджете.

Вита Филонич, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине утвердили новый принцип для обворованных вкладчиков

Банк обязали нести ответственность за проворовавшегося сотрудника, если с ним был заключен трудовой договор.

Украинские банки обязали отвечать за своих проворовавшихся работников. Рассматривая дело №6-1693ц16, Верховный суд встал на сторону пострадавшего вкладчика: постановил, что финучреждения обязаны выплатить весь украденный у человека депозит.

«Когда наши банки сталкиваются со случаями краж депозитов людей в своих отделениях, они всеми силами пытаются улизнуть от выплаты компенсации, настаивая в судах, что тот или иной проворовавшийся работник не имел полномочий на подписание от имени банка депозитного договора. Но после нового постановления ВСУ они больше не смогут пользоваться этой лазейкой. Верховный суд постановил: если у банка с его работником есть заключенный трудовой договор, он обязан отвечать за него перед вкладчиками. Если этот банкир украл у людей деньги — банк обязан все возместить: и сумму депозита, и проценты, предусмотренные договором», — объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По словам юристов, чаще всего жертвами банкиров-мошенники становятся не компании, а именно население.

«Это вкладчики-физлица. Самый незащищенный тип клиентов банка, поскольку операции по внесению денег на депозит или даже по изъятию денег со счета зачастую осуществляются не самими вкладчиками, а доверенными лицами — членами семьи, родственниками, друзьями без соблюдения правил представительства – то есть без доверенности. Такие операции оформляются квитанциями за подписью физлица. Это способствует тому, что кассиры не всегда добросовестно подходят к установлению личности вкладчика, особенно, когда вкладчик — VIP-клиент или знакомый», — отметил в разговоре с UBR.ua управляющий партнер ЮФ «Неоклеус и Довбенко» Андрей Довбенко.

По его словам, такого рода упрощенными порядками чаще всего и пользуются жулики. Прежде всего потому, что люди оказываются неготовыми к тому, что под вывеской банка их может облапошить работник банка.

«Приходя в банковское учреждение, мы однозначно уверены, что в высоких кабинетах сидят уполномоченные люди, зная, что на работу в банк не попадешь просто так, как минимум любой пройдет проверку на отсутствие судимости за корыстные преступления. Потребитель банковской услуги не может нести ответственность за добросовестную работу банкира. Для этого существуют руководители, отдел кадров, служба безопасности», — подчеркнула UBR.ua юрист юридической фирмы «Астерс» Вольга Шейко.

По словам юристов, обворованным вкладчикам впоследствии сложнее всего доказать такие моменты:

  • у должностного лица финучреждения, с которым клиент заключает договор, на момент такого заключения были необходимые полномочия;
  • деньги в финучреждение были внесены вкладчиком или уполномоченным лицом;
  • лицо-кассир в момент финансовых операций находился в трудовых отношениях с финучреждением;
  • деньги вкладчика подлежали внесению на конкретный счет клиента;
  • в случае с депозитами — доказывание того факта, что деньги снимались лицом, которое не является клиентом.

Правоведы продолжают давать вкладчикам старый совет — максимально пристально проверять, подписываемые депозитные договоры. И вычитывать все доверенности на пользование деньгами, если они выписываются.

«Но, если деньги из банка уже украли, необходимо сразу же заявлять об этом в правоохранительные органы, добиваться открытия уголовного производства и его расследования, и параллельно вести судебные процессы против банка и его сотрудника о взыскании украденных средств», — сказал UBR.ua управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex» Мороз Виктор.

К сожалению украинцам приходится все чаще прибегать к помощи силовиков. Слишком уж часто они в последние годы сталкиваются с нечистыми на руку финансистами.

«Уголовных дел в отношении проворовавшихся банкиров меньше не становится. Причем, в самых разных банках: как проблемных, где уже работает временная администрация, так и нормально функционирующих. Очень много случаев краж и судебных споров с потерпевшими в Приватбанке, где, похоже, серьезные проблемы в кадровой политике и из рук вон плохое отношение к клиентам. Еще такие истории фиксировались в Укрсоцбанке, Райффайзен Банке Аваль, Имэксбанке и банке «Хрещатик». Банки очень редко идут на компромисс и улаживают конфликты в досудебном порядке. Чаще всего судятся с людьми, чтобы не отдавать им деньги. Причем, судятся очень долго — по 11-15 лет», — подчеркнул Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Популизм дороже денег: была ли альтернатива закону для вкладчиков «Михайловского»

Верховная Рада приняла президентский закон №5390, которым предусмотрено возмещение ущерба вкладчикам банков, нанесенного в результате злоупотреблений со стороны финучреждений.

В Аппарате президента и в Национальном банке считают, что таким образом удастся упредить в дальнейшем попытки махинаций с банковскими вкладами граждан. «Апостроф» разбирался, не создала ли власть опасный прецедент и были ли альтернативные решения этой проблемы.

Как украинцам снова залезли в карман

Уходящая рабочая неделя ознаменовалась не только шумными митингами под Нацбанком с требованием отстранить от занимаемой должности его председателя Валерию Гонтареву. Резонансным событием для финансовых рынков стало принятие Верховной Радой закона №5390 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно возмещения физическим лицам через систему гарантирования вкладов физических лиц ущерба, нанесенного злоупотреблениями в сфере банковских и других финансовых услуг».

Его разработкой занимались в Аппарате президента совместно с народными депутатами, а лоббировал неотложное принятие документа сам президент Петр Порошенко. Главной темой документа стало уточнение процедуры оформления вкладов населения в небанковских финучреждениях при участии банков-агентов.

Закон Порошенко не предусматривает никаких кардинальных изменений в системе гарантирования вкладов или существенного усиления защиты вкладчиков. Документ лишь обязывает банк, являющийся поверенным агентом при составлении договора о вкладе в финансовую компанию, в письменном виде уведомлять клиента об отсутствии госгарантий по таким вкладам. То есть участие банка в таких сделках в качестве посредника не запрещается. При этом если после признания банка неплатежеспособным будет доказано, что вкладчиков финкомпании о правилах гарантирования не уведомили, то Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) сможет предъявить права требования (в т.ч. в судебном порядке) по возмещению необходимой суммы непосредственно к финансовой компании. Полученные таким путем средства будут суммироваться с ликвидационной массой неплатежеспособного банка и пойдут на возврат денег обманутым вкладчикам.

Необходимость урегулировать этот вопрос возникла после скандала с банком «Михайловский», в стенах которого клиентам предлагали увеличить проценты по вкладу, оформив его на финучреждения «Кредитно-инвестиционный центр» и «Инвестиционно-расчетный центр». В этой схеме банк выступал лишь как посредник. При этом вкладчиков финкомпаний «забыли предупредить», что государственные гарантии в размере 200 тыс. грн на такие вклады не распространяются. Позже у банка возникли финансовые проблемы, и уже в мае Нацбанк признал его неплатежеспособным. В результате около 14 тысяч человек вышли на улицы города с требованием вернуть почти 1,5 млрд грн вложенных в финкомпании средств. Вкладчики достаточно быстро мобилизировались, и на протяжении фактически всего лета инфополе пестрило заголовками об обманутых вкладчиках «Михайловского». Выйти к протестующим с обещанием взять ситуацию под свой контроль пришлось самому президенту Порошенко. В результате и был разработан законопроект, позже ставший законом.

Опасный прецедент

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец считает, что принятие этого закона связано с попыткой руководства страны уйти от ответственности. В своих доводах юрист опирается на тот факт, что временную администрацию ввели в банк «Михайловский» в связи с увеличением нагрузки на Фонд (20 мая в базу данных банка были внесены изменения, увеличившие объем гарантированной ФГВФЛ суммы на 1 млрд грн до 2,6 млрд грн), даже несмотря на то, что банк исполнял свои обязательства перед вкладчиками в полном объеме. «Фонд эти договора (на 1 млрд грн) не признает. Кроме того, из неоднократных заявлений должностных лиц Фонда и НБУ следовало, что деньги из банка не выходили. Таким образом, Фонд и без этого закона должен был вернуть деньги вкладчикам», — возмущается Кравец.

Депутаты оказались менее придирчивы к целесообразности принятия этого документа и охотно поддержали инициативу президента. Но это и не удивительно, ведь усиление защиты вкладчиков — это тема, которая не первый год активно муссируется в стенах парламента. Особенно важен такой понятный и доступный электорату инфоповод в преддверии возможных досрочных выборов в парламент, которые по разным прогнозам могут состоятся уже весной-летом 2017 года.

Положительную оценку принятому документу дали и в Нацбанке. По этому поводу регулятор даже устроил вечернюю встречу с профильными журналистами после голосования в парламенте. «Мы считаем, что этот закон позволит избежать злоупотреблений на финансовом и банковском рынках. Во-первых, он запрещает банкам предоставлять непрозрачные посреднические услуги, во-вторых, он обязывает банки раскрывать информацию прозрачно и полностью, и в-третьих, закон фактически запрещает привлечение средств небанковскими финучреждениями», — отметила зампредправления НБУ Екатерина Рожкова.

Чиновница согласилась с тем фактом, что закон влияет не только на финкомпании, но и на рынок Р2Р кредитования, которым с недавних пор активно занимается ПриватБанк. Дело в том, что при кредитовании по схеме Р2Р банк также выступает лишь посредником между вкладчиком и заемщиком, и все риски по таким операциям, как пояснила Рожкова, берет на себя вкладчик. Новый закон запрещает банкам привлекать средства населения с целью дальнейшей выдачи кредита без отображения таких кредитов в своем балансе. «Такой вид кредитования существует во всем мире, но банкам запрещено им заниматься. Под это создаются отдельные платформы. Новый закон урегулировал этот вопрос и в Украине», — сказала она.

В этом с Рожковой соглашается и председатель совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек, отмечая, что закон действительно содержит ряд норм, которые будут препятствовать созданию финансовых пирамид с участием банковской системы Украины. Однако банкир также считает, что теперь власть создала прецедент, когда за счет налогоплательщиков будут компенсироваться средства, ранее не подпадающие под гарантии ФГВФЛ. «Если разделить эту сумму на все работоспособное население, получается, что каждый украинец в возрасте от 15 до 70 лет заплатит по 67 грн, чтобы рассчитаться за аферу акционера банка Виктора Полищука. К тому же, таким образом политики поощряют людей и дальше гнаться за высокими ставками, не задумываясь, насколько рискованны подобные инвестиции», — резюмирует Шпек.

Альтернативным и более правильным решением, по мнению опрошенных «Апостроф.Экономика» экспертов, было бы взыскать в судебном порядке другие активы акционеров банка «Михайловский» и за счет этих средств рассчитаться со вкладчикам. Однако тут снова всплывает вопрос о незавершенной судебной реформе. В существующих условиях судебные разбирательства по таким делам могут тянуться годами.

Участники рынка недоумевают, как вообще регулятор мог упустить подобную махинацию в достаточно крупном банке, при этом постоянно констатируя усиления и реформы в области банковского надзора и повышение качества финмониторинга. «До сих пор не совсем понятно, как при настолько жестком банковском регулировании и тщательных проверках могли допустить, чтобы подобные незаконные схемы могли реализовываться в одном из крупных украинских банков», — задается вопросом директор по юридическим вопросам Банка Кредит Днепр Максим Гринченко. Но скорее всего, на этот вопрос уже вряд ли кто-то ответит.

Марк Поллок, Апостроф.Экономика

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Популизм дороже денег: была ли альтернатива закону для вкладчиков «Михайловского»

Верховная Рада приняла президентский закон №5390, которым предусмотрено возмещение ущерба вкладчикам банков, нанесенного в результате злоупотреблений со стороны финучреждений.

В Аппарате президента и в Национальном банке считают, что таким образом удастся упредить в дальнейшем попытки махинаций с банковскими вкладами граждан. «Апостроф» разбирался, не создала ли власть опасный прецедент и были ли альтернативные решения этой проблемы.

Как украинцам снова залезли в карман

Уходящая рабочая неделя ознаменовалась не только шумными митингами под Нацбанком с требованием отстранить от занимаемой должности его председателя Валерию Гонтареву. Резонансным событием для финансовых рынков стало принятие Верховной Радой закона №5390 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно возмещения физическим лицам через систему гарантирования вкладов физических лиц ущерба, нанесенного злоупотреблениями в сфере банковских и других финансовых услуг».

Его разработкой занимались в Аппарате президента совместно с народными депутатами, а лоббировал неотложное принятие документа сам президент Петр Порошенко. Главной темой документа стало уточнение процедуры оформления вкладов населения в небанковских финучреждениях при участии банков-агентов.

Закон Порошенко не предусматривает никаких кардинальных изменений в системе гарантирования вкладов или существенного усиления защиты вкладчиков. Документ лишь обязывает банк, являющийся поверенным агентом при составлении договора о вкладе в финансовую компанию, в письменном виде уведомлять клиента об отсутствии госгарантий по таким вкладам. То есть участие банка в таких сделках в качестве посредника не запрещается. При этом если после признания банка неплатежеспособным будет доказано, что вкладчиков финкомпании о правилах гарантирования не уведомили, то Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) сможет предъявить права требования (в т.ч. в судебном порядке) по возмещению необходимой суммы непосредственно к финансовой компании. Полученные таким путем средства будут суммироваться с ликвидационной массой неплатежеспособного банка и пойдут на возврат денег обманутым вкладчикам.

Необходимость урегулировать этот вопрос возникла после скандала с банком «Михайловский», в стенах которого клиентам предлагали увеличить проценты по вкладу, оформив его на финучреждения «Кредитно-инвестиционный центр» и «Инвестиционно-расчетный центр». В этой схеме банк выступал лишь как посредник. При этом вкладчиков финкомпаний «забыли предупредить», что государственные гарантии в размере 200 тыс. грн на такие вклады не распространяются. Позже у банка возникли финансовые проблемы, и уже в мае Нацбанк признал его неплатежеспособным. В результате около 14 тысяч человек вышли на улицы города с требованием вернуть почти 1,5 млрд грн вложенных в финкомпании средств. Вкладчики достаточно быстро мобилизировались, и на протяжении фактически всего лета инфополе пестрило заголовками об обманутых вкладчиках «Михайловского». Выйти к протестующим с обещанием взять ситуацию под свой контроль пришлось самому президенту Порошенко. В результате и был разработан законопроект, позже ставший законом.

Опасный прецедент

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец считает, что принятие этого закона связано с попыткой руководства страны уйти от ответственности. В своих доводах юрист опирается на тот факт, что временную администрацию ввели в банк «Михайловский» в связи с увеличением нагрузки на Фонд (20 мая в базу данных банка были внесены изменения, увеличившие объем гарантированной ФГВФЛ суммы на 1 млрд грн до 2,6 млрд грн), даже несмотря на то, что банк исполнял свои обязательства перед вкладчиками в полном объеме. «Фонд эти договора (на 1 млрд грн) не признает. Кроме того, из неоднократных заявлений должностных лиц Фонда и НБУ следовало, что деньги из банка не выходили. Таким образом, Фонд и без этого закона должен был вернуть деньги вкладчикам», — возмущается Кравец.

Депутаты оказались менее придирчивы к целесообразности принятия этого документа и охотно поддержали инициативу президента. Но это и не удивительно, ведь усиление защиты вкладчиков — это тема, которая не первый год активно муссируется в стенах парламента. Особенно важен такой понятный и доступный электорату инфоповод в преддверии возможных досрочных выборов в парламент, которые по разным прогнозам могут состоятся уже весной-летом 2017 года.

Положительную оценку принятому документу дали и в Нацбанке. По этому поводу регулятор даже устроил вечернюю встречу с профильными журналистами после голосования в парламенте. «Мы считаем, что этот закон позволит избежать злоупотреблений на финансовом и банковском рынках. Во-первых, он запрещает банкам предоставлять непрозрачные посреднические услуги, во-вторых, он обязывает банки раскрывать информацию прозрачно и полностью, и в-третьих, закон фактически запрещает привлечение средств небанковскими финучреждениями», — отметила зампредправления НБУ Екатерина Рожкова.

Чиновница согласилась с тем фактом, что закон влияет не только на финкомпании, но и на рынок Р2Р кредитования, которым с недавних пор активно занимается ПриватБанк. Дело в том, что при кредитовании по схеме Р2Р банк также выступает лишь посредником между вкладчиком и заемщиком, и все риски по таким операциям, как пояснила Рожкова, берет на себя вкладчик. Новый закон запрещает банкам привлекать средства населения с целью дальнейшей выдачи кредита без отображения таких кредитов в своем балансе. «Такой вид кредитования существует во всем мире, но банкам запрещено им заниматься. Под это создаются отдельные платформы. Новый закон урегулировал этот вопрос и в Украине», — сказала она.

В этом с Рожковой соглашается и председатель совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек, отмечая, что закон действительно содержит ряд норм, которые будут препятствовать созданию финансовых пирамид с участием банковской системы Украины. Однако банкир также считает, что теперь власть создала прецедент, когда за счет налогоплательщиков будут компенсироваться средства, ранее не подпадающие под гарантии ФГВФЛ. «Если разделить эту сумму на все работоспособное население, получается, что каждый украинец в возрасте от 15 до 70 лет заплатит по 67 грн, чтобы рассчитаться за аферу акционера банка Виктора Полищука. К тому же, таким образом политики поощряют людей и дальше гнаться за высокими ставками, не задумываясь, насколько рискованны подобные инвестиции», — резюмирует Шпек.

Альтернативным и более правильным решением, по мнению опрошенных «Апостроф.Экономика» экспертов, было бы взыскать в судебном порядке другие активы акционеров банка «Михайловский» и за счет этих средств рассчитаться со вкладчикам. Однако тут снова всплывает вопрос о незавершенной судебной реформе. В существующих условиях судебные разбирательства по таким делам могут тянуться годами.

Участники рынка недоумевают, как вообще регулятор мог упустить подобную махинацию в достаточно крупном банке, при этом постоянно констатируя усиления и реформы в области банковского надзора и повышение качества финмониторинга. «До сих пор не совсем понятно, как при настолько жестком банковском регулировании и тщательных проверках могли допустить, чтобы подобные незаконные схемы могли реализовываться в одном из крупных украинских банков», — задается вопросом директор по юридическим вопросам Банка Кредит Днепр Максим Гринченко. Но скорее всего, на этот вопрос уже вряд ли кто-то ответит.

Марк Поллок, Апостроф.Экономика

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Деньги вкладчиков снова под угрозой: новый список банков-нарушителей от НБУ

21 из 44 проверенных банков сверх нормы кредитовали родственный бизнес НБУ после проверки обнаружил, что крупные банки сверх нормы кредитуют приближенные предприятия.

За последние несколько лет банки заметно нарастили объем кредитов, выданных связанным с их акционерами бизнесам. На сегодняшний день Нацбанк обнаружил нарушения по объему такого кредитования у 21 из 44 проверенных банков. До конца года регулятор намерен проверить все 108 банков страны. Некоторые банки изначально создавались с целью кредитования финансово-промышленных групп (ФПГ), в которые они входили. Многие из них (VAB, «Финансы и Кредит» и др.) уже канули в лету. Основной риск такого кредитования состоит в том, что при наличии проблем у основного бизнеса его собственник зачастую не может поддержать банк, а значит, финучреждение не может выполнить свои обязательства перед вкладчиками. Это создает дополнительную нагрузку на Фонд гарантирования вкладов физлиц, а соответственно — и на госбюджет.

Национальный банк отрапортовал о завершении диагностики 44 крупнейших банков на предмет кредитования связанных лиц. Как сообщила пресс-служба НБУ, в результате у 21 банка были обнаружены нарушения нормативных требований по кредитованию приближенных к руководству банка бизнесов.

«Диагностика показала, что в некоторых банках уровень выданных связанным лицам кредитов превышает норму в несколько раз. С учетом проблемной ситуации, которая формировалась в банковской системе на протяжении десятилетий, банкам предоставляется возможность в трехлетний срок привести объемы операций со связанными лицами в соответствие с к нормативными требованиями НБУ», — отметил начальник управления мониторинга связанных с банком лиц НБУ Алексей Рудой.

По информации Нацбанка, 14 банков уже готовят трехлетние графики сокращения объема активных операций со связанными лицами, а четыре уже согласовали их с регулятором. В октябре НБУ намерен завершить процесс диагностики следующих 14 банках, а до конца 2016 года – проверить все 108 банков, работающих в Украине.

Увеличение объемов кредитования родственных предприятий эксперты объясняют несколькими факторами. Один из них — отсутствие возможности для украинского бизнеса привлекать финансы на выгодных условиях у других источников. «После кризиса 2008 года возможности кредитования для корпоративного сектора существенно ухудшились, а требования банков к заемщикам ужесточились. Для некоторых отраслей, например, для строительства, доступ к банковскому кредитованию был почти полностью закрыт», — говорит главный аналитик UniCredit Bank Андрей Приходько. При этом, отмечает эксперт, в Украине не работает рынок корпоративных облигаций, а финансирование из международных источников отсутствует, за исключением относительно небольших объемов кредитования ЕБРР и других международных финансовых организаций. В таких условиях свой, аффилированный банк может стать важным источником фондирования для крупного и среднего бизнеса. Такой «карманный» банк привлекает депозиты населения и кредитует этими деньгами проекты учредителей, под которые невозможно привлечь внешнее финансирование. Поэтому рост кредитования связанных лиц, по мнению самих банкиров, — вполне естественный процесс, отражающий ухудшение доступа к внешним и внутренним рынкам заимствований для украинского бизнеса.

Еще одной причиной увеличения числа банков с завышенным объемом кредитования связанных лиц стало изменение Нацбанком перечня лиц, которые могут считаться связанными с финучреждением. «Банки не стали кредитовать связных лиц больше положенного, это НБУ изменил нормы определения связанности, которые распространились на заемщиков, которые уже были прокредитованы ранее. Сделал регулятор это еще в прошлом году, но проверки были проведены только в текущем. Банки обновили свои списки связных лиц, как того требовал Нацбанк. Соответственно, с расширением списка связных лиц автоматически увеличились и объемы таких кредитов», — уверяет исполнительный директор НАБУ Елена Коробкова. Именно этот фактор, по мнению Коробковой, и вынудил НБУ дать банкам три года для приведения показателя к норме (т. е. не более 25% регулятивного капитала).

Однако не все так спокойно реагируют на озвученную регулятором новость. К примеру, председатель правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач считает, что наличие инсайдерского кредитования на украинском рынке в озвученных регулятором масштабах недопустимо и несет колоссальные риски. «В нашем банке вообще нет кредитов связанным лицам. Однако в настоящий момент это одна из основных проблем украинской банковской системы, с которой уже давно следовало жестко бороться. При этом бороться с ней очень сложно, потому что если перевести хорошую часть портфеля банка с высокой долей кредитов связанным лицам в другие банки, то банку, оставшемуся только с плохой его частью, будет не на чем зарабатывать», — сетует банкир.

Кредитования банками связанных лиц, в первую очередь, несет огромные риски невозврата таких кредитов аффилированными предприятиями. «Есть риски, что в случае возникновения проблем с основным бизнесом они автоматически переходят в проблемы банка (ликвидность, плохие кредиты). Более того, акционер не в состоянии поддержать банк», — поясняет аналитик ИК Adamant Capital Инна Звягинцева. Ситуация становится особенно опасной, если на такое кредитование банки направляют депозиты своих клиентов. «В самых худших случаях акционеры вкладывают полученные банком депозиты в свой бизнес. По сути, такие депозиты – это инвестиция в акционерный капитал, а это намного рисковее депозитных вкладов, а значит, и ставки по таким «инвестициям» должны быть намного выше, чем по депозитам. То есть, привлекая деньги в форме депозитов для развития своего бизнеса, собственники банков обманывают вкладчиков. Среди наиболее ярких примеров таких обанкротившихся банков — банки Олега Бахматюка (VAB и Финансова Инициатива) и Конастантина Жеваго (Финансы и Кредит)», — говорит глава аналитического отдела ИК «Конкорд Капитал» Александр Паращий.

В пресс-службе регулятора отказались назвать «Апостроф.Экономика», какие именно банки чрезмерно кредитуют приближенный бизнес, сославшись на банковскую тайну. Однако опрошенные изданием эксперты допускают, что это в первую очередь банки с украинским капиталом. «В этот список точно попал ПриватБанк, также теоретически в нем могут быть банк «Пивденный» и банк «Кредит Днепр», — размышляет старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. Интересно, что государственные Ощадбанк и Укрэксимбанк, которые часто обвиняют в выдаче кредитов убыточным госкомпаниям по заниженным ставкам, в этот перечень попасть не могут. Они также должны выполнять требования регулятора, однако согласно украинскому законодательству, государство связанным лицом не является.

Марк Поллок, АПОСТРОФ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры