Архив метки: вернуть

«Страшилка для мелких взяточников». Как у Зеленского хотят вернуть «уголовку» за незаконное обогащение

В Украине уже в ближайшее время может появиться новый закон об уголовной ответственности за незаконное обогащение. Проект уже есть в парламенте — его в последние дни работы прежнего состава Верховной Рады внес президент Владимир Зеленский. Предполагалось, что документ оперативно рассмотрят на внеочередном заседании ВР, но тогда депутаты так и не собрались. 

Теперь проект может оказаться одним из первых в порядке дня нового парламента. И, с учетом большинства у «Слуги народа», шансы на его принятие весьма высоки. 

Напомним: прежний закон об уголовной ответственности за незаконное обогащение в феврале этого года «забраковал» Конституционный суд. Тогдашний президент Петр Порошенко внес в парламент новый законопроект на эту тему.  Но документ был откровенно слабым. Как указали юристы «Центра противодействия коррупции», Порошенко предложил такое определение незаконного обогащения, которое априори не позволило бы доказать вину коррупционера в суде.

Верховная Рада президентский законопроект даже не рассматривала. 

Во время президентской предвыборной кампании Владимир Зеленский активно критиковал Порошенко за отсутствие ответственности за незаконное обогащение. Говорил, что таким образом тот попросту прикрывает схемщиков и  коррупционеров из своего ближайшего окружения.

И пообещал, что, если победит, будет инициировать воостановление этой нормы одной из первых. 

Впрочем, эксперты, с которыми пообщалась «Страна», предложенный Зеленским документ тоже раскритиковали. 

«Любого можно будет лишить имущества и засадить за решетку. Это позволит властям посадить на крючок неугодных чиновников и сделать их абсолютно ручными», — уверен глава адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. А с другой стороны — в проекте достаточно лазеек, которые позволят избежать отвественности «своим» коррупционерам. 

«Страна» разбиралась в новой «антикоррупционной схеме». 

Посчитают все нажитое за три года 

В пояснительной записке к законопроекту, которая, к слову, подписана руководителем Офиса президента Андреем Богданом, указано, что Украина обязалась ввести уголовное наказание за незаконное обогащение в меморандуме с МВФ от 2014 года.

Но, так как КС заблокировал прежний антикоррупционный закон, возник своего рода правовой вакуум. И он полностью нивелирует роль системы электронного декларирования. Более того — последнее может использоваться для легализации незаконных активов.

В президентском законопроекте предлагается новая схема борьбы с коррупционерами.

Так уголовную ответственность (от 5 до 10 лет) хотят установить для чиновников государственных или местных органов власти, если стоимость их имущества превышает их законные доходы более чем на 12 тысяч необлагаемых налогом минимумов. Для уголовного и административного права базовой является ставка необлагаемого минимума не в 17 гривен, как по другим законам, а налоговая социальная льгота — 960,5 гривен. То есть, речь идет о сумме примерно в 11,5 млн гривен. 

Конфисковать будут имущество, стоимость которого превышает размер прожиточного минимума больше чем в 500 раз (порядка миллиона гривен). 

«Законом устанавливается четкое разделение ответственности и она напрямую зависит от стоимости приобретенных активов. Так, в случае приобретения активов, стоимость которых более чем на двенадцать тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан превышает его законные доходы, указанное лицо будет нести уголовную ответственность. Если стоимость активов в 500 и более раз превышает прожиточный минимум для трудоспособных лиц будет применяться взыскание по гражданскому иску, то есть — конфискация имущества», — пояснил «Стране» управляющий партнер Bires Law Firm, адвокат Игорь Багрий. 

Под внимание НАБУ попадет имущество госслужащих, нажитое за последние три года. 

Рассматривать «коррупционные» дела будут не местные суды, а исключительно Высший антикоррупционный суд, что, как указано в пояснительной записке, должно стать гарантией «беспристрастности». Инициировать иски смогут НАБУ по согласованию с САП, а также Генпрокуратура. 

В суде предлагается использовать схему доказывания вины подсудимого — preponderance of the evidence или «преимущество доказательств». То есть, более вескими станут аргументы той стороны, доказательства которой окажутся «более убедительными».

«При этом в проекте нет ни слова  о том, что доказательная база должны быть собрана законно», — отмечает Кравец. 

«Накопили на машину — докажите» 

Кравец называет законопроект Зеленского «катастрофой».

«Он усиливает криминализацию вместо декриминализации. И позволяет лишить имущества буквально любого человека. Презумпцию невиновности вообще убрали», — говорит юрист. Он также отмечает, что закон в случае его принятия вступит в силу по сути задним числом.

«То есть, преступлением будут считаться те действия, которые на момент совершения таковыми не считались. К примеру, если вы сегодня стали генпрокурором, а вчера купили машину, то вас автоматически можно признать коррупционером. Ведь нулевой декларации, которая бы стала точкой отсчета, в проекте не предусмотрено», — добавил Кравец. 

«Сама конфискация не является новеллой. Действующее гражданско — процессуальное законодательство уже содержит нормы, которые также предоставляют возможность органам прокуратуры инициировать вопрос о признании активов необоснованными. Но новый проект не связывает конфискацию и наличие приговора суда за совершение коррупционного преступления или легализацию (отмывание) средств, полученных преступным путем, как указано в действующем законодательстве», — отмечает Багрий. 

То есть, для нынешних госслужащих и тех, кто только пополнил чиновничьи ряды, вводится обязательное новое правило — им нужно доказать законность всех своих активов за последние три года. «Если накопили на машину, то докажите, что откладывали и заплатили с этой суммы налоги. Если родители подарили квартиру — докажите, что они получили деньги законно. Причем, такие ограничения касаются не только родственников, но и третьих лиц, юридических лиц. Скажем, у того же «Бориса», совладелец которого Михаил Радуцкий теперь депутат от «Слуги народа» и без пяти минут глава парламентского комитета по здравоохранению, можно отобрать активы. То есть, в чиновники имеет смысл идти разве что сиротам без родственников», — говорит Кравец. 

Экс-советник НАЗК Александр Ярецкий, наоборот, считает срок в три года слишком коротким. 

«Не понимаю, что мешает установить его гораздо выше, а саму гражданскую конфискацию применять не только к текущим субъектам декларирования, но и к бывшим. Получается, что все, кто нажил активы ранее, могут вздохнуть свободно», — говорит он. 

«Антикоррупционный закон не будет затрагивать интересы тех чиновников, которые за время пребывания у власти имели возможность приобрести дорогостоящее имущество и легализовать денежные средства в своих декларациях», — подтвердил и Игорь Багрий. 

Тем не менее, как считает Кравец, НАБУ сможет взять «под колпак» практически любого чиновника, сделав его полностью «ручным».  Тем более, что роль НАБУ даже усиливается. Для инициирования антикоррупционных исков ему даже не понадобится проверка деклараций от НАПК (что было обязательным в прежнем антикоррупционном законе). 

Лазейки для своих 

Впрочем, на самом деле новый законопроект не настолько строг к коррупционерам, как кажется на первый взгляд. Александр Ярецкий отмечает, к примеру, ограниченность круга субъектов, на которых будет распространяться закон. 

«Закон предполагается распространить на субъектов, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления, перечень которых определен пунктом 1 части первой статьи 3 закона о предотвращении коррупции. А это даже не все субъекты декларирования по этому закону. Мало того, что этот перечень ответственных лиц крайне сужен, так из него периодически еще выдергивают отдельных персонажей. При Порошенко, например, спасая Филатова от уголовного преследования за недекларирование активов, выдернули Администрацию президента.

Что мешает применить хотя бы гражданскую конфискацию незаконно нажитых активов ко всем субъектам декларирования, одновременно наведя порядок с таким перечнем? У нас коррупция в «Нафтогазе», «Укрзализнице», госбанках и прочих государственных предприятиях, а они не подпадают под действие предложенного закона», — говорит эксперт. Он пояснил «Стране», что те же госпредприятия могут выйти из-под действия антикоррупционного закона просто переписал устав и проведя перерегистрацию. 

Еще одна проблема — оценка активов. «Декларант не задекларировал домик, доставшийся в наследство от родителей. Точной цены никто не знает. В зависимости от проведенной оценки может наступить разная ответственность, а такая оценка всегда субъективна, отражающая мнение конкретного оценщика, даже если выполнена по стандартам оценки. Поэтому вопрос остается и он отнюдь не праздный: кто и как будет определять стоимость активов и по состоянию на какую дату? Законопроект не дает ответа на этот вопрос. В результате стороны могут принести в суд две кардинально разные оценки. А есть же масса вещей, которые вообще невозможно оценить (например, предметы коллекционирования, да и сами коллекции)», — отмечает он. 

Отдельная тема — если имущество записано на третьих лиц, как это любят делать наши чиновники. 

«Под приобретением активов законопроект предлагает считать не только непосредственно приобретение в собственность (тут более-менее все понятно), но и приобретение их в собственность или пользование третьими лицами. И вот тут возникает куча вопросов.

Что считать пользованием? В чем оно должно выражаться и к чему привязано? НАПК, например, считает, что пользование надо декларировать по состоянию на последний день декларируемого периода. То есть, чтобы иметь законное право не декларировать пользование «Mercedes», записанным на бабушку, достаточно просто 31 декабря им не пользоваться. Или если тебя твой товарищ один раз покатает на яхте, ее уже конфискуют? Законопроект не дает ответа на этот вопрос. Как доказать, что 90-летняя бабулька владеет многомиллионными активами именно с согласия или за счет внучка-прокурора? А если это недоказуемо, то тогда что? Не достаточно ли очевидного факта, что она не может в принципе владеть такими активами и наличия родственных связей? И как именно к ней в таком случае применить гражданскую конфискацию активов? А кого из них надо будет сажать?», — недоумевает Ярецкий. 

То есть, получается, что с  одной стороны по новому законопроекту, если его примут, можно будет упрятать за решетку или лишить имущества даже вполне законопослушного чиновника, а с другой — вывести из-под ответственности явного коррупционера. 

«Тут как раз тот случай, когда все в законопроекте должно быть выписано очень скрупулезно и максимально подробно. А пока — не взлетает», — говорит Ярецкий. 

Высший коррупционый пилотаж 

При этом экономист Алексей Кущ считает, что бороться с украинскими коррупционерами «демократическими» юридическими инструментами не получится. 

«Презумпция невиновности хорошо работает в странах с устоявшейся законодательной системой, а не в таких, как Украина — со своей системой «кумовства». Возможно, даже стоило бы принять закон о кумовстве, как в Грузии в свое время приняли закон о ворах в законе. По нему, если у человека — статус вора в законе, уже не нужно дополнительно доказывать, что он преступник. Это уже вина. Так и в Украине на основании причастности к коррупционной группе чиновники могли бы признаваться виновными», — говорит Кущ.

Но, по его словам, без внесения изменений в Конституцию такой пакет работать не будет.

«По-хорошему, нужны два проекта. Один — на переходной период, с внесением изменений в Конституцию о введении «презумпции виновности» для отдельных лиц и в отдельных случаях. Второй — уже более «европейский», на тот период, когда массовую коррупцию удастся искоренить», — считает эксперт. 

«Получение денег, машин и квартир — это результат коррупции низшего и среднего звена чиновников. На макроуровне за коррупционные деяния не дарят машины и не заносят чемоданы кэша. Там расплачиваются руководящими должностями на госпредприятиях, доступами к тендерам, «зелеными корридорами» на таможне и прочим схемам. А именно в верхах сосредоточена глобальная коррупция. Это именно та коррупция, которая подрывает украинскую экономику и стоит стране миллиардов долларов. И это то, ради чего в политику идут бизнесмены и миллионеры. А о такой коррупции в президентском законопроекте ничего не сказано», — подытожил Кущ.

Людмила Ксенз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банкиров заставили вернуть людям деньги, перечисленные по спорному сроку

Представитель Дельта Банка не смог оспорить выплату, признав договор ничтожным.

Вкладчики проблемных банков имеют право на компенсацию из Фонда гарантирования вкладов физлиц, даже если получили деньги на счет за день-два или за неделю до введения временной администрации в финучреждения. Главное, чтобы средства поступили до назначения администрации, и только это имеет значение. Так решил Верховный суд в составе коллегии судей Кассационного административного суда, рассматривая дело №826/10575/16.

Попытки представителей ФГВФЛ признать договоры с людьми ничтожными в такой ситуации считаются незаконными.

«Заключение договоров и зачисление средств на счета истца состоялись до отнесения ПАО «Дельта Банк» в категорию неплатежеспособных и введения временной администрации в банке (2 марта 2015). Потому истец подпадает под действие гарантий возмещения средств по вкладу на основании статьи 26 закона № 4452-VI. В то же время, уполномоченное лицо ФГВФЛ не привело правовых оснований для не включения истца в перечень вкладчиков ПАО «Дельта Банк», которые имеют право на возмещение средств по вкладам за счет Фонда, в соответствии с предписаниями закона № 4452-VI», — говорится в постановлении суда.

Спор касался нескольких денежных переводов на счет вкладчика: два по $ 3 тыс. и один на $ 1,5 тыс. Все они состоялись 19 февраля 2015 года, то есть менее чем за две недели до появления в Дельта Банке временной администрации.

Известно, что банк уже тогда не выплачивал людям депозиты, они лишь могли перебрасывать средства друг другу внутри банка в надежде на будущую компенсацию из Фонда гарантирования вкладов. Однако ФГВФЛ позже стал отказывать людям во включении в списки пострадавших и в выплате компенсаций. Называя денежные переброски злоупотреблениями. Однако, так и не смог этого доказать в судах впоследствии.

«Суд снова четко заключил: все, что поступило на счет человека до введения временной администрации — все должно компенсироваться ФГВФЛ в сумме до 200 тыс. грн. Неважно, когда поступили деньги — за день или за две недели. Нужно платить. Ранее похожее решение Верховного суда принималось в отношении вкладов в Банке Форум по денежным перечислениям от юрлиц и по внесениям на счет. А теперь речь о переводах от физлиц. Но везде вердикт один — Фонд гарантирования должен платить», — резюмировал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине могут запретить сервисный сбор и вернуть людям деньги

В Украине могут ограничить права бизнеса по взысканию сервисного сбора с населения при продаже товаров и услуг. Чиновникам придется рассмотреть правомочность его начисления и принять окончательное решение.

Ключевым станет заключение Антимонопольного комитета. Большая палата Верховного суда решением №910/23000/17 обязала АМКУ провести исследование на предмет взыскания сервисного сбора и вынести окончательное решение на этот счет.

Требование БП-ВС касается судебного спора между частным лицом и ЧП «В «Тикет». В 2017 году компания стала единственным уполномоченным лицом по продаже билетов на «Евровидение 2017». И как могла пользовалась этим статусом: конкурентов у нее не было, все билеты проходили только через нее. При продаже билетов на песенный конкурс взымался сервисный сбор в размере 10% стоимости билета.

Всем приходилось мириться с этой наценкой, поскольку в другом месте билеты купить было невозможно.

«Однако, за что именно взымается сервисный сбор — было непонятно. Никакой услуги ЧП «В «Тикет» не предоставляло, никакого сервиса. Если хотели взымать дополнительную плату, нужно было назвать это словом «комиссия». Этого не было сделано. Потому и возник спор, который сразу перекочевал в Антимонопольный комитет — ведь ЧП «В «Тикет», как единственный продавец билетов, занимал монопольное положение в этой нише. Однако тогда АМКУ отмахнулся от заявления, дело замяли. Сказали, что не видят признаков монополии и злоупотреблений. С чем сейчас не согласилась Большая палата Верховного суда. Она обязала антимонопольщиков снова рассмотреть заявление и сделать это, как требуется по закону», — рассказал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

В решении БП-ВС есть четкое указание.

«Комитет должен повторно рассмотреть соответствующее заявление и принять законное и обоснованное решение о начале рассмотрения дела или отказ в рассмотрении», — говорится в документе.

Там же говорится, что решению АМКУ должна предшествовать детальная проработка. Отписки, как в первый раз, быть не должно.

«Большая Палата Верховного Суда считает, что Комитет в рамках этого дела предоставил истцу формальный ответ об отказе в рассмотрении дела, который основывался на спорной и нерелевантной аргументации. Поскольку действующим законодательством почти не урегулирована процедура и критерии, по которым Комитет принимает решение об открытии или отказе в рассмотрении дела, решение Комитета об отказе должно быть максимально исчерпывающим, основательным, должно раскрывать заявителю мотивы его принятия», — подчеркивается в решении БП-ВС.

АМКУ предстоит новое рассмотрение истории с продажей билетов на «Евровидение 2017». Каким будет новое решение — сложно прогнозировать. После того, как власти сильно перетряхнули кадровый состав комиссии.

Если антимонопольщики дадут обоснованный отказ — история закончится. Но если ЧП «В «Тикет» признают монополистом, а его сервисный сбор без сервиса назовут злоупотреблением, она может получить интересный поворот.

«Во-первых, ЧП «В «Тикет» могут обязать вернуть всем покупателям билетов на «Евровидение 2017» незаконный сервисный сбор, и сумма выйдет внушительная. Во-вторых, термин «сервисный сбор» должны обязать обосновывать для потребителя. Чтобы он понимал, за какую услугу платит. Где услуги нет — должна быть комиссия. Всем Карабасам, Концерт.юа и прочим сайтам придется меняться свое ценообразование», — резюмировал Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банкиров обязали вернуть людям все украденные депозиты

Финучреждениям придется нести ответственность за поступки своих работников. Даже, если они нарушали закон.

Банкам придется рассчитываться за проворовавшихся работников. Тех, кто принимал у вкладчиков деньги, но не заводил их в систему — клал себе в карман. Соответствующее постановление выдала Большая палата Верховного суда, рассматривая дело №463/5896/14-ц.

Когда банк должен вернуть депозит

В ее заключении четко говорится, что банк обязан выплатить вкладчику всю сумму депозита, на которую заключен договор и которую он может подтвердить квитанциями о внесении средств. Отговорки финансистов о том, что они не могут нести ответственность за работников-преступников, которые не внесли вклад в систему, а попросту украли — больше не работают. БП-ВС выдала однозначный вывод: если банк нанял работников и наделил их полномочиями по заключению договоров и приему вкладов населения, то только банк и должен нести ответственность за их действия.

Материальную ответственность в полном объеме. Он обязан выплатить вкладчику всю сумму депозита и проценты. А также 3% за каждый день просрочки, по закону о защите прав потребителей, если не сразу рассчитался с клиентом. Например, решил с ним судиться, отказываясь от обязательств. Обычно банкиры пытаются в таких случаях признать депозитные договоры ничтожными.

«Поскольку именно банк определяет ответственных работников, которым предоставляется право подписывать договоры банковского вклада, оформлять кассовые документы, а также определяет систему контроля за выполнением кассовых операций, несоблюдение уполномоченными работниками банка требований законодательства в сфере банковской деятельности и внутренних требований банка по привлечению последнее вклада (депозита) (в том числе и через издание документов в подтверждение внесения средств, не соответствующих определенным требованиям законодательства и/или условиям договора банковского вклада) не может свидетельствовать о несоблюдении сторонами письменной формы этого договора», — буквально говорится в заключении Верховного суда.

И отдельно уточняется момент невнесения нерадивыми финансистами денег в кассу банка и в его внутреннюю систему.

«Открытие соответствующих счетов и учет на них средств в национальной и иностранной валютах, привлеченных согласно действующему законодательству от юридических и физических лиц на основании заключенных в письменной форме договоров банковского вклада (депозита), является обязанностью банка. Неучтение банком таких средств нельзя считать несоблюдением сторонами соответствующего договора банковского вклада (депозита) его письменной формы», — отмечается в решении БП-ВС.

Вернуть депозит без отговорок

По словам юристов, активнее всего вкладчиков обворовывали в 2014-2015 годы, когда начались активные закрытия банков. Финансисты собирали у людей пачки депозитов, не вносили их в систему — оставляли себе, и пускались в бега. Или предвкушали закрытие банка, или старались выехать на хаосе в банковской системе.

«Каждый раз банкиры находили отговорку, чтобы не возмещать ущерб вкладчикам. Например, в Миргороде в отделении Райффайзен Банка Аваль пеняли на то, что люди предъявляют поддельные (не настоящие) квитанции о внесении средств на счет. Там пострадало очень много вкладчиков и у всех были не те квитанции. Афера была масштабная. Однако люди в ней не были виноваты. Никто из них не мог отличить поддельную квитанцию от настоящей, тем более, что банкиры-жулики старались максимально качественно подделать документы. В Приватбанке находили другой повод не возмещать ущерб от действий сотрудников-преступников — там пеняли на то, что средства не внесены в систему. Однако теперь все это не будет иметь значения. БП-ВС четко заключила, что все это проблемы банков, и им придется решать их самостоятельно. Возмещая при этом вкладчикам ущерб вместе с процентами и пеней», — отметил в беседе с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Совершенно логичным и обоснованным решение Верховного суда считают и другие юристы.

«Депозитный договор с вкладчиком подписывают не на улице, а в отделении банка и делает это уполномоченное лицо. Потому БП-ВС выдал объективное решение. Банк должен нести ответственность за действия своих работников, которых нанял сам и предоставил им соответствующие полномочия», — сказал UBR.ua адвокат, управляющий партнер юридической фирмы Можаев и партнеры Михаил Можаев.

Как судиться с банком

Новые заключение БП-ВС должно помочь в аналогичных судебных спорах. Но только там, где рассмотрение не завершено, а продолжается спор. Пострадавшей стороне будет проще доказать свою правоту.

Особенно, если в отношении проворовавшихся банкиров уже заведены дела.

«Чаще всего по случаям краж открывались уголовные дела, и руководство банков пыталось найти нерадивых работников, пустившихся в бега. Обычно преступники не ограничивались только облапошиванием вкладчиков, но еще воровали у самого банка. Потому сразу стоит уточнять эту информацию, и ссылаться на нее в споре с банком за депозит», — посоветовал Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Как вернуть украденный банком депозит

Видео посвящено последней судебной практике позволяющей вернуть украденный сотрудниками банка депозит.

Хотите быть в курсе важных изменений в законодательстве Украины? Подписывайтесь на канал и приглашайте друзей.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцам могут не вернуть 45% зарплатных долгов

Общая сумма задолженности предприятий перед персоналом постепенно сокращается.

Украинцам начали лучше платить зарплаты. В январе 2019 года общая сумма задолженности предприятий перед работниками сократилась на 6%, и составила 2,6 млрд. грн, сообщили в Госстате.

Львиная часть зарплатного долга приходится на реально работающие предприятия — 55%. У людей есть шансы вернуть эти деньги. 30,1% зарплатных задолженностей сосредоточено в предприятиях-банкротах и 14,9% в экономически неактивных компаниях. Здесь деньги, скорее всего, придется отсуживать и дожидаться распродажи имущества проблемных предприятий. Но даже это может не помочь, люди могут остаться без денег.

Согласно госстатовской статистике, хуже всего зарплаты выплачивают в Донецкой и Луганской областях, на которые приходится 467,3 млн. грн. и 505,9 млн. грн. задолженности, соответственно. А самые дисциплинированные предприятия находятся в традиционно заробитчанских регионах — в Черновецкой (зарплатная задолженность составляет 0,1 млн. грн.) и Закарпатской областях (3,2 млн. грн.). Там люди активно выезжают на работу за границу, и местному бизнесу очень сложно подобрать персонал. Чтобы не растерять работников, компании стараются не копить зарплатные долги.

Дефицит кадров — лишь один из факторов, стимулирующих своевременную выплату окладов. Второй — это активные проверки Гоструда, которая регулярно выписывает штрафы компаниям с зарплатными долгами.

Что делать человеку, если задерживают зарплату:

Обратится в бухгалтерию за соответствующей справкой о начисленной и невыплаченной зарплате. Проблем по ее получению возникнуть не должно.

Нужно обратиться с соответствующим заявлением к правоохранительным органам о преступлении на руководителя предприятия или ликвидатора (в зависимости от того, кто на сегодняшний день возглавляет компанию).

Необходимо подать соответствующее заявление в Гоструда для того, чтобы там провели еще и соответствующую проверку.

«В случае, если перечисленные способы не дадут никаких результатов, нужно будет в порядке наказного производства обратиться к суду по месту своего проживания. А также параллельно с этим обратиться с заявлением в суд, который рассматривает дела по банкротству, с прошением внести факт невыплаты в перечень требований кредиторов», — рассказал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Относительно честные способы. Как вернуть свои средства из банков-банкротов

В результате банкопада 2014–2015 годов украинский бизнес потерял сотни миллиардов гривен. Шансов вернуть замороженные в прогоревших банках средства у предпринимателей немного, но при правильном подходе игра стоит свеч. Главное — знать, как и у кого теперь требовать деньги.

В 2014 году мобильный оператор «Vodafone Украина», который до мая 2017-го работал под юридическим названием ЧАО «МТС Украина», разместил депозиты на сумму в 250 млн грн в Платинум Банке. Это финучреждение связывали с одесским бизнесменом Борисом Кауфманом. Ставки по вкладам, которые тогда предлагал банк, были привлекательными — от 21,5% до 23% годовых. Однако по истечении срока действия депозитных договоров мобильному оператору пришлось в суде оспаривать право забрать свои деньги.

Поначалу суд принял сторону «МТС Украина», в декабре 2015-го обязав Платинум Банк вернуть депозиты мобильному оператору. Но банк попросил об отсрочке выполнения этого решения, объяснив, что одномоментная выплата такой большой суммы затруднительна для банка. В результате суд первой инстанции дал банку отсрочку три месяца, которую вскоре отменил в связи с апелляционной жалобой МТС. Впрочем, даже после этого вернуть деньги мобильному оператору не удалось. В результате следующим объектом судебных преследований компании стал Нацбанк, который, считали в МТС, никак не реагировал на невыполнение Платинум Банком обязательств перед вкладчиками. В своём иске к НБУ мобильный оператор, в частности, требовал отнести Платинум Банк к категории проблемных. Нацбанк на многочисленные нарушения прав вкладчиков Платинум Банка ответил только в январе 2017 года, когда в финучреждение вошла временная администрация. Парадокс, но, добившись отнесения Платинум Банка к категории проблемных, МТС практически утратил шансы вернуть свои миллионы. Это подтвердилось в мае 2017-го, когда компания проиграла иск к уже обанкротившемуся Платинум Банку в Верховном суде. В СМИ нерасторопность НБУ, который с заметным опозданием отреагировал на проблемы в Платинум Банке, связывали с тем, что с июня 2015 года на ключевых постах в НБУ работала Екатерина Рожкова, которая до перехода на госслужбу исполняла обязанности главы правления Платинум Банка. Соответственно, она могла действовать в интересах его собственника.

Остались крайними

Разбирательства между МТС и Платинум Банком получили широкий резонанс из-за суммы исковых требований и влиятельности вовлечённых в процесс сторон. Вместе с тем потеря финансов в разгар кризиса 2014–2015 годов накрыла украинский бизнес словно лавина. По самым грубым оценкам, объём средств бизнесменов, замороженных в банках-банкротах, достигает сотен миллиардов гривен. На этом фоне 250 млн грн, которых лишилась МТС, кажутся каплей в море.

«Бизнес понёс колоссальные потери, — обобщает Михаил Можаев, управляющий партнёр юрфирмы «Можаев и Партнёры». — Юридически деньги предприятий заморожены. Но даже если фирма включена в реестр кредиторов, получить эти деньги обратно нереально из-за того, что очередь до юрлиц обычно не доходит».

В отличие от граждан, которые имели возможность компенсировать свои вклады на сумму до 200 тыс. грн за счёт Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), предприниматели и юрлица рассчитывают на возмещение потерь только за счёт продажи имущества и активов прогоревших банков. Для того чтобы претендовать на возмещение, бизнесменам стоило позаботиться об этом сразу после банкротства банка. Согласно объяснениям Алексея Христофорова, адвоката юрфирмы «Ильяшев и Партнёры», в соответствии с Законом «О системе гарантирования вкладов физических лиц» юрлица и физлица (объём сбережений которых превышает 200 тыс. грн) имеют право заявить ФГВФЛ о претензиях к банку в письменном виде в течение 30 дней после сообщения о ликвидации банка. Требования, заявленные после тридцатидневного срока, считаются погашенными. То есть соблюдение указанного срока критически важно.

Далее на основании заявлений пострадавших и данных балансов финучреждений ФГВФЛ должен составить реестр подтверждённых требований кредиторов. По информации ФГВФЛ, их объём у юрлиц достигает 71,3 млрд грн. Однако потери бизнеса, скорее всего, намного больше. Во-первых, названная сумма не учитывает замороженные средства физлиц-предпринимателей. Во-вторых, далеко не все сгоревшие деньги отражены в объёме признанных ФГВФЛ кредиторских требований.

По мнению Ростислава Кравца, адвоката, старшего партнёра адвокатской компании «Кравец и Партнёры», суммарные потери бизнеса в результате банкопада 2014–2015 годов составляют более 200 млрд грн. «Это только прямые потери, — уточняет собеседник Фокуса. — Цифра может быть в несколько раз больше в связи с тем, что многие бизнесы попросту не пережили кражи их средств банкирами».

В очередь

Шансы бизнесменов когда-либо вернуть деньги, замороженные на счетах банков-банкротов, такие же, как перспектива получить бесплатное жильё от государства в порядке очереди, в которой жители столицы без особого прогресса «стоят» с 1980-х.

Как объясняют Фокусу в ФГВФЛ, требования юрлиц удовлетворяются в седьмую очередь. Начиная с января 2017 года, вклады физлиц-предпринимателей гарантируются фондом, но средства, которые они хранили в прогоревших банках до этого момента, не возмещаются. Поэтому бизнесмены, лишившиеся денег в результате банкопада 2014–2015 годов, также должны были подавать кредиторские требования. Их, наряду с претензиями физлиц свыше гарантированной суммы в 200 тыс. грн, удовлетворяют в четвёртую очередь. Объём таких требований составляет около 37,5 млрд грн.

Иными словами, бизнесмены и предприятия смогут рассчитывать на возврат своих средств только после того, как ФГВФЛ компенсирует вклады украинцев (третья очередь требования), а это 89,1 млрд грн. Из них по состоянию на конец 2018-го погасили лишь 19,5 млрд грн (около 22%).

Учитывая, что оценочная стоимость активов прогоревших банков, по данным ФГВФЛ, составляет 90 млрд грн (около 17% от их балансовой стоимости), шансы добиться справедливости у предприятий, которые понесли потери в результате банкопада 2014–2015 годов, невелики. «Ресурсы, которые фонд аккумулирует в результате реализации активов банков, в основном поступают от продажи неработающих кредитов, — объясняет ситуацию Юрий Федорив, директор отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Украине. — Их реальная стоимость существенно ниже балансовой, что не позволяет вернуть средства кредиторам всех очередей в полной мере».

В ФГВФЛ говорят, что большинство крупных корпоративных кредитов неплатёжеспособных банков представлены займами связанных с ними лиц и инсайдеров с почти отсутствующим обеспечением. Кроме того, около 142,5 млрд грн в балансовой стоимости активов составляют проценты, которые продолжают начисляться при временной администрации и ликвидации банков. Они хоть и не уплачиваются, но увеличивают стоимость активов.

Кроме того, накануне банкротства банков их владельцы и связанные с ними лица массово выводили из подконтрольных финучреждений активы, из-за чего источников возврата средств клиентам в большинстве банков не осталось.

Отметим, что ситуация в разных прогоревших банках радикально отличается, некоторые подопечные ФГВФЛ всё же погашают требования кредиторов в том числе из 4–7 очередей. Сумма удовлетворенных претензий четвёртой очереди составила 1,6 млрд грн (4,3% от общего их объёма), седьмой очереди — 3,8 млрд грн (5,3%).

По информации ФГВФЛ, полностью или почти полностью рассчитались с кредиторами седьмой очереди банк «Киев», Омега Банк, банк «Велес», Классикбанк, банк «Кредит», банк «Новый», Грин Банк и ВБР. В этих финучреждениях либо объём депозитов населения был незначительным, либо вклады передавались работающему банку.

Среди финансовых структур, которые начали погашение требований бизнеса, в ФГВФЛ называют Прайм Банк, Смарт Банк, Укрбизнес Банк, Родовид Банк, Финбанк, Кредитпромбанк и банк «Народный капитал».

Также есть несколько учреждений, которые приступили к погашению требований вкладчиков с объёмом сбережений свыше 200 тыс. грн и предпринимателей (четвёртая группа). В их числе банк «Юнисон», банк» Премиум», Диамантбанк, банк «Софийский» и банк «Форум». Не исключено, что в этих финучреждениях в перспективе дело дойдёт и до выполнения обязательств перед предприятиями.

Спасительные схемы

Не надеясь на урегулированные законодательством механизмы, клиенты шатающихся в разгар банкопада финучреждений умудрялись в последний момент выводить не подлежащие компенсации средства. «Физлица, получив инсайдерскую информацию о введении временной администрации в банк, дробили вклады, превышающие размер гарантированной выплаты, а юрлица, понимая, что после завершения процедуры ликвидации им ничего не светит, использовали распространённую уступку прав требования по кредитам», — рассказывает Юлия Лукошкина, старший юрист Юридической группы LCF. В рамках этой схемы должник заключал договор с одним из вкладчиков, в результате чего обязательства сторон оказывались прекращёнными за счёт взаимозачёта встречных однородных требований.

Как отмечает Лукошина, такие сделки оспаривались ФГВФЛ в судах и признавались ничтожными, но судебная практика сложилась неоднородно, так что некоторым компаниям всё же удалось вернуть свои средства.

По словам Михаила Можаева, ещё одним из способов было перечисление средств в размере менее гарантированной ФГВФЛ суммы в 200 тыс. грн в пользу физлица, у которого был открыт счёт в этом же банке. Если банк не успевал перечислить деньги, получатели обращались в суд с требованием о включении их в реестр кредиторов. Как отмечает собеседник Фокуса, поначалу эта схема работала, а потом начались перебои. «Когда стартовал процесс банкротства банка, бизнесмены часто шли на договорённости с финучреждениями, — продолжает Евгений Рияко, управляющий партнёр, адвокат «Рияко и партнёры». — Судя по нашей практике, существует около 5-6 способов вывести деньги с помощью связей в банке». В качестве самого распространённого он называет предложение топ-менеджменту банка откатов, размер которых в зависимости от уровня проблем банка мог доходить до 50% от суммы на счёте.

Другой вариант, о котором рассказывает Евгений Рияко, связан с получением права требования по кредиту, которое банк уступал предприятию взамен потерянной суммы. «Если предприятие потеряло $ 100 тыс., за определённую благодарность банк мог продать ему долг другого предприятия, не погашающего кредит, но по которому в залоговом аресте у банка находится цех, стоимостью $ 120 тыс., — приводит пример Рябко. — Далее одно предприятие у другого через суды забирало здание в свою собственность».

С кого спросить

Несмотря на широкое распространение таких схем, большинство предприятий и физлиц-предпринимателей «вытащить» свои средства, застрявшие в прогоревших банках, не смогли.

Юристы советуют не опускать руки. Так, Ярослава Борка, юрист юркомпании «Волхв», рекомендует попытаться вернуть свой депозит, адресовав претензии напрямую к собственникам обанкротившегося банка. «В Законе Украины «О банках и банковской деятельности» закреплено, что владельцы существенного участия (собственники. — Фокус) обязаны принимать своевременные меры для предотвращения неплатёжеспособности банка, — уточняет Борка. — За нарушение требований законодательства, проведение рисковых операций, угрожающих интересам вкладчиков, и доведение банка до неплатёжеспособности владелец несёт гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность». Учитывая специфику украинской судебной системы, отстоять справедливость будет непросто. Вместе с тем Ростислав Кравец отмечает, что решения о взыскании средств с акционеров и топ-менеджмента банков уже появляются.

В числе некогда влиятельных на рынке банков, а теперь обанкротившихся и накопивших наибольшие долги перед юридическими лицами, ФГВФЛ называет Дельта Банк (16,06 млрд грн), Брокбизнесбанк (6,58 млрд грн), банк «Финансы и Кредит» (5,87 млрд грн), банк «Надра» (5,16 млрд грн) и ВиЭйБи Банк (2,64 млрд грн).

Собственником Дельта Банка был бизнесмен Николай Лагун, ранее фигурировавший в украинских рейтингах миллионеров. Последним владельцем Брокбизнесбанка числился связанный с семьёй Януковича бизнесмен Сергей Курченко, который после Революции достоинства сбежал в Россию. За банком «Финансы и Кредит» стоит ещё один завсегдатай рейтингов миллионеров, народный депутат Константин Жеваго. Банк «Надра» связан с именем олигарха Дмитрия Фирташа. И, наконец, ВиЭйБи Банк находился под контролем владельца агрохолдинга UkrLandFarming Олега Бахматюка.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: власть не действует, чтоб вернуть пленных украинских моряков

Гость в студии NEWSONE c Максом Назаровым и Викторией Панченко – Ростислав Кравец, адвокат.

Обсуждаемые темы: – украинские моряки, которые были доставлены в СИЗО Симферополя, перевезены в Москву.

NEWSONE

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Людям хотят вернуть дешевый газ – депутаты пытаются заблокировать рост тарифов

Решение Кабмина о новой цене топлива для населения собираются отменить через Раду.

22 октября два депутата «Оппоблока» зарегистрировали в Верховной Раде проект постановления «Об обращении к Кабинету министров Украины с требованием отменить решение о повышении цен на газ для населения». И хотя текст самого документа на сайте парламента пока не опубликован, намерения авторов проекта ясны уже из его названия.

Впрочем, рассчитывать на принятие постановления большинством Рады украинцам не стоит. Даже невзирая на тот факт, что в 2019 году стране предстоят выборы Президента и парламента, что традиционно повышает градус проклитического популизма. Ведь повышение тарифов принято правительством под давлением МВФ, без денег которого Украине будет крайне затруднительно справиться с грядущими выплатами по внешним долгам.

Кроме того, говорят эксперты, даже в случае успешного голосования в сессионном зале, никаких юридических последствий документ иметь все равно не будет.

«Верховная Рада не может управлять правительством. А подобного рода постановления носят сугубо рекомендательный характер. Единственное, что будут обязаны сделать в Кабмине – рассмотреть обращение и дать на него ответ. В его содержании сомневаться не приходится: чиновники укажут, что внимательно ознакомились с предложением депутатов, но в компетенцию ВР не входит решение таких вопросов», – объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Юрий Павлов, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Как украинцу вернуть свои деньги, если не может вылететь: 6 советов от юриста

Людям рекомендуют на всякий случай собирать доказательства своих расходов, чтобы после получить компенсации.

Затягивание вылетов украинцев на отдых за границу и обратных рейсов с курортов стоит немалых денег людям: и транзитным пассажирам, которые в Киеве пересаживались на чартерные рейсы, и тем, кто сейчас доплачивает заграничным гостиницам, чтобы дождаться запоздавших вылетов в Украину. Потому со временем могут вылиться в судебные процессы по их взысканию с туроператоров или авиаперевозчиков.

UBR.ua попросил старшего партнера адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислава Кравца дать рекомендации по сбору доказательной базы для тех пострадавших, кто уже сейчас задумывается о подаче иска. Он выделил 6 главных советов:

  • Обратиться в администрацию аэропорта с просьбой предоставить письменный ответ относительно причин задержки рейса: отсутствие самолета, отсутствие оплаты со стороны авиаперевозчика за услуги аэропорта, погодные условия, отказ в приеме самолета по месту назначения и т.д.
  • Постараться найти уполномоченное лицо авиакомпании, которому подать аналогичное заявление с требованием указать причину невылета. Однако в этом случае сфотографировать удостоверение либо другие документы подтверждающие полномочия такого лица.
  • Постараться найти представителя туроператора и также проверить его полномочия, и подать аналогичные заявления. В случае отсутствия такого представителя, направить аналогичное письмо на электронную почту туроператора и турагента, в случае покупки путевки через компанию-посредника.
  • Сообщить о проблеме на горячую линию туроператора, чтобы официально зарегистрировать свое заявление. К сожалению, горячие линии туроператоров более ничем помочь не могут.
  • Вызвать представителей полиции с помощью службы 102, для фиксации нарушения прав и получить от них номер заявления. Если вы находитесь в транзитной зоне и прошли паспортный контроль, обратиться необходимо к службе безопасности аэропорта.
  • По прилету в пункт назначения необходимо обратиться в отель с просьбой предоставить справку о дате заезда. В случае, если пришлось добираться самостоятельно, нужно постараться получить квитанцию о стоимости трансфера до места назначения.

«Также рекомендую собирать все чеки, связанные с задержкой рейса и вынужденным проживанием в гостиницах, затратах на питание, лекарства и все затраты, которые были осуществлены за период задержки рейса», — отметил Кравец.

Он также напомнил, что, согласно действующему законодательству, украинец имеет право на компенсации по 6 пунктам, если не смог вылететь вовремя по авиабилету. Их совсем недавно подтвердила в своем решении Большая палата Верховного суда при рассмотрении дела №761/18854/14-ц. Компенсируется:

  • сам отказ в перевозке человека;
  • неиспользованная часть авиабилета;
  • стоимость билетов, купленных за свой счет;
  • ущерб, причиненный из-за задержки перевозчика;
  • стоимость проживания в гостинице;
  • расходы на средства первой необходимости.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры