Архив метки: Бюро

НАБУ просят ответить на вопрос проходят ли сотрудники бюро тест на наркотики (документ)

Общественная организация «Правовая держава» направила в Национальное антикоррупционное бюро запрос относительно прохождения сотрудников бюро проверки на употребление наркотических средств.

Об этом сообщил адвокат Ростислав Кравец на своей странице в соцсети Facebook сообщает Резонанс.

«Глядя на постоянные задержания сотрудников НАБУ за употреблением наркотиков да и на их поведение, возникает обоснованное подозрение о не совсем адекватном восприятии реальности», — написал он.

Как сообщал Резонанс, в Запорожской области разоблачили на мошенничестве и растрате денег негласного агента НАБУ. Задержанный на камеру признался в употреблении марихуаны.

Задержанный агент под именем «детектив О-32» фигурирует в документах, изъятых в прошлом году во время обыска в секретной штаб-квартире агентов НАБУ в центре Киева. Согласно им, детектив должен был построить за 300 000 гривен лото-центр в Запорожье, наладить контакты с местными правоохранителями и разоблачить их на взятках за отказ закрыть незаконное казино.

Резонанс

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Заменитель НАБУ: чем будет заниматься новое бюро финансовой безопасности

Еще в 2017 году президент Петр Порошенко анонсировал появление в Украине нового правоохранительного органа — нацбюро финансовой безопасности. 19 марта в ВР внесли законопроект №8157 о новой структуре. 105 страниц законопроекта еще будут корректировать депутаты, но уже на стадии эскиза к будущему бюро выдвигают ряд претензий.

NewsOne.ua разбирался, чем будет заниматься новая правоохранительная структура в многочисленном пантеоне украинских органов власти, кто будет ее контролировать и почему деятельность нового бюро вступает в конфликт с функционалом НАБУ.

Чистить финансы

Нацбюро финансовой безопасности (НБФБ) будет заниматься оценкой рисков в финансовой сфере, расследованием и раскрытием финансовых преступлений. Инициаторы законопроекта — пятеро депутатов, и первой в списке идет нардеп от БПП, глава комитета ВР по налоговой и таможенной политике Нина Южанина. В пояснительной записке к объемному законопроекту они указывают, что правоохранители сейчас неэффективно противодействуют угрозам финансовой безопасности. Значит, нужно забрать у Государственной фискальной службы несвойственные ей правоохранительные  функции, сократить подразделения по защите экономики в Нацполиции, МВФ, СБУ. Государственный бюджет, с учетом этих сокращений, нужно перекроить и за счет освободившихся средств создать НБФБ.

Учитывая грядущие сокращения, сразу становится понятно, откуда возьмутся и сотрудники нового бюро. В законопроекте нет фильтров для бывших правоохранителей, а значит, они смогут участвовать в конкурсе на замещение вакантных должностей.

«Я не исключаю, что более 60% сотрудников новой структуры будут из бывших сотрудников налоговой милиции. Других взять неоткуда. Тут вопрос не коррупции, просто люди с луны не берутся — чтобы стать профессионалом, нужно время. Поэтому более 60% будет из состава бывшей налоговой милиции или других органов», — считает старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.  

В структуру бюро войдут центральный аппарат, семь территориальных органов и тренинговый центр. Численный состав не должен превышать 4 тыс. человек.

Среди задач, которые предлагают закрепить за НБФБ:

  • сбор и систематизация информации в сфере публичных финансов;
  • определение рисков  на основании оценки данных;
  • оценка рисков и угроз, составление прогнозов;
  • выявление преступных схем, технологий и механизмов, их раскрытие и расследование
  • оценка законодательства, составление аналитических выводов  рекомендаций для органов власти;
  • борьба с преступностью в налоговой, таможенной и бюджетной сферах.

Последний пункт — один из множества спорных: НБФБ будет наступать на пятки Национальному антикоррупционному бюро.

Функционал НАБУ

Авторы законопроекта предлагают дополнить Уголовный кодекс новой статьей 191-1 «Присвоение, растрата или завладение бюджетными средствами путем злоупотребления служебным положением». В предложенных изменениях в Уголовный процессуальный кодекс, детективы НБФБ будут вести досудебные расследования таких преступлений. То есть у НАБУ все же откусят часть работы.

Но сфера интересов бюро будет широка. Подследственность охватывает 33 статьи Уголовного кодекса, том числе порядок финансирования политпартий и агитации (ст. 159), злоупотребление властью и служебным положением (ст. 364), служебная подделка (ст. 366), нецелевое использование бюджетных средств (ст. 210), выпуск нормативных актов, которые сокращают поступления в бюджет (ст. 211) и т.д.

У бюро будет неограниченный доступ к информации — список информационных ресурсов, который описан в законопроекте, не является исчерпывающим, а там все реестры и базы данных. То есть в зоне внимания НБФБ — вся экономическая деятельность страны, которую осуществляют все субъекты хозяйствования и физлица.

«Появляется финансово-силовой, финансово-репрессивный монстр. Очевидно, что это попытка реализовать изменения в пользу президента. Контроль над финансами — ключевая сфера, которая его интересует больше всего. Именно поэтому он так пристально контролировал банковскую систему (минус 100 банков). Тот, кто сейчас контролирует финансы, тот будет контролировать выборы. Поскольку это формирование избирательных фондов, тайное финансирование, контроль над бизнесменами, — говорит директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. — Финансирование новых антикоррупционных органов — НАБУ и НАПК — в последние два года — это 2,3 млрд грн. Им оставят то же финансирование, но покажут, чем они больше не будут заниматься. Не стоит ожидать, что НАБУ закроют, но мы видим, что от него системно откусывают части полномочий: НАПК, созданное ГБР (Государственное бюро расследований, — ред.), теперь НБФБ. Стратегия на удушение НАБУ, безусловно, прослеживается со стороны власти».  

Умеренный контроль

НБФБ будет возглавлять директор. Срок его полномочий будет составлять пять лет и переизбираться он сможет не больше двух раз подряд. Кандидатов на пост директора будет отбирать конкурсная комиссия из девяти членов — по три от президента, ВР и Кабмина. Комиссия выберет 2-3 кандидатов, а окончательное решение принимает уже президент. Он же и увольняет директора НБФБ. Функционал ВР тут минимален: там разве что могут подать представление на увольнение директора — для этого нужна поддержка не менее 150 нардепов.

НБФБ будет подотчетной и президенту, и ВР. Каждый год директор должен будет подавать отчет о работе бюро в парламент и гаранту. Но поскольку на президенте замыкается руководство, отчетность формальна.


С общественным контролем тоже есть вопросы. При центральном аппарате и территориальных органах бюро будут действовать общественные советы. Но их функционал трудно назвать обширным — они будут заслушивать отчеты о деятельности, делать выводы и выбирать из своего состава одного человека в квалификационно-дисциплинарную комиссию НБФБ. Остальные функции будут прописаны в положении об общественном совете, а само положение своим указом примет НБФБ. То есть общественный контроль замыкается на нормативке самого бюро.


Квалификационно-дисциплинарные комиссии будут действовать при центральном аппарате и территориальных подразделениях. Они будут следить за проведением конкурса на вакантные должности и вести дисциплинарные производства сотрудников бюро. Но здесь может быть перекос голосов. В дисциплинарную комиссию центрального аппарата войдут семь человек: четырех назначит директор НБФБ, двое будут представителями комитетов ВР (правоохранительного и по налоговой и таможенной политике) и один — от общественного совета. То есть при голосовании большинство, так или иначе, в пользу НБФБ.

Менять и голосовать

«Сам законопроект рамочный, как и по другим правоохранительным органам, — говорит Ростислав Кравец. — Это общие декларативные принципы. Единственный вопрос — возможность как органу досудебного расследования проводить оперативно-розыскную деятельность и иметь доступ к съему информации с каналов связи. Это то, с чем столкнулось и с чем имеет проблему НАБУ. В дальнейшем же все будет зависеть от того, как руководство наладит свою работу: будет ли прислушиваться к мнению политических лидеров либо будет соблюдать законодательство».

Но законопроект еще должен пройти все парламентские круги, и за это время НБФБ может как потерять, так и приобрести функционал.

«Борьба будет. Она идет между Народным фронтом»,с одной стороны, с другой стороны, есть две группы внутри власти: одна ориентирована на западных партнеров, вторая — на окружение президента, — говорит Руслан Бортник. — Пока что они между собой не до конца согласовали, кто будет доить эту корову, кто и в каких параметрах будет контролировать этот орган, какими будут его полномочия».

Анна Гончаренко, NewsOne

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Тысячи нераскрытых дел НАБУ. Даже экспертам непонятно, чем занимается бюро — Кравец

Генпрокуратура и СБУ сорвали спецоперацию Национального антикоррупционного бюро. Такое заявление сделали в НАБУ из-за задержания детектива этого органа.

Накануне был задержан детектив НАБУ при попытке передачи взятки первому заместителю председателя Государственной миграционной службы Дине Пимаховой. Потом оказалось, что на самом деле этот детектив проводил спецоперацию. Он долго пытался втереться в доверие Пимаховой, а со временем стал предлагать за взятку легализовать иностранцев. После этого она обратилась в СБУ с заявлением, что ей предлагают взятку. Служба безопасности и Генпрокуратура взяла это дело под контроль, довели его до самого факта передачи взятки, и задержали детектива.
 
Также, в ходе истории оказалось, что задержанный — сотрудник НАБУ Юрий Боярский. Однако, по словам замглавы ГМС, она об этом не знала до вчерашнего дня. Ей он представился как Сергей Титенков — представитель Арабского инвестиционного фонда Мубадала.
 
После этой истории вечером 29 ноября в НАБУ Служба безопасности провела обыски, однако их основную причину не назвали. Пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская отметила, что подробности Генпрокуратура предоставит потом.
 
Относительно этой ситуации в четверг, 30 ноября, давал брифинг директор НАБУ Артем Сытник. Он подтвердил, что с весны антикоррупционные органы вели спецоперацию по разоблачению схемы в Государственной миграционной службе, однако вчерашнее задержание сотрудника НАБУ операцию фактически прекратило. Также Сытник отметил, что никого из детективов НАБУ в рамках этой истории больше не задержат.
 
Эту ситуацию проанализировал в эфире радиостанции Голос Столицы старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Що ви думаєте стосовно всієї цієї історії?
 
— На мій погляд, взагалі, це підтверджує, що працівники НАБУ мають досить невисокий фаховий рівень. У нас же Кримінальний кодекс до цього часу не змінювався, однак провокування хабара ніхто практично не робив, тому що насправді довести досить важко. А отримати кримінальну справу за провокування хабара можна, і в подальшому ця кримінальна справа, якою буде, так би мовити, затриманий хабарник, може в суді просто розвалитись в зв’язку з тим, що саме наполягали на отриманні хабара і пропонували цей хабар. Тому насправді на сьогодні це ще раз підтвердило ту обставину, що працівники НАБУ є досить нефаховими особами. І, на мій погляд, вчорашня ситуація підтвердила, що вони не самостійно приймають рішення, а ними керує якась, на мій погляд, іноземна держава, саме їхніми діями і розробкою цих їх конспірологічних схем.

Як би мали діяти СБУ та ГПУ після звернення Діни Пімахової?
 
— Так і повинні були діяти, як вони діяли. Тобто вони повинні були зафіксувати особу, яка намагалась дати хабар і спіймати її фактично на гарячому при наданні цього хабара. Всі ці заяви на сайті НАБУ нагадують таку приказку: «ви нам повірте, чесне піонерське, ми це не робили, ми робили зовсім по-іншому». З огляду на ті справи, які є в НАБУ, виникає досить велика кількість питань. Вибачте, у вас тисячі нерозкритих справ, нерозслідуваних, де вже навіть пред’явлені підозри. Навіщо ви починаєте чергову справу, яку ви не в змозі довести до суду, до конкретного вироку. Виключно тільки для того, щоб чергову піар-заяву зробити для суспільства, відволікти увагу суспільства від того, що НАБУ нічого не робить, окрім заяв? Виключно тільки так можу обґрунтувати ці недолугі дії представників НАБУ.
 
Інших методів, як спіймати на хабарі корупціонера, мабуть, немає?
 
— Чому? У нас рюкзаки Авакова спіймали, там же ніхто не був провокатором. Встановлювали відповідне обладнання і таких випадків дуже багато, коли, наприклад, ловлять тих же суддів з хабарами. Там що, суддя чи адвокат працював на НАБУ? Ні. Такої інформації немає. Тобто є тисячі справ, які вони повинні довести до суду. Вони навпаки намагаються фактично, на мій погляд, робити вигляд того, що вони щось роблять і давати гучні заяви для ЗМІ, для українського суспільства. Натомість результату ніякого у НАБУ немає.
 
Стосовно замовчування і СБУ, і НАБУ, чому саме так відбулось і чому спецназ СБУ покинув будівлю НАБУ. Є інша інформація, що там є, наприклад, іноземці. А що вони робили в такий час в НАБУ? Яким чином вони там знаходились, на підставі чого? Теж є досить велика кількість питань до керівника НАБУ, все ж таки на яку країну він працює.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Зачем Нацбанку кредитное бюро?

Правительство и Нацбанк активизировали процесс создания национального Бюро кредитных историй. Эксперты заговорили о риске монополизации рынка информации о должниках финансовых учреждений.

По сути, речь идет об учреждении первого подобного государственного учреждения, ведь до сих пор такие бюро являются частными (их на сегодня насчитывается четыре). Хотя и из этого списка можно исключить БКИ при Приватбанке, который ныне является государственным, информируют Экономические Известия.

Правительство на одном из своих заседаний одобрило предоставление регулятору полномочий на ведение кредитного реестра. Был принят проект изменений в некоторые законодательные акты. В их рамках регулятор может получать от банков и Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) определенную законом информацию о юридических и физических лицах, которые являются участниками кредитных операций; использовать ее для целей банковского регулирования и надзора; предоставлять банкам и БКИ определенную законопроектом информацию из реестра.

Кроме того, не забыт и простой кредитополучатель банков – их клиент, который задолжал финансовым учреждениям определенную сумму, будет иметь право доступа к информации о себе и требовать внесение изменений в нее в случае различных на его взгляд допущенных ошибок либо несогласия с определенным ее содержанием.

Напомним, что в Украине так и не был принят еще в 2015 г. и остался пылиться под «сукном» законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно создания и ведения кредитного реестра НБУ» №3111. Более того, его даже отозвали с большим скандалом 25 ноября 2015-го, после того, как этот документ был представлен на рассмотрение народных депутатов.

Критики документы, в том числе из аналитического отдела Верховной Рады, тогда обвиняли регулятора и народных депутатов, которые были авторами этого документа, в том, что он хочет монополизировать рынок этих услуг. И также требует в свой будущий БКИ от банков слишком много конфиденциальной информации, чем нарушает Конституцию и ряд законов.

Непонятно также, нужен ли такое бюро при Нацбанке вообще, если, по мнению многих юристов, у нас неплохо работают другие бюро кредитных историй. Так, упоминавшиеся БКИ при Приватбанке, имеет на «вооружении» 95% информации по всем должникам банков, как физическим, так и юридическим лицам.

Как отметила «i» председатель правления Первого Всеукраинского бюро кредитных историй Антонина Паламарчук, и сегодня речь идет именно об этом документе №3111. «В правительстве решили действовать не мытьем, так катанием: не смогли провести этот не выдерживающий никакой критики документ через народных депутатов, как субъектов законодательной инициативы, так теперь в качестве такого субъекта выступает правительство. Немало экспертов говорили о том, что он имеет огромные коррупционные риски. Собирать любые данные по предприятиям или физическим лицам необходимо только с согласия кредитополучателей. В этом документе и в новых наработках Кабмина и Нацбанка по этому поводу ничего не сказано. Сколько будет храниться эта информация, неизвестно. Кто ее будет получать в свободном доступе, тоже остается тайной».

Какую же информацию хочет собирать НБУ в свое будущее БКИ? Так, в реестр при регуляторе последний хочет собрать такую информацию о должниках физлицах: место работы (наименование работодателя), размер предприятия (количество работающих), средний регулятивный подтвержденный доход за 6 месяцев, семейное положение, количество членов семьи, дата рождения должника, его адрес, среднемесячные затраты по банковским счетам, сума платежа на последующие 12 месяцев, периодичность оплаты, образование должника, местоположение недвижимого имущества и другие некоторые данные. Список, как видно, действительно немалый.

Управляющий партнер юридической фирмы «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец просто недоумевает, ведь, по его словам, ни в одной из западных стран и вообще в цивилизованных государствах такую информацию не требуют. Не собирают такое количество разнообразной информации и частные БКИ, и БКИ при ПриватБанке. «Действительно, таким образом, если будет создано такое БКИ при Нацбанке, имеющее подобные «аппетиты» по поводу информации, то регулятор будет нарушать и Конституцию, и ряд законов. О какой в этом случае защите персональных данных кредитополучателей может вообще идти речь?! Кабмин и Нацбанк в один голос уверяют нас, что такие, по сути, государственные кредитные бюро есть во всех цивилизованных странах и работают там очень хорошо. Да, такие БКИ есть при национальных банках стран Европы и Америки, но они частные. Никакого «распила» государственных денег там в помине нет. К тому же, они не требуют такого широкого перечня данных по каждому из своих кредитополучателей».

По его словам, создание такого БКИ при Нацбанке приведет к резкому ограничению предпринимательской деятельности, будет значительно сужено кредитование физических и юридических лиц, которое и без того сегодня находится на очень низком уровне.

Антонина Паламарчук уверяет, что в случае создания такого БКИ при Нацбанке не избежать различных ошибок при погашении кредитов, доступ к самой информации будут иметь и третьи лица, т.е., которым такие данные вообще нельзя предоставлять. «По причине ошибок, коллекторы могут спокойно «выбивать» деньги у тех заемщиков, которые исправно погашают свои кредиты. Коллектору будет известна вся информация о кредитополучателе, например, о каком-то небольшом земельном участке или гараже. Поэтому ему будет очень легко «отжать» это движимое или недвижимое имущество».

Впрочем, Ростислав Кравец уверен, что такими же ошибками грешат и нынешние частные бюро кредитных историй. Более того, по его словам, не единичными являются случаи, когда частные БКИ вносят заведомо неправдивую информацию по тому или иному кредитополучателю.

Банковская общественность в большинстве своем приветствует создание БКИ при регуляторе. Так, как заявила «i» исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) Елена Коробкова, банкиры сами в свое время выходили с инициативой создания такого БКИ при Нацбанке: «Действительно, речь идет о законопроекте №3111. Именно он и будет в доработанном виде наконец-то представлен парламенту. Такое БКИ при Нацбанке просто необходимо – это будет огромный реестр, удобный для всех. Ведь, те БКИ, которые существуют ныне, содержат далеко не всю информацию о должниках».

Однако, как мы видим, БКИ при Приватбанке обладает огромным пластом информации. Может быть, просто есть смысл государству сделать все, чтобы в дальнейшем развивать этот ресурс при государственном банковском учреждении. Ведь в случае создания БКИ при Нацбанке в Украине, по сути, таких государственных учреждений будет уже два. И они просто будут дублировать функции друг друга.

Такой же точки зрения придерживаются и некоторые банкиры. Именно один из них, пожелавший не называть своего имени, заявил о ненужности такого БКИ при Нацбанке. По сути, он поддержал госпожу Паламарчук в том, что могут возникать опасные прецеденты по «сливу» информации кредитополучателей за определенную сумму всем подряд, допущению массовых ошибок в информации о должниках и «отжиму» у них (в том числе также ошибочному) различного их имущества со стороны коллекторов. «Сотрудники будущего БКИ при Нацбанке могут продавать такую обширную информацию кому угодно, нанося непоправимый вред кредитополучателям», — допускает банкир.

Антон Горохов, Экономические Известия

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ГПУ блокирует создание Бюро расследований, чтобы скрыть коррупцию ― юрист

Закон о Государственном бюро расследований, который должен вступить в силу с 1 марта, предусматривает передачу Генпрокуратурой функций следствия этому бюро.

ГПУ просит Раду отсрочить вступление закона в силу, так как после передачи дел могут вскрыться факты коррупции и некомпетентности прокуратуры, убежден эксперт в области права Ростислав Кравец.

Несовершенство закона о создании Государственного бюро расследований может навредить расследованию дел Майдана. Поэтому Генеральная прокуратура решила обратиться с просьбой к парламенту немедленно принять изменения в данный документ и отложить вступление его в силу.

Напомним, закон о Государственном бюро расследований должен начать действовать 1 марта. После того, как бюро заработает, прокуратура лишается функций досудебного расследования.

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец в эфире радиостанции Голос Столицы отметил, что за два года ГПУ ни на шаг не продвинулась в расследовании резонансных дел.

На чем основаны опасения ГПУ, если Госбюро расследований будет у нее в подчинении?

― На мой взгляд, в первую очередь это касается абсолютной некомпетентности лиц, которые занимаются на сегодняшний момент расследованием преступлений. В прокуратуре боятся, что функция следствия будет передана в это бюро, и начинаются манипуляции с теми обстоятельствами, что якобы это будет мешать расследованию преступлений Майдана. Я считаю, что это кощунство, потому что прокуратура за два года ни на шаг не продвинулась в поиске виновных, только сейчас объявляет о каком-то мизерном прогрессе в этом деле. Попытки ГПУ отсрочить вступление в силу этого закона, на мой взгляд, связаны исключительно с тем, чтобы спрятать свою некомпетентность. После передачи дел могут вскрыться факты коррупции и некомпетентности самой прокуратуры, за что, я думаю, в первую очередь и переживает прокуратура.

Передача дел в новое ведомство может затормозить расследование?

― После передачи дел, конечно, надо будет сформировать аппарат. Но все это можно подготовить, есть еще 20 дней до вступления закона в силу. Я не думаю, что задержка в работе будет больше полутора месяцев.

Какая процедура передачи дел?

― Прокуратура должна будет под роспись передать эти дела соответствующим сотрудникам бюро, а там они уже будут распределяться на следователей.

А почему нельзя проводить расследования параллельно?

― Прокуратура утратит право проводить какие-либо следственные действия. Но я не вижу проблем в том, чтобы те следователи прокуратуры, которые вели эти дела, либо следователи МВД, Национальной полиции, СБУ, были консультантами и помогли ввести сотрудников бюро в курс дела, чтобы следствие не остановилось.

Не получится ли в итоге, что расследование преступлений на Майдане так и не будет завершено?

― На сегодняшний день прокуратура не может предоставить ни общественности, ни Верховной Раде каких-либо прогнозов о расследовании. А когда этот вопрос обостряется, то вдруг резко задерживают какого-то рядового сотрудника, либо находят какое-то разобранное оружие. Похоже на то, что по заказу общества для СМИ делают очередной вброс информации, чтобы показать свою значимость. На самом же деле, за два года можно было провести расследование надлежащим образом, однако этого не происходит. И передача дел в Бюро расследований не ухудшит ситуацию. Возможно, ситуация даже улучшится, когда придут новые люди, которые понимают, что на них возложены серьезные задачи.

Голос столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры