Архив метки: бояться

«Мы «на крючке» и должны бояться»: как в Украине силовики запугивают адвокатов

Адвокаты все чаще заявляют о давлении на них со стороны правоохранительных органов. За особо «дерзкими» устанавливаются ежедневная слежка, прослушка телефонных звонков, проводятся обыски и открываются уголовные дела. Сами адвокаты уверяют: такого давления на них не было даже при прошлой власти.

«НЕ ЛЕЗЬТЕ СЮДА, ЭТО НАШЕ ДЕЛО»

Как рассказал «Вестям» адвокат Сергей Войченко, в последнее время коллеги все чаще становятся объектом преследования со стороны правоохранительных органов. Особо ярко это выражается в политических делах, когда есть явная заинтересованность силовых органов в нужном для них исходе дела.

«Когда адвокат занимает принципиальную позицию и не идет на уступки следствию, начинаются проблемы. Как только мы взялись за защиту Андрея Медведько и Дениса Полищука, которых обвиняют в убийстве Олеся Бузины, сразу заметили, что за нами установили слежку, прослушивают наши телефоны. Более того, с нами связывались некие люди и намекали, что нам это дело не надо. То есть нам явно давали понять: мы «на крючке» и должны бояться», — говорит Войченко.

Показательным является и дело беглого депутата Онищенко, когда с целью выявления его переписки со своими адвокатами, которая является тайной, у юристов проводились обыски. Похожая ситуация наблюдается и в деле «налоговиков». «Фигуранты этого дела находятся за решеткой, и правоохранители не дают возможности адвокатам индивидуально общаться с клиентами. Все разговоры фиксируются с помощью аудио и видео, а все телефонные беседы прослушиваются и записываются», — отмечает Войченко.

Также проводились обыски у Дмитрия Сычкаря, который является адвокатом экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. Войченко уверен: такие действия правоохранители совершают по причине своей некомпетентности и неспособности доказать вину подсудимого в правовом поле. «Зачастую по таким делам у правоохранителей нет достаточной доказательной базы, поэтому их основная задача — сломать человека и запугать адвокатов. А отсутствие интеллекта и соответствующего правового образования наши правоохранительные органы заменяют грубой физической силой. Доходит до того, что мне звонят из регионов и говорят: мол, адвокаты не хотят брать дело, потому что там есть «интересы власти», — продолжает Войченко.

УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА

Нередко неугодные следствию адвокаты сами становятся фигурантами уголовных дел. К примеру, как рассказала «Вестям» адвокат Оксана Соколовская, защищавшая в суде интересы капитана ГРУ РФ Евгения Ерофеева, которого потом обменяли на Надежду Савченко, в последнее время правоохранители начали пытаться отстранять от дел адвокатов путем возбуждения против них уголовных дел.

«Это так сейчас модно. И происходит с одной целью — запугать. Если бы следствие работало нормально и были толковые юристы, которые могли бы формулировать грамотные обвинения, было бы все по-другому. А так как у следователей нет необходимых знаний, они просто боятся адвокатов и пытаются давить на них уголовными делами», — отмечает Соколовская.

По ее словам, так случилось и с ней. «Уголовное дело против меня появилось во время моей защиты Ерофеева, а Юрой Грабовским (адвокат, которого убили. — Авт.) — Александрова. Мне вменяют нанесение тяжких телесных повреждений, что само по себе смешно и такого факта не было. А когда Ерофеева обменяли на Савченко, дело было приостановлено. Но не так давно я взялась за защиту волонтера Сергея Максимца, которого пытались привлечь к ответственности, и сфабрикованное во времена Ерофеева дело опять пустили в ход», — сказала Соколовская.

А ее коллега Ростислав Кравец добавляет: в последнее время также участились попытки силовиков получить доступ к адвокатской тайне: «Делается это через суд, просится разрешение на изъятие у адвокатов документов, компьютеров, личных записей, и, к сожалению, несмотря на запреты закона, некоторые суды удовлетворяют подобные иски».

ДЕЛО В ПОЛИТИКЕ

В то же время адвокаты уверяют, что давление на них началось с появлением массы политических дел. «Я являюсь практикующим адвокатом с 2009 года. Были разные клиенты, дела, но такой наглости и грубого игнорирования законов не было», — говорит Соколовская.

Согласен с мнением коллеги и адвокат Войченко: «Когда я пришел в прокуратуру в 2002 году, действовали абсолютно другие нравы и понятия. Осуществить обыск у адвоката считалось ударом ниже пояса, игра не по правилам. Такого следователя презирали бы даже свои. Это все появилось одновременно с валом политических дел».

Адвокат Иван Либерман отметил, что многие его коллеги сейчас настолько запуганы, что, несмотря на очень высокие гонорары, вынуждены отказывать некоторым в предоставлении правовой помощи, боясь последствий. «Если у подсудимого хороший защитник и это не нравится силовикам, они могут делать все, чтобы его убрать или заменить. Сейчас машина правосудия, как комбайн, идет против неугодных политиков, следующий этап — эксперты, нотариусы и адвокаты, третий — журналисты, которым захотят закрыть рот. Почистив эти три сферы, можно свободно быть диктатором», — резюмирует Либерман.

Антон Дранник, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кому за пятьдесят тысяч. Стоит ли бояться нового ограничения наличных платежей

Едва граждане Украины успели доесть новогодний оливье, Национальный банк Украины 3 января 2017 года объявил о троекратном снижении граничной суммы расчётов наличными деньгами со 150 тыс. грн до 50 тыс. грн. Фокус выяснил, как с этим жить.

Нововведение вступило в силу 4 января. С этого момента граждане должны проводить оплату товаров и услуг дороже 50 тыс. грн лишь путём безналичного перечисления. Требование распространяется не только на расчёты с предприятиями, но и на сделки между физлицами, где необходимо заключение договора купли-продажи с нотариальным заверением.

Вряд ли это нововведение застало украинцев врасплох. С июня 2013 года аналогичная норма действовала для операций на сумму свыше 150 тыс. грн, и граждане успели адаптироваться к подобному режиму. Для рядовых жителей мегаполисов с понижением планки для наличных расчётов практически ничего не меняется. Они, как и ранее, будут сталкиваться с этим требованием в основном при покупке недвижимости или автомобиля. Зато жителям небольших населённых пунктов, где значительная доля жилого фонда стоит дешевле 150 тыс. грн, а материальное положение вынуждает пользоваться недорогим автотранспортом с пробегом, действительно придётся менять привычки. Для них дополнительно осложняет ситуацию то, что банковские сети на периферии слабо представлены. Нововведение почувствуют и любители роскоши, которые тратят деньги на дорогие ювелирные украшения, меха, произведения искусства, антиквариат, эксклюзивные путешествия и т. п. Но для этой категории не составит труда оплачивать такие покупки карточкой или другим безналичным способом.

Цена вопроса

Безналичная оплата дорогих приобретений, с одной стороны, защищает от форс-мажоров, с другой — может обернуться для граждан дополнительными издержками. «Расчёты картой в терминальной сети проводятся без комиссии, а безналичный расчёт априори безопаснее и проще, нежели ношение суммы свыше 50 тыс. грн купюрами в чемодане. Если же речь идёт о переводах с карты на карту, то они, как правило, тарифицируются банками», — объясняет главный аналитик Укрсоцбанка Андрей Приходько.

За перечисление средств большинство банков взимают комиссию, которая зависит от суммы платежа. «Если платить через интернет-банкинг, комиссия составит от 0,1% до 1% суммы. Комиссия за перевод (в отделении банка. — Фокус), если открыт счёт, составит от 0,25% до 3%», — обобщает начальник отдела исследований стандартных финансовых услуг компании «Простобанк Консалтинг» Евгений Копейко. Во многих случаях банки устанавливают максимальную сумму комиссии (500–2000 грн), свыше которой плату за транзакцию не взимают. Открытие счёта может стоить от 0 до 200 грн. Как отмечают опрошенные Фокусом эксперты, в украинских банках комиссии, как правило, ниже, чем в финучреждениях развитых стран, где ограничения наличных расчётов действуют уже давно.

Для минимизации дополнительных затрат при безналичных расчётах Евгений Копейко рекомендует использовать интернет-банкинг. У некоторых финучреждений для стимулирования онлайн-расчётов перечисления через интернет-банкинг проводятся бесплатно. Если при этом открытие счёта тоже будет бесплатным (некоторые банки такое практикуют), наценка на безналичный расчёт будет нулевой. А управляющий партнёр юридическо-консалтинговой компании «Де-юре» Григорий Трипульский советует следующий способ минимизации расходов: открытие счёта в банке получателя средств, внесение на него денег и их перевод внутри банка. В итоге открытие счёта обойдётся в 50-200 грн или бесплатно, за пополнение счёта комиссия не взимается, а за перечисление банк возьмёт небольшую фиксированную сумму или проведёт бесплатно.

Фискальные риски

Многие украинцы опасаются, что проведение безналичных расчётов на крупные суммы через банк может заинтересовать контролирующие органы и повлечёт наложение каких-либо санкций. Более того, теперешнее ужесточение ограничений на наличные расчёты часто трактуется как подготовка к введению контроля над расходами граждан для их сопоставления с доходами. «Перевод расчётов в безналичную форму приводит к увеличению прозрачности для контролирующих органов. Однако такое ограничение вводится только для сделок требующих нотариального заверения, которые в большинстве своём и так подлежали финансовому мониторингу, а контролирующие органы безо всякого труда могут получить о них информацию», — уточняет Григорий Трипульский.

Теоретически в случае выявления несоответствия между доходами и расходами возможно открытие дела по статье 212 Уголовного кодекса — уклонение от уплаты налогов. Но, по мнению адвоката, старшего партнёра адвокатской компании «Кравец и Партнёры» Ростислава Кравца, на практике фискальная служба в ближайшем будущем вряд ли будет задавать гражданам вопросы о происхождении средств, за исключением разве что политически мотивированных запросов от налоговиков.

«Сегодняшние действия руководства страны абсолютно не системны и довольно избирательны. Такие решения приносят больше вреда, нежели пользы. Применять мировой опыт в Украине на данном этапе абсолютно неэффективно. Для того чтобы реально контролировать и сопоставлять расходы с доходами, должен пройти не один десяток лет», — считает Кравец.

Ужесточение ограничения, по всей видимости, не сделает украинскую экономику прозрачнее. «Один только этот шаг вряд ли существенно сократит долю теневой экономики, — говорит Андрей Приходько из Укрсоцбанка. — Для этой цели необходим целый комплекс мер, включающий институциональные реформы, борьбу с коррупцией и стимулирование реального сектора». Более того, Евгений Копейко не исключает, что после понижения планки наличных расчётов часть покупок перейдёт в теневую экономику — к тем, кто ни перед кем не отчитывается.

Обходной маневр

После введения с осени 2013 года ограничения наличных расчетов суммой до 150 тыс. грн в Украине появилось несколько легальных способов обхода этого требования. «Многие финучреждения предлагают такую услугу: непосредственно на сделку приходит представитель банка с документами, подтверждающими открытие счёта плательщику, получателю, платёжку о переводе средств, квитанцию о снятии средств и сразу соглашение о закрытии счёта. При этом наличные через банк не проходят — происходит только обмен бумагами. Такая операция стоит от нескольких тысяч гривен», — рассказал Фокусу Григорий Трипульский. Также, по его словам, нотариусы предлагают заключение сделок с отлагательным условием: платёж после сделки, тогда как сделка сразу регистрируется в реестре. «Для обхода ограничения используют разнообразные программы рассрочки и кредита. Также будет практиковаться дробление чеков для уменьшения суммы отдельного чека ниже 50 тыс. грн. Возможно, будут использовать нотариусов для перечисления денег через их счёт», — отмечает Евгений Копейко из Простобанк Консалтинг.

Гражданам пока не стоит опасаться каких-либо санкций за расчёты наличными сверх установленного лимита. «Как ни странно, ни Кодексом Украины об административных правонарушениях, ни указом президента «О применении штрафных санкций за нарушение норм по регулированию оборота наличных средств», ни иным законодательством ответственность физлиц (не предпринимателей) за нарушение превышения граничных сумм расчётов наличными средствами не предусмотрена, в то время как бизнес платит штраф 1,7–3,4 тыс. грн, а при повторном нарушении — 8,6–17 тыс. грн», — подчёркивает старший юрист компании КПМГ в Украине Ярослав Чекер. Но учитывая ужесточение ограничений и намерения уменьшить уровень наличных средств в экономике до 12% к 2020 году, он не исключает, что в будущем ответственность физлиц за нарушение порядка проведения наличных расчётов будет введена.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры