Архив метки: Борьба

Борьба за справедливые тарифы. Украина договорилась с МВФ. «Субъективные итоги» с Кучеренко

Традиционные «Субъективные итоги» с экс-министром ЖКХ Алексеем Кучеренко. Обсуждаемые темы:

– состояние свободы слова в современной Украине;
– в Киеве на мосту Патона прорвало трубу;
– проблемы с незаконной развозкой в Киеве;
– тарифы коммунальных платежей за придомовые территории и содержание инфраструктуры;
– судебная реформа в Украине;
– Кабмин договорился с МВФ о постепенном повышении цены на газ;

NewsOne

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Борьба с мошенничеством в строительстве обернется ростом цен на жилье

Эксперты скептически отнеслись к инициативам депутатов защитить украинцев от злоупотреблений застройщиков.

Депутаты в очередной раз взялись защищать украинцев от жульничества в сфере строительства жилья. На этот раз парламентарии озаботились мошеннической схемой, по которой застройщик продавал одну и ту же квартиру нескольким инвесторам. Или брал деньги за жилье, которого даже нет в проекте. Соответствующий законопроект №7128 в ВР подала группа депутатов (БПП и Самопомощь).

Авторы законопроекта предлагают с 1 июля 2018 обязать заказчика строительства зарегистрировать за собой право собственности на дом, как на объект незавершенного строительства, а также на каждую квартиру или помещение в доме. Причем сделать это еще до начала продаж квартир.

В свою очередь покупатели квартир должны будут составить заявление о регистрации своего имущественного права. И зарегистрировать его в базе данных заявлений и запросов Госреестра прав на недвижимое имущество.

Говоря простым языком, депутаты предлагают регистрировать в реестре право на приобретение права собственности. А собственно регистрация последнего, согласно текста документа, будет осуществляться после завершения строительства, сдачи дома и выполнения всех финансовых обязательств по договору.

На первый взгляд, идея кажется здравой. Поскольку лишает недобросовестных застройщиков возможности по нескольку раз продавать одни и те же квадратные метры. А требование еще до начала продаж регистрировать не только право собственности на дом целиком, но и на каждую квартиру в отдельности, не даст ему реализовывать несуществующие даже в проекте квартиры.

Однако юристы сомневаются, что такое решение позволит хоть как-то защитить украинцев от строительных афер. По их мнению, проблема лежит в несовершенном законодательстве, регулирующим деятельность фондов финансирования строительства.

«За время своего существования закон себя полностью дискредитировал. Он абсолютно не исполняет своей ключевой функции – защищать права лиц, инвестирующих в строительство жилья. Фонды финансирования строительства как не несли никакой ответственности, так и не будут ее нести согласно предлагаемых изменений», — объясняет адвокат, старший партнер Адвокатской компании «Кравец и партнеры».

Более того, по его словам, единственное, на что могут повлиять депутатские инициативы – это цены на жилье.

«Изменения привнесут дополнительную коррупционную составляющую в части регистрации имущественных прав, а также поднимут стоимость жилья на 3-4%. Поскольку за дополнительную регистрацию в реестрах имущественных прав будет взыматься госпошлина. Ничего кроме дополнительной бюрократии и расходов новации не принесут», — утверждает Кравец.

Он убежден, что застройщику ничего не может помешать, например, изменить строительный адрес или номера квартир в возводимом доме. И мошенник сможет, как и прежде, продавать одни и те же квадратные метры нескольким покупателям.

Что действительно необходимо изменить, считает адвокат, так это установить ответственность для застройщиков и банков, создающих фонды финансирования строительства. Необходимо, чтобы финучреждения отвечали всем своим имуществом и средствами за недострой.

ЮРИЙ ПАВЛОВ, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Борьба с коррупцией в Украине: ни наказанных, ни возмещения ущерба — Кравец

За коррупционные преступления в первом полугодии украинские суды приговорили к лишению свободы 121 человека, 77 — оправдали, а против 110 закрыли производства. Соответствующие данные публикуют СМИ со ссылкой на статистическую информацию, полученную в Верховном суде Украины.

Согласно данной информации, за первые полгода в суды были направлены почти 4,5 тысячи дел о коррупционных преступлениях. Уже рассмотрены около двух тысяч таких дел. Среди осужденных за коррупционные преступления больше всего сотрудников полиции и Министерства внутренних дел, а также военнослужащих.
 
Среди осужденных за коррупционные преступления нет ни одного судьи и сотрудников Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по предотвращению коррупции. Но один сотрудник аппарата судов все же был осужден за такого рода преступление.
 
Наибольшее количество решений о лишении свободы коррупционеров вынесли суды Киева. Суды Хмельницкой, Ровенской, Житомирской и Закарпатской областей не вынесли ни одного решения по данному вопросу. Больше всего оправдательных приговоров вынесено в Кировоградской области — 12.
 
Свое мнение о борьбе с коррупцией в Украине и о том, как в этом направлении работают антикоррупционные органы и суды, выразил в эфире радиостанции Голос Столицы правозащитник, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Насколько жесткая ответственность за коррупционные действия в Украине?
 
— Ответственность относительно жесткая в части совершенных преступлений, но в первую очередь это касается так сказать младших чиновников и чиновников среднего звена. То что касается чиновников, занимающих ответственные высокие посты мы видим, что уголовные дела в данных вопросах просто буксуют, оттягиваются, затягиваются и приговоров топ-чиновникам на сегодняшний день в Украине практически нет. 

Понесет ли кто-то ответственность за то, что расследование дел по чиновникам затягивается?
 
— Даже все эти привлечения нардепов к ответственности за коррупционные действия, министров, замминистров, даже тех же представителей так называемой «злочинной влады», приговоров нет и никто за это ответственности не несет. Но кроме самой ответственности здесь очень важно понимать именно возмещение нанесенного ущерба. Об этом вообще как-то речь не идет.
 
Насколько частая практика возвращения ущерба?
 
— К примеру, для тех же киевлян абсолютно все равно: посадят того же Олеся Довгого и Леонида Черновецкого в тюрьму за какие-то их схемы. Важнее, чтобы эти земли и имущество было возвращено обратно киевской общине и оно вернулось. Точно также это касается и любых других коррупционных преступлений. То есть, речь не в том, чтобы посадить и привлечь к ответственности, а речь идет об ущербе. А как показывает практика, это вообще отсутствует в Украине.
 
Можно ли считать высоким результат статистики по наказанию за коррупцию за текущий год, если сравнивать с предыдущими годами?
 
— Сама цифра показывает абсолютно средний показатель. Опять же, это абсолютно не показатель деятельности различных антикоррупционных органов, потому что зачастую в эти приговоры вошли и абсолютно незначительные приговоры, а также приговоры, связанные с признанием вины лицами, которые обвиняются в тех или иных преступлениях. Поэтому это не показатель как таковой борьбы с коррупцией.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Мягкие приговоры за ложь в декларациях: борьба с коррупцией или «замыливание глаз»

В 2016 году с началом работы Национального агентства по вопросам противодействия коррупции в стране «худо-бедно» заработал официальный электронный реестр декларации об имущественном состоянии госслужащих и должностных лиц. Одновременно в УК и КУоАП заработали две статьи, тесно связанные с декларированием: ст. 366-1 УК (декларирование недостоверной информации) и ст. 172-6 КоАП (нарушение требований финансового контроля).

Поскольку привлечение к уголовной ответственности является крайним инструментом влияния на деяния граждан, редакция 368.media проанализировала не столь широкую судейскую практику по данной статье.

Согласно норме, виновных следует карать штрафом от 42,5 до 51 тыс. гривен или общественными работами сроком от 150 до 240 часов, или лишением свободы до двух лет с запретом занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Недавно суды вынесли три приговора, освободивших от уголовной ответственности лиц, признавших вину и раскаявшихся в декларировании недостоверной декларации или умышленной неподачи декларации вовремя. С чем же это связано? Судьи из Одессы, Житомирской области и Закарпатья поверили обвиняемым в искренности раскаяния, а также учли, что последние активно помогали следствию в раскрытии столь сложного преступления и внесли изменения в свои декларации.

Верно ли судьи толкуют законодательство и могут ли они реально освобождать от ответственности декларантов просто потому, что те каются? Если же так, то что нужно сказать и сделать чиновнику, чтобы грубо нарушить законодательство и понести уголовную ответственность?

«Суд должен применить статью 45 УК, которая освобождает декларанта от уголовной ответственности, при одновременном наличии пять обстоятельств», – считает исполнительный директор Transparency International Україна Ярослав Юрчишин.

К таким обстоятельствам он относит:

совершение преступления впервые;

обвиняемый искренне кается;

обвиняемый активно помогает раскрыть преступление;

декларант подал исправленную декларацию;

согласился на закрытие дела.

Юрчишин считает, что при отсутствии хотя бы одного из указанных элементов суд не имеет права освобождать обвиняемого от уголовной ответственности в связи с действенным раскаянием, иначе такое решение отменит вышестоящий суд.

Напротив, юрист Ростислав Кравец вовсе считает, что привлечение декларантов к уголовной ответственности в большинстве случаев «притянуто за уши».

«Чиновник мог и не знать об ошибке. Например, изучив выписку из банка, написать доходы в гривнах, вместо долларов, или забыть о своих вещевых или корпоративных правах, которые достались ему по наследству», — сказал правозащитник, и добавил, что, таким образом, «наказание служащего не соизмеримо с общественной опасностью несвоевременной подачи декларации».

Ростислав Кравец уточнил, что цель уголовной ответственности – как наказание, так и воспитание, предотвращение правонарушений.

«За забытую четверть квартиры или несколько квадратных метров земли нужно декларанта привлекать к административной ответственности и, возможно, увольнять, а все остальное притянуто за уши», – резюмировал он.

Нардеп и заместитель председателя комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Виталий Куприй не согласен с ним, поскольку считает, что за декларирование недостоверной информации нужна более строгая ответственность, а проблема заключается в выборочном исполнении законодательства.

«Я думаю, что это (освобождение декларантов от ответственности судами — Ред.) стратегически избранный курс судами, продиктованный администрацией президента, а именно Алексеем Филатовым. Цель – завалить систему антикоррупционных инструментов, связанных с декларированием. Более того, такая ситуация не только во время суда, но и следствия», – считает Виталий Куприй.

Народный депутат рассказал журналисту 368.media о своем заявлении с требованием открыть уголовное производство по факту недостоверного декларирования сотрудником полиции Днепра.

«Знаете, даже после открытия производства никто не провел хоть какой-то проверки, даже по заниженной цене на автомобиль, да и правоохранители очень вольно толкуют решения НАЗК, поэтому производство закрыли», – пояснил он.

По мнению нардепа, такие манипуляции с законодательством для освобождения от ответственности чиновников правоохранители делают за взятки или по договоренностям «ты меня не трогай, а я – тебя». Также он обвинил представителей т.н. власти в борьбе с ей неугодными.

«Сейчас НАЗК проверяет лично меня по заявлению гражданина, который сам заявил мне, что ничего такого он не писал. Власть фальсифицирует проверки, а НАЗК это принимает как должное. Выборочность правосудия — налицо», – добавил он.

Ученые в таких приговорах судов ничего предосудительного не видят. По словам доцента кафедры уголовного права НУ «Одесская юридическая академия» Дмитрия Михайленко, «обсуждаемое преступление не является коррупционным».

«Оно связано с коррупцией, поэтому в таких судебных решениях я не вижу проблем», – пояснил он.

По его мнению, даже после таких решений устанавливается реальное имущественное состояние служащих с целью возможного привлечения к ответственности за незаконное обогащение (ст. 368-2 УК). Дмитрий Михайленко также утверждает, что в соответствии со статьей 65 закона «О предотвращении коррупции» таких чиновников должны привлекать к дисциплинарной ответственности: начальство обязано сделать им выговор или уволить с должности.

Еще несколько лет назад мы могли только догадываться о реальном имущественном состоянии наших чиновников и депутатом, а на данный момент только в реестре деклараций НАЗК почти 1,5 млн документов. Украинское общество сейчас живет ожиданием «посадок», но что это изменит, если все-таки сажать будут? Как мы уже писали, уголовная ответственность – это крайний шаг публичного принуждения к общественно позитивному поведению, поэтому не нужно возлагать на него все надежды. Для нормального развития государственного аппарата должны работать все возможное механизмы, начиная от предотвращения правонарушений и привлечения к ответственности за те, деяния, которые могут повлечь за собой совершение коррупционных преступлений. Поэтому обществу нужно воспринимать освобождение от ответственности за нарушения с декларациями как один из рубежей противодействия коррупции, после которого нарушители все же подадут реальную декларацию и, возможно, понесут уголовную ответственность, например, за незаконное обогащение, или же административную.

368.media

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Борьба за долги ПриватБанка застопорилась из-за оговорки

Юристам придется через суд подтверждать ничтожность оговорки о запрете на споры.

Оспаривание держателями евробондов национализированного Приватбанка принудительной конвертации долгов в капитал банка, застопорилось. Как выяснили представители кредиторов, в документах, сопровождающих процесс обращения бумаг есть оговорка о запрете обращения в судебные инстанции с целью оспаривания действий Приватбанка или государства в лице любых его органов.

«Из-за наличия такой оговорки, возникли технические сложности при рассмотрении дел. Это преодолимо, но пока оговорка мешает быстрому продвижению процессов в международном суде», — отметил UBR.ua управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Оговорка о запрете обращаться в суд всплыла у адвокатов в конце января 2016 года, когда они искали правовые позиции по защите интересов держателей еврооблигаций. Она появилась в документах в 2015 году при проведении реструктуризации еврооблигаций (при размещении долговых бумаг в 2012 году таких оговорок не было). По словам адвокатов, документ подписывали британская компания, входящая в группу Приват — UK SPV Privat со своим доверенным управителем и Нацбанком.

«При реструктуризации обязательств, как одно из условий их выполнения со стороны Приватбанка, третьим лицом выступил Национальный банк Украины. Тогда и была подписана оговорка, запрещающая обращаться в суд или любым другим способом оспаривать любые действия Приватбанка или государства в лице любых его органов до осуществления полного погашения еврооблигаций. Насколько понимаю, такая оговорка была введена как дополнительная гарантия для Приватбанка», — объяснил Виктор Мороз.

Почему третьей стороной соглашения оказался НБУ юристы объяснить не смогли.

«Вопрос в том, как НБУ может выступать «неким гарантом» (точная позиция неизвестна) по облигациям одного частного лица перед другими частыми лицами, непонятно. Здесь стороны не до конца раскрывают все карты. Откуда там появился НБУ и на каком основании? Необходимо видеть точные формулировки документов», — подчеркнул UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Можно оспорить

В тоже время юристы уверяют, что сам по себе запрет на оспаривание кредитного соглашения противоречит действующему законодательству (как Гражданскому, так и Кодексу административного судопроизводства). Потому может легко быть признан ничтожным как в Украине, так и за границей.

«В целом норма, которая запрещает сторонам обращаться в суд по любому праву является ничтожной. Не только по нашем к праву, но также по английскому и кипрскому. Потому что судебная защита является неотъемлемой элементом права любого юридического или физического лица. Это нарушает как Конвенцию о защите права и основополагающих свобод, так и нашу Конституцию. С какой целью внесли оговорку — неизвестно: то ли сознательно, чтобы потом была возможность оправдываться, то ли в виде гарантии для защиты своих интересов. Но по любому праву, оговорка ничтожна», — отметил Кравец.

После получения судебного решения о ничтожности кредиторы могут свободно судиться с Приватбанком.

«Наше законодательство по вопросам международного частного права позволяет представителям английской стороны выйти на украинские суды. Будут ли они это делать — пока неизвестно. Поскольку присутствует риск, что наши суды все рассмотрят в пользу украинской власти. Кредиторы опасаются именно этого», — отметил Виктор Мороз.

Хотя юристы некоторые уверяют, что и в украинских судах можно выигрывать дела против Приватбанка (при судебном запрете на споры). «На судей, которые останавливали судебные процессы в отношении Приватбанка уже поданы жалобы. И сейчас Высший совет правосудия должен будет рассматривать незаконность их действий», — утонил Ростислав Кравец.

Но пока иностранцы не удостоверятся, что в Украине все-таки можно свободно судиться с Приватбанком, они вряд ли станут подавать иски в нашей стране.

А до этого будут стараться продавливать решения против него за границей, и добиваться ареста счетов. Что кстати им удается: напомним, что в январе 2017 г. европейский суд арестовал корсчет Приватбанка в Commerzbank AG с $ 17 млн.

ВИТА ФИЛОНИЧ, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Блокирование файлообменников: наезд или борьба за авторское право

На этой неделе перестал работать популярный в Украине файлообменник EX.UA. Перед этим киберполиция изъяла серверы второго по величине файлообменника FS.TO. Поэтому он тоже не работает.

На этих интернет-ресурсах большинство украинцев сохраняли свои данные и искали нужные мультимедийные файлы, а также имели возможность заводить на серверах этих сервисов электронной почты.

В Администрации президента прекращения работы EX.UA сегодня назвали «безусловным успехом». Об этом сказал Дмитрий Шимкив, секретарь Национального совета реформ, заместитель главы администрации президента.

По его убеждению, в ЕХ.UA была бизнес-модель, которая давала им возможность зарабатывать деньги, распространяя нелегальный видеоконтент, вставляя в него украинский рекламу. Украинские рекламодатели платили деньги за размещение рекламы, а правообладатели контента не получали никакой компенсации от этого. Владельцы ресурса получали таким образом около 1 млн долларов доходов в год.

«Дмитрий Шимкив даже не стесняется говорить вслух то, что власть просто перекрыла заработок владельцам этого EX.UA и FS.TO. И это при том, что финансовые доходы от публикации тех или иных файлов законодательством не урегулированы. Есть только закон об авторском праве. Зато отсутствуют различные приложения, которые будут регулировать интернет-пространство и устанавливать ответственность за определенные действия или распространения информации. Например, сейчас за копирование контента одним сайтом в другого невозможно привлечь к суду, потому что фото со страницы монитора не является доказательством в суде», — говорит Александр Лагневич, программист, специалист по созданию и продвижению сайтов.

По его мнению, власть не заинтересована в создании современного законодательства, которое бы регулировало и предусматривало ответственность за нарушение авторского права в интернете.

«Не заинтересован, потому что прямо сейчас закрывает крупные файлообменники. Это означает, что вместо них мощными станут другие. Когда, например, при Януковиче окружения его старшего сына блокировало работу EX.UA, то за неделю 80 процентов пользователей этого ресурса и рекламодателей перешло на FS. TO и укрепило его. Думаю, на этот раз ситуация будет идентичной. Очевидно приближенные к власти люди сейчас вложили деньги в аналоги заблокированных файлообменников и через две-три недели мы увидим новых поставщиков видео и аудио «, — говорит он.

По его мнению, может быть и другая причина закрытия — распространение файлообменниками провокационных файлов определенных политиков или распространение фильмов с сети кинотеатров, подконтрольной кому-то из чиновников.

«Сейчас общество очень наэлектризовано. Особенно после обнародования фантастических багацтв государственных чиновников. Окружение власти понимает, что любые информационные излияния могут стоить для них очень дорого. Относительно кинотеатров, то мне трудно сказать, кто из политиков владеет ими. Но кто бы он ни был, он теряет деньги из-за тиражирование кинолент с его залов в интернете», — говорит программист.

И Администрация президента, и владельцы EX.UA не доказывают главной причины закрытия ресурса, считает юрист Ростислав Кравец.

«Позиция власти в том, что EX.UA и FS.TO нарушают авторское право. То есть распространяют файлы вопреки согласии владельцев права на них. Однако ни киберполиция, ни СБУ не показали общественности ни одного доказательства этого обвинения. Скажем, что владельцы прав на определенный фильм обратились к администраторам файлообменника и им отказали», — говорит юрист.

Он не исключает, что этот бизнес хотят захватить определенные финансово-промышленные группы.

«Однако это фантазирование с моей стороны. Такие предположения высказывают некоторые эксперты. Но почему-то ни на EX.UA и FS.TO об этой версии не говорят. И это очень странно», — объясняет он.

Юрист также не исключает, что такие действия власти могут быть формальной операцией правоохранителей, чтобы продемонстрировать странам Запада, что у нас идет борьба с пиратским видео.

«Если это так, то борьбу начали не с той стороны. Нужно наказывать тех, кто хочет потреблять пиратский продукт. Если бы так было, то меньше бы нелицензионного видео было в интернете. Такую схему используют в Германии и она себя хорошо зарекомендовала», — говорит Ростислав Кравец.

Напомним, на прошлой неделе СБУ заблокировала работу одного из крупнейших интернет-операторов Украины «Интертелекома». В компании изъяли серверы. И лишили этим интернета несколько миллионов человек.

Владимир Гук, ЗНАЙ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Блокирование файлообменников: наезд или борьба за авторское право

На этой неделе перестал работать популярный в Украине файлообменник EX.UA. Перед этим киберполиция изъяла серверы второго по величине файлообменника FS.TO. Поэтому он тоже не работает.

На этих интернет-ресурсах большинство украинцев сохраняли свои данные и искали нужные мультимедийные файлы, а также имели возможность заводить на серверах этих сервисов электронной почты.

В Администрации президента прекращения работы EX.UA сегодня назвали «безусловным успехом». Об этом сказал Дмитрий Шимкив, секретарь Национального совета реформ, заместитель главы администрации президента.

По его убеждению, в ЕХ.UA была бизнес-модель, которая давала им возможность зарабатывать деньги, распространяя нелегальный видеоконтент, вставляя в него украинский рекламу. Украинские рекламодатели платили деньги за размещение рекламы, а правообладатели контента не получали никакой компенсации от этого. Владельцы ресурса получали таким образом около 1 млн долларов доходов в год.

«Дмитрий Шимкив даже не стесняется говорить вслух то, что власть просто перекрыла заработок владельцам этого EX.UA и FS.TO. И это при том, что финансовые доходы от публикации тех или иных файлов законодательством не урегулированы. Есть только закон об авторском праве. Зато отсутствуют различные приложения, которые будут регулировать интернет-пространство и устанавливать ответственность за определенные действия или распространения информации. Например, сейчас за копирование контента одним сайтом в другого невозможно привлечь к суду, потому что фото со страницы монитора не является доказательством в суде», — говорит Александр Лагневич, программист, специалист по созданию и продвижению сайтов.

По его мнению, власть не заинтересована в создании современного законодательства, которое бы регулировало и предусматривало ответственность за нарушение авторского права в интернете.

«Не заинтересован, потому что прямо сейчас закрывает крупные файлообменники. Это означает, что вместо них мощными станут другие. Когда, например, при Януковиче окружения его старшего сына блокировало работу EX.UA, то за неделю 80 процентов пользователей этого ресурса и рекламодателей перешло на FS. TO и укрепило его. Думаю, на этот раз ситуация будет идентичной. Очевидно приближенные к власти люди сейчас вложили деньги в аналоги заблокированных файлообменников и через две-три недели мы увидим новых поставщиков видео и аудио «, — говорит он.

По его мнению, может быть и другая причина закрытия — распространение файлообменниками провокационных файлов определенных политиков или распространение фильмов с сети кинотеатров, подконтрольной кому-то из чиновников.

«Сейчас общество очень наэлектризовано. Особенно после обнародования фантастических багацтв государственных чиновников. Окружение власти понимает, что любые информационные излияния могут стоить для них очень дорого. Относительно кинотеатров, то мне трудно сказать, кто из политиков владеет ими. Но кто бы он ни был, он теряет деньги из-за тиражирование кинолент с его залов в интернете», — говорит программист.

И Администрация президента, и владельцы EX.UA не доказывают главной причины закрытия ресурса, считает юрист Ростислав Кравец.

«Позиция власти в том, что EX.UA и FS.TO нарушают авторское право. То есть распространяют файлы вопреки согласии владельцев права на них. Однако ни киберполиция, ни СБУ не показали общественности ни одного доказательства этого обвинения. Скажем, что владельцы прав на определенный фильм обратились к администраторам файлообменника и им отказали», — говорит юрист.

Он не исключает, что этот бизнес хотят захватить определенные финансово-промышленные группы.

«Однако это фантазирование с моей стороны. Такие предположения высказывают некоторые эксперты. Но почему-то ни на EX.UA и FS.TO об этой версии не говорят. И это очень странно», — объясняет он.

Юрист также не исключает, что такие действия власти могут быть формальной операцией правоохранителей, чтобы продемонстрировать странам Запада, что у нас идет борьба с пиратским видео.

«Если это так, то борьбу начали не с той стороны. Нужно наказывать тех, кто хочет потреблять пиратский продукт. Если бы так было, то меньше бы нелицензионного видео было в интернете. Такую схему используют в Германии и она себя хорошо зарекомендовала», — говорит Ростислав Кравец.

Напомним, на прошлой неделе СБУ заблокировала работу одного из крупнейших интернет-операторов Украины «Интертелекома». В компании изъяли серверы. И лишили этим интернета несколько миллионов человек.

Владимир Гук, ЗНАЙ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Борьба с коррупцией: в какие службы деньги несут мешками

Несмотря на бесконечные громкие заявления и создание целой вереницы организаций-борцов против взяток, за год Украина не продвинулась в борьбе с коррупцией. По данным опроса Центра им. Разумкова и фонда «Деминициативы», 12% граждан давали взятки в 2015 году при получении админуслуг, столько же платили год назад.

Вынуждены идти к решалам

Поборы остались на прежнем уровне. Показательна история блогера Павла Кашука: он пришел в МРЭО, чтобы переоформить документы на авто. Чиновник попытался объяснить ему: мол, «просто так» будет долго, а люди из очереди посоветовали «посредника» за 2 тыс. грн.

«Мелкие чиновники берут пример с руководства страны. Единственные изменения пока в том, что гражданам открыли доступ к реестрам. Это забрало у чиновников эксклюзивное право заходить в реестр и продавать информацию оттуда заинтересованным лицам. Создаются центры админуслуг, это тоже отбирает возможность требовать денег», — говорит правозащитник Эдуард Багиров.

«Но на других уровнях система осталось той же», — подвел итог Багиров.

Не в долларах, а в гривнах

Юрист Ростислав Кравец подтверждает: люди прошли люстрационную проверку, но действуют прежними методами. «Больше всего жалуются на регистрационную службу. Допустим, для того, чтобы снять ипотеку, требуют $ 500. Плюс если это новый объект — тариф $ 100/кв. м. То есть если сдается объект в 10 тыс. квадратов — $ 1 млн, — утверждает Кравец. — Опять же, если предприниматель добивается возврата НДС, от него требуют 25–30% от суммы, деньги действительно несут мешками».

Если же не платить, документы будут лежать годами. Причем, по словам Кравца, суммы по сравнению с прошлым годом заметно не изменились, но это говорит лишь о том, что чиновники не боятся и не берут дополнительную комиссию за риск быть раскрытыми».

Рестораторы же уверяют, что за последний год-полтора взятки только выросли. «Если раньше брали в долларах ($ 1–5 тыс. за решение стандартных вопросов с МЧС, СЭС, водоканалом, энергетиками, архитектурой), то теперь тариф в гривнах, и получается больше, чем раньше.

С 15 декабря СЭС прекратила существование в старом виде, и рестораторы говорили, что в некоторых случаях старались побольше загрести «на прощание».

А сумма побора зависит от города и размера бизнеса. Если открывается заведение на 200 мест — это миллионы, если небольшое кафе, могут запросить 10 тыс. грн», — рассказала «Вестям» директор компании «Ресторанный консалтинг» Ольга Насонова.

В то же время, по словам автоюриста Вадима Володарского, в Киеве жизнь автомобилистов немного стала легче — серьезных проблем с коррупцией на дорогах сейчас нет. «Но человеческий фактор по прежнему остался в кабинетах. Есть проблема с бланками тех же техпаспортов, временных номеров — за все остается плата «за ускорение», — говорит нам юрист Андрей Вареник.

Ярослав Маркин, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры