Архив метки: Большая

Большая палата: угадай кто надлежащий ответчик при спорах с ФГВФЛ? | Адвокат Ростислав Кравец

Большая палата на мой взгляд пришла к довольно сомнительному выводу указав, что в исках о признании неправомерным отказа включить в реестр акцептированных требований кредиторов ответчиком должен быть ликвидируемый банк, а не уполномоченное лицо ФГВФЛ.

Очень странно, т.к. банк не подает реестр акцептированных требований, это делает именно уполномоченное лицо.

Суд указал, что поскольку уполномоченное лицо Фонда является работником Фонда и действует от имени банка в пределах полномочий Фонда, такое лицо в хозяйственном процессе не имеет самостоятельной процессуальной дееспособности и может только выступать представителем банка в случае предъявления к нему иска. В этом деле истец определил ответчиком уполномоченное лицо Фонда, а не ПАО «Дельта Банк», участвующий в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Текст решения.

Если видео будет для вас полезным, не забывайте поставить лайк, подписаться на канал и поделиться ссылкой со своими друзьями.

✔ Запись на консультацию: https://wa.me/380442296950 (сам номер телефона +380-44-229-6950) или по электронной почте info@knpartners.com.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Большая приватизация: фальстарт и вопрос эффективного управления

Вице-президент Всемирного юридического альянса, старший партнер в Адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец не считает, что процесс большой приватизации разблокирован.

Ранее с таким заявлением выступил руководитель Фонда государственного имущества Украины Виталий Трубаров. Он ссылался на то, что Кассационный апелляционный суд в составе Верховного Суда отменил решения судов низших инстанций, фактически на год заблокировавших процесс большой приватизации, запрещая правительству утверждать отобранных инвестиционных советников.

«Речь идет об обеспечении иска, которым было запрещено отбирать инвестиционных советников. Сам иск пока не рассматривался, на сколько становится ясно из самого сообщения. Говорить о том, что разблокирована большая приватизации — преждевременно. За год прошедший с момента «блокировки» изменилась ситуация на рынке, а соответственно и цены объектов, а также услуги.

К тому же, поменялась политическая ситуация в стране. А ведь не секрет, что в большинстве случаев приватизация крупных объектов проходит под плотным контролем первых лиц государства.

Именно поэтому я считаю заявления о разблокировании большой приватизации излишне оптимистичными.

Кроме того, сейчас точно не время заниматься такой приватизацией, т.к. цены на намеченные в ней объекты – минимальные. И сегодня такие действия будут скорее преступлением, чем экономически обоснованной реализацией госимущества.

На мой взгляд, вопрос большой приватизации необходимо отложить до стабилизации экономической ситуации в Украине. А на сами предприятия, выставленные на эту приватизацию, нужно предварительно ввести эффективных управленцев, которые могут значительно повысить их стоимость. Так что нужно уделять внимание не столько вопросу приватизации, сколько эффективному использованию государственного имущества».

comments.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Большая чистка: Два года реформ кардинально изменили банковскую систему

Два года реформ кардинально изменили банковскую систему — отмывочные площадки и карманные учреждения олигархов ушли, а выжившие раскрыли структуру собственников и увеличивают капиталы. Теперь им нужно начать полноценно работать, кредитуя экономику.

Занятие английским и французским, мастер-классы для любителей спорта — вот к чему вынудила бывшего банкира Андрея Онистрата деятельность Нацбанка. Госрегулятор в 2014 году взялся реформировать систему финучреждений в стране, и одной из жертв этого процесса стал принадлежавший Онистрату банк Национальный кредит — 5 июня 2015‑го НБУ отобрал у него лицензию.

За два года, пока НБУ проводил большую чистку, рынок покинул 71 банк из 181, ряд олигархов утратили карманные финучреждения, а десятки тысяч служащих этих структур испортили репутацию. И не смогут работать в банковской сфере кто три, а кто и все десять лет.

На сегодня НБУ не только отфильтровал ненадежные и сомнительные банки. По словам Виктории Страховой, проектного менеджера реформы финсектора Нацсовета реформ, регулятор вынудил владельцев раскрыть структуру собственности банков, внести дополнительные средства в их капитал. Также в стране появилась уголовная ответственность акционеров и менеджмента за доведение финучреждений до банкротства.

В итоге система прошла болезненную реформу, которой ожидала еще с 1990‑х. 110 банкам, которые ее пережили, теперь осталось лишь начать полноценно работать, то есть кредитовать население и бизнес. Но для этого НБУ должен убрать ряд введенных им слишком жестких ограничений, а экономика — пойти в рост.

Куй систему, пока горячо

Онистрат в одном из интервью вспоминал, что процесс закрытия его банка был стремительным и беспощадным. После прихода Валерии Гонтаревой и ее команды в НБУ дела Нацкредита шли неплохо, и он даже подумывал о расширении бизнеса. Но затем, по словам банкира, его позвали к главе Нацбанка и на повышенных тонах потребовали влить деньги в банк. Это было в апреле 2015 года, а в июне в Нацкредите появилась временная администрация.

Реформа, жертвой которой стал Онистрат, многим обязана еще одному бывшему банкиру — Владиславу Рашковану, ставшему замглавы НБУ. Еще в декабре 2014 года тот в интервью НВ озвучил актуальные задачи Нацбанка: стабилизировать макроэкономическую ситуацию, отучить украинцев от доллара, вывести с банковского рынка слабые учреждения и банки-“мойки”, сделать систему прозрачной и подготовить ее к работе по новым, цивилизованным правилам.

Многое из намеченного, по словам самого Рашкована, НБУ уже сделал. Регулятор не допустил кризиса платежей — ситуации, которая сложилась в Украине в 1993–1995 годах: тогда многие предприятия не могли ни покупать сырье, ни получать выручку, и наступила эпоха бартера и разрухи.

Кроме того, несмотря на кризис и войну на востоке, Нацбанк стабилизировал макроэкономическую ситуацию: экономика пока не слишком растет, но уже и не летит в пропасть, как это было в 2014–2015 годах. “Стабильность дает почву под ногами и вкладчикам, и банкам”,— уверяет Рашкован.

Самые же радикальные изменения произошли в структуре банковской отрасли. Когда в 2014 году в Нацбанке под руководством Гонтаревой начались реформы, отрасль представляла собой запутанную конструкцию. “Рынок был наполнен банками, которые занимались чем угодно — обналичкой, отмыванием денег, вытягиванием депозитов у населения и кредитованием этими деньгами связанных лиц,— но только не банковским бизнесом”,— говорит Сергей Наумов, председатель правления украинской “дочки” греческого Piraeus Bank.

Кто владеет финучреждениями, сколько им на самом деле необходимо денег для устойчивой работы и куда уходит рефинансирование НБУ вместе с деньгами вкладчиков — все это было вопросами без ответов. Сегодня, как утверждает Рашкован, НБУ контролирует ситуацию, а проблемные банки покинули рынок.

Очищение стало следствием целенаправленной политики регулятора. Она заключалась не только в фильтрации игроков, но и в ряде других мер.

Так, в 2014 году НБУ де-юре знал конечных владельцев лишь 45 % банков. Но уже в 2015‑м, после проведения регулятором стресс-тестов, 35 крупнейших финучреждений страны раскрыли собственников — таким образом система стала прозрачной на 85 %. А к 1 апреля 2016‑го 100 % банков должны раскрыть НБУ своих конечных владельцев. В противном случае их выведут с рынка. К 29 марта в зоне риска осталось пять финучреждений.

Также НБУ заставил банкиров влить в свои структуры капитал: регулятор пролоббировал в Верховной раде законопроект, который позволил банкам отразить реальное состояние дел — признать проблемы и внести необходимые средства на протяжении трех лет. Благодаря этому только в 2014 году в систему поступили дополнительные 50 млрд грн. В прошлом году пять банков из топ-20 уже не нуждались в добавочных средствах, шесть банков их внесли, остальные сейчас находятся в процессе докапитализации.

Александр Павлов, руководитель департамента по работе с финансовыми учреждениями ЕБРР в Украине, считает, что НБУ проводит реформы лучше и быстрее, чем кто‑либо другой в экономическом блоке правительства. “Говорят, что рыба гниет с головы. В данном случае можно сказать, что с головы она начала выздоравливать”,— уверяет он.

Отголоски реформ

Чистка авгиевых конюшен выбросила с рынка не только собственников и менеджмент сомнительных контор, но и ряд профессионалов. В июне 2015‑го НБУ постановил, что владельцам, руководителям и целому ряду должностных лиц обанкротившихся структур запрещается владеть финучреждениями или заниматься банковской деятельностью на протяжении трех лет. А если банк лишился лицензии из‑за отмывания денег или рискованной деятельности, то запрет составит 10 лет. Эта санкция коснулась тысяч представителей отрасли и оказалась настолько жесткой, что в декабре прошлого года центробанк начал подумывать о ее смягчении.

НБУ очищает рынок от украинских банков

Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании Кравец и партнеры, считает, что с десяток банков, которые ушли с рынка, можно было спасти. Но НБУ действовал слишком жестко. “НБУ очищает рынок от украинских банков и отдает его на откуп российским”,— заключает эксперт. Мол, сейчас, когда в стране существенно сократилось число финучреждений с отечественным капиталом, освободившуюся нишу нужно кому‑то заполнять. Представители Запада сюда не идут, а значит, наращивать долю будут структуры из РФ. Иллюстрацией этому тезису, по мнению Кравца и ряда других критиков регулятора, служит продажа итальянской UniCredit своего украинского банка российской Альфе.

Но многие участники рынка в экспансию с севера не верят. Виталий Шапран, член общества финансовых аналитиков, отмечает иную тенденцию: бизнес россиян в Украине сейчас столкнулся с проблемами. Так, российский государственный Внешэкономбанк ищет деньги для докапитализации своего дочернего украинского Проминвестбанка даже у будущих пенсионеров, привлекая средства пенсионного фонда РФ.

Все впереди

Большинство экспертов и банкиров уверены — большая чистка дала позитивный результат. Но почивать на лаврах НБУ рано. Несмотря на все усилия, система все еще не выполняет одну из своих главных задач — кредитование экономики. “Наша цель — возобновить кредитование в 2016 году”,— говорит Рашкован.

Клиенты, по мнению экспертов, ощутят нынешнюю реформу лишь тогда, когда НБУ отнимет лимиты по расчетам и снятию средств, а также ограничения на валютные операции.

Есть над чем поработать и самим банкам. В международной консалтинговой компании McKinsey&Company считают, что этот сектор в Украине имеет большой потенциал. Но для его реализации необходимо, чтобы банковские услуги “пошли в народ”.

По уровню охвата ими населения Украина заметно отстает от соседей: банковский счет имеют только 53 % жителей страны, в то время как в Турции их доля достигает 57 %, а в Польше — 78 %. Потребительские кредиты в Украине в последние годы стали редкостью, они занимают примерно 20 % от всего объема кредитования, и этот уровень вдвое ниже, чем в Турции и Польше.

Да и весь национальный банковский сектор не может похвастать размерами, уверена Ирина Швакман, старший партнер компании McKinsey.

Павлов из ЕБРР объясняет: объем украинской банковской системы в долларах за последние пару лет сократился примерно со $  150–160 млрд до $  60–70 млрд.

И банки еще не скоро начнут показывать докризисный уровень доходности — для этого им нужно наращивать бизнес.

Также украинским банкам, по мнению экспертов, стоило бы значительно повысить производительность труда. В сфере обслуживания физлиц она составляет примерно 16 % от уровня США и 39 % от уровня Польши. Причина отставания — высокая доля операций с наличными и массовое распространение ручной обработки платежей. По данным McKinsey, из 210 тыс. человек, работающих в банковском секторе, около двух третей — 140 тыс. сотрудников — заняты именно подобной работой: обслуживанием трансакций, оформлением кредитов, счетов и депозитов физлиц.

Но даже решив все вышеописанные проблемы, банки вряд ли вступят в полосу процветания. Для этого нужны реформы в других областях: в судах, исполнительной службе. Например, до сих пор на законодательном уровне не защищены права кредиторов. Все это дает возможность олигархам выводить из банков активы или умышленно не возвращать кредиты, говорит Александр Ярецкий, советник председателя правления банка Новый.

Но что более важно — финансовой системе нужен устойчивый экономический прогресс и макроэкономическая стабильность. Об этом говорит Леонид Антоненко, депутат Киевсовета и один из участников реформы НБУ. Лишь когда украинцы почувствуют, что экономика растет, а банкам можно доверять, нынешние новации принесут реальные плоды.

Леся Выговская, Андрей Юхименко, Новое время

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Смена рулевого: небанковские финансы ждет «большая чистка»

Что будет со страховщиками, кредитными союзами и НПФ.

Согласно законопроекту президента Украины Петра Порошенко, в стране должен быть создан мегарегулятор финансовых рынков – в частности, небанковские финансы, которые сейчас контролируются Национальной комиссией регулирования рынка финансовых услуг, будут переподчинены Национальному банку Украины и Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку.

С начала октября парламентские комитеты уже рассматривают соответствующий документ, а участники рынков обсуждают свои возможные перспективы. При этом, все опрошенные Forbes эксперты сходятся на том, что из-за проводимого сейчас неэффективного регулирования в будущем этим рынкам придется пройти очистку – причем более серьезную, чем та, с которой столкнулся банковский сектор. Ирония заключается в том, что именно небанковские финансы могли бы дать Украине так называемый «длинный ресурс», который является основой устойчивого развития экономик стран первого мира.

Законопроект о переподчинении небанковских финансов новым регуляторам был зарегистрирован в Верховной раде президентом Петром Порошенко в сентябре 2015 года. На финансовом рынке из-за этого документа идет активное обсуждение будущего небанковских финансовых посредников. Такое переподчинение неизбежно приведет к чистке рынка. Ведь в стране проходит активная кампания по борьбе с теневыми финансовыми потоками.

Но если банки отчитываются перед регулятором ежемесячно, а сам НБУ видит состояние дел у подопечных ежедневно, то страховщики, кредитные союзы, НПФ, финкомпании и другие подконтрольные Нацкомфинуслуг структуры отчитываются раз в квартал. «Контроль и регламенты у банков более жесткие. Если для страховщиков ввести требование показывать отчетность ежедневно, это очень сильно поднимет статус страхового рынка», – говорит финансовый эксперт Ирина Сиренко.

Согласно обоснованию к законопроекту, на начало года в стране действовало 2087 небанковских финансовых учреждений. По мнению инициаторов документа, недостаточная эффективность государственного регулирования и большое количество бюрократических процедур влечет за собой необоснованное повышение стоимости финансовых услуг для потребителей. Другая сторона неэффективного регулирования – низкий уровень безопасности таких сервисов для конечных клиентов, в том числе вовлеченность сектора в теневую экономику, построение в системе финансовых пирамид.

Если банки отчитываются перед регулятором ежемесячно, а сам НБУ видит состояние дел у подопечных ежедневно, то страховщики, кредитные союзы, НПФ, финкомпании и другие подконтрольные Нацкомфинуслуг структуры отчитываются раз в квартал

«Понятно, что финансовый регулятор в том состоянии, в каком он сегодня находится, существовать не может. Так как он не может по объективным причинам в полной мере выполнять свои функции. Сравните бюджет Нацкомфинуслуг и бюджет НБУ. У НБУ – 5 млрд гривен, у Нацкомфинуслуг – 30 млн гривен. Сравните зарплату сотрудников. Разница – 5-8 раз, – указывает первый вице-президент компании «АХА Страхование» Андрей Перетяжко. – Сравните возможности НБУ по лоббированию. За полтора года от Нацбанка зарегистрировано около 10 законопроектов, от Нацкомфинуслуг – ничего».

Ситуацию обостряет и тот факт, что вывод с рынка «плохих» страховщиков, кредитных союзов и других небанковских финансовых учреждений будет восприниматься гораздо болезненнее, чем вывод проблемных банков. На рынке небанковских финансов нет никаких инструментов гарантирования платежеспособности этих учреждений со стороны государства. То есть вместе с уходом учреждений украинцы свои сбережения, вложения и премии, скорее всего, потеряют.

Вариантом решения проблемы могло бы стать создание некоего гарантийного механизма для клиентов небанковских финучреждений на период перевода сектора под контроль мегарегулятора. Однако рынок находится в таком состоянии, что, скорее всего, у компаний не будет возможности сформировать гарантийный фонд своими силами. Выходом из ситуации может быть отраслевая порука. Например, в Европе, при банкротстве одного из страховщиков жизни, другие компании приняли решение взять на себя обязательства этого игрока – дабы сохранить репутацию всего страхового сектора.

Пережить очистку небанковским финансам так или иначе придется. И вопрос в том, как чиновники и сами финансисты будут формировать свой имидж во время вывода с рынка неплатежеспособных или нечистоплотных участников. Очевидно, что без такой очистки рынок вряд ли станет эффективным. Ожидаемый положительный эффект – усиление тех же НПФ, которые в мире являются основой для долгосрочных инвестиций в реальный сектор экономики.

«Весь процесс по формированию мегарегулятора и переподчинению небанковских финансов связан со стратегическим для развития стабильной экономики «длинным ресурсом», – поясняет экс-заместитель главы Национальной комиссии регулирования рынков финансовых услуг и президент Украинского общества финансовых аналитиков Юрий Прозоров. По его словам, такие долгосрочные финансовые накопления в мире аккумулируются негосударственными пенсионными фондами и компаниями по страхованию жизни. Первые в Украине де-факто не работают. Вторые – слабо развиты.

Напомним, что НПФ планируется переподчинить Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку. «НКЦБФР всеми силами пытается ускорить принятие необходимых законодательных актов, для того чтобы заработал второй этап пенсионной реформы. Именно эти изменения должны в 2017 году запустить развитие НПФ, которые будут управлять частными накоплениями, – объясняет Forbes заместитель главы Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Дмитрий Тарабакин. – Чистка, которую мы сейчас проводим на рынке, направлена на создание доверия к этому инструменту. Потому что без него мы теряем колоссальную возможность получать инвестиционный ресурс, который способен запустить экономику в ближайшие несколько лет».

Страхование Количество участников, штук Валовые страховые премии, млрд грн Валовые выплаты, млрд грн

nebankovskie_finansy

Вместе с тем рынок – и, в частности, страховщики – с изрядной долей настороженности относится к ожидаемым новациям. Юрий Прозоров отмечает, что страховые компании просто не хотят, чтобы их переподчиняли НБУ, поскольку боятся зачистки рынка. То есть главным риском, связанным с переподчинением рынков новым регуляторам, является фильтрация участников, которая обещает быть более жесткой, чем в банковской сфере.

Также опасения связаны с сомнениями в компетентности специалистов, которые будут проводить реформу. Председатель комиссии по страхованию Украинского общества финансовых аналитиков Вячеслав Черняховский констатирует: «НБУ даже близко не понимает сути деятельности страховщиков. Общие названия не означают, что банковские и страховые резервы и риски – это одно и то же. Рынок реорганизовывать нужно, но когда одни и те же люди пишут себе нормативку, а потом сами же по ней регулируют рынок – это неэффективно. Ни институционально, ни профессионально к мегарегулятору пока что не готовы. Сначала нужно завершить реформу НБУ – с разделением надзора и эмиссионного центра. А потом браться за небанковские финансы».

Собеседники Forbes говорят об отсутствии в Украине достаточного количества экспертов, готовых регулировать качественно, эффективно и прозрачно данные сегменты. «Создание мегарегулятора уменьшит административные затраты, введет более действенный контроль над небанковскими финансами. Но нет специалистов, которые являются экспертами по этим рынкам. И как в НБУ будут регулировать небанковские финансы без специалистов – непонятно. Поэтому решением будет массовое закрытие участников, что может привести к уничтожению страхового и финансового рынков», – высказывает опасение глава компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Впрочем, проведения реформы, скорее всего, не избежать. «В небанковских финансах аккумулировано не так много ресурса, а гораздо больше проблем, из-за того что в этом секторе не было эффективного надзора. После всех потрясений, девальваций, экономического падения и так далее, этот рынок также будут ждать очищение и консолидация», – резюмирует член совета НБУ Роман Шпек.

Маргарита Ормоцадзе, ФОРБС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Большая чистка

Со вступлением в силу закона об очищении власти проверки на наличие теневых доходов и связей с предыдущей властью грозят и чиновникам, и силовикам, и судьям. На финансовом рынке заметнее всего обновится руководство Нацкомфинуслуг и НКЦБФР, тогда как угроза масштабной чистки в НБУ меньше. Чиновники, которые боятся, что не пройдут процедуру очищения, могут уже увольняться добровольно.

Перезагрузка государства

Сегодня вступил в силу закон «Об очищении власти», призванный сделать невозможным участие в управлении государством лиц, которые своими действиями или бездействием способствовали узурпации власти президентом Виктором Януковичем, подрыву основ национальной безопасности и обороны, нарушению прав и свобод человека.

Согласно закону, лица, которые больше года занимали ключевые должности в госаппарате в период с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014-го, а также те, кто не подаст в установленные сроки заявления для проведения проверок, будут уволены и не смогут занимать посты в госсфере. Для силовиков такой запрет будет действовать в течение 5 лет, для всех остальных – 10. Эти нормы, впрочем, не будут распространяться на участников боевых действий в зоне АТО.

Остальные чиновники, силовики и представители судебной власти должны будут пройти проверку. Их декларации о доходах и имуществе будут изучаться на предмет наличия недостоверной информации. Госслужащие будут проверены на сотрудничество со спецслужбами других государств как тайные информаторы, будет выяснена степень их участия в подрыве национальной безопасности, разжигании межнациональной вражды, публичных призывах к нарушению целостности и суверенитета Украины, попрании прав и свобод человека.

Нацбанк отделается проверками

FinMaidan проанализировал, как действие закона отразится на финансовых регуляторах. В Национальном банке проведут проверки всех сотрудников, начиная с главы, первого заместителя и всех замов до самого нижнего по рангу чиновника. Но в ближайшие дни принудительное увольнение не угрожает никому из них.

Закон требует уволить председателя НБУ и его первого заместителя, занимавших эти должности с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014-го. Однако должности первого замглавы НБУ в этот период не существовало, а экс-главы НБУ – Сергей Арбузов и Игорь Соркин – давно уволены. Нынешние топ-менеджеры не подпадают под запрет, поскольку назначены недавно: глава НБУ Валерия Гонтарева вступила в должность 19 июня, а ее первый заместитель Александр Писарук – 4 сентября.

Остальные сотрудники НБУ, включая членов правления, пройдут проверку. Многие из них были назначены после 22 февраля 2014-го, но это не ставит их в лучшие или худшие условия по сравнению с теми, кто в НБУ работал на своих должностях годами. Люстрационную проверку не скоро сможет пройти заместитель главы НБУ Борис Приходько, арестованный в связи с обвинением в хищении 2 млрд грн средств рефинансирования Брокбизнесбанку. Но проверку будут проходить заместитель главы НБУ Вера Рычаковская, директор юридического департамента Виктор Новиков, главный бухгалтер Богдан Лукасевич, директор генерального департамента денежно-кредитной политики Елена Щербакова. По словам собеседника FinMaidan в правлении НБУ, ряд чиновников уже написали заявления на увольнение, опасаясь люстрации. Кроме того, проверят и членов совета НБУ, которые, согласно закону «О Нацбанке», являются должностными лицами.

Страх пойдет под нож

На финансовом и фондовом рынках работы лишатся и главы, и члены комиссий. В Нацкомиссии, осуществляющей регулирование рынков финансовых услуг, под увольнение попадают практически все члены. Виктор Берлин, Сергей Бирюк и Андрей Литвин были назначены 17 февраля 2012 года, Юрий Назаренко – 7 марта 2012-го. Валентина Левченко написала заявление об увольнении по собственному желанию, его уже подписал президент Петр Порошенко. Свое рабочее место, впрочем, сохранит член правления Максим Поляков, вр.и.о. главы комиссии.

Страховщики поддерживают «очистку» Нацкомфинуслуг. «Вопрос перезагрузки комиссии участниками рынка уже неоднократно обсуждался. Как минимум с тех пор, как с должности руководителя регулятора ушел Борис Визиров, и потом, когда в комиссии началось двоевластие в лице Максима Полякова и Андрея Волкова. В третий раз мы вернулись к этому вопросу, когда появилась идея создать на базе Нацбанка мегарегулятор. Мы не хотим видеть в руководстве регулятора политиков или людей, которые попали на свою должность по политической квоте», – говорит президент Лиги страховых организаций Украины Александр Залетов.

Надежду на изменение ситуации участники рынка не потеряли. «Не особо важно, кто это будет – специалист с рынка, представитель профильного объединения или чиновник с опытом. Главное, чтобы это был порядочный человек, лидер, которому будут доверять участники рынка. Он должен отстаивать и защищать их интересы. Мы готовы обсуждать разные кандидатуры, готовы сотрудничать с новым руководителем, нам важно, чтобы нас услышали», – уверяет президент Украинской федерации страхования Андрей Перетяжко. Называть имена потенциальных новых чиновников страховщики не хотят. «Одну кандидатуру мы в свое время назвали для МТСБУ, теперь ее уволили уже в четвертый раз», – сказал один из страховщиков.

Трудовая инвестиция

Кадровые ротации ожидаются и в Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР). Ее глава Дмитрий Тевелев и члены комиссии – Анатолий Амелин, Евгений Воропаев, Олег Мозговой, Алексей Петрашко и Алексей Тарасенко были назначены в конце 2011 года. Может попытаться остаться работать в НКЦБФР Михаил Назарчук, который стал членом комиссии только в июне прошлого года.

Люстрация НКЦБФР будет означать полную смену команды. «Считаю, что заменить руководителей НКЦБФР, которые попали под люстрацию, будет довольно сложно. В последние годы рынок работал, наверное, с самой профессиональной командой за последние полтора десятилетия», – считает член правления биржи ПФТС Богдан Лупий. «Проблема всех составов комиссии до сих пор заключается в том, что они люди разных группировок влияния. Нет единой команды. Было бы здорово, если бы новому главе комиссии дали возможность самому набрать себе подчиненных, хоть это и нарушает принцип коллегиальности. Демократия на этапе реформ будет только мешать», – говорит управляющий директор ИГ «Универ» Алексей Сухоруков.

По мнению Богдана Лупия, руководство НКЦБФР должно состоять из карьерных госслужащих и представителей рынка в пропорции 50/50 или 60/40. «Несмотря на то что у нас есть позитивный опыт прихода в регулятор представителей рынка, нельзя забывать о конфликте интересов. Следует быть очень внимательным при рассмотрении «рыночных» кандидатур. В то же время комиссия имеет достаточный кадровый резерв: начальники управлений вполне достойны занять руководящие должности», – считает Богдан Лупий. «В идеале хорошо бы совместить в составе комиссии и знание специфики работы в госаппарате, и драйв бизнесменов. Раз нельзя никого оставить из нынешних, то нужно продвигать по службе кого-то из руководителей подразделений и призывать на госслужбу профучастников. Необходима персональная мотивация кандидатов построить эффективный, а не схемный рынок», – считает Алексей Сухоруков. При этом глава комиссии обязательно должен быть с рынка. «Реформы без драйва заглохнут не начавшись», – поясняет эксперт.

В ожидании люстрации

Часть чиновников, которые подпадают под люстрацию, за последние полгода уже покинули власть. «Многие уволены, например, все прокуроры областей. Их заместители продолжают работать. Но тем, кто еще занимает свои должности, увольнение по собственному желанию ничем не поможет. Они подпадут под люстрацию только потому, что работали на государство в определенный период времени в прошлом», – говорит советник юридической фирмы Sayenko Kharenko Леонид Антоненко.

С юридической точки зрения нет разницы при увольнении по собственному желанию или в рамках люстрации. «И там, и там увольнение происходит по ст. 36 КЗоТ. Но в случае неподачи самостоятельного заявления госслужащий должен написать бумагу, дающую разрешение на публикацию персональных данных о нем и фактически содержащую неправдивую информацию о его прошлом», – объясняет директор юридическо-консалтинговой компании «Де-юре» Григорий Трипульский. Это побуждает чиновников сейчас уходить с госслужбы на пенсию или на другую работу, чтобы избежать не только проверки, но и разглашения данных о себе.

При этом закон о люстрации составлен недостаточно грамотно, что позволяет уволенным восстановиться в должности. «Решение об увольнении может быть обжаловано любым служащим. В законе нет четких причин, из-за которых человека можно люстрировать. Очень сложно доказать вину, а также то, что какие-то доходы были сокрыты», – говорит Ростислав Кравец. К тому же закон можно использовать в личных корыстных целях. «Безусловно, мы увидим не один десяток судебных процессов, связанных с реализацией закона «Об очищении власти». Нельзя исключить, что чиновники могут воспользоваться этим документом для того, чтобы избавиться от неугодных подчиненных. Однако, по моему мнению, судьи будут очень осторожны при рассмотрении таких дел», – отмечает Григорий Трипульский.

Елена Губарь, Виктория Руденко, Финмайдан

Адвокатская компания Кравец и Партнеры