Архив метки: Блокирование

«План Б»: Майдан 3.0 и блокирование в судах

Установление результатов выборов уже после первого тура может быть усложнено. В неформальных беседах члены Центризбиркома сообщают, что будут ориентироваться на объявление итогов «в последний момент», разрешенный законом.

А по данным «Вестей», штаб Петра Порошенко (как и главного конкурента — Юлии Тимошенко) ориентируется на затягивание установления результатов в судебном порядке. Параллельно своих полномочий может лишиться главный судебный орган, призванный рассматривать нарушения избирательного законодательства, — Верховный суд (ВС). 

Два сценария

Сразу несколько собеседников «Вестей» сообщили о вероятном сценарии, выгодном как штабу Петра Порошенко, так и Юлии Тимошенко. Речь о затягивании установления результатов выборов/срыве установления. По одной версии, речь идет о паузе вплоть до осени.

«Согласно этому плану, результаты могут обжаловаться в судах. Причем должен быть разработан некий механизм, который позволит продлить рассмотрение жалоб на срок, не предусмотренный законом«, — сказал наш собеседник.

По второй версии, речь может идти о совмещенном эффекте: параллельно с судебными жалобами оппозиция «запустит» акции протеста против нарушений на выборах. «Есть информация, что Юлия Тимошенко также согласилась на этот вариант. Более того, если ЦИК объявит, что во второй тур выходят Порошенко и Зеленский, а Тимошенко «рисуют» 10–12% голосов, она начинает выводить своих людей на улицу, под ЦИК. Итак, тогда Порошенко добивается, фактически руками Тимошенко, того, что выборы будут отменены или их результат объявляется таким, который невозможно установить«, — сказал «Вестям» политолог Кость Бондаренко.

«Ситуацию многократно усилит крайне высокий антирейтинг президента. Это вызовет возмущение в случае, если «главный кандидат» (президент. — Авт.) проходит во второй тур«, — считает политолог Денис Гаевский.

«Обнуление» Верховного суда

При централизованном влиянии Банковой на судебную вертикаль реализовать первый вариант, с максимальным затягиванием обжалования результатов, несложно. Рабочим механизмом, к примеру, может стать «обнуление» Верховного суда, занимающего ключевую роль в иерархии инстанций, которые по закону будут разбираться в избирательных прениях. На 4 апреля назначено рассмотрение апелляционной жалобы адвоката Ростислава Кравца на незаконную регистрацию ВС.

«Основанием для регистрации по закону должен быть некий правоустанавливающий документ. В случае с ВС это либо указ президента, либо специальный закон. И в документах, поданных регистратору (в ноябре 2017 года. — Авт.), в качестве такого документа указывался указ президента — ссылка на него есть в Реестре юрлиц. Но физически этого указа не существует, — пояснил «Вестям» сам Ростислав Кравец. — Ну а если ВС будет обнулен как орган, оспаривание результатов выборов будет перенесено на неопределенное время — де-факто до рассмотрения парламентом и принятия нового Закона о ВС. Сколько времени это может занять? Да хоть несколько лет«.

Ирония в том, что свою жалобу адвокат подал еще полтора года назад, и до весны 2019 года она лежала под сукном. Теперь же, когда в ней появилась необходимость, ей могли дать ход. «Это может быть выгодно всем, ведь формально никто не будет нести ответственности за действия регистратора«, — считает Кравец.

Показательно, что соратники Юлии Тимошенко также не исключают такого развития событий. «Фактически, этот вариант возможен. Таких интересных выборов давно уже не было, — сказал «Вестям» замглавы фракции «Батькивщины» в Раде Сергей Соболев. — Более того, из своих частных разговоров с членами ЦИК я сделал вывод, что они сориентированы на объявление результатов выборов в последний день, когда позволено вести подсчет. Фактически, страна десять дней будет ожидать результатов от Центризбиркома, а в других странах этот подсчет и объявление официального органа делается, ориентировочно, за сутки«.

Запуск протестов

Затягивание, о котором говорит Соболев, имеет скрытый смысл: оно забирает полезное время у штабов на обжалование результатов. И провоцирует тех на запуск протестных акций.

По данным собеседников «Вестей», знакомых с ситуацией в штабах, в «Батькивщине» уже могут быть готовы к ограниченным акциям, например, протестам под ЦИК. Косвенным подтверждением тому может быть информация от наших собеседников, знакомых с ситуацией в спецслужбах.

На неделю после 31 марта сотрудники СБУ и других служб переведены в усиленный режим. «Им запрещено покидать город без уведомления, все будут обеспечивать проведение выборов«, — говорят наши собеседники.

Впрочем, экстраординарными эти меры вряд ли можно назвать, учитывая, что силовики задействованы в обеспечении каждого избирательного процесса. «В случае с организацией протестов очень многое будет зависеть от того, как пройдет само голосование: общество возмутится — как из-за явных нарушений на участках, так и из-за явного перевеса действующего президента в голосах, скажем, если по предварительным результатам он будет проходить во второй тур с аномально высоким процентом голосов (20% плюс), — сказал «Вестям» политолог Алексей Якубин. — Также важно, что некоторые политические группы (тот же Арсен Аваков) заинтересованы в том, чтобы кресло президента досталось кому угодно, кроме нынешнего главы государства«.

В качестве иллюстрации протестного потенциала политолог приводит данные последнего исследования американского института общественного мнения Gallup, из которого следует, что Украина — в мировых лидерах по уровню недоверия к власти: 91% «не доверяют» против 9% «доверяют». У стран постсоветского пространства средний показатель «доверия» — 48%, что явно выводит украинскую ситуацию на конфликтный уровень.

Фактор Саакашвили

Эксперты считают, что сценарий с новым Майданом для власти крайне опасен. «Прежде всего, поскольку он ведет к ее делегитимации в глазах Запада. Те же США крайне не заинтересованы в дестабилизации в Украине, поскольку это может привести к развороту страны в непрогнозируемом направлении, — пояснил «Вестям» политолог Руслан Бортник. — Скорее, данные о подготовке протестов можно считать элементом шантажа со стороны оппозиции: это их способ передать «привет» Банковой, если та пойдет на масштабные фальсификации«.

В этом плане весьма тревожным для АП можно считать анонсированное недавно прибытие в Украину в период между первым и вторым турами Михаила Саакашвили. Собеседники «Вестей» считают, что это событие может стать одним из ключевых, даже несмотря на сообщения Госпогранслужбы о запрете на въезд для политика (подтвержденный, кстати, Арсеном Аваковым, что можно считать личной «вендеттой» главы МВД, если учитывать конфликт между ним и экс-президентом Грузии в 2015-м).

«В случае непризнания выборов «демократичными и честными» со стороны оппозиционных сил именно вокруг Саакашвили, в условиях напряженности под ЦИК может концентрироваться протестный потенциал, — полагает информированный собеседник. — На фоне напряженности несложно предположить, что встречать его в «Борисполе» будут все лидеры оппозиции с десятками тысяч решительно настроенных активистов«.

Впрочем, некоторые эксперты считают иначе. «Заявление Саакашвили о приезде в Киев — элемент психологического давления на Петра Порошенко. С 2017 года, когда его встречали активисты в «Шегинях», он подрастерял львиную долю своего политического капитала. И уже не может выступать коммуникатором между украинской оппозицией и западными элитами, — полагает Денис Гаевский. — Кроме того, наша оппозиция и сама рассматривает его как конкурента в условиях сужения «кормовой базы«.

 Тарас Козуб, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Блокирование здания НАБУ спецназом СБУ: стало известно о важном звонке

Во время обысков в Национальном антикоррупционном бюро, которые проводили сотрудники СБУ вечером 29 ноября, поступил звонок с просьбой разблокировать здание НАБУ из одного из посольств.

Об этом на своей странице в Facebook написал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

«Самое интересное в этой вечерней истории с блокированием НАБУ спецназом СБУ, угадайте, из посольства какой страны звонили и просили разблокировать здание НАБУ, в котором находятся их граждане?» — написал Кравец.

«Не думаю что в Украине нужно такое дорогое ведомство очередных бездельников и провокаторов», — подчеркнул он.

Обозреватель

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: блокирование «сомнительных» платежей в банках — разбой на уровне государства

Госфинмониторинг отчитался о проверках денежных средств на предмет возможного финансирования терроризма. По данным службы, с начала года уже заблокировано почти 48 миллионов гривен, по которым правоохранительные органы дали подтверждение, что они могут быть связаны с финансированием терроризма.

Всего же правоохранителям с начала года было передано 46 материалов о подозрительных финансовых операциях на общую сумму 767 миллионов гривен. Получается, что больше 700 миллионов гривен после проверок оказались непричастными к преступной деятельности.
 
Как в Украине выявляют, что деньги — сомнительные, в эфире радиостанции Голос Столицы разъяснил юрист, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Данные Госфинмониторинга — это просто отчет или же эти показатели на самом деле впечатляющие?
 
— На мой взгляд, нельзя говорить о каких-то больших успехах, потому что, в принципе, финмониторинг занимался этим все время своего существования. Конечно, в мае были приняты соответствующие постановления правления НБУ, которые банкам дали дополнительные инструменты для мониторинга операций клиентов, однако те результаты, которые озвучил финмониторинг и то, что оказалось 700 миллионов гривен непричастными, говорит исключительно о значительных злоупотреблениях банков именно в сфере финмониторинга, потому что если исходить из нормы закона и этих постановлений правления НБУ, которыми определяются права банка — что он должен делать, как мониторить деньги клиентов, то, фактически, заблокировать можно любую операцию.
 
При этом в нашей практике мы сталкивались с тем, что банки, особенно те, которые имеют довольно большие проблемы с ликвидностью, проблемы с платежеспособностью, очень активно используют этот инструмент для того, чтобы придержать у себя деньги клиентов. То есть, клиента обвиняют в чем угодно, требуют от него каких-то дополнительных пояснений, документов, а все это время деньги находятся на счету в банке. И таким образом банки поддерживают свою ликвидность. Поэтому к реальной борьбе с отмыванием средств это не имеет почти никакого отношения.

После того как банкам дали дополнительные возможности, права и инструменты, такие случаи могут участиться?
 
— Да, они уже участились, у нас уже есть целый ряд судебных процессов с банками, с требованием разблокировать счета, провести операции, и даже уже начинают обращаться клиенты, с требованиями взыскать с банков ущерб, причиненный вот такими неправомерными действиями. Но мы прекрасно все понимаем, что этот процесс — довольно длительный, а средства на оплату товаров, за услуги, на выплату зарплаты, на оплату налогов, нужны сейчас. При этом банки подобные операции не проводят. Такая абсурдная ситуация.
 
Какие банки чаще прибегают к злоупотреблениям — государственные, частные, украинские, зарубежные?
 
— Я не знаю, к кому отнести Приватбанк, это государственный банк или частный, его статус до сих пор в таком подвешенном состоянии, хотя скоро уже год пройдет, как он у нас якобы национализирован. В принципе, этим страдают коммерческие банки, у которых очень большие проблемы с ликвидностью.

Какие транзакции чаще всего попадают под подозрение правоохранителей?
 
— Конечно, все что свыше 150 тысяч гривен, попадает под финмониторинг. Любые эти суммы могут заблокироваться. Кроме того, если сделать анализ, к примеру, по приобретению автомобилей в Украине, я думаю, что 90% автосалонов принимают суммы в пределах 150 000 гривен каждый день. Это связано в первую очередь с тем, что большинство банков могут заморозить эти оплаты с требованием от клиента дать пояснение, откуда у него эти деньги, как он их получил и почему он их сейчас оплачивает за автомобиль. То же касается и недвижимости. Таких случаев на сегодняшний момент очень много, когда банки просто даже такие платежи блокируют и требуют от клиентов предоставления информации. Причем заблокировать деньги от клиентов они могут на неопределенное время.

Как проблема блокирования денег решается в дальнейшем?
 
— В большинстве случаев это происходит чисто по-украински. То есть, вы приходите оплачивать некую сумму свыше 150 тысяч гривен, ее блокируют, вам об этом никто не сообщает, вам не звонят, вы ищете эти деньги, ждете, когда они поступят, при этом, если вы позвоните своему менеджеру в банк, то в большинстве случаев он скажет: «Я не знаю, у меня тут проводка, что деньги ушли». То есть о том, что деньги заблокированы, как показывает практика, вы узнаете недели через две-три, сильно поругавшись с руководством банка, с менеджерами, которые вам скажут: «Вы знаете, оказывается, у нас тут есть какая-то галочка, и наш финмониторинг заблокировал. Причем сам банк к вам не обращается за разъяснениями. Потом вы будете узнавать, как же все-таки это разблокировать.
 
Банк вам пояснит, что надо дать пояснения, причем пояснения — абсолютно абсурдные, вплоть до деклараций ваших родственников, знакомых, соседей, чего угодно, лишь бы не отпускать эти деньги. После предоставления части этих документов, банк опять вам откажет, сказав, что вот вы не предоставили документы, предположим, каких-то дальних родственников, хотя вы их указали в попытке быстро разблокировать счет. В конце-концов окажется, что у банка действительно большие проблемы с ликвидностью, он эти деньги отправлять никуда и не собирался никогда, и вы будете обращаться с иском в суд, с требованием разблокировать средства, и осуществить этот платеж. Вот так у нас работает финмониторинг в Украине.
 
То есть, добровольно они деньги не разблокируют, нужно через суд решать?
 
— Да, в 90% случаев банки добровольно не разблокируют. Кроме того, недавно мы столкнулись с одним из крупных государственных банков, который даже с целью получения процентов по кредиту заблокировал деньги, которые направлялись ему на погашение кредита. Это касалось «Укрэксимбанка». Абсурдная ситуация: человек погашает кредит на несколько миллионов гривен, деньги блокируются, от него требуются пояснения, откуда деньги, при этом начисляются проценты, подается иск, обращается взыскание на предмет ипотеки… Это даже не грабеж, не рейдерство, а какой-то разбой на уровне государства.

Куда направляются эти средства, если будет доказана преступность их происхождения или назначения платежа?
 
— Вы так легко говорите «будет доказана». Судя по работе наших правоохранительных органов, которые за три года не могут дело Майдана расследовать, то что они там могут доказать? Если человек сам добровольно признается, что он где-то украл эти деньги и направил их на покупку оружия, может тогда они докажут. То есть, все эти отчеты финмониторинга — это единственное, что у них подтвердились подозрения о необоснованности происхождения этих средств. Но в связи с отсутствием у физлиц так называемой нулевой декларации, доказать это в суде… на мой взгляд, нереально.

По таким делаем уже были решения в суде?
 
— Именно разблокирования средств были, а что касается обращения взыскания на эти средства, то чтобы эти средства изъять, нужно это лицо признать виновным в финансировании терроризма. Таких случаев я не встречал. Единственное, были какие-то заявления НБУ о каких-то небольших перечислениях на карточные счета боевикам ДНР-ЛНР, и вот этим они очень хвастались почти год, по моему около 60 тысяч гривен они заблокировали, изъяли в доход государства. Насколько я понимаю, это все успехи финмониторинга НБУ за все это время их существования.

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Блокирование файлообменников: наезд или борьба за авторское право

На этой неделе перестал работать популярный в Украине файлообменник EX.UA. Перед этим киберполиция изъяла серверы второго по величине файлообменника FS.TO. Поэтому он тоже не работает.

На этих интернет-ресурсах большинство украинцев сохраняли свои данные и искали нужные мультимедийные файлы, а также имели возможность заводить на серверах этих сервисов электронной почты.

В Администрации президента прекращения работы EX.UA сегодня назвали «безусловным успехом». Об этом сказал Дмитрий Шимкив, секретарь Национального совета реформ, заместитель главы администрации президента.

По его убеждению, в ЕХ.UA была бизнес-модель, которая давала им возможность зарабатывать деньги, распространяя нелегальный видеоконтент, вставляя в него украинский рекламу. Украинские рекламодатели платили деньги за размещение рекламы, а правообладатели контента не получали никакой компенсации от этого. Владельцы ресурса получали таким образом около 1 млн долларов доходов в год.

«Дмитрий Шимкив даже не стесняется говорить вслух то, что власть просто перекрыла заработок владельцам этого EX.UA и FS.TO. И это при том, что финансовые доходы от публикации тех или иных файлов законодательством не урегулированы. Есть только закон об авторском праве. Зато отсутствуют различные приложения, которые будут регулировать интернет-пространство и устанавливать ответственность за определенные действия или распространения информации. Например, сейчас за копирование контента одним сайтом в другого невозможно привлечь к суду, потому что фото со страницы монитора не является доказательством в суде», — говорит Александр Лагневич, программист, специалист по созданию и продвижению сайтов.

По его мнению, власть не заинтересована в создании современного законодательства, которое бы регулировало и предусматривало ответственность за нарушение авторского права в интернете.

«Не заинтересован, потому что прямо сейчас закрывает крупные файлообменники. Это означает, что вместо них мощными станут другие. Когда, например, при Януковиче окружения его старшего сына блокировало работу EX.UA, то за неделю 80 процентов пользователей этого ресурса и рекламодателей перешло на FS. TO и укрепило его. Думаю, на этот раз ситуация будет идентичной. Очевидно приближенные к власти люди сейчас вложили деньги в аналоги заблокированных файлообменников и через две-три недели мы увидим новых поставщиков видео и аудио «, — говорит он.

По его мнению, может быть и другая причина закрытия — распространение файлообменниками провокационных файлов определенных политиков или распространение фильмов с сети кинотеатров, подконтрольной кому-то из чиновников.

«Сейчас общество очень наэлектризовано. Особенно после обнародования фантастических багацтв государственных чиновников. Окружение власти понимает, что любые информационные излияния могут стоить для них очень дорого. Относительно кинотеатров, то мне трудно сказать, кто из политиков владеет ими. Но кто бы он ни был, он теряет деньги из-за тиражирование кинолент с его залов в интернете», — говорит программист.

И Администрация президента, и владельцы EX.UA не доказывают главной причины закрытия ресурса, считает юрист Ростислав Кравец.

«Позиция власти в том, что EX.UA и FS.TO нарушают авторское право. То есть распространяют файлы вопреки согласии владельцев права на них. Однако ни киберполиция, ни СБУ не показали общественности ни одного доказательства этого обвинения. Скажем, что владельцы прав на определенный фильм обратились к администраторам файлообменника и им отказали», — говорит юрист.

Он не исключает, что этот бизнес хотят захватить определенные финансово-промышленные группы.

«Однако это фантазирование с моей стороны. Такие предположения высказывают некоторые эксперты. Но почему-то ни на EX.UA и FS.TO об этой версии не говорят. И это очень странно», — объясняет он.

Юрист также не исключает, что такие действия власти могут быть формальной операцией правоохранителей, чтобы продемонстрировать странам Запада, что у нас идет борьба с пиратским видео.

«Если это так, то борьбу начали не с той стороны. Нужно наказывать тех, кто хочет потреблять пиратский продукт. Если бы так было, то меньше бы нелицензионного видео было в интернете. Такую схему используют в Германии и она себя хорошо зарекомендовала», — говорит Ростислав Кравец.

Напомним, на прошлой неделе СБУ заблокировала работу одного из крупнейших интернет-операторов Украины «Интертелекома». В компании изъяли серверы. И лишили этим интернета несколько миллионов человек.

Владимир Гук, ЗНАЙ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Блокирование файлообменников: наезд или борьба за авторское право

На этой неделе перестал работать популярный в Украине файлообменник EX.UA. Перед этим киберполиция изъяла серверы второго по величине файлообменника FS.TO. Поэтому он тоже не работает.

На этих интернет-ресурсах большинство украинцев сохраняли свои данные и искали нужные мультимедийные файлы, а также имели возможность заводить на серверах этих сервисов электронной почты.

В Администрации президента прекращения работы EX.UA сегодня назвали «безусловным успехом». Об этом сказал Дмитрий Шимкив, секретарь Национального совета реформ, заместитель главы администрации президента.

По его убеждению, в ЕХ.UA была бизнес-модель, которая давала им возможность зарабатывать деньги, распространяя нелегальный видеоконтент, вставляя в него украинский рекламу. Украинские рекламодатели платили деньги за размещение рекламы, а правообладатели контента не получали никакой компенсации от этого. Владельцы ресурса получали таким образом около 1 млн долларов доходов в год.

«Дмитрий Шимкив даже не стесняется говорить вслух то, что власть просто перекрыла заработок владельцам этого EX.UA и FS.TO. И это при том, что финансовые доходы от публикации тех или иных файлов законодательством не урегулированы. Есть только закон об авторском праве. Зато отсутствуют различные приложения, которые будут регулировать интернет-пространство и устанавливать ответственность за определенные действия или распространения информации. Например, сейчас за копирование контента одним сайтом в другого невозможно привлечь к суду, потому что фото со страницы монитора не является доказательством в суде», — говорит Александр Лагневич, программист, специалист по созданию и продвижению сайтов.

По его мнению, власть не заинтересована в создании современного законодательства, которое бы регулировало и предусматривало ответственность за нарушение авторского права в интернете.

«Не заинтересован, потому что прямо сейчас закрывает крупные файлообменники. Это означает, что вместо них мощными станут другие. Когда, например, при Януковиче окружения его старшего сына блокировало работу EX.UA, то за неделю 80 процентов пользователей этого ресурса и рекламодателей перешло на FS. TO и укрепило его. Думаю, на этот раз ситуация будет идентичной. Очевидно приближенные к власти люди сейчас вложили деньги в аналоги заблокированных файлообменников и через две-три недели мы увидим новых поставщиков видео и аудио «, — говорит он.

По его мнению, может быть и другая причина закрытия — распространение файлообменниками провокационных файлов определенных политиков или распространение фильмов с сети кинотеатров, подконтрольной кому-то из чиновников.

«Сейчас общество очень наэлектризовано. Особенно после обнародования фантастических багацтв государственных чиновников. Окружение власти понимает, что любые информационные излияния могут стоить для них очень дорого. Относительно кинотеатров, то мне трудно сказать, кто из политиков владеет ими. Но кто бы он ни был, он теряет деньги из-за тиражирование кинолент с его залов в интернете», — говорит программист.

И Администрация президента, и владельцы EX.UA не доказывают главной причины закрытия ресурса, считает юрист Ростислав Кравец.

«Позиция власти в том, что EX.UA и FS.TO нарушают авторское право. То есть распространяют файлы вопреки согласии владельцев права на них. Однако ни киберполиция, ни СБУ не показали общественности ни одного доказательства этого обвинения. Скажем, что владельцы прав на определенный фильм обратились к администраторам файлообменника и им отказали», — говорит юрист.

Он не исключает, что этот бизнес хотят захватить определенные финансово-промышленные группы.

«Однако это фантазирование с моей стороны. Такие предположения высказывают некоторые эксперты. Но почему-то ни на EX.UA и FS.TO об этой версии не говорят. И это очень странно», — объясняет он.

Юрист также не исключает, что такие действия власти могут быть формальной операцией правоохранителей, чтобы продемонстрировать странам Запада, что у нас идет борьба с пиратским видео.

«Если это так, то борьбу начали не с той стороны. Нужно наказывать тех, кто хочет потреблять пиратский продукт. Если бы так было, то меньше бы нелицензионного видео было в интернете. Такую схему используют в Германии и она себя хорошо зарекомендовала», — говорит Ростислав Кравец.

Напомним, на прошлой неделе СБУ заблокировала работу одного из крупнейших интернет-операторов Украины «Интертелекома». В компании изъяли серверы. И лишили этим интернета несколько миллионов человек.

Владимир Гук, ЗНАЙ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры