Архив метки: бизнеса

Отмена формы и бонусы для бизнеса. Что изменилось с новыми указами президента

Перед выходными Владимир Зеленский отменил более 160 указов своих предшественников. Как говорят эксперты, большая часть из них банально устарели, но есть и новинки. «Вести» разбирались, что изменил Зеленский в жизни украинцев. 

Школьная форма больше не нужна

Подавляющее большинство отмененных указов были изданы в годы президентства Кучмы и Януковича. Отменяются лишь восемь указов, изданных Кравчуком в 1991–1994 годах и один — Ющенко в 2005 году. Любопытно, что Зеленский не отменил ни одного указа, изданного своим соперником на выборах — Петром Порошенко. 

«Старые» указы (1991–2001 гг.) почти все связаны с экономикой, поздние (2011–2013 гг.) — в основном административные и касаются положений о различных ведомствах. Сам Зеленский такие действия прокомментировал стремлением к дерегуляции и созданию благоприятных условий для ведения бизнеса в Украине.

Но есть и те, что затрагивают социальные аспекты жизни украинцев. В частности, отменен указ президента Леонида Кучмы от 12 июня 1996 года, предписывавший обязательное ношение школьной формы. Кстати, 15 июня на сайте главы государства была зарегистрирована петиция, в которой украинцы требовали отменить форму. Авторы петиции утверждают, что действовавший ранее указ давал право отдельным авторитарным руководителям школ требовать от родителей покупать костюмы и платья определенного образца, нередко по завышенным ценам, из-за чего создавались дополнительные риски для коррупции. К слову, сообщение об отмене школьной формы вызвало бурную реакцию родителей. Одни рады, а другие уверяют, что если отменить форму, то дети будут приходить на учебу в весьма экстравагантном виде. 

Спецсигналы в законе

Еще одним широко обсуждаемым решением стала отмена указа Виктора Ющенко от 30 марта 2005 года об использовании спецсигналов: «мигалок» и «сирен» на авто. Отмененный указ регламентировал, что специальные световые сигнальные устройства синего цвета и звуковые сигнальные устройства могут устанавливаться исключительно на служебных авто, которые используются для передвижения охраняемых лиц, а также на транспорте силовиков при наличии спецразрешения.

Впрочем, как рассказал «Вестям» правозащитник, автор книг по защите прав автомобилистов Владимир Караваев, это совсем не означает, что «мигалки» теперь разрешены всем подряд. «Чтобы разобраться в этой ситуации, нужно просто восстановить хронологию. Сначала, в 2005 году, был указ президента, на основании которого был издан приказ МВД. И в таком виде все просуществовало до 2017 года, когда появилось соответствующее постановление Кабмина. Но правительственный документ не мог набрать законной силы, потому что в переходных положениях было сказано, что он вступит в силу только тогда, когда потеряет силу указ президента«, — сказал «Вестям» Караваев.

Кроме того, по его словам, без отмены указа Ющенко автомобили ГБР и НАБУ не могли бы использовать спецсигналы. Таким образом, для гражданских этот запрет по-прежнему действует. Просто он регулируется другим нормативным документом.

Единственное новшество — это то, что, согласно постановлению Кабмина, МВД теперь вправе выдавать разрешения на «крякалки». Орган, который будет уполномочен это делать, определят позже. Как говорят эксперты, скорее всего, это будет сервисный центр МВД, а учитывая общественное доверие и «славу» данного ведомства, вполне вероятно, что «мажоров» с «крякалками» мы увидим совсем скоро.

Отмена штрафов

Остальной блок отмененных указов в основном касается ведения бизнеса. Наибольший восторг у предпринимателей вызвала отмена драконовских штрафов за нарушение кассовой дисциплины. Как рассказал «Вестям» глава Ассоциации малого и среднего бизнеса Украины Руслан Соболь, некоторые нормы старого указа были часто невыполнимыми для представителей малого бизнеса.

«Если на предприятии работает один человек, — ну, например, реализатор, — то для него выполнить все нормы отмененного указа часто очень проблематично. Ведь все записи в книгу он сводит в конце своего рабочего дня, а не в конце финансового или отчетного дня по налоговой. Это, пожалуй, является одной из самых массовых причин штрафов для предпринимателей. Встречаются, конечно, и недобросовестные — они в книгу пишут то, что им нужно, а кеш забирают с собой. Но таких дел в судах сейчас миллионы, многие из которых вообще не рассматриваются, а лишь отвлекают Фемиду от действительно важных дел«, — сказал «Вестям» Соболь.

В то же время, как отмечают в Европейской бизнес-ассоциации, нормы отмененного указа лишь помогали налоговикам придираться к компаниям и применять чрезмерные штрафы за описки и исправления в документообороте. За оприходование налички с ошибкой (несвоевременное оприходование) могут наказать в пятикратном размере от суммы. При этом, если магазин или заправку поймают на торговле вообще без кассы (РРО) или без выдачи фискального чека, то на первых порах накажут лишь на символическую 1 грн.

«Создавалась не слишком честная и даже немного абсурдная ситуация. Ведь первое правонарушение не несет существенной угрозы экономической безопасности Украины. В то же время существующий размер штрафов при торговле вообще без РРО не соответствует соразмерности совершенного правонарушения«, — говорят в Ассоциации. 

Нотариусы могут уйти в тень

Еще одним росчерком пера Зеленский отменил минимальный размер оплаты нотариусам за проведение операций с недвижимостью, который ранее составлял 1% от суммы сделки. Этот шаг сразу же вызвал опасения у многих экспертов и представителей Нотариальной палаты, которые заявили, что отмена сбора обернется недопоступлениями в местные бюджеты и Пенсионный фонд. Хотя юрист Ростислав Кравец считает такие заявления абсурдными.

«В свое время этот закон принимали для того, чтобы поддержать институт частных нотариусов. Но сейчас мы находимся в рыночных условиях. Я не вижу никакой опасности в отмене этого минимального сбора. Кто-то устанавливает 0,5%, кто-то — 2%, а кто-то — 25%. И выбирать, сколько и кому заплатить, должны сами граждане: тому, кому они больше доверяют, тому, у кого больше опыта или тому, у кого дешевле. А что касается страшилок о непоступлении в бюджет, то это уже вопрос добропорядочности самих нотариусов. Ведь они как платили налоги от своего дохода в размере 22% ЕСВ и 18% НДФЛ, так и будут платить«, — сказал «Вестям» Кравец.

Тем временем, как говорит глава общественной организации «Реформы против коррупции» Анатолий Родзинский, отмена минимального сбора может обернуться уходом в тень частных нотариусов. «Теперь нотариусы будут показывать «официальную» цену нотариальных услуг в 100 грн, а все остальное брать «мимо кассы» без уплаты налогов«, — написал в соцсети Родзинский.

Антон Дранник, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украина – худшая страна для ведения бизнеса

Европейская ассоциация торгово-промышленных палат представила ежегодный рейтинг стран с лучшими условиями для ведения бизнеса. Прогнозы для нас неутешительны. Украина, как и год назад, заняла последнее 46 место. Лидером рейтинга уже в который раз стала Дания. Серебро у Норвегии, а бронза у Финляндии.

Важно понимать, что выбор страны для ведения успешного бизнеса и инвестиций зависит от множества факторов. Это фритредерство, система налогообложения, уровень коррупции, иммиграционные законы, качество инфраструктуры, развитие технологий, политическая стабильность, безопасность и квалификация рабочей силы.

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец заявил, что в Украине все рушится и ничего нового не создается. По словам адвоката, действующая власть уничтожает экономику, работающий бизнес и не дает возможности создаваться новому. Последнее место в европейском рейтинге Ростислав Кравец назвал формальной оценкой деятельности всего правительства Гройсмана.

Многие эксперты сошлись во мнении, что такой результат был достигнут из-за слабости правовой системы, к которой с 2014 года добавились война, беспредел и политический хаос.

«Бизнес не может быть успешным в нестабильных странах. Если страна нестабильна политически, если внутри она разрывается противостоянием нескольких финансово-политических кланов, то, конечно, условий для бизнеса просто нет», – утверждает политолог Руслан Бортник.

Руслан Олегович также заявил, что в Украине бизнес рассматривают исключительно как «дойных коров», а также элемент атаки и зарабатывания незаконных коррупционных денег.

Политолог Кирилл Молчанов отмечает, что сегодня в Украине ни уровень коррупции, ни уровень дерегуляции, ни уровень простоты ведения бизнеса даже не соответствуют показателям до 2014 года. Яркой демонстрацией данного факта является абсолютное отсутствие инвестиций.

Нестабильная экономическая и политическая обстановка особенно негативно влияет на малый бизнес, который не может формировать среду «под себя», и вынужден приспосабливаться. Фактически в Украине нет государственной политики, которая бы развивала малый бизнес, поэтому ожидать, что в скором времени место нашего государства в европейском рейтинге изменится не приходится.

PERSONA.TOP

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине меняется практика раздела бизнеса: стоимость активов заставят пересчитать

Выделение долей совладельцев должно происходить из расчета рыночной стоимости активов, а не балансовой.

При выходе из бизнеса украинцы должны получать свою долю от реальной стоимости компании. Об этом говорится в постановлении Большой Палаты Верховного суда по делу №925/1165/14. В правовой позиции подчеркивается, что при подобных выплатах должна оцениваться не балансовая, а рыночная стоимость предприятия. При этом для определения рыночной стоимости могут привлекаться эксперты.

«При наличии спора между участником общества и самим юридическим лицом по определению стоимости имущества последней, участник общества вправе требовать проведения с ним расчетов на основании действительной (рыночной) стоимости имущества общества, а не на основании стоимости, по которой имущество учитывается в обществе. Взятие имущества на учет по определенной стоимости является односторонним волевым действием общества, не может быть безоговорочным доказательством действительной стоимости имущества. Стороны могут доказывать действительную стоимость имущества любыми надлежащими доказательствами (статья 76 ГПК Украины). К таким доказательствам относятся, в том числе, заключения экспертов», — буквально говорится в заключении Верховного суда.

И в нем же уточняется, что стоимость компании должна отвечать стоимости ее активов за вычетом обязательств.

Данное дело касается спора ООО «Черкассытехномаш» и его совладельца (имя не называется), которому принадлежит 20% предприятия. Он отсудил за этот пакет 2,1 млн. грн. Эту сумму подтвердила комплексно-комиссионная судебная строительно-техническая экспертиза.

«Похожих историй уйма, и не только крупных компаний, их множество в группе малого и среднего бизнеса. Чаще всего оттирают и оставляют на бобах владельцев средних и небольших пакетов акций. Мажоритарии делают все, чтобы занизить стоимость компании, чтобы заплатить копейки тому, кто выходит из дела. Расчет доли по балансовой стоимости предприятия — самая ходовая схема. Верховный суд своим решением пытается ее прикрыть», — отметил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Чего нет в постановлении ВС — это точных требований к экспертизам и самим экспертам, которые могут определять стоимость активов перед выделением долей совладельцев. До конца неясно, при каких условиях может происходить переоценка той или иной недвижимости, имущественных комплексов, автопарков и прочего имущества предприятий. И юристы больше всего опасаются, что компании начнут выдумывать новые схемы и новые корпоративные споры получат новую основу.

«Недвижимость в Украине стремительно дешевела в последние годы, причем, вся — и жилая, и коммерческая. Что, кстати, находило подтверждение в аукционах, например, Фонда гарантирования вкладов физлиц, который активно занимался распродажами активов проблемных банков. В наших рыночных реалиях компании легко смогут найти возможность занизить стоимость своих активов, чтобы меньше выплатить бывшему совладельцу за его долю. Потому, уверен, бизнес выйдет на новый уровень споров — на предмет методики оценки активов и составов экспертных групп, которые ее будут проводить», — спрогнозировал UBR.ua адвокат, управляющий партнер ЮФ «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Он считает, что переход на новый уровень корпоративных споров произойдет после того, как подрастет число исков акционеров к своим бывшим бизнес-партнерам. Юристы ждут, что после вышеупомянутого заключения Верховного суда их число заметно увеличиться.

«Оно наверняка вдохновит акционеров, стоимость доли которых была занижена. Причем не только по новым, но и по старым делам. Думаю, после последнего заключения Большой Палаты ВС бизнесмены начнут подавать иски и по спорам за предыдущие годы», — считает Можаев.

Это может подтолкнуть запросы в адрес регуляторов, и, как следствие — появление более точных методик расчета рыночной стоимости.

«Конечно, если мы говорим о компании акции которых котируются на фондовом рынке, то здесь все понятно. Особенно, если они активно торгуются. Есть правила Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, и, если они соблюдаются и нет злоупотреблений, — определяется рыночная цена акций. Она позволяет понять стоимость компании, так как это происходит во всем мире. У нас это не очень распространенная практика — совсем немного компаний торгует своими бумагами. Потому не исключено, что потребуется точная методика расчета рыночной стоимости активов и компаний. Этим должны озаботиться власти», — считает Ростислав Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

12 месяцев на раздел бизнеса в Украине: раньше можно ничего не требовать

Верховный суд считает, что подавать иск и спорить с совладельцами компании можно только после того, как истечет положенный им год на возврат имущества.

На раздел бизнеса в Украине отводится не менее 12 месяцев. Ровно столько времени нужно ждать денег или имущества совладельцу компании после официального решения о выходе из предприятия. Соответствующее решение выдал Верховный суд, рассматривая дело №910/21160/16. Оно касается спора фирмы «Джун» с уставным капиталом более 5 млн. грн. с одним из своих совладельцев по выплате ему 950 тыс. грн.

«Почти сразу после своего ухода человек потребовал вернуть его долю в бизнесе, а Верховный суд, сославшись на Хозяйственный кодекс, возразил — на выплаты полагается 12 месяцев. И что-то требовать раньше данного срока просто преждевременно», — объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Хотя суды предыдущих инстанций становились на сторону бизнесмена, юристы назвали решение в пользу предприятия обоснованным. Они также уверены, что иск должен был подаваться только после 12 месяцев, то есть после фактического нарушения прав человека.

«Предъявление в такой ситуации иска не вполне согласуется с целями судопроизводства, поскольку судебной защите подлежит именно нарушенное право, а до истечения указанного в законе срока выплаты право бывшего участника не может считаться нарушенным», — отметил UBR.ua партнер юридической фирмы «Антика» Максим Корчагин.

Передел сфер влияния в бизнесе не прекращался в Украине никогда. И мгновенная подача иска о взыскании своих вложений в предприятие — распространенная практика для тех, кто выходит из отечественного бизнеса. Это защитная, и даже превентивная мера. Так поступают не только те, кто повздорил со своими партнерами-совладельцами, а в принципе на всякий случай. Вдруг бывшие коллеги захотят разделить компанию, и оставить «с носом».

«Желание бывшего участника как можно быстрее подать иск о выплате доли в принципе понятно. Ведь велик риск того, что к моменту, когда наступает срок выплаты части уставного капитала активами компании, из таких активов ничего не остается. И после получения соответствующего решения суда о взыскании, бывшему участнику останется только инициировать банкротство своей бывшей компании», — подтвердил UBR.ua партнер юридической компании «Волхв» Виктор Дубовик.

Чаще всего постановление суда о выделении своего вложения в предприятия необходимо для ареста активов компании. Чтобы не допустить их продажи без согласования со всеми акционерами или списания, если речь идет о денежных средствах на счетах.

Заключение ВС может стать сигналом для судов низших инстанций — они могут в ближайшее время перестать принимать преждевременные иски по корпоративным спорам. А уже с лета вопрос может отпасть сам собой, по крайней мере для тех компаний, которые не захотят менять свои уставы.

«Новый закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», который вступит в силу с 17 июня 2018 года, также предоставляет обществу один год для осуществления выплаты участнику его доли, но в тоже время допускает возможность установить в уставе строк самостоятельно», — резюмировал UBR.ua старший юрист практики Разрешения споров ЮФ «EVRIS» Максим Замиховский.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

«Под ударом деньги всех, кто еще сохранил какую-то суверенность»: Кабмин внедряет новую схему «отжима» бизнеса

В начале осени Кабмин принял постановление, которое формализует порядок обращения с активами, изъятыми по спецконфискации. По закону, управлять ими должно Нацагентство по вопросам выявления, розыска и управления «коррупционными» активами – однако в законе осталась лазейка, позволяющая вывести имущество из-под управления этого органа.

Эксперты предупреждают: под удар может попасть, по сути, любой бизнес – более того, в перспективе законодательный пробел будет «дубинкой», которую используют против неугодных.

Лазейка в законе

Положения о спецконфискации появились в УПК как дополнение к статье о хранении вещдоков. Тогда это приняли в угоду синхронизации законодательства с европейским в рамках пакета по Соглашению об ассоциации.

Нацагентство, которое должно отвечать за изъятое имущество, появилось уже в феврале 2016-го (но до сих пор не начало эффективно работать – только подбор сотрудников длился до лета-2017). «Ситуация с этим агентством противоречит нормам Конституции и Конвенции о защите прав и основополагающих свобод: без суда, без определения судей людей де-факто разрешено лишать права распоряжаться их имуществом, получать от него доходы, – считает юрист, старший партнер АК «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец. – Да и сам закон выписан неоднозначно – лицо может и не получить компенсацию в случае утраты своих активов или уменьшения их рыночной стоимости».

Вместе с тем, количество дел, связанных с коррупцией, предыдущей властью, «финансированием сепаратизма» или прочих, подходящих под спецконфискацию, будет только нарастать. Это прогноз юристов: 13 сентября Кабмин подарил ГПУ лазейку в законе, позволяющую избежать передачи «интересных» для силовиков активов Нацагентству. Речь о постановлении №685: в нем описывается перечень активов, которые в силу разных причин (габариты, способность портиться или дороговизна в хранении) нецелесообразно передавать на сбережение. А это как электроэнергия, сырье, ГСМ, средства производства (доменная печь), незавершенные объекты строительства, сверхбольшие транспортные средства, так и готовая продукция – например, урожай или материалы, срок годности которых истечет в течение полугода.

«Тут важно, есть ли согласие собственника на их реализацию или передачу Нацагентству: в случае положительного ответа, его передача должна пройти по решению следственного судьи», – пояснил профессор права Иван Либерман. Если же согласия нет (разумеется, это будет распространенной практикой) – получить определение суда должны следователь и прокурор. Однако известно уже о ряде случаев, когда вещдоки были отчуждены и де-факто переданы для коммерческого использования в обход Нацагентства. Это произошло без решения суда (и уж точно без согласия владельцев – более того, вопреки их ходатайствам).

«Ситуацию усугубляет то, что в упомянутом постановлении №685 содержится приписка «перечень не является исчерпывающим»: то есть теперь под необходимые требования можно подогнать какие угодно активы. По закону, актив – это любое имущество (или права), на которые можно наложить арест или конфисковать по решению суда в уголовном производстве – на практике конфискация возможна и до решения суда, было бы производство», – рассказал «Вестям» адвокат Сергей Войченко. Более того, по словам юриста, чем «интереснее» имущество с точки зрения заработка на нем, тем больше вероятности, что деятельность его владельцев вызовет внимание правоохранителей. «Ко мне недавно приходил клиент, у которого провели обыск, изъяв все имущество. Выяснилось, что его фирма, зарегистрированная в 2016-м, имела контрагентом другую компанию, проходившую по «делу Майдана». Я спросил: «Когда она была зарегистрирована?» – «В 2015 году». – «Как же она связана с режимом Януковича?» – «Ее регистрировали те же люди, которые делали что-то для экс-президента», – описал диалог Войченко. – В наших условиях любое изъятие – способ заработка правоохранителей. Один из последних, эффективных, трендов у них – «финансирование терроризма»: это чрезвычайно сложно доказать, но зато судьи очень живо реагируют на словосочетание, выдавая определения на изъятие вещдоков».

Кто в потенциальном списке «жертв»

В ЕРДР содержится немало уголовных дел, основанных на желании отдельных следователей нажиться на возврате изъятого имущества. Одно из последних – по Глыбокскому райотделу полиции (Сторожинецкий район Черниговской области), где следователь Василий Скипор предложил подозреваемому вернуть изъятые у того телефон Samsung Galaxy и автомобиль Land Rover за 3 тыс. евро (плюс бонус-пакет: «договориться» с судьями о мягком наказании).

А в Кировоградской области следователь по особо важным делам СБУ во время обысков изъял у подозреваемого, дело которого он вел, в квартире $ 54807, 1875 евро и 10 фунтов стерлингов, плюс «выудил» iPhone из машины фигуранта. Деньги и телефон сложил в сейф в своем кабинете, а спустя несколько месяцев пожаловался на исчезновение ценностей – следствие установило, что ключи от сейфа в единичном экземпляре были только у «важняка» из СБУ.

«Но это мелочь, по ней работать силовикам уже невыгодно: изымать у фирм компьютеры или торговое оборудование перестало быть интересным, хочется настоящих «подвигов», – констатирует Войченко. Тут на арену выходят сферы влияния Банковой: не случайно именно судебную реформу в контексте взятия под контроль целой ветви власти АП считает критически важной для себя задачей (финальные законопроекты были проголосованы 3 октября).

В ГПУ «ресурсными» делами занимается Департамент по расследованию особо важных дел в сфере экономики – его за глаза называют «Департаментом Кононенко-Грановского» по принципу подконтрольности близким к Банковой нардепам. Также значительную роль играет главк Военной прокуратуры (ведомство смогло административно переключить на себя потенциально ресурсные дела, связанные с «бывшими»). Вся эта «машина» способна вести не только отъем имущества, но и репрессивную, по сути, деятельность против бизнесов олигархов (и просто богатых украинцев), чьи интересы разошлись с действующей властью.

«На днях Печерский райсуд Киева арестовал имущество ряда заводов, близких к Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову (речь о вагонах и электровозах НЗФ, Марганецкого и Орджоникидзевского ГОКов, Днепроазота), – подтвердил политолог Руслан Бортник. – В дальнейшем таких дел будет все больше: пик «сезона охоты» на активы придется на весну-лето 2018 года, когда будут формироваться избирательные фонды и начнут подбивать предвыборные балансы к 2019 году».

Политолог называет ряд фамилий потенциальных «жертв» ГПУ. Это Константин Жеваго (кроме всего прочего, владеет трудным для хранения отелем «Салют» в Киеве, терминалом в порту «Южный», в сфере энергетики – Одессаоблэнерго и Луганскоблэнерго, а также парой судостроительных и судоремонтных заводов), Сергей Тарута как председатель совета директоров остатков Индустриального союза Донбасса (те самые доменные печи, кокс, окатыши и т.д.), Виктор Пинчук (особо интересны для передачи «третьим лицам» его негабаритные активы, связанные с железнодорожным бизнесом – в частности, Нижнеднепровский трубопрокатный завод), Юрий Косюк (срок хранения продукции его «Мироновского хлебопродукта» обычно не превышает нескольких недель: все придется реализовать). «Экс-глава Госуправления делами Игорь Тарасюк, как партнер Косюка, уже находится под уголовными делами – так что не исключаю, что именно аграрные олигархи будут первыми. Впрочем, под ударом все богатые люди, кто еще сохранил какую-либо суверенность», – уточнил Бортник.

«В принципе, большинство украинских олигархов – «сырьевые», и продукция, поставляемая ими за границу, имеет низкую добавочную стоимость и трудная в хранении/перевозке – гипотетически, под угрозой даже Дмитрий Фирташ с его химическими гигантами и Ринат Ахметов (правда, в случае, если на Банковой появился желание избавиться от «партнера»), – считает политолог Алексей Якубин. – Пакт о ненападении, который действует с олигархами сегодня, будет завершен по мере приближения к 2019 году: как только у отдельных сверхбогатых деятелей появятся планы по финансированию отдельных, отличных от Банковой, политпроектов, прокуратура и прочие силовики поставят их перед фактом».

Тарас Козуб, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Мы к вам идём. Кому из бизнеса стоит готовиться к обыскам

Ещё недавно казалось, что волна обысков и изъятий серверов у IT-бизнеса, из-за чего многие аутсорсеры «эмигрировали» в ЕС целыми офисами, осталась в прошлом, как дурной сон. Однако в этом году противостояние технологических компаний и силовиков вспыхнуло с новой силой.

Так, если, по данным Генпрокуратуры, в 2015-м было зарегистрировано около 600 уголовных производств, касающихся сферы IT, то уже по состоянию на май этого года силовики насчитали более 800 подобных правонарушений.

«Обострение» началось в марте с обысков в офисе YouControl, стартапа, развивающего сервис для бизнес-аналитики и проверки контр­агентов на благонадёжность. Также обыски прошли в квартире руководителя проекта Сергея Мильмана и других сотрудников.

По утверждению адвоката компании YouControl Даниила Глоба, силовики пытались не допустить его присутствия во время обысков. «По одному из адресов мне почти удалось проникнуть внутрь, но оперативники применили физическую силу и я был вынужден отступить. В конце концов после переговоров с руководством следственной группы и потасовки в квартире Мильмана я начал предоставлять ему правовую помощь при проведении обыска», — рассказывает юрист».

Для самого Мильмана подозрения СБУ в незаконном сборе и продаже информации с ограниченным доступом стали неожиданностью. Как поясняет бизнесмен, за несколько месяцев до инцидента компания вела переговоры с силовиками и Государственной фискальной службой о подключении к системе. Кроме того, как уверяет Мильман, к нему за помощью неоднократно обращались и сотрудники СБУ.

Как рассказывает Мильман, силовики предлагали ему «начать сотрудничать со следствием, во всём сознаться и рассказать, как незаконно добывали информацию.

«Только после обысков в Dragon Capital и Укргаздобыче мы поняли, зачем нас к этому склоняли. Признай мы свою деятельность незаконной, СБУ получило бы возможность в течение трёх лет обходить всех наших клиентов на том основании, что они оказались пользователями незаконного продукта», — поясняет бизнесмен свою версию происходящего. Наш собеседник предполагает, что подобное предложение ранее поступало и разработчикам программы «Стахановец» (софт, позволяющий руководству контролировать деятельность сотрудников). Именно в связи с использованием программы «Стахановец» силовики в конце апреля 2017-го наведались с обыском в офис инвест-компании Dragon Capital.

810 уголовных правонарушений в сфере IT зарегистрировано с января по май этого года

Как утверждают в СБУ, «Стахановец» имеет скрытые функции удалённого контроля и снятия информации, а серверы, где информация обрабатывается, находятся на территории России. В связи с этим руководители компании — разработчика софта объявлены в розыск. Против них открыто уголовное производство, в рамках которого СБУ расследует возможную передачу российским спецслужбам информации госучреждений и личных данных украинцев. Пока расследование продолжается, в СБУ призывают бизнес отказаться от использования программы и обратиться к ним за консультацией.

Любим всех

После прецедента с YouControl обыски участились. Советник адвокатской компании Spen­ser&Kauf­f­mann Татьяна Харебава интерес силовиков к IT и телекому связывает с апрельским решениим СНБО «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)», которое существенно расширило «поле для манёвра» силовиков. Ведь помимо 81 подсанкционной IT-компании у правоохранителей появился повод наведаться к любому из их контрагентов или к провайдерам, которые не заблокировали запрещённые вебсайты.

Сразу после введения санкций сотрудники СБУ и ГПУ поспешили с визитом в киевский и одесский офисы компании «Яндекс» под предлогом подозрения в государственной измене. А к интернет-провайдеру Wnet силовики пришли с обвинением в незаконной маршрутизации трафика в Крым в интересах российских спецслужб, что во Wnet отрицают. Украинское представительство российского разработчика 1С столкнулось с обвинением в незаконной продаже программного продукта 1С на территории ОРДЛО и с подозрениями в том, что программы, опять же, используются российскими спецслужбами.

Через несколько дней после обысков в «Яндексе» представители прокуратуры наведались к интернет-провайдеру «Олли транс» и изъяли технические средства проекта «Видеопробки», которым владеет компания. По официальной версии поводом послужила необходимость получить видеозаписи трёхлетней давности с дорожных камер. Однако скрытым мотивом силовиков могло стать именно сотрудничество «Олли транс» с «Яндексом». На сайте «Олли транс» сохранилась новость 2010 года о предоставлении сервисом «Видеопробки» доступа к киевским веб-камерам для системы «Яндекс.Карты».

«Среди юристов бытует мнение, что уголовные производства по «недоказуемым» составам преступлений были специально открыты под проведение обысков, в результате которых силовики намеревались найти зацепки для более приземлённых экономических преступлений», — делится своим видением ситуации Татьяна Харебава. Кроме того, по её мнению, новую волну обысков характеризует усиление интереса к IT-бизнесу со стороны СБУ и ГПУ, тогда как в 2015 году самыми активными были фискалы.

Чтобы минимизировать риски, бизнесу теперь придётся изучать под микроскопом своих контрагентов

Также веяние времени — расширение спектра попадающих под «пресс» компаний. Теперь с обыском по делу об использовании незаконных программ или по любому другому поводу могут пожаловать к кому угодно. Например, в июне СБУ сообщила о пресечении масштабной финансовой схемы с фиктивным страхованием бизнеса у нескольких страховщиков, якобы аффилированных с бизнес-окружением Виктора Януковича. СБУ перекрыла «отмывание» 4,5 млрд грн. Этому сообщению предшествовали обыски в страховых компаниях «Саламандра-Украина», «ДИМ Страхование» и «Финанс-Лайн».

Как рассказали Фокусу в «Саламандре-Украина», обыск СБУ не стал для них неожиданностью, так как их бизнесом силовики интересуются давно. Компания официально обращалась в прокуратуру, МВД и СБУ, выражая готовность сотрудничать со следствием. Вместо этого, как утверждают в компании, с момента открытия уголовного дела в 2016 году к ним приходили разные люди и предлагали помощь в решении вопроса, от чего в компании отказались.

Одним словом, никто не застрахован от появления в офисе вооружённых людей в балаклавах. Вместе с тем наиболее очевидная зацепка, которая с большой долей вероятности позволит органам взять компанию в разработку, это хозяйственные отношения с контрагентами из Российской Федерации или предприятиями в ОРДЛО, уверяет советник юридической фирмы Sayenko Kharenko Сергей Смирнов. Особенно «токсично» взаимоотношение с компаниями из санкционного списка. Кроме «порочащих связей» с северным соседом, привлечь внимание правоохранителей могут «фиктивные» контрагенты, реальность хозяйственной деятельности которых под сомнением.

Чтобы минимизировать риски, бизнесу теперь придётся изучать под микроскопом своих контрагентов. Для этого могут пригодиться электронные сервисы Opendatabot и вышеупомянутый YouControl. Они на основе данных открытых реестров помогают мониторить партнёров на предмет их регистрационных данных, связей, налогового долга и судебных исков.

Приготовиться к худшему

Узнать о предстоящем визите силовиков заранее практически невозможно. Как объясняют юристы, разрешение на проведение обыска даёт следственный судья на основании ходатайства следователя или прокурора. Его рассматривают на заседании суда, где участвуют только вышеупомянутые лица. Усомниться в целесообразности проведения обыска попросту некому. Такой механизм позволяет силовикам внезапно нагрянуть в офис и предотвратить уничтожение вещественных доказательств. «Как ни прискорбно, но часто недобросовестные правоохранители используют обыски не для раскрытия преступлений, а с целью давления на бизнес для собственной выгоды», — говорит юрист компании Investment Service Ukraine Сергей Жилич.

В подобной ситуации многие компании заранее готовятся к эшелонированной обороне, загодя привлекая юристов и экспертов по кибербезопасности. «Нужно искать «дыры» в физической, программной, документарной сфере, и только когда вы всё «откатали» не один раз, следственные действия могут пойти по вашему сценарию», — советует сооснователь адвокатского агентства «Сютник и партнёры», советник по инвестиционным рискам Наталья Осадчая.

Ничего не бойся! Юристы советуют оказывать силовикам пассивное, но действенное сопротивление во время обыска

Чтобы предугадать появление нежданных гостей в офисе, собеседница Фокуса также рекомендует вести мониторинг судебных решений и следственных действий относительно контрагентов. Если кто-либо из бизнес-партнёров оказался под следствием, могут прийти и к вам.

Также, по словам Осадчей, тревожным звоночком, после которого обыск становится лишь делом времени, можно считать запрос контролирующего органа или определение суда о временном доступе к документам. Даже если компания всё выдаст добровольно, готовиться к обыску всё равно нужно. Для этого юрист по интеллектуальной собственности компании SBT Systems Елена Талалай рекомендует заранее заключить договор с адвокатом, который в течение часа прибудет на место и станет сопровождать процесс.

Нелишним будет и банальное укрепление подступов к сердцу компании и в физическом плане. «Входы в здание, кабинеты, серверные и другие помещения должны перекрываться с помощью элементарных средств блокировки, а каждое проникновение должно сопровождаться пассивным, но действенным сопротивлением», — рекомендует Денис Овчаров из Juscutum. По его словам, это поможет выиграть время, необходимое для принятия решений, привлечения дополнительных ресурсов и правовой помощи. Кроме того, постоянное преодоление барьеров и некомфортная обстановка должны изрядно утомить нежданных гостей и несколько остудить их пыл.

Обеспечив безопасность офиса на физическом уровне, не стоит забывать и том, что самым уязвимым звеном во время обыска могут стать рядовые сотрудники. «Людям нужно объяснить, как себя вести, познакомить их с адвокатом, который расскажет, что никто никого утюгом не пытает и зубочистки под ногти не суёт. Поэтому не нужно бояться», — говорит адвокат, партнёр Axon Partners Дмитрий Гадомский.

При появлении в офисе незваных гостей руководитель днепровского офиса «Ильяшев и Партнёры» Леся Самарина рекомендует настаивать на присутствии адвоката и предъявить силовикам договор о предоставлении правовой помощи. Не стоит забывать и о том, что на обыске должны присутствовать двое незаинтересованных понятых. «Общаться с правоохранителями стоит только руководителю или другому заранее определённому сотруднику, а перед началом обыска заявить ходатайство о видеофиксации и при необходимости вести съёмку самостоятельно, так как это не запрещено законом», — продолжает Са­марина.

В любом случае паниковать не стоит. Позиции силовиков не настолько сильны, как может показаться на первый взгляд

Перед началом обыска у визитёров также стоит попросить документы. «Нужно проверить полномочия следователя, прокурора, получить копию определения суда и ознакомиться с ним, убедившись, что все данные, указанные в нём, соответствуют действительности (адрес, владелец помещения, срок действия и данные о лице, которому разрешено проводить обыск)», — говорит адвокат АО Spenser&Kauffmann Тамила Алексик. Если этих документов нет или указанные в них имена не соответствуют действительности, нужно сразу звонить в полицию. Также на «102» стоит звонить, если визитёры применяют физическую силу или портят имущество.

После боя

После обыска силовики обычно не уходят из офиса с пустыми руками. С собой они забирают технику, документы и зачастую личные вещи сотрудников. Старший партнёр адвокатской компании «Кравец и Партнёры» Ростислав Кравец рекомендует в определении, с которым явились силовики, внимательно прочитать, что именно хотят отыскать и изъять «гости», и в случае выемки предметов, не указанных в постановлении суда, указать это в протоколе выемки. По завершении обыска силовики обязательно должны оставить копию определения следственного судьи, на основании которого и проводился обыск, а также протокол обыска и протокол изъятия. Перед подписанием протокола Денис Овчаров рекомендует вписать в него все нарушения, которые были допущены во время проведения обыска. Подписание протокола без замечаний, дабы не злить следователя, вряд ли чем-то поможет.

После визита силовиков предприятию совместно с адвокатом нужно незамедлительно продумать линию защиты. «Главное — не давать повода подумать, что вы «готовы решить вопрос», а такое предложение поступит», — говорит Дмитрий Гадомский из Axon Partners. Также он рекомендует подать заявление о возврате имущества, которое силовики изъяли с нарушениями, и готовиться к допросу, который может последовать за обыском.

В любом случае паниковать не стоит. Позиции силовиков не настолько сильны, как может показаться на первый взгляд. «Ни одно дело против IT-компаний, обыски в которых проходили в течение последних двух лет, не доведено до суда, а в результате обжалований изъятая техника полностью или частично возвращена владельцам», — говорит cоветник АО Spenser&Kauffmann Татьяна Харебава. Вместе с тем собеседница Фокуса отмечает, что ни одно должностное лицо правоохранительных органов так и не привлекли к ответственности за превышение служебных полномочий в связи с этими делами. «Пока на законодательном уровне не предусмотрят баланс интересов обеих сторон и не введут уголовную ответственность для следователей и прокуроров за их умышленные ошибки, они будут продолжать безнаказанно пользоваться своими полномочиями, прикрываясь борьбой с терроризмом», — заключает Елена Талалай.

Одним словом, ситуация с нынешней волной обысков неоднозначна. Бесспорно, воюющее государство обязано заботиться об информационной безопасности и реагировать на сотрудничество украинского бизнеса с российскими компаниями, которое может повлечь угрозу для страны. Но можно привести и факты, говорящие о том, что в ряде случаев правоохранители используют предлог борьбы с российской угрозой для не самых благовидных целей.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине отменили печати. Что это значит для бизнеса?

На днях был опубликован Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно использования печатей юридическими лицами и физическими лицами-предпринимателями». Он вступит в силу 19 июля 2017 года.

«Страна» анализирует главные нововведения этого закона и возможные риски.

Что изменится?

1. Закон исключает из законодательства Украины требование об обязательном использовании печатей (независимо от их наличия у субъектов хозяйствования).

2. Теперь в связи с отсутствием оттиска печати на документе сделка не может признаваться недействительной или незаключенной.

3. Субъектам хозяйствования (предпринимателям) больше не нужно использовать печать во взаимоотношениях с государственными органами и органами местного самоуправления.

4. При этом законом установлена административная ответственность в виде штрафа от 50 до 100 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан (в настоящее время от 850 до 1700 грн) за требование таких органов о наличии оттиска печати на официальных документах субъектов хозяйствования.

5. Отменены обязательные оттиски печати при использовании аграрных расписок, в сфере оборота векселей, при осуществлении расчетных операций и в некоторых других сферах хозяйственной деятельности.

6. Отдельно внесены изменения и в Кодекс административного судопроизводства Украины: отныне доверенности от имени лица частного права выдаются по подписи руководителя или другого уполномоченного лица. Доверенности от имени лица публичного права выдаются за подписью руководителя либо другого уполномоченного лица и заверяются печатью такого лица публичного права (при ее наличии).

7. Отменяется уплата регистрационного сбора, а также устанавливается механизм регистрации юрлиц и физических лиц-предпринимателей путем предоставления электронных документов без обязательного использования электронной цифровой подписи.

8. В целом, теперь наличие либо отсутствие оттиска печати субъекта хозяйствования на документе не создает юридических последствий.

Зачем отменять печати?

По мнению властей, отмена печатей приблизит Украину к развитым государствам, в которых печать практически не используется. Так, отмена обязательных печатей уменьшает транзакционные задержки различных операций и уменьшает бюрократические формальности при работе.

«Я считаю, печати в Украине нужно было отменить еще 15 лет назад», – считает адвокат, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

«Во всем мире уже давно отошли от этого. Печати если и ставятся, то лишь как элемент красивого оформления документов, – соглашается с коллегой юрист Алексей Святогор. – На всю Швецию вообще один нотариус. Документов как таковых, с подписями, печатями, там вообще нет. Достаточно даже, чтобы человек чуть ли не по телефону позвонил и сказал, что уполномочил такого-то человека представлять его интересы».

К тому же, печати нужны были для того, чтобы придать некую степень достоверности и защищенности информации. А сейчас, когда в Украине уже внедрены электронные реестры и базы данных, необходимость в печати отпадает.

«Тем более, как показала практика, печать абсолютно не спасает от мошенничества. Вы можете проверить и вбить в поисковике «оборудование для изготовления печати. Оно стоит копейки, и с его помощью кто угодно может сам создать какую угодно печать. Хоть «президент Украины». То есть, печать и так ничего не защищала. Так смысл в том, чтобы и дальше ею пользоваться?», – отмечает Святогор.

В чем опасность?

И все же, при всей «европейскости» этой практики, отмена печатей в Украине влечет за собой некоторые риски.

Возможность не удостоверять печатями такие документы как доверенности, векселя, аграрные расписки, расчетные документы может привести к злоупотреблениям и финансовым махинациям, предупреждают эксперты. Доверенности по подписи могут подделывать мошенники.

Ростислав Кравец отмечает, что в принятом законе есть противоречия – ведь печати отменяют не для всех, а исключительно для субъектов хозяйствования (предпринимателей). В то же время, в законе указано, что госучреждения, различные административные органы также могут не применять печать в случае ее отсутствия.

«И здесь может возникнуть огромное количество злоупотреблений и недопониманий. Предположим, человек берет в коммунальном предприятии справку, приходит с ней в госорган, а ему говорят – поставьте печать. Он возвращается обратно, а ему говорят – у нас печати нет. А как доказать, что у них нет печати? Поэтому, на мой взгляд, если и отменять печати, то отменять их нужно было для всех – как для частных лиц, так и для государственных органов», – убежден Кравец.

А как же защита документов?

С другой стороны, подделка и печати, и подписи при сегодняшнем уровне техники не составляет особого труда, и без специального оборудования определить на взгляд, на ощупь или еще как-то, что печать поддельная, в принципе невозможно.

«Поэтому наличие печати на документе особо ни о чем не говорит. А вот ее отсутствие значительно упростит работу бизнесу и уберет возможность злоупотребления со стороны контролирующих органов», – отмечает Ростислав Кравец. По его словам, часто, когда приходят с обысками к предпринимателям, изымают печати, а если предприниматель занимается внешнеэкономической деятельностью, без печати он не может обратиться на таможню, растамаживать, отправлять и получать платежи.

«Наши опасения по поводу защищенности документов зависят не от существования печати, а от уровня развития общества и эффективности работы правоохранительных и госорганов по контролю и верификации документов. Это гарантирует защиту даже лучше, чем печати. Потому что подделать можно все что угодно», – отмечает Алексей Святогор.

Анастасия Пасютина, Страна.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцы начали нанимать для защиты своего бизнеса добробаты

Предприниматели играют на противостоянии среди контролеров: на налоговую жалуются в СБУ, на полицию — в прокуратуру.

Украинским предпринимателям продолжают перекрывать кислород. Самыми острыми проблемами малый и средний бизнес называет произвол налоговой инспекции, местных властей и рейдерские захваты.

Работают по заказу и вымогают взятки

Чтобы иметь возможность развивать свой бизнес без взяток, начинающие предприниматели все чаще обращаются за помощью к более продвинутым и успешным коллегам. Последние же «крышуют» малышей, привлекая их в ассоциации и предпринимательские объединения, которых в стране уже насчитывается не менее тысячи.

«Сейчас вовсю идут и рейдерские захваты. Иногда с целью отжать предприятие для конкретного заказчика, иногда, чтобы получить «откупные». Чтобы противостоять этому, предприниматели и объединяются», — отметил в разговоре с UBR.ua глава международного содружества бизнес-партнеров «Миссия в бизнесе» Владимир Шульга.

Самой распространенной проблемой эксперты называют работу с налоговой инспекцией, которая нередко работает по принципу тех же рейдеров — является в компанию, чтобы выбить взятку или по заказу конкурентов остановить деятельность предприятия. При этом, налоговая работает сейчас в основном со средним бизнесом — у того еще хоть что-то осталось.

«Ценник по решению вопросов стартует от $ 1 тыс. Все зависит от сложности проблемы и размеров конкретной компании. Часто налоговики руководствуются планом по наполнению госказны не вникая в реальную ситуацию с нарушениями. Все направлено на увеличение штрафов и ужесточение контроля над бизнесом», — отметил в разговоре с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

При этом, зачастую, предпринимателя не беспокоят в первый год его деятельности, до того момента, пока его бизнес не станет на ноги, и он не засветиться в базе налоговой. И, чтобы обезопасить свой бизнес, эксперты открыто советуют при достижении хороших оборотов, регистрировать компанию в офшорах.

Либо же, записать в соучредители фирмы иностранного гражданина (во возможности, родственника). Объясняется это тем, что к иностранным инвесторам наши власти относятся более лояльно, даже если речь идет о «псевдо-инвесторе».

«Офшор будет стоить от $ 1 до $ 5 тыс. С ними у нас в стране не борются, а к иностранным инвесторам относятся с осторожностью. Такой шаг поможет уберечь свой бизнес», — отметил нам глава в ВГО «Союз защиты предпринимателей» Сергей Доротич.

Но украинские предприниматели не очень-то доверяют таким схемам и прибегают к ним довольно редко.

Бизнес-махновщина

Пока что, помимо объединений в союзы, наши предприниматели используют старые проверенные методы защиты своих интересов. К примеру, приобщаются к работе в Общественных советах предпринимателей при государственных органах. Это открывает доступ к чиновникам, которые могут помочь в решении тех или иных вопросов.

Как дополнительный инструмент бизнес используют и шумиху в СМИ, пишет жалобы всем, начиная от рядовых клерков и заканчивая президентом. И, как говорят эксперты, иногда это помогает.

В случае же проблем с налоговой, эксперты советуют играть на ведомственном противостоянии: жаловаться на фискалов их главному «противнику» — СБУ. При разногласиях с полицией лучше обращаться в прокуратуру.

«Особенно шумиха помогает при рейдерских атаках. Рейдеры не любят огласки, предпочитая быстро отработать заплаченные им деньги и удалиться. Один из способов отстоят свой бизнес — помощь различных добровольческих батальонов, которые за деньги готовы встать на вашу сторону. Как показывает практика, это выходит дешевле, чем взятка чиновникам. Но здесь нет гарантии, что ваш конкурент не заплатит больше и не переманит добробатовцев на свою сторону», — отметил в разговоре с UBR.ua Сергей Доротич.

ДЕНИС ВЕРГУН, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

У украинского бизнеса разрешили массово отнимать имущество

Верховный суд благословил тотальный передел коммунальных активов.

В Украине грядет глобальный передел коммунального имущества и возврата его в коммунальную собственность. Почву для него создал Верховной суд: рассматривая дело №3-604гс16, он поставил, что основанием для возврата имущества в собственность общины может быть любая ошибка при его продаже или другом отчуждении — даже процедурная.

«Раньше было так: отчуждение недвижимости или любого другого имущества общины можно было оспорить, если решение было сфабриковано или вообще ответствовало. Но если было решение местной власти на продажу того или иного объекта, и он выставлялся на публичных торгах — оспорить продажу и истребовать у добросовестного владельца обратно коммунальное имущество уже нельзя было, даже если такие торги либо отчуждение признавались в дальнейшем незаконными. Почему? По закону считалось, что органы местной власти по своей воле проводили такое отчуждение, и потому такое имущество не может быть истребовано у добросовестного приобретателя. Но постановление ВСУ №3-604гс16 кардинально меняет судебную практику на этот счет. Поскольку суд постановил, что если будет обнаружена малейшая ошибка при продаже имущества на открытых торгах, будет считаться, что воля общины не соблюдена. Значит местные власти смогут вернуть объект в свою собственность даже у добросовестного приобретателя», — объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, в местных судах сейчас находится громадное количество исков о возврате коммунального и государственного имущества — от бизнеса общинам. И новый подход судов выльется в тотальный передел активов на местах.

Любовь местных властей к возврату ранее проданных объектов подтверждают и другие юристы. Иски подают как представители местных общин, так и региональные прокуратуры.

«К сожалению, такие иски не редкость, но часто они проходят в рамках хозяйственного процесса, а не уголовного. Отсутствие персональной ответственности за принятие таких решений, приводит к тому, что сделки состоялись много лет назад, в здания вложены немалые деньги (так как они требуют постоянного ухода), а, в конечном итоге, можно всего лишиться», — сказала UBR.ua юрист юрфирмы «Астерс» Вольга Шейко.

Кстати, передел не всегда касается зданий или земельных наделов.

«Это споры не только относительно проданной коммунальной недвижимости, но и относительно целостных имущественных комплексов государственных предприятий, в том числе банкротов, имущества Вооруженных сил Украины, земельных участков публичной формы собственности», — уточнил UBR.ua адвокат ЮКК «ДЕ-ЮРЕ» Андрей Павлишин.

Конечно, когда у бизнеса будет отбираться имущество, он сможет вернуть свои деньги — те, что когда-то были уплачены за коммунальное добро. Только вот индексировать эти вложения точно никто не будет, да и остальные нюансы не учтет.

«Вот здесь всплывают все реалии рынка недвижимости Украины. Во-первых, такое недвижимое имущество продавалось по заниженной стоимости и нередко «под откат». Во-вторых, дабы платить меньше налогов, в сделке по перепродаже спорного имущества тоже указанная не рыночная цена. Таким образом, никто из покупателей не вернет себе реально уплаченных за недвижимость денежных средств. А если учесть еще и 300% инфляцию, так вообще перспективы возврата уплаченных денег не радуют», — заметил Павлишин.

На истребование имущества из чужого незаконного владения не распространяется срок исковой давности. Потому местные власти смогут вернуть почти любой актив, что пожелают.

«При покупке бывшего коммунального или государственного имущества всегда стоит ожидать отмены первичной сделки. Иногда это логично и абсолютно законно как с Криворожсталью, иногда еще и популистично как с Одесским аэропортом», — считает Павлишин.

Впрочем, чтобы не предпринимали местные власти и как бы активно они не возвращали общественное имущество, им придется сразу думать об его эффективном использовании на благо общины. Вряд ли добро удастся перепродать другому бизнесу. Предприниматели, столкнувшись с валом судов об истребовании имущества, куда с меньшей охотой будут что-то покупать у областных или городских советов.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Закрытие бизнеса: почему опасно уходить, «не прощаясь»

Эксперты предлагают три разных способа ликвидации компании или бизнеса физлица-предпринимателя. UBR.ua узнал, сколько они стоят, какими проблемами могут обернуться потом.

За последние два года государство значительно упростило регистрацию бизнеса. Вместе с тем, как отмечают сами предприниматели, свое дело гораздо проще открыть, чем потом закрыть. Эксперты рассказали UBR.ua об основных способах ликвидации компаний, а также о трудностях, которые могут при этом возникнуть.

Закрытие бизнеса: быстро не получится

По словам юриста АО «Спенсер и Кауфманн» Ольги Пиголь, процедура закрытия такой формы организации бизнеса как физическое лицо-предприниматель занимает около полугода, а процесс закрытия юридического лица иногда затягивается до 2-3 лет.

«Один из наших клиентов захотел закрыть бизнес «по процедуре». Подавал пустые отчеты, письма более 5 лет, пока мы уговорили его пустить все на самотек, перестав подавать отчетность», — рассказала UBR.ua налоговый консультант Киевского центра поддержки и развития бизнеса (КЦПРБ) Александра Томашевская.

Как отмечает управляющий партнёр ЮФ «Можаев и партнеры» адвокат Михаил Можаев, если раньше подавалось заявление о прекращении хозяйственной деятельности, то теперь — о прекращении регистрации юридического или физического лица-предпринимателя (ФЛП).

По его словам, упрощенно процесс выглядит так: после подачи заявления госрегистратору налоговые органы с фондами соцстраха проводят проверку предприятия на предмет отсутствия задолженностей, своевременной подачи отчетности. После этого выдаются справки, позволяющие осуществить закрытие бизнеса. Однако фактически все сложнее. Со слов Александры Томашевской, передав пакет документов регистрационной службе, субъект получит статус «в процессе прекращения», где иногда находится годами.

«Фискальная служба откажется снимать с учета субъекта, который избежал налоговой проверки, не подтвердил уплату всех налогов, санкций за нарушения, если таковые были выявлены», — пояснила Томашевская.

Михаил Можаев добавляет, что налоговики могут проверить, например, уплату НДС. Могут инкриминировать сотрудничество с фиктивными фирмами, снять валовые затраты, тем самым создав недоимку по прибыли с НДС, начислить на нее штраф. Обычно это 50% от суммы недоимки. Поэтому юрлицу приходится обращаться к окружному административному суду, обжаловать такое доначисление. Все это сильно затягивает процесс закрытия бизнеса.

Кроме того, как отмечает Ольга Пиголь, налоговая проверка иногда откладывается несколько месяцев из-за так называемой «очереди на прекращение».

«Налоговая заинтересована проверками крупных, активных ранее компаний, так как существует вероятность выявления нарушений с дальнейшим наложением штрафов», — говорит Ольга.

При этом юрлица по-прежнему обязаны отчитываться перед госорганами, опуская факт прекращения деятельности.

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец рассказал, что порой документы теряются из-за большой текучки кадров налоговых инспекций.

«При передаче дел многие документы теряются. Приходится проходить процедуру сначала. Нередко ситуация доходит до абсурда», — заметил юрист.

Физлицу проще с закрытием бизнеса

Закрыть юрлицо сложнее, чем ФЛП. «Украинского закона о банкротстве физических лиц нет. Поэтому для физлиц-предпринимателей вопрос о прекращении бизнеса решается путем удаления записи из реестра», — поясняет Кравец.

Юрист ООО «ЮКК Де-Юре» Ирина Кравченко добавляет, что новая редакция закона о госрегистрации отменила для ФЛП ранее необходимые справки об отсутствии задолженности, о прохождении проверок из Пенсионного фонда, органов ГНИ.

«То есть, фактически для закрытия ФЛП необходимо только заполнить заявление. Регистратор на следующий день выдаст бывшему владельцу бизнеса уведомление о прекращении его деятельности», — пояснила Ирина Кравченко.

Стоит помнить: все налоговые обязательства за период действия субъекта как ФЛП остаются на его совести. К тому же, как отмечает адвокат, руководитель юридической компании «Правовой Фронт» Ирина Хан, фискальной службе недостаточно сведений из реестра. Они просят донести документы, пройти проверку.

«Обычно у предпринимателя, планирующего закрытие бизнеса, обнаруживаются 300-500 грн. долгов. После уплаты налоговая сразу выдает справку ф.№12-ОПП (фактическое разрешение снять предпринимателя с учета), либо после проведения дополнительной проверки», — рассказал Михаил Можаев.

Адвокат, старший юрист Investment Service Ukraine Татьяна Костюк отмечает, что в рамках сроков исковой давности к «бывшему» предпринимателю могут быть предъявлены требования от контрагентов или назначены проверки фискальных органов.

«По факту, если раньше эта стадия предшествовала закрытию ФЛП, то сейчас она может осуществляться также после прекращения деятельности», — пояснила она.

Поэтому лучше все вопросы с фискалами решать во время ликвидационной процедуры, сопровождающей закрытие бизнеса.

Закрытие юрлица проводится двухэтапно: регистрация решения о ликвидации плюс сама процедура ликвидации. Уполномоченный представитель компании подает госрегистратору (или нотариусу) протокол общего собрания либо решение учредителя.

«С момента публикации специализированным изданием информации о начале процедуры прекращения деятельности юридического лица начинается срок на удовлетворение требований кредиторов, который, согласно ст.112 Гражданского кодекса Украины, не должен составлять менее одного месяца, но при желании учредителей может быть большим», — заверила Ирина Кравченко.

По словам Ирины Хан, во время этого периода проводится собственно ликвидационная процедура (выявление кредиторов, продажа активов, взаиморасчеты, закрытие счетов, составление ликвидационного баланса, архивирование документов…). Также проходят проверки ГФС / ПФ.

Альтернативные пути закрытия бизнеса

У некоторых собственников нет желания или возможности самостоятельно проходить описанный выше путь. Для них самый простой, относительно дешевый способ избавиться от бизнеса — перепродать предприятие. Сейчас легко найти предложения экспресс-ликвидации компаний за 3 тыс. грн. на протяжении 3-4 дней. Суть услуги сводится к замене директора и участника на новое физлицо.

«Формально происходит продажа или уступка прав на юридическое лицо. Вы перестаете быть собственником / руководителем предприятия. Эти юркомпании обещают вести процедуру ликвидации, фактически же они попросту «бросают» предприятия», — поясняет Ирина Хан.

По словам юристов, хотя формально вы перестаете иметь к предприятию какое-либо отношение, оно «живое». К нему могут быть предъявлены претензии фискальной службы, правоохранительных органов – даже за период, когда компанией управлял прежний владелец.

«Мало того, вы не узнаете, какие претензии выдвигаются к предприятию, если им уже будет владеть другое лицо», — говорит Ростислав Кравец.

С теми же рисками связан второй способ, направленный на закрытие бизнеса — попросту бросить компанию, прекратить сдавать отчеты.

«Может быть обнаружена задолженность по налогам, могут быть выдвинуты требования кредиторов, наложены санкции за неподачу отчетности. Бывшим / действующим руководителям стоит быть готовым не только к административной, но также к уголовной ответственности», — пояснила Ольга Пиголь.

По словам Михаила Можаева, штрафы за неподачу отчетности составляют в среднем 170 грн. за один отчет, но могут достигать нескольких тысяч гривен.

«Если предприятие год не подает отчетность или отсутствует по юридическому адресу, тогда ГФС вправе инициировать исключение предприятия из реестра. Грозит закрытие бизнеса. Нам попадались такие дела. Суды обычно по сокращенной процедуре выносили решения о прекращении регистрации. Разумеется, если налоговики не могли найти владельцев или руководителей компании», – отметил Михаил Можаев.

По его словам, все зависит от суммы недоимки, интереса налоговиков ее взыскать.

Поэтому Ирина Хан рекомендует, если есть риск доначисления налогов при ликвидационной проверке — желательно сдавать отчеты-пустышки три года (срок исковой давности), а потом безболезненно закрыть нерабочую, неинтересную для фискальной службы компанию.

«Если такой интерес уже проявлен — лучше применить процедуру банкротства. Конкретные рекомендации зависят от ситуации, баланса налогоплательщика», — говорит Ирина.

Привлекать учредителей будет не за что, а при отсутствии имущества взыскивать долги будет не с кого.

Как отмечает Александра Томашевская, с 2014 года Налоговый кодекс Украины позволяет не подавать налоговую отчетность с отсутствующими данными (стоят прочерки или нули).

«Поэтому, компания, прекратившая деятельность, «обнулившая» остатки (отсутствует задолженность перед бюджетом, сотрудниками…), может с чистой совестью не подавать отчетность налоговым органам. Возобновляет деятельность компания когда угодно», — уточнила Александра.

Эта норма не касается физлиц – плательщиков единого налога, так как они независимо от ведения деятельности обязаны оплачивать взносы в пенсионный фонд. Если же перестать платить — могут накопиться серьезные долги.

Константин Симоненко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры