Архив метки: без

Тюрьма и конфискация без презумпции невиновности. Кто попадет под уголовную ответственность за незаконное обогащение

В Украине вернули уголовное наказание за незаконное обогащение. 30 октября парламент принял соответствующий законопроект №1031 во втором чтении и и целом.

Он вступит в действие уже на следующий день после публикации, но прежде его еще должен подписать президент.

В окончательной версии закона появилось два важных нововведения. В проекте к первому чтению для коррупционеров прописывали тюремный срок с конфискацией и запрет занимать государственные должности в течение 3 лет, но чтобы попасть под уголовку, нужно было «засветить» неподтвержденные законным образом доходы и имущество минимум на 14,4 млн гривен. Те, кто «нажил» меньше, фактически выводились из-под отвественности.

Но в итоговом варианте появилась норма еще и о внесении изменений в Гражданско-процессуальный кодекс о так называемой «гражданской конфискации».

По этой статье пойдут чиновники и депутаты, у которых обнаружат незаконных активов более чем на 500 прожиточных минимумов, то есть, приблизительно на миллион гривен. И, если не могут подтвердить источники, — рискуют остаться без имущества.

Порог для уголовной отвественности тоже пересмотрели. Его снизили с 14,4 млн гривен до 6500 необлагаемых налогом минимумов или же до 6,2 млн гривен.

То есть, если первоначально у Зе рассчитывали ударить лишь по крупным коррупционерам, то теперь под угрозой и более «скромные» чиновники.

Но основной акцент нового закона не поменялся — по сути, вводится презумпция виновности. И, вместо того, чтобы озадачить следственные органы сбором компромата, власти вынудят оправдываться тех, кто попадет под колпак правоохранителей.

Схема такая: после проверки НАПК чиновнику, депутату или судье выносится предписание пояснить происхождение указанных в декаларации сбережений либо объяснить на какие деньги было куплено то или иное имущество или дорогие товары. Естестественно, что деньги, на которые это все приобретено, должны были быть ранее отражены в налоговых декларациях человека. То есть — не превышать его официальный доход.

Если в течение 10 дней пояснений не поступает, то человека берет в оборот НАБУ, возбуждая уголовное дело по статье о незаконном обогащении.

С доказательствами же могут быть проблемы, учитывая, что подтверждать законность нажитого имущества придется за четыре года (то есть, закон имеет обратную силу), а получение доходов «черным налом» в Украине — обычная практика.

Другими словами, практически любой человек, который подает электронную декларацию, может оказаться под колпаком у НАБУ и стать фигурантом уголовного дела.

В свое время именно «презумпция виновности» позволила Конституционному суду заблокировать прежний закон об уголовке за незаконное обогащение, принятый при Порошенко.

Впрочем, сейчас, также как и в 2015 году, когда этот закон примнимался впервые, на все эти нюансы не обратили внимание, так как у закона есть прикладное значение — он является одним из условий возобновления сотрудничества с Международным валютным фондом. Именно поэтому его и приняли.

Но не факт, что работать он будет именно так, как задумывалось.

О деталях закона рассказывает «Страна».

«Лишняя» 21 тысяча в месяц — конфискация

Изначально пунктом преткновения в сессионном зале была сумма, после которой наступает уголовная ответственность. После первого чтения в проекте остался вариант в 14,4 млн гривен. Но уже тогда депутаты раскритиковали эту норму.

Они утверждали, что «лично знают» коллег по сессионному залу, которые погрязли в коррупции, но не дотягивают до 14,4 млн, то есть, остаются недосягаемыми для правоохранительных органов. А по делам, которые сейчас ведет НАБУ, под планку в 14,4 млн проходит не больше 15. Для остальных же, по сути, объявляется амнистия.

В итоге в парламенте появилось несколько альтернативных проектов, где порог уголовной ответственности попытались сбить до 1-3 млн гривен. Что, по-сути, позволило бы сажать уже за машину или квартиру в Киеве. Но в итоге сошлись на компромиссном варианте — 6,2 млн гривен.

В законе появился и новый пункт — о гражданской конфискации.

Чтобы попасть под колпак правоохранителей и лишиться имущества, достаточно насобирать незаконных активов на 500 прожиточных минимумов, а это около 1 млн гривен. То есть, если будут проверять за 4 года, то достаточно «лишних» 250 тысяч гривен в год. Если учесть, что в Украине свободно ходит черный нал, на такие показатели может выйти без особого труда.

Ведь получается, что даже сравнительно небольшой неподтвержденный доход — около 21 тысячи гривен в месяц за предыдущие годы — уже повод для конфискации.

Правда, в следующем году прожиточный минимум могут существенно увеличить — до 4,7 тысячи гривен. Именно такая сумма, по расчетам экспертов, является «реальной». В решении бюджетного комитета по проекту бюджета-2020 указано, что Кабмин должен при возможности выйти на реальные показатели прожиточного минимума при подготовке проекта ко второму чтению. А в этом случае порог для конфискаций будет выше — уже почти 2,4 млн гривен.

Срок обратной силы, закона оставили без изменений — 4 года.

То есть проверять будут активы, полученные с 2015 года.

«Такое впечатление, что проект писался под определенные активы, которые собираются конфисковать, и под конкретных коррупционеров, которых нужно посадить», — отметил глава адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Боятся за прошлые или за будущие взятки?

Сам факт, что предлагается обратная сила действия закона уже стал поводом жесткой критики. Эксперты утверждали, что на этом основании закон легко можно оспорить в Конституционном суде. Этот аргумент использовали также народные депутаты — противники проекта, пытаясь убедить коллег не голосовать за него.

По этому поводу и сейчас идут споры.

Так, глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин считает, что «сказку» о том, что у депутатов можно будет забирать имущество, которое они уже имеют, но не могут пояснить, даже если до этого они никогда не были на госслужбе, придумали противники наказания за коррупцию.

«Рассмотрим почему это ложь на 18-ти объектах недвижимости, которыми владеет оппонент проекта №1031 Александр Дубинский (пять квартир в Киеве, дом, шесть земельных участков под Киеом) и его жена (еще семь квартир в Киеве). Возможность забрать что-либо из этого не появится, поскольку:

— незаконное обогащение даже в теории не может распространяться на имущество, приобретено до вступления восстановленной статьи в силу. Это — основы-основ уголовного права. Когда кто-то утверждает противоположное, то считает вас идиотом.

— обратную силу во времени имеет проведенная президентом гражданская конфискация. Но и она не грозит состоянию Дубинских по той простой причине, что на время его получения ни он, ни его жена не были чиновниками.

Точно также нечего переживать 74-летней бабушке Ольги Савченко (депутат СН, которая блокировала проект, на которую в прошлом году зарегистрировали две квартиры в столичном ЖК «Ривьера»).

«Дубинские» и «Савченки» боятся не за имеющееся имущество (даже если не могут объяснить его происхождения), а за то, которые они собираются незаконно получить в статусе депутатов. Депутатам, которые не собираются незаконно обогащаться, ничего не грозит. Так же ничего не грозит их имуществу: ни уже имеющемуся, ни приобретенному в будущем. Только коррупционеры против восстановления наказания за незаконное обогащение», — написал Шабунин на своей странице в Facebook.

То есть, по его мнению, срок давности для уголовки в 4 года будет применяться в дальнейшем, уже после вступления закона в силу. Скажем, в 2023 году антикоррупционные органы смогут проверять активы, полученные с конца 2019 года.

А гражданская конфискация будет иметь обратную силу, но рискуют лишиться имущества только те, кто нажил его, пребывая в статусе депутата или на госслужбе. Остальным грозит разве что общественное порицание.

Но юристы говорят, что все не так однозначно. По словам Кравца, в уголовном праве ответственность может наступать с момента осуществления правонарушения, то есть, реально копнуть не только за 4 года, но поднять и еще более ранние дела.

Учитывать станут имущество, которое приобретено как самим декларантом, так и связанными лицами по его поручению.

При этом в окончательной версии закона сохранился пункт, разрешающий правоохранителям использовать для сбора доказательной базы все государственные реестры и банковскую информацию.

В законе прописано, что оценивать имущество будут «по ценам приобретения», то есть, по-хорошему, у фигурантов разбирательств потребуют еще и чеки или договоры купли-продажи, — говорит Кравец. Если же выясниться, что имущество приобретено слишком дешево, оценивать будут по рыночной стоимости. Для этого правоохранители могут привлекать оценщиков.

Но отвественности для самих оценщиков, если они вдруг ошибутся с суммой, не предусмотрено, что не исключает разного рода злоупотребления. Во время обсуждений в зале депутаты указывали, что с нашими оценщиками в миллионы гривен может быть оценена даже старая хата в селе, так что при желании можно сделать коррупционером и упрятать за решетку едва ли не любого депутата или чиновника.

Повод для давления и передела собственности

По словам Ростислава Кравца, в окончательной версии закона убрали несколько явных ляпов. К примеру, исключили норму о том, что для начала расследований по конкретному декларанту необязательно даже выводов НАПК. Теперь такое заключение обязательно.

«Хотя не факт, что этой нормы будут придерживаться на практике», — говорит Кравец.

Но эта попытка исправить ошибки нивелировала появление в законе новых карательных пунктов.

Так, прописано, что сначала суд собирает доказательства вашей вины, а уже потом — этому же составу суда, вы будете доказывать, что он неправ, — отмечает Кравец.

Также в гражданском процессуальном праве закреплена норма о том, что преимущество отдается доказательством той стороны, которая окажется «более убедительной».

«Правоохранителям разрешили использовать данные реестров, банковскую информацию. А ответчик должен собирать доказательства как сможет. То есть, они изначально в неравных условиях», — считает юрист.

При этом на время разбирательств сомнительные активы передаются АРМА.

«Как показывает практика работы этого агентства, пока будет идти суд, оно уже может распродать его за копейки. Не исключаю, что новый закон будут использовать попросту для того, чтобы отобрать имущество. Сначала на человека поступает сигнал, что он коррупционер, имущество арестовывается, начинаются суды. И за это время все могут попросту перепродать по сниженным ценам», — считает Кравец.

По его мнению, новый закон позволяет обвинить в коррупции по сути любого человека, что власти могут использовать для давления на неугодных чиновников и депутатов. «Нарушений так много, что Конституционный суд без труда может заблокировать этот закон, если, правда, политическая воля не окажется сильнее буквы закона», — резюмировал Кравец.

Эксперт института Growford Алексей Кущ считает, что новый закон нарушает основные конституционные нормы — об обратной силе и презумпции невиновности.

«То есть его можно легко отменить в КС или, скажем, оспорить решение суда в ЕСПЧ. Чтобы он заработал, нужно вносить изменения в Конституцию, в частности, по презумпции невиновности. Ведь сейчас, чтобы доказать, что человек коррупцией, нужно поймать его на взятке за руку. Это может работать против мелких взяточников, то не против топ-коррупционеров. А вот их вину как раз доказать сложно, и новый закон ничего в этом отношении не меняет», — резюмировал Кущ.

По его мнению, приняв сейчас закон о незаконном обогащении «для МВФ», власти в любой момент могут легко заблокировать его в Конституционном суда, как это в свое время сделал Порошенко.

Людмила Ксенз, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Юристам компаний и украинцам без дипломов разрешат выступать в судах

Иметь образование для представления чьих-то интересов в суде будет не обязательно.

Рядовым украинцам и обыкновенным юристам хотят разрешить выступать защитниками в судебных делах. При чем, юридическое образование иметь для этого необязательно. Исключением будут только уголовные дела. В них без адвокатов по-прежнему не обойтись.

Такие новации содержатся в принятом Верховной Радой 3 августа 2019 года законопроекте о внесении изменений в Конституцию относительно отмены адвокатской монополии. По словам юристов, это только первый шаг, поскольку необходимо еще получить положительное заключение Конституционного Суда, утвердить изменения на следующей сессии Рады в феврале 2020 года, а также внести соответствующие изменения в процессуальные кодексы.

По словам инициаторов законопроекта, отмена адвокатской монополии направлена на расширение доступа к правосудию рядовых граждан, которые не всегда имеют возможности оплатить услуги профессионального адвоката.

«Статус адвоката не всегда гарантирует качество услуг. Нередко штатный юрист на предприятии на голову выше по квалификации и навыкам специалиста с адвокатским свидетельством. Встречают и одаренные люди без профильного образования, которые могут отлично защищать в судах. Монополия адвокатуры в Украине не оправдала себя за время своего существования», — поделился своим мнением с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Впрочем, есть и те, кто отмечает риски отмены адвокатской монополии.

«В первую очередь, это профессионализм юристов, которые будут представлять интересы клиентов в судах. После внесения изменений в процессуальные кодексы судебные процессы имеют четкую стадийность и более требовательны с точки зрения доказывания. Поэтому сейчас большую роль играет профессионализм, компетентность и профессиональные навыки представителя», — заверил UBR.ua юрист ЮФ Totum Виталий Петровский.

Сейчас «неадвокаты» могут представлять интересы в суде только по малозначительным делам, и эти представители не несут никакой ответственности за качество этого представительства. В подавляющем большинстве на суды ходят адвокаты. Их можно по закону наказать за злоупотребления.

Правда привлечение адвоката к ответственности будет слабым утешением для лица чьи права были нарушены. Ведь это не восстановит его права и не вернет ему затраченные средства и время.

Также у представителя без статуса адвоката отсутствует такой инструмент, как адвокатская тайна, но при этом клиенты могут предусмотреть условия конфиденциальности в договоре.

«Клиентам, которые обратились к представителю без статуса адвоката, следует понимать, что информация, которая была передана такому представителю, не защищается законом. Сейчас действующее законодательство не предусматривает действенных инструментов привлечения к ответственности представителей без статуса адвоката, осуществляющих процессуальные диверсии, безосновательно затягивают судебные процессы и злоупотребляют процессуальными правами», — говорит Виталий Петровский.

Впрочем, на этот счет нет единого мнения, и эксперты продолжают спорить на этот счет.

«С появлением монополии адвокатов часто лишают свидетельств не за качество их работы или жалобы клиентов, а за простое несогласие с решениями органов адвокатского самоуправления и с руководством Национальной ассоциации адвокатов Украины. Однако все равно стоит очередь из юристов, которые хотят получить свидетельство, так как это единственный способ остаться работать в профессии юриста. Существует монополия, и если ты не адвокат, то лишен возможности полноценно представлять интересы работодателя. Но нельзя забывать: в 2019 году взнос на содержание органов адвокатского самоуправления от одного адвоката составляет 1921 гривну, а в стране насчитывается, по заверениям НААУ, порядка 50 тыс. адвокатов. Возможно, эта сумма — также немаловажный аргумент для сохранения адвокатской монополии. Хотя адвокаты могут повышать свою квалификацию, и без монополии», — отметил Ростислав Кравец.

Денис Вергун, Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Як ВККСУ хоче провести конкурс без конкуренції для декількох конкретних осіб

П’ятий рік судової реформи та безмежна безкарність призвела до чергового знущання над здоровим глуздом та українцями.

За цей час члени Вищої кваліфікаційної комісії суддів України (далі — ВККСУ) вже не раз впевнювались у своїй безкарності та вседозволеності під щільним прикриттям Верховного суду та Великої палати Верховного суду, де тільки поодинокі судді мали сміливість висловити окрему думку.

Для тих хто не зовсім в курсі роз’ясню, що всі конкурси та добори які проводить ВККСУ та результатом яких є формування всього суддівського корпусу України, включаючи й Верховний суд (без України) відбуваються не згідно з Законом, а відповідно до Положень, які затверджує ця сама ВККСУ і які не є нормативно-правовими актами.

Такий стан речей привів до того, що самі ці положення ВККСУ змінює під час проведення конкурсів та навіть вже після проголошення результатів. Так було і з конкурсом до Верховного суду і з обранням суддів до антиконституційного Вищого антикорупційного суду, скоріше всього так і буде все продовжуватись.

Експерти, міжнародні “фахівці”, активісти вже настільки загралися і не чують землі під ногами, що вирішили, що для них в Україні не існують закони. Тим більше, з огляду на останні дії НАБУ та екс-керівника департаменту спецрозслідувань, стає очевидним, що ці дії ВККСУ повністю узгоджувалися з минулим керівництвом країни та всіляко прикривалися й продовжують прикриватись “правоохоронцями” чия діяльність фінансується з тих же джерел, що й вся ця так звана судова реформа.

Такого дійсно немає ні де у світі окрім України. У жодній країні іноземці не мають повного доступу до суддівських досьє та психологічних тестів суддів, жодна країна ніколи собі не дозволяла відбирати своїх суддів особам, що не знають її мови та законодавства, які б ці особи не були титуловані. В жодній країні інститути громадянського суспільства, які отримують фінансування від іноземних урядів не мають вирішального слова та не можуть втручатись у відбір суддів.

Повертаючися до сьогодення, варто звернути увагу на черговий ляпас всім правникам в Україні. Мова йде про чергові конкурси, що стосуються добору суддів та заняття вакантних посад.

Відповідно до частини першої статті 38 Закону України «Про судоустрій і статус суддів» № 1402-VIII суддею Верховного Суду може бути особа, яка відповідає вимогам до кандидатів на посаду судді, за результатами кваліфікаційного оцінювання підтвердила здатність здійснювати правосуддя у Верховному Суді, а також відповідає одній із таких вимог:

3) має досвід професійної діяльності адвоката, в тому числі щодо здійснення представництва в суді та/або захисту від кримінального обвинувачення щонайменше десять років;

Думаю всі пам’ятають, що саме у зв’язку з таким трактуванням було вирішено допускати виключно тих адвокатів, які можуть підтвердити 10 річний стаж представництва в суді.

02 серпня ВККСУ було оприлюднено Умови проведення конкурсу на заміщення вакантних посад суддів місцевих судів шляхом переведення судді на посаду судді до іншого суду.

Відповідно до затверджених умов, до участі в конкурсі допускаються кандидати, які на день подання документів є суддями, що обіймають посаду безстроково або строк повноважень яких не закінчився, і  виявили намір бути переведеними на посаду судді до місцевого загального, місцевого адміністративного чи місцевого господарського суду, та є такими, що:

1) відповідають займаній посаді судді за результатами кваліфікаційного оцінювання на відповідність займаній посаді судді, у тому числі підтвердили здатність здійснювати правосуддя у відповідному суді за результатами кваліфікаційного оцінювання в межах відповідного конкурсу, якщо за результатами його проходження суддя вважається таким, що підтвердив відповідність займаній посаді судді,

або

підтвердили здатність здійснювати правосуддя у відповідному суді згідно з пунктом 21 розділу XII Закону у разі одночасного звернення до Комісії із заявою щодо проведення стосовно них кваліфікаційного оцінювання для участі в конкурсі;

Таким чином можна зробити висновок, що до конкурсу можуть допустити тільки суддів що підтвердили здатність здійснювати правосуддя у відповідному суді за результатами кваліфікаційного оцінювання в межах відповідного конкурсу та близько 100 суддів п’ятирічок, що пройшли первинне кваліфоцінювання та судді столичних апеляційних судів (за інформацією, що отримала Судово-юридична газета від ВККСУ).

Нагадаю, мова йде про переведення на посаду судді до місцевого загального, місцевого адміністративного чи місцевого господарського суду, тобто навряд чи судді апеляції й судді, що не пройшли до Верховного суду чи Вищого антикорупційного суду будуть масово брати участь у цьому конкурсі, а судді п’ятирічки чиї повноваження не закінчилися навряд чи взагалі залишились в Україні.

Сам конкурс оголошено стосовно 220 вакантних посад суддів у місцевих судах, з яких:

у місцевих загальних судах – 150 посад;

у місцевих адміністративних судах – 50 посад;

у місцевих господарських судах – 20 посад.

Тобто конкурс повинен проводитись без жодної конкуренції для дуже обмеженого кола конкурсантів у зв`язку з тим, що в Україні фізично відсутня така кількість осіб, що навіть теоретично відповідають цим параметрам.

Окремо варто звернути увагу і на те, що строк подання документів для участі в конкурсі – 1 календарний день, 30 серпня 2019 року. Особи, які направили до Комісії документи раніше або пізніше 30 серпня 2019 року, до участі в конкурсі не допускаються.

Такого штучного та ручного конкурсу ще не було, але безкарність завжди породжує вседозволеність з цинічною наругою над правами громадян. Умови конкурсу прописані у цьому ненормативному акті таким чином, що можна вже просто прямо вказувати прізвища для кого конкретно цей “конкурс” оголошено.

Більшість, як завжди не хоче помічати порушень доти, доки вони їх не стосуються і не торкнуться. Це відбувається всюди: суддівська реформа, реформа правоохоронних органів, реформа та так звана діджитилізація адвокатури, які всі разом призводять до повної втрати незалежності та відсутності навіть сподівань на справедливий та неупереджений захист порушених прав.

Але, як показує історичний досвід це торкнеться кожного українця та кожного чиї права в Україні повинен захистити Закон, але він не буде це поспішати робити так як робити це вже буде нікому.

Під силу кожному змінити світ на краще і це не пусті слова.

Адвокат, голова профспілки — Українська незалежна фундація правників, ГО «Правова держава», Віце-президент Світового конгресу українських юристів і Всесвітнього юридичної альянсу, старший партнер Адвокатської компанії «Кравець і партнери»

Ростислав Кравець

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Приватбанк раздает кредиты без спроса – почему это опасно

Госбанк начал устанавливать клиентам крупные кредитные лимиты.

С конца прошлой недели держатели карт «Универсальная» государственного Приватбанка один за одним начали получать уведомления о том, что им открыт крупный кредитный лимит. Однако далеко не все люди уделили внимание рядовому сообщению в мобильном приложении, внешне похожему на обычную промо-рассылку банка. И спустя несколько дней с удивлением обнаружили на своих счетах неожиданно высокие суммы остатков.

Как выяснилось, таким образом Приватбанк решил нарастить портфель карточных займов и без предварительного разрешения клиентов начал открывать для них кредитные лимиты. Банкиров не остановили ни отказы людей, которыми те неоднократно отвечали ботам по телефону на предложение попробовать жить взаймы. Ни даже проставленные в анкете-заявке галочки напротив пункта «никогда не предлагать мне кредитный лимит».

Юридически все чисто

Как заверили UBR.ua в пресс-службе Приватбанка, ничего нового в этой программе нет. Просто на несколько послереволюционных лет ее частично приостановили. Более того, с юридической точки зрения никаких претензий к банку быть не может.

«Такой продукт предлагается только по карте «Универсальная», в условиях договора по которой предусмотрена возможность открытия кредитного лимита. Более того, продукт можно легко отключить на сайте или в приложении Приват24, установив лимит 0 грн.», – сообщили в госбанке.

Не видят здесь и никаких рисков для клиентов. Говорят, что условия кредита предусматривают 55-дневный грейс-период (если погасить задолженность в этот срок, проценты за использование кредитных средств взыматься не будут), а 25 числа каждого месяца система непременно уведомит человека, что тот использует заемные деньги и должен погасить задолженность. С этого момента у клиента будет оставаться еще 30 дней, чтобы выплатить возникший долг без процентов.

При этом «добровольно-принудительный» кредит дают не всем клиентам. А только тем из них, у кого еще нет задолженности и за которыми числится безупречная кредитная история.

Какие риски

Впрочем, далеко не все клиенты согласны с таким умозаключением банкиров. Они утверждают, что неоднократно и осознанно отказывались от кредита, и навязанная услуга им не нужна. Более того, в некоторых случаях она несет прямую угрозу финансовой безопасности человека.

Дело в том, что отказавшиеся от кредита люди нередко используют карту в нетипичной для среднестатистического украинца манере. Понимая, что не могут уйти «в минус», они используют ее для оплаты онлайн сервисов и услуг, в том числе автоматической. Да и не всякий украинец, увидев на счету лишние несколько тысяч, будет долго разбираться, откуда на него свалилось такое счастье.

Это означает, что рано или поздно клиент, сам того не понимая, окажется вовлечен в кредитную ловушку. Со всеми вытекающими из этого последствиями. А терять есть что. Эффективная ставка после завершения льготного периода составляет 52,8% годовых. А в случае просрочки платежа на задолженность начнут начислять уже 87,6% годовых. Оспорить в суде непрошенный кредит тоже не выйдет.

«Опротестовать начисленные проценты по случайному кредиту не получится. Не сработает даже тот факт, что заем никто не просил, и банк его всучили человеку. Потому советую обнулись кредитный лимит на всякий случай, чтобы не было инцидентов», – подчеркнул UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Приватбанк обещает подумать

Ситуация усугубляется тем, что многие украинцы буквально завалены сотнями и тысячами уведомлений из различных приложений и мессенджеров. Потому уведомление Приват24 об открытом кредитном лимите они увидели уже пост-фактум. И убедить их в юридической чистоте своей программы Приватбанк вряд ли сможет. Они настаивают, что имеют право самостоятельно управлять своим счетом.

Скрипя зубами соглашаются с этим и в самом госбанке.

«Мы думаем над тем, чтобы поменять подход в предоставлении этой услуги. И дополнить предложение в Приват24 кнопками: чтобы человек мог еще на этапе предложения принять лимит или отказаться от него», – пообещали в пресс-службе.

Впрочем, когда такая доработка будет внедрена – неизвестно. Пока же всем держателям карточек Приватбанка эксперты рекомендуют проявлять повышенную бдительность и не бежать в магазин за новым смартфоном, как только сумма на счету увеличится на десяток-другой тысяч гривен. Вначале надо разобраться, откуда пришли средства. А если даже кредит входил в ваши планы, надо трезво оценить свои возможности и откорректировать предложенный лимит. Сделать это можно в колл-центре или прямо в приложении.

Елена Лысенко, Юрий Павлов, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ипотечные наследники могут получить недвижимость без выплаты кредита

Если кредитор нарушит процедуру и не уложиться в 6-месячный срок подачи требования, то кредит считается погашенным.

Кредиторы не имеют права постоянно преследовать наследников своих скончавшихся ипотечных заемщиков. Большая палата Верховного суда потребовала четко соблюдать Гражданский кодекс в этой части. Рассматривая дело №14-49 цс 19 она выдала четкое заключение: если заемщик умер, то у финучреждений и коллекторских компаний лишь 6 месяцев, чтобы предъявить требование к поручителям или наследникам (они должны одновременно выставляться на обе стороны).

Если финансисты не успели и пропустили этот срок, то ипотека считается прекращенной. Выплаченной. То есть кредиторы не смогут больше преследовать поручителей или наследников, а также пытаться взыскать залог. У них нет на это права.

По сути к кредиторам применяется тоже правило, что и к наследникам. У них шесть месяцев, чтобы заявить свои права на имущество скончавшегося.

Верховный суд оставил лишь одно исключение из этого правила. В случае, если смерть заемщика скрывали и замалчивали.

«Если кредитор наследника не знал и не мог знать об открытии наследства, он имеет право предъявить свои требования к наследникам, которые приняли наследство на протяжении одного года с момента наступления срока требования», — говорится в постановлении БП-ВС.

При этом коллектор или финучреждение не могут просто заявить, что чего-то не знали.

«Им нужно с документами доказать, что от них скрывали факт смерти. Или еще хуже — предоставляли недостоверную информацию. Если они не смогут доказать это в суде, то ипотека считается прекращенной. И наследники, и поручители не должны ничего выплачивать», — объяснил UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По словам юристов, кредиторы и коллекторы очень часто нарушают 6-месячный срок.

«Это очень распространенная история для больших банков и коллекторских компаний. Причем, даже после того, как наследники извещают их о смерти заемщика. Кредитных дел много, финансисты с ними не справляются. А потом стараются отыграться на заемщиках. Хотя и не имеют на это право», — резюмировал Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Как снять или сдать квартиру без проблем | Адвокат Ростислав Кравец

Как правильно снять или сдать квартиру в аренду, как предотвратить возможные споры и недопонимания между арендатором и арендодателем.

 

Если видео будет для вас полезным, не забывайте поставить лайк, подписаться на канал и поделиться ссылкой со своими друзьями.

✔ Запись на консультацию: https://wa.me/380442296950 (сам номер телефона +380-44-229-6950) или по электронной почте info@knpartners.com.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Правомерен ли отказ в приеме ребенка без прививок

Нужна или не нужна прививка для посещения детьми садиков, школ, оздоровительных и других детских учреждений.

Если видео будет для вас полезным, не забывайте подписаться на канал, поставить лайк и поделиться ссылкой со своими друзьями.

✔ Запись на консультацию: https://wa.me/380442296950 или info@knpartners.com.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

У украинцев запретили отбирать жилье без суда. Приватбанку придется отдать квартиры

Верховный суд подтвердил незаконность давнего постановления Кабмина №662.

В Украине не имеют права отнимать жилье без постановлений суда. Банкам окончательно запретили применять исполнительную надпись нотариуса, и только на основании нее (без судебного решения) взыскивать недвижимость по проблемным ипотечным кредитам. Об этом говорится в заключении Большой палаты Верховного суда по делу №11-174ас18.

Финансисты пользовались исполнительной надписью для двух типов кредитов:

  • ипотечных;
  • кредитов, неоформленных нотариально.

Это позволялось постановлением Кабмина №662, утвержденным в 2014 году. Однако в вышеупомянутом постановлении БП-ВС подчеркивается, что это правительственное постановление было признано незаконным несколько лет назад тремя решениями:

  • Окружного административного суда в г. Киева от 4 марта 2015 года;
  • Киевского апелляционного административного суда от 22 февраля 2017 года;
  • Высшего административного суда от 1 ноября 2017 года.

Последнее заключение было выдано по апелляции Приватбанка — того же банка, который судился по нотариальной надписи и постановлению Кабмина №662 сейчас. Хотя юристы госбанка должны были знать все о незаконности исполнительной надписи с 2017 года, однако все равно с ней работали.

Чтобы ни у кого из банков — и Приватбанка в том числе — не возникало сомнений и разночтений, Верховный суд в деле №11-174ас18 подчеркнул — исполнительная надпись по постановлению Кабмина №662 — незаконна.

«Исполнительная надпись незаконна еще с 2017 года, сейчас это снова подтвердили. А на самом деле ни Приватбанк, ни прочие структуры не имели права нею пользоваться уже два года. В теории все открытые исполнительные производства по таким надписям должны быть закрыты. Но даже если этого не произойдет, то это может легко сделать любой заемщик через суд. Даже если у него отобрали жилье и выселили. Банки не имели права на эти действия, так что их можно опротестовать и вернуть все к исходному варианту. А тех, кто творил беззаконие — привлечь в ответственности», — прокомментировал UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, подобных дел было очень много.

«Это даже не сотни, а тысячи случаев. Ведь это было очень удобно для банков. Не нужно идти в суд: нотариус наложил исполнительную надпись, и финучреждение забрало квартиру. Особенно активно этим пользовался Приватбанк», — отметил Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банкирам и коллекторам запретили вламываться к должникам без второго постановления суда

Им недостаточно иметь при себе постановление суда о взыскании залога.

Квартиры и дома кредитных должников не имеют права захватывать без специального постановления суда: о проникновении в жилье и устранении препятствия в пользовании имуществом. Ни банкиры, ни коллекторы, взыскивающие жилье после невозвратов по ипотеке, не могут без него обойтись.

Такой вывод в своей правовой позиции сделала Большая палата Верховного суда, рассматривая дело №2-23/2008. После того, как человек выиграл соответствующий иск в Европейском суде по правам человека.

«Статья 30 Конституции Украины предусматривает, что проникновение в жилище допускается не иначе как по мотивированному решению суда, добавляя, что в неотложных случаях или, в частности, с целью спасения имущества законом может предусматриваться иной порядок проникновения в жилище», — отмечается в заключении БП-ВС.

Банкиры и коллекторы обычно путают два понятия — взыскание залога и проникновение на территорию заемщика. Верховный же суд сейчас их четко разграничил.

«Он уточнил, что кредиторам и коллекторам недостаточно иметь при себе постановление суда о взыскании объекта недвижимости по проблемному кредиту. Они должны получить еще одно — дополнительное — постановление суда о проникновении в жилье и устранении препятствия в пользовании имуществом. Оно может казаться формальным, ведь банкиры уже представили, что забрали залог. Но оно обязательно. Без него банкиры, коллекторы и даже присутствующие с ними люди спортивной наружности — нарушают закон. Все до одного. Их можно привлекать к ответственности за злоупотребление, а пострадавший заемщик имеет право на возмещение морального и материального ущерба. Вообще решение суда должна исполнять Государственная исполнительная служба», — объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Историй с незаконными проникновениями в квартиры должников масса. В тоже время неизвестно, стал бы Верховный суд на сторону заемщиков, если бы предварительно жестко по этому поводу не высказался ЕСПЧ. Тем не менее, новое заключение БП-ВС позволит людям защитить свои права и может спровоцировать массовые заявления на незаконные действия.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине запретили отнимать квартиры без предварительной оценки

Перед передачей жилья нужно вызвать оценщика и получить официальное заключение по стоимости.

У людей стало сложнее забрать жилье по проблемным ипотекам, даже если они не сопротивляются и отдают его по доброй воле (обычно это происходит на 1-2 году неплатежей по кредиту). Расхлябанность банкиров и невыполнение обязательных процедур серьезно затягивает процесс. Об этом говорится в судебных постановлениях, в которых судьи требуют выполнять все формальности. А именно:

Банк обязан официально уведомить человека (заказным письмом под подпись) о взыскании квартиры или дома. Даже, если все проговаривалось устно и была предварительная договоренность.

Финансисты обязаны провести переоценку залога на момент добровольного взыскания. То есть нанять оценщика, чтобы он сделал свежую оценку недвижимости, которую банк забирает у заемщика.

Об этом говорится в правовой позиции Большой палаты Верховного суда по делу №306/2053/16-ц, которая согласилась с предыдущими выводами.

«Суды сделали обоснованный вывод, что в материалах дела отсутствуют сведения о получении ОСОБА_3 письменного требования от ипотекодержателя об обращении взыскания на предмет ипотеки путем приобретения на него права собственности, информацию о стоимости имущества, по которой произошло зачета требований, поскольку цена приобретения права собственности на предмет ипотеки является существенным обстоятельством и должна согласовываться с собственником имущества. Кроме того, правильно установлено, что оценка имущества предмета ипотеки на момент перехода права собственности (по состоянию на 10 сентября 2016 года) не проводилась», — говорится в заключении БП-ВС.

Если банк не получил подпись человека на документе по передаче ему недвижимости и не провел оценку, у него будут серьезные проблемы.

«Если банк не провел новую оценку залога, а просто забрал квартиру (без уведомления под подпись), то человек все может оспорить. Даже если речь шла о добровольной передаче жилья. Заемщик может передумать, и опротестовать передачу недвижимости. Она не достанется банку, останется за человеком. Что может банк — это начать принудительное взыскание залога. Провести его оценку, и пойти с ней в суд. Тяжба может занять около года, и все это время, человек сможет беспрепятственно оставаться в квартире», — объяснил UBR.ua последствия старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, украинские банки часто забывают отправлять людям заказные письма/уведомления о взыскании квартир по ипотечным невозвратам. И еще чаще не проводят вместе со взысканием новую оценку жилья. Так что основания для опротестований и возврата недвижимости могут быть у тысяч заемщиков.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры