Архив метки: банков

Нацбанк заставят заплатить гигантские суммы за закрытие банков

Акционеры Радикал Банка отсуживают у НБУ почти 129 млн. грн., и уже доказали неправомочность закрытия своей структуры. Следом за владельцами идут вкладчики.

Владельцы прикрытых украинских банков начали отсуживать у Нацбанка убытки, понесенные в ходе ликвидации своих структур. Появилось первое судебное решение на этот счет: Хозяйственный суд Киева удовлетворил иск о возмещении ущерба акционерам Радикал Банка, пишет Finbalance. В пользу ООО «Промышленная инновационная компания», во владении которого находится 71% финучреждения. Предприятие принадлежит Максиму Шпаку и Анри Веремейченко.

В судебном постановлении говорится, что НБУ должен выплатить указанной компании материальный ущерб в размере 128,9 млн. Размер убытка равен стоимости его корпоративных прав. Рыночная стоимость всего Радикал Банка оценена в размере 181,6 млн. грн., соответственно, 71% акций — в 128,9 млн. грн.

Радикал Банк был признан неплатежеспособным 9 июля 2015 года, и на следующий день в него ввели временную администрацию Фонда гарантирования вкладов физлиц. Чиновники не очень озадачивались серьезной проработкой по данному финучреждению, никаких страшных преступлений не доказывали: вроде ухудшения финансового состояния, нарушения правил финмониторинга и т.п. Решили придраться к нарушению правил кассовой дисциплины. Дескать отсутствие надлежащей охраны при перевозке валютных ценностей, неправильное хранение наличности в отделениях банка нанесло ущерб вкладчикам.

Хуже придирки не придумаешь, и сразу была очевидна надуманность обвинений под закрытие банка. По «кассовой причине» в Украине не закрывалось ни одного банка, да и в мире, наверное, тоже. Было понятно, что владельцы все оспорят в суде. Что собственно и произошло. В два захода: на первом этапе акционеры Радикал Банка доказали неправомочность признания банка неплатежеспособным, а на втором — судятся о взыскании конкретной суммы ущерба. Эксперты назвали такой подход правильным и эффективным.

«На втором этапе при такой последовательности успех практически гарантирован. Можно спорить только по сумме причиненного ущерба, но не по факту его причинения», — считает юрист Александр Ярецкий.

Другие эксперты также уверены, что акционеры смогут отсудить деньги у Нацбанка. Хотя никто не сомневается в том, что НБУ будет оспаривать все решения вплоть до Верховного суда.

Кстати, ровно по такому же пути пошли и пострадавшие от закрытий банков вкладчики с депозитами свыше 200 тыс. грн. Они тоже отсуживают свои вклады у Национального банка, и тоже успешно.

«Вкладчики шести закрытых банков выиграли у Нацбанка первый этап судов: Брокбизнесбанка, банка «Финансы и Кредит», банка «Хрещатик», Укргазпромбанк и пр. Верховный суд уже признал вину регулятора в закрытии банков, и его решения обжалованию не подлежат. Сейчас люди пошли на второй этап — будут доказывать сумму своего ущерба и требовать ее взыскания с НБУ. Конечно, это займет время, но обязательно получится, поскольку вина центробанка уже доказана. Считаю, что после того, как люди получат свои выплаты от Нацбанка, новое руководство центробанка обязательно должно в порядке регресса взыскать все суммы со своих предшественников. С тех, из-за преступных действий которых произошли банковские банкротства и был нанесен ущерб», — резюмировал UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вкладчики банков Бахматюка борются за возвращение своих денег

За три дня до введении в «VAB Банке» временной администрации из него были выведены 39,5 млн грн.

13 августа в пресс-центре информагентства «ЛИГАБизнесИнфрм» состоялась прес-конференция, во время которой представители обманутых вкладчиков «VAB Банка» объявили о дальнейшем намерении бороться за возвращение своих денег. Это стало ответом на заявления Олега Бахматюка о реструктуризации своих долгов. По мнению бывших клиентов его банка, это следует делать только после возвращения им денег.

«Господин Бахматюк, вы не рассматриваете нас в качестве кредиторов вашего бизнеса. Соответственно, не собираетесь возвращать нам наши вклады, не говоря уже о том, чтобы делиться теми сверхприбылями, которые получаете от бизнеса, купленного, фактически, за наши деньги», – заявила представитель ГО «Фонд спасения крупных вкладчиков» Ирэна Росс.

По информации Ua-Banker, она также высказала предположение, что НБУ мог содействовать выведению средств. Ведь именно за три дня до введении в «VAB Банке» временной администрации из него  было выведено 39,5 млн грн. По словам пострадавших от банкротства этого финансового учреждения, все попытки расследовать эту ситуацию были, по их мнению, «замяты» прокуратурой.

Ua-Banker также сообщает, что вкладчики настроены очень решительно. Экономист Алексей Лупиносов подчеркнул, что речь идет исключительно о законных методах отстаивания своих прав. Он также заявил, что в этой ситуации очень многое зависит от того, будет ли налажен конструктивный диалог с собственником банка. В Украине были прецеденты, когда владельцы «лопнувших»  финучреждений помогали вкладчикам вернуть их деньги.

В то же время, по информации Ua-Banker, адвокат Ростислав Кравец подчеркнул: «К сожалению, на сегодняшний момент, как показала практика, государство абсолютно не заинтересовано в помощи вкладчикам».

Собственно, что и требовалось доказать — одна из основных проблем нашего государства в том, что когда происходит какой-либо «аврал», все официальные лица и учреждения спешат следовать примеру Понтия Пилата – умыть руки. А разруливать ситуацию приходится простым гражданам, путем формирования инициативных групп или добровольческих батальонов,  в зависимости от того, где и какая беда случилась.

В нашем случае речь идет об обманутых вкладчиках банков «VAB Банк» и  «Финансовая инициатива», владельцем которых значился известный нынеагромагнат и один из крупнейших налогоплательщиков страны (какая сознательность!) Олег Романович Бахматюк. Люди, оставшись без своих кровных и поняв, что кроме них самих, эта проблема  АБСОЛЮТНО никого не интересует, так  и поступили — объединились в группу, чтобы вместе добиваться возвращения своих денег.  Как говорит народная мудрость, «ручьи сольются — реки, люди соединятся — сила». Хотя,  наверное, добробат в этой ситуации был бы более уместен. Но обо всем по порядку.

Сначала возникла инициативная группа из числа наиболее активных бывших вкладчиков. Они призвали «друзей по несчастью» не опускать руки,  бороться за возвращение своих денег, а также взяли на себя координацию действий. Один из активистов инициативной группы, адвокат Арсен Маринушкин, позднее рассказывал сайту Facenews: «Мы прошли сложный путь – от обращения к президенту до митингов в центре столицы. Мы кричали, мы голодали, мы штурмовали отделения банков».

Со слов членов инициативной группы, правоохранители не спешили  реагировать на многочисленные заявления вкладчиков, которые те подавали. На форуме сайта financeУА, пользователь solomon123, который потерял деньги в «VABбанке» пишет: «Борьба за выплату вкладов — это ужас. Заявления поданы в полицию, но каждый этап дается  с кровью».

Однако полиция проявила необычайное рвение в другой ситуации. По информации сайтаPoliteka, 15 ноября 2016 года вкладчики нескольких  «лопнувших» банков, в том числе и принадлежащих господину Бахматюку, собрались на акцию протеста под Верховной Радой. Оттуда народ переместился под здание НБУ, перекрыв при этом улицу  Институтскую. Сообщается, что «правоохранители оттеснили протестующих, чтобы освободить проезд для автомобилей». Представляют ли читатели, что в реальности являет собой та называемое «оттеснение» в исполнении полиции? Если протестующим повезло и обошлось без   слезоточивого газа и дубинок,  то это пинки, заламывание рук, оскорбления, унижения. И  «оттесняют» всех одинаково —  и мужчин, и женщин, и стариков.

Участники тех событий рассказывали журналисту Politeka, что заметили немало «титушек» на акции протеста. Последние вели себя агрессивно, провоцировали стычки.  «Пошло почти три года, а ничего не изменилось, — рассказывал один из организаторов протеста.  —   «Титушки» — снова возле Мариинского». 

Возможно, кто-то проворчит: «Все равно —  зачем надо было перекрывать дорогу? По ней едут обычные люди. Они же не виноваты, что банки кого-то кинули…»

В таких случаях мне вспоминается еще одна старая пословица: «От тюрьмы и сумы не зарекайся». В современной  трактовке она может быть расширена: «и от банкротства банка…». Тем, кто не пережил последнее, не понять доведенных до отчаяния людей.

Опишу довольно типичную ситуацию:  мама, папа  и два сына живут в двухкомнатной хрущевке. Дети подрастают,  вопрос о покупке еще одной квартиры стоит очень остро. Все силы и средства кинуты на достижение цели. Никаких радостей жизни, жесточайший режим экономии. Отец вкалывает на двух работах, мать делает все возможное и невозможное, чтобы и копейку в дом принести, и организовать относительно комфортный быт с минимальными затратами. Какие крутые мобилки, наряды или отдых в Египте? Каждая заработанная гривна несется в кубышку, которой, на горе семейства, был выбран «VABБанк».

И вот в тот момент, когда их терпение и труд должны были быть вознаграждены, когда семья с надеждой стала просматривать предложения на рынке недвижимости  – банк «лопнул». То есть— денег нет. Конечно, теоретически, по закону, их должны вернуть. Но тут ключевое слово «теоретически». Властьимущие наперебой кричат: «Сохраняйте спокойствие, все будет хорошо». А реально опять же – денег нет. Приходите в другой раз. Ну, или не приходите. На самом деле, нам все равно.

На месте этих людей вы бы не стали перекрывать дорогу? Ведь от одной мысли, что надо начинать копить по новой, можно сойти с ума. Муж и жена ненавидят друг друга (кто выбрал этот банк?), дети — родителей (лузеры, лучше бы доллары покупали и под матрас клали). Они просто вынуждены бороться. Перекрывать дороги, противостоять полиции, писать, ходить на акции, кричать, голодать.  Хоть что-то делать. Иначе все, хоть в петлю…

Сейчас пострадавшие хотят добиваться справедливости в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. При этом они ищут возможность скоординировать свои действия с обманутыми вкладчиками других финансовых учреждений.

А в это время агромагнат, владелец двух «лопнувших» банков Олег Романович Бахматюк, фантастическим образом оказавшийся никак не виноватым в их банкротстве, спокойно строит свою агроимперию. Сломанные судьбы, потерянные деньги, разрушенные семьи… Акции, полиция, титушки… Это все в другом мире, в котором Олег Романович жить не хочет. Это удел простого народа.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцы массово отсуживают у банков украденные хакерами деньги

Суды низших инстанций и ВСУ становятся на сторону людей и требуют от финучреждений выплат компенсаций.

Украинцы стали чаще судиться с банками из-за украденных мошенниками денег. Финансисты отказывались компенсировать людям потери после взломов их счетов хакерами, потому потерпевшим приходится подавать иски. И самое главное — клиенты стали чаще выигрывать, возвращая свои потери и даже получая неустойку.

Это подтверждается самими юристами и свежими решениями Верховного суда. Последнее заключение ВСУ (по делу № 202/10128/14-ц) было опубликовано на днях, оно касалось спора человека с Приватбанком.

«С прошлого года Верховный суд стал придерживаться логичного и справедливого принципа: если банк не смог в суде доказать, что кража денег со счета произошла по вине клиента, то значит она автоматически произошла по вине банка. Потому именно он должен возмещать ущерб. То есть больше не проповедуется старый принцип — что клиент должен доказать свою невиновность в пропаже средств, а наоборот — банк обязан доказать виновность человека. Скажем, что он передал карточку третьему лицу или что разглашал код CVV с оборота карты. Если банк не может все это документально подтвердить — ущерб от действий мошенников должен возмещать он — это заключение ВСУ, которому следуют суды низших инстанций», — отметил в разговоре с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Его коллеги также отмечают судебную активность людей. Говорят, что тем достаточно выполнить лишь стандартное условие по информированию.

«Случаи судов клиентов с банками из-за пропаж средств со счетов действительно участились. И уже не раз были предметом рассмотрения Верховным Судом, который становился на сторону клиентов банка. Тех, что своевременно уведомляли банк, о том, что операции по счету проводятся несанкционированно, а также не способствовали своими действиями или бездействиями хищению (не теряли карту, не передавали информацию о PIN-коде к карте третьим лицам и т.д.)», — рассказал UBR.ua адвокат, партнер адвокатского объединения «СК Груп» Юлия Курило.

Плюс неустойка

Чаще всего ВСУ ссылался в своих заключениях на постановление Нацбанка №223 восьмилетней давности, которым на банк возложено больше ответственности за сохранность средств, чем на людей. Именно этой сохранности Верховный суд и требует от финучреждений.

«На банки возложена обязанность вернуть украденные деньги, даже при том, что данных о виновности банка в сложившейся ситуации нет», — отметила Курило.

Чаще всего судебные иски подаются после краж средств с текущих или карточных счетов. И если раньше подобные тяжбы инициировали лишь физлица, то с недавних пор спорить с банками начали и предприятия. После взлома их систем Клиент-банк и пропажи денег.

При этом банковские клиенты настаивают не только на возврате украденных средств, но еще и на выплате неустойки. Набегают крупные суммы: речь идет о 3% в сутки за каждый день отсутствия средств на счете.

Как действовать

Чтобы отстоять свою позицию в зале суда, юристы советуют людям никогда не выбрасывать банковские выписки и платежки (формировать архивы даже по платежам в интернете), и оперативно обращаться не только в суды, но еще и в правоохранительные органы.

«Следует надлежащим образом оформлять происшествие: заявление в полицию, в банк, выписки по счету, сохранять все оригиналы документов и, в случае отсутствия таких, копии. То есть по максимуму собирать доказательственную базу. Это поможет как выиграть в споре с банком, так и, возможно, ускорит рассмотрения дела правоохранительными органами», — заверил UBR.ua руководитель практики разрешения споров ЮФ Evris Игорь Кравцов.

Юристы даже сформулировали для людей памятку, описывающую алгоритм действий. Она объясняет, что делать, если у вас пропали деньги с карточки:

  • Звоните в call-центр банка, уведомляйте о хищении, блокируйте карту.
  • Пишите в банке заявление о случившемся несанкционированном списании (попытке списания) денег со счета. Оставляйте себе копию этого обращения с отметкой о принятии.
  • Фиксируйте наличие у себя платежной карты в момент совершения несанкционированных операций — фото, свидетели и т.д.
  • Подаете заявление в полицию о пропаже средств.
  • В случае отказа банка вернуть похищенное, обращайтесь в суд.
  • Юристы уверяют, что при соблюдении перечисленных правил и выполнения правил пользования карточной (описанной в соглашении с банком), суд наверняка вынесет решение в пользу человека.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Вкладчики украинских банков отсуживают у Нацбанка гигантскую сумму

Юрист считает, что судебные споры с регулятором могут стать массовой тенденцией.

Вкладчики незаконно закрытых проблемных банков требуют от Нацбанка свои доходы. Как сообщил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец в Печерский суд г. Киева были поданы исковые заявления клиентов трех финучреждений — банков «Хрещатик», «Киевская Русь», а также Укргазпромбанка. И они приняты к рассмотрению.

«Эти банки смогли в судебном порядке доказать, что НБУ незаконно отозвал у них лицензии. И на этом основании вкладчики через суд требуют от регулятора, который превысил свои полномочия, возместить им свои прямые финансовые потери — недополученные проценты по депозитам. С того момента отзыва лицензии до текущего времени. Разумеется, по той процентной ставке, которая указана в их договорах», — уточнил он.

И заверил, что людям не придется ничего дополнительно доказывать. Поскольку неправомерность действий центробанка уже признана судом.

«Вкладчики просто просят возместить их материальные потери во исполнение уже имеющихся судебных постановлений. Как только Печерский суд вынесет решение в пользу людей, средства должны быть выплачены Национальным банком Украины. А затем уже власти должны решить, что делать с нарушителями закона, из-за которых государство понесло убытки. По букве закона, их должны взыскать с виновников. С топ-менеджеров, которые принимали решения о признании тех или иных банков неплатежеспособными. То есть Генпрокуратура должна открывать дело и взыскивать средства с нерадивых работников НБУ», — сказал Кравец.

Он уточнил, что на текущий момент в исках вкладчиков незаконно признанных проблемных банков идет речь о выплате процентов на общую сумму около 26 млн. грн.

Кравец уверен, что подача людьми исков против Нацбанка в ближайшее время может стать массовым явлением, и общая сумма претензий будет стремительно расти.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцы смогут выиграть от медлительности банков

Заемщикам представился шанс заключить выгодное мировое соглашение по кредиту.

Даже в случае истечения срока исковой давности — трех лет — срок действия ипотечного договора в Украине продолжает действовать (может быть остановлен лишь в случае полной выплаты кредита). К такому выводу пришел Верховный суд в ходе слушаний по делу №6-1840цс16, и выдал в итоге соответствующую правовую позицию.

«Заемщики не смогут добиться списания ипотечного долга на этом основании — он останется в силе. И человек или предприятие останутся должниками по кредиту. Единственное, что изменится — это права кредитора: после истечения срока исковой давности, он не сможет подать иск в суд, и при его помощи взыскать залог. Так что должнику ничего не помешает и дальше жить в заложенной недвижимости. Но она будет отягощена. А значит, продать ее будет невозможно. Максимум, что будет возможно — это сдача объекта в аренду», — объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, банки достаточно часто нарушают сроки исковой давности (особенно крупные финучреждения, чьи юруправления не справляются с большими проблемными кредитными портфелями). И нередко финансисты даже в такой ситуации стараются запугать людей выселениями, рассчитывая на их правовую безграмотность.

«В таких ситуациях людям очень важно знать свои права, и понимать, что на улице они не останутся, а только лишь не смогут продавать свое жилье. Тем, кто поймал свой банк на нарушении сроков исковой давности могу посоветовать по максимуму использовать свое положение в ходе переговоров по реструктуризации: банк допустил ошибку, потому может предложить очень комфортные условия реструктуризации и мирового соглашения по кредиту», — подытожил Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Почему теневая экономика не может существовать без банков

С весны 2014 года в Украине с рынка выведены около 90 банков. И некоторые из них были закрыты, по данным Нацбанка, за активное участие в теневой экономике: легализацию нелегальных доходов или, наоборот, вывод легальных денег в тень.

Перед началом процесса очищения финансовой системы тогдашний заместитель главы НБУ Александр Писарук заявлял, что одним из поводов закрытия финансовых учреждений будет их участие в теневой экономике, намекая, что названия этих банков все знают. Спустя несколько лет мы можем, опираясь на данные судебного реестра, рассказать о таких схемах больше.

В 2016 году НБУ лишил лицензии банк Союз за систематическое нарушение законодательства в сфере финансового мониторинга, всего 14 банков были выведены с рынка с подобными формулировкамиФото: ТСН В 2016 году НБУ лишил лицензии банк Союз за систематическое нарушение законодательства в сфере финансового мониторинга, всего 14 банков были выведены с рынка с подобными формулировками

Всего 14 банков были закрыты за нарушение законодательства в сфере финансового мониторинга или за мошенничество, говорила заместитель главы НБУ Катерина Рожкова. Ведомство даже подготовило специальный сайт о результатах чистки банковского сектора. Но даже такая жесткая политика НБУ не остановила работу конвертационных центров в Украине.

Только за апрель 2017 года силовые ведомства Украины выявили несколько конвертационных центров с суммарным оборотом более 1 млрд гривен. Например, 15 апреля прокуратура заявила о прекращении работы конвертцентра в Киеве с оборотом более 90 млн гривен, 20 апреля прокуратура остановила деятельность конвертцентра в Житомирской области с оборотом в 200 млн гривен. В апреле же СБУ остановила деятельность конвертцентра на 100 млн гривен в Одессе, а в Днепре СБУ и прокуратура вместе остановили работу «конверта» на 700 млн гривен. В Черкасской области фискалы закрыли конвертцентр на 119 млн гривен.

Все эти конвертационные центры не могут работать без легальных банков, говорят опрошенные LB.ua эксперты. В частности, когда нужно легализовать заработанные в теневом секторе деньги.

«Спрос на рынке на подобные услуги никуда не пропал. Несмотря на налоговую либерализацию, деньги по прежнему ходят по банковской системе. Финансовые учреждения выполняют одну и ту же функцию — удовлетворение спроса в рамках требований по «комплаенсу» (в данном случае речь идет о прозрачности происхождения денег у клиентов, — ред.)», — говорит Анатолий Дробязко, финансовый аналитик, который в 90-е был советником Вадима Гетьмана и Владимира Стельмаха.

В большинстве случаев легально наличные деньги человек или компания может получить только через банк. Но не всегда банк сознательно участвует в такого рода схемах или знает о них — иногда банки просто используют.

«Какой-то небольшой процент банков продолжает обслуживать тень. В теневой экономике банки играют две роли: обслуживание нелегального сектора экономики для уменьшения налогов и отмывание грязных денег. Фокус в том, что уменьшать налоги через конвертационные центры можно и без непосредственного участия банков. Т.е. банк не обязательно должен знать о схеме или принимать в ней непосредственное участие», — рассказывает кандидат экономических наук Виталий Шапран, член Украинского общества финансовых аналитиков.

То есть в одних случаях вопросы о реализации подобных схем решаются не на уровне собственников и первых лиц учреждений, а на уровне глав отделений. А первое лицо банка может и не знать о том, что в том или ином отделении «расцвел» конвертационный центр. Зачастую, такую удивительную картину можно увидеть в банках с европейским капиталом. Например, в определении суда по делу №761/6946/17 от 1 марта 2017 года сотрудники СБУ просят суд разрешить им доступ к счетам коммерческой компании в «Марфин Банке» в Одессе, на которые среди прочего приходили деньги через конвертационный центр. Суд такое разрешение СБУ предоставил. В сообщениях силовиков также сообщалось о закрытии «конвертов», связанных со счетами в крупнейших банках с российскими корнями. В делах о конвертцентрах встречается упоминание и уже государственного Приватбанка. В определении суда по делу №761/5992/17 от 6 марта 2017 года говорится об аресте средств на счетах коммерческой компании в Приватбанке в Днепре и о запрете на использование денег на счетах компании в Приватбанке в Николаеве по ходатайству следователя Госфискальной службы, который расследует работу «транзитно-конвертационного центра».Из уже закрытых банков, по данным Фонда гарантирования вкладов, вопросы по финансовому мониторингу (то есть, по связям с теневой экономикой) были у ПрофинБанка, Прайма, Союза. Также, в Едином реестре судебных решений упоминаются случаи, когда мошенники, которые выводили деньги в тень или, наоборот, занимались легализацией теневых заработков, использовали карты банков Кредит-Днепр, Идея Банк, УкрСиббанка и т.д.

«Ранее в малых банках такие услуги по тени контролировал топ-менеджер за комиссионные. Этот топ-менеджер понимал, что происходит, и какие действия надо предпринять в экстремальном случае. А вот в большом банке процесс может происходить на уровне главы отделения, например. Просто в маленьком банке большие объемы наличных денег были сразу видны, а в больших банках проще спрятать такие операции (от топ-менеджера банка)», — говорит Анатолий Дробязко.

«Теневая экономика как работала — так и работает, банки занимают в процессе ту же самую роль, просто конвертационные центры перешли из мелких банков в более крупные учреждения. Похоже, что часть процесса очищения банковской системы была направлена просто на передел рынка», — предполагает Ростислав Кравец, руководитель юридической компании «Кравец и партнеры».

При этом бывший член Совета НБУ Василий Горбаль уточняет, что нужно отличать теневую экономику и криминальную экономику. Теневая экономика — это сектор, который фискалам проще не замечать, поскольку поступления от него будут меньше, чем траты на его администрирование. Поэтому даже в самых благополучных странах теневая экономика существует, ее уровень в 15-20% можно считать допустимым (Минэкономразвития говорит о 35% тени, другие исследователи — о еще большем уровне).

«Допустим, государство не следит за сферой услуг, совсем малым бизнесом, и так далее. Потому что администрировать все предприятия малого бизнеса и контролировать их сотрудничество с тенью очень дорого, экономически – почти бессмысленно», — разъясняет Василий Горбаль.

Ни один банк не будет рисковать, обслуживая откровенно криминальную экономику. Тогда как те или иные услуги для теневой экономики будут присутствовать в банках постоянно, вопрос лишь в том, какой объем от общих транзакций в учреждении они будут занимать. По мнению опрошенных LB.ua сотрудников банков, транзакции, связанные с теневой экономикой, могут присутствовать в любом банке в объеме до 5% от всех операций. И это будет незаметно даже для первых лиц банковских учреждений.

«Корень проблемы вокруг пресловутой теневой экономики находится в общественной боязни монетарной нестабильности, уберечься от которой мы якобы способны через стабильный обменный курс. Отсюда и тень в экономике, где кредит в собственных деньгах намного дороже кредита в иностранной валюте. Многолетний прежний низкий уровень контроля за коммерческими банками породил такое явление как формирование монетарных резервов вне официальной системы коммерческих банков — у нас принято это называть «недоверием» и глубоко верить в эфемерный «возврат доверия» к банкам», — говорит Александр Вальчишен, руководитель аналитического подразделения инвесткомпании ICU.

Еще одной из причин активного вовлечения финансового сектора в теневую экономику является заинтересованность силовых структур: так же, как и при прошлой власти, конвертационные центры действуют в связке с покровителями из силовых структур, говорит Дробязко: «Первопричиной является тяжесть больших налогов, затем, «дырка в законе», где могут быть безНДСные платежи. Например, предоплата за сельхозпродукцию. А потом создаются схемы, транзитные фирмы, «бабочки» и так далее. Это бизнес, который без сотрудничества с силовыми структурами в больших масштабах вести невозможно».

Маргарита Ормоцадзе, Левый берег

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

От украинских банков потребовали списать незаконные штрафы по кредитам

В споре заемщика с Приватбанком ВСУ встал на сторону человека, и потребовал от государственного банка выполнения действующего законодательства.

Верховный суд запретил Приватбанку насчитывать заемщикам, проживающим в зоне АТО, пеню по предоставленным кредитам.

Об этом говорится в постановлении ВСУ по делу №6-2879цс16.

В нем уточняется, что национализированный банк нарушил закон «О временных мерах на период проведения антитеррористической операции», действующий со 2 сентября 2014 г. Приватбанк насчитал своему клиенту, проживающему в г. Артемовск (сейчас — Бахмут), 119,8 тыс. пени за несвоевременную выплату кредита в размере 59,3 тыс. грн. Хотя по закону не имел права этого делать.

В правовом выводе суда подчеркивается, что, начиная с 14 апреля 2014 г. банки не имеют права начитывать пени и штрафы заемщикам, постоянно проживающим или переселившимся в зону АТО. Перечень населенных пунктов, подпадающих под данный запрет утверждается постановлением Кабмина, и г. Артемовск в него входит.

Запрет касается как заемщиков-физлиц, так и предприятий.

«То есть банки могут взыскивать сам кредит, а также проценты по нему и комиссии. А вот уже пени и штрафы не имеют право начислять. Если те все-таки были начислены, то банки обязаны их списать. Однако, как показал данный судебный спор, Приватбанк не просто нарушил закон и начислил пени, но еще и пошел в суд, чтобы отстоять свою правоту. Что весьма странно при наличии прямого запрета в действующем законодательстве», — прокомментировал UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Ограбленные украинцы будут отсуживать украденное у руководителей банков

Из 10 депозитных ячеек в банке обворовали только три. И именно в этих трех находились крупные суммы денег.

Ограбленные в банках украинцы начинают судиться с банкирами-обидчиками: руководителями финучреждений, в которых из индивидуальных сейфов (ячеек) пропали денежные средства и ценности.

Об UBR.ua сообщил партнер адвокатского объединения «Клочков и партнеры» адвокат Иван Староста, защищающий интересы клиентов Вектор Банка.

«Потерпевшие готовят иск непосредственно против бывшего председателя правления данного банка Вадима Березовика. Он руководил финучреждением в то время, когда произошло ограбление индивидуальных сейфов, в которых люди хранили деньги. По данным Реестра досудебных расследований, сумма ущерба превысила $ 350 тысяч. Ее люди намерены требовать через суд у г-на Березовика», — сказал он.

Речь об ограблении, которое произошло в Вектор Банке еще до признания его неплатежеспособным и введения в нем временной администрации — в ноябре 2016 г.

Конечно, же этот грабеж был не первым для нашей банковской системы, но он отличался от предыдущих тем, что в итоге было зафиксировано нарушение самим финучреждением правил предоставления услуги по аренде сейфов. Что, кстати, UBR.ua подтвердили в Нацбанке.

«Национальный банк Украины проводил проверку Вектор Банка. Во время инспектирования, кроме других, также были установлены нарушения банком требований постановления НБУ № 63 от 10 февраля 2016 года по оборудованию хранилища, где хранятся индивидуальные сейфы. А главе правления Банка (на тот момент) Вадиму Березовику были предоставлены рекомендации по устранению нарушений»», — говорится в ответе пресс-службы Нацбанка.

Потому основания для судебного иска точно есть. А может и не одно. Слишком уж странной кажется история с грабежом ячеек.

Зашли и вышли

В банке UBR.ua рассказали, что клиентов Вектор Банка обокрали двое грабителей. Причем, они поступили достаточно просто: выдали себя за клиентов — заключили с банком договор аренды ячеек, как впоследствии оказалось, по поддельным паспортам. И получили возможность регулярно посещать банковское хранилище.

Что они делали во время своих визитов — неизвестно: поскольку происходящее в хранилище не фиксируется на видеозаписи. Но что произошло в день грабежа уже не секрет: каждый из преступников зашел в хранилище пробыл там несколько минут и вышел с тяжелой сумкой. Это было запечатлено на внешнюю видеокамеру (на выходе).

Из 10 депозитный ячеек было ограблено только три. И именно в этих трех находились крупные суммы денег.

Замки взломаны не были, и скорость, с которой грабители завладели ценностями свидетельствует о том, что у преступников был как банковский матер-ключ или его копия, так и копии вторых ключей клиентов от каждого из трех выпотрошенных сейфов.

Халатность или злой умысел

Ключевая версия при таких вводных — инсайдерская: чтобы жулики с такой легкостью обокрали банковское хранилище, кто-то из работников банка поделился с ними полным комплектом ключей.

«Обычно ограбления индивидуальных сейфов не обходятся без преступного сговора с одним или несколькими банковскими работниками. Без них просто невозможно все осуществить, ведь для открытия ячейки зачастую требуется два ключа и свободный доступ в хранилище. И чаще всего это находит свое подтверждение во время следствия», — отметил в разговоре с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Хотя банкиры, конечно, опровергают свою причастность к воровству.

«Не думаю, что мог иметь место сговор и кто-то был из банка был вовлечен в эту историю. Скорее всего, имело место халатность. Насколько мне известно, приблизительно в тоже время преступники ограбили и несколько отделений наших коллег», — прокомментировал UBR.ua ситуацию сам бывший председатель правления Вектор Банка Вадим Березовик.

Кстати, он заверил, что сразу после инцидента банк свернул предоставление услуги по аренде индивидуальных сейфов.

Ведь претензий к сервису было предостаточно. По правилам Нацбанка, мастер ключ банка должен храниться в защищенном и охраняемом кассовом помещении с ограниченным доступом. Правом брать его должны быть наделены всего один-два человека в банке. Это самый ответственный сотрудник, он обычно провожает клиента в хранилище, проворачивает замок банковским экземпляром ключа и тут же его вынимает. Клиент же имеет доступ только к собственному ключу, которым может открыть лишь собственный сейф.

Чтобы минимизировать риски, банки обычно или отдают оба экземпляра ключей от банковского сейфа клиенту (два клиентских ключа), или второй экземпляр ключей хранится в другом банке также в сейфе под замком. Это позволяет избежать злоупотреблений в собственном банке.

Как сообщила UBR.ua одна из пострадавших, в Вектор Банке этой предосторожностью пренебрегли. Там мастер-ключ хранился вместе с вторыми экземплярами клиентских ключей. Причем, говорят, что и то и другое хранилось у одного и того же служащего финучреждения. Все ключи оказались у него за две недели до ограбления.

«Конечно, же после инцидента было проведено служебное расследование. Полагаю, правоохранительные органы были ознакомлены с его результатами. Нюансы мне неизвестны, в скором времени я покинул Вектор Банк, и больше его не возглавлял. Конечно же, не по этой причине — мой уход был изначально оговорен с акционерами (я должен был довести банк до проверки Нацбанка, и передать дела). Следователи полиции или столичной прокуратуры меня на допросы не вызывали», — заверил Вадим Березовик.

Делиться деталями результатами внутреннего расследования с UBR.ua Вадим Березовик не стал, а Прокуратура не сообщила о ходе расследования, ссылаясь на тайну следствия. Сотрудники же Вектор Банка, знакомые с ситуацией внутри учреждения, сообщили UBR.ua, заверили, что реальных следственных действий в банке со стороны службы безопасности не проводилось.

В Нацбанке UBR.ua сообщили, что нарушения инструкций регулятора по оборудованию хранилища, где хранятся индивидуальные сейфы, стало одной из причин признания банка проблемным. А просчетов в системе безопасности Вектора оказалось немало.

Например, по правилам доступа в хранилище, указанным в соглашении, клиент Вектор Банка не имел права оставаться внутри хранилища и после открывания сейфа должен был перенести бокс с ценностями в отдельное помещение. Само же хранилище должно было оставаться под круглосуточным видеонаблюдением. Однако ни боксов в ячейках, ни отдельной комнаты, ни видеонаблюдения внутри хранилища у банка не было.

«Я направила в Национальный банк запрос, в котором указала на грубые нарушения банком инструкций регулятора. Хотела узнать, как банк смог получить в НБУ лицензию на этот вид услуг, если его хранилище не соответствует требованиям безопасности. Однако в ответ получила лишь отписки со ссылками на правила и порядок осуществления банковских проверок», — рассказала UBR.ua одна из пострадавших.

Следствие забуксовало

«Невзирая на тот факт, что следствие располагает данными с камер видеонаблюдения, на которых отчетливо видны лица злоумышленников, до сегодняшнего дня грабители не объявлены в розыск», — сообщил адвокат Иван Староста.

По словам потерпевших, в Голосеевском управлении полиции, в чью юрисдикцию попало дело об ограблении, пока отделываются общими слова при общении с клиентами банка.

«Я, например, знаю, что до сих пор из банка не изъяты на экспертизу ни мастер-ключ, ни хранящиеся в банке дубликаты клиентских ключей. Сейчас, по жалобе одной из потерпевших на бездеятельность следователя дело передано для проверки в столичную Прокуратуру, но и это пока не дало никаких результатов. В банке и вовсе пожимают плечами, мол, сделали, все что могли», — сказала UBR.ua одна из потерпевших.

При таком подходе банкирам грозит только одно — штрафы. Их может выписывать Нацбанк.

«В 2016 году по результатам инспекционных проверок Национальный банк применил меры воздействия в виде административных взысканий до 20 менеджеров банков на сумму 680 тыс.», — сообщили нам в пресс-службе НБУ.

Потерпевшие пытались поднять вопрос возмещения банком материального ущерба. Однако с ними даже не захотели об этом говорить. Сейчас же, когда в Вектор введена временная администрация НБУ, и ситуация пущена на самотек.

«Содержимое индивидуальных сейфов не описывалось, так что мы точно не знаем, что там находилось. Потому и не можем возместить», — объяснил Вадим Березовик.

Собственно, потому обворованные клиенты и не нашли иного способа вернуть утраченное — кроме иска лично к председателю ограбленного банка.

«Именно руководитель банка должен нести ответственность за просчеты финучреждения организацию работы в нем. Даже если ошибку сознательную либо не сознательную допустил персонал, не говоря уже о умышленном сговоре с преступниками — отвечать ему. Это совершенно справедливо. Особенно в случае с проблемными банками, когда руководителям, после отнесения банка к категории неплатежеспособных, нужно проходить процедуру «очистки репутации». Нацбанку нужно еще раз проверить все обстоятельства ограбления банковских ячеек, чтобы решить — стоит ли подпускать менеджера, допустившего столько ошибок в управлении персоналом, к руководству здоровыми банками», — подчеркнул Ростислав Кравец.

И отметил связь между грабежами и временными администрациями, укоренившуюся в нашей банковской системе.

«Это повторяется уже не в первый раз. За считанные недели до введения временной администрации в наших банках, их хранилища грабят и людей оставляют с носом. Так было в частности с VAB Банком и другими финучреждениями. Похоже, что под конец у банкиров сдают нервы, и они пытаются ухватить побольше, даже ценой уголовного преступления, чтобы обеспечить себя средствами пока будут искать новую работу», — поделился предположениями Кравец.

Конечно, этот аргумент не будет приниматься судом в деле по возмещению ущерба пострадавшим. Но нарушение банком правил предоставления услуги может помочь расположить к себе правосудие.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине утвердили новую схему вывода денег из проблемных банков

В Украине официально разрешили новую схему вывода активов из проблемных банков — многоуровневую с взаимозачетом между вкладчиками и заемщиками с участием третьей стороны.

«Суды трех инстанций при дальнейшей поддержке ВСУ пришли к выводу о правомерности проведения зачета встречных однородных требований, между кредитными обязательствами и переуступленными должнику банка правами требования по депозитному договору, путем зачета встречных однородных требований», — прокомментировал UBR.ua постановление Верховного суда по делу №3-1162гс16.

Оно коснулось кредита на 2 млрд. грн., который Ощадбанк предоставил Дельта Банку еще при его жизни. В качестве залога Дельта предоставила госбанку имущество группы своих заемщиков и залоги по ним. Один из таких заемщиков — предприятие «Танк Транс» — и отстояло в судах свое право на взаимозачет по своему кредиту с залогом.

«После признания Дельта Банка неплатежеспособным «Танк транс» решил сэкономить и погасить свой долг с дисконтом. Компания приобрела у вкладчика право требования на депозит значительно превышающий 200 тыс. грн. И провел взаимозачет — обмен депозита на свой кредитный долг. То есть «Танк транс» больше ничего не должен временной администрации Дельта Банка, он фактически погасил кредит, на который больше не может претендовать Ощадбанк. Госбанк остался с носом: и без кредита, и без залога. Временная администрация Дельта Банка — без погашения крупного кредита живыми деньгами. А «Танк транс» видимо сэкономил благодаря дисконту. Вкладчик, с которым предприятие рассчитывалось вместо банка живыми деньгами, получало не всю сумму своих сбережений. В таких случаях, как показывает практика, с каждого миллиона депозита реально получить по 500-600 тыс. грн.», — рассказал Кравец.

От схемы выигрывают две стороны: заемщики — резко сокращают своей кредитный долг и вкладчики — возвращают куда больше 200 тыс. грн., которые им может обеспечить Фонд гарантирования. Ведь, как известно, вкладчики 200+ стоят четвертыми в очереди кредиторов, и им практически нереально вернуть свои сбережения после ликвидации банка и расчетов финучреждения с Нацбанком и госбюджетом. Потому юристы и акцентируют внимание на человеческом факторе.

«В основном, данное решение создало значительный плюс для лиц, имеющих депозитные счета в тех банках, которые перешли во временную администрацию, но при этом успевших заключить договора уступки права требования с лицами, которые имели задолженность перед банком по кредитным договорам. Поскольку позволило поставить точку в вопросе возможности уступки прав требования по денежным обязательствам, выраженным в разной валюте», — сказал UBR.ua управляющий партнер Юридической фирмы N&D Андрей Довбенко.

И обратил внимание на объяснение ВСУ — в каком случае может применяться эта схема: «характер обязательств, их цель, содержание и виды при зачислении не имеют значения. Правило об однородности требований распространяется на их правовую природу, но не касается основания возникновения такого требования. Итак, допускается зачет однородных требований, вытекающих из разных оснований (различных договоров и т.д.).».

Эксперты уверены, что данный механизм будет активно использоваться бизнесом, который постарается максимально дешево избавиться от кредитных долгов.

«Данное решение открывает возможность делать зачет однородных требований, которые вытекают из разных оснований, независимо от характера обязательств, их цели, содержания и вида», — подчеркнул Довбенко.

Главными пострадавшими в данной ситуации станет третья сторона — та, что прокредитовала проблемный банк. И чаще всего могут страдать госбанки.

«Аналогичные случаи, на сколько мне известно, были и с Укргазбанком, кредитовавшим Дельта банк», — заметил Ростислав Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Клиентам проблемных банков стало проще вернуть свои деньги

ВСУ официально разрешил взаимозачеты с ипотечными заемщиками.

Клиентам проблемных банков упростили жизнь. Верховный суд признал законными действия ипотечных заемщиков, закрывавших свои кредиты депозитами. Об этом идет речь в постановлении по делу №3-773гс16. Теперь официально разрешено проводить взаимозачет с вкладчиками — менять кредит в проблемном банке на депозит. Единственное условие — все нужно успеть провернуть до введения временной администрации.

«ВСУ и в предыдущих своих постановлениях давал разрешения на взаимозачет однородных требований — позволял обмен кредитных долгов перед банком на задолженность самого банка перед вкладчиком. Но данный случай интересен тем, что речь идет об ипотеке. За такие займы представители Фонда гарантирования вкладов физлиц активно спорят в судах. Теперь же им это будет делать намного сложнее. Ведь Верховный суд открыто стал на сторону клиентов банка. Заемщик сможет спокойно договориться с вкладчиком и каждый получит свою выгоду: вкладчик сможет получить со счета проблемного банка более 200 тыс. грн., предлагаемых ФГВФЛ, а заемщик — погасить кредит на более выгодных для себя условиях и сроках (поскольку включится механизм дисконта)», — объяснил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Другие юристы также подтверждают неистовую активность в судах временных администраторов. Они делают все, чтобы не допустить взаимозачеты между заемщиком и вкладчиками.

«Находясь на грани банкротства, никто не хочет соглашаться с тем, что будут проведены взаимозачеты. Нужны живые деньги, соответственно, в такие моменты работа юридической казуистики приходит в максимальное движение. Закон «О системе гарантирования вкладов физических лиц» предусматривает запрет на осуществление каких-либо зачетов встречных однородных требований. Однако до введения временной администрации таковые возможны, и очень часто клиенты банка прибегают к подобного рода правоотношениям», — отметила UBR.ua юрист юридической фирмы «Астерс» Вольга Шейко.

Взаимозачетами пытаются пользоваться даже в тех случаях, когда это не прописано или даже противоречит договорам.

«Как показывает практика, в 90 процентов договоров депозита установлен запрет на уступку права требования», — сказал нам младший партнер ЮК Safir Law & Finance Виталий Бахуринский.

Вкладчикам рекомендуют ссылаться в таких случаях на заключения ВСУ, указывания не некорректность банковских договоров.

Обычно к подобным схемам прибегают владельцы крупных депозитов — 0,8-1 млн. грн. Такие суммы практически нереально получить от Фонда гарантирования (ведь вкладчики отнесены в четвертую очередь кредиторов), потому люди заинтересованы в договоренностях с банковскими должниками.

«Такой вариант позволяет должнику рассчитывать на досрочное погашение кредита с хорошей скидкой (дисконт выкупа вкладов может составлять до 50%, иногда больше), а вкладчикам позволяет получить хоть и не весь депозит, однако значительно больше, чем гарантированная Фондом сумма. В случае же с юридическими лицами, их вклады, как и деньги на иных счетах, вообще не гарантируются», — заметил UBR.ua, управляющий партнер ЮФ «Неоклеус и Довбенко» Андрей Довбенко.

Юристы не верят, что временные администраторы проблемных банков перестанут оспаривать взаимозачеты между вкладчиками и заемщиками, даже несмотря на постановление ВСУ №3-773гс16 и подобные заключения. Ведь известно, что Фонд гарантирования вкладов дал своим представителям негласное распоряжение обжаловать в судах любые решения, ограничивающие возможности по взысканию кредитов. Потому правоведы рекомендуют судиться с администраторами, применяя новые возможности от ВСУ.

«В соответствии с ГПК Украины, решение Верховного Суда, являются обязательными для всех судов Украины, и последние обязаны привести свою практику в соответствие с решением ВСУ, поэтому такой способ для клиентов получения своих средств из проблемного банка имеет право на существование», — резюмировал UBR.ua старший юрист АО «СК Групп» Владимир Мартыненко.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры