Архив метки: банковских

Адвокат рассказал о процедуре блокировки банковских счетов должников

Весной 2019 года Нацбанк Украины разрешил банкам сообщать частным исполнителям номера счета (счетов) клиентов, которые были недавно открыты в случае, если клиенты являются должниками. Стало известно, какова будет процедура блокировки счетов в случае необходимости взыскать средства.

Об этом в комментарии ГолосUA сообщил адвокат Ростислав Кравец.

«Эта процедура была внедрена еще до этого постановления НБУ. В финансовое учреждение, где открыт счет, приходит постановление частного исполнителя либо суда об аресте этого счета. Владельцам счета могут сообщать, а могут не сообщать, что счет заблокирован из-за долга… тут тоже довольно интересная ситуация. То есть физлицо не сможет пользоваться этим счетом и уже в банке выясняет, почему счет заблокирован, заморожен», — говорит юрист.

Р.Кравец уточнил, что при взыскании средств со счета путем блокировки частный исполнитель не увидит общую сумму, которая есть на банковском счету. Но для разблокировки счету нужен будет документ из суда.

«В дальнейшем, чтобы разморозить счет, нужно получить соответствующее либо постановление суда, принимающее арест, либо постановление суда, которое отменит постановление частного исполнителя или государственного исполнителя», — пояснил адвокат.

Ранее сообщалось о том, что НБУ определил механизм уведомления банками органа государственной исполнительной службы или частного исполнителя о счетах физических лиц, внесенных в Единый реестр должников. Об этом сообщает «Юрлига».

Соответствующее положение о порядке предоставления банками информации об открытии/закрытии счетов должников в органы государственной исполнительной службы или частных исполнителей утверждено постановлением правления Нацбанка от 18 апреля 2019 года № 60. Оно вступило в силу 19 апреля 2019 года.

Ирина Волконская, ГолосUA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Эксперт рассказал, какие санкции могут применяться против банковских должников

Даже если банк ликвидирован, это не освобождает заемщиков от погашения кредитной задолженности.

Об этом в комментарии УНН сообщил юрист Ростислав Кравец.

Неуплата по кредитам грозит украинцам судами, арестом имущества и другими проблемами, вплоть до запрета выезда за границу, рассказал он.

«Фактически, по новому закону, в случае уклонения от уплаты по кредиту лица должны быть внесены в перечень реестра должников. И при осуществлении любой операции по купле-продаже имущества — на такое лицо должно быть автоматически наложен арест. И исполнительная служба сможет вернуть взыскания. А такое лицо, в свою очередь, не сможет фактически продать любое имущество, которое на нее зарегистрировано», — пояснил эксперт.

Р.Кравец также предупредил о запрете выезда за границу, которую может применить исполнительная служба в отношении банковских должников.

«Судом может быть установлено ограничение на выезд за границу того лица, которое уклоняется от уплаты своих долговых обязательств. Но исключительно в качестве меры обеспечения исполнения решения суда, а не как наказание. Такого человека может ожидать сюрприз в аэропорту в виде запрета вылета. Это практикуется довольно редко, но имеет место быть. Но, замечу, что любое лицо может обратиться в администрацию Госпогранслужбы и получить информацию о том, существуют ли определенные ограничения по его выезду за границу», — рассказал он.

Напомним, компания «Фагор», которой сейчас принадлежит кредитный портфель банка «Михайловский», заявила о возможных злоупотреблениях со стороны Фонда гарантирования вкладов физлиц по отношению к заемщикам банка. Речь идет в частности о том, что ФГВФЛ вводит заемщиков банка в заблуждение, заставляя их платить задолженность по реквизитам ФГВФЛ и/или банка «Михайловский», что является неправомерным и влечет за собой негативные последствия для заемщиков, в том числе введение запрета на выезд за границу.

Источник: УНН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинским вкладчикам разрешили получать депозиты у банковских должников

ВСУ одобрил взаимозачет между вкладчиками и заемщиками проблемных банков.

Заемщикам упростили жизнь. Клиентам проблемных банков разрешили учитывать в счет погашения кредитов средства, размещенные на депозитах. Сделал это Верховный суд, когда рассматривал дело №3-869гс16.

«Он разрешил то, что ранее оспаривал Фонд гарантирования вкладов физлиц и против чего выступал: взаимозачет между депозитом и кредитом. Если вклад в проблемном банке являлся обеспечением по кредиту, то можно списать его в счет займа. Но только лишь в случае, если в банк еще не была введена временная администрация. То есть там уже может работать куратор Нацбанка, и банк уже может быть проблемным, но главное, чтобы там не было администрации. Фонд гарантирования почти всегда по судам признавал подобные договоры ничтожными. Теперь же его действия будет легко опротестовать», — отметил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Коллеги подтверждают активность Фонда гарантирования в судах.

«Уступка права требований с должника, продажа прав требования — все подобные механизмы взаимодействия, направленные на возврат кредитных средств, получили критическую оценку со стороны судов. Фондом гарантирования вкладов не единожды обжаловались подобные действия со стороны финансовых институтов в судах», — сказал UBR.ua юрист АФ «Грамацкий и Партнеры» Денис Богинич.

Взаимозачет между заемщиком и вкладчиком — достаточно распространенная сделка в последние годы. В первую очередь у людей с крупными вкладами, львиная доля которых не компенсируется Фондом гарантирования. Ведь он выплачивает лишь 200 тыс. грн., а, договорившись с заемщиком, можно получить и больше. Вкладчик может направить в счет погашения кредита, например, 1 млн. грн., а затем получить от заемщика наличными, скажем, 800 тыс. грн. И это будет обоюдовыгодная сделка. Ведь должник банка меньше потратит на свой кредит, а вкладчик получит куда больше 200 тыс. грн., которые ему мог предложить Фонд гарантирования.

ФГВФЛ протестует против таких схем, поскольку лишается возможности получить живыми деньгами всю сумму кредита. Цель чиновников: заплатить вкладчикам поменьше, а получить с заемщиков побольше. Потому юристы считают, что Фонд продолжит судиться по делам с подобными схемами, несмотря на новое постановление ВСУ.

«Минусом для заемщика и вкладчика в такой ситуации (учитывая неразборчивость уполномоченных лиц ФГВ ФЛ на ликвидацию банка, в признании ничтожными данного рода договоров) является необходимость защищать свои права в суде», — отметила UBR.ua партнер АО «СК Груп» Юлия Курило.

В то же время последнее заключение ВСУ серьезно укрепит позицию клиентов проблемных банков в судах. И юристы утешают людей тем, что суды в целом больше расположены в их сторону.

«Судебные споры такого рода в последнее время не редкость, но стоит отметить, что суды все-таки чаще становятся на сторону клиентов (вкладчиков) банков. Потому я бы рекомендовал защищать свои права и интересы всеми законными способами и таким образом формировать позитивную практику в данных спорах», — подчеркнул UBR.ua советник, руководитель практики банковского права АО «Suprema Lex» Роман Оксанич.

Правоведы напоминают о влиятельности ВСУ.

«Стоит отметить, что в соответствии с ГПК Украины, решения Верховного Суда Украины, являются обязательными для всех судов Украины, и последние обязаны привести свою практику в соответствие с решением ВСУ», — резюмировала Юлия Курило.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Сомнительное решение. Какие риски несет в себе закон о реструктуризации банковских долгов

Принятый недавно закон о реструктуризации банковских долгов должно наконец запустить массовое кредитование. Впрочем, документ несет в себе больше рисков, чем возможностей.

19 июля, после подписания президентом Петром Порошенко, в газете Голос Украины опубликован закон о финансовой реструктуризации. Законодательный акт призван преодолеть последствия кризиса в банковской системе через механизм добровольного внесудебного урегулирования проблемных долгов работающих предприятий перед банками.

Закон принят по требованию МВФ. Он вступит в силу через три месяца после опубликования – 19 октября 2016 года – и будет действовать в течение трех следующих лет. Согласно его нормам, предусмотрен механизм добровольного и мирного решения проблемной задолженности действующей компании перед банком в течение четко обозначенного периода – 180 дней.

«Без судебной волокиты, которая может тянуться годами и в конце концов, как правило, приводит к вынужденному банкротству заемщика», – отмечает Роман Шпек, председатель совета Независимой ассоциации банков Украины, которая является одним из авторов закона.

По его оценкам, номинальная задолженность компаний перед банками составляет около 800 млрд грн, что эквивалентно 40% ВВП Украины, а с учетом внешних долгов бизнеса – это более 100% ВВП долговой нагрузки.

При этом в странах Центральной Европы, по информации Шпека, нормой является 40-60% ВВП. «Цена этого «рекорда» очевидна: много кредитов являются неработающими. Каждая вторая гривна кредитов украинских банков предприятиям имеет вполне реальный риск невозврата», – говорит банкир.

По результатам стресс-тестов 20 крупнейших банков НБУ обнаружил, что проблемными являются 37% кредитов субъектам хозяйствования, а в целом по системе этот показатель может составить 51%. Тем не менее, юристы скептически оценивают возможности закона о финреструктуризации.

Уверены, что принятый депутатами в спешке проект закона (чтобы уйти в отпуск и перед тем развязать руки Кабмина для дальнейших переговоров с МВФ относительно будущего транша) не только не запустит механизм погашения кредитной задолженности, но и приведет к увеличению количества судебных исков.

fin_restrukt

Об этом же говорится в официальных выводах Главного научно-экспертного управления (ГНЭУ), обнародованной на сайте ВРУ, который подается депутатам до голосования. Юристы отмечают, в частности, что ряд положений законопроекта «изложено юридически некорректно, что может привести к несогласованности с другими законодательными актами и к увеличению количества обращений в суд».

Так, например, статья 21 закона предусматривает 180-дневный мораторий со дня начала финансовой реструктуризации, во время которого предприятие-должник освобождается от обязанности возвращать долги кредиторам, не допускается передача имущества должника в залог или его реализация с торгов и т.п. Запрет реализации необоротных активов должника распространяется на всех кредиторов должника, независимо от их участия в финансовой реструктуризации, хотя в законе вроде прописано обратное.

«Действие моратория не распространяется на требования кредиторов, которые не являются привлеченными [к переговорам] кредиторами (кроме случая, определенного пунктом 6 части второй этой статьи [пункта 6 этой статьи в законе просто не существует])… В период действия моратория любой кредитор… имеет право начать или продолжить судебное разбирательство для получения решения суда против должника о взыскании задолженности или обращения взыскания на имущество должника», — говорится в законе.

Как объясняет старший партнер адвокатской компании Кравец и партнеры Ростислав Кравец, возможность судебного производства не означает возможность взыскания денежных средств, а, следовательно, права кредиторов, имеющих на руках судебные решения, будут нарушаться.

К тому же эта норма противоречит закону о судоустройстве и статусе судей. Статья 13 этого закона предусматривает, что судебные решения являются обязательными для исполнения и их неисполнение влечет за собой ответственность, вплоть до уголовной.

Негативный эффект такого моратория оценить не трудно, на сегодня в судах находятся тысячи дел в отношении кредитных взаимоотношений. Так,например,в 2015 году к взысканию Государственной исполнительной службой был объем долгов в размере 565 млрд грн (номинальный ВВП Украины в первом квартале текущего года составлял ₴453,2 млрд).

Исполнительная служба сейчас смогла взыскано лишь 2,2% от установленной суммы, мораторий на взыскание задолженности по судебным решениям только ухудшит выплаты. Кроме того, для координации вопросов организации и проведения процедуры финансовой реструктуризации законом предусмотрено создание наблюдательного совета, в компетенцию которой входит создание секретариата и арбитражного комитета.

Сам совет будет состоять из девяти человек — по одному представителю от НБУ, Минфина, МЭРТ и Минюста, еще пятерых представителей от себя решил делегировать профильный комитет Верховной Рады. Согласно выводов ГНЭУ, так как формирование секретариата будет осуществляться представителями государственных органов это дает пути для коррупции.

По словам Кравца, в Конституции Украины и закона о комитетах ВРУ четко указано, что комитеты должны осуществлять исключительно законопроектную работы. А следовательно такие назначения также можно будет обжаловать в суде. Что затянет создание совета для предварительного рассмотрения вопроса о финреструктуризации.

«Это уже не первый случай, когда в нас плюют на Конституцию», – говорит советник председателя правления банка Новый по юридическим вопросам Александр Ярецкий. Он добавляет, что этот закон может сработать вообще только в «больших кейсах» при участии олигархического бизнеса, государственных и крупных банков, и массовости не приобретет.

«Если бы у нас была другая бизнес-ментальность, то и старый закон о восстановлении платежеспособности должника прекрасно работал бы. Нормы этого закона будут использоваться мелкими кредиторами, которые всегда будут блокировать решение крупных с целью шантажа», – говорит юрист.

Последние, например крупные банки, как показывает международная практика, часто откупаются некими суммами, чтобы разного рода подрядчики и поставщики «не путались под ногами», чтобы быстрее завершить переговорный процесс относительно реструктуризации задолженности, объясняет Ярецкий.

Леся Выговская, Новое время

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

НБУ заморозил продажу банковских залогов

Нацбанк остановил процесс продажи активов неплатежеспособных банков, которые находятся у него в залоге.

Причина – регулятор недоволен эффективностью работы Фонда как продавца имущества, поэтому предлагает изменить механизм продаж. Участники рынка опасаются, что им навязывают непрозрачную схему, в которой власть преследует лишь свои интересы.

Стоп машина!

Нацбанк решил «временно приостановить» продажу активов неплатежеспособных банков, которые находятся в залоге НБУ под выданные кредиты рефинансирования. Фонд гарантирования вкладов физлиц был уведомлен об этом 11 марта. «Нацбанк действительно заморозил продажу активов, которые находятся у них в залоге. Мы пока не знаем, до какого срока», – заявил вчера директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физлиц Константин Ворушилин.

В Нацбанке обещают возобновить торги после начала работы в ФГВФЛ предусмотренного законом коллегиального органа по вопросам консолидации и продажи активов банков. Он должен заработать с 1 апреля. Однако директор департамента консолидированной продажи и управления активами ФГВФЛ Юлия Берещенко может просто не успеть за ближайшие две недели завершить создание новой модели продажи активов, утвердить все процедуры, регламенты и положения.

Опять двойка

Основанием для остановки продаж названа неэффективная работа Фонда по продаже залогов. С сентября 2015 года НБУ, как залогодержатель, согласовал продажу 432 объектов имущества на сумму 2,8 млрд грн. Продано только 45 объектов на 251,1 млн грн – 9% от плана. «Указанное свидетельствует о недостаточном проведении Фондом мероприятий по поиску покупателей на такое имущество, в том числе до момента направления соответствующих материалов на согласование НБУ. Так, на запрос Нацбанка о мерах, принимаемых с целью реализации прав требования по кредитам, имущественные права по которым переданы в залог Нацбанку от некоторых банков, получены формальные ответы о проведении начальных переговоров с потенциальными покупателями. Они проводились до согласования НБУ реализации прав требования по таким кредитам», – говорится в письме за подписью замглавы НБУ Якова Смолия.

В Нацбанке заявляют о «случаях непрозрачного проведения организациями, привлеченными Фондом, торгов по реализации заложенного в Нацбанке имущества». «Несмотря на поручение премьера проработать вопрос привлечения к продаже имущества исключительно госпредприятия CETAM, Фонд никаких предложений по этому поводу не предоставил», – отмечено в письме.

Под контролем государства

В Фонде не считают, что вина полностью лежит на них. «Мы также недовольны нашей работой: мы продали меньше 1% активов. Но это только начало. Кроме того, у нас также есть претензии к позиции Нацбанка относительно продажи их активов. То они называют завышенную цену, то говорят, что ничего не надо продавать. Сейчас активов под рефинансирование в Нацбанке на 144 млрд грн. Это больше 30% всех активов, которые находятся под управлением Фонда», – рассказывает Константин Ворушилин. Он напомнил, что затягивать процесс продажи нельзя. «Многие заемщики являются недобросовестными и уходят в банкротство или ликвидацию», – объяснил он. И чем больше времени проходит, тем сложнее продать имущество по привлекательной цене.

В ФГВФЛ критикуют идею продавать активы через государственную площадку СЕТАМ. Эта идея возникла еще в конце прошлого года, а 24 февраля премьер-министр Арсений Яценюк обратился к НБУ с предложением принять совместное постановление, которое «фактически обяжет ФГВФЛ реализовывать имущество исключительно в электронном режиме, исключительно на электронных торгах, исключительно на одной публичной площадке». «Эта площадка не заточена под продажу кредитных портфелей. Можно продавать только через них, но для этого нужно вносить изменения в закон. Пока Антимонопольный комитет против этого», – говорит Константин Ворушилин.

Сейчас из 50 площадок, аккредитованных Фондом, 32 имеют возможность проводить электронные торги. ФГВФЛ хотел определить для них единый регламент работы, чтобы не было злоупотреблений и махинаций. Параллельно в Фонде работали над другой инициативой. Юлия Берещенко рассказывала FinClub о разработке «собственной платформы продаж, к которой каждая из бирж подключается в качестве брокера и подает заявку в книгу, которую может вести Фонд». «Это позволило бы принимать заявки от покупателей через все биржи, а не только через одну, как сейчас», – поясняла она.

Этот IT-проект внедряется заместителем директора-распорядителя Фонда Андреем Кияком, говорят источники FinClub. «Фонд добивается большего количества участников торгов, что может обеспечить более высокую цену продажи. А комиссию получит та биржа, через которую заходил победитель торгов», – пояснил представитель одной из аккредитованных бирж. Государственная СЕТАМ в этом случае будет одной из главных площадок, считает Константин Ворушилин.

Корыстный интерес

Основная проблема, которая отпугивает потенциальных покупателей, – дефицит информации о лотах. Например, с 24 февраля на СЕТАМ выставлены права требования по кредиту за 83 млн грн, но нет детального описания лота. Аукцион должен пройти сегодня, никто не подал заявки, значит, на следующем аукционе стартовую цену снизят. «Таким образом продается имущество в чьих-то интересах и по значительно заниженным ценам. Я уже неоднократно обращался по этому поводу в Фонд», – говорит старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Но дешевле готовы продавать и на других биржах. На сайте Ubiz 11 марта был выставлен лот, предусматривающий возможность снижения цены на 99%. Бывает и скидка всего в 50%. На сайте площадки «Кэпитал Прайс» продают активы в аннексированном Крыму, а «Электронные торги Украины» пытаются продавать кредиты на оккупированной территории Донбасса, но нет заявок от потенциальных покупателей.

Примечательно, что 9 марта, за два дня до решения НБУ остановить продажи, представители Всемирного банка, Кабмина, ФГВФЛ и СЕТАМ обсудили с представителями американской компании First Financial Network (FFN) их готовность «помочь» с поиском покупателей. По словам участников встречи, FFN интересуют только кредитные портфели, обеспеченные ликвидным имуществом и выданные аграрным компаниям. Финансовым директором FFN является Тони Каргилл (Cargill – акционер Дельта Банка). «Особый интерес выступающие проявили к кредитам, которые выдавались промышленным и аграрным предприятиям Дельта Банком», – сказал один из участников. Компания Cargill подозревается в выводе активов из Дельта Банка, она также пыталась обсудить с главами Администрации президента и ФГВФЛ свои репутационные риски.

FFN хочет самостоятельно определять круг лиц, допущенных к покупке кредитных портфелей, организовывать весь процесс, включая оценку актива, поиск инвестора и продажу. Прогнозируется, что кредиты будут проданы за 5% от суммы долга, как это удавалось FFN в других странах. Ранее Андрей Кияк сообщал, что средний показатель продаж в Украине составил 25% от номинальной цены. Стоимость услуг FFN составит 5-12% от цены сделки, говорит один из участников встречи, притом что ФГВФЛ разрешил биржам получать комиссию в 0,5-4%.

Виктория Руденко, Руслан Черный, Елена Губарь, ФИНКЛУБ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Продажу банковских долгов физлиц поставили вне закона

Суд признал противозаконной продажу банками кредитов граждан факторинговым компаниям – выкупать проблемные долги могут только банки.

Банки расстроены решением суда, поскольку это усложняет им расчистку своих балансов от безнадежных кредитов.

Розничная передача

Высший административный суд Украины вчера подтвердил неправомерность продажи банками кредитных портфелей физлиц факторинговым компаниям. В распоряжении Госфинуслуг № 231/2009 к услуге факторинга относится покупка права требования лишь к должникам-предприятиям. После этого ведомство выявило нарушения в работе ряда финансовых компаний, которые покупали долги физлиц. Поэтому еще в 2013 году Нацкомфинуслуг пояснила, что заключение небанковским финансовым учреждением (фактором) договора факторинга, которым предусмотрено приобретение уступленного права требования к должнику-физлицу, нарушает требования пп. 2 п. 1 распоряжения № 231. Ведь к финансовой услуге факторинга относятся финансирование клиентов, покупка переуступленного права денежного требования и получение платы за пользование деньгами, осуществленные исключительно с субъектами хозяйствования.

Судебное разбирательство по этому вопросу ведется с 2011 года. Киевский апелляционный административный суд в 2013-м удовлетворил требование компании «Кредит Колекшн Груп», которая просила признать незаконным распоряжение № 231. Тогда суд сослался на Гражданский кодекс, не ограничивающий круг лиц, право требования средств которых можно переуступить.

Однако вчера ВАСУ отменил решение суда апелляционной инстанции. «Это означает, что продажа долгов физлиц является незаконной. Все сделки можно отыграть назад и вернуть проданные кредитные договоры первоначальным кредиторам. Для заемщиков это хорошо, так как гораздо проще договариваться о погашении кредита с банком, чем с коллектором», – считает старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Сложный вопрос

Банки, как правило, продают проблемные портфели с дисконтами, чтобы очистить баланс и получить максимальную цену за неликвидные портфели. «Если банкам запретят это делать, это будет означать, что им самим придется заниматься возвращением долгов, а это весьма специфическая деятельность, которая требует значительных затрат и квалификации персонала. Поэтому для банков это однозначно приведет к увеличению затрат, если они начнут заниматься этими вопросами, либо к убыткам, если они просто спишут задолженность, – говорит глава правления Коммерческого индустриального банка Вадим Березовик. – Конечно, и сейчас почти все банки занимаются взысканием задолженности. Но существуют различные системы взыскания долгов. Например, несколько человек могут заниматься простыми делами по возврату кредитов, а есть банки, в которых имеются целые департаменты, софт коллекшн, хард коллекшн и т.д.».

Банкам невыгодно такое ограничение. «Запрет на продажу банками проблемных кредитных портфелей физлиц вынудит банки заниматься непрофильной для них деятельностью – возвратом кредитов. Это им невыгодно. Во-первых, с точки зрения эффективности коллекторские структуры зачастую показывают лучший результат, так как возврат долгов – это их основная специализация. Во-вторых, работа с проблемной задолженностью населения – процесс очень трудозатратный и требует от банков значительного увеличения штата сотрудников профильных подразделений», – отмечает начальник управления кредитования физических лиц Мегабанка Сергей Хорик.

Проблем станет больше

Это осложнит работу банков. «Банки не смогут в полной мере погашать проблемную задолженность, она будет только увеличиваться. Это также невыгодно и самим заемщикам, так как они ограничиваются только услугами, которые предоставляют юридические лица, а также стоимостью оказания таких услуг», – говорит главный юрисконсульт управления поддержки сети по возврату проблемной задолженности розничного бизнеса Укрсоцбанка Александр Голинский.

Финансисты говорят, что такой вариант развития событий может быть невыгоден даже заемщикам. «Для банков такой запрет будет означать лишение одного из эффективных инструментов уменьшения проблемной задолженности и, следовательно, ухудшение перспектив всех показателей. При этом и сами заемщики нередко заинтересованы в изменении кредитора, как в одном из возможных вариантов мирного урегулирования проблемной задолженности. Также опосредованно это означает уменьшение выдачи новых качественных кредитов», – уверен директор департамента реструктуризации и взыскания Кредобанка Роман Позняков.

Заемщики признают, что им удобнее работать с банками. «С коллекторами сложнее тем, что они действуют более жестко, чем банки, и не всегда в правовом поле. Их не интересуют репутационные риски настолько сильно, как банки. Если на законодательном уровне принять принцип права «первой руки», то этот вопрос не будет стоять так остро», – отмечает глава общественной организации «Правдива країна» Ярослава Авраменко.

Губарь Елена, ФИНКЛУБ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банкиры воруют из банковских депозитных ячеек своих клиентов

С начала текущего года, в связи с исчезновением из арендованных в банковских учреджениях ящиков для наличности, документов и драгоценностей, только в столице возбуждено 8 уголовных дел.

«В частности, 3 уголовных дела возбуждено в Оболонском районе столицы, по два — в Шевченковском и Печерском, — рассказала замначальника столичного отдела ГУ МВДУ Ирина Левченко. — Из арендованных ячеек в основном выкрали валюту и золото».

Действительно, в связи с увеличением квартирных краж украинцы все чаще стали пользоваться арендованными в банках ячейками.

Стоит такая услуга недешево, в зависимости от срока хранения и размеров сейфа. Аренда ячейки на месяц обойдется вам в 10 гривен в день, на полгода – от 7, а в год – 4 гривны.

Казалось бы, деньги в безопасности. Ключ от ящика есть только у вас, и никто чужой не посягнет на ваши ценности. Но будьте бдительны, заключая соглашение с финучреждением. В одном из пунктов указано, что банк ответственности за украденное не несет.

Неужели и здесь нас обманывают?!

— Украинские банки действительно в этом случае наживаются на доверчивых людях, — говорит эксперт, старший партнер одной из адвокатских компаний Ростислав Кравец. – А НБУ, который должен регулировать банковскую систему, не заинтересован в том, чтобы разоблачать такие преступления. Более того, государство всячески покрывает такие факты, никак не реагируя на огромные суммы денег, которые исчезли из личных ящиков людей. Если за рубежом такая услуга является более или менее безопасной только потому, что там банки боятся запятнать свою репутацию, то в нашей стране всем все безразлично. И это притом, что, очевидно, такие кражи совершают сами банкиры, потому что после похищения на сейфах нет признаков взлома. Скорее всего, сами банкиры используют дубликаты ключей, потому что каждый сейф человек открывает вместе с банковским работником.

- Напомните, на каких условиях в Украине можно открыть банковскую ячейку?

— Ко мне часто обращаются клиенты, которые хотят положить сбережения в банк, оформляя услугу доверительного хранения. Это ситуация, когда содержание ящиков описывается и банк берет на себя ответственность за его хранение. К сожалению, в Украине ни одно финучреждение этого не практикует, не желая брать ответственность за содержимое сейфа. А в мире – это распространенная практика.

- Что же делать, когда вас таки обокрали?

— Человеку, который обнаружил кражу из сейфа, необходимо вызвать службу безопасности банка и написать заявление в милицию. Но в суде доказать хищение можно лишь в том случае, если была оформлена услуга доверительного хранения и банком было описано все содержимое сейфа. Только при таком условии человеку банк полностью возместить убытки. А таких услуг, повторяю, наши банки не предоставляют. Иначе доказать что просто нереально.

Екатерина Власюк, «Экспресс»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры