Архив метки: банковский

Подписав закон о кредитовании, Порошенко пролоббирует свой банковский бизнес – юрист

Прописанные в законопроекте пункты не увеличат кредитование, а могут даже его уменьшить, считает Ростислав Кравец.

Если президент Украины Петр Порошенко подпишет закон «О возобновлении кредитования», он таким образом продемонстрирует, что лоббирует свой банковский бизнес.

Об этом во время пресс-конференции заявил юрист Ростислав Кравец, передает корреспондент интернет-издания UA1.

Он отметил, что не понимает, как Верховная Рада, в составе которой наибольшее число юристов из всех предыдущих созывов, могла проголосовать за такой законопроект. Кравец предположил, что его одобрили только потому, что надо было что-то нардепам перед каникулами что-то принять.

По словам юриста, пункты, которые прописаны в законопроекте, не увеличат кредитование, как утверждают инициаторы, а наоборот – могут его уменьшить.

«Например, предлагается такое изменение: если кто-то получает карту по доверенности, как это бывает, когда крупная фирма делает банковские карточки для своих работников, то банк вообще не несет ответственности за хранение средств на счетах. Интересно, как это увеличит кредитование? Также будет действовать переменная процентная ставка. Это даст возможность банкам изменять процентную ставку уже, когда человек взял кредит, предупредив ее за 15 суток. Если человек не соглашается на новую ставку, он должен выплатить весь кредит за 30 дней», — заявил он.

Кроме того, отметил Кравец, изменения коснулись и кредитов на жилье. Теперь, рассказывает юрист, в случае, если человек не выплачивает вовремя долг за жилье, у него не только отбирают объект кредитования, но и оставляют остаток долга за кредитором. Хотя, добавил Кравец, отобранная квартира и служила погашением кредита.

Как известно, закон «О возобновлении кредитования» 3 июля был принят депутатами Верховной Рады во втором чтении и в целом.

UA1.com.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банковский кризис и кризис доверия к банкам в Украине

Один из самых острых вопросов вставших сегодня перед Украиной это стабильность банковской системы и доверие к ней со стороны рядовых украинцев.

На мой взгляд, главным, если не решающим событием с которого началось фактически уничтожение банковской системы Украины, было противоправное разрешение в 2004 году потребительского валютного кредитования, которое и подорвало экономику страны.

К слову сказать, до сегодня вопрос законности валютного потребительского кредитования остается открытым. Принятое в 2010 году решение ВСУ, при помощи которого перепуганные банкиры попытались узаконить валютное кредитование, аргументировано крайне слабо. В нем подменено понятие лицензии и фактически описан совсем другой раздел Декрета Кабинета министров Украины от 1993 года регулирующий данный вопрос, чем тот на который ссылался в своем решении суд первой инстанции. Об этом свидетельствует и попытка по-тихому в дальнейшем со стороны НБУ времен Арбузова эти неточности спрятать, выдав банкам таки генеральные лицензии, как это и предусмотрено непосредственно законодательством.

Самый первый серьезный кризис в банковской сфере произошел в конце 2008 года и связан он был с резким обвалом курса гривны. При этом в Украине национальная валюта девальвировала более чем на 60%, такого обвала не было ни в одной стране.

Как ни странно, но любой банковский кризис начинается в первую очередь с невозврата депозитов финансовыми учреждениями, а не кредитов как это пытаются преподнести банки. И кризис в 2014 году это еще раз подтвердил.

Довольно анекдотичным в этом свете выглядит Всемирный день сбережений в Украине учрежденный Независимой ассоциацией банков Украины и немецким банком «KfW»совпадающий с таким праздником как Хэллоуин. Что-то в таком совпадении есть и хештег в интернете #банкизло это еще раз подчеркивает, как бы это ни было смешно.

В этой связи сразу напрашивается вопрос, что такое вообще банки и чем они даже теоретически гарантируют сохранность средств. Ведь как показала практика, если из любого украинского банка забрать порядка 10% депозитов физлиц, то он мгновенно становится банкротом. И это при том, что в нем находятся средства юрлиц в значительно больших объемах. Двумя словами это можно назвать — украинский парадокс. Это еще раз подтверждает, что банки в Украине состоят фактически из одного названия ну и может быть парочки офисов и нескольких никому не нужных участков земли и имущественных комплексов, отобранных у заемщиков либо сознательно переданных на баланс банка самими же акционерами, получившими под них значительные суммы средств.

Сама отчетность банков вообще ни о чем не говорит и ничего не подтверждает. С одной стороны банковские резервы, формируемые под проблемные активы, не более чем цифры взятые зачастую просто с потолка для регулирования уплаты налогов и формального соблюдения нормативов. С другой стороны НБУ постоянно в ручном режиме меняющий правила игры, когда он понимает всю глубину проблемы, не дают возможности реально проверить надежность банка.

Яркие примеры это запрет, а потом разрешение выхода на межбанк банкам с даже официально недосформированными резервами, разрешение не возвращать рефинансирование в срок и многое другое.

Но вернемся опять же к банкам и их желанию переложить все с больной головы на здоровую. Прежде всего стоит отметить, что некоторые банки знали о начале кризиса за долго до того как он пришел в Украину и с этой целью фактически прекратили гривневое кредитование еще с весны 2008 года, а с лета под видом более выгодных условий переводили ранее выданные гривневые кредиты в валютные. Ярким примером может служить Приватбанк.

Само валютное кредитование в Украине также выглядит довольно странно. Гражданам выдают средства в валюте на покупку квартир и машин в Украине за гривну. Многие банки вообще просто перечисляют гривну застройщикам и автосалонам. Отсюда вопрос, а куда эта вся валюта делась? На мой взгляд 90% валюты вернулось обратно в банки через те же обменные пункты либо вообще из банков не уходило. Таким образом, банкиры просто отмыли валюту в Украине и вывели ее обратно подорвав экономику страны за что должны понести наказание.

С началом кризиса 2008 года банки вместо того чтобы докапитализировать себя и влить дополнительный капитал решили это сделать за счет рядовых заемщиков. Большинство банков даже при нормальном обслуживании кредитов подняли процентные ставки. В целях реструктуризации кредитов предложили аннуитетную схему погашения и капитализацию процентов на тело кредита. Говоря простым языком, увеличили нагрузку на заемщиков просто на несколько порядков. Что не соответствует мировой практике. В этом свете постоянные ссылки на рекомендации МВФ выглядя очень не убедительно. Все что требует МВФ на самом деле это заставить собственников банков внести самим деньги в капитал, а не использовать бюджетные средства и кредиты выдаваемые МВФ.

До сих пор банки за редким исключением не могут предложить заемщикам реальную схему погашения задолженности и это при том, что долги они с легкостью продают, с 90% дисконтами показывая убытки и постоянно об этом публично заявляя, пытаясь не очень удачно сформировать роль жертвы. Компании же получившие эти долги со столь щедрым дисконтом очень не плохо на этом зарабатывают получая сверхприбыли и также не уплачивая с них налоги. Стоит отметить, что большинством собственников таких компаний являются кипрские оффшоры.

Решить этот вопрос может принятый Верховной радой законопроект 1558-1. Однако он так и не подан на подпись к Президенту главой Верховной рады в нарушение норм Конституции и Регламента Верховной рады. Подобное поведение первых лиц страны говорит только об одном – разворовывание банковской системы одобрено на самом высоком уровне. При этом основным аргументом не подписания указанного законопроекта было вначале якобы 100 млрд. грн. убытков банков, хотя за три месяца до этого говорили о 15 млрд. грн. А потом якобы запретом от МВФ о котором никто не слышал и который МВФ нигде так и не озвучил, понимая его полную несостоятельность.

Еще одним фактором подрывающим доверие к банкам в Украине является включение во все договора по поводу из без повода третейских оговорок для рассмотрения споров в третейских судах так или иначе подконтрольных банкам и за частую созданных при самих банковских ассоциациях. Однако после 5 лет судов ВСУ в сентябре этого года все-таки стал на сторону заемщиков и практически прикрыл эту схему.

Но это не лишило право банков возвращать задолженности через государственные суды. Такая категория дел последние 6 лет занимает лидирующее положение по количеству споров в судах хозяйственной и гражданской юрисдикции. При этом обвинение банкирами судей в предвзятости и помощи недобросовестным заемщикам в 99% случаев абсолютно не подтверждены. Кроме того наоборот, когда речь касается исполнения банками взятых на себя обязательств, то здесь банки во всю злоупотребляют своими правами. Это и обжалование по несколько раз подсудности, попытки направить на экспертизу собственные договора, рассказы об уничтожении электронной базы вкладчиков, якобы превышение полномочий руководителями отделений и банков на привлечение депозитов, оспаривание квитанций о внесении вклада и многое другое.

Могу с уверенностью сказать и отдать должное судам, что в большинстве случаев они принимают обоснованные решения и взыскивают средства с банков, хотя когда дело доходит до исполнения решений, то с банков взять уж нечего.

На мой взгляд, причиной такого состояния банковской системы является неэффективное и непрофессиональное управление со стороны регулятора. При этом вина здесь не только в спекулятивных наклонностях последнего руководителя, такая ситуация началась складываться с 2004 года.

В 2014 она достигла своего апогея и с устранением необходимости нормативно правовые акты НБУ согласовывать с Минюстом начала усугубляться с геометрической прогрессией.

НБУ с одной стороны постоянно прикрывая неплатежеспособность украинских банков, закрывая глаза на их проблемы, выдавая многомиллиардное рефинансирование с другой покрывая не возврат депозитов, создал систему полной безнаказанности и безответственности, что крайне негативно сказалось на доверии ко всей банковской системе.

Последствием преступного бездействия НБУ может служить и история с Брокбизнесбанком. Судя из решения суда НБУ был прекрасно осведомлен о ситуации в банке и фактически ничего не предпринял для сохранения средств вкладчиков. В этой связи и заявление Тимонькина, одного из претендентов на пост главы НБУ после бегства Арбузова, о том, что он знал о ситуации в банке и молчал т.к. «просто там получал зарплату» ярко демонстрирует безответственность и уверенность в полной безнаказанности.

Такая ситуация привела к тому, что на сегодня найдутся единицы которые с гордостью могут сказать, что они банкиры или работают в банке. Среди простых граждан подобная профессия и род занятий начинают восприниматься крайне негативно. Подогревается такая ситуация, как поведением бывших собственников банков так и не привлечение их до сих пор к ответственности за доведение собственных финучреждений до неплатежеспособности.

Большинство бизнесов этих лиц продолжают успешно работать и развиваться. В свою же очередь, изучая отчетность последних кварталов и даже годов до введения временной администрации, абсолютно не понятно как это не мог видеть НБУ и его специалисты, а выдача рефинансирования под несуществующие залоги либо с явным завышением их стоимости вообще не укладывается в голову.

Кроме того из реестра судебных решений прекрасно видно о расследовании целого ряда уголовных производств по выведению активов того же Дельта банка и Приватбанка на миллиарды гривен.

В свою очередь в Украине с целью повышения доверия к банковской системе еще в 2011 году создан Фонд гарантирования вкладов физических лиц, который за свои махинации с вкладами и активами неплатежеспособных банков получил в народе название «Фонд грабування». И стоит отметить, что такое название вполне оправдано. Попытка еще в 2011 году ряда депутатов под предводительством перебежчика из фракцию в фракцию Полунеева ограбить украинских потребителей финансовых услуг можно констатировать, что удалась.

Был принят соответствующий Закон Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» на основании, которого и действует одноименный Фонд. Однако ситуация с его антиконституционной и незаконной деятельностью на основании вышеуказанного Закона зашла так далеко, что Пленум Верховного суда Украины вынужден был обратиться в Конституционный суд Украины с вопросом о не конституционности этого Закона в целом. На моей памяти это единственный случай, чтобы Верховный суд Украины обращался с подобным обращением в Конституционный суд Украины. Это еще раз говорит о полной беззащитности средств клиентов украинских банков.

Для вкладчиков украинских банков уже привычным стала кража их депозитов, без последствий для банков, признание Фондом без каких либо оснований договоров вклада ничтожными, унижение и полное отсутствие прав. На этом фоне внесение вклада в банк, а также нахождение там средств является преступной самоуверенностью.

Заявление же главы НБУ о том, что ликвидность у оставшихся банков растет, свидетельствует о полном непонимании либо умышленном искривлении фактов. С такой логикой, закрыв еще десятков пять банков можно также гордиться ростом активов у оставшихся в «живых».

Отдельно хочется остановиться и на создании так называемых переходных банков, с созданием которых вкладчикам пытаются навязать мысль о сохранности их средств. На практике это абсолютно не так. За все время было создано всего два переходных банка из более чем 60 ликвидированных. При этом по одному из них идут судебные разбирательства. Что же касается другого, то его создание это просто насмешка над клиентами этого банка и всей так называемой системой гарантирования.

В частности, в созданный после ликвидации Терра банка банк Кристалл переданы только активы ликвидируемого банка, а все пассивы оставлены в Терра банке. При этом собственником Терра банка стала бывшая глава наблюдательного совета этого же банка.

Подобные ситуации прослеживаются и с продажей банков, в отношении которых были введены санкции, а именно Всеукраинского банка развития и Украинского бизнес банка относящихся к сфере собственности семьи Януковичей. Так до конца и не понятно, за какие средства и с какими активами эти банки то ли уже проданы, то ли будут проданы.

Видя подобное, начинаешь задумываться, а не система ли это гарантирования сохранности средств акционеров банка. Это также следует и из поведения самого Фонда ни разу, не предъявившего требования к собственникам банков о взыскании с них средств. Для справедливости стоит отметить, что был один такой иск к собственнику банка Форум, однако представители Фонда отказались предоставить доказательства и даже не явились в суд.

Кроме того открытым до сих пор является вопрос законности пребывание на своей должности и руководителя Фонда, а соответственно и всех документов подписанных им, который до августа 2015 года являлся участником одного из украинских банков, что прямо запрещено законодательством.

И на последок хочется сказать, что в сложившейся ситуации для возобновления доверия к банковской системе необходимы довольно радикальные меры и принятие полной ответственности за происходящее регулятором на себя. Примером может служить опыт Белоруссии в которой вклады физических лиц гарантируются в валюте и в полном размере не зависимо от суммы.

Хотя стоит отметить, что если читать Закон Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» дословно, то и в Украине гарантируется полностью сумма вклада, но правда в гривне и думаю, суды вскоре это окончательно установят.

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер
Адвокатской компании «Кравец и партнеры»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Не удержался на плаву: как повлияет на банковский сектор банкротство «Финансы и Кредит»

Уходящая неделя ознаменовалась очередной волной банкопада. Не так давно глава Национального банка Валерия Гонтарева заявила, что первый этап реформирования системы, который предусматривал «очищение» от неликвидных, слабых и нарушающих закон банков — завершен. Но, по всей видимости, это вовсе не означает, что зачистке пришел конец. Решение о ликвидации на этой неделе приняли относительно Укргазпромбанка, отозвать банковскую лицензию предложили у банка Столичный. Последние 3 дня также стали фатальными для банков — Интеграл, Национальные инвестиции и банка «Финансы и Кредит».

По данным НБУ, в случае с Интегралом, причиной введения временной администрации (ВА) стало отсутствие средств у банка для выполнения своевременно и в полном объеме законных требований вкладчиков и кредиторов. Национальные инвестиции заслужили временного администратора за совершение «целого ряда» непрозрачных операций и как следствие — существенное и стремительное сокращение ликвидных средств. Наиболее резонансной оказалась история с одним из крупнейших банков «Финансы и Кредит». Нельзя утверждать, что для многих клиентов банка вчерашняя новость стала сюрпризом, ведь «Финики» считались проблемными с начала года, когда перестали в полном объеме выполнять свои обязательства.

Немного обнадеживали заявления Фонда гарантирования вкладов физлиц, глава которого, буквально на прошлой неделе заявил, что банк больше не считается проблемным, ведь он «нормально функционирует, выполняет все нормативы НБУ и уже вышел на тот уровень, когда может двигаться дальше». Но не прошло и недели, как регулятор все-таки признал банк неплатежеспособным, так как его акционер Константин Жеваго, по версии регулятора, не выполнил вовремя свои обязательства.

«Когда пришлось рассчитываться с долгами и продавать активы – акционер, в установленный срок, этого не сделал», — прокомментировала Валерия Гонтарева.

Причины

Эксперты рынка предполагают, что есть и другие причины решения отправить банк Жеваго в Фонд гарантирования. Например, Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнёры», не исключает влияния коррупционной составляющей:

«Причин введения временной администрации может быть несколько. Одна из них, наиболее вероятная, на мой взгляд, заключается в том, что, видимо, акционеры банка не исполнили какие-то коррупционные обязательства перед чиновниками Национального банка и Фонда гарантирования. Спустя неделю после того, как и Нацбанк и Фонд гарантирования в два голоса заявили о том, что с банком всё хорошо, в него ввели ВА. Такого просто не бывает. Есть ощущение, что временная администрация была запланирована заранее», — рассказал «Минфину» Ростислав Кравец.

Последствия

Несмотря на то, что «Финансы и Кредит» до момента введения ВА находился в первой группе крупнейших банков, председатель НБУ настаивает на том, что он «не является системным, а его отнесение к категории неплатежеспособных не представляет угрозы стабильности банковскому сектору страны».

Михаил Демкив, аналитик банковского сектора группы ICU поделился своим мнением с «Минфином» по этому поводу — он считает, что падение трех ранее указанных банков на этой неделе добавит негативного новостного фона украинской банковской системе, в которой до этого наметилась определенная стабилизация, но не будет критичным для него.

«Если брать самый большой из трех банк – «Финансы и Кредит», то у него практически отсутствуют обязательства перед другими украинскими банками. Самые большие проблемы я вижу для акционера банка, существенная часть бизнеса которого была закредитована в банке, а, также, для ФГВФЛ, которому придется выплатить около 10 млрд грн, по нашим оценкам, — отметил Михаил Демкив. — По другим банкам, которые были признаны неплатежеспособными в предыдущие месяцы, остается выплатить еще 14,7 млрд гривен. Учитывая это, недавно предоставленные 21,5 млрд гривен для ФГВФЛ Кабинетом министров выглядят недостаточной суммой, и я бы ожидал дополнительных вливаний в Фонд ближе к новому году».

Но бытует и противоположное мнение. Так, заместитель председателя правления крупного банка, пожелавший не называть своего имени, в разговоре с «Минфином» признал, что возникшая ситуация повлечёт за собой существенные проблемы.

«Временная администрация в банке из группы крупнейших, у которого на 1 июля по данным Нацбанка было 9,2 млрд гривен средств банков, в основном, это рефинанс НБУ, 24,6 млрд средств клиентов, в том числе 16,8 млрд средств физлиц — это неизбежная проблема для всей системы. В сочетании, с введением ВА в один день еще и в Национальные инвестиции, а до этого- еще и в Интеграл, всё это не может не повлиять на всю банковскую систему», — отметил банкир.

Что будет с «Финиками» дальше?

Эксперты сходятся во мнении, что ликвидация неизбежна, но банк частично могут реанимировать в виде переходного банка. Но теперь его судьба, как и судьба банковской системы в целом, полностью зависит от грамотной работы регулятора и Фонда гарантирования.

«НБУ необходимо менять свою денежно-кредитную политику и стратегию взаимоотношений с банками, максимально упрощать систему поглощения и слияния банков (о чем мы говорим чиновникам НБУ уже больше полутора лет), иначе ему скоро не будет кем руководить, — считает зампред правления крупного банка. – На первое место сейчас выходят проблемы экономического выживания банков, а не «банки-мойки» и т.д. И если ничего не менять, банковский сектор съест сам себя за счет высоких ставок по депозитам и невозможности получения доходов от своей деятельности при такой экономической ситуации. Выиграет ли экономика Украины, если «завалят» отечественные банки, оставив только иностранцев и российские, а также несколько государственных — явно нет».

Что же касается клиентов банка «Финансы и Кредит», то им теперь предстоит пережить долгий процесс получения своих выплат. Регулятор обещает, что свои вклады в полном объеме в рамках суммы до 200 тысяч гривен получат 93,2% ил 234 тысячи физлиц. Ситуация о возврате средств юридическим лицам остается под очень большим вопросом.

Кристина Болотова, Алексей Исаев, Минфин

Адвокатская компания Кравец и Партнеры