Архив метки: банковские

Частные исполнители не имеют права отслеживать текущие банковские счета должников — юрист

Частные исполнители в Украине не могут отследить всю информацию о финансовом состоянии клиентов банков, поскольку не имеют права запрашивать в банках данные о давних счетах людей, у которых есть какие-либо долги.

Об этом в комментарии ГолосUA сообщил адвокат Ростислав Кравец.

«Частным исполнителям предоставили возможность предоставлять информацию об открытии счетов, а об уже открытых счетах физлиц у них нет возможности получать информацию. Поэтому очередное новшество говорит о полной некомпетентности лиц, проводящих эту реформу. Которые не понимают, чем занимаются частные исполнители и не понимают, для чего это нужно. В данном же случае, я считаю, все это сделано правильно, но не до конца. Нужно еще, чтобы частным исполнителям предоставили информацию об открытых счетах. Не только о новых открытых, а о тех, которые уже открыты», — говорит юрист.

Р.Кравец уточнил, что даже если частные исполнители получат информацию не только о новых счетах должников, но и о тех банковских счетах, которые были открыты ранее, это не будет разглашением персональных данных.

«Что касается защиты каких-то персональных данных, либо нарушений в этой сфере, то я нарушений тут не вижу, потому что получать информацию о том, что открыт в банке такой-то счет человеком, у которого долг, это работа частных исполнителей. Реализация тех функций, которые на них возложены законодательством», — добавил адвокат.

Ранее сообщалось о том, что НБУ определил механизм уведомления банками органа государственной исполнительной службы или частного исполнителя о счетах физических лиц, внесенных в Единый реестр должников. Об этом сообщает «Юрлига». 

Соответствующее положение о порядке предоставления банками информации об открытии/закрытии счетов должников в органы государственной исполнительной службы или частных исполнителей утверждено постановлением правления Нацбанка от 18 апреля 2019 года № 60. Оно вступило в силу 19 апреля 2019 года.

Ирина Волконская, ГолосUA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банковские аферы: как навешивают кредиты и воруют деньги из ячеек

О несовершенстве украинской банковской системы можно говорить много и долго. Но гораздо лучше ситуацию проиллюстрируют примеры. Речь идет о десятках случаев, когда у клиентов самых крупных украинских банков пропадают деньги из их ячеек.

И происходит это не без ведома (а может и с подачи) банковских клерков. Если вы решили положить деньги в украинский банк, будьте готовы к тому, что в один прекрасный день они пропадут и вы больше никогда их не увидите. А бывает, что вы даже не были клиентом банка, но вдруг получили письмо о том, что на вас «висит» большой долг. У вас есть все доказательства, что кредит вы не брали, но только это уже никого не интересует.

Так было с 47-летним Олегом Волянским из Городокского района Хмельницкой области. Олег даже никогда не был клиентом «ПриватБанка» и вдруг узнал, что в этом банке на его имя взят кредит. Выяснилось это тогда, когда сумма задолженности вместе с пеней составляла уже 70 тысяч гривен!

В банке Олегу показали кредитный договор, который он якобы заключил с «ПриватБанком» еще в 2007 году. Как раз в то время у мужчины украли паспорт, о чем он немедленно сообщил в полицию. Вскоре Олег восстановил украденный документ, а кто-то очевидно воспользовался его старым паспортом и оформил кредит.

Дальше – больше. В базе данных банка сохранились копии паспорта, который при оформлении кредитного договора предоставлял заемщик. Это был паспорт Олега Волянского, но в нем была фотография другого человека, на вид значительно старше самого Олега. По действующим в банке правилам клиента, который получает карточку, тут же фотографируют. И на снимке, сохранившемся в компьютерной базе финучреждения, был третий человек, не похожий ни на настоящего Олега, ни на мужчину, фотографию которого вклеили в липовый паспорт. Клерк, оформлявший кредитный договор, не мог не видеть, что человек, которому он выдал карточку, ни капли не похож на фотографию в паспорте.

Казалось бы, совершенно очевидно, что это афера. Очевидно и то, что в ней замешаны сотрудники «ПриватБанка» и что настоящий Олег Волянский к этому не имеет никакого отношения. В банке это прекрасно понимали, но… подали в суд на Олега Волянского как на злостного неплательщика. И тут в дело вступила судья Городокского райсуда Хмельницкой области Инна Федорук. То, что на фотографиях в базе данных банка люди, совершенно не похожие на настоящего Олега, ее не смутило. Служительница Фемиды назначила почерковедческую экспертизу (что в общем-то логично: чтобы выяснить, расписывался Олег на кредитном договоре или нет) и «совершенно случайно» отправила экспертам не те образцы подписей.

Проведенная Хмельницким областным управлением МВД проверка показала, что «в качестве свободных образцов подписи судья предоставила эксперту копию паспортных данных Олега Волянского, заверенных подписью последнего». Эти подписи эксперт сравнивал с подписями в кредитном договоре. То есть вместо того, чтобы предоставить эксперту свободные образцы подписей Олега Волянского (а он их оставлял, и не раз), суд направил копию паспорта, на которой еще в 2007 году мошенник написал «Копія вірна». Получилось, что эксперты сравнивали между собой две подписи мошенника. И, как и следовало ожидать, пришли к выводу, что это почерк одного и того же человека.

Получив такой вывод экспертов, Инна Федорук вынесла решение взыскать с Олега Волянского 70 тысяч гривен. Узнав об этом, мужчина умер от сердечного приступа.

— У мужа и раньше были проблемы с сердцем, а эта ситуация довела его окончательно, — рассказала Резонансу вдова Олега Волянского Валентина. – Олег был честным человеком, даже в долг никогда ни у кого не брал. А тут потребовали выплатить несуществующий кредит! Муж потерял сон, перестал есть, его положили в больницу. О том, что мы проиграли суд, я ему не сказала. Понимала, что это может стать последней каплей. Но к нему в палату пришла сотрудница суда и все рассказала… На следующий день после смерти Олега мне позвонили из банка: «Как хотите, но вы должны нам 73 тысячи гривен. Ваш муж — мошенник» «Вы знаете, что его уже нет?» – говорю. Услышав это, сотрудница финучреждения бросила трубку. А спустя сутки мне опять позвонили: «Примите наши соболезнования. Возможно, ваш муж действительно не брал кредит. Мы допускаем, что он не виновен».

Валентина написала заявление в Хмельницкое областное управление полиции. Там открыли уголовное дело и назначили повторную почерковедческую экспертизу, которая показала, что подписи на кредитном договоре принадлежат не Олегу Волянскому. Затем провели третью экспертизу, которая тоже подтвердила, что Олег в договоре не расписывался. На основании этих экспертиз Валентина выиграла апелляционный суд. Но мужа ей уже никто не вернет. И сейчас вдова пытается добиться наказания для всех виновных – для судьи Инны Федорук, закрывшей глаза на очевидные вещи и сотрудников банка, без которых афера не состоялась бы. Правда, пока никого из них привлекать к ответственности не спешат

— Есть информация, что на кредитном договоре вместо Олега расписывался банковский клерк, — говорит Валентина. – Но чтобы доказать это, нужна экспертиза. А ее до сих пор не провели.

По словам старшего следователя следственного отдела Хмельницкого отделения полиции Романа Лисака, экспертизу провели бы уже давно, если бы банк предоставил свободные образцы подписей клерка, оформлявшего кредитный договор. Но банк, несмотря на соответствующие определения суда, этого не делает. «ПриватБанк» пытается затянуть расследование. А на вопросы журналистов замначальника службы безопасности «ПриватБанка» Юрий Демчук заявил: «Кредит, оформленный на Олега Волянского, был списан. Какие еще к нам вопросы? Дело было рассмотрено в суде непрофессионально, вот и все».

А судья Инна Федорук продолжает работать в Городокском райсуде. Валентина Волянская с 2015 года десятки раз обращалась в Высшую квалификационную комиссию судей и Высший совет юстиции с просьбой поднять вопрос об ее увольнении, но там не реагируют.

Этот случай можно назвать приговором не только «ПриватБанку», но и всей банковской системе страны. В то время как один банк практикует очевидное мошенничество, ни НБУ, ни суд этого не замечают. И даже то, что «Приватбанк» стал государственным, Валентине Волянской не помогло – там по прежнему делают все, чтобы затянуть расследование.

Подобные случаи, к сожалению, происходят не в одном только «ПриватБанке». Как и, например, кражи из банковских ячеек, которые в последние годы случаются все чаще.

Еще в 2012 свою ячейку в «Альфа банке» пустой обнаружила Тина Кароль. В 2013-м в Печерском районе столицы арендовавший банковскую ячейку клиент, оставаясь в хранилище, сумел за два захода вскрыть две соседние ячейки, из которых украл почти 2 миллиона долларов. В 2014 году только в Киеве было открыто шесть уголовных производств по таким фактам, а в прошлом — около десятка. Похищали в основном доллары (в одном из эпизодов — 7 миллионов), а также суммы в другой валюте, золотые монеты и слитки.

В прошлом году таких случаев было еще больше – киевские полицейские открыли два десятка уголовных производств. Так, в июле в Подольском районе Киева исчезли из ячейки 210 тысяч долларов, 23 тысячи евро и более 3 килограммов золота. В те же дни один из клиентов банка на улице Мечникова обнаружил исчезновение из ячейки 22 тысяч долларов и 3 миллионов гривен. В Дарницком районе пропали 7 миллионов гривен из нескольких ячеек. Причём в этом случае удалось установить подозреваемых — незадолго до пропажи они по очереди заходили в хранилище и выходили с большими сумками. А обнаружилось преступление благодаря тому, что одному из клиентов банка, только что положившему в ячейку большую сумму, через час ячейка понадобилась ещё раз. Но она оказалась пустой.

— Последний раз я видел свои деньги утром 14 июля, когда сам приходил в банк, — рассказал пострадавший киевлянин Александр. — Через несколько часов мне еще раз понадобилась моя ячейка. Сотрудник банка, как обычно, проводил меня в хранилище и, открыв ячейку своим ключом, вышел из помещения. Затем я открыл сейф собственным ключом и… не поверил своим глазам. Внутри было пусто! Все мои сбережения исчезли. Я тут же позвал начальника отделения банка. Она была в недоумении: «Этого просто не может быть! Кто, кроме вас, мог открыть ячейку? Это невозможно!» Потом она сама увидела, что сейф пуст. Естественно, сразу вызвали полицию. Следов взлома своей ячейки я не заметил. У ячейки, как известно, два ключа. Один — у меня, второй — у сотрудника банка. Возникает вопрос: где же преступник взял оба ключа?

Александр потребовал свои деньги у банка, который отвечал за их сохранность. Но получил категорический отказ. Из договора, который он заключил с банком, следует, что финучреждение, по сути, ни за что не отвечает.

— Согласно договору банк просто сдает в аренду ячейку, — объяснил адвокат потерпевшего Владимир Калитаев. —. Опись имущества, которое вы кладете в индивидуальный сейф, никто не проводит. Банк не знает, что именно вы храните в ячейке, и не несет за это ответственность. Клиент не сможет отсудить у банка свои деньги, ведь ему никак не удастся доказать, что именно эта сумма была в его индивидуальном сейфе. Человек не докажет, что в его ячейке хранились деньги, а не просто воздух.

По словам Владимира Калитаева, в зале с ячейками нет видеокамер. А сотрудник банка, открывая ячейку своим ключом, тут же выходит из комнаты, чтобы человек мог остаться один. Банковский работник не должен стоять рядом и следить за клиентом. И преступник, который тоже арендовал ячейку, воспользовался этим.

Правда, есть еще один момент. Вскрыть чужую банковскую ячейку не так просто.

— Без участия службы безопасности банка или кого-то из сотрудников учреждения ограбить ячейки невозможно. Чтобы открыть ячейку, требуются два ключа: ключ клиента и ключ банковского работника. Поэтому, даже если представить, что преступник каким-то образом завладел ключом человека, который арендовал ячейку, открыть сейф без «банковского» ключа он все равно не смог бы. Как показывает практика, большинство хищений в банках происходят при попустительстве службы безопасности финучреждения.

— Но что делать людям, у которых уже украли деньги из ячейки? Ведь преступника могут и не задержать

— Предоставление ячейки — это услуга, которую клиент оплачивает. Если ячейку вскрыли без ведома клиента и факт хищения был зафиксирован (то есть было открыто уголовное производство), можно поднимать вопрос о несвоевременном и неполном предоставлении услуги, что отсылает нас к статье 10 закона «О защите прав потребителей». Ссылаясь на этот закон, можно подавать иск в суд.

Тому, что в хищениях средств из ячеек замешаны сотрудники банка, есть много косвенных подтверждений. Адвокат еще одного пострадавшего Ростислав Кравец рассказал Резонансу о случае, когда юристы предложили банку, в котором обокрали ячейки, проверить ответственное лицо на детекторе лжи. Закончилось это тем, что «ответственное лицо» подалось в бега. Полиция до сих пор его ищет. Еще одна любопытная деталь — подобные хищения часто происходят в банках, которые вскоре ликвидируются. Складывается впечатление, что сотрудники просто не хотят уходить без «выходного пособия».

— В нынешней ситуации единственный дельный совет — не хранить деньги в банке в принципе, — говорит Ростислав Кравец. — Обязать банки делать опись имущества клиента, конечно же, невозможно. Но постановлением НБУ можно установить требования к помещениям, в которых находятся ячейки. Например, чтобы там обязательно были камеры видеонаблюдения. Если клиент не хочет, чтобы кто-то видел его сбережения, он может уходить с содержимым своей ячейки в комнату, где камер не будет. Но в помещении, где находятся ячейки других людей, камеры должны быть обязательно.

Но только прислушаются ли к этому совету в НБУ? Особенно если учесть, что подобный случай недавно произошел и в государственном «Ощадбанке»? Только там все было сделано еще более цинично и открыто. Как уже сообщал Резонанс, у клиента «Ощадбанка» из ячейки пропали 9,5 миллионов гривен. Мужчина арендовал ячейку в отделении на улице Владимирской. В ноябре прошлого года истек срок аренды ячейки, но ему об этом не сообщили. И сотрудники банка в отсутствие клиента (!)… сами вскрыли его ячейку, даже не фиксируя этот процесс на видео. Деньги клиента пропали. А когда мужчина обратился в главное управление «Ощадбанка» в Киеве, там ответили, что в действиях их сотрудников не было нарушений.

Александра Медведева, для Резонанса

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Как грабят банковские ячейки украинских банков и кто за это в ответе

Украину захлестнула волна ограблений банковских ячеек. На днях в Ровно неизвестные вынесли из арендованной ячейки 48-летнего местного жителя € 1,2 млн, $ 1,8 млн и 230 тыс. швейцарских франков. Неделей ранее грабители «бомбанули» банк в Киеве на $ 80 тыс. А в июле текущего года всего за 1,5 минуты злоумышленник унес из нескольких банковских ячеек одного из столичных банков 7 млн грн.

По самым скромным подсчетам, только за последние полгода из банковских ячеек украинцев вынесли около 150 млн грн. Несмотря на открытые уголовные производства и огласку в прессе, до реальных задержаний грабителей банковских ячеек пока что не дошло.

Банки, клиенты которых были ограблены, своей вины в случившемся не видят и не отказываются от сервиса по предоставлению персональных ячеек. Финучреждения судятся с клиентами, которые предъявляют банку претензии, и не хотят возвращать украденные грабителями деньги.

Ограбление за 90 секунд

Настоящая детективная история в июле этого года произошла в столичном отделении банка «Глобус». Всего за 1,5 минуты злоумышленник незаметно вынес из депозитных ячеек этого банка 7 млн грн. Причем, 90 секунд злоумышленнику понадобилось не только на вскрытие ячеек, но и на скрытую «упаковку» пачек с деньгами.

По данным пресс-службы Нацполиции, вор действовал под видом клиента финучреждения и открыл ячейки с помощью подобранных заранее ключей.

«Установлено, что незадолго до визита последних клиентов в спецпомещение, где находятся индивидуальные сейфы, заходил мужчина, который сохранял там свои вещи. После его выхода менеджер сразу же закрыла двери. О том, что деньги пропали, сотрудники банка узнали через несколько минут, когда к ним обратились другие посетители», — сообщала пресс-служба Нацполиции Киева.

По факту инцидента было открыто дело согласно ч. 5 ст. 185 К К Украины (грабеж). Однако, по словам ограбленных клиентов банка, спустя пять месяцев после инцидента производство с места так и не сдвинулось.

Хранение за 5 грн в сутки

36-летний киевлянин Евгений Кипоренко — один из тех, чью банковскую ячейку обокрали в июле этого года. По его словам, из отделения банка «Глобус» на ул. Мечникова в Киеве у него украли 22 тыс. грн. Еще 3 млн грн, полученные после продажи квартиры, из этого же банка вынесли из ячейки брата Евгения.

«11 июля мы с братом положили деньги на временное хранение. А уже 14 числа я открыл ячейку и понял, что нас обокрали. Вызвал полицию, написали соответствующие заявления, а служба безопасности банка, тем временем, разводила руками. Они не просто приехали позже, чем полицейские, их представителей в принципе не было в банке! Вместо охраны на рецепции сидели женщины с ключами», — рассказывает Кипоренко.

Спустя пять месяцев после инцидента, по словам мужчины, открытое расследование толком не начиналось. Тем временем, сотрудники банка неофициально признались Евгению, что в отделении банка в момент ограбления даже не работали камеры наблюдения. То есть, лицо грабителя никто толком не видел.

«Более того, банк не собирается возмещать нам потерянные деньги. Администрация не пошла на контакт, так что в скором времени будем доказывать свою правоту в суде», — подытожил Кипоренко.

Ячейка должна открываться одновременно двумя ключами, один из них находится у клиента, другой — у сотрудника банка.

Как только ячейка открыта, клиент остается в комнате один. Таким образом, в комнату с ячейками может попасть только человек, заключивший с банком договор об аренде ячейки, а значит, грабители также являются клиентами финучреждения. То есть, у банка есть данные людей, имеющих доступ в депозитарий — комнату с ячейками. Однако, судя по тому, в какую затяжную тяжбу превращаются истории ограблений, это не помогает ни одной из сторон конфликта.

Юристы финучреждения готовятся отвечать на иски сразу нескольких ограбленных клиентов, тем временем в банке «Глобус» на ул. Мечникова предлагают сервис — хоть сегодня там можно открыть ячейку для хранения денег и ценностей. Как сообщили на «горячей линии» банка, стоимость аренды ячейки среднего размера составляет 5 грн/сутки, если бронируете место на срок от полугода до года. Также необходимо будет заплатить залог в сумме 900 грн за ключ и замок от ячейки, которые затем возвращаются клиенту. На вопрос о безопасности такого хранения Realist`у ответили, что это обсуждается на месте при заключении договора.

Кто несет ответственность?

По словам юриста Ростислава Кравца, бывает, что банковские ячейки обворовывают сами сотрудники финучреждения или с их помощью. При этом доказать вину банка в таких случаях практически невозможно, поскольку, согласно действующему законодательству, банк не несет ответственности за содержимое ячеек.

«В моей практике были случаи, когда находили злоумышленников, и у них уже изымали содержимое ячеек. При этом, я не знаю банков в Украине, где бы соглашались указывать реальные суммы денег, которые хранятся в ячейках. Также не знаю случаев, когда банк возмещал потери после ограбления ячеек», — комментирует Кравец. «В случаях ограблений ячеек можно посоветовать только одно — искать самого злоумышленника. Если он или они будут найдены, тогда будет шанс вернуть сворованное», — подытожил Кравец.

Ольга Омельянчук, REALIST

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Останутся ли банковские вклады без гарантий

Вчера Конституционный суд начал разбираться, соответствует ли Закон «О системе гарантирования вкладов физических лиц» Конституции Украины.

Производство по делу было открыто еще в феврале этого года. Его инициатором стал Верховный Суд, который подал соответствующее конституционное обращение.

В ВСУ считают, что приняв закон, Верховная Рада изменила подход к системе гарантирования вкладов физических лиц, причем не в лучшую сторону. Положения документа нарушают норму Конституции, гарантирующую нерушимое право частной собственности и равные права граждан при его защите. В частности, лимит в 200 тыс. грн (такую максимальную сумму ФГВФЛ выплачивает вкладчикам) нужно отменить, поскольку он ограничивает права клиентов. По мнению представителя Верховного Суда Василия Гуменюка, граждане должны иметь гарантию возврата своих вкладов в полном объеме.

Кроме того, депозиты, «сгоревшие» в банках-банкротах, нужно компенсировать всем, в том числе крупным вкладчикам, чьи вклады превышают 200 тыс. грн., и юрлицам. Что касается самого ФГВФЛ, то, по мнению ВСУ, тот явно превышает свои полномочия. В частности, фонд надзирает за неплатежеспособными банками, не являясь при этом органом государственной власти (де-юре ФГВФЛ — юридическое лицо публичного права) и частично дублируя функции НБУ. При этом фонд не подчиняется ни одному органу власти, а лишь сотрудничает и координирует свои действия с НБУ.

Есть претензии и к очередности возврата вкладов. Согласно действующему закону, фонд является кредитором третьей очереди и получает средства прежде вкладчиков. Тогда как до принятия этого документа в 2012 году действовал обратный порядок: сначала компенсации выплачивались всем физическим лицам, и только после этого ФГВФЛ.

В самом фонде утверждают, что нормы спорного закона отвечают современным европейским практикам и адаптированы к директивам ЕС. В частности, речь идет о мандате Фонда по урегулированию неплатежеспособности банков, а также установленной очередности удовлетворения требований кредиторов. В фонде также говорят, что фактически требования ФГВФЛ в третьей очереди — это ни что иное как требования вкладчиков по депозитам в размере до 200 тыс. грн., по которым Фонд уже провел выплаты. Поэтому, если он пропустит вперед вкладчиков, чьи депозиты превышают 200 тыс. грн., это нарушит «принцип справедливости».

Вердикт КСУ будет иметь чрезвычайное значение для пострадавших вкладчиков.

Значительная доля этих средств была одолжена у правительства и НБУ, то есть, по сути, взята из госбюджета. И фонду еще предстоит компенсировать более десятка миллиардов гривень, даже если параметры выплат останутся неизменными.

У юристов нет однозначного мнения по поводу того, что будет если Конституционный суд согласится с ВСУ и признает закон неконституционным. «В этом случае снова вступит в силу закон, действовавший до 2012 года. В этом случае очередность выплат изменится, и вкладчики с депозитами 200 тыс.грн. плюс будут получать свои средства до ФГВФЛ», — убежден адвокат, старший партнер АК «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Другие правоведы считают, что деньги не получат даже те, кому сейчас полагается гарантированный минимум до 200 тыс. грн. «Признание Закона неконституционным не означает автоматического возврата к жизни старого закона, т.к. нет механизма который бы возвращал юридическую силу законам, которые ее раньше утратили», — говорит адвокат, директор департамента АФ «Грамацкий и партнеры» Игорь Реутов. «До принятия нового законодательства получение вкладов должно будет проводиться по закону «О возобновлении платежеспособности должника или признании его банкротом». Он предусматривает сложные процедуры вхождения в состав кредиторов и получения возмещения. Вряд ли лица, вклады которых не превышают 200 тыс. грн., смогут при этом эффективно защитить свои права», — утверждает в своем блоге управляющий партнер АО Suprema Lex Виктор Мороз.

В любом случае, ни у крупных вкладчиков, ни у юрлиц, скорее всего, нет шансов получить потерянные средства. Количество гривни, которую в этом случае пришлось бы напечатать НБУ, выглядит просто фантастически. К примеру, только в Дельта Банке по состоянию на 1 апреля 2015 года (банк был признан неплатежеспособным двумя неделями раньше — 15 марта) средства клиентов, по данным НБУ, превышали 40,8 млрд.грн., включая средства юрлиц и крупных вкладчиков. Из них фонд собирался выплатить гарантированные суммы только в размере 16 млрд грн.

По данным ФГВФЛ, по состоянию на 1 февраля 2016 года он успел компенсировать 15,391 млрд грн. В банке «Финансы и кредит» накануне введения временной администрации средства клиентов превышали 21 млрд грн., из которых фонд планирует возместить 10,4 млрд.грн. (на 1 марта 2016 года возместил 9,4 млрд грн.). То есть только для полной компенсации средств вкладчикам этих двух банков придется «нарисовать» более 36 млрд грн. А если прибавить сюда кредиторов остальных 70 банков, сумма увеличится в несколько раз. Что будет в этом случае с экономикой, несложно догадаться.

В Конституционном суде говорят, что вердикт по этому делу может быть вынесен еще до конца мая. Эксперты считают, что в случае законодательного коллапса, депутаты постараются быстро протолкнуть закон, схожий по содержанию с нынешним документом. Чтобы признать и его неконституционным, понадобится не один год. В результате каждый останется при своем — Фонд гарантирования с привычными полномочиями, мелкие вкладчики — с компенсациями, а юрлица и обманутые «випы» — опять без денег.

Татьяна Очимовская, Деловая столица

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банковские офшоры: возврата не будет

За последние полтора года в Украине «лопнуло» около 70 банков. Значительная часть средств была выведена их акционерами в офшоры, в том числе после введения временной администрации в финучреждения.

Стоит ли ожидать продолжения банкопада в 2016 году и выведения акционерами финучреждений денег в офшоры? Все ли делает Нацбанк, чтобы спасти банки, а правоохранительные органы, чтобы вернуть выведенные капиталы из офшоров? Почему никто из банкиров до сих пор не наказан? На что обращать внимание вкладчикам и где держать сбережения? Стоит ли доверять рейтингам международных рейтинговых агентств при выборе банка? И сработает ли политика деофшоризации, заявленная недавно Президентом? Об этом в интервью «Аналитической службе новостей» (АСН) рассказал Ростислав Кравец, управляющий партнер Адвокатской компании «Кравец и партнеры».

По мнению эксперта, есть предпосылки, что в 2016 году с рынка будет выведено от 10 до 20 финучреждений. Это связано с нестабильной экономической ситуацией и непредсказуемой политикой Нацбанка в части поддержки национальной денежной единицы, валютных ограничений, поддержки экономики, абсолютного отсутствия кредитования.

«Первыми упадут банки 4-й группы, а также те, у которых до сих пор не раскрыта структура собственников», — считает Ростислав Кравец. – Большая вероятность, что «умрут» также финучреждения, которые перестали исполнять свои обязательства перед клиентами (не возвращают депозиты, задерживают перечисление средств и т.д.).

АСН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банковские офшоры: возврата не будет

За последние полтора года в Украине «лопнуло» около 70 банков. Значительная часть средств была выведена их акционерами в офшоры, в том числе после введения временной администрации в финучреждения.

Стоит ли ожидать продолжения банкопада в 2016 году и выведения акционерами финучреждений денег в офшоры? Все ли делает Нацбанк, чтобы спасти банки, а правоохранительные органы, чтобы вернуть выведенные капиталы из офшоров? Почему никто из банкиров до сих пор не наказан? На что обращать внимание вкладчикам и где держать сбережения? Стоит ли доверять рейтингам международных рейтинговых агентств при выборе банка? И сработает ли политика деофшоризации, заявленная недавно Президентом? Об этом в интервью «Аналитической службе новостей» (АСН) рассказал Ростислав Кравец, управляющий партнер Адвокатской компании «Кравец и партнеры».

По мнению эксперта, есть предпосылки, что в 2016 году с рынка будет выведено от 10 до 20 финучреждений. Это связано с нестабильной экономической ситуацией и непредсказуемой политикой Нацбанка в части поддержки национальной денежной единицы, валютных ограничений, поддержки экономики, абсолютного отсутствия кредитования.

«Первыми упадут банки 4-й группы, а также те, у которых до сих пор не раскрыта структура собственников», — считает Ростислав Кравец. – Большая вероятность, что «умрут» также финучреждения, которые перестали исполнять свои обязательства перед клиентами (не возвращают депозиты, задерживают перечисление средств и т.д.).

АСН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банковские махинации: почему никто не несет ответственности за «пустые» банки

По банкам открыто дел на 159 млрд гривен. Вынесен один приговор – оправдательный.

Как стало известно Forbes, в ближайшее время в Национальном банке Украины состоится заседание, с участием представителей Фонда гарантирования вкладов и официальных силовых органов Украины, о состоянии финансового рынка Украины и злоупотреблениях в банках. В том числе будут рассмотрены очередные результаты взаимодействия между НБУ и ФГВ и силовиками по вопросам неплатежеспособных банков. Результаты этого взаимодействия, которые, по сути, иллюстрируют эффективность работы НБУ и банковского надзора, есть в распоряжении Forbes.

С начала очищения банковской системы весной 2014 года в правоохранительные органы было передано 2400 заявлений о нарушениях, предшествующих банкротствам банков. Эти заявления были переданы Фондом гарантирования вкладов, так как именно в его компетенции неплатежеспособные финансовые учреждения. Из них в Министерство внутренних дел поступило 2151 заявление, в Службу безопасности Украины – 15, в Генеральную прокуратуру – 178.

Согласно информации источника Forbes в ГП, общая сумма нарушений, указанных в этих заявлениях – 160 млрд гривен. По сути, это и есть ущерб, причиненный махинациями на финансовом рынке. Субъектами выявленных криминальных правонарушений чаще всего являются собственники и топ-менеджеры.

По части заявлений об обнаруженных нарушениях закона – а именно 882 – силовики пока что вообще не ответили.

По 647 делам продолжается следствие в МВД, прокуратура расследует 61 дело, еще 6 продолжает рассматривать НБУ.

Из всех 2400 дел о нарушениях на 159 млрд гривен в украинских банках в суды направлено – 5 (!) на сумму в 7,9 млн гривен.

По одному делу вынесен оправдательный приговор. Обвинительного приговора не прозвучало ни по одному из дел.

Все ушедшие с рынка банки во время работы и совершения махинаций были в компетенции Национального банка Украины, который в ежедневном режиме мониторит состояние своих подопечных.

Одна из самых распространенных схем, о которой Forbes уже писал, и которая прекрасно известна должностным лицам НБУ, выглядит следующим образом. «Собственник банка напрямую или через связанных лиц создает на Кипре компанию-прокладку. И НБУ, и Финмониторинг это видят. Эта компания-прокладка заключает договор займа на сумму в десятки миллионов долларов США, для финансирования чего-то. Например, предприятия в Украине», – говорит шеф-редактор сайта Zakonoproekt.org.ua Евгений Костенко.

По его словам, в тот же день по поручению собственника банка, руководитель заключает, например, с Meinl Bank Aktiengesellschaft договор ответственного хранения и залога денежных средств, в размере нескольких десятков миллионов долларов или евро. Эти средства засчитываются на открытый украинским банком корреспондентский счет, как гарантии обеспечения взятых компанией-прокладкой обязательств. «Как правило, руководитель банка не учитывает это обязательство по договору ответственного хранения и залога, не формирует резервы для покрытия кредитного риска с целью недопущения убытков от невозвращения долга через неплатежеспособность компании-прокладки. В нужный момент, в результате невыполнения обязательств компанией-прокладкой, Meinl Bank Aktiengesellschaft проводит списание с корсчета украинского банка десятка миллионов долларов или евро», – говорит Костенко.

При этом, как НБУ, так и другие надзорные органы остаются простыми наблюдателями, не препятствуя подобной схеме.

По информации Forbes, из-за задержек с признанием неплатежеспособными целого ряда учреждений, которые были доведены до банкротства, вокруг должностных лиц НБУ ведутся разбирательства. Тем более что громкие увольнения в финансовом регуляторе уже начались. Так, в начале 2016 года с официальной страницы НБУ исчезла информация об Александре Писаруке, первом заместителе Валерии Гонтаревой.

Также претензии в свое время звучали к главе банковского надзора Алле Шульге, которая работала в одном банке с владельцем Дельта Банка Николаем Лагуном.

Дельта Банк перестал выдавать вклады в мае 2014 года. «Когда мы начали обращаться в правоохранительные органы по вопросам Дельта Банка, НБУ фактически бездействовал. Мы заметили, что они – НБУ – обратились в правоохранительные органы за несколько месяцев до введения временной администрации, для получения индульгенции. Хотя де-факто, обратись НБУ в правоохранительные органы раньше, выведения сотен миллионов и банкротства банков не произошло бы», – считает глава компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. По его словам, аналогичная ситуация сложилась с Радикал Банком, «Киевская Русь», «Финансы и кредит», и в некоторых других банках. «По моим оценкам, если бы НБУ и правоохранительные органы вовремя вмешались, удалось бы спасти 80-90% из активов банков», – уверен Кравец.

«Кризис ликвидности в банке не является уголовным преступлением. То, что произошло в банковской системе, случилось же не только из-за каких-то уголовных деяний менеджмента банка! Был кризис, Крым, Донбасс, невозвраты кредитов в этих регионах… Да, жалобы клиентов были, но, во-первых, они писали эти жалобы не только в НБУ, а и в силовые органы. Во-вторых, сама по себе жалоба клиента не является поводом для обращения НБУ в силовые структуры», – объясняет экс-глава банковского надзора НБУ Алла Шульга. Она указывает, что обращением с заявлением в МВД, СБУ или прокуратуру может быть, например, факт выдачи кредита фиктивной компании.

«Нигде в функциях НБУ или подразделений напрямую не оговорено, что НБУ должен подавать какие-то заявления, и такие действия НБУ реализует только на общеправовых основаниях», – отмечает Шульга.

Проблемы были не только у банков, выведенных с рынка. По информации источников Forbes в ГП, с декабря 2013-го по февраль 2014 года должностные лица банка «Платинум» заключали сомнительные финансовые договоры с рядом ООО на общую сумму в 1,1 млрд гривен. Банк был признан проблемным, однако НБУ не отказал учреждению в стабилизационном кредите в 240 млн гривен. С июня 2015 года департамент банковского надзора возглавляла уже Екатерина Рожкова, ранее бывшая главой правления Платинум Банка.

В «Платинуме» на вопрос по данным кредитам ответили, что «информация о кредитовании фиктивных компаний либо выводе денежных средств из банка не соответствует действительности». В НБУ сказали, что данные о погашении стабилизационного кредита представляют собой банковскую тайну.

«Банковский надзор всецело зависит от руководства НБУ», – подчеркивает Кравец. Отметим также, что сам НБУ при признании банка неплатежеспособным отмечает правонарушения, по которым банк переводится под временную администрацию. В этих причинах – всевозможные финансовые нарушения, в том числе кредитование связанных лиц, мошенничество и так далее. Но по факту попадания этих дел к силовикам средства не возвращаются, а суды пока что вынесли по всем банковским делам 2014-2015 годов лишь один оправдательный приговор.

МАРГАРИТА ОРМОЦАДЗЕ, ФОРБС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Куда деваются банковские резервы при банкротстве?

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец пояснил проблему банковских резервов.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Жителям зоны АТО вернули налоговые и банковские льготы

Жителям зоны АТО вернули льготы: по налогообложению (уплате единого соцвзноса), коммунальных платежам и по выплате банковских кредитов. Это произошло благодаря решению Киевского апелляционного административного суда по делу №826/18327/14, который восстановил действие постановления Кабмина №1053, по иску ООО «Тар Альянс».

«Правительство утвердило это постановление еще 30 октября 2014 г., во исполнение закона «О временных мерах в период проведения антитеррористической операции». В нем, в частности, содержался перечень территорий, на которые распространялись разные льготы — в частности, по погашению кредитов (людям и организациям не имели права начислять проценты и штрафы) и уплате единого соцвзноса. Но проработало это постановление лишь одну неделю, через 7 дней премьер-министр приостановил его действие. И в итоге у людей и компаний начались проблемы с банками и получением зарплат — их не выплачивали на территориях, подконтрольных украинским войскам, из-за неясностей с уплатой ЕСВ. Потому и был подан соответствующий иск и принято решение о восстановлении действия постановления Кабмина. Правительству напомнили, что, согласно действующему законодательству, оно не имеет права приостанавливать свои постановления. Такие полномочия есть только у Президента», — отметил в разговоре с «Вестями» старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Как сообщали «Вестям» юристы, чаще всего выходцы с Донбасса жаловались на проблемы с получением соцвыплат (пенсий и пособий), реже — на сложности с выплатами зарплат. Также возникали проблемы с банками, причем, не только кредитные, но и с ценными бумагами.

«У нас есть клиент, который купил в донецком отделении Ощадбанка (еще до военных действий) облигации внутреннего госзайма — те, что людям продавали на бумажных носителях. Разумеется, данные о месте покупки ОВГЗ было внесены в реестр. И теперь ему не хотят по ним платить. Киевский офис Ощада ему отвечает, что не будет делать ему выплаты по государственным ценным бумагам только на основании того, что они покупались на территории, которую сейчас не контролируют украинские войска. Сейчас думаем, как, по действующему законодательству, лучше оспаривать такое поведение», — рассказал «Вестям» управляющий партнер юрфирмы «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Елена Лысенко, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры