Архив метки: банки

Украинские банки поймали на обмане кредитных поручителей и приструнили

От финансистов потребовали не путать сроки действия поручительств со сроками исковой давности.

Украинские банки и Фонд гарантирования вкладов физлиц пытаются всеми правдами и неправдами вернуть ранее выданные кредиты. Для этого стали чаще обычного прибегать к взысканиям невозвратов с поручителей — лиц или предприятий, которые ручались за погашение займов. Нередко делают это с нарушением действующего законодательства. Это подтвердила Большая палата Верховного суда при рассмотрении дела №1411/3467/12, которая официально подтвердила неправомочность действий Дельта Банка, ликвидируемого ФГВФЛ.

Она четко объяснила в своей правовой позиции, что срок действия поручительства — не три года, так же, как и срок исковой давности. И вообще нельзя путать исковую давность со сроками поручительства. Это разные вещи.

«ПАО «Дельта Банк» ошибочно тождественно определил в договорах срок исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права или законного интереса со сроком действия поручительства, который не является сроком защиты нарушенного права, и его истечение прекращает субъективное право кредитора», — говорится в постановлении БП-ВС.

Юристы заверили, что банковские юристы нарочно делают подобные ошибки, чтобы вернуть кредит. Говорят, что явление массовое.

«Этим грешат очень многие банки. Поток невозвратов большой, потому финансисты не справляются с ним и нарушают сроки действия поручительств. Они у всех разные, и устанавливаются кредитными соглашениями. У кого-то это 6 месяцев после первого неплатежа, у кого-то это четко оговоренная дата в договоре — у всех по-разному. Условия могут быть различными, и они часто нарушаются самими банками. Как только это происходит, начинается подмена понятий: срок действия поручительства пытаются выдать за срок исковой давности, и под этим соусом выбить выплату у поручителя. Что незаконно. Наконец-то Большая палата Верховного суда это остановила и дала четкое разъяснение», — прокомментировал UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Шахрайство з кредитами: як банки дурять клієнтів

В Україні позичальники менш захищені, ніж банки. Останні часто зловживають, не дотримуються законів. По кілька разів відсуджують у клієнтів виплати по одному і тому ж кредиту. Водночас робити це заборонив як Верховний суд, так і київський апеляційний, розповів Gazeta.ua адвокат Ростислав Кравець.

«Банки відчувають безкарність. Бажання зловживати зникне, якщо змусити їх заплатити 1% від вартості своїх активів. Виручені мільйони треба направити на компенсацію відсоткових ставок боржникам. Сьогодні у кращому разі Нацбанк може накласти штраф 1700 гривень на голову правління банку», — каже адвокат.

За його словами, від цього страждає економіка країни. Позичальники йдуть «у тінь», щоб не платити податків і не показувати майно, яке банки можуть неправомірно відібрати.

«Позичальники, права яких порушили, мають звертатися до суду. Щоправда спочатку варто спробувати вирішити питання у позасудовому порядку. У той же час відверто не раджу брати кредити. Якщо ж вирішили ризикувати, потрібно уважно ознайомитися з умовами договору. З’ясувати на яку суму нараховують відсотки, за що встановлені штрафні санкції. Бувають випадки, коли банк нараховує 3-5% на все тіло кредиту. Хоча погасити залишилося кілька гривень», — наголошує експерт.

Кредитори навмисно ускладнюють договори. Навіть досвідчені юристи не завжди можуть розібратися з ними.

«Часто банки не знайомлять позичальників із умовами договору. Кажуть, що їх можна знайти на сайті банку. По-перше — це зробити дуже складно. По-друге — ніхто не гарантує, що вони будуть дійсні на момент звернення до суду. Крім того, кредитори зловживають прихованими відсотками, незрозумілими комісіями, непотрібними страховками», — резюмує адвокат.

В Україні 52,8% кредитів — проблемні, свідчать дані Нацбанку. З них 83% видані державними банками.

Маргаріта ДИКАЛЮК, Gazeta.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Накрутить по-тихому. Можно ли заставить банки не врать о процентах по кредиту

Права потребителей финансовых услуг сегодня защищены несколькими законами и при этом регулярно нарушаются. Что изменится, если будет принят еще один — «специальный» — закон?

Рассмотрение в парламенте законопроекта о защите потребителей финансовых услуг (№ 2456-д) вышло на финишную прямую. В Нацбанке говорят, что после его появления финучреждения не смогут безнаказанно дурачить клиентов обещаниями беспроцентных кредитов, навязывать дополнительные услуги или проделывать иные трюки, позволяющие зарабатывать на неведении и доверчивости населения. Однако оптимизм регулятора разделяют далеко не все.

Контролеры возьмутся за «беспроцентные» кредиты

В НБУ подсчитали: за прошлый год портфель гривневых кредитов, выданных банками населению, вырос на 31,4% — до 135,4 млрд грн, превысив объем в докризисный период. Драйвером роста стало потребительское кредитование, на которое приходится около 85% всех займов в нацвалюте, привлеченных физлицами от банков.

Не менее активно развивают кредитование и небанковские финучреждения. Например, за первые шесть месяцев прошлого года общий объем кредитов, выданных всеми небанковскими финансовыми учреждениями, вырос на 37% по сравнению с первым полугодием 2017-го (до 20,8 млрд грн). Но если в банках декларируемые эффективные ставки по потребительским кредитам составляют 30-140% годовых, то в финансовых компаниях могут превышать 600%.

Пока ситуация еще не критична: уровень долговой нагрузки на украинские домохозяйства составляет 9,1% от размера годового дохода. Для сравнения: в Латвии этот показатель превышает 44%, в Польше — 63%, в Словакии — 78%. «При сохранении темпов роста потребительского кредитования в перспективе нескольких лет некоторые группы домохозяйств могут оказаться чрезмерно закредитованными. В 2016-2017 гг. компания GfK Ukraine по заказу Всемирного банка проводила исследование, в рамках которого респонденты сегментировались по риску несостоятельности погасить кредит (в зависимости от соотношения расходов и доходов) и риска чрезмерной закредитованности (в зависимости от наличия задолженности по кредитам, коммунальным платежам и т. д.). В категорию «незащищенные» (то есть высокие риски по обоим направлениям) попало 74% из 2410 респондентов», — указывает Наталья Задерей, эксперт экспертной платформы НБУ.

Не исключено, что обыватели были бы менее падки на кредиты, если бы, к примеру, знали, что платить по ним придется не обещанные 0,1%, а все 500-600% годовых. Пресечь такое откровенное вранье финучреждений призван новый закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования защиты прав потребителей финансовых услуг». Проект документа депутаты готовы рассмотреть во втором чтении уже в ближайшее время. Документ призван не только пресечь вопиющие случаи нарушения прав клиентов финучреждений, но и наделяет нынешних регуляторов правом рассматривать жалобы населения на финансистов и наказывать нарушителей.

«Бесхозными» клиенты финучреждений оказались в 2011 г., когда Госпотребстандарт вычеркнул финансовые услуги из своего перечня. После чего объектом для тысяч писем с жалобами на нарушения со стороны финучреждений стал Национальный банк. Но сейчас, не имея законного мандата на защиту прав потребителей, НБУ может только погрозить пальчиком или написать устрашающее письмо. Ситуацию может изменить принятие законопроекта № 2456-д — именно он возложит на Нацбанк обязанность работать с нарушениями в отношении клиентов (аналогичными полномочиями разбираться с жалобами потребителей на подопечных наделяются Комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку и Комиссия, регулирующая сферу рынков финуслуг. — «ВД»).

Законопроект обязывает все без исключения финучреждения в месте предоставления услуг разместить информацию о полной их стоимости. А также письменно проинформировать клиента перед заключением договора, сколько ему реально, с учетом всех комиссий, придется платить по кредиту или какой доход он будет получать по депозиту, включая все комиссии и налоги. Если же конкретный размер трат не может быть определен, в уведомлении ему должны будут рассказать порядок определения таких расходов.

«Ужесточатся и требования к рекламе: если шрифт информации об условиях предоставления финансовых услуг вдвое меньше, чем название финуслуги, реклама будет считаться недобросовестной. То же касается и аудиорекламы, в которой условия предоставления услуги объявляются на 25% быстрее, чем ее название. Поэтому мелкий шрифт или скороговорка должны остаться в прошлом», — полагает Василий Андрусяк, руководитель практики налогового права MORIS GROUP.

Клиент всегда прав

Недобросовестная реклама и полнота раскрытия информации — лишь часть проблем, которые призван решить будущий закон. Существенно откорректированы будут и взаимоотношения финучреждений с клиентами в рамках договорных отношений. Прежде всего в документе оговаривается общее для всех финансовых договоров правило: содержащиеся в нем условия не могут ограничивать законодательно прописанные права потребителей. Нарушающие это правило пункты договора будут автоматически считаться недействительными.

Например, если клиент взял кредит под определенный фиксированный процент или разместил срочный депозит, то банк не сможет в одностороннем порядке увеличить процент по кредиту или изменить размер процентов по депозиту. Стандартные сейчас отговорки вроде изменения экономической ситуации или учетной ставки НБУ уже не сработают. И соответствующие условия договора, дающие финансистам такое право, работать не будут.

Изменять условия договоров финучреждения смогут только с письменного разрешения клиента. «Как это работает сейчас? Финучреждения направляют потребителю предложения об изменении условий договора (например, увеличение процентной ставки). При этом в договоре часто прописывается следующее правило: если потребитель не заявит претензий в течение определенного срока, это автоматически означает согласие с таким предложением. Все, что требуется от недобросовестных финучреждений, — это иметь доказательства отправки такого предложения и его получение потребителем. Такое получение может фальсифицироваться, отдаваться соседям, формироваться по соглашению с почтовым отделением или почтальоном. Результат — потребитель узнает о дополнительных процентах или задолженности в момент, когда она достигает значительных размеров. В случае же принятия законопроекта увеличение процентной ставки без письменного согласия потребителя будет недействительным», — поясняет Василий Андрусяк.

Более того, законодатель позаботился о том, чтобы договоры были максимально понятны для обывателей. Отказ предоставить экземпляр договора со всеми приложениями уже будет считаться нарушением. «Также законопроект оговаривает следующее: при возникновении разночтений договора, закрепленные в нем права и обязанности клиента будут толковаться в его пользу. То есть замысловатые формулировки договора, зачастую понятные только юристу, который его составлял, уже не помогут финучреждению использовать неоднозначность в свою пользу», — говорит Максим Олексиюк, партнер ЮФ «КМ Партнеры».

Что не менее важно, закон должен снизить риски невозвратов. «Среди существенных моментов следует также отметить введение штрафных санкций, которые накладываются контролирующими органами, в частности, за непроведенную оценку кредитоспособности потребителя перед заключением договора о финансовой услуге. Данное нововведение должно побуждать заимодателей к более ответственному походу при принятии решения о выдаче займа», — говорит Игорь Опадчий, партнер ЮК JN Legal.

Андрей Трембич

Адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры»

Законопроект о защите потребителей финансовых услуг запрещает прописывать в договоре пункты, ограничивающие права клиента, предусмотренные законом. Это правило действует и сейчас. Проблема в том, что эти договоры могут «творчески» уточнять, детализировать, замалчивать права, толковать их или предусматривать особые механизмы их осуществления.

Самые одиозные положения финансовых договоров после принятия законопроекта не исчезнут. Например, очень часто в договорах прописывают так называемые третейские оговорки. Это означает, что в случае возникновения конфликта между финучреждением и клиентом спор будет рассматриваться в «постоянно действующем третейском суде», который «постоянно действует» как раз при этом же банке (их ассоциации).

Обращаться должнику банка в такой суд за защитой — все равно, что обращаться к кассиру того же банка. «Третейскими судьями» в этих судах часто работают бывшие сотрудники этих же банков. Будут ли они рассматривать конфликт беспристрастно? Вопрос риторический. И все это вполне законно. Так же законно, как и предусматривать в ипотечном договоре возможность обращения взыскания на предмет ипотеки за любое и всякое нарушение договора кредита или ипотеки. В том числе за неуведомление должником (ипотекодателем) в течение трех дней, скажем, о смене номера телефона или электронной почты. Так же законно, как предусматривать троекратные наслоения обеспечений в интересах финучреждения: залог/ипотека, поручительство, договор купли-продажи с отлагательным условием, штрафы и пени, дополнительные платежи, которые прямо не именуются неустойкой, но таковой фактически являются.

Жалуйтесь!

Безусловно, закон не может охватить все возможные практические нюансы взаимоотношений финучреждений и их клиентов. Поэтому наделяет регуляторов правом издавать разъяснения и методические рекомендации, которые в будущем позволят закрыть все спорные вопросы.

И все же многие правоведы настроены в отношении нового документа очень скептически. «К сожалению, данный законопроект слишком долго находился на рассмотрении. За это время уже были внесены изменения в Закон «О защите прав потребителей», приняты законы «О потребительском кредитовании» и «О возобновлении кредитования», пролоббированные НБУ и недобросовестными банкирами. Поэтому о том, что закон сможет эффективно защитить права потребителей, говорить не приходится. Все предлагаемые нормы — не более чем предоставление дополнительных полномочий регуляторам (перечень которых даже расширен), никоим образом не защищающие непосредственно потребителей финансовых услуг», — уверен Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры».

Простой пример. Законопроект предлагает считать нарушением прав потребителей навязывание дополнительных услуг («хотите оплатить в нашей кассе — оформите карту нашего банка», «заверяйте документы только у указанного нами нотариуса», «хотите получить услугу — оформите страховку» и т. д). Но навязывать любые дополнительные услуги запрещено и сейчас. Обходят это требование просто — обязательство клиента приобрести что-то дополнительно документально не фиксируется. То есть не бывает таких условий договора, но бывают специфические «пакеты» страховых или других финансовых услуг. Эта же практика сохранится и после вступления в силу нового закона. Аналогичное требование — раскрывать эффективную ставку по кредиту — тоже уже имеется. Но много ли мы найдем владельцев потребительских кредитов, которые точно знают, под какой действительно процент их привлекли?

То же самое касается и недобросовестной рекламы. «Если честно, любой нормальный юрист с помощью нехитрых дисклеймеров вроде «администрация не несет ответственности…», отсылок, отпугивающих пространных формулировок и креативного дизайна сделает так, чтобы формально соблюсти любые требования закона о рекламе — и при этом завлечь клиента», — уверяет Андрей Трембич, адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры».

Так что все будет зависеть от того, насколько формально будут подходить к проверке подопечных и рассмотрению жалоб потребителей сами регуляторы. И будет ли у нарушителей возможность откупиться.

Максим Олексиюк

Партнер ЮФ «КМ Партнеры»

Законопроект не решает очень существенный вопрос, связанный с ведением банками депозитных, а также текущих (расчетных) счетов клиентов. Между депозитом и расчетным счетом существует принципиальная разница. Депозит — это предоставление средств банку взаймы, тогда как расчетный счет открывается только для ведения банком учета безналичных средств клиентов. Однако проблема состоит в том, что банки не делают разницы и распоряжаются всеми без исключения средствами клиента, будь то депозит или расчетный счет. То есть деньгами на текущем счету вы рискуете ровно так же, как и те, кто передал деньги на депозит. При этом по текущим счетам клиенты либо не получают проценты, либо получают, но очень незначительные.

Кроме того, собственники депозитов уже защищены законодательно: в случае банкротства банка они получают возмещение из Фонда гарантирования вкладов (по вкладам до 200 тыс. грн). Но как быть тем, кто никому не предоставлял свои деньги и просто имеет расчетный счет в банке? Как оказалось, на практике банки не видят разницы, и собственники расчетных счетов необоснованно несут те же максимальные риски. Учитывая недавний банкопад, на эту ситуацию законодатели должны были обратить внимание в первую очередь.

Елена Демина, Деловая столица

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинцы не хотят платить коллекторам. Возвращают кредиты в банки

Заемщик выиграл дело по передаче своего займа из УкрСиббанка в «Кей-Коллект».

Банковские заемщики оспаривают передачу своих кредитов коллекторским компаниям, и выигрывают иски. Подольский районный суд в г. Киеве в ходе рассмотрения дела №758/4861/16-ц признал недействительной передачу ипотечного кредита УкрСиббанка структуре «Кей-Коллект». Подчеркнув, что коллектор не имел права на указанную операцию: банку нельзя было передавать долги физических лиц по договору факторинга.

«Поскольку ответчик является небанковским финансовым учреждением, а потому не может быть фактором по праву требования к должнику физического лица», — говорится в судебном решении. Оно касалось займа на $ 800 тыс.

В решении детально описано, почему передача кредитов УкрСиббанка незаконна.

«Ч. 2 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном факторинге, к которой Украина присоединилась 11.01.2006 г., определено, что договор факторинга означает договор, заключенный между одной стороной (заемщиком) и другой стороной (фактором), согласно которому заемщик уступает или может уступить право денежного требования, вытекающие из контрактов купли-продажи товаров, заключенных между поставщиком и его покупателями (должниками). Кроме договоров купли-продажи товаров, приобретенных в первую очередь для их личного, семейного или домашнего использования. Соответственно, у фактора отсутствует право на приобретение права отступного требования к физическому лицу, которое не является субъектом хозяйствования», — говорится в документе.

Конечно, решение не окончательное, и наверняка последует апелляция со стороны финансистов. Оно имеет все шансы дойти до Верховного суда.

«Сейчас коллекторы уже могут работать с договорами факторинга. Но тогда не имели на это права — действовало другое законодательство. Потому у заемщика сильная позиция. Тем более, что «Кей-Коллект» к тому же получал на обслуживание валютные кредиты, не имея валютной лицензии. То есть, если бы люди принесли в погашение доллары или евро, коллектор не смог бы их законно принять. Вопросов масса. И совершенно очевидно, что коллекторская компания приняла на баланс кредитный портфель не для реальной работы с заемщиками, а, чтобы получить себе на баланс ипотечные залоги, которых у УкрСиббанка была масса. Конечно, все это будет обсуждаться в судах высшей инстанции в случае апелляций», — отметил в разговоре с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Если заемщик выиграет все суды, его кредит должны будут вернуть в УкрСиббанк. Он продолжит выплачивать заем ему.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинские банки научились продавать дома от имени людей. От себя — невыгодно

Однако Верховный суд назвал такой подход незаконным, и потребовал, чтобы финансисты действовали от собственного имени.

Украинским банкам запретили манипулировать недвижимостью и принудительно продавать ее от имени заемщиков. Об этом говорится в заключении Верховного суда по делу № 303/1565/14-ц. Оказалось, что финансисты частенько так поступали: получали в районных судах доверенности на продажу ипотечных залогов от имени кредитных должников и выставляли людей на улицу.

Теперь им это запретили — работать от чужого имени. Если банк и будет продавать залог, то должен делать это от себя.

«Все необходимые действия по продаже предмета ипотеки и заключения договора купли-продажи ипотечного имущества ипотекодержатель осуществляет от своего имени, а не от имени ипотекодателя. Закон не предусматривает такого способа обращения взыскания на предмет ипотеки, как продажа предмета ипотеки от имени ипотекодателя (ипотекодателей)», — говорится в постановлении Верховного суда.

Оно касается спора Приватбанка с ипотечным заемщиком, который одалживал деньги на покупку дома на 161,1 кв. м. Человек оказался должен по кредиту €61,8 тыс., на которые кредитор насчитал €34,2 тыс. процентов, €49,6 тыс. пени и €6,5 тыс. комиссий.

«Банку было невыгодно нести риски по продаже имущества в случае признания договора недействительным и соблюдать массу других нюансов. Намного проще оказалось получить в суде разрешение на продажу залога от имени должника, и выставить его на улицу. Однако Верховный суд выдал совершенно верное заключение о незаконности столь хитроумных манипуляций и запретил кого-либо выселять. Чтобы получить залог банку придется соблюдать действующее законодательство, совершая все сделки от своего имени и не прикрываться никем», — заключил в беседе с UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинские банки развернули охоту на наследников своих заемщиков. Нарушают закон

Финансисты нарушают 6-месячный срок, который отведен кредиторам, чтобы выставить требование.

Кредиторы не имеют права бесконечно требовать погашения кредитов с наследников должников. Если заемщик скончался, то у банка всего 6 месяцев на то, чтобы найти его наследников и потребовать долг с них. Если они не укладываются в срок, то остаются ни с чем — не могут, ни требовать выплату, ни продавать заложенное имущество. Об этом Верховный суд напомнил финансистам, рассматривая дело №127/20962/15-ц. Оно касается взыскания ипотеки БМ Банком, и финансисты его проиграли.

«Истечение определенных статьей 1281 ГК Украины сроков предъявления кредитором требования к наследникам влечет лишение кредитора права требования по основному и дополнительному обязательствам, а также прекращения таких обязательств», — говорится в постановлении суда.

Юристы назвали его обоснованным и полезным.

«Требование не новое, но банки продолжают его нарушать. Или намерено нарушают закон, на авось нападая на наследников должников после 6-месячного срока, или нанимают в штат безграмотных юристов, не знающих действующего законодательства — точно неизвестно. Однако просроченных нападок на наследников кредитов становится все больше, и это уже болезнь для украинских банков. Так что людям приходится оборонятся и углублять свои юридические познания. Им нужно запомнить, что у банка только полгода после смерти заемщика для предъявления требований, и давать отпор безграмотным банкирам», — прокомментировал UBR.ua постановление старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Действует тот же принцип, что при наследовании. У близких скончавшегося, по действующему законодательству, есть 6 месяцев, чтобы вступить в наследство. Потому и у кредиторов ровно столько же времени. Люди должны понимать, что именно они принимают в наследство — и имущество, и долги. Они не должны получать «кота в мешке». Чтобы принять осмысленное решение, и, если потребуется, отказаться от наследства (если человек принимает в наследство имущество покойного, то получает и все его долги).

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банки активно перевіряють дані клієнтів: подробиці

«Завітайте, будь ласка, у відділення банку для оновлення даних згідно з постановою Нацбанку №417 до 1 серпня». Таке повідомлення нещодавно прийшло на мій номер телефону й змусило трохи похвилюватися, пише газета «Експрес».

Одразу пригадала випадок дворічної давнини, коли знайома позичила своїй подрузі декілька тисяч гривень готівкою. Згодом та віддала борг, внісши гроші на зарплатну картку знайомої. Банк ідентифікував цю операцію як підозрілу й попросив жінку прийти для уточнення певної інформації. Тоді спостерігалися непоодинокі випадки, коли за неявку банк міг навіть заблокувати на деякий час картковий рахунок.

Хоч-не-хоч, але у відділення довелося завітати й мені. Привітна співробітниця, почувши мету візиту, заспокоїла: «Така постанова Нацбанку, мусимо виконувати». «Але ж у мене тільки зарплатна картка у вашому банку, — кажу. — Жодних підозрілих операцій я не проводила, грошові перекази у вашому банку не отримувала. Чому установа проявляє до мене таку увагу?»

«Не хвилюйтеся, ми тільки оновимо дані», — відповіла вона, попросивши паспорт. А далі — пішло-поїхало. Після питання «Яка ваша зарплата?», співробітниця ніби мимохіть сказала: «Для вас у нашому банку є унікальна кредитна пропозиція…».

— Постанова №417 «Про затвердження Положення про здійснення банком фінансового моніторингу» була прийнята ще у 2015 році, — розповідає адвокат Ростислав Кравець. — З того часу банки зобов’язані періодично проводити ідентифікацію, оновлення даних своїх клієнтів, встановлювати інформацію, що відноситься до них (паспортні, контактні дані), а також джерела походження коштів у разі значних переказів (при здійсненні переказів фізичною особою без відкриття рахунку на суму 15 тисяч грн і вище, а також при проведенні разової фінансової операції без встановлення ділових відносин на суму 150 тисяч грн і вище. — Авт.). Усе це заради однієї мети — щоб запобігти відмиванню коштів, здобутих злочинним шляхом.

Хоча насправді така ідентифікація на практиці призводить не до запобігань, а до зловживань з боку фінансових установ.

— Що маєте на увазі?

— Деякі банки, навпаки, використовують проведення цього фінансового моніторингу, щоб безкарно затримувати платежі й не повертати вкладникам депозитні кошти під будь-яким приводом, вимагаючи від них досить велику кількість додаткових документів.

Раніше перелік документів, які банк міг вимагати від клієнта, був конкретно затверджений Нацбанком. Тепер же кожен банк має власну програму фінансового моніторингу з переліком документів для ідентифікації. Нерідко банк намагається отримати інформацію не тільки про свого клієнта, але й про його родичів, їхнє місце роботи, про доходи, наприклад, чоловіка чи дружини.

Дуже часто банки використовують це оновлення даних клієнтів і для додаткової реклами своїх послуг.

— Чи може банк заблокувати картку, якщо людина не з’явилася на ідентифікацію у зазначений строк?

— Так, банк може в окремих випадках обмежити рух коштів, доки особа не пройде так звану ідентифікацію та верифікацію. У попередні роки це робили досить часто комерційні банки, особливо «Приватбанк». Цьогоріч про подібні випадки ще не чув.

Леся ЯСИНЧУК, Експрес онлайн

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Новичкам кредит не дадут. Как банки фильтруют клиентов

В то же время, по словам банковского эксперта Василия Невмержицкого, крупные кредиты банки сегодня выдают только компаниям с проверенной кредитной историей. «Банки сегодня очень жестко контролируют систему выдачи кредитов и качество кредитного портфеля. Например, новым предприятиям без истории хозяйственной деятельности получить кредит практически нереально. Даже так называемые ломбардные кредиты, когда в счет обеспечения займа банк берет в залог квартиру или другое имущество, не пользуются популярностью среди банковских учреждений. Банки просто не хотят ввязываться в судебные тяжбы и длительную работу с исполнительной службой в случае невозврата», — говорит Невмержицкий. Сейчас для получения кредита предприятию нужно иметь прежде всего хорошую кредитную историю в течение двух-трех лет, ликвидный залог, кейс заказов и достаточный финансовый поток. В таком случае вероятность получения кредита составляет 50–75%.

В скором времени украинцев ждет резкое ужесточение условий предоставления и взыскания банковских кредитов. В частности, это произойдет из-за нового Закона «О кредитовании», который на днях приняла ВР. Чем обернутся новые нормы для клиентов и что происходит на рынке кредитования сегодня, выясняли «Вести».Как известная актриса разбила семью нардепаСМИ пестрят подробностями

Рост кредитования

С одной стороны, ситуация выглядит оптимистично: согласно данным НБУ, в 2017 году объем кредитования населения вырос на 40%. Немного увеличилось и кредитование бизнеса — на 8,6%. Положительная динамика гривневого кредитования, по прогнозам банкиров, сохранится и в нынешнем, 2018 году. Стремление украинцев взять в займы многие эксперты объясняют замедлением темпов инфляции и относительной стабильностью курса гривни.

С другой стороны, рост кредитования вовсе не говорит о положительных изменениях в обществе. Наоборот, некоторые аналитики связывают такую тенденцию с долгосрочным снижением доходов граждан и отсутствием у многих из них сбережений на «черный день». Кроме того, как рассказал «Вестям» советник президента Ассоциации банков Украины Алексей Кущ, существенный рост кредитования сейчас показывает только розничное кредитование. «В частности, это овердрафты на зарплатные банковские карточки, кредиты на покупку бытовой техники и потребительские кредиты», — отмечает Кущ. При этом большинство банков сегодня готовы предоставить небольшой потребительский кредит (до 15 тыс. грн), часто не требуя даже справку о доходах. Любопытно, что украинцы занимают денежные средства не только для покупки самого нужного (бытовая техника, ремонт), но и для оплаты развлечений, приобретения дорогих гаджетов или поездок за границу.

Кроме банков, небольшие займы сегодня охотно выдают и микрофинансовые организации (МФО) и так называемые кредитные союзы. Для получения микрозайма достаточно явиться в МФО с паспортом. Все, что нужно заемщикам для получения кредита, — это паспорт и карточка банка. Как отмечает Кущ, такие организации пользуются повышенным спросом в отдаленных населенных пунктах и среди клиентов с плохой кредитной историей. Правда, как подсчитали «Вести», средние процентные ставки в таких компаниях нередко достигают 500% годовых, а в случае невозвращения в срок займа начисляются огромные штрафы и проценты, так что спустя два месяца сумма оказывается неподъемной.

Стоит отметить, что и государственные банки не лишают себя возможности подзаработать. Например, для рядового клиента ПриватБанка процентная ставка по карточному «кредитному лимиту» установлена в размере 3,6% в месяц, или 43,2% годовых, но когда клиент попадает в «просрочку», ставка удваивается — до 7,2% в месяц, или 86,4% годовых, плюс добавляются различные штрафы и пеня. Примерно такие же условия действуют и в других государственных банках.

Каждый второй кредит невозвратный

Что касается других видов кредитования — например автокредитования, кредитования бизнеса или ипотеки, — то здесь, по словам экспертов, «полный штиль». «Банки сегодня перегружены проблемными кредитами, и в ближайшее время меньше их не станет, поэтому финучреждения очень аккуратно подходят к выдаче крупных кредитов и не увеличивают объемы средств под кредитование, а дают займы из тех денег, которые получили в качестве погашения предыдущих займов», — отмечает Кущ. К слову, по данным рейтингового агентства Moody’s, объем проблемных кредитов в банковской системе Украины составил порядка 60%.

Слишком дорого и страшно

Одной из главных причин низкого уровня кредитования в Украине эксперты называют высокую учетную ставку, которая сейчас установлена на уровне 17% (см. инфографику) и слабую защиту кредиторов. «НБУ держит учетную ставку на уровне 17%, соответственно, кредиты в частном секторе не могут быть менее 22%, а с учетом всех остальных комиссий иногда достигают все 25% и выше. Представьте, какую рентабельность должен иметь бизнес, чтобы «отбить» такую ставку», — говорит «Вестям» директор розничного бизнеса Агропромбанка Игорь Львов. В такой ситуации, по словам Львова, активно кредитуются только те отрасли, в которых есть государственная поддержка. Например, агросектор и ЖКХ. Остальные предприятия, по словам Куща, пользуются в основном суточными овердрафтами: «Когда, например, нужно заплатить за товар сегодня, а деньги будут только завтра».

В то же время, как говорит Невмержицкий, просто понизить учетную ставку не получится. «Понижение ставки сразу же отразится увеличением денежной массы и всплеском инфляции. Понижение ставки должно происходить одновременно с ростом экономики в стране», — отмечает Невмержицкий.

Новый закон: спасение или беспредел

Тем временем не утихают споры относительно недавно принятого Закона «О кредитовании», который по замыслу авторов призван возобновить кредитование в Украине путем защиты прав кредиторов. Но на деле, по словам экономиста Андрея Новака, этот документ может окончательно «добить» банковскую отрасль. В частности, по новым правилам, среди прочего, банки получили возможность более активно взыскивать долги по ипотечным кредитам, менять процентную ставку якобы с согласия заемщика и «шерстить» Реестр актов гражданского состояния, выискивая в нем умерших заемщиков и их наследников. «Новый закон увеличивает права банков и уменьшает права заемщиков. На возобновление кредитования он никак не повлияет, а в первую очередь нацелен на помощь банкам в возвращении проблемных кредитов», — говорит Новак.

В свою очередь юрист Ростислав Кравец считает: учитывая нынешнюю ситуацию, когда банки и так часто злоупотребляют своими правами, продают кредиты третьим лицам и взыскивают их по несколько раз, делегирование дополнительных полномочий финансовым учреждениям — это преступление. «У нас в практике есть дела, когда один и тот же долг взыскивали по пять раз. А делается это так: в первую очередь взыскивается иск по кредиту — раз, затем делается обращение на взыскание ипотеки — два, оформляется нотариальная надпись на сумму долга  — три, обращаются к двум поручителям — четыре и пять. А суть этого всего заключается в том, что исполнительные производства по всем этим взысканиям открываются в разных исполнительных службах. И такое злоупотребление правами сейчас далеко не редкость», — говорит Кравец. К слову, «Вести» ранее писали о киевлянке Людмиле Туранской: ее одновременно «прессуют» банк, которому она должна 200 тыс. грн, и коллекторы, которым банк продал этот долг. Причем, пока решалось, кому именно теперь Людмила должна отдать деньги, долг вырос чуть ли не в три раза.

Хотят снять гарантии с валютных депозитов

Еще одно нововведение, которое может ожидать украинцев уже в новом году, — это снятие гарантий по возмещению валютных депозитов. Напомним, сегодня Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) возмещает вклад до 200 тыс. грн, не различая депозиты, сформированные в национальной валюте или иностранной. Но, как заявил директор ФГВФЛ Константин Ворушилин, «гарантии по валютным вкладам неплохо было бы снять». Исходя из этого, в Ассоциации банков Украины не исключают, что уже осенью в ожидаемый законопроект о повышении гарантированной суммы по вкладам «просочится» и статья о снятии гарантий по валютным сбережениям населения.

Антон Драник, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банки начали массово блокировать счета украинцев

Украинцам начали блокировать платежные карты. В банках говорят, что это делается для актуализации клиентских данных и борьбы с «дропами». Счета обещают разблокировать, когда клиент предоставит сотруднику банка паспорт и идентификационный код. В свою очередь юристы говорят, что такие действия банка можно оспорить, но в большинстве случаев оно того не стоит. «Вести» выяснили, какие карты проверяют в первую очередь.

Блокируют без предупреждения

Украинцы жалуются, что в один момент неожиданно для себя обнаружили, что их платежная карточка заблокирована. «Вчера мне пришло уведомление о том, что моя карта Укргазбанка заблокирована. Я подумала, что это мошенники, и перезвонила в банк. Но там мне сказали, что карту заблокировал банк, а мне, чтобы продолжить пользоваться счетом или снять деньги, необходимо прийти с документами в отделение. Это при том, что я оформляла карту два месяца назад и никаких сообщений не приходило», — рассказывает «Вестям» клиент Укргазбанка Валерия Ионова.

Такая же участь постигла и клиентов Ощадбанка и ПриватБанка. Правда, в случае с «Приватом», клиенты отмечают, что получали извещения с просьбой прийти в банк заранее или отправить скан копии необходимых документов online. Другие же банки вопросом уведомления своих клиентов, видимо, не задавались.

Тем временем в Укргазбанке «Вестям» подтвердили, что действительно начали проверки своих клиентов. Но отмечают, что это не их прихоть, а требование НБУ. «В связи с постановлением №417 мы должны ежегодно проверять данные клиентов. Поэтому, если человек не явится в банк, мы действительно заблокируем его счет», — отметили в Укргазбанке. О том, что идет такая проверка, «Вестям» сообщили еще в нескольких банках.

Борьба с «дропами»

По словам советника президента Ассоциации украинских банков Алексея Куща, требование НБУ о проверке клиентов вступило в силу еще в 2015 году, но сейчас банки начали активнее его выполнять. «Одной из причин, которая заставила финучреждения активно проверять своих клиентов, стала борьба с «дропами» и фейковыми ФЛПами. В последнее время эти явления обрели широкий масштаб», — отмечает Кущ.

«Дропы» — это сленговое опредение людей, которые продают преступным группировкам свои банковские карты (вместе с SIM-картой) и право на их использование. За это, в зависимости от договоренностей, «дропы» получают вознаграждение от 1 тыс. до 2 тыс. грн в месяц. Стоимость самой карты любого украинского банка на черном рынке составляет $ 100. Такие карты в основном используют наркоторговцы, мошенники и другие лица для большей анонимности своих операций.

Наравне с этим, по словам Куща, в Украине активно продаются «фейковые ФЛП» (физическое лицо предприниматель). «Принцип схемы такой-же, как и с банковскими картами. Человек оформляет на себя ФЛП и пишет доверенность о передаче прав на осуществление всех операций, включая банковский счет», — отмечает Кущ.

«Фейковые ФЛП» в Украине активно используют розничные сети, бутики одежды и другие представители малого и среднего бизнеса для ухода от налогов. Так, например, в одном бутике может быть до пяти POS-терминалов, оформленных на разных людей. А владельцы торговых точек распределяют денежные поступления таким образом, чтобы оборот каждого ФЛП не превышал, например, 1,5 млн грн. (максимальная годовая выручка для ФЛП, который является плательщиком единого налога 2-й группы, ставка единого налога которого не превышает 750 грн в месяц). Сейчас в интернете можно увидеть множество объявлений, где разные фирмы за открытие ФЛП предлагают 1,5 тыс. грн сразу и по 1,5 тыс. грн ежемесячно за предоставление ФЛП в пользование.

Прав ли банк и кто в зоне риска

Как говорит юрист Ростислав Кравец, банки действительно имеют право проверять клиентские данные. Но, по закону, делать они это могут не чаще чем раз в год. «Многие государственные банки, в основном крупные, часто пренебрегают этим и проводят такие проверки против правил, когда им захочется. В такой ситуации можно идти в суд и отстаивать свои права. Но, учитывая сроки, легче прийти в банк и написать заявление о закрытии счета и забрать свои деньги», — отмечает Кравец.

В свою очередь, по словам Куща, наибольшее внимание банки сейчас уделяют тем клиентам, которые ведут себя подозрительно. «В основном мониторинг проводят по тем картам, где сразу же после зачисления средств деньги обналичиваются в банкоматах, при этом по карте нет расчетов в магазинах. Такие карты сразу ставятся на дополнительный контроль, и людей вынуждают чаще проходить идентификацию», — отмечает Кущ.

Еще одной причиной для блокировки карты могут стать «странные» доходы. «Это тоже требование НБУ, согласно которому банк может не только остановить подозрительную операцию по переводу большой суммы средств, но и заблокировать карту», — говорит Кущ. В этой категории под подозрение в первую очередь попадают фрилансеры и те, кто не имеет постоянного места работы.

Антон Дранник, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Оружие возмездия. Какие новые меры воздействия на должников получили банки

То, чего так долго ожидали банкиры, свершилось. Парламент принял закон о возобновлении кредитования, который заметно усиливает позиции финучреждений. Фокус выяснил, к чему это приведет и зачем это было нужно.

В украинском банковском секторе сложилась парадоксальная ситуация. Система довольно уверенно выходит из кризиса, демонстрирует рост и имеет ресурсы для кредитования. Бизнес в то же самое время остро нуждается в заемных средствах для развития, а граждане – в доступных длинных кредитах на покупку авто или жилья. Однако сегодня активно развивается только сегмент краткосрочных потребительских займов и кредитных карт.

После практически полной приостановки кредитования в 2014-2015 годах эксперты и участники рынка ждали его скорого возобновления. Например, экс-глава НБУ Валерия Гонтарева еще в 2015 году прогнозировала возобновление кредитования с середины 2016 года, а в конце 2016-го утверждала, что полномасштабное кредитование начнется «в последующие годы».

То, что рынок продолжает стоять на паузе вопреки некогда озвученным ожиданиям регулятора, банкиры, отчасти, связывали с незащищенностью кредиторов. Финучреждения опасались кредитовать из-за отсутствия эффективных механизмов взыскания задолженности с недобросовестных клиентов и требовали защиты своих прав на законодательном уровне.

Сфера кредитования действительно требовала изменений, и тому свидетельство — горький опыт кризисов 2008-2009 и 2014-2015 годов. Их последствия банковской системе придется разгребать еще не один год. По состоянию на май 2018 года в украинских банках доля займов, которые не обслуживаются, составила 56,09%. Причем удельный вес проблемной валютной ипотеки физлиц, выданной до 2008 года, ничтожен по сравнению с колоссальным объемом токсичных кредитов корпоративного сектора.

Безнаказанно избегать погашения своих долгов украинскому крупному бизнесу помогало как несовершенство судебной системы, так и законодательство, которое Верховная Рада как раз и попыталась подлатать, приняв закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно возобновления кредитования (№6027-д). По мнению Виталия Шапрана, члена Украинского общества финансовых аналитиков (УОФА) за счет этого, вероятно, будет закрыто 75% нормативных дыр, через которые поручители и заемщики уклонялись от своих обязанностей.

Банки во всеоружии

По мнению представителей банковской системы, благодаря принятию закона пространства для недобросовестных заемщиков поубавилось. Как отмечает Елена Коробкова, исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ), у них уже не будет возможности выводить недвижимость из-под ипотеки путем реконструкции или проведения самовольного строительства. Ранее за счет подобных манипуляций бизнесмены умудрялись оставлять банки без обеспечения по кредиту и далее свои займы безнаказанно не выплачивали.

«Законопроектом устраняется схема, при которой должник-юридическое лицо во избежание ответственности начинает процедуру банкротства, а конечный собственник, который выступает поручителем этого юрлица, подает иск о взыскании залога, – отмечает Елена Коробкова. – Как следствие, должник долги не возвращает, а залог остается у фактического владельца бизнеса». По словам собеседницы Фокуса, такая схема очень больно ударила по украинской банковской системе, спровоцировав многомиллиардные убытки.

Многие нормы законопроекта затрагивают не только бизнес, но и граждан. «Банки получили доступ к государственным реестрам для проверки информации, предоставленной потенциальными заемщиками-физлицами, – продолжает Елена Коробкова. – Также у банковских учреждений появилась возможность выявить факт смерти должника для дальнейшей работы с его наследниками». То есть при получении наследства обязательства по кредитам теперь переходят к наследникам автоматически.

«Принятый закон существенно меняет объем прав и обязанностей сторон в отношениях, которые возникают при кредитовании, – обобщает Артем Кузьменко, старший юрист юрфирмы Eterna Law. – Можно говорить о смещении баланса прав в пользу кредиторов, которые будут более защищенными при выдаче займов».

Финансисты подобными нововведениями в целом довольны. Как отмечает Виталий Шапран, критикуют этот закон в основном юристы, которые за деньги организовывают уклонение от исполнения обязательств в судах, так как теперь им будет сложнее работать.

Заемщикам приготовиться

По мнению Артема Кузьменко, обратной стороной медали станет усиление давления на заемщиков, что может привести к более обдуманному обращению за кредитами. Оценив перспективы разбирательств с банком, потенциальный заемщик вряд ли теперь станет брать кредит в надежде как-то «пропетлять» и избежать его погашения. Да и добросовестным клиентам теперь стоит относиться к кредитным отношениям, в частности к договорам поручительства, куда внимательней.

Стоит учесть, что нововведения затрагивают не только будущих, но и всех без исключения существующих заемщиков. Как отмечает Артем Кузьменко, закон будет распространяться как на новые кредиты, так и на выданные ранее займы, договора по которым продолжают действовать. По мнению опрошенных юристов, такая норма является спорной и, возможно, даже неконституционной.

Также юристы обращают внимание на отсутствие в законе механизмов, исключающих махинации со стороны самих финучреждений. «Принятый закон упростит процедуры обращения взыскания, однако не решит встречный вопрос с предотвращением злоупотреблений со стороны банкиров, – считает Ростислав Кравец, адвокат, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры». Также он отмечает, что практика вывода с рынка более ста банков показала, что самыми недобросовестными заемщиками являются банкиры и связанные с акционерами банков предприятия, а договора с ними были составлены таким образом, что новый закон не решит вопрос возврата средств.

Миссия невыполнима

Несмотря на громкое название, в котором фигурирует стратегическая цель возобновления кредитования, сам по себе принятый документ вряд ли приведет к быстрому оживлению спящего рынка. «Новый закон — лишь часть пазла, так как значительная часть проблем кредиторов скрывается в действующих процедурах банкротства, а для их решения необходимо принять другой законопроект (№8060), а затем доработать подзаконную нормативную базу», – отмечает Елена Коробкова. По ее словам, еще одним шагом должно стать принятие закона «О деятельности по управлению задолженностью», что позволит разгрузить балансы банковских учреждений.

Однако проблемы кредитования лежат не только в законодательной плоскости. «Нам не удается сбить инфляцию до однозначного уровня, – говорит Виталий Шапран. – Скорее всего, у НБУ во втором полугодии 2018-го не будет возможности снижать учетную ставку из-за внешнего фактора, и это будет сдерживать кредитование». Да и в целом, по мнению собеседника Фокуса 2019 год окажется взрывоопасным – выборы, большие выплаты по госдолгу, неопределенность с МВФ и это все на фоне слабого экономического роста.

Учитывая изложенные выше факторы, финансисты не ожидают быстрых улучшений. «Эффект будет не мгновенным, но кумулятивным — кредиты станут доступнее для граждан и бизнеса, а рост кредитного плеча со временем начнет добавлять процентные пункты к показателю ВВП», – считает Елена Коробкова.

По мнению Виталия Шапрана, улучшение картины на рынке будет происходить в течение 2-3 лет. «Моментально банки ставки не опустят, статистика кредитного рынка сразу не улучшится и по нему еще 2-3 года будет гулять море плохих кредитных портфелей, выданных на поддельные документы, мертвых заемщиков, эмигрантов и т.д.», – уточняет собеседник Фокуса.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры