Архив метки: Банкизомби

НАБУ открыло уголовное производство против Ворушилина и может возродить банки-зомби

Детективы будут расследовать факт подделки документов и правомочность назначения руководителя Фонда гарантирования вкладов.

Национальное антикоррупционное бюро Украина открыло уголовное производство в отношении директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физлиц Константина Ворушилина. 15 мая 2018 года детектив НАБУ Андрей Стрекозенко начал соответствующее досудебное расследование по делу №52018000000000456. По факту «возможной подделки официальных документов Ворушилиным К.М., что в дальнейшем стало основанием для принятия административным советом ФГВФЛ решения №34 от 2 октября 2014 года о назначении его директором-распорядителем ФГВФЛ с 3 октября 2014 года».

Об этом говорился в официальном сообщении НАБУ №0421-252/19621, оказавшемся в распоряжении UBR.ua.

В нем уточняется, что предварительная квалификация правонарушения оговаривается ч.1 ст. 358 УK Украины — это подделка документов, печатей, штампов и бланков, их сбыт, использование поддельных документов. Данная статья предусматривает наказание штрафом до 70 необлагаемых минимумов доходов граждан (до 1190 грн.), а также тюремное заключение на срок до 3 лет.

Дело было заведено по заявлению адвоката Ростислава Кравца, который заявил, что на момент назначения Ворушилина в Фонд гарантирования вкладов четыре года назад, он был акционером Международного инвестиционного банка. Потому его назначение нарушало закон «О системе гарантирования вкладов физлиц».

«О том, что у Ворушилина есть акции МИБа стало известно после того, как Нацбанк открыл информацию о конечных бенефециарах украинских банков. Я подозреваю, что Административный совет ФГВФЛ знал, что закон не выполняется и что документы о правах собственности на банки поддельные, но все равно назначил Ворушилина в Фонд. Как только это открылось, и я подал соответствующее заявление, все записи были подчищены и акции переписали на других лиц, чтобы скрыть все следы. Чтобы расставить все точки над «i», вся эта история должна быть тщательно расследована НАБУ, причем со всех сторон. И если будет подтверждена незаконность назначения Ворушилина, возникнет множество проблем у самого Фонда гарантирования, ведь за четыре года он подписал массу важных документов, в том числе и по введению временных администраций в банки. Их правомочность могут начать оспаривать в судах, и мы увидим массу судебных процессов по так называемым банкам-зомби», — рассказал UBR.ua Кравец.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банки-зомби возвращаются

Из восьми десятков банков, которые Национальный банк Украины вывел с рынка за последние три года, девять финучреждений добились права на восстановление своей деятельности через суды.

По состоянию на 6 декабря 2016-го года суды отменили решение о неплатежеспособности, в частности, в отношении банков Велес, Капитал, Киевская Русь, Премиум, Радикал банк, Союз, Восточно-промышленный коммерческий банк, Укринбанк и Финансовая инициатива. Это отмечает Национальный банк на своем официальном сайте.

Такие решения суда являются неправосудными и угрожающими финансовой стабильности. «Возвращение на рынок «нездоровых» банков, представляющих угрозу для эффективного и безопасного функционирования банковской системы», – отмечает пресс-служба Нацбанка в сообщении. Ведь как минимум четыре из них, как заявила председатель НБУ Валерия Гонтарева, были обычными конверт-центрами, через которые отмывали незаконно полученные средства или оптимизацией налогов.

По мнению представителей Фонда гарантирования вкладов физических лиц, бывшие владельцы «зомбобанков» добиваются решения об отмене ликвидации исключительно для вывода ликвидных активов. По словам заместителя директора-распорядителя Фонда гарантирования Андрея Оленчика, первое, что делают акционеры, когда судебное решение вступает в законную силу – переоформляют недвижимое имущество банка на других субъектов хозяйственной деятельности. После чего происходит череда перепродаж.

Старший партнер адвокатской компании Кравец и партнеры Ростислав Кравец видит в желании бывших собственников и топ-менеджмента судиться с НБУ попытку избежать ответственности за доведение банков до банкротства, ведь есть сомнения, что такой банк сможет возобновить нормальную деятельность и пользоваться доверием.

«Это никоим образом не будет влиять на дальнейшую судьбу банка, он все равно будет ликвидирован, поскольку ни акционеры, ни инвесторы не дадут свои средства в такой банк. Единственным основанием для чего это делается, затягивать рассмотрение уголовных дел и приговоров», – говорит он.

В самих банках с такими выводами не согласны. Как заявил экс-акционер банка Союз и экс-менеджер Родовид банка Сергей Дядечко, он добивается полного восстановления деятельности банков. Для этого представители финучреждения решили просто не допустить временную администрацию в помещение. Все выплаты вкладчикам пришлось заморозить.

Дядечко утверждает, что ему удалось выиграть судебное дело, поскольку НБУ принял решение о ликвидации незаконно, на основании надуманных нарушений. «Юристы НБУ встают и говорят в суде, что нам стыдно – нас заставили. Они не могут доказать суду правомерность решения НБУ», – говорит он.

«Суды, которые приняли решения в пользу банков, согласились с их правовой позицией, что НБУ при принятии решений, не имел достаточных правовых оснований для принятия таких решений, преждевременно принял их, или без соблюдения баланса частного и публичного интереса и нарушил законодательно определенную процедуру принятия таких решений», – объясняет решение ассоциированный партнер адвокатского объединения Скляренко, Сидоренко и партнеры Юлия Стусенко.

Плохую работу юристов регулятора отмечает Кравец. «Причина в том, что представители НБУ в судах не могут предоставить надлежащие доказательства того, что банки, например, нарушали требования финмониторинга, что эти нарушения имели системный характер. Все это связано с некомпетентностью юристов регулятора, с одной стороны», – говорит юрист.

С другой стороны, по его словам, юристы не могут аргументировать решение правления НБУ еще и из-за довольно выборочного отношения к выполнению отдельными банками нормативов. Само определение «неплатежеспособный» вызывает сомнения, ведь немало таких банков, в т.ч. Союз, выполняли обязательства перед клиентами и партнерами на момент выведения с рынка.

По словам аналитика банковского сектора группы ICU Михаила Демкива, с экономической точки зрения, влияние на банковскую систему таких решений пока является минимальным, потому что доля банков в активах и депозитах банковской системы минимальная.

Самая большая проблема заключается в том, что в украинском законодательстве возобновление работы банка просто не предусмотрено, поясняет Стусенко. После возможного восстановления деятельности банка он не сможет вернуть себе из Фонда гарантирования активы, выставленные на продажу, так же, как Фонд не сможет их продать или обязать банк вернуть выплаченные вкладчикам средства.

Леся Выговская, НВ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры