Архив метки: балаган

Антикоррупционный балаган

Мечта МВФ и профессиональных борцов с коррупцией сбылась. После полугодичных баталий, круглых столов, прямых угроз, шантажа и прямого подкупа, в виде обещаний новых, не совсем понятно для чего нужных кредитов, Закон Украины «О Высшем антикоррупционном суде» (далее – Закон) проголосован и мгновенно, в отличии от многих других законов, подписан Президентом.

Можно теперь уверить наших западных партнеров, а также доверчивых граждан Украины, что хребет коррупции переломан окончательно и бесповоротно. Но как известно, дьявол кроется в деталях.

Начиная с самого начала, а именно самой судебной реформы, изменений в Конституцию Украины в этой части, а также непосредственно рекомендаций Венецианской комиссии относительно антикоррупционного суда (далее — Рекомендации) бросается откровенная антиконституционность как самого Закона, так и отсутствие каких либо вразумительных обоснований его существования в Украине.

Основным аргументом создания антикоррупционного суда звучит – защита инвесторов. При этом не совсем понятно каких именно инвесторов призван защитить этот суд и в чем именно будет заключаться сама защита. Особенно в свете того, что эту «мантру» бесконечно повторяет именно МВФ.

Все это выглядит еще более неубедительным в свете того, что на сегодня финансовые потоки как крупные, так и довольно небольшие отследить не составляет особенного труда. Поэтому, кроме кредитов для пополнения золотовалютных резервов и возврата процентов по ранее полученным кредитам в общем-то и нечего защищать.

Если конечно не брать во внимание желание транснациональных корпораций за бесценок скупить у украинских олигархов и государства предприятия и целостные имущественные комплексы с полностью отлаженным бизнесом под видом борьбы с коррупцией и спецконфискации. Но это уже немного другая история.

Возвращаясь же к самому антикоррупционному суду и читая внимательно Рекомендации бросается в глаза очень слабая аргументаций его соответствия Конституции Украины в части создания специально суда, что прямо запрещено. При этом и сама комиссия приводит пример аналогичного словацкого суда, чье существование конституционным судом Словакии было отменено именно исходя из его специального статуса.

На мой взгляд, тоже самое ожидает и украинский Высший антикоррупционный суд, чье существование будет признано незаконным как по сути, так и в связи с нарушением регламента при голосовании и внесении изменений на стадии законопроекта. Недавние решения Конституционного суда Украины тому подтверждение. Для этого только нужно время и конкретная команда с банковой.

Но не будем о грустном, а поговорим о совсем грустном, а именно порядке формирования суда и его «юрисдикции».

Все мы были свидетелями конкурса в Верховный суд, требованием к знаниям норм права на уровне 9%, а остальное «доброчестность», изменением правил во время его проведения, отсевом ненужных кандидатов и откровенной подтасовкой результатов для доверенных и преданных. Тоже самое сейчас происходит и с квалифоцениванием, когда выставляемы оценки после собеседования члены Высшей квалификационной комиссии судей Украины (далее – ВККСУ) ничем абсолютно не обосновывают. И любого наблюдателя складывается впечатление, что оценки берутся просто с потолка.

При этом, как показывает судебная практика, судьи нового Верховного суда (без Украины), зорко стоят на страже конкурсов проводимых ВККСУ обосновывая свои отказы безграничной дискрецией, а проще говоря вседозволенностью и выполнением, как указывается в некоторых решениях – исторической функции по формирования судов из наидостойнейших кандидатов.

Всем абсолютно понятно и в принципе так и должно быть, чтобы в этот суд пришли люди и с безупречной репутацией. Вот только вопрос, а где их взять, особенно смотря на расправу над кандидатами в новый Верховный суд (без Украины). Особенно это видно в вопросе формирования комиссии из так называемых международных экспертов, чью доброчестность и профессионализм в принципе никто не оценивает, а как показывает практика они довольно сомнительны. При этом, как показало формирование так называемой Громадской рады доброчестности, туда попали люди, репутация которых да и само поведение не соответствует ни общепринятой морали, ни тем же антикоррупционным требованиям.

Такой же вопрос по формированию комиссии из международных экспертов возникнет и при формировании антикоррупционного суда. Опять же опустим сами требования к знаниям и порядку проведения конкурса, который, исходя из норм Закона, будет опять же определятся ВККСУ и похоже все с того же потолка делая оценивание полностью не прозрачным и превращая его в очередной отбор преданных и нестроптивых.

Помимо этого сама «юрисдикция» нового суда выписана довольно бессмысленно. Этому суду, находящемуся только в Киеве будут подсудны дела со всей Украины по преступлениям, наказания по которым предусмотрены статями: 191, 210, 262308, 312, 313, 320, 357, 354, 364, 364-1, 365-2, 368-369-2, 410, что сделает как обвинение, так и защиту довольно затрудненной и приведет, как к бессмысленному заятягиванию процесса, так и к грубейшим нарушением прав и свобод лиц обвиненных либо подозреваемых в преступлениях.

Таким образом, весь этот уcтроенный антикоррупционный балаган, никоим образом, даже в априори не способен чем либо помочь в борьбе с коррупцией с одной стороны, а с другой, может стать не плохим инструментом для легализации доходов полученных преступным путем.

Ростислав Кравец

Адвокат, старший партнер

Адвокатской компании Кравец и партнеры

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Фарс и балаган: как проходили выборы в Совет общественного контроля при ГБР

30 марта при Государственном бюро расследований (ГБР) состоялись выборы в Совет общественного контроля. Путем рейтингового голосования были утверждены 15 членов. Однако учредительное собрание, длившееся до ночи, сопровождалось рядом нарушений. Впрочем, директор ГБР Роман Труба нарушений в процедуре голосования не увидел и продолжил действовать согласно пунктам Порядка, который впоследствии будет обжаловаться в суде. Как проходили выборы в Совет общественного контроля — в репортаже Realist’a.

Спорные моменты длиною в день

Учредительное собрание по формированию Совета общественного контроля при Государственном бюро расследований началось 30 марта с опозданием на 20 минут.

Еще на этапе регистрации представителей общественных организаций и СМИ стали очевидными нарушения Порядка проведения этого мероприятия, утвержденного Романом Трубой. По словам помощника директора ГБР Сергея Короля, порядок должен был включать следующие процессы: получение бюллетеней, вступительное слово самого Трубы, выборы счетной комиссии, выборы главы и секретаря заседания.

Правила голосования предполагали «+» возле той или иной из 15 фамилий кандидатов в члены Совета. В случае другого обозначения выбора бюллетень, выдаваемый под подпись каждому претенденту, признавался недействительным.

При регистрации выдавались розовые карточки, оказавшиеся мандатами, которыми надо было голосовать простым поднятием руки. Одновременно корзина для бюллетеней была опечатана, что напоминало процедуру тайного голосования на любых выборах.

Однако первую волну эмоций в зале вызвало даже не это несоответствие, а непонимание организации учредительного собрания в целом. Почему бюллетени выдавались не вместе с мандатами? Почему необходимо было ставить свою подпись при регистрации, указывая персональные данные, а затем эту же подпись ставить в бюллетенях, почему номера бюллетеней и корешков оказались идентичными («Они нарушили принцип тайны голосования!» — говорили участники голосования об организаторах)? Почему количество бюллетеней не соответствовало реальному числу участников действа и т. д.И еще много общих и частных «почему», возникших у представителей тех общественных организаций, которые хотели работать в Совете общественного контроля ГБР.

Так, кандидат под номером 4 в списке организаций, заместитель главы ГО «Народный антикоррупционный надзор» Павел Барнацкий получил бюллетень под номером 107. С таким же номером он получил и корешок.
 

Еще на этапе регистрации представителей общественных организаций и СМИ стали очевидными нарушения Порядка проведения этого мероприятия, утвержденного Романом Трубой

Еще на этапе регистрации представителей общественных организаций и СМИ стали очевидными нарушения Порядка проведения этого мероприятия, утвержденного Романом Трубой

«Я очень многое делаю для государства Украина, чтобы мной манипулировали как статистом из стада баранов. Я не знаю, кто тут организовывал учредительное собрание, но, во-первых, бюллетени должны были выдаваться только рабочей группой учредительного собрания, которую мы выберем, а не ими (показывая на Короля. — R0). Зачем мы собрались вообще?» — эмоционально вопрошал Барнацкий, акцентируя внимание на нарушениях. И не он один. Градус возмущенных эмоций на собрании зашкаливал.

«Я, например, работаю в фирме „имярек“, — продолжал Барнацкий. — Он мне дал указание голосовать за „имярек-2“, а я не хочу, потому что он преступник. Достают мой бюллетень и говорят: Павел Степанович, а что это Вы проголосовали так? Это объясняет одно: людям сказали, за кого нужно голосовать. 50% тут сидит статистов, я в том числе, потому как уже определено, кто должен быть в Совете общественного контроля. И это определялось на уровне Авакова, Турчинова и Пашинского, вот в чем беда. Таким составом мы никогда страну не построим. 25 общественных организаций голосуют одна за другую», — подчеркнул юрист.

И тут подогретые нарушениями кандидаты начали перечислять: 23-й номер в списке Александр Граб, представляющий ГО «Дарницкая общественная варта» и расписавшийся за получение бюллетеня и мандата, а в зале его не оказалось; «А сколько может таких бюллетеней гулять на руках и сколько таких «грабов», — вопрошал глава ГО «Всеукраинское объединение «Автомайдан» Алексей Гриценко, адресуя этот вопрос уже вышедшему к трибуне Роману Трубе; он же сообщил собравшимся, что для фиксации нарушений уже вызвана полиция.

Вместе с тем, директор ГБР Труба, не удостоив ни единый вопрос или претензию ответом, начал зачитывать выступление:

«Уважаемые представители общественных организаций, СМИ и представители международных организаций! Прежде всего хочу поблагодарить руководство Национальной академии прокуратуры Украины, которое способствовало проведению учредительного собрания и конкурса на должности в ГБР. Сегодня опубликован отчет о деятельности ГБР за прошлый год. Это всего один месяц — декабрь 2017 года, но мы сделали всю работу за четыре месяца».

И далее — без эмоций и четко по утвержденному им же Порядку господин Труба перечислил полномочия Совета общественного контроля при ГБР, подчеркнув, что этот орган должен быть профессиональным и постоянно действующим. Зачитал список не явившихся и выбывших кандидатов и предложил начать выборы членов избирательной комиссии, которых, по его мнению, должно быть семеро.

Однако собравшиеся продолжали комментировать ситуацию с бюллетенями.

«Есть общепринятая процедура проведения учредительного собрания и не может рабочая группа руководить парадом, — заявил Павел Барнацкий. — Первым делом открывается учредительное собрание, второй вопрос — избираются глава и секретарь, они же и проводят собрание и избирают счетную комиссию. Дальше комиссия должна была получить от рабочей группы бюллетени и выдать их. Вас подставили!»

Известный юрист Барнацкий еще долго рассказывал Трубе, что значит тайное голосование и почему теперь он может стать преследуемым по результату своего голосования.

«Неужели было сложно взять человека, который хоть раз ходил на выборы, при которых выдают „корешок“ и нельзя идентифицировать, кому он выдан? Выборы должны быть признаны недействительными. Любой суд признает это собрание нелегитимным», — выкрикнул Барнацкий и стал собирать группу желающих подать иск в суд.

В актовом зале академии становилось более шумно: кандидаты спорили по процедурам, дополнительным идентификациям, некоторые выдвинули идею закрыть собрание, некоторые пытались сдерживаться. Известный адвокат Алексей Шевчук указал на отсутствие повестки дня.

«Нарушена процедура выдачи бюллетеней и идентификации лиц и внесения изменений в эти бюллетени. Как такое возможно? Это нарушение любого законодательства и базового принципа реализации выборов», — заявил он.

Екатерина Кувита — представитель Люстрационного комитета, предложила сделать другой регламент, чтобы принять конструктивные решения

Екатерина Кувита — представитель Люстрационного комитета, предложила сделать другой регламент, чтобы принять конструктивные решения

Екатерина Кувита — представитель Люстрационного комитета, изучив утвержденный Трубой Порядок, предложила сделать другой регламент, чтобы принять конструктивные решения, «а не заниматься балаганом, а потом пойти в суды».

Спустя три часа с собрания ушел Тарас Бойко, член внутренней комиссии по ГБР, заявивший, что ему надоел этот хаос, хотя первым честное собрание незаметно покинул известный адвокат Ростислав Кравец.

К вечеру, после мучительных дебатов, наконец выбрали главу комиссии Надежду Коренную и секретаря Екатерину Кувиту. И начался длинный (более трех часов) процесс голосования за каждого кандидата — по 15 в каждом бюллетене.

Во время подсчета были попытки дискредитировать результаты голосования, вплоть до их отмены. Первой причиной называли техническую ошибку, допущенную в бюллетенях, второй — путаницу при подсчетах самих бюллетеней. Примечательный факт — при подсчете голосов за тех или иных кандидатов присутствующие в зале заметили, что в каждом бюллетене приблизительно были одни и те же фамилии.

«За кого мне сказали — за того я и проголосовал», — слышно было из разговоров, что косвенным образом подтверждало мнение Барнацкого о заранее определенном составе Совета общественного контроля при ГБР.

Who is who

Всеми правдами и неправдами, в первый состав Совета общественного контроля при Государственном бюро расследований вошли:

Василий Апасов — «Гражданский контроль и порядок»;

Максим Болдин — «Центр правового анализа и исследования политических рисков»;

Александр Вольвак — «Научно-исследовательский институт верховенства права и правосудия»;

Ростислав Дмитрусь — «Сила украинского духа»;

Сергей Иванов — «Общественный люстрационный комитет»

Анна Колесник — «Общественный союз по защите прав человека»;

Денис Колесников — «Граждане Днепропетровщины»;

Надежда Коренная — Общественный союз «Всеукраинское объединение участников боевых действий и волонтеров АТО»;

Екатерина Кувита — «Общественный союз «Достоинство»;

Наталья Мамченко — «Центр противодействия коррупции в органах власти»;

Максим Марчук — «Всеукраинская общественная организация «Союз общественных организаций Украины — Народный Совет»;

Ростислав Попович — «Украинское общественно-правовое движение „Демократия через право“»;

Игорь Проценко — «Стоп нелегал»;

Ярослав Романенко — «Демократическая защита»;

Анатолий Свирид — «Сердце киборгов».

Собака лает, караван идет

«Все ваши замечания будут выслушаны, и в дальнейшем мы обязательно на них отреагируем», — так Роман Труба дал всем понять, что у него четкий план действий, от которого он не собирается отступать. Поэтому и не реагировал на любые крики, замечания и предложения присутствующих — двигался сугубо по подписанному им же самим Порядку.

На долгий спич Барнацкого и других возмущенных Труба строго возразил: «Другого порядка сегодня на собрании не будет!». И в конце добавил: «Вы имеете полное право фиксировать и давать предложения по поводу процедуры проведения собрания, но сегодня собрание уже началось и мы должны придерживаться Порядка…».

Отчитавшись по бюллетеням сугубо статистически: «Всего было подготовлено 120 бюллетеней, на данный момент зарегистрирована 91 личность, выдано 90 бюллетеней, испорчено 3, не выдано 27», и попросив участников собрания быть цивилизованными людьми, директор ГБР после выборов главы собрания покинул зал.

По ходу голосования, которое длилось до 22:00, стало понятно, что на самом деле реальных общественных активистов в списке кандидатов было не 99, а максимум 10. И эта десятка как раз и состояла из возмущенных этим «фарсом», как назвал собрание Павел Барнацкий. Ведь было очевидно, что группа людей синхронно, по списку, голосовала за определенных представителей в Совет общественного контроля.

«Я, делегат и уже участник сегодняшнего фарса, выделил следующие нарушения, которые лягут в основу иска. Существует постановление Кабмина, где регламентируется проведение учредительного собрания. На основании этого был издан приказ директора ГБР Романа Трубы, но, к сожалению, зная его как профессионального работника, думаю, его подвело окружение. И я уверен, если бы он знал, сколько нарушений было совершено, он бы никогда этого не допустил.

Есть учредительное собрание, и все решения принимаются сугубо на нем. Если решение принимаются структурой, которую как бы должны контролировать общественные организации, а эта структура выбирает Порядок — как меня выбрать или не выбрать, это уже абсолютно никакой не общественный контроль. Это они под себя выбирают своих, уже давно определенных людей. Аваков, Пашинский, Турчинов — это все их общественные организации, присутствующая здесь так называемая «группа 45″. Они готовились давно, чтобы контролировать каждую силовую структуру», — объяснил происходящее Барнацкий.

Вторым грубым нарушением юрист называет ситуацию с бюллетенями: все корешки и бюллетени были идентифицированы. «Для меня просто отвратительно, что мной — соавтором Уголовного кодекса Украины, других законов, пытается манипулировать сборище каких-то мошенников … Если бы Роман Труба знал, он бы этого не допустил», — рассказал свою версию случившегося Павел Степанович.

Подтверждением выводов заместителя главы ГО «Народный антикоррупционный надзор» стал список лиц, известных как утвержденные, опубликованный в Facebook общественным деятелем, активистом Майдана Дмитрием Карпом еще в 13:00 30 марта. В комментарии Realist’у он сообщил, что 90% членов избранного Совета — это вручную заведенные 30 организаций.

«Мне этот список слили, но кто — сказать не могу», — заявил он.

Александр Леменов, секретарь конкурсной комиссии ГБР, рассказал Realist’у, что предупреждал Романа Трубу о провокациях и подобном разворачивании событий.

 «Я говорил ему ранее, что нужно проводить голосование онлайн, а не так, как проводили здесь. Мы два года сопровождаем создание ГБР, я написал много текстов по этому поводу, поэтому знаю ситуацию с выборами. Впрочем, весь этот шум не может являться фундаментом для его (Романа Трубы. – R) будущего увольнения, о чем тут заявляют некоторые».
 

Адвокатская компания Кравец и Партнеры