Архив метки: Антикоррупционный

Зарплаты от $6 тыс. и сотни дел — в Украине начинает работу Высший антикоррупционный суд

Многолетний марафон создания Высшего антикоррупционного суда — инстанции, которая по замыслу ее создателей следом за НАБУ и САП должна завершить формирование вертикали новых органов по борьбе с коррупцией в Украине, завершен. Новый специализированный орган Фемиды, на создании которого настаивал МВФ, начинает свою работу уже в четверг, 5 сентября.

Тем временем эксперты предупреждают, что из-за несовершенного законодательства существует риск, что приговоров для топ-коррупционеров снова придется ждать годами. Более того, некоторые из фигурантов дел о коррупции смогут получить «амнистию» или даже финансовую компенсацию.

ЗАЧЕМ НУЖЕН

Сегодня начинает работу Высший антикоррупционный суд (ВАКС) — он займется делами коррупционеров, которые расследовались НАБУ и САП. То есть, дела относительно топ-чиновников — президента, депутатов, министров, руководителей органов власти, губернаторов, прокуроров, судей и руководителей государственных предприятий.

Сейчас эти уголовные производства после расследования НАБУ и САП попадают в суды общей юрисдикции, которые в силу нехватки кадров и сильной загруженности не могут оперативно и эффективно их рассматривать. Как уже заявили в НАБУ, суд ждет 208 дел по топ-чиновникам.

А судьи кто

Дата официального старта работы суда постоянно переносилась из-за скандалов с конкурсным отбором и отсутствием помещения. Тем не менее в апреле этого года судьи приняли присягу, а в июле Фонд государственного имущества передал Антикоррупционному суду помещение по адресу просп. Победы, 41, в Киеве – бывшее здание «Брокбизнесбанка».

Правосудие в Высшем антикоррупционном суде будут осуществлять 38 судей. 27 судей будет собственно в ВАКС, а 11 — в Апелляционной палате ВАКС.

Вознаграждение у них будет внушительное: с учетом разных доплат и регионального коэффициента от $ 6 до 12 тыс. в месяц. То есть как минимум 5 зарплат президента. Также судьи, их семьи и близкие будут иметь право на круглосуточную охрану за счет государства.

Все судьи отбирались на конкурсных условиях по итогам экзаменов. Но ключевой особенностью конкурса стало участие в нем Общественного совета международных экспертов (ОСМЭ).

Он был создан после убедительных и настойчивых просьб западных партнеров, в том числе МВФ. В состав ОСМЭ вошли 6 человек. Все они иностранцы и преподносились как признанные специалисты с безупречной репутацией, имеющие опыт работы более пяти лет в вопросах борьбы с коррупцией.

Они и проводили дальнейший отбор кандидатов после экзаменов. Но, несмотря на это в окончательном списке все равно оказались личности с неоднозначной репутацией.

В частности, тернопольская судья Инна Белоус, которая выносила решение о запрете мирных собраний во время Майдана, Валерия Черная, которая пользуется квартирой матери-пенсионерки (хотя судья не декларирует стоимость квартиры, будто бы не имея такой информации, ориентировочная ее стоимость может составлять 2,4 млн грн), Владимир Цикало, которому подарили дом вблизи Львова стоимостью 1,5 млн грн. Следует отметить, что среди родственников судьи Цикало нет бизнесменов, однако есть судья хозяйственного суда и экс-председатель ГУ МВД Украины во Львовской области.

Впрочем, стоит отметить, что большинство сомнительных кандидатов все таки были «заблокированы» советом. «Все одиозные личности были отсеяны. Прошло буквально несколько человек, к которым были действительно серьезные претензии. Если сравнивать с тем же Верховным судом, то там в аналогичной ситуации отсеивали максимум 30%. Разница очевидна. Поэтому мы, как общественность, довольны результатом. Стали победителями в основном малоизвестные люди. К ним претензий нет, но также не понятно, как они себя будут вести, если им предложат $ 1 млн взятки. Нужно смотреть на их дальнейшие действия, но на данный момент сказать, что там плохие судьи нельзя. К обоим председателям — первой инстанции Елена Танасевич и аппеляции Даниила Черненько — тоже претензий никаких нет», — сказал «Вестям» юрист, член правления Фонда DEJURE Роман Маселко.

По его словам, одним из главных оснований для снятия кандидатов с конкурса были неудовлетворенность пояснениями претендентов, откуда имущество, а также их якобы сомнительные связи.

Кто может попасть под раздачу

Перечень чиновников, которые в скором времени могут оказаться на скамье подсудимых антикорсуда, достаточно обширный. Так, например, в конце лета ГБР начало расследование фактов возможного недекларирования экс-заместителем секретаря СНБО Игорем Гладковским свыше 4,5 млн грн. Кроме того, ГБР также ведет дело «Роттердам+», где фигурирует экс-глава НКРЭКП Дмитрий Вовк.

НАБУ в свою очередь, ведет расследовние в отношение экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой, матери экс-нардепа Александра Онищенко, экс-главы Запорожской ОГА Константина Брыля, которого подозревают в том, что он не указал в своей электронной декларации денег на сумму более 40 млн грн, мэра Днепра Бориса Филатова и прочих. Всего таких дел более двух сотен, среди которых 38 судей и порядка 20 экс-нардепов.

В то же время, как говорят эксперты, даже в случае вынесения приговоров, есть риск, что коррупционеры смогут уйти от ответственности. Как говорит «Вестям» адвокат Ростислав Кравец, многие решения этого суда рискуют быть оспоренными в будущем.

«ВАКС фактически носит специальный статус, то есть создан специально под НАБУ и САП. Это противоречит Конституции и Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Подобные институты действовали в постсоветских странах, и их деятельность была признана неконституционной. Во-вторых, много вопросов вызывает состав судей. Туда отбирались судьи лицами с сомнительной репутацией, не знающие украинского языка и законодательства. К тому же многие судьи не имеют опыта работы в таких делах. Поэтому я абсолютно не сомневаюсь, что те решения, которые ВАКС будет принимать, через несколько лет будут оспорены либо в Конституционном суде Украины, либо в Европейском суде по правам человека», — сказал «Вестям» Кравец.

А в самом суде и вовсе говорят, что существует вероятность, что из-за неоднозначного толкования закона работа новосозданного органа может быть заблокирована с первого же дня. «Суд может получить 3,5 тыс. дел — это фактически все дела, которые по неоднозначному толкованию сейчас подсудны ВАКС согласно действующей редакции Уголовно-процессуального кодекса», — сказал один из судей ВАКС Маркиян Галабала, который является активистом и супругом руководительницы партии Саакашвили.

По его словам, цифра в 3,5 тыс. дел неадекватна количеству судей ВАКС и «нереальна для рассмотрения». Он пояснил, что судьи ВАКС будут рассматривать дела коллегией из тройки судей и по полной процедуре рассмотрения. Таким образом, на каждую из 7 коллегий ВАКС придется по 700 дел. Правда, в Офисе президента уже пообещали исправить эту коллизию в кратчайшие сроки.

Мировой опыт

Помимо Украины, антикоррупционные суды созданы еще в 20 странах — в основном не в самых богатых странах Азии и Африки. В Европе суды со специализированным антикоррупционным направлением существуют в Болгарии, Хорватии и Словакии, хотя рассматривают они не только дела, связанные с взятками. Практически всегда антикоррупционные суды создавались под прямым давлением или при активном участии международных доноров, прежде всего США, ЕС, ООН, международных финансовых организаций. «Классические» антикоррупционные суды, т. е. суды, которые рассматривают дела о коррупционных преступлениях в качестве первой и апелляционной инстанций, существуют только в четырех странах — Афганистане, Болгарии, Индонезии, Малайзии и теперь в Украине.

Одна из ключевых проблем, на которую обращают внимание эксперты, состоит в том, что далеко не везде антикоррупционные суды доказали свою эффективность. В ряде случаев результаты их деятельности оказались прямо противоположными ожидаемым, а в некоторых случаях, как в Бурунди и Камеруне, такие их даже обвиняли в том, что они служат механизмом для политического преследования оппонентов местных властей.

Напомним, Президент Украины Владимир Зеленский анонсировал громкие антикоррупционные процессы уже этой осенью, с началом работы Высшего антикоррупицонного суда Украины и нового генерального прокурора. При этом президент допустил «аукцион уголовных дел». Говоря о том, как это может происходить, он напомнил, как это было в сериале «Слуга народа».

Антон Дранник, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Под зонтиком Банковой и Вашингтона. Кого отобрали в Антикоррупционный суд

Изнурительный марафон рождения в муках Высшего Антикоррупционного суда (ВАКС) — инстанции, которая по замыслу ее создателей следом за НАБУ и САП должна завершить формирование вертикали новых органов по борьбе с коррупцией в Украине, выходит на финишную прямую.

6 марта Высшая квалификационная комиссия судей огласила рейтинговый список претендентов на занятие 27 вакансий судей ВАКС и еще дюжины — в апелляционную палату. Ожидается, что через неделю — 18 марта, рекомендации ВККСУ рассмотрит Высший совет правосудия. После этого от принятия присяги победителей конкурса будет отделять только издание соответствующих указов президента.

Нынешний глава государства Петр Порошенко дал понять: в этом плане за ним «не заржавеет». Как уже писала «Страна», он в пиар-целях хочет объявить о запуске процесса до выборов.

«Страна» разбиралась, какие герои «дожили» до финала, кого забраковали на этапе кастинга заграничные и отечественные режиссеры и почему выход на экраны саги «Антикоррупционный суд» обречен на провал в прокате.

Обещанного ждали три года

То, как начиналась эта история, сегодня воспринимается с изрядной долей иронии.

1 июня 2016 года с десяток активистов финансируемых за счет грантов Запада общественных организаций во главе с руководителем «Центра противодействия коррупции» Виталием Шабуниным, привели под стены парламента человека, на котором был надет костюм рака.

Источник фото: twitter.com/RPR_ua

Вместе они потребовали от президента внести изменения в рассматриваемый на тот момент законопроект о судоустройстве, обозначив «четкие сроки» запуска Антикоррупционного суда.

В следующий раз «рак» свистнул через два года — тогда под угрозой срыва программы кредитования Украины МВФ власти спешно вернулись к теме ВАКС. «Страна» детально описывала, как до последнего момента шли переговоры между всеми заинтересованными сторонами этого процесса.

Итогом стало утверждение закона «О высшем антикоррупционном суде», который представляет из себя микс договоренностей Банковой и лоббистов идеи «спецсуда» для нужд НАБУ и САП. Ключевой его момент — процессом отбора судей назначили рулить не только ВККСУ. Часть монополии этого органа, который считается проводником идей Администрации президента, отщипнули в пользу Общественного совета международных экспертов (ОСМЭ).

За этой шестеркой иностранцев закрепили право вето на решения Высшей квалифкомиссии. Сторонники таких подходов уверяли: таким образом кураторам судейского корпуса из Администрации президента (и прежде всего, заму главы АП Алексею Филатову) не удастся взять конкурс под свой контроль. Но жизнь, как обычно, внесла свои коррективы.

С заезжими экспертами, разборками в судах и без презумпции невиновности: как проходил конкурс

С августа 2018 года отбор судей ВАКС наконец-то стартовал.

Как писала «Страна«, с самого начала он шел со скрипом. Так, если предварительно надеть мантию судьи нового суда изъявляло желание почти 800 юристов и правоведов, то документы в ВККСУ подало лишь 343.

Из них непосредственно к отбору допустили 270 (по другим данным — 317) человек. То есть, на одну вакансию претендовало семеро лиц.

«Из адекватных людей единицы решились участвовать в конкурсе, все понимали — это сомнительная афера и показуха», — говорит «Стране» один из действующих судей на правах анонимности.

Скептики самой идеи ВАКС добавляют: хотя конкурс не вызвал масштабного резонанса в СМИ, он не обошелся без скандалов. В их логике, Филатов и ведомые Западом «антикоррупционеры» превратили отбор судей в арену своего междусобойчика. Что прослеживалось с самого старта процесса.

В частности, по итогам практического задания сразу 30 конкурсантов подали в ВККСУ заявления о пересмотре полученных результатов, сетуя на несправедливые баллы. Всем им было отказано в апелляции. В итоге, суммарно тестовые задания смогли преодолеть 113 соискателей. 

Еще больше градус напряжения увеличился на следующей стадии отбора. Тогда сотня претендентов проверялась на добропорядочность, причем в отношении конкурсантов не действовал принцип презумпции невиновности (активисты считают это позитивной тенденцией, судьи — юридическим нонсенсом). Именно на этой стадии к процессу отбора подключился ОСМЭ из числа иностранных граждан.

Члены Общественного совета международных экспертов, источник фото: antac.org

Именно с его подачи как раз и возникли вопросы относительно «добропорядочности и профессионализма» 49 из 113 кандидатов в ВАКС.

Их судьба сложилась по-разному: трое (как, например Виктория Жовноватюк) предпочли самостоятельно сняться с забега, еще 39 были «дисквалифицированы» организаторами.

Попытки оспаривать эти решения (например, такого рода иски подавали Олег Кимстачов и Игорь Штульман) оказались безрезультатными. Верховный суд вынес серию ухвал, которыми «спрятал» от ответственности в процессе принимаемых решений в отношении конкурсантов Совет международных экспертов. Он постановил — хотя иностранцы и имеют решающие голоса в процессе отбора судей ВАКС, всю юридические последствия за это несет Высшая квалифкомиссия судей.

Это настоящий парадокс, если рассмотреть ситуацию фактически. Чего стоят заявления активистов «Центра противодействия коррупции», где они отводят как раз иностранным экспертам наиболее знаковую роль в отсеве «недобропорядочных» претендентов.

У ОСМЭ есть и оппоненты, причем не только из числа «заваленных» им конкурсантам. К приезжающим в Украину экспертам накопилось немало вопросов у представителей отечественного юридического сообщества.

«В настоящее время эти шесть человек совершили по меньшей мере два правонарушения», — говорит «Стране» адвокат Ростислав Кравец.

Юрист указывает: невзирая на то, что иностранцы в составе конкурсной комиссии получают вознаграждение за свою деятельность, никто из них не получал официальное разрешение на трудоустройство в Украине.

«У меня есть ответ от Центра занятости, они даже не обращались туда. Это административное нарушение, и за него они подлежат депортации. Но вместо этого им оплачивают их перелеты и проживание в Украине», — указывает Кравец.

Он также считает, что члены Совета международных экспертов подпадают и под уголовную ответственность. «Согласно нормам закона о противодействии коррупции, активисты и члены Общественных советов при органах власти являются субъектами декларирования. Я сделал запрос в НАПК, неофициально там мне уже сообщили — эти эксперты деклараций не подавали. Это прямой состав преступления ч.1 ст.366-1 УК Украины, за что предусмотрено вплоть до двух лет тюрьмы», — подчеркивает адвокат.

У него есть и третья претензия к Общественному совету международных экспертов. Она восходит к загадочной истории запуска сайта ОСМЭ, о чем в конце прошлого года рапортовала Высшая квалифкомиссия судей. В настоящее время этот домен «отрублен», но Кравец выяснил — его регистрировала организация IDLO. И, скорее всего, это не было случайным.

Ранее IDLO отметилась в скандале с якобы разворовыванием выделенных западными донорами $ 2 млн на реформу органов прокуратуры. В 2016 году судьбу этих денег в рамках уголовного производства отслеживали в ГПУ.

Очередное появление следа IDLO в рамках реализации теперь уже судебной реформы, Кравец называет «американским следом». «Эта история косвенно подтверждает прямое вмешательство США в отбор судей для антикоррупционного суда», — резюмирует адвокат.

Впрочем, у организаторов отбора и правоохранителей каких-либо вопросов по этому поводу (по крайней мере в публичной плоскости), не возникло.

Кто победил и как оценивают итоги конкурса

Тем временем, в обнародованный ВККСУ рейтинг первой инстанции Высшего антикоррупционного суда вошло 27 победителей конкурса, 40% из которых имеют опыт работы адвокатами и учеными, а 60% — судьями. Что же касается дюжины вакансий Апелляционной палаты ВАКС, то викторию здесь праздновали на паритетных началах судьи с адвокатами/учеными.

Список победителей конкурса в Антикоррупционный суд, источник фото: аntac.org.ua

Итогами отбора устроители конкурса в целом довольны. По крайней мере, в СМИ можно встретить их однотипную реакцию: сначала следует комплименты в адрес ОСМЭ со стороны украинских властей, на что те отвечают отечественным чиновникам взаимностью.

«По моему мнению, это была очень успешная совместная работа и, как я неоднократно уже говорил, у нас — членов ОСМЭ, было полное сотрудничество с членами Высшей квалификационной комиссии судей Украины. Мы не могли получить больше сотрудничества, понимания и помощи, чем мы получили от них», — отметил председатель Общественного совета международных экспертов, сэр Энтони Хупер.

«В финальный рейтинг попали самые достойные кандидаты, которые успешно прошли все этапы конкурса и к которым не было вопросов со стороны ОСМЭ или они смогли их объяснить столь убедительно, что все вопросы были сняты. Это означает, что все победители конкурса получили зеленый свет от международных экспертов, которые тщательно проверили каждую деталь их биографии, а Украина стала первой страной, которая пригласила к отбору судей международных экспертов. В ближайшее время рекомендации относительно назначения судей будут переданы в Высший совет правосудия”, — заявил на это в свою очередь заместитель председателя ВККСУ Станислав Щотка.

С высокой долей позитива и одновременно двумя «но» оценивают итоги конкурса и в «Центре противодействия коррупции».

Во-первых, активисты выражают скепсис касательно восьми победителей отбора, которых общественники считают недобропорядочными. Это Виктор Маслов, Андрей Бицюк, Владимир Воронько, Инна Билоус, Сергей Мойсак, Валерия Черная, Владимир Цикало и Оксана Олейник.

Основная претензия к этим без пяти минут судьям ВАКС — неудовлетворенность пояснениями претендентов об источниках происхождения отдельного имущества и активов, а также их якобы сомнительные связи. «Блокировать» таких претендентов Шабунин и Ко призывают Высший совет правосудия. Прислушается ли к ним «судейская инквизиция», станет понятно уже через неделю.

Во-вторых, в ЦПК настаивают на недопущении полноценного назначения на должность руководителя аппарата ВАКС экс-прокурора Алексея Жукова. Последнего «активисты» называют близким к первому замдиректора Госбюро расследований Ольге Варченко.

Под кардинально иным углом расценивают ход гонки за мантиями судей Антикоррупционного суда и ее итоги сами служители Фемиды.

«Изначально властью была задействована концепция видимости создания ВАКС, чтобы он не заработал или начал функционировать как можно позднее. У них все получилось — новый суд запустят после выборов президента. Иностранцев, которые абсолютно ничего не понимали в наших реалиях, использовали в процессе отбора как ширму. И, как и в случае конкурса в Верховный суд, у кандидатов было два варианта — либо ты идешь на поклон к Филатову, либо за тебя «тянут мазу» разные «активисты», которые сидят на грантах. Это тендер, естественным путем попасть в ВАКС было практически нереально, — говорит «Стране» один из судей хозяйственной инстанции на правах анонимности. — С учетом недавнего решения Конституционного суда, который отменил базовую для НАБУ и ВАКС статью о незаконном обогащении, в целом возникает резонный вопрос — а что за дела будет слушать этот суд? Впрочем, если даже он и начнет работать, рано или поздно встанет вопрос о законности отбора победителей. Сейчас об этом все молчат, но в процедуре отбора была нарушена тайна совещательной комнаты — вместе с членами ВККСУ и ОСМЭ туда удалялись переводчики. А законом это не предусмотрено. То есть, потратили массу времени и уйму денег, а на выходе гора родила мышь».

Виталий Губин, Страна.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Кравец: У нас фактически преступники выбирают судей в антикоррупционный суд

Гость студии медиаплатформы НАШ с Анастасией Гусаревой и Тарасом Чечко – Ростислав Кравец, адвокат, юрист.

Обсуждаемые темы:

– Луценко подытожил работу антикоррупционных органов Украины;
– конфликт НАБУ и САП;
– перспективы запуска антикоррупционного суда;
– судебное дело Януковича;
– дело бывшего главы ГФС Романа Насирова;
– дело Надежды Савченко и Владимира Рубана;
– драки народных депутатов.

Телеканал НАШ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

«А нарколог-то один». Почему конкурс в Антикоррупционный суд оказался на грани провала

Высший антикоррупционный суд (ВАКС), вокруг создания которого ломали копья Банковая и Запад, оказался чемоданом без ручки.

Как показал месяц после объявления конкурса на замещение вакансий в этом органе со специализацией рассмотрения дел о топ-коррупции — подследственных НАБУ и САП, участвовать в нем согласилось мизерное число участников.

В итоге, по состоянию на начало сентября (и что немаловажно — за 10 дней до завершения приема заявок), претендентов на мантии «антикоррупционных судей» оказалось меньше, нежели число вакансий.

«Страна» выслушала мнение сторонников и оппонентов ВАКС, а также действующих судей, разбираясь с чем связано отсутствие ажиотажа на конкурсе и откровенно вялая реакция на процедуру создания органа, который преподносили как последнее звено в цепочке борьбы с украинской коррупцией на высшем уровне.

Как создавали ВАКС

Хронологию скандальной эпопеи с утверждением закона о создании Высшего антикоррупционного суда, а также интригами противоборствующих сторон, «Страна» детально уже описывала.

В конечном счете, под пристальным взором президента Петра Порошенко, парламент принял своего рода компромиссный вариант нормативного акта, позднее внеся в него ряд правок, на которых настаивали западные партнеры Украины.

Далее началась бюрократическая рутина по утверждению штатной численности, и наконец, в первых числах августа объявлен сам конкурс в ВАКС. Им предусматривается принятие заявок от желающих, соответствующих квалификационным требованиям, вплоть до 14 сентября. Всего идет набор 27 судей Высшего антикоррупционного суда и 12 судей Апелляционной палаты.

Традиционно поддерживающие инициативы Запада представители общественных организаций выражали сдержанный оптимизм по этому поводу. Более пессимистичными со старта оказались ориентирующиеся на Банковую чиновники.

«У меня пока нет ни одного знакомого, или знакомого моего знакомого, кто сказал бы, что он хочет идти кандидатом на этот конкурс (в Высший антикоррупционный суд – Прим.Ред.). Возможно с момента как объявим конкурс, будут появляться кандидаты», — говорил в конце июня глава Высшей квалификационной комиссии судей Сергей Козьяков.

И, как показали последующие события, как будто в воду глядел. Но вначале об этом ничто не говорило.

Минимум заявок

Так, еще 24 июля на сайте ВККСУ была запущена система «предварительных заявок» для оценки вероятного количества конкурсантов. За неделю ее работы о своем намерении принять участи в отборе выразило 782 человека. Среди них преобладали адвокаты (41%) и действующие судьи (37%), но также наличествовали ученые и кандидаты с так называемым «совокупным стажем».

Параллельно стартовала подготовка к привлечению желающих попасть в состав Общественного совета международных экспертов — органа, который будет обладает широкими полномочиями при отборе судей ВАКС, наряду с ВККСУ. Ожидается, что в текущем месяце будет внесена дюжина кандидатур от «международной общественности», из которых в конечном счете к работе приступит половина.

Впрочем, кого именно они будут оценивать, пока неясно. Все дело в отсутствии фактического интереса потенциальных соискателей мантий Высшего антикоррупционного суда.

Так, за первые три недели после начала приема документов от претендентов в судьи ВАКС, свое желание подтвердили всего шестеро человек. К началу сентября их число выросло на полтора десятка, но это кардинальным образом не делает погоды. В настоящее время на 27 должностей в Высший антикоррупционный суд «подались» 22 желающих:

Конкурсанты, подавшие документы для участия в отборе судей ВАКС по состоянию на 4 сентября, источник фото: vkksu.gov.ua

Еще более впечатляюще выглядит «конкуренция» за право работы в Апелляционной палате. Мантиями судей этого учреждения заинтересованность выразили только трое претендентов.

Источник фото: vkksu.gov.ua

Над конкурсом потешаются юристы

Такая ситуация уже вызвала определенное недоумение, став предметом пересудов и профессионального стеба со стороны юристов.

«Судя по количеству кандидатов подавших заявки в Высший антикоррупционный суд и Апелляционную палату… туда начнут отлавливать и назначать без конкурса», — иронизирует адвокат Ростислав Кравец на своей странице в Facebook.

В тон этому высказалась экс-прокурор, а сегодня — помощник адвоката Инна Бутенко. По ее оценке, «судебная реформа продвигается согласно плану и в полной мере фантастычно (орфография автора сохранена — Прим. Ред.), просто люди пока стесняются и подадут все документы в последний день».

Бывший заместитель главы ГПУ Виталий Касько озвучил еще одну версию отсутствия живого интереса к конкурсу в Антикоррупционный суд.

«Причина банальна — к наркологу стоят огромные очереди, нельзя пробиться, чтобы получить справку. Все потому, что «решительные реформы» и прозрачных конкурсов очень много. А нарколог один», — написал он в Facebook.

Почему возник дефицит желающих судить коррупционеров?

Симпатики идеи ВАКС утверждают: хотя активность претендентов действительно оказалась невысокой, еще рано бить в набат. Дескать, ближе к «времени «Ч» — 14 сентября, количество заявок от конкурсантов вырастет в геометрической прогрессии.

В пользу этого приводится несколько аргументов. Один из основных, который озвучивается в СМИ — неудачное время проведения конкурса. Дескать, само объявление о начале отбора судей ВАКС было издано в разгар лета, а потому многие желающие на тот момент могли банально отдыхать от рабочей рутины.

На это якобы накладываются трудности в связи с тем, что от соискателей требуется подготовка обширного пакета документов, формирование которого требует значительного времени. И само собой, «украинский авось», когда значительное число претендентов стремятся подать заявления в последний момент.

Судьи, которые согласились говорить со «Страной» на правах анонимности акцентируют внимание на других аспектах. Они дают понять, что среди действующих отправителей правосудия действительно не стоит ожидать значительного числа желающих перейти на работу в ВАКС.

«Во-первых, все упирается в деньги. Сравните сами: судьям Антикоррупционного суда, которые будут принимать решения по делам на миллиарды, власти ставят зарплату от 50 до 100 тыс грн. Параллельно идет конкурс в Верховный суд, где оклад — в три раза больше. Покажите мне судью, который при прочих равных, будет рваться в фантомный суд с непонятными перспективами?», — говорит действующий судья одного из центральных райсудов Киева.

Его коллега из системы хозсудов связывает вялое участие судей в конкурсе ВАКС с последствиями так называемой «судебной реформы».

«За последние годы судьи прошли семь кругов ада, вы сами об этом писали — все эти отборы, люстрации, переквалификации, тотальные проверки и прессинг. В результате, те, кто удержался, в большинстве своем лояльны власти. Вряд ли кто-то из них сейчас будет рвать жилы и пытаться сменить обстановку. На действующих судей я бы не особо не надеялся, им это неинтересно. Тем более, что это осторожные люди. Все понимают, что на носу выборы, а создаваемый суд станет одной из главных арен политической борьбы», — отмечает наш собеседник.

Он также указывает и на дополнительную околополитическую составляющую, что вызывает скепсис у судей. «Ни о какой независимости ВАКС речь не идет априори. Люди президента и Запад будут пытаться заполнить его «своими» людьми. К тому же, буквально со старта новый суд рискует стать заложником борьбы между Национальным антикоррупционным бюро и Специализированной антикоррупционой прокуратурой, руководители который давно побили горшки между собой», — говорит нам судья.

По одной из версий, заполнить «судейскую брешь» могли бы юристы из частного сектора. Впрочем, наиболее статусные адвокаты пока не проявили заинтересованности в конкурсе.

Источники в юридическом цехе так объясняют эту ситуацию «Стране» так: «Первое и главное — это финансы. Уважающий себя юрист не будет размениваться на работу судьи. Ведь де-факто адвокаты всегда в оппозиции к любой власти. Второе: юристы в здравом уме сегодня не будут принимать участие в конкурсах, которые проводит Банковая (особенно, после отбора в Верховный суд). Зачем марать свое имя в этом цирке?».

Отдельные горячие головы допускают, что отсутствие интереса к отбору режиссируется искусственно в интересах власти. Дабы в дальнейшей продлить срок приема документов, и максимально отсрочить формирование и запуск работы Антикоррупционного суда. Но с этими доводами согласны не все.

«Некоторые кандидаты подавшие туда свои кандидатуры, с которыми я знаком лично, являются реально независимыми, поэтому у действующей власти на сегодня реально возникла проблема не то что для проведения конкурса, а вообще для работы суда», — отмечает адвокат Кравец.

Как бы там ни было, но и сторонники, и противники идеи ВАКС уже сегодня признают — ожидать ажиотажа при отборе судей Антикоррупционного суда в любом случае не приходится. Поэтому не исключено, что в таком случае выбор претендентов будет проходить из пула кандидатур, заранее одобренных властями и когорты «лучших из худших».

Виталий Губин, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Антикоррупционный балаган

Мечта МВФ и профессиональных борцов с коррупцией сбылась. После полугодичных баталий, круглых столов, прямых угроз, шантажа и прямого подкупа, в виде обещаний новых, не совсем понятно для чего нужных кредитов, Закон Украины «О Высшем антикоррупционном суде» (далее – Закон) проголосован и мгновенно, в отличии от многих других законов, подписан Президентом.

Можно теперь уверить наших западных партнеров, а также доверчивых граждан Украины, что хребет коррупции переломан окончательно и бесповоротно. Но как известно, дьявол кроется в деталях.

Начиная с самого начала, а именно самой судебной реформы, изменений в Конституцию Украины в этой части, а также непосредственно рекомендаций Венецианской комиссии относительно антикоррупционного суда (далее — Рекомендации) бросается откровенная антиконституционность как самого Закона, так и отсутствие каких либо вразумительных обоснований его существования в Украине.

Основным аргументом создания антикоррупционного суда звучит – защита инвесторов. При этом не совсем понятно каких именно инвесторов призван защитить этот суд и в чем именно будет заключаться сама защита. Особенно в свете того, что эту «мантру» бесконечно повторяет именно МВФ.

Все это выглядит еще более неубедительным в свете того, что на сегодня финансовые потоки как крупные, так и довольно небольшие отследить не составляет особенного труда. Поэтому, кроме кредитов для пополнения золотовалютных резервов и возврата процентов по ранее полученным кредитам в общем-то и нечего защищать.

Если конечно не брать во внимание желание транснациональных корпораций за бесценок скупить у украинских олигархов и государства предприятия и целостные имущественные комплексы с полностью отлаженным бизнесом под видом борьбы с коррупцией и спецконфискации. Но это уже немного другая история.

Возвращаясь же к самому антикоррупционному суду и читая внимательно Рекомендации бросается в глаза очень слабая аргументаций его соответствия Конституции Украины в части создания специально суда, что прямо запрещено. При этом и сама комиссия приводит пример аналогичного словацкого суда, чье существование конституционным судом Словакии было отменено именно исходя из его специального статуса.

На мой взгляд, тоже самое ожидает и украинский Высший антикоррупционный суд, чье существование будет признано незаконным как по сути, так и в связи с нарушением регламента при голосовании и внесении изменений на стадии законопроекта. Недавние решения Конституционного суда Украины тому подтверждение. Для этого только нужно время и конкретная команда с банковой.

Но не будем о грустном, а поговорим о совсем грустном, а именно порядке формирования суда и его «юрисдикции».

Все мы были свидетелями конкурса в Верховный суд, требованием к знаниям норм права на уровне 9%, а остальное «доброчестность», изменением правил во время его проведения, отсевом ненужных кандидатов и откровенной подтасовкой результатов для доверенных и преданных. Тоже самое сейчас происходит и с квалифоцениванием, когда выставляемы оценки после собеседования члены Высшей квалификационной комиссии судей Украины (далее – ВККСУ) ничем абсолютно не обосновывают. И любого наблюдателя складывается впечатление, что оценки берутся просто с потолка.

При этом, как показывает судебная практика, судьи нового Верховного суда (без Украины), зорко стоят на страже конкурсов проводимых ВККСУ обосновывая свои отказы безграничной дискрецией, а проще говоря вседозволенностью и выполнением, как указывается в некоторых решениях – исторической функции по формирования судов из наидостойнейших кандидатов.

Всем абсолютно понятно и в принципе так и должно быть, чтобы в этот суд пришли люди и с безупречной репутацией. Вот только вопрос, а где их взять, особенно смотря на расправу над кандидатами в новый Верховный суд (без Украины). Особенно это видно в вопросе формирования комиссии из так называемых международных экспертов, чью доброчестность и профессионализм в принципе никто не оценивает, а как показывает практика они довольно сомнительны. При этом, как показало формирование так называемой Громадской рады доброчестности, туда попали люди, репутация которых да и само поведение не соответствует ни общепринятой морали, ни тем же антикоррупционным требованиям.

Такой же вопрос по формированию комиссии из международных экспертов возникнет и при формировании антикоррупционного суда. Опять же опустим сами требования к знаниям и порядку проведения конкурса, который, исходя из норм Закона, будет опять же определятся ВККСУ и похоже все с того же потолка делая оценивание полностью не прозрачным и превращая его в очередной отбор преданных и нестроптивых.

Помимо этого сама «юрисдикция» нового суда выписана довольно бессмысленно. Этому суду, находящемуся только в Киеве будут подсудны дела со всей Украины по преступлениям, наказания по которым предусмотрены статями: 191, 210, 262308, 312, 313, 320, 357, 354, 364, 364-1, 365-2, 368-369-2, 410, что сделает как обвинение, так и защиту довольно затрудненной и приведет, как к бессмысленному заятягиванию процесса, так и к грубейшим нарушением прав и свобод лиц обвиненных либо подозреваемых в преступлениях.

Таким образом, весь этот уcтроенный антикоррупционный балаган, никоим образом, даже в априори не способен чем либо помочь в борьбе с коррупцией с одной стороны, а с другой, может стать не плохим инструментом для легализации доходов полученных преступным путем.

Ростислав Кравец

Адвокат, старший партнер

Адвокатской компании Кравец и партнеры

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Антикоррупционный суд: ждать ли нового транша от МВФ и арестов коррупционеров?

В пресс –конференции приняли участие:

— Олесь Доний – экс-нардеп, политолог,

— Сергей Белашко – директор Агентства социальных коммуникаций,

Ростислав Кравец – юрист,

— Валентин Гладких – политический эксперт.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры