Архив метки: Активами

Что будет с экспроприированными в «ДНР-ЛНР» активами, — объясняют эксперты

Эксперты отвечают на вопросы НВ Бизнес, какими будут дальнейшие шаги украинской стороны в противостоянии с террористами из Л/ДНР и оккупантами из России.

Энергохолдинг ДТЭК потерял контроль над предприятиями, расположенными на неконтролируемых территориях Донецкой и Луганской областей. Об этом сообщили в энергохолдинге сегодня, 15 марта.

Как сообщили в ДТЭК, директора предприятий холдинга, расположенных на Донбассе получили уведомления о необходимости перерегистрации в так называемых ДНР и ЛНР, а также о начале инвентаризации имущества.

В частности, речь идет о захвате Шахты Комсомолец Донбасса, Моспинское, ПЭС-Энергоуголь, Востокэнерго, Донецкоблэнерго, Техремпоставка, Свердловантрацит, Ровенькиантрацит, Электроналадка, Высоковольтные сети и ДТЭК Сервис.

В настоящее время ДТЭК уже не контролирует работу этих предприятий. «Никакие формы давления не заставят ДТЭК изменить юрисдикцию своих активов», – отметили в холдинге Рината Ахметова.

Вместе с тем, сегодня правительство Российской Федерации заявило о том, что уже дало рекомендации российским металлургическим холдингам поставлять железную руду на предприятия на территории Л/ДНР, которые остались без сырья вследствие блокады ОРДЛО украинскими активистами.

Предыдущие встречи с российскими металлургами заместитель председателя российского правительства Дмитрий Козак провел еще в начале марта текущего года. В частности, на встрече обсуждались поставки железной руды на предприятия на неконтролируемых Украиной территориях. Тогда же Россия выступала с сильной критикой украинской власти. Последняя, по мнению россиян, ничего не делала, чтобы обуздать незаконные протесты против торговли с ОРДЛО.

Захват украинских предприятий оккупантами стал весомым аргументом для Украины сделать блокаду ОРДЛО государственной и управляемой украинскими правоохранителями. «Предлагаю СНБО принять решение о временном полном прекращении транспортного и железнодорожного сообщения с оккупированной территорией. Оно будет действовать до тех пор, пока оккупанты не вернут под юрисдикцию Украины украденные украинские предприятия», – сделал заявление президент Украины Петр Порошенко. Исключением во время блокады станут только гуманитарные грузы.

«Констатируя резкую эскалацию российской агрессии против Украины, насильственный захват украинских предприятий… учитывая то, что РФ начала на государственном уровне признавать «документы» самопровозглашенных республик… СНБО решил: временно… прекратить перемещение грузов через линию соприкосновения», – заявил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) Александр Турчинов.

Следовательно, правительству поручено безотлагательно разработать и внедрить план мероприятий по обеспечению безопасного и надежного функционирования топливно-энергетического и металлургического комплекса Украины, проанализировать негативное влияние на экономику и бюджет страны и принять меры по их минимизации.

Сергей Фурса, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital

В Л/ДНР «национализировать» украинские активы возможность была всегда. Но, отжимать предприятия было не разумно. Во-первых без регистрации в Украине их металл никому в мире не нужен, в России тоже – своего хватает. Управлять этими предприятиями там не умеют, а их стабильная деятельность обеспечивала работой тысячи людей. Во-вторых, за рейдерские действия, которые прямо противоречат духу минских соглашений, легко было получить дополнительные санкции. Блокада украинских активистов эти риски существенно уменьшила. Хотя российский крупный бизнес явно не будет гореть желанием влезать в торговлю металлом или углем, нарываясь на санкции.

Теперь СНБО, перехватив «флаг блокады» у активистов, может идти в Минск и смело говорить, что у нас отобрали наши заводы и требовать введения санкций. Нужно ожидать некую «большую» встречу, на которой будут озвучены украинские требования.

Если россияне будут готовы идти дальше и получить еще немного санкций, то в таком случае блокада будет долгой. Как результат, Украина получит существенные потери ВВП, давление на курс национальной валюты. Если захват предприятий будет отыграно назад, можно говорить о минимальные потери от блокады для экономики. И мы вернемся к статус-кво до конца года.

Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвесткомпании Capital Cоncorde

То, что сейчас происходит на Донбассе – блокада и так называемая национализация – будет иметь влияние на экономику,. Это могут быть потенциальные потери чистого экспорта в районе $ 1,5-2 млрд.

Если граждане Украины, которые контролируют оккупированную территорию Донецкой и Луганской областей, заявят, что они что-то национализировали, то это не будет иметь никакой юридической силы. Это не дает возможность Украине апеллировать к любому международному суду. Если вдруг так случится, что Россия признает право собственности над активами или любое российское предприятие, то это уже позволит Украине настаивать на новых персональных санкциях против них и подавать судебные иски о компенсации.

Слышали, что некий господин Курченко хочет получить эти активы. Видимо, такие персонажи, против которых уже введены персональные санкции, могут себе это позволить.

Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании Кравец и партнеры

Что касается возможности возмещения причиненного вреда в связи с агрессией, это может быть предметом судебного иска. Однако до того надо доказать, что это осуществила Российская Федерация. Россия сейчас пытается все это переложить на какую-то самооборону, которая покупает танки, самолеты, тяжелую артиллерию. Может в Российской Федерации такое продается, однако в Украине такого нет. Поэтому, после решения вопроса о российской агрессии и установления этих фактов международными судами, Украина имеет возможность обратиться за соответствующими компенсациями.

Такие споры в международных инстанциях уже были относительно возмещения причиненного материального ущерба. А именно: возмещение неполученной выгоды за период, непоступлениям в бюджет и прямого возмещения, что нанесло уничтожение некоторых предприятий и даже целых отраслей, которые находятся на оккупированных территориях.

На сегодняшний день речь должна идти исключительно о неполученных доходах, о неполученных дивидендах от деятельности этих предприятий, которые будут работать на экономику Российской Федерации, а не о стоимости активов. В дальнейшем все равно эти предприятия должны будут вернуться в Украину и в дальнейшем можно будет говорить о возмещении иного вреда.

Павел Петренко, министр юстиции Украины

Если в отношении украинской компании террористы, боевики, которые поддерживаются, финансируются Российской Федерацией, проводят так называемую национализацию, то в этом четкая прямая вина Российской Федерации, которая осуществляет через свои регулярные вооруженные силы и через своих боевиков контроль этой территории. Поэтому моя рекомендация к частному бизнесу, конечно, отрабатывать механизм обращения с соответствующими исками в международных арбитражей и компенсации этих убытков с РФ. Есть все шансы компенсировать и добиться ответственности именно с РФ, как страны, которая финансирует террористов, которая поддерживает террористические организации на территории Украины, которая несет прямую ответственность за действия своих ручных боевиков.

Например, по Крыму, где кроме частного бизнеса есть много государственной собственности, мы пошли несколькими путями. Что касается интересов самого государства, то Министерство юстиции обратилось в Европейский суд по правам человека, о нарушении прав собственности. Фактически мы ставим вопрос, чтобы суд установил со стороны России противоправные действия и произвел компенсацию убытков. Что касается частного бизнеса, то много структур, которые потеряли там имущество, которое было национализировано так называемыми местными органами власти, тоже ушли в коммерческие арбитражи, в том числе в Стокгольм. И ставят вопрос о нарушении со стороны РФ прав инвесторов, которые вложили средства в те или иные объекты.

Если выиграем суды, то будем взимать с России эти убытки за счет их имущества на территории других стран. Есть прецеденты в истории взаимоотношений России с частными инвесторами, когда маленькая шведская компания выиграла коммерческий арбитраж на несколько сотен миллионов долларов. С ней, после нескольких эффективных арестов активов на территории других стран, Россия все же рассчиталась.

Леся Выговская, НВ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Признаны неплатежеспособными банки с активами в 8,3 млрд грн

Впервые НБУ признал неплатежеспособным банк, к собственнику которого применены международные санкции. В пятницу была введена временная администрация во Всеукраинский банк развития Александра Януковича. Также неплатежеспособными стали Легбанк и БГ Банк, в котором НБУ допустил типичную ошибку – не смог предотвратить вывод денег до введения временной администрации.

Санкции сработали

Нацбанк признал неплатежеспособными сразу три учреждения: Всеукраинский банк развития (ВБР), Легбанк и БГ Банк. ВБР – самый крупный из них – с активами в 5,6 млрд грн на конец III квартала занимал 31-е место в банковской системе. Угроза введения в него временной администрации появилась еще весной, когда НБУ начал признавать неплатежеспособными банки «Семьи» – приближенные к бывшей власти. Владельцем 100% акций ВБР является Александр Янукович – сын беглого бывшего президента. Но возникновение финансовых проблем в этом учреждении НБУ констатировал лишь осенью.

НБУ напоминает, что Совет Евросоюза применил санкции к Александру Януковичу, в частности заморозил его активы. Поэтому «с целью защиты интересов вкладчиков и других кредиторов банка Нацбанк в сентябре отнес ВБР к категории проблемных». У банка начался отсчет 180 дней для улучшения своих показателей. «ВБР предоставлял несколько планов мер по улучшению показателей своей деятельности, но они не предусматривали меры по приведению деятельности в соответствие с требованиями законодательства», – пояснил НБУ причину введения временной администрации.

В сообщении не говорилось, нарушал ли ВБР нормативы и задерживал ли выдачу вкладов. На 1 октября его розничный депозитный портфель составлял 1,75 млрд грн. Объем ожидаемой компенсации вкладчикам банка в ФГВФЛ еще не подсчитали.

Связанные лица

Регулятор еще 15 августа постановлением № 494 оформил свое право признавать неплатежеспособными учреждения, к собственникам которых применены международные санкции. К тому моменту ЕС ввел санкции к российским банкам, имеющим «дочки» в Украине, и ряду представителей прошлой власти Украины. «Национальный банк расширил собственные возможности по контролю над банковской системой и отдельными ее участниками. В них, очевидно, просто назрела необходимость», – полагает советник главы правления Евробанка Василий Невмержицкий.

С Александром Януковичем был связан также УкрБизнесБанк (39-е место по активам), который по документам имел других собственников (см. «Кто скрывается за УкрБизнесБанком»). Но с юридической точки зрения доказать причастность банка к лицу, к которому применены санкции, можно только при наличии официальной связи между ними. «Нельзя признать неплатежеспособным банк, если нет достоверных данных о том, что к его собственнику были применены международные санкции. В случае с ВБР в системе раскрытия информации были данные о том, что он на 100% принадлежит Януковичу-младшему. По другим банкам мы можем знать, что они также принадлежат лицам, которые были близки к предыдущему правительству и к которым также могут быть применены санкции, но официальными владельцами этих учреждений являются совсем другие люди», – говорит старший партнер адвокатской фирмы «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Проблемы небольших

Одновременно с ВБР временные администрации были введены в БГ Банк (76-е место) и Легбанк (118-е). БГ Банк в начале года связывали с семьей бывшего генерального прокурора Виктора Пшонки, но прямых доказательств этой версии до сих пор нет. Легбанк не имел собственников, владевших более 10% его акций. По данным издания Insider на начало года, Легбанк принадлежал гражданину Латвии Артуру Ересько.

В Нацбанке делают акцент на финансовых проблемах этих учреждений – много жалоб на невозврат вкладов. Обязательства БГ Банка перед гражданами на 1 октября составляли 613 млн грн, Легбанка – 280 млн грн. Проблемы в БГ Банке (ранее банк «Первый») сложно было скрыть в середине лета, когда НБУ запретил ему привлекать депозиты. В конце сентября БГ Банк признал, что не может выплатить вклады – лимит выплат составил 500 грн в день. Причиной была названа война на Донбассе, из-за которой заемщики перестали платить по кредитам. Вкладчики Легбанка в начале сентября жаловались на невыплату денег и отказ банка пролонгировать их вклады.

Регулятор требовал от акционеров и менеджмента учреждений планы финансового оздоровления, но полученные от них документы его не удовлетворили. Например, регулятивный капитал Легбанка упал до 63,4 млн грн при минимальном значении в 120 млн грн. «Собственниками банка не приняты меры по финансовой поддержке банка, в первую очередь путем дополнительной капитализации», – сетовали в НБУ.

Удачный вывод

При этом НБУ «проспал» несанкционированный вывод денег из БГ Банка. С 27 октября грузинский Bank of Georgia перестал владеть 19,39% этого учреждения, а 3 ноября сменился набсовет БГ Банка, были уволены глава правления Сергей Барыбин и его заместитель Игорь Шаров. Эти посты заняли Андрей Осипенко и Вадим Дратверт соответственно. «После смены руководства БГ Банка Нацбанком была выявлена активная операция, которая была проведена уже новым руководством банка в нарушение требований НБУ при отсутствии первичных документов и оснований для ее осуществления, в результате чего нанесен значительный убыток банку. Банком в течение длительного времени не предоставлено никаких подтверждающих документов по осуществлению этой операции и ее обоснований», – сообщили в НБУ. Объем «вывода» не разглашается.

Эксперты констатируют, что подобное не редкость в проблемных банках. «Скорее всего, руководство банка предоставило куратору и НБУ неправдивую информацию о назначении платежа. И куратор был вынужден дать свое согласие. А потом банк просто отказался предоставить информацию о реальном назначении этих средств», – считает главный финансовый аналитик рейтингового агентства «Эксперт-Рейтинг» Виталий Шапран.

В Фонде гарантирования вкладов часто сталкиваются с такой проблемой. «Самые частые нарушения в неплатежеспособных банках связаны с выведением активов. До тех пор пока имущественная ответственность собственников и менеджмента банков не является реальной, попытки что-то сделать в системе ничего не дадут», – говорит заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик.

Елена Губарь, Финмайдан

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Активами ликвидируемых банков займется новая структура ФГВФЛ

Ликвидация банков происходит слишком быстро, из-за чего Фонду гарантирования вкладов физлиц приходится за бесценок распродавать активы проблемных банков. Для решения этой проблемы создадут специализированное учреждение, которое в течение трех лет будет заниматься возвратом долгов и реализацией залогов и кредитов. Эксперты отмечают, что для эффективности работы нового санационного учреждения его деятельность должна быть максимально публичной.

Активная продажа

Государство не устраивает, что активы ликвидируемых банков очень быстро теряют в цене, из-за чего невозможно не только рассчитаться с кредиторами, но даже выплатить вклады всем физическим лицам. Чтобы решить эту проблему, в Фонде гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) предлагают усовершенствовать процесс продажи активов неплатежеспособных банков.

Для этого до конца года ФГВФЛ создаст специализированное учреждение, которое займется работой с проблемными активами ликвидируемых банков. «Это будет сделано, чтобы не продавать активы за бесценок. Сейчас мы занимаемся поиском покупателя сами, но у нас мало времени, потому что мы ограничены сроком ликвидации», – сказал заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик. Возможность создания такого фактически факторингового учреждения предусмотрена ст. 52-2 закона «О системе гарантирования вкладов физлиц».

В процессе ликвидации сейчас находится 14 банков. Их количество, скорее всего, будет расти, поскольку Фонду в текущем году ни разу не удалось найти инвестора для спасения неплатежеспособного учреждения – все они отправляются на ликвидацию. Законодательно установлено, что ликвидация банка длится один год с возможностью пролонгации на идентичный срок. Ликвидация системных банков может быть продлена на два года. Если за это время не удавалось реализовать активы, они списывались.

Специализированное учреждение сможет заниматься взысканием денег с должников и реализацией активов в течение трех лет. Предполагаемый размер его уставного капитала Андрей Оленчик назвать не смог, так как он будет зависеть от объема передаваемых ему активов. Вырученные деньги от работы с плохими активами пойдут на возврат средств кредиторам банков и оплату затрат спецучреждения.

Повышение стоимости

Дополнительное время необходимо спецучреждению, чтобы выгодно продать полученные активы. «Нам дается три года, за это время можно что-то сделать с активами банков, чтобы повысить их стоимость, – рассказывает руководитель рабочей группы по созданию специализированного учреждения, президент Ассоциации коллекторского бизнеса Александр Ильчук. – Например, если в собственности у банка есть земля, то ее можно продать: предложить участок под застройку или отложить продажу на несколько лет, когда цены вырастут. Также можно работать с ценными бумагами, которые есть у банков, – к примеру, собрать их в пул, и это будет контрольный пакет какого-то предприятия». По его словам, для запуска работы необходимо еще внести изменения в Налоговый и Гражданский кодекс, чтобы урегулировать вопросы налогообложения при передаче активов, согласия на это кредиторов и порядок работы с валютными активами.

Вопрос возвратности средств из неплатежеспособных банков сейчас особенно актуален. ФГВФЛ занимается компенсацией вкладов на сумму до 200 тыс. грн включая проценты. В целом он возвращает порядка 98% всех гарантированных вкладов, за остальными 2% вкладчики просто не обращаются. Однако вклады размером до 200 тыс. грн суммарно составляют до 50% всех розничных пассивов. Остальные вклады возвращаются из продажи активов банка – в четвертую очередь.

И это не считая обязательств перед предприятиями (седьмая очередь), возврат которых фактически не осуществляется. «Сейчас в процедуре ликвидации находится 14 банков. Ни по одному из них мы не прошли по выплатам дальше третьей очереди (требования ФГВФЛ). Причин для этого несколько: все эти учреждения были отправлены на ликвидацию только в 2014 году, еще не завершились процедуры инвентаризации и составления реестров, – говорит Андрей Оленчик. – Мы предполагаем, что банки смогут выплатить четвертой очереди кредиторов (требования вкладов физлиц на сумму свыше 200 тыс. грн), но в некоторых из них мы даже не надеемся на это».

Трудности возврата

Участники рынка считают активы ликвидируемых банков очень проблемными, вспоминая о сложностях работы другого санационного учреждения – Родовид Банка. «Для успешной работы с проблемными активами статус организации не важен, главное, чтобы там были специалисты, которые умеют это делать. Если это будет осуществлено так, как в санационном банке, который не ведет деятельность, то толку не будет, – говорит один из банкиров, который скупает активы проблемных банков. – Нужно понимать, что если это активы ликвидируемых учреждений, значит, там очень большая просрочка, и их возврат будет связан с большими трудностями».

При этом необходимо на этапе создания специализированного учреждения предусмотреть максимально прозрачную и публичную процедуру работы с этими активами. «Сейчас активы банков продаются за 10% от их реальной стоимости, даже когда они ликвидные и адекватные. Кроме того, никто точно не знает, какие у банка есть активы, никто их не видел. Если процесс взять под контроль, то можно увеличить объем поступлений от продажи этих активов на 40%. За счет этих денег можно выплачивать средства вкладчикам ликвидируемых банков», – говорит старший партнер адвокатской фирмы «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Елена Губарь, Финмайдан

Адвокатская компания Кравец и Партнеры