Архив за месяц: Сентябрь 2017

Паспорт, деньги, два звонка. Как журналист «Страны» по блату оформила себе биометрический загран

На фоне огромных очередей за биометрическими паспортами в Украине расцвел рынок теневых услуг по их оформлению. Посредники берут от 1500 до 4500 грн, часть из которых достается сотрудникам паспортных столов.

За оформление загранпаспорта «по блату» посредникам-турфирмам ничего не грозит. А вот сотрудники паспортных столов могут получить срок за взятку

Электронная очередь, которую ввели во многих паспортных столах Украины, должна была искоренить практику подпольной продажи документов. Но, как удалось выяснить «Стране», коррупция при оформлении документов все равно процветает – украинские чиновники находят способы обойти электронную очередь и создать свою, теневую торговлю паспортами.

Они работают в кооперации с туристическими фирмами – так называемыми посредниками, которые за небольшое вознаграждение помогают украинцам быстро и безболезненно оформить загранпаспорт.

«Страна» решила на своем опыте проверить, как сотрудничают посредники по оформлению загранпаспорта и работники паспортных столов, и выяснить, насколько законно то, что они делают.

За удобство придется платить

После эпопеи с оформлением ID-карты я поняла, что в районное отделение миграционной службы больше не вернусь. Не выдержу еще одной очереди за талонами к терминалу, которую пенсионеры занимают с 6 утра. С записью же в электронную очередь через сайт Госмиграционной службы мне хронически не везло – не было свободного времени.

Поэтому когда понадобилось оформлять биометрический загранпаспорт, я решила не испытывать нервы на прочность и прибегнуть к помощи посредников.

Опытные знакомые подсказали номер сотрудницы одной туристической фирмы, которая помогает быстро и безболезненно оформить загран.

Посредник по имени Анна спросила только мою фамилию и сходу предложила мне несколько вариантов времени для записи, но ближайший свободный день оказался только через три недели.

– Раньше мы за неделю записывали на подачу документов. Но из-за безвиза в турагентстве большой поток желающих получить загран, время быстро разбирают, – объяснила посредник.

Схема такая: за две недели до даты нужно подъехать в офис турифирмы, завезти копии документов – паспорта и идентификационного кода, – и оплатить услуги посредника. В назначенное время (меня записали на 18 июля, 15.30) нужно приехать в районное отделение миграционной службы, чтобы сфотографироваться и сдать отпечатки пальцев. Эту процедуру нужно проходить лично.

Один звонок – и моя фамилия уже в списке на подачу документов. Не надо стоять в очереди и дежурить в полночь на сайте ГМС, когда освободится время. Второй звонок мне нужно будет сделать примерно через десять дней после фотографирования – узнать, готов ли документ.

За такое удовольствие посредник Анна берет за услуги ни много ни мало – 1500 грн. Паспорт будет готов за 10 рабочих дней. Можно сделать документ еще быстрее – за 5 дней, но стоить это будет уже 1800 грн.

Это одно из самых дешевых предложений. В среднем цена за услуги посредников при оформлении загранпаспорта в Киеве варьируется от 1500 до 3000 грн. Чем медленнее, тем дешевле. Так, некоторые конторы предлагают сделать биометрику даже за один день – и 4,5 тысячи гривен.

При этом еще в конце мая стоимость такого рода услуг стартовала от 1300 грн – но чем дальше в безвиз, тем выше спрос, и соответственно, цены.

Для сравнения: если оформлять загранпаспорт в обычном порядке и напрямую, в миграционной службе, это обойдется в 557 грн. Получается, на каждом клиенте посредники зарабатывают от 1 тысячи гривен.

К слову, оформить паспорт по ускоренной процедуре (за 7 или 3 рабочих дня) можно и в обычном райотделе ГМС– за 810 грн. Но для того, чтобы туда попасть, нужно с раннего утра занимать очередь к терминалу или дежурить в полночь на сайте Госмиграционной службы, когда он обновляется, выуживая свободное время для записи. За удобство приходится платить.

Печатать не успевают

Изначально я собиралась оформлять паспорт в самый короткий срок – за 5 дней. Но, когда за неделю до назначенной даты принесла в офис турфирмы документы, выяснилось, что так быстро паспорт сделать уже не получится.

– С сегодняшнего дня мы уже не берем заказы на «быстрый» паспорт за 5 дней. Только на 10-12 дней, – заявила посредник Анна, выписывая мне импровизированную квитанцию.

– Почему? – удивляюсь. Посредник вздыхает и начинает объяснять:

– За день по Украине 22 тысячи человек подают документы на загранпаспорт. А полиграфия, которая печатает биометрику – одна на всю Украину. Она рассчитана на печать всего 9 тысяч паспортов в день. У них уже сумасшедшие задержки. То, что должно печататься за пять дней, печатается за десять, то, что должно было за десять, печатается за двадцать, – признается Анна. – Поэтому мы с сегодняшнего дня уже не предлагаем клиентам «быстрый» загран. Не хотим подставляться. Вы же с нас потом спрашивать будете, почему так долго, а не с полиграфии.

Печатью загранпаспортов занимается государственное предприятие «Полиграфический комбинат «Украина» по изготовлению ценных бумаг». Это же предприятие печатает водительские удостоверения и ID-карты.

В полиграфкомбинате признают проблему с задержками.

«Из-за сочетания двух факторов – сезонного роста спроса и ажиотажа, связанного с введением безвизового режима Украины с ЕС, начиная с мая, спрос на загранпаспорта резко возрастал. Уже сегодня подразделениями миграционной службы, центрами предоставления административных услуг, оформляется более 22 000 заказов в сутки, что примерно вдвое больше, чем в аналогичный период прошлого года».

В июне 2017 года по заказу Государственной миграционной службы полиграфкомбинат изготовил 300 тысяч документов. «Это в три раза больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», – отмечают в госпредприятии.

Сообщается, что ПК «Украина» совместно с Министерством экономического развития и торговли собирается приобрести дополнительное оборудование по выпуску биометрических загранпаспортов. Но пока что конкретной информации, сроков и планов нет.

По их прогнозам, спрос на загранпаспорта должен снизиться уже к концу июля – началу августа (как это происходит каждый год в конце туристического летнего сезона). Поэтому гражданам, которые не планируют поездки за границу в ближайшие месяцы, в миграционной службе советуют не стоять в очередях, а подождать несколько недель и оформить документы в значительно более комфортных условиях.

Но украинцы, судя по статистике, игнорируют советы ГМС, и пока что ажиотаж не спадает. В паспортных столах по-прежнему очереди. Да и в турагентстве признаются, что задержки по оформлению паспортов продолжаются. Мой паспорт, который должен был быть готов через десять дней, ориентировочно напечатают лишь за 12-15.

Интересно, что по состоянию на 5 июля 2017 года в Украине оформлено более 4 млн биометрических паспортов для выезда за границу, из них почти 1,7 млн оформлено в 2017 году. В то время как правом безвизового въезда на территорию ЕС, по официальным данным миграционной службы, воспользовались лишь около 100 тысяч украинцев. То есть из тех, кто отстоял очередь за биометрическим паспортом, воспользовался им лишь каждый 17-й.

Паспорт за пять минут

В назначенное время я прихожу по указанному адресу в отделение миграционной службы. Здесь душно и жарко – в коридоре теснится не меньше 30 человек.

– В какой кабинет за загранпаспортом?

Вся очередь районного паспортного стола отвечает мне угрюмым молчанием.

Посредница не уточнила, куда именно мне заходить. Я думала, мой номер высветится на табло, в порядке электронной очереди. Но номер, указанный на моей импровизированной квитанции, не совпадает с теми, что на мониторе. На звонки Анна не отвечает. В замешательстве я уже допускаю мысль, что меня просто кинули – деньги-то я уже заплатила. Но тут из кабинета под номером 7 выходит молодой парень, оглядывается по сторонам и тихим неуверенным тоном зовет:

– Товт?

– Я, – так же тихо откликаюсь я. В очереди подозрительно на меня косятся.

– Проходите, вы следующая.

В кабинете сидят две сотрудницы. Одна из них фотографирует на паспорт мальчика лет 16-ти. Вторая приглашает меня присесть.

Я ставлю подписи на документах, даю отпечатки двух указательных пальцев, оставляю электронную подпись – и все. Весь процесс занимает не больше пяти минут. Напоследок сотрудница называет мне фамилию человека, которого я должна пригласить после себя.

Уже на выходе из отделения выясняю у оператора терминала, который выдает талоны в электронную очередь: в 7-м кабинете, оказывается, подают документы на ID-карту.

– А на загранпаспорт – в шестом.

Выходит, загран мне оформили в кабинете, в котором оформляют внутренние паспорта. И сделали это по старинке – в обход электронной очереди. Видимо, в отделении для приема клиентов от посредников посадили отдельного человека и создали параллельную очередь.

Мы уже выяснили, что на каждом клиенте посредники зарабатывают от 1 тысячи гривен. Но не всю эту сумму они забирают себе – часть уходит тому, с кем они договариваются за место в очереди на оформление загранпаспорта. А это чиновники на местах – в Центрах предоставления административных услуг (ЦПАУ) при райгосадминистрациях, в ГП «Документ», подчиненных Министерству юстиции, и районных отделениях Государственной миграционной службы (т.н. паспортных столах), подчиненных Министерству внутренних дел.

По словам собеседника «Страны», знакомого с работой посредников, в турфирмах договариваются с администраторами ЦПАУ и паспортных столов, чтобы они предоставляли им определенное количество мест в очереди. Это так называемая «посредническая квота»: если, условно, один центр обслуживает 50 человек в день, 10-20% мест в очереди достанется клиентам посредников.

«В среднем посредник платит сотруднику ЦПАУ за место в очереди от 200 до 2000 гривен, – рассказывает источник. – В одном из районов столицы посредник из турфирмы платит непосредственно начальнику ЦПАУ за номерок в очереди 500 гривен. В другом районе договариваются с администраторами, те берут с посредника 300 грн. Но работают только со своими, проверенными людьми. А дальше всё зависит от количества рук, то есть посредников. Их может быть 2-3 в цепочке. И чем больше посредников, тем дороже это для клиента – каждый забирает какую-то долю себе. Некоторые особо крутые посредники работают непосредственно с миграционной службой, там такса – 100 долларов, но делают быстро и контролируют процесс. За 500 гривен посредники договариваются в столичном «Готово».

«Стране» удалось найти посредника, который предложил нам без очереди оформить биометрику через документ-сервис «Готово».

– Вы нам платите 1 тысячу гривен – и мы вас утром вне очереди заводим в «Готово», – предложил мне посредник по имени Игорь. – Лучше приехать где-то к 8 утра, вы зайдете в первой пятерке. Вас там наш человек встретит, выдаст вам талончик и проведет туда. В принципе, до 10 утра вы уже подадите документы. Без нас вы там целый день можете потерять. А там, на месте вы уже оплачиваете сам паспорт – либо за 20 дней (957 гривен), либо за 10 дней (1210 гривен). Но предупреждаю, что сейчас есть задержки по обоим срокам.

При этом Игорь признался, что по другим центрам «все нестабильно, там везде проверки, и цены, соответственно, выше».

На горячей линии «Готово» «Стране» сказали, что у них нет никакой информации о работе посредников и ускоренной процедуре подачи документов. Как и по поводу того, не может ли это быть мошенничеством.

«Мы категорически не сотрудничаем ни с какими посредниками, – в свою очередь, заявил «Стране» Владимир Полищук, пресс-секретарь ГП «Документ». – Наоборот, вся наша информационная политика направлена на то, чтобы объяснять людям, что паспорт можно сделать и в миграционной службе, и в ЦПАУ при райгосадминистрациях, и в наших центрах обслуживания граждан «Паспортный сервис». У нас постановка в очередь происходит только в электронном виде».

Но Владимир Полищук признает: спрос порождает предложение. В связи с ажиотажем вокруг оформления паспортов в интернете появились специальные сайты, которые предлагают записывать людей в очередь в центры обслуживания граждан.

«Кроме того, появились люди, которые встают ночью, занимают живую очередь к терминалу, а потом свое место в очереди продают. Наш правовой отдел сейчас готовит информацию о таких «черных посредниках» для киевской Национальной полиции. Полиция вряд ли найдет какое-то административное нарушение в этом, и тем более криминальное. Но если не реагировать на такие случаи, то может возникнуть конфликт между людьми, которые сами стоят с ночи, занимают живую очередь, чтобы потом стать в электронную. И теми «решалами», которые хотят кого-то куда-то протолкнуть. Поэтому мы категорически против такой практики и всячески пытаемся этому противодействовать. Но мы не правоохранительные органы, и полномочий пресечь это у нас нет», – отмечает Полищук.

Cтарший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец также отмечает, что не во всех отделениях миграционной службы и ЦПАУ промышляют такого рода торговлей. В некоторых случаях посредники могут работать без содействия местных чиновников – просто лично идут в отделение с утра пораньше и берут талоны на фамилии своих клиентов, или дежурят ночами на сайте ГМС.

Но Кравец признает: «Чаще всего посредники договариваются с начальником ЦПАУ и выкупают талончики в электронную очередь. Хотя в ряде случаев посредникам удается эту очередь даже обойти».

Очереди, очереди, очереди

Пресечь такую практику довольно сложно – с учетом того, какие деньги крутятся в этой теневой торговле.

Предположим даже, что сотрудник паспортного стола берет по 500 грн за талон – если от посредника зайдет 10 человек в день, один начальник ЦПАУ уже заработает на этом нелегальных 5 тысяч гривен. В неделю – 25 тысяч гривен. В месяц – 100 тысяч гривен.

Если в день, согласно официальной статистике, 22 тысячи человек подают документы на загранпаспорт, и если предположить, что хотя бы 10% из них пользовались услугами посредника (2200 человек), выходит, что предприимчивые начальники ЦПАУ в масштабах всей Украины могут зарабатывать до 2,2 млн гривен в день (если берут за услуги по 1 тысяче гривен).

Но главное, что эта практика порождает искусственное увеличение очередей – потому что какой-то процент мест заранее уже зарезервирован для «своих».

При этом, исходя из украинского законодательства, посредникам за покупку мест в очереди ничего не грозит. Тогда как сотрудники ЦПАУ и миграционной службы могут вполне подпадают под действие статьи 368 УК – получение взятки (наказывается штрафом от семисот пятидесяти до одной тысячи пятисот необлагаемых минимумов доходов граждан или лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет).

«Нельзя сказать, что работа посредников незаконна, — говорит Ростислав Кравец. — По сути, все, что они делают – занимают вам очередь. Что тут нелегального? А вот в том, что искусственно создается дефицит – то есть местные начальники ЦПАУ не выпускают в открытый оборот все талоны, а часть «придерживают» для посредников – то здесь без коррупционной составляющей не обходится. Это кстати может объяснять, почему и с записью в электронную очередь на сайте Минюста регулярно возникают проблемы – свободное время разбирают буквально за считанные секунды».

Но чтобы привлечь их к ответственности, нужно задокументировать получение взятки либо какой-либо другой неправомерной выгоды сотрудником центра за то, что он перепродает места в очереди третьим лицам. А доказать на практике это очень сложно.

До сих пор не было случаев, чтобы начальников или сотрудников ЦПАУ или райотделов ГМС ловили на подобных взятках. Что, кстати, вызывает вопросы – очередь ведь электронная, и при желании отследить, что регистрация там идет с одних и тех же IP-адресов, не составило бы труда. Как и проверить количество свободных талонов по дате, посмотреть, кому они были выданы.

«Поэтому я не исключаю, что вся эта схема с продажей мест в очереди поставлена на поток и курируется с самого верха – руководством МВД или Минюста», – говорит Кравец.

Чтобы искоренить эту практику, есть единственно верное решение: оставить для регистрации в очереди лишь один инструмент – сайт Миграционной службы. Чтобы нельзя было приходить в отделение и лично занимать очередь к терминалу с талонами себе и «соседу», а IP-адреса для регистрации отслеживались автоматически.

«Тогда система действительно будет прозрачной, и нельзя будет вручную торговать местами в очереди. Но видимо, на сегодняшний момент в этом никто не заинтересован», – считает Ростислав Кравец.

Комментировать ситуацию с посредниками в Министерстве юстиции «Стране» отказались, сославшись на то, что это не их компетенция. Мы также направили запрос в пресс-службу МВД, которому подчиняется Миграционная служба, а также в саму ГМС. Мы опубликуем ответ, как только его получим.

Анастасия Товт, СТРАНА.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Мы к вам идём. Кому из бизнеса стоит готовиться к обыскам

Ещё недавно казалось, что волна обысков и изъятий серверов у IT-бизнеса, из-за чего многие аутсорсеры «эмигрировали» в ЕС целыми офисами, осталась в прошлом, как дурной сон. Однако в этом году противостояние технологических компаний и силовиков вспыхнуло с новой силой.

Так, если, по данным Генпрокуратуры, в 2015-м было зарегистрировано около 600 уголовных производств, касающихся сферы IT, то уже по состоянию на май этого года силовики насчитали более 800 подобных правонарушений.

«Обострение» началось в марте с обысков в офисе YouControl, стартапа, развивающего сервис для бизнес-аналитики и проверки контр­агентов на благонадёжность. Также обыски прошли в квартире руководителя проекта Сергея Мильмана и других сотрудников.

По утверждению адвоката компании YouControl Даниила Глоба, силовики пытались не допустить его присутствия во время обысков. «По одному из адресов мне почти удалось проникнуть внутрь, но оперативники применили физическую силу и я был вынужден отступить. В конце концов после переговоров с руководством следственной группы и потасовки в квартире Мильмана я начал предоставлять ему правовую помощь при проведении обыска», — рассказывает юрист».

Для самого Мильмана подозрения СБУ в незаконном сборе и продаже информации с ограниченным доступом стали неожиданностью. Как поясняет бизнесмен, за несколько месяцев до инцидента компания вела переговоры с силовиками и Государственной фискальной службой о подключении к системе. Кроме того, как уверяет Мильман, к нему за помощью неоднократно обращались и сотрудники СБУ.

Как рассказывает Мильман, силовики предлагали ему «начать сотрудничать со следствием, во всём сознаться и рассказать, как незаконно добывали информацию.

«Только после обысков в Dragon Capital и Укргаздобыче мы поняли, зачем нас к этому склоняли. Признай мы свою деятельность незаконной, СБУ получило бы возможность в течение трёх лет обходить всех наших клиентов на том основании, что они оказались пользователями незаконного продукта», — поясняет бизнесмен свою версию происходящего. Наш собеседник предполагает, что подобное предложение ранее поступало и разработчикам программы «Стахановец» (софт, позволяющий руководству контролировать деятельность сотрудников). Именно в связи с использованием программы «Стахановец» силовики в конце апреля 2017-го наведались с обыском в офис инвест-компании Dragon Capital.

810 уголовных правонарушений в сфере IT зарегистрировано с января по май этого года

Как утверждают в СБУ, «Стахановец» имеет скрытые функции удалённого контроля и снятия информации, а серверы, где информация обрабатывается, находятся на территории России. В связи с этим руководители компании — разработчика софта объявлены в розыск. Против них открыто уголовное производство, в рамках которого СБУ расследует возможную передачу российским спецслужбам информации госучреждений и личных данных украинцев. Пока расследование продолжается, в СБУ призывают бизнес отказаться от использования программы и обратиться к ним за консультацией.

Любим всех

После прецедента с YouControl обыски участились. Советник адвокатской компании Spen­ser&Kauf­f­mann Татьяна Харебава интерес силовиков к IT и телекому связывает с апрельским решениим СНБО «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)», которое существенно расширило «поле для манёвра» силовиков. Ведь помимо 81 подсанкционной IT-компании у правоохранителей появился повод наведаться к любому из их контрагентов или к провайдерам, которые не заблокировали запрещённые вебсайты.

Сразу после введения санкций сотрудники СБУ и ГПУ поспешили с визитом в киевский и одесский офисы компании «Яндекс» под предлогом подозрения в государственной измене. А к интернет-провайдеру Wnet силовики пришли с обвинением в незаконной маршрутизации трафика в Крым в интересах российских спецслужб, что во Wnet отрицают. Украинское представительство российского разработчика 1С столкнулось с обвинением в незаконной продаже программного продукта 1С на территории ОРДЛО и с подозрениями в том, что программы, опять же, используются российскими спецслужбами.

Через несколько дней после обысков в «Яндексе» представители прокуратуры наведались к интернет-провайдеру «Олли транс» и изъяли технические средства проекта «Видеопробки», которым владеет компания. По официальной версии поводом послужила необходимость получить видеозаписи трёхлетней давности с дорожных камер. Однако скрытым мотивом силовиков могло стать именно сотрудничество «Олли транс» с «Яндексом». На сайте «Олли транс» сохранилась новость 2010 года о предоставлении сервисом «Видеопробки» доступа к киевским веб-камерам для системы «Яндекс.Карты».

«Среди юристов бытует мнение, что уголовные производства по «недоказуемым» составам преступлений были специально открыты под проведение обысков, в результате которых силовики намеревались найти зацепки для более приземлённых экономических преступлений», — делится своим видением ситуации Татьяна Харебава. Кроме того, по её мнению, новую волну обысков характеризует усиление интереса к IT-бизнесу со стороны СБУ и ГПУ, тогда как в 2015 году самыми активными были фискалы.

Чтобы минимизировать риски, бизнесу теперь придётся изучать под микроскопом своих контрагентов

Также веяние времени — расширение спектра попадающих под «пресс» компаний. Теперь с обыском по делу об использовании незаконных программ или по любому другому поводу могут пожаловать к кому угодно. Например, в июне СБУ сообщила о пресечении масштабной финансовой схемы с фиктивным страхованием бизнеса у нескольких страховщиков, якобы аффилированных с бизнес-окружением Виктора Януковича. СБУ перекрыла «отмывание» 4,5 млрд грн. Этому сообщению предшествовали обыски в страховых компаниях «Саламандра-Украина», «ДИМ Страхование» и «Финанс-Лайн».

Как рассказали Фокусу в «Саламандре-Украина», обыск СБУ не стал для них неожиданностью, так как их бизнесом силовики интересуются давно. Компания официально обращалась в прокуратуру, МВД и СБУ, выражая готовность сотрудничать со следствием. Вместо этого, как утверждают в компании, с момента открытия уголовного дела в 2016 году к ним приходили разные люди и предлагали помощь в решении вопроса, от чего в компании отказались.

Одним словом, никто не застрахован от появления в офисе вооружённых людей в балаклавах. Вместе с тем наиболее очевидная зацепка, которая с большой долей вероятности позволит органам взять компанию в разработку, это хозяйственные отношения с контрагентами из Российской Федерации или предприятиями в ОРДЛО, уверяет советник юридической фирмы Sayenko Kharenko Сергей Смирнов. Особенно «токсично» взаимоотношение с компаниями из санкционного списка. Кроме «порочащих связей» с северным соседом, привлечь внимание правоохранителей могут «фиктивные» контрагенты, реальность хозяйственной деятельности которых под сомнением.

Чтобы минимизировать риски, бизнесу теперь придётся изучать под микроскопом своих контрагентов. Для этого могут пригодиться электронные сервисы Opendatabot и вышеупомянутый YouControl. Они на основе данных открытых реестров помогают мониторить партнёров на предмет их регистрационных данных, связей, налогового долга и судебных исков.

Приготовиться к худшему

Узнать о предстоящем визите силовиков заранее практически невозможно. Как объясняют юристы, разрешение на проведение обыска даёт следственный судья на основании ходатайства следователя или прокурора. Его рассматривают на заседании суда, где участвуют только вышеупомянутые лица. Усомниться в целесообразности проведения обыска попросту некому. Такой механизм позволяет силовикам внезапно нагрянуть в офис и предотвратить уничтожение вещественных доказательств. «Как ни прискорбно, но часто недобросовестные правоохранители используют обыски не для раскрытия преступлений, а с целью давления на бизнес для собственной выгоды», — говорит юрист компании Investment Service Ukraine Сергей Жилич.

В подобной ситуации многие компании заранее готовятся к эшелонированной обороне, загодя привлекая юристов и экспертов по кибербезопасности. «Нужно искать «дыры» в физической, программной, документарной сфере, и только когда вы всё «откатали» не один раз, следственные действия могут пойти по вашему сценарию», — советует сооснователь адвокатского агентства «Сютник и партнёры», советник по инвестиционным рискам Наталья Осадчая.

Ничего не бойся! Юристы советуют оказывать силовикам пассивное, но действенное сопротивление во время обыска

Чтобы предугадать появление нежданных гостей в офисе, собеседница Фокуса также рекомендует вести мониторинг судебных решений и следственных действий относительно контрагентов. Если кто-либо из бизнес-партнёров оказался под следствием, могут прийти и к вам.

Также, по словам Осадчей, тревожным звоночком, после которого обыск становится лишь делом времени, можно считать запрос контролирующего органа или определение суда о временном доступе к документам. Даже если компания всё выдаст добровольно, готовиться к обыску всё равно нужно. Для этого юрист по интеллектуальной собственности компании SBT Systems Елена Талалай рекомендует заранее заключить договор с адвокатом, который в течение часа прибудет на место и станет сопровождать процесс.

Нелишним будет и банальное укрепление подступов к сердцу компании и в физическом плане. «Входы в здание, кабинеты, серверные и другие помещения должны перекрываться с помощью элементарных средств блокировки, а каждое проникновение должно сопровождаться пассивным, но действенным сопротивлением», — рекомендует Денис Овчаров из Juscutum. По его словам, это поможет выиграть время, необходимое для принятия решений, привлечения дополнительных ресурсов и правовой помощи. Кроме того, постоянное преодоление барьеров и некомфортная обстановка должны изрядно утомить нежданных гостей и несколько остудить их пыл.

Обеспечив безопасность офиса на физическом уровне, не стоит забывать и том, что самым уязвимым звеном во время обыска могут стать рядовые сотрудники. «Людям нужно объяснить, как себя вести, познакомить их с адвокатом, который расскажет, что никто никого утюгом не пытает и зубочистки под ногти не суёт. Поэтому не нужно бояться», — говорит адвокат, партнёр Axon Partners Дмитрий Гадомский.

При появлении в офисе незваных гостей руководитель днепровского офиса «Ильяшев и Партнёры» Леся Самарина рекомендует настаивать на присутствии адвоката и предъявить силовикам договор о предоставлении правовой помощи. Не стоит забывать и о том, что на обыске должны присутствовать двое незаинтересованных понятых. «Общаться с правоохранителями стоит только руководителю или другому заранее определённому сотруднику, а перед началом обыска заявить ходатайство о видеофиксации и при необходимости вести съёмку самостоятельно, так как это не запрещено законом», — продолжает Са­марина.

В любом случае паниковать не стоит. Позиции силовиков не настолько сильны, как может показаться на первый взгляд

Перед началом обыска у визитёров также стоит попросить документы. «Нужно проверить полномочия следователя, прокурора, получить копию определения суда и ознакомиться с ним, убедившись, что все данные, указанные в нём, соответствуют действительности (адрес, владелец помещения, срок действия и данные о лице, которому разрешено проводить обыск)», — говорит адвокат АО Spenser&Kauffmann Тамила Алексик. Если этих документов нет или указанные в них имена не соответствуют действительности, нужно сразу звонить в полицию. Также на «102» стоит звонить, если визитёры применяют физическую силу или портят имущество.

После боя

После обыска силовики обычно не уходят из офиса с пустыми руками. С собой они забирают технику, документы и зачастую личные вещи сотрудников. Старший партнёр адвокатской компании «Кравец и Партнёры» Ростислав Кравец рекомендует в определении, с которым явились силовики, внимательно прочитать, что именно хотят отыскать и изъять «гости», и в случае выемки предметов, не указанных в постановлении суда, указать это в протоколе выемки. По завершении обыска силовики обязательно должны оставить копию определения следственного судьи, на основании которого и проводился обыск, а также протокол обыска и протокол изъятия. Перед подписанием протокола Денис Овчаров рекомендует вписать в него все нарушения, которые были допущены во время проведения обыска. Подписание протокола без замечаний, дабы не злить следователя, вряд ли чем-то поможет.

После визита силовиков предприятию совместно с адвокатом нужно незамедлительно продумать линию защиты. «Главное — не давать повода подумать, что вы «готовы решить вопрос», а такое предложение поступит», — говорит Дмитрий Гадомский из Axon Partners. Также он рекомендует подать заявление о возврате имущества, которое силовики изъяли с нарушениями, и готовиться к допросу, который может последовать за обыском.

В любом случае паниковать не стоит. Позиции силовиков не настолько сильны, как может показаться на первый взгляд. «Ни одно дело против IT-компаний, обыски в которых проходили в течение последних двух лет, не доведено до суда, а в результате обжалований изъятая техника полностью или частично возвращена владельцам», — говорит cоветник АО Spenser&Kauffmann Татьяна Харебава. Вместе с тем собеседница Фокуса отмечает, что ни одно должностное лицо правоохранительных органов так и не привлекли к ответственности за превышение служебных полномочий в связи с этими делами. «Пока на законодательном уровне не предусмотрят баланс интересов обеих сторон и не введут уголовную ответственность для следователей и прокуроров за их умышленные ошибки, они будут продолжать безнаказанно пользоваться своими полномочиями, прикрываясь борьбой с терроризмом», — заключает Елена Талалай.

Одним словом, ситуация с нынешней волной обысков неоднозначна. Бесспорно, воюющее государство обязано заботиться об информационной безопасности и реагировать на сотрудничество украинского бизнеса с российскими компаниями, которое может повлечь угрозу для страны. Но можно привести и факты, говорящие о том, что в ряде случаев правоохранители используют предлог борьбы с российской угрозой для не самых благовидных целей.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Обыски на спиртзаводах закончатся ростом теневого рынка продукции — Кравец

Генеральная прокуратура Украины совместно с налоговой милицией начала обыски на 41 спиртзаводе. Об этом сообщил заместиль главы ГФС Сергей Билан.

Билан отметил, что контрабандный спирт продается за наличные и производится из неучтенного сырья. Подобное нарушение закона приводит к миллиардным потерям средств из государственного бюджета и несет серьезные риски для здоровья населения.

По данным Билана, в спецоперации задействованы 430 работников налоговой милиции.

Обыски на спиртзаводах прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Що шукають зараз?
 
— Наразі, як повідомляють ті ж ЗМІ, та ж ГПУ, то це продовжується розслідування саме цієї кримінальної справи, стосовно зловживання владою, службовим становищем, підробкою документів, саме минулою владою, в 2014 році. Буквально тиждень тому проводилися обшуки знову ж таки в центральному апараті «Укрспирту». Ніхто не був проти. Всі документи надали, шукали якісь накладні. Те що зазначено знову ж таки в мережі Інтернет, і в тих документах, які були оприлюднені, то знову ж таки, шукали взаємозв’язки з певними юридичними особами, які документи видавалися для реалізації, які були придбання. Тобто мова йде про те, що певна кількість продукції, а саме сировини, з якої виробляється спирт, не була певним чином відображена в обліку, і відповідно не відображений в обліку і спирт, який був вироблений з цієї сировини. Але ця ситуація не нова для України і саме так вже не перше десятиріччя працює. 

Державна монополія на виготовлення спирту існує всього у двох країнах навіть не Європи, взагалі світу — це Україна та Білорусь.
 
— Мабуть це нам залишилося ще з радянських часів. Однак і намагалися це зберегти. Тим паче з метою виключно боротьби з якоюсь контрабандою, з виробленням несертифікованої продукції, знову ж таки, з тим щоб з усього сплачувалися податки. Однак за інформацією тих же спеціалістів з цього ринку, обсяг контрафактної продукції на ринку спирту в Україні вже перевищує майже 70%.
 
Півроку тому оцінювали обсяги контрафакту на рівні від 45% до 60%.
 
— Вже 70%. І я так розумію, що саме на це і направлено весь цей рейд. Тобто не стільки розслідувати кримінальні справи, які порушені були раніше і розслідуються стосовно діяльності «Укрспирту» в 2014 році, скільки, на мій погляд, намагаються на сьогоднішній день певним чином або змінити потоки з доходів з цього тіньового бізнесу, або дійсно намагаються певним чином бороти це виробництво контрафактної продукції. Але у зв’язку з тим, і як ми бачимо, як взагалі діє і податкова міліція, і прокуратура, я не думаю, що ми найближчим часом побачимо, що обсяги легальної продукції значно збільшаться. Я думаю, що навпаки тіньовий ринок після цих обшуків і розслідування цієї кримінальної справи, ще більше зростає.
 
Як це відбувається? Є працюючі заводи, а є ті, що нібито стоять, але всередині виготовляється спирт, кудись вивозиться та продається за готівку.
 
— Не тільки на таких заводах відбувається, це безпосередньо і на працюючих заводах, які не обліковують фактично. Як показують матеріали цих же кримінальних справ, про що оприлюднюється в мережі Інтернет, тобто працюючі заводи не оприлюднюють сировину, яку вони отримують від сільхозтоваровиробників, з цієї сировини виробляють спирт. Відповідно, якщо вони не обнародували, не оприбуткували цю сировину, яку вони отримали від сільхозтоваровиробників, виключно за готівкові кошти, і ніде з неї нічого, так би мовити, і не виробляється. Хоча завод працює в три зміни, а офіційно він нічого не робить.
 
Перший заступник голови Держподаткової служби заявив, що спецоперація, яку податкова міліція проводить під процесуальним керівництвом ГПУ, спрямована на припинення протиправної діяльності у сфері незаконного виробництва та реалізації підакцизної продукції. Тобто він каже про сьогоднішній час?
 
— В будь-якому випадку, підстави для проведення обшуків, як я розумію, наскільки повідомляли ЗМІ, прокуратура, є саме та кримінальна справа від 2014 року. І під цю кримінальну справу намагаються, знову ж таки, певним чином розібратися з тим, що наразі відбувається на цьому ринку. Хоча як показує досвід, фактично тим особам, які на цьому ринку існують, і так взагалі все давно зрозуміло, де брати сировину, де брати той спирт, як його виробляти, як його оприбуткувати і як потім виробляти цю контрафактну продукцію.
 
В уряді неодноразово лунали заяви про намір приватизації «Укрспирту».
 
— В більшості випадків, як показує досвід, намагаються перед продажем безпосередньо такого монополісту збити ціну, показати, що підприємства не працюють, вони заблоковані, якісь кримінальні справи, які розслідуються, не дають їм працювати і фактично таким чином зменшити ціну на ці підприємства. Ми побачимо досить скоро, чи, дійсно, пан прем’єр, окрім проблем з газом, які він створює в Україні з цим транспортуванням і розподілом оплати за газ безпосередньо населенню зробить щось безпосередньо з «Укрспиртом». Тому що на сьогоднішній день фактично ця ситуація вже є абсурдною. За такий час говорити і нічого не зробити для приватизації «Укрспирту», це досить значні кошти. Виглядає таким чином, що цю монополію намагаються приватизувати під конкретну особу, однак, мабуть, ця конкретна особа збирає кошти на цю приватизацію з одного боку, а з іншого, так і не може, мабуть, сформувати прозорі правила для того, щоб суспільство взагалі, не тільки українське, а й світове суспільство не вказало на явну заангажованість самої схеми приватизації цього концерну.
 
Якщо є державна монополія, хто його купуватиме, поки не зміниться законодавство?
 
— Зазвичай є досить велика кількість виробників тієї горілки, в яких ще є кошти, є гроші на те, щоб викупити це майно. Але таким чином, яким намагаються продати, я вважаю, що це виглядає саме так, щоб продати монополію. Саме продати разом всі заводи. Не продавати їх поодинці, а в подальшому, я так думаю, що та особа, яка буде придбавати, він так і розпродасть ці заводи поодинці певним, відповідно, монополіям, які виробляють той чи інший вид продукції, яким потрібен цей спирт. Тому на сьогоднішній день треба просто відверто підійти до цієї ситуації і оцінити ці заводи, і виставити фактично ці заводи на торги. Якщо завод працює — продаємо, якщо завод не працює, будь ласка, беремо його, ріжемо на металолом і фактично знищуємо, якщо він не працює. Однак, я так розумію, що виявиться, що більшість заводів, які на сьогоднішній день офіційно рахуються, що вони не працюють і будуть навіть великі торги за ці непрацюючі заводи.
 
Оголосили приватизацію, але людина не зможе виробляти спирт, поки є державна монополія?
 
— Фактично так. Тому і стоїть питання зміни законодавства. Тому ця зміна законодавства відбудеться одночасно з дозволом на приватизацію цього концерну, тому що поки не буде знята монополія на виробництво спирту, нічого зробити не можна буде. Він фактично офіційно нікому не потрібен, а офіційно він потрібен всім.
 
Обіцяний аудит зробили, але виявилось, що майже все чистенько.
 
— Як говорив минулий прокурор ще СРСР головним в любому розслідуванні — не вийти самим на себе. Тут питання саме в цьому. У разі, якщо зробили аудит і його укривають від громади, то, я думаю, там є дуже велике питання, куди поділось це майно і я не виключаю, що ті особи, які на сьогоднішній день очолюють і мають певне відношення до Київради і мають певне відношення до нардепів, і до керівництва країни, також там певним чином отримали свій зиск від цієї своєї тіньової приватизації в місті Києві.
 
Пройшли 20 липня обшуки на заводі «Моторсіч», в офісах «Моторбанку», які належать народному депутату В’ячеславу Богуслаєву. Що ці обшуки дали?
 
— Наскільки я зрозумів з повідомлень, насправді податкова міліція знайшла схеми, за якими з компанії «Моторсіч» виводилися кошти. А саме, купівля якихось там цінних паперів, які фактично є так званими мусорними паперами, які насправді нічого не коштують, і з цих 500 мільйонів, про які повідомляється в ЗМІ, 350 мільйонів це саме ці кошти, які були виведені і сплачені невідомо яким компаніям. Відомо яким компаніям, і в подальшому фактично були виведені з компаній, і 150 мільйонів, це податки, які не були сплачені до державного бюджету у зв’язку з застосуванням цієї схеми. Тобто насправді відбувається пошук хто виробляв ці документи, хто підписував контракти, пошук саме безпосередніх учасників цієї схеми, чи вироблялося це безпосередньо компанією «Моторсіч», чи дійсно вони до когось зверталися за купівлею, і саме це шукається. І відшукують, зазвичай, кошти, але як ми бачимо, то знайшли просто антикваріат. Тобто я так розумію, у тих осіб, у яких відбувався обшук, вдома знайшли якісь речі, які завтра насправді ці слідчі органи повинні звернутися до слідчого судді відповідного, який давав дозвіл на проведення цього обшуку, з відповідним клопотанням про накладення арешту на це майно. Я думаю, у зв’язку з тим, що це майно певним чином не пов’язано з питаннями обшуку.
 
Це просто хтось нумізмат?
 
— Може хтось там нумізмат, так. То, мабуть, арешту не буде накладено. Хоча як показує досвід, то досить часто слідчі судді все ж таки задовольняють такі клопотання, накладають арешт, хоча це майно ніяким чином не пов’язано безпосередньо з розслідуванням цієї кримінальної справи.
 
Нащо вони його тоді вилучали?
 
— Треба хоча б щось показати для суспільства, для того що ми працюємо. Ми знайшли півмільйона доларів чи десять мільйонів гривень. Я там щось десь читав, що там десять мільйонів гривень, чи півмільйона доларів знайшли.
 
На фото від ГПУ лежать пачки американських президентів.
 
— Так, тобто питання, де вони знайшли, чи це загалом у всіх вони зібрали, чи це на підприємствах вони знайшли, чи це знайшли у когось вдома. Ми пам’ятаємо, як у керівника «Укрзалізниці» чи якоїсь там структури, у ванній знайшли шість мільйонів доларів, під ванною, чи де він там їх ховав. Тобто питання зовсім в іншому. Тобто це добре, що вони знайшли ці кошти, накладуть арешт, знову ж таки, те про що говорив: який буде з цього результат. Чи повернуться ці 350 мільйонів, чи стягнуть ці 350 мільйонів, чи знову ж таки це буде черговий піар-хід. Тобто черговий очільник якогось міністерства, відомства, яке займається розслідуванням, буде раз в півроку, коли про нього будуть пригадувати, говорити: ми тут зараз розслідуємо, а де результат? А немає результату. І я думаю, що буде навіть дуже важко притягнути і керівників підприємства до відповідальності, тому що договори були укладені. Це відбувалося знову ж таки під контролем Нацкомісії, яка регулює цей фондовий ринок і якщо ці смітні, так би мовити, цінні папери не входили до того переліку, який затверджений, то певним чином давати якісь оцінки на сьогоднішній день, це буде досить некоректно з одного боку. А з іншого боку, знову ж таки, нічого не буде.
 
НАБУ та САП затримали посадовців збройних сил, а також держпідприємства Львівського бронетанкового заводу за організацію корупційної схеми з двигунами, що були у вжитку.
 
— Питання в тому, хто буде за це нести відповідальність? Не виключена кримінальна відповідальність, а саме відшкодування завданих збитків державі Україна з огляду на сплачені кошти на ці компанії.
 
Відсторонено директора Львівського бронетанкового заводу. Він вийшов під заставу. Начальника бронетанкового управління центрального бронетанкового відпустили на поруки. Про що це свідчить?
 
— По-перше, це свідчить, що сама схема закупівлі цих двигунів, з огляду на те, що так високо були затримані посадові особи, все ж таки здійснювалась під керівництвом високопосадовців, тобто це не просто якийсь фахівець закупівлі це робив.
 
Наприкінці травня правоохоронні органи повідомили, що викрили схему компанії «Тедіс». Штраф вони сплатили. Це був найбільший штраф АМКУ.
 
— Це питання до АМКУ, тут же питання не до фінансування тероризму, питання не до ухилення від сплати податків. Це трохи різні речі. АМКУ — це взагалі антимонопольне законодавство, тобто його порушення, які зловживання на цьому ринку монополістом. Тобто питання про сплату податків взагалі не йде і питання про фінансування тероризму за півроку вже такі гучні заяви були.
 
Рахунки були в компанії заарештовані. Пізніше компанія оскаржила це рішення. В Печерському районному суді скасували арешт коштів.
 
— Питання в тому, якщо компанія сплатила ці кошти, для чого продовжувати цей арешт. Тому що компанія продовжує сплачувати податки. Можна заарештувати кошти і в подальшому не отримувати податки. Тому, на мій погляд, до суду тут питань немає. Тут більше питання до правоохоронців, які спочатку арештовували це майно, робили гучні заяви, а врешті-решт ми не бачимо результату.
 
Чому ці останні півроку бачимо активність правоохоронних органів?
 
— Хтось готується до виборів.
 
Ви думаєте, це передвиборча кампанія?
 
— Я думаю, хтось готується до виборів і намагається показати суспільству, що раніше вона працює, а зараз вони працюють. Вони працюють, однак результату немає і постійно роблять такі заяви і, врешті-решт, у населення складається враження, що щось робиться, однак результату немає. І коли задається питання, а де результат, робиться ще одна гучна заява.   

Голос Столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Коллекторам упростили доступ к деньгам украинцев

Эксперты рассказали, что мешает загнать коллекторов в рамки закона.

Украинские коллекторы чувствуют себя все вольготнее и уже мало чем отличаются от обычных вышибал.

Практика продажи безнадежных долгов специализированным компаниям — довольно распространенное в мире явление. Используется она преимущественно в банковском секторе и в ситуации, когда процесс взыскания долга становится проблематичен и связан с длительными и дорогостоящими процедурами.

«В Украине, кроме задолженности по кредитам лопнувших банков, которые составляют десятки миллиардов гривен есть еще второй источник долгов — задолженность потребителей по коммунальным услугам», — рассказал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По словам экспертов, в стране активно стал развиваться бизнес по взысканию долгов. Чему способствовало принятие изменений в различных законах. При этом закона, регламентирующего деятельность самих коллекторов, по-прежнему нет. Поэтому коллекторские фирмы не всегда работают в правовом поле, а их требования оспариваются в судах.

Государство против должника

По словам юристов, единственная законная функция коллекторов — это письменно напоминать должникам об остатке долга, но многие переступают эту грань. Чему способствует несовершенство законодательства и попустительство всех контролирующих органов. Идеи урегулировать коллекторский рынок у властей возникают из года в год, но из-за отсутствия нормативной базы, по оценкам экспертов, 20-30% этого рынка находятся в тени.

«Учитывая, что правоохранительная система сейчас практически парализована реформированием и переаттестациями, надеяться на защиту государства от неправомерных действий коллекторов не приходится», — заметил Кравец

Юрист отмечает, что процедуры взыскания долга сейчас урегулированы как Гражданским кодексом, так и законом об исполнительном производстве. А существующие законопроекты о коллекторской деятельности по сути развязывают руки коллекторам.

Кроме того уже принятые законодательные изменения значительно облегчают эту деятельность. Например, до сих пор, если суд выносил решение в пользу банка, взыскать средства могла только государственная исполнительная служба.

«Проблема частных исполнителей очень скоро встанет перед должниками, буквально через 2-3 месяца. Потому что сейчас очень трудно проконтролировать правомерность действий частного исполнителя», — говорит юрист.

По его словам, частные исполнители работают по принципу экстерриториальности. А потому исполнитель из Херсона или Николаева вполне может проводить взыскание имущества где-нибудь в Черниговской области. А чтобы ознакомиться с материалами дела, придется ехать в Херсон или Николаев.

Теперь, чтобы открыть исполнительное производство, взыскатель должен заплатить аванс (10% суммы долга). Кроме основного вознаграждения заработок частных исполнителей может включать и дополнительное, размер которого будет устанавливать взыскатель.

Потому могут быть большие злоупотребления со стороны частных исполнителей.

«Примерно 95-96% решений суда о взыскании долгов не исполняется. Поэтому говорить о том, что все 100% взыскателей будут финансировать работу исполнителей без гарантии результата — абсурд. Они наверняка попытаются дополнительно заинтересовать исполнителя, чтобы взыскать долг наверняка», — считает руководитель консалтинговой компании William-Іnvest Expert Виктор Медведь.

Расставляют сети

Украинские суды до сих пор под завязку забиты исками банков по непогашенным кредитам. И хотя закон запрещает отчуждать имущество по валютным долгам, нотариусы и госрегистраторы не обращают на это внимания.

По словам Ростислава Кравца, таких случаев уже десятки тысяч. Банки продают миллиардные долги по валютным кредитам, а финкомпании изымают имущество и перепродают его несколько раз связанным лицам по цене, которая в несколько раз ниже рыночной стоимости. А затем переоформляют это имущество на себя.

Несмотря на то, что нет решений о выселении в дома должников приезжают крепкие ребята и выбрасывают людей на улицу. Это может привести к тому, что граждане перестанут верить государству и будут решать проблемы вне правового поля.

«Между тем, по нормам Гражданского кодекса, стороной взыскания залога по кредитному договору (а не займу) может выступать только юридическое лицо с соответствующей лицензией. Поэтому переуступка требования физлицам незаконна», — заверил Ростислав Кравец.

Но правоохранители часто бездействуют, поэтому все, что остается — идти в суд. Здесь на стороне должника нормы закона об ответственности за вымогательство и принуждение к исполнению гражданско-правовых договоров.

«Все не так безнадежно. Есть механизмы защиты. Например, можно оспаривать переуступки и переоформление имущества. Как показывает судебная практика, положительных решений о возврате имущества, отобранного финкомпаниями довольно много. Но для этого надо активно защищать свои права, а не ждать, что кто-то их защитит за вас», — подчеркнул Кравец.

Что касается долгов по ЖКХ, то здесь главная угроза — приказное производство. Как уже писал UBR.ua, любой поставщик услуг за долги потребителя может подать в суд и в порядке приказного производства (без участия сторон) получить решение о взыскании долга.

«Учитывая, что судьи перегружены делами в 5-6 раз от максимально возможного предела, они не часто вникают в подробности дела и стараются побыстрее разрешить спор», — объяснил Кравец.

Поэтому, по словам юриста, уже нередки случаи, когда суды решают взыскать долг с бывших владельцев жилья. Причина в том, что новые владельцы квартир не платят за коммуналку, а поставщик не знает о смене владельца и требует деньги с тех, кто у него значится в базах данных.

В результате бывшие собственники квартиры узнают о том, что случилось только, когда их останавливают на границе или накладывают арест на их имущество. Поэтому снова приходится доказывать в суде свою правоту.

Такое случается и с базами данных по должникам банков. Коллекторы не имеют права вносить изменения в базы данных. Поэтому даже если кредит давно погашен, но в базе по какой-то причине человек указан как должник ему будут продолжать звонить.

«Нет контроля методов взимания долгов. Поэтому надо регламентировать эту работу коллекторов, вплоть до лицензирования. Например, лицензии в охранных фирмах сыграли свою положительную роль. Когда стоял вопрос о нарушении лицензионных условий и установленных нормативов, охранные компании, участвовавшие в рейдерских захватах, снимались и уходили с объектов», — рассказал Виктор Медведь.

По словам экспертов, нужна финансовая и юридическая ответственность коллекторов. Например, за угрозы Уголовный кодекс предполагает ответственность, но такие случаи как правило, не расследуются.

«Оснований приходить домой к должнику у коллекторов нет. Противостоять им можно, блокируя номера, с которых вам звонят (как правило у каждой коллекторской фирмы их не более десятка). А также полное игнорирование письменных обращений. Обязательно прекращать разговор с коллекторами после представления звонящего. Не надо тратить на них время», — советует Медведь.

Как рассказал экс-министр ЖКХ 2007-2010, председатель «Союза собственников жилья Украины» Алексей Кучеренко, система взыскания долгов работает, когда должников мало. А кода их много, то компании-поставщики услуг боятся социального протеста и не слишком усердствуют в выбивании долгов за ЖКХ.

КОНСТАНТИН СИМОНЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Адвокат Ростислав Кравец: «Арест помещений не означает запрета на их аренду»

Согласно процессуальному кодексу при проведении обыска, к сожалению, лица, которые находятся в обыскиваемом помещение, в принципе могут его покинуть только с разрешения следователя, который проводит этот обыск — прокомментировал страший партнер Адвокатсой компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По большому счету, проводить личный досмотр нельзя. Однако, могут забрать мобильные телефоны, обосновав и указав это в протоколе на обыск.

Часто при психологическом давлении большинство следователей стараются провести немедленный допрос. При этом можно ссылаться на 63 статью конституции и требовать адвоката.

Если у вас собираются что-то отобрать, вы можете отказаться. Если отбирают силой, вы должны будет указать это в соответствующем протоколе. В дальнейшем в течении 10 десяти дней вы должны будете обратиться в суд с требованием вернуть ваши вещи.

Даже если будет ходатайство о запрете аренды этих помещений или использования их, я сомневаюсь, что судьи подобное удовлетворят, потому что нужно как-то обосновать запрет использования. Только будет запрещено отчуждать это имущество, но не распоряжаться им.

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Найскоріша втрата незалежності – знищення власної судової системи

Фактично, наразі саме це зараз і відбувається в Україні під патронатом іноземних урядів спонсоруючих псевдогромадські організації, спілки ті інші «незалежні» інститути громадянського суспільства.

Всі ми стали свідками так званої «судової реформи». Чому так званої, та ще і в лапках, тому що насправді під гаслами незалежність, справедливість, очищення відбувається повна узурпація влади як в цілому в Україні, так і безпосередньо у судовій гільці влади.

Громадськість, яка з одного боку зловтішалась знущаннями над суддями, вітала мусорну люстрацію, зловтішалась масовим звільненням, з іншого вже на собі відчула повну незахищеність від свавілля та беззаконня в Україні, які за останні три роки набули катастрофічних розмірів.

Дуже добре для цієї ситуації підходить висловлювання сатирика Ігоря Губермана: «Конечно, в жизни слишком часты мерзавцы, воры и пропойцы, но всех страшней энтузиасты, романтики и добровольцы.»

Завдяки «громадськім активістам» що з’явились невідома від куди, судова система паралізована. Як паралізується і будь-яка гілка влади, та цілі галузі, після того як туди приходять ці «ентузіасти».

Повертаючись до повного контролю над судами варто відмітити, що у своїх висновках Венеціанська комісія зазначила, що склад головного органу, що займається формування суддівського корпусу та його професійністю, не відповідає міжнародним стандартам та сформований зі значними порушеннями.

Однак не дивлячись на це «мудрі» очільники, що лобіювали судову реформу, надали цьому органу, що утворений з порушеннями міжнародних стандартів, та фактично сформований з представників виконавчої та законодавчої гілок влади, замість судової, повноваження до 2019 року.

Цей орган, Вища рада правосуддя, фактично перейменований з некомпетентної  Вищої ради юстиції, продовжив займатись тим, що замість формування суддівського корпусу він активно розпочав репресії і свавільне притягнення суддів до дисциплінарної відповідальності. Навіть три нових члена, що нещодавно обрані з’їздом суддів відразу здалися і без будь-якого спротиву приєдналися до знищення і узурпації влади в Україні.

Державні мужі, дуже добре вираховували. Щоб жоден з членів органів що відповідають за формування професійного суддівського корпусу не мав бажання сперечатись для членів цих інквізиційних команд призначили просто космічні, як для України заробітні плати по 220 000 грн в місяць. Такі ж призначили і для суддів Верховного суду, щоб фактично ніхто в Україні не міг оскаржити незаконні рішення що приймаються цими органами.

На практиці виявилось, що влада просто купила собі певну індульгенцію на час свого правління та певного часу після закінчення повноважень. Не може заробітна плата районного судді відрізнятись від заробітної плати судді Верховного суду, членів ВРП та ВККСУ в десятки разів, та не може бути у 75 разів більше прожиткового мінімуму.

Всі розуміють що поки ці рішення будуть оскаржені в ЕСПЛ очільники держави та члени цих «розстрільних» команд зможуть уникнути відповідальності. Наразі, завдяки неймовірним зусиллям Мінюсту в ЕСПЛ було відмовлено в пріоритетному розгляді цих скарг на протиправні та свавільні рішення Вищої ради правосуддя. Тому остаточні рішення, що підтвердять порушення конвенційних норм прийдеться очікувати декілька років.

Окрім того, варто відзначити, що саме цим органам було доручено сформувати новий Верховний суд. Конкурс до якого перетворився на пародію, яку вже почали критикувати навіть ті іноземні уряди, що надавали грошову та методичну допомогу для його здійснення.

Сталося так, що люди які не мають жодного авторитету у суспільстві, про їх «доброчесність» вже можна складати легенди, чого варто тільки історія з пістолетом голови Вищої ради правосуддя, та деклараціями членів ВККСУ та ВРП, стали маріонетками у руках не менш «доброчесних» представників влади, що прямо впливають на формування суддівського корпусу.

Ця ситуація найяскравіше продемонструвала фактичну відсутність громадянського суспільства, яке розуміє всю небезпеку узурпації влади через фактичне підпорядкування судової гілки влади виконавчій владі. На відміну від поляків, де зараз проходять багатотисячні акції протесту щодо судової реформи яка призведе до аналогічних наслідків, в Україні всі мовчать і нічого не помічають.

Вже сьогодні можна констатувати відсутність незалежності судової гілки влади та вибіркового формування судів, що призвело до практичної відсутності суддів в десятках регіонів України та неможливості захистити порушене право в правовому полі, що у свою чергу підштовхує до втрати незалежності і формування на рівні місцевих громад «своєї» влади.

І ця ситуаціє лише погіршується з огляду на «ефективну» роботу по формуванню професійного суддівського корпусу. Може саме це і є головною метою «судової реформи» — знищення незалежності та втрата Україною територіальної цілісності?

Адвокат, старший партнер
Ростислав Кравець для Обозревателя

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Рынок «коллекторов» в Украине не контролируется должным образом — юристы

Рынок «коллекторов» в Украине растет хаотично и бесконтрольно.

Об этом на пресс-конференции заявил юрист Ростислав Кравец, передает корреспондент АСН.

«На сегодняшний день в Украине нет закона о коллекторской деятельности. Однако я не вижу необходимости в принятии такого закона. Ведь эти вопросы урегулированы законом об исполнительной производстве и Гражданским кодексом», — заявил он.

При этом адвокат отметил, что на данный момент с геометрической прогрессией растет задолженность граждан за жилищно-коммунальные услуги. Поэтому «выбивание» этих долгов станет одним из основных для исполнителей. Второй источник доходов коллекторов — это не возвращенные банковские кредиты.

«Плюс нужно помнить, что закон об исполнительном производстве разрешил институт частных исполнителей. Поэтому сам рынок растет хаотично и бесконтрольно. И надеяться гражданину на правовую защиту от государства вообще маловероятно», — добавил он.

ASN

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Что с них взять. Сможет ли государство взыскать задолженность с бывших собственников ПриватБанка

Последствия «выбивания долгов» из бывших акционеров ПриватБанка могут оказаться для страны весьма плачевными, в то время как экс-владельцы большинства прогоревших финучреждений страны продолжают уклоняться от погашения долгов.

В начале июля НБУ сообщил о старте процедуры взыскания долгов с бывших акционеров ПриватБанка, ссылаясь на то, что срок добровольной реструктуризации их кредитов истёк. На запрос Фокуса в Нацбанке ответили предельно лаконично, практически не отклоняясь от формулировки ранее обнародованного пресс-релиза. Регулятор подчеркнул, что конкретные способы взыскания долгов с бывших владельцев ПриватБанка пока не могут быть разглашены. «Речь может идти обо всех активах бывших акционеров, поскольку, например, под выдачу рефинансирования у Нацбанка есть личные гарантии Игоря Коломойского», — сказали в НБУ.

Теоретически, взыскать с экс-собственников ПриватБанка могут как кредиты рефинансирования НБУ, так и задолженность, которую в Нацбанке классифицировали как кредиты связанных лиц. Согласно информации, озвученной экс-главой НБУ Валерией Гонтаревой в мае 2017 года, задолженность по рефинансированию ПриватБанка на тот момент составляла 13,8 млрд грн. В одном из интервью Гонтарева подчеркнула, что Нацбанк не хочет гасить это рефинансирование, так как в этом случае будут утрачены залоги — реальные активы, принадлежащие Коломойскому, и его персональные гарантии.

Журавль в небе

Наиболее значимые активы, которые принадлежат входящим в группу «Приват» бывшим акционерам ПриватБанка Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову (второе и третье места в рейтинге Фокуса «100 самых богатых людей Украины» с состоянием по $ 1,2 млрд у каждого), — около 42% акций нефтегазодобывающей компании «Укрнафта»; крупнейшая авиакомпания Украины МАУ; «Укртатнафта», которая контролирует Кременчугский нефтеперерабатывающий завод и значительную часть АЗС страны; Марганецкий и Орджоникидзевский ГОКи; ферросплавный бизнес и медиахолдинг «1+1 медиа».

Образно говоря, государство не желает довольствоваться «синицей в руке» в виде возвращённых кредитов рефинансирования и засматривается на «журавля в небе». Как сообщил недавно Александр Шлапак, задолженность по кредитам связанных с группой «Приват» компаний оценивают в 190 млрд грн, не считая 8,4 млрд грн обесцененных процентов, которые также подлежат взысканию. То есть теоретически речь может идти о сумме около 200 млрд грн, которая заметно превышает стоимость активов группы «Приват», по оценке Фокуса. По крайней мере государство уж точно попытается вернуть 117 млрд грн, влитые в банк в процессе национализации.

Колеблющаяся линия партии. Пётр Порошенко и Игорь Коломойский неоднократно достигали компромисса по политическим и бизнесовым вопросам. Однако их ситуативный союз никогда не был долгим

В НБУ объёмы взыскания не уточнили и сослались на то, что возврат средств прежде всего находится в компетенции национализированного ПриватБанка и будет проходить аналогично обычной процедуре взыскания в случае просрочки долгов. По словам управляющего партнёра АО Suprema Lex Виктора Мороза, это означает начало ряда судебных процессов, в рамках которых бывшим акционерам ПриватБанка предъявят претензии по долгам финучреждения, в частности по инсайдерским кредитам.

В успехе подобных начинаний сомневаются практически все опрошенные Фокусом эксперты. «Единственное, что реально, — отобрать активы, которые бывшие акционеры дали в залог Нацбанку под кредиты рефинансирования», — говорит руководитель аналитического отдела инвесткомпании Concorde Capital Александр Паращий. В частности, это несколько самолётов Boeing 737 и треть курорта «Буковель».

Однако, по мнению Паращия, даже с залогами под рефинанс всё непросто, ведь по закону при невыполнении банком обязательств по рефинансированию НБУ сначала должен снять деньги с корсчетов финучреждения, которое уже находится в государственной собственности, и лишь потом переходить к залогам.

Аналитик инвесткомпании Adamant Capital Инна Звягинцева не исключает, что НБУ и правоохранители постараются арестовать напрямую записанное на экс-акционеров ПриватБанка имущество. Однако учитывая распространённую среди украинских бизнесменов практику оформлять большую часть активов на номинальных бенефициаров, вряд ли за счёт этого удастся получить ощутимую сумму. Старший партнёр адвокатской компании «Кравец и Партнёры» Ростислав Кравец считает, что у бывших акционеров и вовсе не заберут ничего, либо объём активов, на который удастся обратить взыскание и получить реальные средства, окажется крайне незначительным. По его мнению, вероятнее всего, НБУ будет создавать лишь видимость попыток взыскания средств.

«Опыт работы с задолженностью проблемных банков, обязательства которых перед вкладчиками вынужден исполнять Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), свидетельствует, что в арсенале у НБУ и его структур нет эффективных инструментов для взыскания имущества с лиц, которые стали выгодополучателями при выведении банковских активов», — продолжает член Экономического дискуссионного клуба Евгений Олейников.

По его мнению, о негативном сценарии развития событий косвенно свидетельствует и решение Минфина о дополнительной капитализации ПриватБанка на сумму более 30 млрд грн — если бы ситуация со взысканием имела положительные перспективы, то новое привлечение таких значительных сумм вряд ли понадобилось бы.

Земные проблемы. Крах принадлежавших крупнейшему латифундисту страны Олегу Бахматюку банка «Финансовая инициатива» и VAB-банка не лучшим образом отразился и на его основном бизнесе — холдинге UkrLandFarming

Спорным вопросом, по всей видимости, станет и сумма связанных с экс-акционерами ПриватБанка кредитов, которую государство оценивает в 190 млрд грн, в то время как бывшие собственники признают лишь 9 млрд грн. Учитывая, что большая часть связанных кредитов может быть спрятана за номинальными владельцами в офшорных юрисдикциях, государству будет затруднительно отстоять своё видение дела в судах. По словам Виктора Мороза, для получения соответствующих доказательств требуется качественная работа аудиторов, которые смогут проследить цепочку собственности корпоративных прав и установить, кем, когда и на каких основаниях привлекались номинальные собственники и директора. Однако юрист предупреждает, что украинские суды далеко не всегда принимают во внимание подобные заключения, в особенности подготовленные иностранными аудиторами.

Чего вы хотите?

Наблюдая перипетии взыскания долгов с экс-владельцев ПриватБанка, нельзя исключать, что истинная причина публичного скандала — не желание вернуть потраченные на восстановление платёжеспособности ПриватБанка средства, а стремление оказать политическое давление на Коломойского и депутатов партии «УКРОП», одним из основателей которой он является.

Опрошенные эксперты также не исключают, что процесс взыскания с экс-собственников ПриватБанка получил более широкий резонанс именно из-за политической составляющей конфликта. От того, как днепровский олигарх будет использовать свои политические и медийные ресурсы, зависит распределение электоральных симпатий на следующих выборах. Возможно, в этом контексте власть пытается использовать долги ПриватБанка как один из аргументов «принуждения к миру». То есть за отказ от поддержки альтернативных президентской партии политических проектов и лояльность к властям подконтрольных Коломойскому медиа о взыскании долгов могут и позабыть.

При этом последствия «выбивания долгов» из бывших акционеров ПриватБанка могут оказаться для страны весьма плачевными. Так, Александр Паращий предупреждает, что в случае падения доверия к банку из-за резонанса вокруг взыскания задолженности из финучреждения может уйти много денег, а это «раскачает» валютный рынок. Правда, самому ПриватБанку ничего не угрожает благодаря «подушке безопасности» в виде сотен миллиардов гривен государственных вливаний.

Ничто не вечно. Ещё четыре года назад Дельта Банк Николая Лагуна входил в число крупнейших финучреждений страны. Сегодня от него остались лишь долги

Нехорошая компания

Пока государство показательно уделяет повышенное внимание конфликту с экс-акционерами ПриватБанка, о бывших собственниках около 90 банков, прогоревших после 2013 года, сегодня мало кто вспоминает публично. А ведь многие из них по-прежнему не возвращают государству миллиардные суммы, в то время как ФГВФЛ по состоянию на 1 июня 2017-го уже выплатил пострадавшим вкладчикам банков-банкротов свыше 87 млрд грн.

В числе наибольших должников по кредитам рефинансирования в Нацбанке называют экс-владельца банка «Надра» Дмитрия Фирташа (долг 9,8 млрд грн), Олега Бахматюка, который должен 7,2 млрд грн по кредитам банка «Финансовая инициатива» и 3 млрд грн за рефинанс VAB-банка, бывшего бенефициара «Дельта-банка» Николая Лагуна (8 млрд грн) и экс-акционера банка «Финансы и Кредит» Константина Жеваго (6,3 млрд грн).

В судах рассматриваются иски Нацбанка к Бахматюку, Лагуну и Жеваго о взыскании задолженности по договорам поручительства и залога по кредитам рефинансирования, которые некогда подконтрольные им банки получали от НБУ. «Ответчики нередко используют процессуальные казусы, чтобы затягивать время рассмотрения дел в суде», — говорят в Нацбанке. Несовершенство украинской судебной системы играет на руку экс-банкирам — в отличие от НБУ, который действует в правовом русле, они часто применяют коррупционные механизмы. Вместе с тем регулятор заявляет о ряде положительных судебных решений, которые уже переданы государственной исполнительной службе. В качестве примера НБУ приводит дело банка «Камбио», с бывших владельцев которого исполнители уже взыскивают долги.

Всё то же самое

Кроме рефинансирования НБУ, на вышеназванных бизнесменах продолжают «висеть» кредиты связанных с ними компаний. Погашать их необходимо ФГВФЛ. Как не раз подчёркивал его глава Константин Ворушилин, не возвращают кредиты фонду около 95% заёмщиков, многие из которых продолжают вести роскошный образ жизни. В числе крупнейших должников фонда всё те же лица. В одном из интервью глава ФГВФЛ сообщил, что по состоянию на начало 2017 года больше всего фонду задолжали Дельта-Банк Николая Лагуна (16 млрд грн), «Финансы и Кредит» Константина Жеваго (более 10 млрд грн) и VAB-банк Олега Бахматюка (более 7 млрд грн).

Люди гибнут за металл. В 2008 году владелец металлургической группы Ferrexpo и банка «Финансы и Кредит» Константин Жеваго был самым молодым миллиардером Европы. Сейчас он входит в число главных должников страны

Доля кредитов связанных лиц, из-за которых у регулятора возникли главные претензии к акционерам ПриватБанка, у многих подопечных ФГВФЛ также зашкаливает. Возьмём свежий пример Платинум Банка, который связывают с Борисом Кауфманом и Григорием Гуртовым. Как утверждают в ФГВФЛ, почти 96% общего кредитного портфеля юрлиц на сумму около 2,7 млрд грн были предоставлены связанным с банком структурам. Вместе с тем оценочная стоимость этих кредитов составляет только 110 млн грн, или 4,1% балансовой стоимости. Разницу в цифрах в ФГВФЛ объясняют тем, что обеспечением по 14 кредитам на сумму почти 1,9 млрд грн стало имущество, «созданное» путём подделки и фальсификации документов. По данным ФГВФЛ, 96% кредитного портфеля юрлиц Платинум Банка уже не обслуживается.

О проведении расследований и возбуждении дел относительно бывших собственников Платинум Банка пока неизвестно. Возможно, это лишь дело времени. Но, как показывают разбирательства с другими экс-владельцами банков, ситуация вполне может зайти в тупик, если фигуранту дела удастся заполучить поддержку и покровительство в верхах. Вернёмся к крупнейшему латифундисту Украины Олегу Бахматюку, совокупный долг которого перед государством Валерия Гонтарева оценила в 38 млрд грн. Как утверждала экс-глава НБУ в декабре 2016 года, после признания банков Бахматюка неплатёжеспособными бизнесмен так ничего и не заплатил по инсайдерским кредитам. Вместо этого он попросил защиты от неумолимой Гонтаревой у президента и премьер-министра. Глас вопиющего был услышан. Первые лица государства не раз публично вступались за бизнесмена, подчёркивая необходимость защиты подконтрольного ему крупнейшего агрохолдинга UkrLandFarming от чьего бы то ни было давления. В судебных разбирательствах с латифундистом украинская Фемида оказалась весьма переменчива. Осенью 2016 года НБУ добился ареста имущества бизнесмена, который выступал поручителем по кредитам своих банков. Однако впоследствии это решение суда было успешно оспорено.

Учитывая масштаб проблемы, который измеряется сотнями миллиардов гривен непогашенных долгов, хотелось бы верить, что госменеджеры, следователи и судьи, словно рыцари без страха и упрека, будут беспристрастно сражаться за взыскание долгов со всех без исключения собственников проблемных банков, дабы не перекладывать груз этих обязательств на плечи налогоплательщиков. Однако принимая во внимание уровень коррупции в стране и нерешённые проблемы в судебной системе, велик риск, что старые долги бывших акционеров финучреждений станут оружием, которое будут избирательно задействовать в интересах первых лиц государства.

Мария Бабенко, ФОКУС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Как действовать в случае травмирования во время прогулки. Советы экспертов

В украинских городах пешеходов ожидают сотни преград. Украина заняла почетное третье место в мировом рейтинге стран, граждане которых больше всего любят пешие прогулки, говорится в сюжете «Сніданку з 1+1».

Такое решение приняли ученые Стэнфордского университета, всего на несколько шагов впереди нас Гонконг и Китай.

Пешая ходьба – полезная для здоровья бесплатная альтернатива общественному транспорту или авто. По данным исследования, в среднем каждый украинец наматывает 6107 шагов или 5 километров в день.

Однако в городе любителей пройтись ждет немало опасностей, даже удобная обувь выдержит не все киевские улицы. О комфорте для пешеходов здесь можно забыть – некоторые тротуары не то, что с ямами, а совсем голые.

К тому же у пешеходов отбирают тротуар велосипедисты и автовладельцы, а также несколько десятков летних террас, которые мешают нормально передвигаться. Иногда, чтобы преодолеть стометровку, надо и перепрыгнуть, и яму вовремя обойти, и не споткнуться ни обо что.

В самом центре Киева доходилась девушка Виктория, которая пешком возвращалась с работы и стала на люк.

«Я наступила, под моей тяжестью он провалился, и я пошла ногой вниз. У меня был шок, и я очень растерялась… Содранная кожа, порез и ссадины», — рассказала она.

По словам адвоката Ростислава Кравца, если человек попал в какую-то передрягу из-за заброшенных тротуаров, нужно сразу вызвать скорую и полицию и фиксировать случай, после чего идти в суд.

«С иском нужно обращаться к организации, которая является балансодержателем назначенной улицы. В этом случае, это происходит в городе, и это местная администрация. К местным администрациям относятся прохожие части, которые они должны содержать в надлежащем состоянии», — подчеркнул он.

Также эксперт посоветовал обращаться в суд, имея справку из больницы о нанесенных повреждениях, чеки, в которых указано, сколько потрачено на лекарства, а если из-за травмы был частично утрачен доход на работе — надо указать, какая именно сумма.

Кроме этого, если человек вдруг из-за подобной травмы пролежал в больнице более 21 день, полиция должна открыть уголовное производство.

ТСН

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Эксперт: Нацбанк осознанно проигрывает олигархам суды по кредитным долгам

Фонд гарантирования выставляет на торги все подряд, но фактически реализует лишь мизер.

Крупные долги владельцев украинских проблемных банков перед Нацбанком никогда не будут погашены, заверил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

«Подозреваю, что есть своего рода договоренность или сговор между верхушкой Национального банка и олигархами, которым принадлежат эти горе-банки. Есть повод экспертам говорить о коррупции на высоком уровне, а правоохранителям — собирать доказательства. Потому-то чиновники и проигрывают один за другим иски заемщикам по крупным суммам невозвращенного рефинансирования — даже по тем, где банковладельцы давали личные ручательства своими активами. Это игра в поддавки», — отметил он.

По словам юриста, нацбанковцы часто пропускают сроки исковой давности и допускают другие элементарные ошибки, не позволяющие им взыскать средства или активы бизнесменов, не вернувших НБУ кредиты.

«Знаю, что Нацбанк фактически проиграл спор Жеваго (банк «Финансы и Кредит»), Климову (Имэксбанк), Лагуну (Дельта Банк), Новинскому (банк «Форум») и вот-вот проиграет Бахматюку (VAB Банк). Думаю, что повернуть все вспять и выиграть не сможет ни нынешнее руководство центробанка, ни новое. Не верю, что оно также не начнет подыгрывать должникам», — отметил Кравец.

И заверил, что данные действия чиновников могут квалифицироваться как злоупотребление служебным положением, и те могут привлекаться к уголовной ответственности. Им может грозить до 8 лет лишения свободы.

Напомним, что 17 июля Нацбанк опубликовал отчет по погашению рефинансирования с начала года: выяснилось, что регулятор взыскал 514,7 млн грн., и значительную часть —304,7 млн грн. — удалось получить после продажи залогового имущества. Общая же сумма задолженности банков перед регулятором была просто гигантской — 65,417 млрд грн на 1 июля.

«Проигрывая по-крупному, в НБУ повысили активность по продаже средних и небольших активов. Именно этим чиновники сегодня и берут — числом. Все, чтобы скрыть свои более существенные промашки», — прокомментировал последний отчет Кравец.

Профучастники, имеющие отношение к продажам заложенного имущества, также заметили распродажи чиновников. И не только Нацбанка, но и Фонда гарантирования вкладов физлиц в целом — тот работает по взысканию всех без исключения долгов проблемных банков.

«Активность c начала года идет по нарастающей, и напрямую связана с намерениями руководства Фонда гарантирования выставить на продажу абсолютно все активы ликвидируемых банков, а значит, и ускорить их реализацию. В то же время, в мае 2017 г наблюдалось некоторое снижение активности именно выставления на продажу активов, чтоб было связано с рабочими моментами внутри ФГВФЛ», — рассказал UBR.ua советник портала UBIZ.ua Дмитрий Бойко.

Он уточнил, что в апреле было выставлено на продажу активов стоимостью 33,5 млрд грн, в мае 2017 г. — 29,3 млрд грн, в июне — 37,6 млрд, июле — 46,3 млрд. Хотя и отметил невысокую результативность распродаж Фонда гарантирования.

«Хорошо ли продается имущество — судите сами. Выставлено на продажу активов — 178,3 млрд грн, продано — 1,6 млрд грн, то есть около 1%. По банкам аналитика еще не сводилась, но, если не ошибаюсь, один из наиболее высоких показателей имеет «АктаБанк» («прославившийся» задержанным ликвидатором Приходько) — его активы продаются в среднем выше 30% от балансовой стоимости. По другим банкам показатели гораздо ниже. Что касается продаж в системе портала UBIZ.ua, то фаворитом по объемам продаж можно назвать банк Радикал. Объяснение простое: чем выше качество актива — тем успешнее торги», — объяснил Бойко.

Эксперт считает, что сейчас чиновники уже имеют дело с последствиями своих решений.

«Коррупцию нужно было минимизировать в момент принятия решений о рефинансировании под несуществующие или иллюзорные залоги, а теперь можно лишь считать убытки и привлекать виновных лиц к уголовной ответственности», — заметил Бойко.

ЕЛЕНА ЛЫСЕНКО, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры