Архив за месяц: Июль 2016

Надмірний апетит до клієнтських таємниць

Нацбанк хоче створити при собі Кредитний реєстр, де збиратиме широку й конфіденційну інформацію про боржників.

Добіг кінця термін, протягом якого керівництво Нацбанку України обіцяло завершити роботу над законопроектом про створення національного (а по суті державного) Кредитного реєстру (КР) під «пильним оком» регулятора. Не відомо, хто в цьому разі був чи є суб’єктом законодавчої ініціативи.

Саме в цю бази даних, за ідеєю регулятора, має надходити інформація про кредитоотримувачів та інших боржників від банків і небанківських установ. Саме останні на замовлення братимуть усе необхідне для себе з КР НБУ. Місяць тому керівництво Нацбанку впевнено заявило: треба, щоб це сталося з 1 вересня. Тобто розрахунки йдуть на те, щоб парламент до цієї дати ухвалив відповідний законопроект. Значимість реєстру, яким «заправлятиме» Нацбанк, дуже велика. Деякі банкіри навіть упевнені: якщо з’явиться такий Кредитний реєстр в редакції регулятора, то і бізнесу, і пересічним фізичним особам буде тяжко жити в нашій країні.

Відкликано і поховано

До того ж головний фінансовий регулятор наполягає, що таку інформацію треба передавати без згоди на це позичальника. Інші так не вважають і хотіли б бачити інший варіант.

У чинному Законі України «Про організацію формування та обігу кредитних історій» передбачено (ст. 6), що користувачами бюро кредитних історій можуть бути банки, небанківські фінансові установи й інші суб’єкти господарської діяльності, які надають послуги з відтермінування платежу або майно в кредит.

Чому ж тоді є намагання створити державний КР? Які аргументи «за» і «проти»? Навіщо взагалі Нацбанку мати такий реєстр, якщо їх уже аж вісім при комерційних банках, чотири з яких доволі потужні? Чи не буде це виявом монополізму та чи великі корупційні ризики? Усе це «УК» уже вкотре намагався з’ясувати сам.

Нагадаємо, що під натиском критики (навіть наукових фахівців Верховної Ради України) торік депутати — автори законопроекту №3111 «Про внесення змін до деяких законодавчих актів щодо створення та ведення Кредитного реєстру Національного банку України» відкликали його і майже «поховали». Він із згаданих причин виявився проблемним документом.

Проте схоже, що готують ще однин документ щодо Кредитного реєстру Нацбанку. Так, до рук кореспондента «УК» потрапило листування виконавчого директора Незалежної асоціації банків України (НАБУ) Олени Коробкової з в. о. Голови НБУ Катериною Рожковою, яке свідчить про неабиякі апетити регулятора. Так, НАБУ (в електронному листі — вих. №3234-23/03 від 23 березня цього року) пропонує в майбутньому Кредитному реєстрі Нацбанку прибрати таку інформацію (для її накопичення в документі), як статус договору для фізосіб, дату повного погашення простроченої заборгованості. «Одночасно пропонуємо розглянути пропозиції, які, на думку банківської спільноти, допоможуть оптимізувати наповнення Кредитного реєстру, зокрема встановити ліміт подання банками інформації до КР — 2 мільйони гривень і більше для всієї (кумулятивної) заборгованості боржника», — зазначає пані Коробкова.

Важлива деталь: Нацбанк і чимало експертів ринку зазначають, що такі повноцінні державні бюро кредитних історій існують при центральних банках багатьох країн, і питання про те, бути чи не бути таким установам, там взагалі немає.

Чого тільки не збиратиме наш регулятор!

Однак те, що планує зробити Нацбанк України, вражає масштабами виходу за межі секретності.

У відповідь (в електронному повідомленні №22-003/30587 від 8 квітня цього року) Катерина Рожкова повідомляє, що з огляду на найкращу міжнародну практику, інформацію до Кредитного реєстру щодо заборгованості боржника слід надавати, коли сукупний розмір цього показника перевищує лише 5 тисяч гривень.

До того ж Нацбанк воліє знати й таку інформацію про кредитоотримувача (яка накопичуватиметься у КР): місце роботи (найменування роботодавця), розмір підприємства (кількість працівників), середній регулятивний підтверджений дохід за 6 місяців, сімейний стан, кількість членів родини, дата народження боржника, його адреса, середньомісячні витрати за розрахунком банку, сума платежу за кредитом на наступні 12 місяців, періодичність сплати, освіта боржника, місце розташування нерухомого майна та його площа тощо. Як бачимо, регулятор хоче знати про боржника-кредитоотримувача майже все. То про яку банківську таємницю взагалі може йтися?!

Як вважає голова правління ПрАТ «Перше всеукраїнське бюро кредитних історій» (ПВБКІ) Антоніна Паламарчук, згідно із Законом «Про Національний банк України», головний регулятор має виконувати функцію нагляду й саме для цього отримує інформацію: «Коли НБУ збирає інформацію про позичальників банків та отримані ними кредити, регулятор виконуватиме господарську діяльність, що йому заборонено законом. Ведення кредитних історій та надання інформації суб’єктам господарювання, зокрема банкам, згідно із Законом «Про організацію формування та обігу кредитних історій», — це господарський вид діяльності, якій підлягає регулюванню й ліцензуванню, і провадять таку діяльність бюро кредитних історій».

Старший партнер юридичної фірми «Кравець і партнери» Ростислав Кравець згоден із думкою пані Паламарчук, що жодне, навіть створене державне бюро кредитних історій, при центробанках різних країн не є монополістом, і тим більше збирачем такої конфіденційної інформації.

Юристи й економісти переконані, що такий реєстр при Нацбанку стане «караючим мечем» для бізнесу й пересічних людей. Як зауважує юрист Асоціації бюро кредитних історій Ярослава Рибчановська, колектору буде відома вся інформація про будь-яке майно позичальника й інша, приміром про гараж чи невеликий клаптик землі. «Тому йому буде дуже легко в такий спосіб «віджати» будь-що у позичальника. До того ж усю інформацію можна передавати будь-кому без згоди кредитоотримувача. Ризики для фізичних осіб дуже великі: людина не знатиме, яка інформація про неї накопичуватиметься в такому державному КР, не матиме змоги виправити помилки про себе (що обертатиметься для фізособи великими грошовими та майновими втратами)», — зазначає вона.

Плями є й у приватних

Утім, як свого часу зазначав «УК», і в приватних КР виникало багато технічних описок та неправильної інформації. Ростислав Кравець добре знається навіть на внесенні заздалегідь неправильних даних про того чи того позичальника в приватні бюро кредитних історій.

Чимало банкірів не проти утворення такого державного бюро при регуляторі, бо туди справді надходитиме корисна консолідована інформація від різних джерел. Проте деякі представники банківської спільноти вважають, що в КР при Нацбанку також можуть бути серйозні прорахунки: недостовірність інформації про позичальників, технічні помилки тощо.

ВІД РЕДАКЦІЇ: Справді, питання повної і правдивої інформації щодо кредитоотримувачів, яка накопичується в будь-яких КР — чи-то державних, чи приватних, — мають бути не викривленими. В Україні непогано працюють чотири недержавні бюрокредитних історій. Як зазначали міжнародні фахівці, в них накопичено інформацію про 95% позичальників. Тому варто просто об’єднати зусилля таких КР й надати поштовх для їхнього розвитку. А те, що пропонує Нацбанк України (щодо збирання астрономічної кількості інформації про позичальників у своєму КР), не витримує жодної критики і свідчить про одне: намагання монополізувати цей ринок і впливати на нього, що може обернутися великими проблемами для бізнесу й фізичних осіб. Однак і тут можна дійти згоди — і про це свідчить світова практика — «мирного» співіснування приватних та державних КР.

Олег ГРОМОВ, УК

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В отношении 8 членов Высшего совета юстиции возбудят уголовные дела

Их подозревают в многократных вмешательствах в автоматизированную систему распределения дел.

Шевченковский районный суд г. Киева обязал прокурора Киевской городской прокуратуры №10 возбудить уголовное дело в отношении 8 членов Высшего совета юстиции, и провести соответствующее расследование.

А именно: в отношении Вадима Беляневича, Наталии Волковицкой, Николая Гусака, Алексея Маловацкого, Аллы Олейник, Анатолия Мирошниченко, Татьяны Малашенковой, а также председателя ВСЮ — Игоря Бенедисюка.

Об этом говорится в постановлении суда №761/8680/l 6-x, оказавшемся в распоряжении UBR.ua.

Суд согласился с Ростиславом Кравцом, подавшим жалобу, что в действиях перечисленных лиц имеются признаки состава уголовного преступления, предусмотренного ст. 364 Уголовного кодекса Украины.

«Это злоупотребление служебным положением, что проявлялось в осуществлении функций членов дисциплинарной секции без надлежащих на то полномочий. А именно члены Высшего совета юстиций многократно вмешивались в автоматизированную систему распределения дел, на что они не имеют права. Подозреваю, что это делалось для того, чтобы те или иные дела попадали для рассмотрения нужным членам совета. В таком случае могла преследоваться только одна цель — дать ход или придержать то или иное дело», — прокомментировал UBR.ua ситуацию заявитель Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банки пугают украинцев мошенниками. Кто в ответе за онлайн-кражи

Украинские банки заставляют владельцев пластиковых карт самостоятельно нести ответственность за большие интернет-платежи. Имеют ли они на это право?

Совсем немного осталось до начала сезона летних отпусков. Украинцы бродят просторами интернета в поисках наиболее выгодных предложений жилья возле моря, билетов, спортивного инвентаря и летней одежды. Практически за все можно рассчитаться онлайн при помощи банковской карты.

Но при оформлении платежей обладателей карточек многих банков ожидает неприятный сюрприз. В самый неподходящий момент им приходит сообщение: платеж отклонен в целях безопасности клиента.

Здесь начинается самое интересное. Клиент начинает звонить в кол-центр, чтобы выяснить, что же произошло с его транзакцией. Если на счете достаточно средств, то ответ оператора банка, как правило, один и тот же: «У вас установлен лимит на количество (и/или объем) транзакций в интернете».

Насколько опасен интернет?

В таких случаях оператор кол-центра предлагает временно увеличить лимит для оформления покупки. Но при увеличении лимитов для проведения операций в сети интернет, как правило, банки предупреждают клиента о повышении риска по таким операциям. «Если клиент принимает решение об отключении рекомендуемых банком опций (увеличении лимитов/отключении CVV), то самостоятельно несет ответственность за проведение соответствующих операций», — говорит начальник центра транзакционных продуктов и мобильных финансовых приложений Фидобанка Татьяна Николенко.

Полная ответственность клиента за возможную потерю средств при снятии лимита прописана в условиях пользования карточками, подтверждают в кол-центре UniСredit Bank. Лимиты, как правило, опубликованы на сайте и часто указываются банками в клиентских договорах и тарифах на обслуживание.

Стоит отметить, что банки часто устанавливают довольно низкие ограничения. «В интернет-расчетах, которые считаются наиболее рисковыми, банки часто практикуют использование «нулевых лимитов», — добавляет Николенко. В Фидобанке для карт MC Debit Standard, Visa Classic Debit установленный лимит составляет всего 1000 грн.

Этой суммы вряд ли хватит, чтобы оплатить семейный отпуск или купить самый дешевый смартфон. А по мере того как растут цены на энергоносители, большинство украинцев скоро не сможет безопасно рассчитаться за коммуналку в интернете. Им придется брать на себя полную ответственность за сохранность средств.

В Нацбанке говорят, что это делается неспроста. По словам директора департамента платежных систем и инновационного развития НБУ Сергея Шацкого, зная номер карты, срок ее действия и код CVV, мошенники часто подчистую снимают деньги со счетов, рассчитываясь картой в интернете за услуги мобильной связи. «Поэтому банки снижают риски потерь клиентов путем выставления низких лимитов на проведение расчетов в интернете», — объясняет он. По словам Шацкого, лимиты — это договорные отношения между клиентом и его банком, в которые НБУ не вмешивается.

Хитрят ли банки?

Есть и альтернативное мнение. Банки не имеют права вешать на своих клиентов ответственность за проведение любых интернет-транзакций с карточки, говорит старший партнер Адвокатской компании Кравец и партнеры Ростислав Кравец. Он поясняет, что есть позиция Верховного суда Украины, который гарантирует права пользователей карт на безопасное хранение средств на счете. «Чем хитрее банк, тем меньше лимит», — отмечает Кравец. Причем некоторые банки просто пытаются запугать клиентов предупреждениями о переносе на них ответственности за интернет-платежи. Как правило, этим грешат банки, имеющие проблемы с ликвидностью, утверждает Кравец. Их цель — удержать максимальное количество средств на счетах клиента.

Стоит отметить, что политика разных банков в отношении ответственности за снятие лимитов при онлайн-платежах может сильно отличаться.

«Банк дает гарантию за платежи, проведенные на его сервисах» — так отвечает сотрудник кол-центра Приватбанка на вопрос об ответственности за расчеты после самостоятельного снятия интернет-лимитов. О перекладывании ответственности ни слова.

Как банки контролируют безопасность онлайн-платежей? Большинство банков в мире пользуются системой безопасности 3D Secure, рассказывает региональный менеджер Visa в Украине Дмитрий Крепак. По его словам, этот сервис сводит практически к нулю риск мошенничества при расчетах в интернете. И большинство украинских клиентов уже познакомились с 3D Secure на личном опыте. Принцип ее работы прост: перед оплатой клиент получает СМС-пароль для подтверждения транзакции.

«Около 53% транзакций в Украине по картам Visa уже сегодня идут в рамках 3D Secure. Банкам, которые внедрили эту систему, нет ни малейшего смысла чем-то пугать своих клиентов», — отмечает Крепак.

Но Шацкий из НБУ предупреждает, что 3D Secure способна справиться не со всеми махинациями. По его словам, некоторые мошенникам удается выведывать по телефону код, который приходит на владельца карточки.

Стас Юрасов, ЛIГАБiзнесIнформ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине нашли замену суду при разводах и делах о наследстве

В парламенте начнут рассматривать закон о медиации.

На этой неделе в парламенте могут рассмотреть законопроект о медиации. Если его примут, то наши суды могут значительно разгрузиться, ведь часть споров просто не дойдет до исков — стороны попробуют договориться заранее. Помогать найти общий язык спорщикам будут медиаторы — как правило, это юристы и психологи.

Закон о медиации: что это такое

В парламенте сейчас уже три варианта документа. «В зал планируют внести все варианты проектов, чтобы объединить их в один. Правда, пока не знаю, удастся ли это сделать», — сказала нам автор одного из вариантов, депутат «Самопомощи» Елена Сотник. По ее словам, введение медиаторов позволит серьезно разгрузить наши суды.

«К тому же это будет менее затратно, чем нанимать адвокатов, а также поможет иностранцам и зарубежным компаниям решать спорные вопросы эффективнее и быстрее, нежели в судах», — говорит Сотник.

Депутаты хотят, чтобы еще до вынесения решения судом стороны могли договориться и найти компромисс. Причем помогать им в этом должны специально подготовленные люди — медиаторы. Они будут убеждать стороны не становиться в позу, а учесть интересы и принять удобное для всех решение. Естественно, их услуги должны будут щедро оплачиваться.

Юристы запаслись сертификатами

Адвокат Ростислав Кравец говорит, что у него уже есть сертификат медиатора. Для этого он окончил специальные курсы, которые обошлись ему в $ 1 тыс. «Многие юристы уже запаслись этими документами и ждут, когда же наконец депутаты примут закон. Хотя я немного скептически смотрю на него, ведь это тоже может стать методом затягивания споров. Пока стороны будут договариваться, время будет идти. А что делать в это время, например, кредиторам? Поэтому нужно установить четкие сроки», — отметил Кравец.

Он считает, что такие договоры хороши в хозяйственных делах, когда решается вопрос с наследством, в бракоразводных процессах, трудовых спорах. А по словам экс-судьи Подольского района Киева Руслана Роженко, такая практика была бы выгодна и многим фирмам, поскольку судебные тяжбы могут отражаться на их имидже. Поэтому им лучше провести переговоры у медиаторов.

Что утомляет судей

Как указал Роженко, в его практике были случаи, когда людям лучше было бы обратиться именно к медиатору. «С каждой стороны — как истца, так и ответчика — по шесть представителей. Кто-то из них не явился, суд переносится, и так до бесконечности. Так что идея с медиаторами хороша: например, в США в суд идут, только если не пришли к компромиссу у медиатора. Но, боюсь, у нас может повториться история, как с третейскими судами — ничего не заработает», — предостерегает Роженко.

Сами судьи неофициально рассказали, что у них есть десятки дел, которые тянутся не то что годами, а десятилетиями. «Спорят из-за дома, квартиры, машины, алиментов. Каждый встает в позу, у каждого адвокат, который заявляет, что нельзя уступать. Это так утомляет. И ведь в результате получают совсем не то, на что претендовали. Но потрачены нервы, деньги, и порой все эти суммы гораздо больше того, что они получают», — сообщил один из киевских судей.

Марина Петик, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинские банки обязали выдавать депозиты без ограничений НБУ

Если банк откажется рассчитаться с человеком или выплатил ему не всю сумму, то он будет обязан уплатить 3% пени за каждый день опоздания.

Украинские банки должны возвращать людям депозиты в полном объеме, невзирая на ограничительные постановления Нацбанка. Соответствующее постановление вынес Верховный суд, рассматривая дело №6-37цс16.

«ВСУ поставил во главу угла депозитный договор: если банк обязался по истечении определенного срока вернуть человеку оговоренную сумму с процентами, то он обязан это сделать в любом случае, даже невзирая на ограничительные постановление Нацбанка. Если же банк отказался рассчитаться с человеком или выплатил ему не всю сумму, то он обязан уплатить немалую пеню. Не только 3% годовых на всю невыплаченную сумму совокупно, как выгодно банкам, а еще и 3% за каждый день неуплаты при отсутствии ограничений НБУ. Верховный суд четко указал в своей правовой позиции, что к подобным правоотношениям применяется закон «О защите прав потребителей». А это значит, что банк должен платить 3% за каждый день невыплаты человеку вклада в срок», — объяснил UBR.ua ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Напомним, что в Украине уже больше двух лет действуют нацбанковские ограничения на выплату вкладам населению. Чиновники их время от времени смягчают, обещая отменить после стабилизации ситуации на финансовом рынке, однако до сих пор этого не сделали. Так что не текущий момент украинец имеет право за один день снять с гривневого счета до 500 тыс. грн., а с валютного — до эквивалента 50 тыс. грн.

Впрочем, как рассказывают юристы, даже в этих ограничениях далеко не все банки своевременно выполняют свои обязательства перед людьми (официально непроблемные структуры — без временных администраций). Потому вопрос начисления пени в наше время очень актуален.

«Но это не значит, что банки ее автоматически уплачивают при нарушении сроков выплат. Нет. Почти всегда требуют принести им соответствующее постановление суда, причем, несмотря на то, что начисление пени предусмотрено условиями депозитного договора», — заверил UBR.ua управляющий партнер ЮФ «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев. По его оценке, реально на фактическое взыскание с нормально работающего банка пени уходит от двух до трех месяцев. «Чтобы оттянуть момент выплат вкладчику, финансисты готовы изучать заключение государственной исполнительной службы, и придираться к мельчайшим ошибкам в них», — подчеркнул Можаев.

Юристы уверены, что новое постановление ВСУ выльется в новую волну тяжб вкладчиков. «Можно не сомневаться, что люди будут отстаивать свои права в судах. И что значительно вырастет количество исков не только по части возврата вкладов в полном объеме, но и по начислению посуточных пеней в размере 3%. После последнего заключения Верховного суда, выиграть такие дела будет намного проще. Также это может значительно повысить дисциплину платежей среди банков», — подытожил Ростислав Кравец.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Построение тоталитарного государства продолжается: владельцы веб-сайтов и собственники хостингов в Украине могут оказаться под колпаком

Кабмин сделал очередную попытку взять под «контроль» интернет в Украине.

И сделать это пытаются под видом защиты авторских и смежных прав в сети интерне, приняв законопроект №4629. Аналогичная попытка была и ранее в 2015 году, однако предложенный тогда фактически тот же законопроект, но под №3353 был отозван.

«Новым» законопроектом поданным Кабинетом министров планируется внести изменения в Кодекс Украины об административных правонарушениях, Закон Украины «О нотариате», Закон Украины «Об авторском праве и смежных правах», Закон Украины «О телекоммуникациях» с целью имплементации Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским союзом в части защиты авторского права в сети интернет.

Для этого, что, на мой взгляд, является единственным положительным шагом, предоставляется право нотариусам обеспечивать доказательства в сети Интернет. Однако сам порядок должен быть еще разработан Минюстом и будем надеяться, что он не сведет на нет этот положительный момент.

Кроме этого, что можно также положительно оценить, на уровне закона появляются понятия: веб-сайт, собственник веб-сайта, поставщик услуг хостинга, хотя, на мой взгляд, описание самих терминов довольно сыровато и может быть двояко истолковано.

Законопроектом предложено добавить способы правовой защиты авторского права путем требования удаления или предотвращения доступа к информации, нарушающей авторское право и (или) смежные права; требования о предоставлении информации, идентифицирующей пользователя, разместившего на сайте информацию, нарушающую авторское право и (или) смежные права, или данные владельца сайта, который использует услуги хостинга для размещения и предоставления доступа к информации, нарушающей авторское право и (или) смежные права; удаления или предотвращения доступа к информации, нарушающей авторское право и (или) смежных правах.

В этой связи предложено дать возможность суду принимать решения или определения о предоставлении информации, идентифицирующей пользователя, разместившего на сайте информацию, нарушающую авторское право и (или) смежные права, или владельца сайта, который использует услуги хостинга для размещения и предоставления доступа к информации, нарушающей авторское право и (или) смежные права.

На мой взгляд, данные изменения не столько связаны непосредственно с защитой авторского права, сколько направлены на упрощение процедуры получения информации о конечном пользователе сети Интернет разместившем ту или иную информацию. На сегодняшний день суды и так принимают соответствующие решения и определения.

Что же касается самого порядка прекращения и предотвращения нарушений авторского права и (или) смежных прав в Интернете путем удаления информации, нарушающей авторское право и (или) смежные права или предотвращения доступа к этой информации предложенной законопроектом фактически дает возможность на протяжении 24 часов прекратить доступ к любой информации. Возобновление же доступа при предоставлении соответствующих документов и без наличия судебного иска, возможно, не ранее чем через 10 дней. Это касается как собственника веб-сайта, так и собственника хостинга на котором находиться такой веб-сайт. Таким образом, можно скрыть любую информацию включая закрытие целых сайтов физически находящихся и размещенных на украинском хостинге.

Кроме того с целью защиты авторского права законопроект предусматривает в обязательном порядке размещение на хостинге и веб-сайте в свободном доступе следующей информации:

1) полное имя или наименование владельца сайта и поставщика услуг хостинга;

2) полный адрес места жительства или местонахождения владельца сайта и поставщика услуг хостинга;

3) контактную информацию владельца сайта и поставщика услуг хостинга, в том числе адрес электронной почты и номер телефона, по которым с ними можно оперативно связаться;

4) информацию о регистрации владельца сайта и поставщика услуг хостинга как юридического лица в государстве местонахождения, в частности в торговом, банковском или судебном реестре, в том числе реквизиты реестра, регистрационный номер или другие средства идентификации в реестре, если владелец сайта и поставщик услуг хостинга является юридическим лицом.

Таким образом, появляется возможность получить полную информацию о хостинге, где размещен веб-сайт и о собственнике самого сайта соответственно. Кроме того собственники веб-сайтов также должны предоставлять информацию о пользователях якобы нарушивших авторское право.

Помимо прочего, вводиться административная ответственность за непринятие мер по прекращению нарушения авторского права и (или) смежных прав в сети Интернет, а также за нарушение правил размещения информации, идентифицирующей владельца сайта или поставщика услуг хостинга. При этом право составлять соответствующие административные протоколы делегировано органам внутренних дел, а рассматривать споры по таким правонарушениям делегировано районным судам.

При этом ответственность лиц уведомляющих о якобы нарушениях авторского права, если такая информация не подтверждена или не соответствует действительности, законопроектом не предусмотрена.

Подводя итог можно отметить, что данные изменения направлены скорее на построение тоталитарного государства и получения контроля над пользователями интернета, чем реальной защиты авторского права и смежных прав, за исключением появления у нотариусов возможности обеспечивать доказательства в сети Интернет.

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

В Украине начнут блокировать пиратские сайты без суда и следствия

Правительство снова внесло на рассмотрение Верховной Рады законодательные изменения, которые угрожают свободе в интернете и которые жестко раскритиковали эксперты.

На прошлой неделе премьер-министр Владимир Гройсман направил в парламент законопроект №4629 о защите авторских и смежных прав в интернете. Авторы документа отметили, что количество нелегального контента, который распространяется в интернете, постоянно растет. Наряду с этим в Украине отсутствует быстрый и эффективный способ удаления нелегального контента, а ответственность за нарушение авторских прав и смежных прав в интернете значительно затруднена. «Данная ситуации сказывается на имидже страны и ее экономике в целом», — бьют тревогу чиновники – авторы документа.

Кабмин предложил ввести способ удаления или блокировки пиратского содержания без обязательного на то разрешения суда. После обращения правообладателя сайт или хостинг вынужден будет в течение 24 часов удовлетворить жалобу.

Татьяна Попова, заместитель председателя правления Интернет Ассоциации Украины, резко раскритиковала законодательную инициативу Кабинета министров. «Это никудышный законопроект, предварительную версию которого участники рынка и эксперты предлагали исправить, но новое правительство проигнорировало эти предложения», — подчеркнула она.

Адвокат и генеральный директор Axon Partners Дмитрий Гадомский отметил, что в октябре 2015 года предыдущий состав Кабинета министров уже подавал в Верховную Раду законопроект о борьбе с пиратством (№3353). В апреле, в связи со сменой правительства, он был отозван и вот опять появился в повестке дня ВР практически в неизменном виде.

По мнению Гадомского, упомянутый документ не учитывает интересы украинского бизнеса, следовательно, противоречит национальным интересам. Текст закона «пропитан» обязательствами хостинг-провайдеров и владельцев сайтов удовлетворять требования правообладателей. «Очевидно, что все участники рынка против такого подхода», — отметил руководитель Axon Partners.

Ряд опрошенных НВ Бизнес юристов одобрительно отозвались о намерениях государства побороть пиратство. «Позитивно и прогрессивно то, что будет урегулирован вопрос борьбы с пиратством», — считает Армен Нерсесян, адвокат, старший партнер ЮК Майоров, Нерсесян и партнеры. Однако он назвал специфической процедуру, согласно которой законопроект предлагает блокировать контент, ведь она имеет заявительный характер. При этом штрафы за нарушения достаточно существенные, 8,5-17 тыс. грн.

«Законопроект нужен, с пиратством бороться надо, но надо было бы ограничиться только коммерческим использованием интернет-контента», — подчеркнул Нерсесян. Он считает, что нужно отделить видео — и аудиопродукцию, предназначенную на продажу, от, например, научных статей. Авторы законопроекта не предложили подобного разделения, поэтому под запрет может попасть любой контент.

«Например, кто-то разместил научную статью, а кто-то другой сможет – в случае, если законопроект вступит в силу – требовать удалить этот материал. При этом не предусмотрено, что надо доказать свое авторство. Здесь есть проблема с самозванством. Создатели законопроекта указали, что для того, чтобы доказать свои права на контент, надо предоставить документ. Какой это документ – неизвестно», — подытожил старший партнер юридической компании Майоров, Нерсесян и партнеры.

Старший партнер юридической компании Кравец и партнеры Ростислав Кравец отметил, что предложенные в законопроекте нововведения направлены на получение наиболее полных данных о тех, кто размещает в интернете пиратский контент. Если же окажется, что заявитель неправомерно воспользуется этой нормой, то для таких случаев ответственность авторы законопроекта не предусмотрели. «Изменения скорее направлены на построение тоталитарного государства и получения контроля над интернет-пользователями», — подчеркнул Кравец. Положительным нововведением он назвал предоставление нотариусам права обеспечивать доказательства в интернете.

Мыкола Олиярнык, Новое время

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Остаться в живых: как банки-банкроты пытаются вернуться на рынок

​​​​​​​С весны 2014 года через украинские суды прошли иски от украинских банков на сумму более 50 млрд гривен.

Прошедшие два года – с весны 2014 по весну 2016 года – оказались серьезнейшим испытанием для украинской финансовой системы. С рынка были выведены несколько десятков банков. Не все игроки согласились с такими решениями Национального банка и Фонда гарантирования вкладов, оспаривая свою неплатежеспособность в суде. По подсчетам РБК Украина, с марта 2014 года через суды прошли иски банков с суммарными активами свыше 53 млрд гривен.

В последние дни работы бывшего главы НБУ, легендарного Владимира Стельмаха, в биографии которого в том числе значится работа финансовым советником самого Че Гевары, в кулуарах финансовой системы состоялся примечательный разговор. Банкиры рассказывали о начале неких судебных процессов против НБУ. На что первый банкир страны заметил, что с НБУ судиться невозможно.

В декабре 2010 года Владимир Стельмах покинул пост главы НБУ. Ровно через пять лет, связанный с банкиром Укринбанк был признан неплатежеспособным, но попытался в судебном порядке отстоять свое право на работу на рынке, таким образом, опровергая утверждение Стельмаха о невозможности судиться с регулятором.

С весны 2014 года с десяток банков попытались отстоять свою работу на рынке в судах. Речь идет и о банках, выведенных за нарушения нормативов НБУ, таких, как «Финансовая инициатива», и о тех учреждениях, меры к которым были приняты регулятором из-за непрозрачной структуры собственности, или же из-за вопросов, связанных с финансовым мониторингом, как, например, ГринБанк («Олимпийская Украина»), или банк «Союз».

Одним из первых банков, выведенных с рынка в период финансовой чистки, стал «Форум» Вадима Новинского. Акционер начал оспаривать такое решение в судебном порядке, в том числе, из-за активов, находившихся на балансе банка, а также большой суммы в 50 млн долларов, которая была переведена в НБУ в качестве гарантии поддержки банка буквально накануне признания учреждения банкротом.

«Суды снимают репутационные риски с собственников банка, который судится. Перед теми, кому этот бизнесмен должен, факт суда помогает сохранить репутацию. Это тот вариант, когда человек может сказать: «я сделал, все что мог», — рассказывает один из крупных клиентов банка. — Ведь, по сути, мне или другому вкладчику все равно, в какой банк приходить. Мне не все равно, какой банк будет возвращать мои деньги. Все крупные банковские отношения – это межличностные отношения».

Банкир Анатолий Гулей объясняет, что по формальным признакам судебная система может вернуть банк на рынок. «Банк — это велосипед. Если он остановился, то двигаться опять он уже не будет. Если у банка забрали доверие, то выигранный суд ему уже не поможет», — считает Гулей.

С ним отчасти солидарен заместитель главы Фонда гарантирования вкладов физлиц Андрей Кияк. Он считает, что суды с НБУ или ФГВФЛ приносят истцам исключительно психологическую сатисфакцию. Но это усложняет процедуру ликвидации и процесс расчета с вкладчиками. «Если принимается решение суда с обеспечением, приходится ждать прохождения всех судебных инстанций – апелляции и кассации. Но на деле ничего от этих судов нет – они ничего не меняют», — уверен Кияк. В качестве примеров он вспомнил судебные процессы банков «Капитал», «Союз», «Финансовая инициатива», ВБР, ГринБанк. Также, по информации РБК-Украина, сейчас идут суды, инициированные банком «Премиум».

«Банк «Капитал» выиграл три инстанции, Укринбанк выиграл две, «Союз» выиграл суд. Но администрация продолжает работать. Например, в банке Союз был выигран суд, временная администрация ушла, а на следующий день решением НБУ зашла новая», — описывает происходящее Андрей Кияк.

Глава адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец рассказывает, что все иски банков против системы можно разделить на несколько видов. Первые – это иски, в которых банки оспаривают само введение временной администрации, и признание учреждения неплатежеспособным. «У некоторых банков есть цель сохранить действующий бизнес, например, у «Союза», или ВБР. Эти банки были закрыты по политическим мотивам, без видимых причин, связанных с деятельностью учреждения. И такие банки выигрывают суды, потому что суды доказывают, что в них не было угрозы вкладчикам», — говорит Кравец.

При этом, даже с выигранными судами, как то у банков «Союз», «Премиум», «Форум», Укринбанк и других, в Украине еще не было прецедентов возвращения на рынок банка, признанного банкротом. Экс-член Совета НБУ и глава Совета ассоциации НАБУ Роман Шпек уточняет, что акционеры должны вовремя предоставлять поддержку банкам, и не судиться с регуляторами. «Если банки кредитуют своих, или подают неправдоподобную информацию, а потом идут в суды и покупают решения, то никогда доверия к финансовой системе не будет! «, — уверен Роман Шпек.

Для акционеров и топ-менеджеров банков-банкротов есть несколько основных причин судиться. Первая причина – активы, которые есть у банка. Суды позволяют растянуть процесс работы временной администрации. Во вторых – поддержать репутацию акционеров обанкротившегося банка. «Закрытие каждого банка затрагивает интересы как минимум одного человека — собственника, который будет сопротивляться из последних сил. Но на рынке действия Национального банка – неоспариваемые. Даже по мошенничеству и финмониторингу, НБУ считает, что за такие операции ответственность несет не отдельно взятый сотрудник, а вся команда банка в целом», — отметил банковский аналитик Анатолий Дробязко. «Благодаря суду акционеры неплатежеспособных банков пытаются показать клиентам, что делают хоть что- то для спасения банка», — уточняет Шпек.

Маргарита Ормоцадзе Журналист, специально для РБК-Украина

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Советы оставшимся бесстрашным вкладчикам украинских банков

Количество средств безвозвратно потерянных в украинских банках их клиентами уже давно превысило годовой бюджет Украины.

Нацбанк продолжает уверенно и с завидной настойчивостью уничтожать банковскую систему Украины.

В этой связи, а также исходя из существующей судебной практики, хочу дать несколько советов тем кто, не смотря на массовое закрытие украинских банков, признание Фондом гарантирования вкладов физических лиц депозитных договоров ничтожными, мошенничеством и кражей вкладов сотрудниками банков решил все-таки размесить средства в банке.

Советы:

— не размещать сумму, превышающую гарантированную в соответствии с законодательством;

— отказываться от подписания договоров с отсутствием возможности досрочного возврата вклада;

— настаивать на наличии пункта о возврате вклада исключительно наличными через кассу банка;

— настаивать на наличии пункта о начислении процентов по вкладу в двойном размере после его окончания и не возврате вклада финансовым учреждением, до момента фактического возврата вклада;

— проверять полномочия лиц подписывающих договор от имени финансового учреждения;

— не заключать договора, если от финансового учреждения подпись и печать нанесены факсимильно с помощью средств механического или иного копирования;

— одновременно с заключением договора получить бумажную квитанцию о внесении вклада, где внимательно проверить реквизиты счета, назначение платежа и сумму вклада;

— не размещать он-лайн депозиты без немедленного подтверждения бумажной квитанцией о внесении вклада;

— после внесения вклада, кроме квитанции о внесении вклада получить выписку по счету заверенную печатью банка и подписью уполномоченного лица;

— при внесении суммы значительно превышающей гарантированную, в соответствии с законодательством, настаивать на подписании договора поручительства руководителем финучреждения и оформление договора залога либо ипотеки на сумму вклада.

Ведь как зачастую показывает практика, взыскание средств с недобросовестных банков, прикрывающихся незаконными постановлениями НБУ, злоупотребляющих правами может занять довольно много времени, за которое банк будет уже ликвидирован, поэтому даже наличие положительного судебного решения не будет гарантией возврата вложенных средств.

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер
Адвокатской компании «Кравец и партнеры» для Новое время

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банки обязаны возвращать вклады, не смотря на запреты НБУ

Кроме того при отсутствии запретов за просрочку возврата депозитов обязаны заплатить 3% за каждый день просрочки.

На прошлой неделе Верховный суд наконец-то поставил точку сразу в двух ранее неоднозначных вопросах связанных с возвратом депозитов банками. Постановление ВСУ от 11 мая 2016 года в деле №6-37цс16 на практике заставит банки соблюдать права потребителей финансовых услуг и нести ответственность за ненадлежащее исполнение взятых на себя обязательств.

Рассматриваемое дело касалось возврата валютного депозита в полном размере, с учетом процентов за пользование средствами, 3% годовых (ст. 625 ГК Украины), а также пени в размере 3% за каждый день просрочки на основании ч.5 ст. 10 Закона Украины «О защите прав потребителей» со дня истребования вклада до дня принятия судебного решения.

Банк мотивировал свой отказ Постановлением НБУ ограничивающим возврат вклада в полном размере. Подобные постановления НБУ принимает уже более двух лет с периодичностью от двух до четырех месяцев. На мой взгляд, такие действия НБУ осуществляет с единой целью – сохранить действие незаконных ограничений и не дать возможности их оспорить из-за короткого промежутка времени их действия.

В свою очередь, банкам выгодна такая позиция НБУ, т.к. они получили возможность практически безнаказанно и с наименьшими для себя затратами пользоваться средствами вкладчиков, игнорируя условия заключенных договоров и норм Гражданского кодекса.

После вышеуказанного же постановления ВСУ банки лишились возможности игнорировать условия заключенных договоров и норм Гражданского кодекса, Закона Украины «О защите прав потребителей», а также прямые нормы профильных Законов.

До последнего времени суды неоднозначно подходили к вопросу защиты вкладчиков и применении к этим правоотношениям норм Закона Украины «О защите прав потребителей», однако теперь этот вопрос решен.

В своем правовом выводе ВСУ указал, что в соответствии со статьей 2 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» вклад (депозит) — это средства в наличной или в безналичной форме, в валюте Украины или в иностранной валюте, которые размещены клиентами на их именных счетах в банке на договорных началах на определенный срок хранения или без указания такого срока и подлежат выплате вкладчику в соответствии с законодательством Украины и условиями договора.

В соответствии с п. 5 ч.1 ст. 1 Закона Украины «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг», финансовая услуга — это операции с финансовыми активами, которые осуществляются в интересах третьих лиц за собственный счет или за счет этих лиц, а в случаях, предусмотренных законодательством, — и за счет привлеченных от других лиц финансовых активов, с целью получения прибыли или сохранения реальной стоимости финансовых активов.

По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее или доход в другой форме на условиях и в порядке, установленных договором (ч.1 ст. 1058 ГК Украины).

Ст. 1 Закона Украины «О защите прав потребителей» определяет:

— потребителем является физическое лицо, которое приобретает, заказывает, использует или намеревается приобрести или заказать продукцию для личных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью или выполнением обязанностей наемного работника ( п. 22);

— продукция — это любые изделие (товар), работа или услуга, которые изготавливаются, выполняются или предоставляются для удовлетворения общественных потребностей (п. 19);

— услугой является деятельность исполнителя по предоставлению (передаче) потребителю определенного договором материального или нематериального блага, осуществляется по индивидуальному заказу потребителя для удовлетворения его личных потребностей (п. 17);

— исполнитель — предприятие, которое выполняет работы или оказывает услуги (п. 3).

В соответствии с ч.5 ст. 10 Закона Украины «О защите прав потребителей», в случае, когда исполнитель не может выполнить (просрочивает выполнение) работу (предоставление услуги) согласно договору, за каждый день (каждый час, если продолжительность выполнения определена в часах) просрочки потребителю уплачивается пеня в размере трех процентов стоимости работы (услуги), если иное не предусмотрено законодательством.

В случае если стоимость работы (услуги) не определена, исполнитель уплачивает потребителю неустойку в размере трех процентов общей стоимости заказа. Уплата исполнителем неустойки (пени), установленной в случае неисполнения, просрочки исполнения или иного ненадлежащего исполнения обязательства, не освобождает его от исполнения обязательства в натуре.

Анализ приведенных норм закона свидетельствует о том, что вкладчик по договору депозита является потребителем финансовых услуг, а банк их исполнителем и несет ответственность за ненадлежащее предоставление этих услуг, предусмотренную ч.5 ст. 10 Закона Украины «О защите прав потребителей», а именно уплату пени в размере 3% от стоимости услуги за каждый день просрочки.

Согласно ч.3 ст. 549 ГК Украины пеней является неустойка, которая исчисляется в процентах от суммы несвоевременно выполненного денежного обязательства за каждый день просрочки исполнения. Пеня является особым видом ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства, которая имеет целью кроме возмещения убытков после совершенного нарушения по выполнению обязательства, дополнительную стимулирующую функцию для добросовестного исполнения обязательства.

Кроме того, к моменту совершения нарушения пеня играет обеспечительную функцию, и наоборот, с момента нарушения — представляет собой меру ответственности.

ВСУ приняв во внимание  сущность пени и одновременно требования постановления Правления НБУ, которое устанавливает ограничения на осуществление выплат банками на определенный период, посчитал, что нельзя квалифицировать действия банка как ненадлежащее исполнение возложенных на него обязательств.

Однако при этом сумма вклада и начисленных процентов по вкладу, а также 3% годовых (ст. 625 ГК Украины) должны быть выплачены банком вкладчику не смотря на какие-либо ограничения НБУ.

Подводя итог можно сделать несколько выводов о дальнейшем развитии судебной практики в части защиты прав потребителей финансовых услуг:

  1. Вкладчик любого финучреждения, привлекающего вклады, является потребителем финансовых услуг. На взаимоотношения между финансовым учреждением и вкладчиком распространяется действие Закона Украины «О защите прав потребителей» включая и предусмотренную в указанном законе ответственность в размере 3% от стоимости, не выполненной услуги за каждый день просрочки при отсутствии ограничений в исполнении условий договора.
  2. Не смотря на какие-либо ограничения НБУ или другого госоргана, в части возврата вкладов, не предусмотренные непосредственно договором между банком и его клиентом, возврату подлежит полная сумма вклада, проценты и сумма, предусмотренная действующим законодательством, как ответственность за нарушение денежного обязательства (ч.2 ст.625 ГК Украины). А именно индекс инфляции за все время просрочки (если вклад размещен в гривне), а также три процента годовых от просроченной суммы, если иной размер процентов не установлен договором или законом.

Данное решение вселяет надежду, что суды начали защищать права граждан, а не давать возможность недобросовестным банкирам безнаказанно уклонятся от исполнения взятых на себя обязательств.

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер

Адвокатская компания Кравец и Партнеры