Архив за месяц: Март 2016

Самые ликвидные акции Украины лишили статуса

Решение котировочной комиссии могут быть обжалованы в Арбитражной комиссии УБ в течение 10 дней.

В конце прошлой недели котировочная комиссия Украинской биржи (УБ) лишила статуса листинговых ценных бумаг простые именные акции сразу пяти крупных эмитентов: «МК «Азовсталь», «Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича», «Северный горно-обогатительный комбинат», «Укртелеком» и «Енакиевский металлургический завод».

Кроме того, из первого уровня листинга во второй были переведены одни из самых ликвидных ценных бумаг украинского фондового рынка — акции компании «Мотор Сич».

Как говорится в официальном сообщении УБ, такое решение было принято в связи с несоответствием вышеуказанных ценных бумаг и их эмитентов листинговым требованиям, установленным биржей.

Жестокие правила

К такому выводу котировальная комиссия УБ пришла в связи со вступлением в силу с 1 января 2016 г. новых листинговых требований. Их утвердила Нацкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) еще в августе 2015 г.

Как ранее писал UBR.ua, регулятор ужесточил целый перечень требований к компаниям ценные бумаги которых числятся в биржевом реестре. К примеру, теперь для того, чтобы акции эмитента (кроме банков) могли попасть в первый уровень листинга, его чистый доход должен превышать 1 млрд грн (ранее — более 100 млн грн). Для второго уровня листинга минимальный порог повышен с 50 млн. грн до 400 млн. грн. Также с 1 января поднялся минимальный уровень среднего значения рыночной капитализации эмитента: для первого уровня листинга в 10 раз — до 1 млрд грн, а для второго — в два раза, до 100 млн грн. Одним из самых серьезных барьеров для попадания ПАО в биржевой реестр является процент бумаг, находящихся в свободном обращении. С этого года он составляет для 1-го уровня листинга — 25%, а для 2-го- 10% акций предприятия.

«Выполняя эти требования мы вынуждены были исключить из биржевого реестра ряд ценных бумаг, которые на сегодняшний день однозначно не соответствуют листинговым условиям. Это решение ожидаемо и не стало неожиданностью для участников рынка», — говорит заместитель председателя правления УБ Евгений Комиссаров, и добавил, что руководство биржи надеется иметь возможность больше не уменьшать биржевой реестр, при условии, что оставшиеся в листинге ценные бумаги буду соответствовать всем необходимым требованиям.

Правомерный поступок

Юристы считают такие действия биржи вполне правомерными, хотя некоторые брокеры, ссылаясь на отсутствие свежей отчетности вышеуказанных компаний сомневались в праве Украинской биржи исключить из листинга вышеуказанные бумаги на основании отчетности эмитентов за третий квартал 2015 г.

«Некоторые показатели биржа может взять только из отчетности. Но некоторые видно и из текущих биржевых операций, например, уровень капитализации. Если это так, то биржа действовала законно», — сказал UBR.ru адвокат АБ «Марка Белкина» Леонид Белкин.

К слову, профучасники фондового рынка еще в прошлом году скептически отнеслись к такого рода нововведениям НКЦБФР. По их мнению, они оставят биржевые реестры фактически без ценных бумаг. Причина в том, что даже самые ликвидные эмитенты Украины, к примеру, никогда не выпускали в свободный оборот (free-float) даже более 5% своих акций.

«Даже не глубоко вникая в технические детали, можно отметить, что украинский рынок акций в целом — не соответствует тем требованиям, которые предъявляются к «настоящим» фондовым рынкам мира. Это выражается, в частности, в чрезвычайно низком free-float и ряде других формальных показателей», — говорит интернет-трейдер Александр Садовский. Вернуться могут все

При этом, исключение из реестра не вечно. При желании, эмитенты могут вернуться в него, выполнив все необходимые требования. Если же компании готовы бороться за право считаться листинговыми — они могут обратиться в саму биржу, либо, если это не поможет — идти в хозяйственный суд.

«Решение котировочной комиссии могут быть обжалованы в Арбитражной комиссии УБ, в установленном порядке в течение десяти рабочих дней с даты принятия соответствующего решения», — подтвердил UBR.ua старший партнер АК «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Марк Поллок, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Судді – заручники

Останнім часом в Україні беруть в заручники не тільки військових, які захищають країну від загарбників та окупантів, волонтерів, журналістів, але й суддів. Наслідки цих дій відчувають на собі не тільки особи взяті в заручники, а й вся країна.

Якщо в першому випадку цим займаються терористи та злочинні угрупування, то в другому цим зайнялась Вища рада юстиції, відповідальна за формування незалежного, високопрофесійного суддівського корпусу, здатного кваліфіковано, сумлінно та неупереджено здійснювати правосуддя на професійній основі.

На жаль, саме з сьогоднішнім складом порівняння Вищої ради юстиції з терористичним угрупуванням стало доречним. Дії цього органу, що взяв у заручники весь суддівський корпус України нічим не відрізняються від дій терористів, які беручи заручників намагаються отримати певні матеріальні блага або досягти певної політичної мети у протиправний спосіб.

На сьогодні Вища рада юстиції, на мій погляд, будь-якими способами допомагає діючій владі побудувати тоталітарну країну, а найголовніше — повністю підкорити собі судову гілку влади, зробивши її повністю підконтрольною та слухняною, що виконуватиме будь-які примхи та вказівки, які надходять з владних кабінетів. Не дивлячись на те, що виконання таких «завдань» суперечать діючому законодавству та нормам Конвенції про захист прав людини та основоположних свобод.

До речі, саме ця обставина стала однією з причин, чому в Україні відбулась революція гідності і на яку постійно в своїх виступах посилаються члени і голова Вищої ради юстиції, обґрунтовуючи свої «рішучі» дії з очищення суддівського корпусу. Але, насправді, мета цього зовсім інша, звинувачуючи суддів, які виконували свої обов’язки, у порушенні присяги і. приймаючи різні рішення за однаковими обставинами справи, Вища рада юстиції демонструє свою владу і можливості безкарно нехтувати законами.

Дивним виглядає, той факт, коли два уповноважені органи на здійснення дисциплінарних проваджень щодо суддів – Вища рада юстиції та Вища кваліфікаційна комісія суддів України по-різному застосовують одні й ті ж норми, що регулюють строк притягнення суддів до дисциплінарної відповідальності.

Наприклад, Вища кваліфікаційна комісія суддів України припиняє розгляд дисциплінарної справи у випадку, коли сплинув річний строк притягнення судді до відповідальності про, що зазначається як в самих рішеннях, так і в повідомленнях на офіційному сайті Вищої кваліфікаційної комісії суддів України.

В той, же час Вища рада юстиції демонструє «гнучке» чи то навіть «ручне» вирішення питання зі строками відповідальності судді.

В одних випадках у своїх рішеннях Вища рада юстиції зазначає, що має застосуватися трирічний строк відповідальності, адже на їх думку встановлення трирічного строку відповідальності є таким, що пом’якшує або скасовує відповідальність особи (рішення Вищої ради юстиції №1202/0/15-15).

Поруч з цим, наприклад, у рішеннях Вищої ради юстиції №439/0/15-15, №445/0/15-15 та 444/0/15-15 констатовано той факт, що все ж таки трирічний строк відповідальності не має зворотної дії в часі так, як установлений після вчинення проступку, що став підставою для початку дисциплінарного провадження щодо судді.

Про те, що дії і слова Вищої ради юстиції розходяться залежно від зручності моменту може свідчити те, що в серпні 2015 року І. Бенедисюк (Голова Вищої ради юстиції), даючи інтерв’ю виданню «Закон і Бізнес», повідомив, що Вища рада юстиція відмовлятиме у відкритті дисциплінарного провадження у зв’язку з пропуском річного строку притягнення до відповідальності.

Такі подвійні стандарти прослідковуються досить часто в практиці Вищої ради юстиції і стосуються не лише строків притягнення до відповідальності, а й, наприклад, практики розгляду заяв суддів про звільнення з посади судді у відставку за наявності скарг на такого суддю або практики Вищої ради юстиції щодо ігнорування основоположних норм про заборону подвійної відповідальності, яка включає заборону подвійного здійснення провадження з одного й того питання.

На заваді цієї ганебної практики і вибіркового застосування норм права став Вищий адміністративний суд України. Однак деякі судді, на мою думку, у зв’язку з тим що стали заручниками Вищої ради юстиції не можуть приймати обґрунтовані і законі рішення.

Для прикладу можна навести поведінку колегії суддів Вищого адміністративного суду України, які 22 та 25 березня 2016 року у справах №800/482/15 та №800/511/15, розглядаючи клопотання Вищої ради юстиції (відповідач по справі) винесли, ухвали про зупинення провадження у справі, не зважаючи на те, що в порушення ст. 171-1 Кодексу адміністративного судочинства України розгляд справ вже було прострочено на місяць.

Не виключено, що дана колегія суддів могла стати заручниками Вищої ради юстиції, адже проти них наявні скарги, які нещодавно перебували чи перебувають на розгляді у Вищій раді юстиції (зокрема, 31 березня 2016 року), тому ця обставина могла стати причиною для того, щоб всупереч вимогам процесуальних норм задовольнити клопотання Вищої ради юстиції.

Аналогічна ситуація виникає і по відношенню до адміністративної палати Верховного Суду України, адже саме до її компетенції входить перегляд рішень Вищого адміністративного суду України у справах, де відповідачем є Вища рада юстиції.

Вже неодноразово, Венеціанська комісія звертала увагу на недоліки українського законодавства з даного приводу та зазначала про те, що перевірка суддів, які розглядають справи щодо Вищої ради юстиції, не може здійснюватися Вищою радою юстиції. Європейський суд з прав людини у справі Олександр Волков проти України також наголошував на тому, що в такому випадку суд не відповідає критеріям неупередженості та безсторонності, відповідно у сторін виникають обґрунтовані сумніви щодо суддів, які здійснюють розгляд справи.

«Особливе» ставлення Вищої ради юстиції щодо застосування норм права лише в черговий раз підтверджує порушення присяги членами Вищої ради юстиції та відсутність доброчесності під час розгляду справ щодо суддів. А також, подальшого використання своїх повноважень при взаємовідносинах із цими ж суддями, але вже в площині здійснення правосуддя, де відповідачем є Вища рада юстиції чи зачеплені її інтереси або інтереси її членів .

Звільнити заручників в даній ситуації зможуть лише самі заручники, які відстоюючи свою позицію, керуючись виключно нормами права, не дозволять будь-яким іншим органам чи посадовим особам втручатися в їх діяльність. Надзвичайно важливим фактором при цьому буде монолітна єдність, адже боротьба за свободу і незалежність буде не з легких.

Адвокати Ростислав Кравець та Анна Мартиненко
Адвокатська компанія «Кравець і партнери»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

С началом аттестации взятки полиции выросли в два раза

Расценки увеличивают в основном те, кто в ближайшее время собираются покинуть органы.

В столице выдались урожайные выходные. Так, в пятницу, 15 января, вечером на взятке погорел главный полицейский Голосеевского района, а уже в субботу утром при получении очередного «конверта» были задержаны трое сотрудников столичной Фискальной службы.

Эксперты говорят, что ситуация с взятками усугубилась. Брать стали активнее, чтобы побольше заработать перед увольнением.

Погоня на четыре миллиона

В субботу утром СБУ совместно со следователями ГПУ задержала троих фискалов. Один из них, не желая сдаваться, попытался скрыться на своем авто, из-за чего погоня переросла в масштабное ДТП на пересечении улиц Гетьмана и Выборгской.

Как выяснилось, двое работников Госфискальной службы Шевченковского района и начальник одного из отделов Соломенской налоговой предлагали помочь бизнесмену с возвратом НДС на сумму 14 млн грн. За свою работу они попросили «благодарность» практически в 4 млн грн.

«Двоих сотрудников задерживали непосредственно в момент получения денег, еще один решил бежать с деньгами. Он попытался скрыться на своем авто, но не справился с управлением и совершил ДТП, в результате которого был выброшен с дороги на тротуар и врезался в киоск. Задет был и автомобиль Daewoo, на котором его преследовали сотрудники СБУ. В багажнике у задержанного находилось 3 млн 800 тыс. грн. Кроме того, было проведено порядка 40 обысков, в том числе в банках, где хранили деньги злоумышленники», — сказали нам в пресс-службе СБУ.

По данным пресс-службы ведомства, задержанные оказались организованной группой, которая вела свою деятельность на протяжении длительного времени. Нйденные в результате обысков суммы превышают несколько миллионов гривен. Правонарушителям грозит до восьми лет тюрьмы.

Трясли рынки

Ранее на взятке в 20 тыс. грн погорели начальник полиции Голосеевского района и его коллега, руководитель департамента защиты экономики Голосеевского района. Как выяснилось, правоохранители обложили данью местные рынки и СТО.

«Раньше суммы были меньше — от 5 тыс. грн до 8 тыс. грн, но с началом аттестации такса выросла чуть ли не вдвое. У некоторых просто не хватало денег, чтобы платить полицейскому, поэтому, не став терпеть новые тарифы, один из предпринимателей сообщил в прокуратуру», — уточнил нам источник в следствии.

Берут больше

Правозащитники указывают: ситуация с взятками только усугубилась, мол, из-за грядущих увольнений у правоохранителей начался дембельский марафон.

«Сейчас идет усиленный контроль за полицейскими, поэтому они уже не могут так, как раньше, закрывать и открывать уголовные производства. Пожалуй, единственным источником заработка для них остался бизнес и преступления, связанные с наркотиками. Тут цены — порядка $ 5 тыс., чтобы не привлекать. Зарабатывают также участковые, но в основном на крышевании киосков, да и суммы там небольшие — $ 100–300», — объясняет «Вестям» правозащитник Эдуард Багиров.

Крупные взяточники стали попадаться из-за того, что, оценив свои возможности, поняли: аттестацию им не пройти. Вот и устраивают своего рода марафон взяток, добавляет Багиров.

А вот фискалы, по его словам, не стесняются брать совсем. Это, кстати, подтверждает и юрист Ростислав Кравец.

«У налоговиков есть два основных варианта заработка. Первый — закрыть глаза на разные нарушения, в таком случае просят до $ 10 тыс. Второй — возврат НДС. Система возврата не работает должным образом, по сути, документы на возврат просто не передаются дальше по процедуре. Вот за помощь в продвижении дела налоговики просят порядка 20–30% от суммы НДС. Предпринимателям ничего не остается, кроме как соглашаться на такие условия. Ведь официального возврата можно ждать и больше года, а гривня стремительно девальвирует и бизнесу не хватает оборотных средств. Сейчас ситуация со взятками усугубилась и бизнес уже от безысходности обращается в СБУ и прокуратуру», — пояснил Кравец.

Максим Сорокин, Ольга Байвидович, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банки: было государственное — станет частным

В настоящее время только «Ощадбанк» беспрекословно отдает все вклады с процентами, и никаких проблем у населения, в отличие от коммерческих финучреждений, в этом смысле нет. Так целесообразно ли именно сейчас думать о его продаже?

Украинские государственные банки надо продавать — так однозначно недавно заявила председатель правления Нацбанка Валерия Гонтарева. По ее словам, государство просто обязано радикально сокращать свою долю в капитале таких финансовых учреждений. Насколько это желание руководителя регулятора целесообразно сейчас, когда именно государственный «Ощадбанк» единолично гарантирует вклады населения, и можно сказать, что именно оно в последнее время все свои надежды возложило на это учреждение? Как известно, только «Ощадбанк» беспрекословно отдает все вклады с процентами, и никаких проблем у населения, в отличие от коммерческих финучреждений, в этом смысле нет. Есть ли положительный опыт частичной (или даже полной) приватизации государственных банков в Европе и мире в целом?

Положительные последствия?!

«Смысл в этом есть, особенно учитывая, что сейчас в государственной собственности находятся сразу три банка. «Укргазбанк», скорее всего, будет полностью продан, а «Ощадбанк» и «Укрэксимбанк» будут проданы частично, оставляя у государства лишь контрольный пакет акций (50% + 1). Для государства это будет иметь положительные последствия, ведь правительство получит средства от реализации права собственности; в уставный капитал банков зайдут уважаемые и известные во всем мире финансовые институты, что значительно повысит капитализацию, доверие и узнаваемость этих банков в мире», — отмечает аналитик компании «ПростоБанкКонсалтинг» Иван Никитченко. По его мнению, это повысит шансы таких банков на привлечение иностранных займов и иностранные структуры внесут свой опыт, качественный менеджмент в управление банками.

Не видит в этом ничего плохого и председатель Совета Независимой ассоциации банков (НАБУ) Роман Шпек. По его мнению, реформирование сектора государственных банков является частью реформы всего финансового сектора Украины. «Безусловно, все банки должны работать на ровном конкурентном поле и в условиях одинаковых регуляторных правил. Это касается и контроля за соблюдением экономических нормативов, и пруденциального надзора, и ограничений на операции со связанными лицами. У государства может возникать конфликт интересов, когда оно одновременно управляет банками и регулирует их. Например, именно государственные банки в Украине выступали источниками покрытия дефицита государственных финансов путем выкупа ОВГЗ или финансирования НАК «Нафтогаз Украины», — настаивает он.

И действительно, в течение многих лет государство в лице государственных банков постоянно занималось субсидированием крупнейшего нефтегазового предприятия страны, которое зачастую (к удивлению многих экономистов) требовало вливания денег.

А директор рейтингового агентства «Стандарт-Рейтинг» Андрей Никитин вообще считает, что в мире существует принятый стандарт, по которому государственные банки считаются наименее эффективными. «Как правило, большие государства с классической рыночной экономикой пытаются от них избавиться или привлечь инвесторов, продав 40–50% банка. Например, в России часть акций ВТБ принадлежит иностранным инвесторам из ЕС и арабских стран. Наличие собственного рынка акций позволяет таким банкам привлекать средства на выгодных условиях путем выпуска новых акций по необходимости, а также продавать государству свою часть акций не полностью, а в необходимых ему объемах. Если брать опыт КНР, то правительство этой страны специально привлекало в прежние госбанки иностранных инвесторов, чтобы улучшить в них уровень корпоративного управления», — отмечает он.

Покупать будут ЕБРР и МФК

Добавим, что госпожа Гонтарева заявила также, что покупателями госбанков станут Европейский банк реконструкции и развития и Международная финансовая корпорация. Есть ли подобный опыт перепродажи госбанков именно таким важным институтам в европейских или других странах?

Господин Шпек отвечает на это так: «Сейчас нельзя говорить, что какие-то частные западные банки готовы заходить на украинский рынок. Скорее наоборот. Поэтому названия ЕБРР и МФК в этом контексте очевидны. Это хорошо, ведь данные организации имеют финансовые возможности, высокие стандарты корпоративного управления и опыт работы в Украине. Я не знаю случая, когда какой-то банк в Украине потерял бы от наличия ЕБРР в акционерах. Это учреждение может стать для государственных банков источником внутренних реформ, которые усилят стоимость бизнеса. ЕБРР имеет большой опыт вхождения в капитал банков в Европе во время трудных экономических обстоятельств, в том числе и в Украине».

Следует добавить, что многие украинские частные банки имеют в уставном капитале доли ЕБРР и МФК. К примеру, это «УкрСиббанк», «РайффазенБанкАваль», «ПроКредит».

Господин Никитин говорит, что ЕБРР и МФК вообще приходят в банки в сложный период для их поддержки. «Думаю, что 2016 год может стать годом падения качества банковских активов, а это потребовало бы новых инвестиций из госбюджета, поэтому появление ЕБРР и МФК здесь уместно. Они могут стать переходным мостиком между государством и рыночными инвесторами», — добавляет он.

Однако можно задаться и таким важным вопросом: не является ли это в столь непростое для Украины время попыткой Нацбанка просто отойти от государственных гарантий все того же «Ощадбанка»?

Иван Никитченко отмечает, что в случае, если «Ощадбанк» больше не будет гарантировать 100% вкладов населения, это может повлиять на него, но не критично. «Большинство вкладов в гривне меньше суммы 200 тыс. грн, и поэтому будут покрываться ФГВФЛ (Фонд гарантирования вкладов физических лиц). Но многие вкладчики во времена девальвации гривны выбирали депозиты в «Ощадбанке» в валюте, так как из-за роста курса доллара их вклад мог выйти за пределы 200 тыс. грн. В целом, де-факто государство и так будет гарантировать 100% вкладов в «Ощадбанке», так как в случае проблем у банка просто будет поддерживать его путем вливания средств, чтобы не допустить банкротства», — резюмирует он.

Такого же мнения придерживается и Роман Шпек, добавляя, что в любом случае государственную гарантию всех депозитов физических лиц в размере 200 тыс. грн никто устранять не планирует.

Андрей Никитин вообще придерживается мнения, что госгарантии по вкладам в «Ощадбанке» рано или поздно исчезнут, ведь невозможно, чтобы государственный бюджет в плохой ситуации нес на себе еще и риски банка.

Продумали плохо

Действительно, риски нести не хочет никто, однако почему должны нести риски невозврата своих вкладов обычные владельцы депозитов, которые в такое непростое время доверили свои деньги не кому-нибудь, а именно государственному «Ощадбанку»? Вопрос здесь не риторический. Автор попытался найти противоположное мнение по данной позиции Нацбанка. И оно нашлось. Однако не в контексте гарантий возврата. Так, известный юрист Ростислав Кравец заявил, что государство в лице Нацбанка очень плохо продумало все аспекты. «Продавать такого монстра, государственный банк, который в последнее время благодаря прекрасному менеджменту вышел на вторую позицию по рейтингам после «Приватбанка», на сегодняшний день абсолютно нелогично. Почему? Потому что именно во время безумного экономического и политического кризиса его можно продать очень дешево, и это будет просто-таки глупостью», — отмечает он.

Здесь можно задаться и таким вопросом: раз цена будет не такой высокой, то кому-то будет очень выгодно дешево приобрести долю от «государственного каравая».

Однако господин Кравец однозначно высказывается за продажу других государственных банков, например, того же «Укргазбанка», считая его «квазигосударственным» и просто поедающим казенные деньги.

На чем остановится государство в этом смысле — пока неизвестно. Вызовет ли это значительный отток депозитов из того же «Ощадбанка», пока также сказать трудно. Думается, что перед совершением такого шага в обществе должны пройти широкие экспертные дискуссии, нужно выработать консолидированный «рецепт». Потому что Украина — очень «нетипичное» государство, учитывая ее политический, экономический и военный кризисы.

Игорь ГОНТА, РАКУРС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Названа главная проблема украинского рынка страхования

Девальвация гривны, отсутствие инвестиций, падение уровня жизни и низкая страховая культура привели к тому, что показатели по сборам страховых платежей и одновременно уровень платежеспособности страховщиков Украины по итогам 2015 года значительно ухудшатся по сравнению с 2013 и 2014 годами.

Уже сегодня эксперты рынка оценивают долю потенциальных банкротов на уровне 30% от общего количества страховых компаний. Однако, считают эксперты, не это является главной проблемой украинского страхования.

«Основная беда страхового рынка, а особенно потребителей страховых услуг – демонстративная беспомощность надзорных органов в вопросах защиты прав страхователей и отсутствие контроля над рынком со стороны государства», — считает Борис Визиров, экс-председатель Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг.

По его мнению, и при нынешних полномочиях Нацкомфинуслуг в состоянии навести порядок среди страховщиков. «Проблема обмана страхователей была бы менее болезненной, если бы касалась только добровольных видов страхования. Но речь идет о принудительной защите, в том числе и об обязательном страховании ответственности миллионов украинских водителей по системе ОСГПОВНТС, где выплаты гарантирует государство в рамках установленных лимитов», — отмечает Борис Визиров.

Нацкомфинуслуг, в чьи обязанности входит регулирование и контроль над страховым рынком, практически парализована, признает Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры».

«С одной стороны, это связано с тем, что готовится слияние с Национальным банком, с другой – отсутствием профессионалов и видения дальнейшего развития страхового рынка у Нацкомфинуслуг», — полагает он.

Того же мнения придерживаются многие страховщики. Руководители общественных организаций страхового рынка в социальной сети Facebook не единожды, сравнивая работу Нацбанка и Нацкомфинуслуг в этом году, делали выводы не в пользу комиссии. Ярким примером несостоятельности Нацкомфинуслуг, как регулятора страхового рынка является скандал со страховой компанией «Украина», которая продолжает страховать украинцев даже после лишения лицензий.

После аннулирования лицензий СК «Украина», по оценкам экспертов, было реализовано еще 60 тысяч полисов этой компании. Потерпевшие по таким горе-страховкам, не отыскав страховщика, пойдут за выплатами в МТСБУ. Гендиректор МТСБУ Владимир Шевченко прогнозирует, что по обязательствам СК «Украина» из фондов бюро придется выплатить 25-30 млн грн или 1-1,2 млн долл. по сегодняшнему курсу. Таким образом, названа цена демонстративной беспомощности Нацкомфинуслуг по одному лишь случаю с СК «Украина».

«Но если не примут изменений в законодательство, то и Моторное бюро вряд ли заплатит за эту компанию в ближайшие годы. В лучшем случае, потерпевшие получат деньги через пять-семь лет. В худшем – никогда. Поэтому ситуация с «Украиной» — не безобидное нарушение, а проблема, которая грозит стать тенденцией», — считает Борис Визиров, видя выход в реформе страхового рынка и активном участии в его работе Нацкомфинуслуг, которая сейчас де-факто самоустранилась от проблем.

Напомним, летом 2015 года СК «Украина» выиграла тендер МВД, застраховав 300 авто киевской патрульной полиции на сумму 273 тысячи гривен. С момента страхования патрульных авто произошло, как минимум, 15 ДТП с участием этих машин.

Источник: 112.ua

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Под прикрытием банкротства на Одесском НПЗ сменится собственник – адвокат

Банкротство Одесского НПЗ затеяно с целью смены собственника предприятия и завладения активами, заявил в эфире радиостанции Голос Столицы адвокат Ростислав Кравец. По его словам, подобную схему можно провернуть только с привлечением админресурса.

Налоговая инспекция Госфискальной службы инициирует банкротство Одесского нефтеперерабатывающего завода. Об этом говорится в обнародованном постановлении Хозяйственного суда Одесской области. При этом 28 декабря Хозсуд Одесской области вернул ГФС заявление о возбуждении производства по делу о банкротстве без рассмотрения, поскольку в нем было указано неверное название завода, а именно – «Лукойл-Одесский нефтеперерабатывающий завод», в то время как должником по данному заявлению является ПАО «Одесский нефтеперерабатывающий завод».

Напомним, Одесский НПЗ остановился в феврале 2014 года после исчезновения основного акционера Сергея Курченко. В апреле 2014 года имущество завода было арестовано. Сколько нефти и нефтепродуктов на момент ареста находилось в резервуарах НПЗ, до сих пор точно неизвестно.

Вероятность банкротства Одесского нефтеперерабатывающего завода в эфире радиостанции Голос Столицы прокомментировал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Кто, по-вашему, на самом деле заинтересован в банкротстве Одесского НПЗ?

– Тема эта всплывает с политической точки зрения, с точки зрения взыскания каких-то штрафов с Одесского НПЗ, который в свое время был приобретен группой компаний олигарха Курченко. На сегодняшний момент речь идет о том, что у НПЗ достаточно активов, и эти активы под видом банкротства кто-то хочет отобрать себе. Процедура банкротства происходит так: будет создан совет кредиторов, будет определена, возможно, процедура санации, появится санатор, который возьмет на себя обязательства по выплате этих долгов и, соответственно, получит право на активы НПЗ. Поэтому количество заинтересованных лиц здесь может быть довольно велико. Но могу сказать однозначно, что без административного ресурса осуществить данную схему отчуждения и смены собственности Одесского НПЗ под видом банкротства невозможно.

О каких суммах идет речь?

– Здесь тяжело говорить. Я не думаю, что задолженности составляют значительные суммы. Фактически, для начала банкротства достаточно суммы задолженности чуть меньше 400 тысячи гривен. И для такого крупного НПЗ даже 400 тысяч гривен — смешная сумма. При этом активов на этом заводе довольно много, и подобными схемами в свое время довольно часто злоупотребляли определенные рейдеры, которые пытались изменить собственника, отобрав все имущество у предприятия.

Уже два года правоохранители расследуют контрабанду нефтепродуктов на Одесском НПЗ, также обещали провести открытый конкурс по реализации этих нефтепродуктов. Из этого шума выйдет что-то полезное для государства?

– Я думаю, что ничего не выходит полезного для государства. Я думаю, что лица, которые пытаются продать эти контрабандные продукты, на этих схемах неплохо заработали. Два года они расследуют возможность контрабанды, и до сих пор дело не передано в суд. Это говорит только о коррупционной составляющей данной истории.

Для страны будет выгоднее приватизировать Одесский НПЗ или сохранить в госсобственности?

– Я считаю, что любое предприятие должно работать на благо государства. Просто нужно установить однозначный контроль за его деятельностью. Одесский НПЗ реально может приносить сотни миллионов гривен прибыли, в то время как продать его можно за миллиард. Фактически, это прибыль, которую завод получает за полгода. И все это будет проедено на пенсии и зарплаты без каких-либо положительных сдвигов для экономики и в целом для государства.

Что ожидает обанкротившееся предприятие теоретически?

– Могу сказать, что сейчас происходит в стране. С одной стороны, гражданин Украины Петр Порошенко рассказывает о том, что сейчас нет рынка для продажи фабрики Roshen, с другой стороны, гражданка США Наталия Яресько рассказывает, что сейчас нужно распродать все по заниженным ценам. Я считаю, что продажа госимущества на сегодняшний день является преступлением. Возможно, и есть реальная цена, но ее никто не заплатит в той политической ситуации, которая сложилась сейчас в Украине.

Голос столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

С деньгами на выход. Почему проворовавшиеся банкиры на свободе

После ликвидации некоторых банков вскрыты схемы по выводу средств на сотни миллионов гривень. Но пока еще ни один банкир не оказался за решеткой.

Официально озвученная политика Национального банка Украины, которую он декларирует и которой придерживается, это очищение рынка и наведение на нем порядка. Однако существующая политика двойных, а то и тройных стандартов демонстрирует иногда избирательный подход к решению данного вопроса.

Примерами может служить ситуация с ответственностью акционеров и топ-менеджмента банков за доведение банка до неплатежеспособности. А вернее ее отсутствие.

Уполномоченными лицами Фонда гарантирования вкладов физических лиц (Фонда) поданы заявления о совершении уголовных преступлений должностными лицами банков Брокбизнесбанк, Банк Форум, Банк Старокиевский и Южкомбанк. Из них всего по трем заявлениям предъявлено подозрение в совершении уголовного преступления.

По остальным идет дела. Идут, но не продвигаются.

Несмотря на то, что в этом году были внесены изменения в Закон Украины «О банках и банковской деятельности» касающиеся привлечения собственников и топ-менеджмент банков к ответственности за доведение банков до неплатежеспособности, на практике НБУ ничего для этого не делает. Ведь и до этого такая возможность в ст.58 указанного закона была предусмотрена. Как и предусмотрен был запрет на владение и управление банками лицам с небезупречной деловой репутацией.

Длинные истории

Некоторые истории уходят корнями в давность. Уже, наверное, не все помнят некоего гражданина Украины Игоря Гиленко, экс-главу правления Банка Надра. В 2009 году он был обвинен в хищении средств Банка Надра. Как оказалось, в начале 2014 года уголовное дело в отношении него было закрыто. И только после неоднократных запросов дело вновь открыли, однако на практике ничего не происходит.

Пикантная ситуация сложилась со многими банками. В частности Дельта Банком, VAB Банк, CityCommerce Bank и Киевской Русью, а сейчас складывается с банком Финансы и Кредит.

Не смотря на то, что существуют неопровержимые доказательства не законного выведения средств из этих финучреждений, их акционеры и руководство чувствуют себя спокойно.

Так по Дельта Банку уже обнародована схема выведения средств в размере более $ 500 млн на компании учредителями и директорами которых являются или являлись сотрудники банка. Однако обвинения ни главе правления, ни собственнику не предъявлены.

В отношении Олега Бахматюка являющегося собственником двух обанкротившихся банков — VAB Банка и Финансовая Инициатива — действий, со стороны государства, направленных на привлечение его к ответственности даже не наблюдается. Он продолжает вести свой аграрный бизнес и далее. Кроме того недавно появилась информация, что за день до объявления о введении временной администрации в банк Финансовая Инициатива, компании Бахматюка перечислили под видом зарплаты и других выплат на своих сотрудников суммы по 200 000 грн. Фонд гарантирования вкладов эти деньги выплатил.

По CityCommerce Bank была вскрыта схема выведения активов вплоть до имущества отделений на ряд компаний и других банков, контролируемых собственниками этого банка. При этом чиновники Фонда с целью затянуть выплаты вкладчикам даже сообщили об утере нескольких тысяч депозитных договоров. Никто из акционеров или руководства банка не привлечен к ответственности.

В отношении Банка Киевской Руси ситуация еще более пикантная. В ходе ликвидации вскрыты схемы по выведению средств банка на сотни миллионов гривень, участие в конвертации и выведении средств предыдущей власти и многое другое. Однако собственнику банка Виктору Братко обвинения не предъявлены и похоже, и не будут. Обвинение должна был предъявить орган, занимающийся досудебным расследованием этого дела. Но о таком деле ничего не известно.

В итоге, еще раз подтверждается народная мудрость — рыба гниет с головы. Пока не будет у государства желания навести порядок, очищение банковской системы сведется исключительно к ее монополизации несколькими игроками, приближенными к руководству страны. Это повлечет за собой полное игнорирование прав клиентов украинских банковских учреждений. Если банкиры не будут нести ответственность за свои действия — вернуть доверия украинцев к банковской системе не удастся.

Ростислав Кравец,
адвокат, старший партнер
Адвокатской компании «Кравец и партнеры» для ЛигаБизнесИнформ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банковские махинации: почему никто не несет ответственности за «пустые» банки

По банкам открыто дел на 159 млрд гривен. Вынесен один приговор – оправдательный.

Как стало известно Forbes, в ближайшее время в Национальном банке Украины состоится заседание, с участием представителей Фонда гарантирования вкладов и официальных силовых органов Украины, о состоянии финансового рынка Украины и злоупотреблениях в банках. В том числе будут рассмотрены очередные результаты взаимодействия между НБУ и ФГВ и силовиками по вопросам неплатежеспособных банков. Результаты этого взаимодействия, которые, по сути, иллюстрируют эффективность работы НБУ и банковского надзора, есть в распоряжении Forbes.

С начала очищения банковской системы весной 2014 года в правоохранительные органы было передано 2400 заявлений о нарушениях, предшествующих банкротствам банков. Эти заявления были переданы Фондом гарантирования вкладов, так как именно в его компетенции неплатежеспособные финансовые учреждения. Из них в Министерство внутренних дел поступило 2151 заявление, в Службу безопасности Украины – 15, в Генеральную прокуратуру – 178.

Согласно информации источника Forbes в ГП, общая сумма нарушений, указанных в этих заявлениях – 160 млрд гривен. По сути, это и есть ущерб, причиненный махинациями на финансовом рынке. Субъектами выявленных криминальных правонарушений чаще всего являются собственники и топ-менеджеры.

По части заявлений об обнаруженных нарушениях закона – а именно 882 – силовики пока что вообще не ответили.

По 647 делам продолжается следствие в МВД, прокуратура расследует 61 дело, еще 6 продолжает рассматривать НБУ.

Из всех 2400 дел о нарушениях на 159 млрд гривен в украинских банках в суды направлено – 5 (!) на сумму в 7,9 млн гривен.

По одному делу вынесен оправдательный приговор. Обвинительного приговора не прозвучало ни по одному из дел.

Все ушедшие с рынка банки во время работы и совершения махинаций были в компетенции Национального банка Украины, который в ежедневном режиме мониторит состояние своих подопечных.

Одна из самых распространенных схем, о которой Forbes уже писал, и которая прекрасно известна должностным лицам НБУ, выглядит следующим образом. «Собственник банка напрямую или через связанных лиц создает на Кипре компанию-прокладку. И НБУ, и Финмониторинг это видят. Эта компания-прокладка заключает договор займа на сумму в десятки миллионов долларов США, для финансирования чего-то. Например, предприятия в Украине», – говорит шеф-редактор сайта Zakonoproekt.org.ua Евгений Костенко.

По его словам, в тот же день по поручению собственника банка, руководитель заключает, например, с Meinl Bank Aktiengesellschaft договор ответственного хранения и залога денежных средств, в размере нескольких десятков миллионов долларов или евро. Эти средства засчитываются на открытый украинским банком корреспондентский счет, как гарантии обеспечения взятых компанией-прокладкой обязательств. «Как правило, руководитель банка не учитывает это обязательство по договору ответственного хранения и залога, не формирует резервы для покрытия кредитного риска с целью недопущения убытков от невозвращения долга через неплатежеспособность компании-прокладки. В нужный момент, в результате невыполнения обязательств компанией-прокладкой, Meinl Bank Aktiengesellschaft проводит списание с корсчета украинского банка десятка миллионов долларов или евро», – говорит Костенко.

При этом, как НБУ, так и другие надзорные органы остаются простыми наблюдателями, не препятствуя подобной схеме.

По информации Forbes, из-за задержек с признанием неплатежеспособными целого ряда учреждений, которые были доведены до банкротства, вокруг должностных лиц НБУ ведутся разбирательства. Тем более что громкие увольнения в финансовом регуляторе уже начались. Так, в начале 2016 года с официальной страницы НБУ исчезла информация об Александре Писаруке, первом заместителе Валерии Гонтаревой.

Также претензии в свое время звучали к главе банковского надзора Алле Шульге, которая работала в одном банке с владельцем Дельта Банка Николаем Лагуном.

Дельта Банк перестал выдавать вклады в мае 2014 года. «Когда мы начали обращаться в правоохранительные органы по вопросам Дельта Банка, НБУ фактически бездействовал. Мы заметили, что они – НБУ – обратились в правоохранительные органы за несколько месяцев до введения временной администрации, для получения индульгенции. Хотя де-факто, обратись НБУ в правоохранительные органы раньше, выведения сотен миллионов и банкротства банков не произошло бы», – считает глава компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. По его словам, аналогичная ситуация сложилась с Радикал Банком, «Киевская Русь», «Финансы и кредит», и в некоторых других банках. «По моим оценкам, если бы НБУ и правоохранительные органы вовремя вмешались, удалось бы спасти 80-90% из активов банков», – уверен Кравец.

«Кризис ликвидности в банке не является уголовным преступлением. То, что произошло в банковской системе, случилось же не только из-за каких-то уголовных деяний менеджмента банка! Был кризис, Крым, Донбасс, невозвраты кредитов в этих регионах… Да, жалобы клиентов были, но, во-первых, они писали эти жалобы не только в НБУ, а и в силовые органы. Во-вторых, сама по себе жалоба клиента не является поводом для обращения НБУ в силовые структуры», – объясняет экс-глава банковского надзора НБУ Алла Шульга. Она указывает, что обращением с заявлением в МВД, СБУ или прокуратуру может быть, например, факт выдачи кредита фиктивной компании.

«Нигде в функциях НБУ или подразделений напрямую не оговорено, что НБУ должен подавать какие-то заявления, и такие действия НБУ реализует только на общеправовых основаниях», – отмечает Шульга.

Проблемы были не только у банков, выведенных с рынка. По информации источников Forbes в ГП, с декабря 2013-го по февраль 2014 года должностные лица банка «Платинум» заключали сомнительные финансовые договоры с рядом ООО на общую сумму в 1,1 млрд гривен. Банк был признан проблемным, однако НБУ не отказал учреждению в стабилизационном кредите в 240 млн гривен. С июня 2015 года департамент банковского надзора возглавляла уже Екатерина Рожкова, ранее бывшая главой правления Платинум Банка.

В «Платинуме» на вопрос по данным кредитам ответили, что «информация о кредитовании фиктивных компаний либо выводе денежных средств из банка не соответствует действительности». В НБУ сказали, что данные о погашении стабилизационного кредита представляют собой банковскую тайну.

«Банковский надзор всецело зависит от руководства НБУ», – подчеркивает Кравец. Отметим также, что сам НБУ при признании банка неплатежеспособным отмечает правонарушения, по которым банк переводится под временную администрацию. В этих причинах – всевозможные финансовые нарушения, в том числе кредитование связанных лиц, мошенничество и так далее. Но по факту попадания этих дел к силовикам средства не возвращаются, а суды пока что вынесли по всем банковским делам 2014-2015 годов лишь один оправдательный приговор.

МАРГАРИТА ОРМОЦАДЗЕ, ФОРБС

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинские банки заплатят гигантскую пеню за несвоевременную выплату депозита

Можно взыскать за каждый день опоздания по 3% вложенной суммы.

Банки ждут серьезные материальные взыскания за выплату депозитов украинцев с опозданием. Высший специализированный суд Украины (ВССУ), рассматривая дело №6-43516св14, предоставил гражданам серьезное оружие против нерадивых финансистов: позволил требовать за несвоевременную выдачу вклада пеню в размере 3% суммы за каждый день просрочки.

«Пока чаще всего удавалось отсудить у банка пеню в размере 3% суммы на весь срок задержки в выдаче депозита плюс индекс инфляции. И все. А теперь речь идет о 3% за каждые сутки, что, конечно же, значительно больше. Особенно, если учесть, что задержки в возврате людям вложений достигают нескольких месяцев. А если говорить о проблемных банках, то и того больше. Кстати, в этом случае нужно обращаться за пеней сначала к временному администратору, а затем и к Фонду гарантирования вкладов — на которого возложена обязанность возместить средства вкладчиков из неплатежеспособных финучреждений. Конечно, вероятнее всего Фонд включит вас в четвертую очередь при разделе ликвидационной массы банка (оставшихся от него средств), но на всякий случай и здесь стоит побороться. Кроме того, существует вероятность взыскание этой суммы и непосредственно с Фонда гарантирования вкладов. Ведь не все ликвидируемые банки остаются без гроша на закате свой деятельности, поскольку прикрывают их не только по экономическим, но и политическим причинам», — отметил UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Изменить размер пени позволило применение к случаям затягивания выплат другого закона: не Гражданского кодекса, как обычно, а закона «О защите прав потребителей». Но автоматически получить свои 3% в сутки за каждый день задержки, точно не получится. Придется подавать иск в суд, ссылаться на закон «О защите прав потребителей», и требовать посуточную пеню. Хотя результат будет стоить того.

Решение ВССУ не останется незамеченным, особенно, если со временем будет подтверждено еще и постановлением Верховного суда Украины. Банки наверняка начнут менять свои типовые депозитные договоры. «Исключать положения из договора, по которым они обязаны выплачивать пеню. В таком случае, вкладчикам необходимо настаивать на включение таких положений в договор, либо заключать договора с другими, более добросовестными банками на взаимных условиях о пене», — сказал UBR.ua управляющий партнер ЮФ «КПД Консалтинг» Игорь Калитвенцев.

Но юристы уверяют, что даже исключение из договоров пункта о пене, не должно останавливать людей. «И в таком случае у вкладчика будет возможность взыскать с банка пеню», — подтвердила нам старший юрист «ЮФ «Можаев и Партнеры» Дария Давыдова. Исковое заявление в суд все равно нужно подавать с ссылкой на закон «О защите прав потребителей», и настаивать на посуточных 3%.

Эксперты считают, что уставшие от задержек с возвратом своих депозитов люди, будут пользоваться такой возможностью. И ждут, что после обнародования постановления ВССУ, станут активнее судиться с банками. «Имея такую практику, уверен, вкладчики будут обращать на нее внимание судов с целью достижения результата в виде адекватной ответственности банка за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств», — резюмировал UBR.ua управляющий партнер ЮК KODEX Евгений Ковтуненко.

Елена Лысенко, UBR

Адвокатская компания Кравец и Партнеры