Архив за месяц: Август 2015

Пятьдесят голосов для деолигархизации…

Депутаты готовят представление в Конституционный Суд с просьбой признать закон о приватизации «Укррудпрома» недействительным.

Генеральная прокуратура Украины (ГПУ) открыла уголовное производство по факту заявления экс-главы Днепропетровской облгосадминистрации Игоря Коломойского о непрозрачной приватизации «Укррудпрома». Об этом сообщил на заседании специальной контрольной комиссии парламента по вопросам приватизации ее председатель Борис Филатов. «Возбуждено дело (по части 5 ст. 191 Уголовного кодекса. — Авт.) по факту завладения имуществом («Укррудпрома») по предварительному сговору с высшим руководством страны», — объяснил он.

Комиссия также просит прокуратуру проверить и другие факты нарушения. В частности, речь идет о занижении стоимости проданных объектов.

«Главный недостаток закона (об особенностях приватизации «Укррудпрома». — Авт.) — ограничение конкуренции. Если бы этого не было, то цена горнообогатительного комплекса была бы большей, как, например «Криворожстали» в 2005 году», — считает нынешний и. о. председателя Фонда государственного имущества Украины Дмитрий Парфененко.

Напомним, что по оценке Коломойского, за продажу объектов этого госпредприятия государство получило около 500 миллионов долларов. По данным же председателя рабочей группы по проверке законности приватизации объектов горно-металлургического комплекса парламентской спецкомиссии, нардепа Павла Ризаненко, речь идет о существенных суммах: так, все пакеты акций «Укррудпрома» продали в 16 раз дешевле, чем «Криворожсталь». При этом, изучая приватизационную документацию того времени, говорит Ризаненко, нашелся вывод АМКУ от 2005 года, в котором сказано, что осуществленная приватизация привела к превышению концентрации доли рынка по железорудному сырью в пользу одной металлургической КОМПАНИИ. «Сегодня мы «клянчим» у МВФ

15 миллиардов долларов, при том что государство, по-видимому, потеряло на приватизации «Укррудпрома» приблизительно 20 миллиардов долларов. Несправедливость очевидна. Справедливость должна быть восстановлена законным конституционным путем», — говорит Ризаненко.

По его словам, нужно обращаться в Конституционный Суд Украины (КСУ), чтобы он признал закон неконституционным, и тогда нужно инициировать иски о расторжении приватизационных соглашений. Члены комиссии поддержали такое предложение и параллельно обратились к правительству с предложением провести новую оценку «УкрРудПрома» по состоянию на 2004 год с привлечением независимых экспертов. Поэтому сейчас члены комиссии готовят представление и параллельно собирают голоса, чтобы обратиться в КСУ.

Борис Филатов заверил «День», что необходимые 50 голосов соберут быстро. Вряд ли это удастся сделать до конца этой сессионной недели. Скорее всего, уже после майских праздников. Если же 50 голосов таки соберут, то в сущности, в Украине заложат основания для появления судебного прецедента в приватизационных вопросах! Ведь еще ни одно большое предприятие (за исключением «Криворожстали») не возвращалось в собственность государства.

Насколько реалистичен вариант удовлетворения КСУ такой просьбы нардепов, ввиду того, что закон об особенностях приватизации принимался 9 апреля 2004 года, то есть более 13 лет назад? И какие еще варианты реанимации справедливой приватизации в условиях действующего законодательства возможны? Об этом «День» спросил экспертов.

КОММЕНТАРИИ

Ростислав КРАВЕЦ, адвокат, старший партнер АК «Кравец и Партнеры»:

— КСУ может принять к рассмотрению это дело, если депутаты соберут достаточно голосов. Срока давности по данному закону нет. Документ действующий. Если будет команда Президента, то судьи примут позитивное решение. Ведь мы видим, что пока что правосудие в Украине зависит от исполнительной ветви власти.

Владимир ЛАНОВЫЙ, и. о. председателя Фонда государственного имущества Украины (март 1997 — март 1998 года):

— Представление обращения в КСУ — правильное решение. Ведь в обычных судах вопрос приватизации не решить… Сработает ли такой вариант? Думаю, что да. У олигархов почти нет возможностей изменить это: деньги в настоящее время не решают эти вопросы, а других форм давления (через правоохранительные органы или местные администрации) у них ограничены. Для олигархов наступили тяжелые времена. Следовательно, действительно возможно начало пересмотра процессов распределения госимущества, хотя бы по большим операциям. Это очень важно, поскольку ограничит олигархические владения, на базе которых возникли политические владения и деформировалась сущность экономического, социального и политического строя страны.

От того, удастся ли провести через КСУ этот законопроект, зависит, будет ли существовать новая модель экономического и политического развития Украины. Только так Революция Достоинства достигнет своей цели, и мы изменим способ приватизации госсобственности на прозрачный и конкурентный. Это важная задача для обновления общества. К тому же, это позволяет понять изменение психологии приватизационных процессов и избежать формирования новых олигархических кланов.

Александр ПОТИМКОВ, заместитель председателя Фонда государственного имущества Украины (2005—2010 годы):

— В результате неконкурентной продажи имущества государство недополучило средства в бюджет. Какие варианты решения этого вопроса? Первый — забрать назад и продать еще раз, как было с «Криворожсталью». Второй — попробовать выяснить, что было бы, если бы приватизация состоялась в условиях конкуренции (провести ретроспективную оценку). Полученные данные могут быть не совсем точными, однако они — определенный ориентир. Для этого нужны профессиональные оценщики имущества. В результате проведения этой процедуры мы установим, что государство недополучило конкретную сумму, которая утверждается официально.

Тогда возникает следующий вопрос: как их получить? Можно предложить владельцам добровольно оплатить эту сумму и при этом и дальше считаться добропорядочными, а если нет — идти в суд. Как восстановить приватизационную справедливость? Можно наказать чиновника? Возможно, частично обществу это понравится. Но этого мало. Желательно, чтобы государство получило то, что ему не доплатили. Я бы пошел по пути приватизационного компромисса: принять отдельный закон, который предлагает закрыть прошлые приватизационные грехи сегодняшней доплатой. Так делали в Великобритании: через несколько лет после приватизации на бирже резко выросла стоимость проданных компаний. Британский суд признал это как необоснованные доходы (не обусловленные действиями менеджмента) и их обложили налогом в 30%. Бюджет получил дополнительно 13 миллиардов фунтов стерлингов. В рамках действующего украинского законодательства я вижу целесообразным именно такой вариант. Обращение в Конституционный Суд также может иметь место, но это очень длительный процесс. Согласятся ли олигархи на мирную доплату в бюджет? Я надеюсь, что их влияние на парламент и общество уменьшается. Все эти годы они живут в постоянном страхе. А лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Так может быть лучше один раз согласиться на доплату и дальше жить спокойно?

Проблема Украины в том, что за эти годы отношение к олигархам никогда не было одинаковым. Отсюда подход — сегодня одни хорошие, а другие плохие, а завтра — наоборот. Правила для всех должны быть одинаковыми

Наталия БИЛОУСОВА, «День»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

О реанимации земельной реформы

Эксперт: Контроль над рынком сельскохозяйственных угодий могут получить олигархи, приближенные к власти.

Мораторий на продажу сельскохозяйственных земель могут снять уже с начала следующего года. Такой «анонс» на днях сделал глава Администрации Президента Борис Ложкин, чем удивил экспертов и участников рынка. Ведь говорить о земельной реформе должен был бы, как минимум, премьер или отраслевой министр (читай исполнительная власть). Но никоим образом не «секретарь» президента, в компетенцию которого этот вопрос не входит. Впрочем, тезис Ложкина логично совпал со сроками окончания земельного моратория, записанными в Земельном кодексе Украины, — до 1 января 2016 года. Поэтому, похоже, к земельным торгам таки готовятся.

Но готова ли к ним страна и ее граждане — вопрос неоднозначный. Ведь Закона «Об обращении сельскохозяйственных земель» до сих пор нет. Не все так просто и с разработанным при финансовой поддержке Мирового банка Земельным кадастром.

Недавно в интервью с «Днем» директор Мирового банка по вопросам Беларуси, Молдовы и Украины Чимяо ФАН заявил, что с технической точки зрения кадастр готов на 100% и успешно работает. То есть компьютерная программа, в которую заносятся земельные данные, полностью готова. Но она наполнена только на 25%, озвучил самые свежие данные премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Поэтому главная задача теперь — наполнять эту базу дальше и как можно быстрее открыть кадастр. Ведь это своего рода виртуальный реестр паспортных данных земельных участков, которые находятся в собственности украинцев и государства. И здесь тоже незакрытые пробелы. По мнению Фана, прежде всего — чем должно заняться правительство — это как можно быстрее провести инвентаризацию государственных земель, потому что никто не знает, сколько их и где они находятся. А это достаточно большой кусок, который, по оценкам экспертов, оценивается в 10—12 миллионов гектаров земли. А вот спешить с земельными торгами не стоит, убежден директор Мирового банка по вопросам Беларуси, Молдовы и Украины, потому что сегодня существует еще много барьеров для открытия свободного рынка земли. «Лучше акцентировать внимание на создании качественной законодательной базы», — добавил Фан.

Поэтому «День» поинтересовался у экспертов, насколько готов Земельный кадастр Украины к работе? И стоит ли с таким уровнем подготовки спешить открывать свободный рынок земли?

Георгий ВАШАДЗЕ, советник президента Грузии, сопредседатель «Фонда инноваций и развития Грузии»:

— Действенный кадастр в Украине создадут, как только появится интерес бизнеса к рынку земли. А продавать землю нужно. Теперь компании используют нелегальные механизмы, потому что нет реальной возможности приватизации сельскохозяйственных земель. Этим пользуются олигархи. Если для всех будут единые, простые правила, то базы для олигархического бизнеса не будет… Самой сложной будет приватизация земли. Это, в первую очередь ментальное, а затем уже механически-политическое решение. Все его сложности знают популисты-политики и часто зарабатывают свои баллы на этом. Отсюда все разговоры «нельзя, нас скупят за копейки». Такие вещи только укрепляют позиции олигархов, а земля не принимает участия в реальной экономике.

Андрей СЕНЧЕНКО, бывший народный депутат, бывший вр.и.о. заместителя главы Администрации Президента:

— Технически кадастр более-менее готов, но проблема в том, что нет политической воли реально бороться с коррупцией. Чтобы люди понимали, что все происходит прозрачно и честно, он не должен быть механизмом манипуляции землей. А теперь этот риск существует, поскольку вся процедура принятия решений с землей — непрозрачная. Кадастр — это инструмент, а мы говорим о процессе, то есть и о вопросе полномочий в принятии решений, проведении процедур. Казалось бы, после революции мы выбрали новую городскую киевскую власть, но ее механизмы обслуживания те же, что и при Черновецком. Кадастр готов на три с плюсом, потому что остается еще вопрос актуализации картографической информации, уточнения меж земельных участков.

Откуда эти проблемы? Пятьдесят лет тому назад эти данные снимали с помощью лишь одного метода. Таким образом, технически накапливались ошибки при топографических работах. Сегодня используются цифровые технологии и GPS. Поэтому и возникают ситуации, когда у смежных землепользователей могут не совпадать границы участков. Много еще спорных вопросов, которые нужно решить, или переписывая договоры и внося эти изменения в кадастр, или проводя суды и на базе их решений опять менять данные кадастра. Это бесконечный процесс. Поэтому государство должно инвестировать в наполнение этой базы данных, завершить инвентаризацию земельных участков, вынести в натуру границы таких участков. Это большая часть работы по формированию нормального цивилизованного рынка.

Пока не будет четкости в этом вопросе, до тех пор у людей будут возникать споры и сомнения относительно правильности всего, что происходит с землей. Поскольку земля, условно говоря, — последний ресурс народа (приватизация промышленности уже прошла), то сначала нужно создать прозрачные механизмы ее распределения, гарантии права собственности, а тогда продавать.

По-моему, сейчас не время продавать землю еще и потому, что народ — без денег. Проводить в таких условиях приватизацию земли — цинично. Это игра в одни ворота. Вместо десяти семей, которые правили в окружении Януковича, стране представят новые десять семей, а, возможно, и меньше. В душе я пытаюсь сохранить хорошее отношение к проведению реформ. Но я против того, чтобы манипуляции называли реформами. Проведение земельной реформы в предложенном виде — это попытка перераспределения рынка земли. Раньше он был у семьи Януковича. А сейчас контроль за рынком сельскохозяйственных угодий могут получить олигархи, приближенные к власти. Такой риск существует.

Андрей КОШЕЛЬ, президент ассоциации «Земельный союз Украины»:

— Кадастр несовершенный, хотя в целом его система достаточно прогрессивная. Но база данных неполная, потому что в течение 24 лет земельной реформы были бумажные документы по приватизации участков, и они не внесены в электронный реестр. Я слышал, что приблизительно 17 из 25 миллионов земельных участков внесено в кадастровую базу. Но официально нам эту информацию не показывал никто. Сейчас новые данные вносят в реестр по принципу заявления (когда нужно продать, подарить участок). То есть, если нет на рынке соглашений с землей, то нет и наполнения кадастра.

Но это не должно быть основанием для торможения рынка земли. Ведь без проведения этих операций, новые данные в кадастре никогда не появятся. Кадастр не совершенен, но для обслуживания рынка земли он подходит, и будет постепенно наполняться. Дальше нужно открывать данные о владельцах и пользователях земельных участков, тогда будет меньше злоупотреблений, рейдерств. Сегодня сделать это мешает закон «О защите персональных данных». Но теперь все понимают, что лучше эти данные открыть. Есть лобби «за и против» такого открытия. Против — те, кто занимается земельными сделками. Мешает также и отсутствие выполнения законов: например, закон «О земельном кадастре» позволяет владельцу участка брать извлечение из Земельного кадастра у любого кадастрового регистратора. А фактически это не выполняется.

Ростислав КРАВЕЦ, адвокат, старший партнер АК «Кравец и Партнеры»:

— Украинская земля сельскохозяйственного назначения не может быть товаром. Предоставление возможности торговать ею даже с ограничениями — это государственная измена. Что касается земельного кадастра, то он далек от совершенства. Но его нужно открыть, чтобы остановить любые манипуляции с землей. Формально нотариусы могут самостоятельно брать данные из кадастра, но там почти нет никакой информации. Поэтому в большинстве случаев, придется обращаться в управление земельных ресурсов или в управление государственного земельного кадастра. Если все эти выписки есть, то процедура оформления земли становится значительно проще.

Наталия БИЛОУСОВА, «День»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

ФГВФЛ обязан выплатить каждому вкладчику 100% суммы вклада без ограничений

Как бы это странно не звучало, однако, в соответствии с существующей редакцией Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» Фонд гарантирования вкладов физических лиц (далее – Фонд) обязан вернуть вкладчикам-физическим лицам сумму вклада полностью не смотря на его размер.

Так, ч. 1 ст. 36 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических» со дня назначения уполномоченного лица Фонда приостанавливаются все полномочия органов управления банка (общего собрания, наблюдательного совета и правления ( совета директоров) и органов контроля (ревизионной комиссии и внутреннего аудита). Уполномоченное лицо Фонда от имени Фонда приобретает все полномочия органов управления банка и органов контроля со дня начала временной администрации и до ее прекращения.

Таким образом, с момента введения временной администрации Фонд принимает на себя все функции как по управлению, так и контролю за деятельностью банка.

Из анализа полномочий органов Управления и контроля банка, предусмотренных в ст.ст. 37-41 Закона Украины «О банках и банковской деятельности», следует, что именно эти органы ответственны за деятельность банка, в том числе и за выполнение банком своих обязательств перед вкладчиками и кредиторами.

Итак, несмотря на то, что договорные отношения возникли непосредственно между заемщиком и Банком, однако после введения в Банк временной администрации, к которой переходят полномочия Банка, именно последняя становится ответственной за деятельность Банка и выполнения им своих обязательств.

Наряду с этим следует указать на то, что управление Банком при осуществлении временной администрации осуществляется с учетом норм специального закона — Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц».

В соответствии с ч. 1 ст. 26 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» Фонд гарантирует каждому вкладчику банка возмещение средств по его вкладу. Фонд возмещает средства в размере вклада, включая проценты, начисленные на день принятия решения Национальным банком Украины об отнесении банка к категории неплатежеспособных и начала процедуры вывода Фондом банка с рынка, но не более суммы предельного размера возмещения средств по вкладам, установленного на дату принятия такого решения, независимо от количества вкладов в одном банке. Сумма предельного размера возмещения средств по вкладам НЕ МОЖЕТ БЫТЬ МЕНЬШЕ 200 000 ГРИВЕН. Административный совет Фонда не вправе принимать решение об уменьшении предельной суммы возмещения средств по вкладам.

Вся суть в том, что ни одним нормативным актом в Украине не установлена и не дано полномочий устанавливать сумму предельного возмещения средств по вкладу.

Именная такая редакция связана с бездумным и популистким внесением изменений в законодательство. Т.к. изначально планировалось дать полномочия административной раде Фонда устанавливать сумму возмещения, но эта норма была исключена из законодательства, а внести изменения в другие статьи не удосужились.

То есть, норма данной статьи предусматривает установление исключительно нижней границы суммы гарантийного возмещения без ограничений относительно верхней границы, следовательно гарантийной суммой является сумма остатка денежных средств на соответствующем счете, а не сумма средств в размере 200 000 гривен.

Системный анализ ч. 1 ст. 26 и п. 1 ч. 6 ст. 36 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» позволяет сделать логический вывод о том, что во время временной администрации, Фонд, осуществляя управление Банком и, неся ответственность за деятельность Банка в этот период, должен осуществить выплаты по договорам банковского вклада и банковского счета в полном размере остатка денежных средств на соответствующем счете без установления каких лимитов.

Таким образом, возмещение только 200000 гривен, по договорам банковского вклада, где размер вклада является большим чем 200 000 гривен, не прекращает нарушения прав вкладчиков на получение всей суммы вклада и не освобождает Фонд от обязанности осуществить выплаты в полном размере.

Также стоит отметить, что очередность выплат указанная в п. 4 ч. 1 ст. 52 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» относится в частности к возмещению пени и штрафов предусмотренных как договором, так и законодательством за время до введения временной администрации. Т.е. за период пока банк без введенной временной администрации не исполнял свои обязательства перед вкладчиком и эта сумма подтверждена соответствующим решением суда. И никоим образом не касается очередности выплаты суммы вклада в каком бы размере она не была.

В тоже время, согласно ч. 1 ст. 26 п. 3 ч. 2 ст. 46 и п. 4 ч. 1 ст. 52 Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» во время проведения процедуры ликвидации банка Фонд обязан осуществить выплаты по денежным обязательствам банка в полном размере остатка денежных средств на соответствующих счетах вкладчиков / кредиторов банка без установления каких лимитов.

Таким образом, возмещение вкладчику на стадии временной администрации только 200000 гривен по одному из договоров банковского вклада, не означает надлежащее исполнение обязательств по другим договорам и не прекращает нарушения прав вкладчика на получение всей суммы вклада по всем договорам, а также не освобождает Фонд от обязанности осуществить выплаты в полном размере.

В этой связи стоит отметить, что в случае отказа Фонда на письменное требование вкладчика вернуть сумму вклада в полном объеме данные споры подведомственны районным судам, а не административным, т.к. речь будет идти о взыскании суммы, а не обязательстве включить в перечень на выплату и т.д.

Еще одним важным моментом является то обстоятельство, что пока Конституционный суд Украины не признал Закон Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» неконституционным в связи с обращением к нему Верховного суда Украины, все вкладчики физические лица имеют право на возмещение полной суммы вклада без каких либо ограничений.

Кроме того я бы рекомендовал обратить внимание на то что с 01 сентября 2015 года изменяются ставки судебного сбора и соответственно во избежание дополнительных затрат и споров о необходимости оплачивать судебный сбор по искам связанным с защитой прав потребителей направить иски до этой даты.

Ростислав Кравец
Адвокат, старший партнер
Адвокатской компании «Кравец и партнеры»

Анна Мартыненко
Юрист, Адвокатской компании «Кравец и партнеры»

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Фонды-стервятники взялись за проблемные банки в Украине актуально

Похоже, что недобрая традиция «выжать банк досуха и сбежать с деньгами» подходит в Украине к концу: за собственников неплатежеспособных отечественных банков взялся международный фонд проблемных активов.

Как это всегда случается во время кризисов, в 2014-2015 годах в Украине образовался огромный объем проблемных активов. Тут и неоплаченные долги, и активы, по поводу которых идут длинные судебные споры. И, конечно, те компании и банки, которые либо находятся на грани банкротства, либо уже в процессе банкротства. Только одних банков рухнуло за год четыре десятка. Во время кризиса хватает и случаев рейдерских захватов.

В общем, в стране есть изрядный объем разнообразных активов, находящихся в подвешенном состоянии. А потому – имеющих минимальную рыночную цену. «Минимальная цена»? Это сигнал для инвестора. Но дело в том, что обычные инвесторы ждут, пока ситуация успокоится, когда страна начнет выползать из кризиса. Ну и еще инвесторы ждут приведения правовой системы к такому состоянию, чтобы были защищены их интересы.

Хотя, не секрет, что вслед за стабилизацией начнется рост стоимости активов. А значит, у инвесторов резко сузятся зазоры для получения солидной прибыли. Впрочем, есть и такие капиталисты, что ждать не желают. Их интересуют недооцененные активы, а риски, связанные с их защитой, такие инвесторы считают для себя вполне преодолимыми.

Действительно, в мире есть целый класс инвесторов, которых привлекают кризис и проблемы – как возможность получить высокие, пусть и рискованные прибыли. Это, прежде всего, различные хедж-фонды, в чьи инвестиционные приоритеты входит покупка проблемных активов. У них сильные юридические команды, умение договариваться и аппетит к достижению максимально высокой прибыли. Появились они и в Украине. Что существенно меняет положение дел на финансовых рынках страны.

Черный Орел пришел

В частности, в конце марта на сайте фонда конфликтных инвестиций Black Eagle Litigation Fund (его управляющий и совладелец – проживающий в Швейцарии экс-россиянин Валерий Тутыхин, партнер швейцарской фирмы John Tiner & Partners SA, другие партнеры не разглашаются) появились два объявления. Первое объявление гласит о том, что фонд готов покупать «плохие» долги неплатежеспособных украинских банков, а второе – о том, что он готов предоставить вознаграждение за информацию о схемах вывода активов из таких финансовых учреждений.

Фонд Black Eagle известен тем, что еще в начале 2000-х годов скупал в России права потерпевших от рейдерских захватов собственности на той стадии, когда все обычные средства защиты были исчерпаны. Потом фонд доводил ситуации до возврата активов или выгодного урегулирования с их новым владельцем. Его основным инструментом было давление на офшорные холдинги рейдеров.

Этот же фонд в 2013 году скупал «застрявшие» депозиты в кипрских Bank of Cyprus и Laiki Bank. Как известно, тогда правительство Кипра в обмен на кредит в 10 млрд евро приняло решение оставить крупных вкладчиков проблемных банков с носом – все, у кого было на счетах более 100 тыс евро, должны были потерять от 40% до 60% размещенных на Кипре сумм. Фонд Black Eagle сразу взялся за работу с проблемными активами, только для финансирования исковой работы было аккумулировано около 25 млн евро, к процессам подключились влиятельные юридические компании. И это при том, что, по факту Фонд был вынужден «бодаться» за деньги вкладчиков с самим государством.

В случае с украинским проектом Фонда Black Eagle речь, очевидно идет о преследовании собственников и влиятельных фигур по поводу активов, выведенных из проблемных банков. Как мы помним, до сих пор проблемные банки доставались ликвидаторам практически «пустыми». И если мелкие вкладчики что-то получали, то крупным клиентам и юридическим лицам не возвращали ничего. Мы задали вопрос Валерию Тутыхину по телефону – как он намерен положить конец этой недоброй традиции. Но он отказался комментировать украинские интересы фонда, сославшись на коммерческую тайну.

Как это обычно происходит

Что ж, логику действий Black Eagle можно попробовать прояснить, разобравшись с тем, как обычно действуют фонды-стервятники.

Начнем с того, что это не вполне обычные инвестиционные фонды. В мире их не более нескольких сотен. Большинство их работают под юрисдикцией США. Это, как правило, закрытые фонды, избегающие публичности. Что понятно – чем больше о них знают преследуемые должники, тем меньше у фонда шансов добиться успеха.

Официально такие фонды именуют себя distressed assets funds (фонды проблемных активов), special situations funds (фонды специальных ситуаций), но в деловом обиходе закрепилось название «vulture funds» — «фонды-стервятники», которое наиболее точно описывает то, чем они занимаются.

Фонды-стервятники скупают проблемные активы, которые нормальные инвесторы никогда не купят ввиду мизерных шансов вернуть вложенные деньги. Они приобретают просроченные долги, дефолтные облигации, акции компаний, балансирующих на грани банкротства, спорные права требования.

Затем фонды проблемных активов через непростые и длительные юридические процедуры добиваются либо погашения долга по номиналу (даже если он куплен с огромным дисконтом или попал под реструктуризацию), либо поглощения самой проблемной компании целиком или ее наиболее интересного актива. На поглощение компании-жертвы фонды идут, как правило, в партнерстве со стратегическим отраслевым инвестором. Отраслевому инвестору интересен юридически очищенный и уже спасенный от увода актив. За него фонд проблемных активов получает уже вполне рыночную, без дисконта, цену.

В первом из описанных вариантов – погашение долга по номиналу – фонд зарабатывает на разнице между номиналом и ценой приобретения проблемного долга.

В этом и состоят заработки фондов проблемных активов.

Есть немало примеров, как фонды-стервятники работали с долгам государств. Например в ноябре 2012 года два таких фонда – NML Capital Ltd. и Aurelius Capital Management (оба аффилированы с влиятельными фигурами американского политического истеблишмента) — вызвали международный скандал, заблокировав через американский суд реструктуризацию суверенных долгов Аргентины. Forbes.UA об этом писал в ноябре 2012 г.

Когда Аргентина реструктурировала свои долги в 2001 году, то большинство инвесторов согласилось дисконтировать свои требования до 30% долга, чтобы не списывать долги полностью. Реструктуризация шла около 10 лет, и основные выплаты должны были начаться в 2014 году. Фонды-стервятники скупили на вторичном рынке обесцененные облигации и получили в американском суде решение, по которому инвесторам, не согласным с условиями реструктуризации, причитается полная сумма долга. Выплаты по суверенному долгу и новые заимствования Аргентины были полностью заблокированы до получения “проблемными инвесторами” 100% номинала по приобретенными ими аргентинским облигациям.

Президент Аргентины с трибуны ООН прямо обвинила США в покушении на суверенитет страны, но судебное решение до сих пор остается в силе.

Случай с Аргентиной – не единичный пример действий фондов-стервятников. Donegal International, принадлежащая британскому мульти-миллионеру Майклу Френсису Шихану (Michael Francis Sheehan) купила за 3 млн. долларов просроченный долг Замбии за поставку сельхозтехники номиналом в 15 млн долларов. Проблемные долги были выкуплены у страны-кредитора — Румынии, которая отчаялась получить хоть что-нибудь, продала права требования фонду-стервятнику. Процессы шли много лет, но закончились победой Donegal International, которая отсудила в Высоком суде Лондона суде полную сумму.

Случай с Замбией интересен тем, что судебные решения выносились независимым от страны-должника судом – в Великобритании.

А вот эпизод с иском к Конго интересен тем, что погоня за активами шла по всему миру. Правительство Демократической Республики Конго получило в американском суде не только иск на 100 млн. долларов (по долгам времен диктатора Мобуту), но и требование раскрыть все зарубежные активы по всему миру, на которые можно обратить взыскание. За неподчинение приказу американский суд наложил на ответчика штраф в 80,000 долларов в неделю. Сейчас в американских судах слушается еще несколько дел против Конго – иски на 70 миллионов предъявлены фондами De Moines Investment Ltd. и Themis Capital. Ранее фирма Elliott Associates американского миллионера Пола Сингера (Paul Singer) купила за 10 млн долларов безнадежные долги Конго на сумму в 400 млн долларов и успешно отсудила по ним 127 млн долларов.

Аналогичные истории происходили с Перу, Либерией, Эфиопией, Камеруном и другими развивающимися странами.

Иногда агрессивные фонды скупают не прямые государственные долги, а условные требования, которые еще предстоит подтвердить в суде. После того, как в 2007 году Вашингтонское отделение федерального суда признало государство Иран виновным в организации теракта в Бейруте в 1983 году, из-за которого погибли американские морские пехотинцы, американский фонд RD Legal скупил требования у их семей и теперь рассчитывает на долю во взыскании средств. Заметим, что суд постановил выплатить семьям пострадавших 1,8 млрд долларов.

В некоторых случаях фонды-стервятники покупают долги не с целью взыскать их с самого должника, а с намерением найти других лиц, которые несут ответственность по долгам либо за доведение должника до банкротства.

Как это может выглядеть в Украине

Судя, по содержанию объявлений фонда Black Eagle по поводу проблемных банков в Украине, он намерен заработать на выведенных из них активах.

Формально, взять с несостоятельного банка практически нечего. Все возможные активы к моменту введения временной администрации обычно уже выведены. Те, что вывести не смогли – в распоряжении временной администрации, зачеты долгов возможны только с согласия НБУ. Однако, у владельцев или бенефициаров банков-банкротов, как правило, припрятаны офшорные накопления и есть недвижимость за рубежом.

Видимо, поэтому Black Eagle одновременно с объявлением о покупке прав требования объявил и о покупке информации, касающейся личных активов, а также схем вывода денежных и иных ресурсов из проблемных банков. Если фонд сможет найти в офшорах(и не только там) личные средства владельцев банка-банкрота, он сможет по уже давно отработанным процедурам взыскать нанесенный клиентам ущерб по переступленным правам требования.

Зачем это все нужно фонду — юристам, в целом, ясно. Например адвокат, старший партнер АК «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец, который имеет за плечами немало исков и к банкам, и от банков к их клиентам, полагает, что фонд Black Eagle не зря ищет информацию о выведенных активах и обманутых клиентов: «Рентабельность бизнеса по покупке проблемных долгов довольно велика. Дисконты по таким долгам составляют 80% и выше. Кроме того, как показывает практика, структура капитала и активы собственников существенной части украинских банков относительно слабо защищены и спрятаны. В этой связи получение права требования и дальнейшее взыскание активов вполне реально».

Аналогичные процедуры использует, например, нью-йоркский хедж-фонд Platinum Partners. В конце 2013 года он заключил сделку по инвестированию в подтвержденные уголовным следствием права требования к огромной массе офшорных фирм, через которые расхищались средства из Бразилии. Сумма требований – примерно 5,1 млрд. долларов.

Некоторые такие фонды называются litigation funds (судебные фонды), но их инструментарий гораздо шире финансирования судебных процессов. Они предпринимают лоббистские усилия, работают с правоохранительными органами для возбуждения уголовных расследований – в том числе по офшорным юрисдикциям, ищут и арестовывают личные счета и офшоры своих оппонентов, активно связывают их судебными запретами и арестами.

Для таких фондов не бывает безнадежных активов – чем актив проблемнее, тем выше возможная прибыль.

Естественно, чтобы заработать на такой стратегии, у фонда проблемных активов должны быть самые лучшие офшорные сыщики и юристы, а также неформальные связи в финансовом мире. Причем, с каждым годом таким фондам работать против офшорных «заначек» все проще, так законодательство по борьбе с отмыванием грязных денег последовательно ужесточается. И, соответственно, прятаться в офшорах становится все сложнее.

И придраться к тому, что делают фонды, с юридической точки зрения невозможно: они, в отличие от рейдеров, формальную законность соблюдают очень строго.

ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Люстрация судей в обмен на реструктуризацию валютных кредитов

Обработав только пятую часть материалов, ВСК выполнила свою основную функцию — громоотвода.

В течение двух месяцев Временная специальная комиссия по проверке судей судов общей юрисдикции находится в подвешенном состоянии. С одной стороны, ее члены продлили свои полномочия, а с другой — правомерность этого решения оспаривается в суде. Восстановить работу временный орган надеется уже в ближайшее время, и в любом случае со своей главной задачей он справился.

Втрачене повернеш?

«Ми не відпрацювали рік, який були зобов’язані відпрацювати, і я вважаю, що це наш обов’язок — продовжити цю роботу», — так член ТСК Катерина Смирнова намагалася переконати своїх колег у необхідності внесення змін до регламенту та подовження терміну роботи тимчасового органу більш ніж на 4 місяці. Саме стільки комісія після свого створення не могла працювати через відсутність кворуму.

Як виявилось, емоційні слова були зайвими — за подовження роботи проголосували майже всі члени ТСК. Проти виступив лише суддя Верховного Суду у відставці Микола Лавренюк, який зазначив, що колегіальний орган не може підміняти собою законодавця.

Водночас майже повна одностайність комісії не могла гарантувати позитивну реакцію юридичної спільноти. Так, на думку адвоката Ростислава Кравця, який представляв у ТСК інтереси низки суддів, самовільне подовження роботи тимчасового органу — достатня підстава для відводу її членів. А суддя Окружного адміністративного суду м.Києва Богдан Санін назвав такі зміни до регламенту «грубим і цинічним порушенням права».

У свою чергу громадська організація «Центр протидії корупції «Громадська ініціатива» вирішила оскаржити додатковий час діяльності ТСК і фактично заблокувала її роботу. Рішення у справі не винесене, і коли воно з’явиться — невідомо. Суд намагався провести засідання наприкінці липня, але сторони не з’явилися. Наступного разу вони спробують зібратися 20 серпня. У ТСК сподіваються, що саме тоді справа і вирішиться позитивним для них чином. Водночас не виключено, що розгляд питання затягнеться.

Не підтримують подовження роботи комісії і у ВРЮ, хоча і прямо проти цього не висловлюються. Міністр юстиції Павло Петренко, який входить до колегіального органу за посадою, наголосив, що матеріали, передані комісією, будуть серед пріоритетів. Водночас дати пряму відповідь на запитання «Чи розглядатимуться висновки ТСК, підготовлені нею у «додатковий» час?» він не зумів: це потрібно слухати колегіально. Про те, що проблеми розв’язуватимуться в міру надходження, говорив і очільник ВРЮ Ігор Бенедисюк. Можливо, в Раді сподіваються, що вирішувати це неоднозначне питання їм так і не доведеться.

Мало чи достатньо?

У ТСК переконані, що через чотиримісячний «простій» органу не вдалося виконати покладені на нього зобов’язання. Так, за час своєї діяльності комісія призначила 309 перевірок щодо 331 судді. Водночас станом на середину червня вдалося закінчити лише 66 з них, а висновки схвалити — щодо 63 законників. Тобто опрацьовано близько 19% матеріалів.

При цьому ТСК продемонструвала досить суворе ставлення до суддів: порушення присяги було виявлене в діях 46 з них. Ці матеріали було направлено до ВРЮ. Ще 12, на думку членів тимчасового органу, вчинили дисциплінарні проступки, тому подальшу їхню долю вирішуватиме Вища кваліфікаційна комісія суддів. І лише 5 були «виправдані».

До розгляду переданих матеріалів ВРЮ ще не приступала — автоматизований розподіл почав працювати лише в останніх числах липня. Водночас, напевно, Раді доведеться досить прискіпливо перевіряти рішення ТСК. І.Бенедисюк дипломатично пояснив, що без вивчення матеріалів важко сказати, чи повні вони, і припустив, що знадобляться додаткові перевірки.

Однак вже зараз упадають в очі деякі рішення. Скажімо, на перший погляд дуже подібними видаються матеріали перевірок щодо суддів, які позбавляли водійських посвідчень учасників протестних заїздів. Водночас у діях деяких законників, що виносили такі рішення, ТСК побачила порушення присяги, а в окремих — дисциплінарний проступок, який заслуговує щонайбільше на догану. Ще більше змішала карти Генпрокуратура, яка побачила в подібних діях порушення ст.375 Кримінального кодексу («Постановлення завідомо неправосудного рішення»).

Звісно, навряд чи автори закону «Про відновлення довіри до судової влади в Україні», відповідно до якого почала діяти ТСК, очікували, що вона розгляне лише п’яту частину запланованих справ. Водночас одну з ключових функцій комісія виконала — працювала тоді, коли не могла зібратись ВРЮ. І це мало продемонструвати суспільству початок люстрації суддів. Фактично ТСК виконала функцію громовідводу.

Проте створений на підставах революційної доцільності орган мав бути тимчасовим, і потреба в його існуванні практично відпала, коли знову почала функціонувати Рада. Тому можна вважати певною мірою символічним, що визначений у законі час діяльності комісії сплив майже синхронно з першим засіданням ВРЮ.

З чуток, народні депутати можуть ще повернутись до питання подовження діяльності ТСК. В кулуарах говорять, що таку вимогу нібито висунула Радикальна партія в обмін на голосування проти «кредитного» законопроекту №1558-1, коли його знову винесуть на розгляд. Однак політичні домовленості вже не матимуть принципового значення. В будь-якому разі рішення комісії потрапить під «конт­роль» ВРЮ, а отже, «революційну» перевірку очікуватиме «еволюційний» шлях.

АЛЕКСЕЙ ПИСАРЕВ, ЗиБ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Законна ли попытка национализировать сеть «АТБ»

21 апреля по инициативе группы нардепов в Верховной раде был зарегистрирован законопроект «О национализации имущества торговой сети «АТБ». Это уже не первая попытка парламентариев изменить форму собственности крупного бизнес-объекта. Несколько ранее в парламент был подан подобный законопроект, касающийся ПриватБанка. Оба эти документа вызвали определенное возмущение в бизнес-кругах и обеспокоенность тем фактом, что основы частной собственности в Украине могут быть пересмотрены (пока только теоретически) в любой момент на наивысшем – законодательном – уровне. Forbes обратился к Юрию Бабенко, юристу адвокатской компании «Кравец и Партнеры», с просьбой разъяснить суть и возможные последствия законопроекта о национализации имущества «АТБ».

Собственниками ООО «АТБ-маркет» являются Геннадий Буткевич, Евгений Ермаков и Виктор Карачун. К группе дискаунтеров «АТБ» (в состав которой вместе с ООО «АТБ-маркет» входят пять юридических лиц, которые законопроектом предлагается национализировать) авторы законопроекта относят также российского олигарха Константина Малафеева, основателя инвестиционного фонда Marshall Capital Partners. Именно он, по информации СМИ, оказывает масштабную финансовую поддержку террористических организаций на территории так называемых «ДНР» и «ЛНР».

В законе указываются две цели национализации: недопущение финансирования терроризма и незаконных вооруженных формирований, а также создание общенациональной розничной торговой сети социальной направленности.

Никакие факты причастности указанных лиц к каким-либо уголовно наказуемым деяниям не являются основанием для проведения принудительного отчуждения объектов права частной собственности группы дискаунтеров «АТБ», поскольку, согласно действующему законодательству, юридические лица не несут ответственности за физические лица и не могут быть субъектами уголовной ответственности

По мнению автора, первая цель абсолютно не обоснована и нецелесообразна. Так, в пояснительной записке к законопроекту указано, что на данное время имеются сведения о финансировании терроризма совладельцем сети «АТБ» Буткевичем Г.В., а также то, что, «по информации спецслужб», через владельцев офшорных компаний сеть супермаркетов имеет в совладельцах Константина Малафеева. Итак, во-первых, причастность последнего к магазинам «АТБ» связывается с неуказанной информацией неуказанных спецслужб. Во-вторых, нет ссылок ни на один юридический факт, установленный в пределах любого уголовного производства, который касался бы причастности Малафеева или других совладельцев к финансированию терроризма.

Более того, никакие факты причастности указанных лиц к каким-либо уголовно наказуемым деяниям не являются основанием для проведения принудительного отчуждения объектов права частной собственности группы дискаунтеров «АТБ», поскольку, согласно действующему законодательству, юридические лица не несут ответственности за физические лица и не могут быть субъектами уголовной ответственности.

Также возникает вопрос: в чем вина других соучредителей «АТБ»?

Вторая цель вообще абсурдна. С такой целью можно национализировать любой другой розничный магазин. Стоит отметить, что попытки создания социальных магазинов уже осуществлялись в разных населенных пунктах, однако социальных товаров, которые можно было бы продавать в таких магазинах, не так уж и много. Для этого нужно получить льготные условия аренды и нанимать высококвалифицированных специалистов в связи с высокой конкуренцией на этом рынке.

Статья 41 Конституции Украины предусматривает возможность изъятия объектов права частной собственности только как исключение в случаях общественной необходимости, однако указанные причины национализации не являются мотивами общественной необходимости. Поэтому проект закона Украины «О национализации имущества торговой сети «АТБ» противоречит ряду норм действующего законодательства, гарантирующих незыблемость права собственности, и ст. 1 протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме этого, в законопроекте есть определенная правовая коллизия. Так, он содержит норму, противоречащую действующему законодательству. Она состоит в том, что вынесение судом решений об обеспечении иска не останавливает действия решения Кабинета министров о переходе объекта национализации в собственность государства. Данная норма фактически лишает права на судебную защиту всех совладельцев магазинов «АТБ», а также других лиц, чьи права могут быть нарушены национализацией магазинов.

К тому же в документе есть статья, которая предусматривает, что договоры отчуждения имущества объектов национализации, заключенные в период между регистрацией законопроекта и вступлением в силу данного закона, признаются судом мнимыми (фиктивными) по иску Фонда государственного имущества Украины, и при этом истец освобождается от уплаты судебного сбора.

В законопроекте есть определенная правовая коллизия. Так, он содержит норму, противоречащую действующему законодательству. Она состоит в том, что вынесение судом решений об обеспечении иска не останавливает действия решения Кабинета министров о переходе объекта национализации в собственность государства. Данная норма фактически лишает права на судебную защиту всех совладельцев магазинов «АТБ», а также других лиц, чьи права могут быть нарушены национализацией магазинов

Статья устанавливает презумпцию мнимости или фиктивности сделки в силу закона, однако вместе с тем для решения этого вопроса ссылается на решение суда.

То есть принятие закона запускает необратимый механизм: имущество магазинов нельзя будет продать, и не согласные с национализацией лица не смогут остановить ее процесс на основании судебных постановлений даже в случае, если суд согласится с незаконностью принудительного лишения права собственности.

И наконец, стоит обратить внимание на то, что принятие законопроекта потребует расходов из Государственного бюджета Украины, о чем в нем прямо указано, однако финансово-экономическое обоснование принятия в законопроекте полностью отсутствует.

Приведенные нормы ярко подтверждают популистскую цель принятия данного законопроекта.

Таким образом, текст документа и сама идея национализации магазинов «АТБ» порождает очень много вопросов, и совершенно не решает поставленной цели. Более того, это явно не та реакция на вооруженную агрессию Российской Федерации против Украины, и не те меры, которые сейчас необходимо осуществлять. И хуже всего в этой ситуации то, что авторы законопроекта осознают это, однако внесением данного законопроекта преследуют совершенно другие цели.

Юрий Бабенко
Адвокат, старший юрист адвокатской компании «Кравец и Партнеры» для Форбс

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Украинским банкам ограничили сроки взыскания ипотечных долгов

ВСУ разъяснил правила наследования имущества по кредитам в случае смерти заемщика.

У наследников ипотечного заемщика появился новый шанс увильнуть от выплат по кредиту, но остаться при этом жить в завещанном жилье. Верховный Суд, рассматривая дело №6-33цс15, жестко ограничил для банков сроки взыскания долгов в случае смерти человека.

«ВСУ постановил, что в этом случае банки могут взыскивать задолженность не в рамках общей исковой давности — в течение трех лет. А на протяжении шести месяцев, то есть у банка есть лишь полгода после смерти своего заемщика, чтобы либо взыскать задолженность у его наследников (или переоформить на них кредит), либо залог — недвижимость. Если финансисты не уложились в отведенный срок, то они больше не могут претендовать на жилье. Оно останется в собственности людей, которые вступят в наследство. У них оно не может быть взыскано кредитором — по суду для продажи и покрытия ипотеки, как это было при стандартном невозврате по кредиту», — объяснил «Вестям» новую ситуацию старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

При этом суд снова напомнил, что выплачивать ипотеку нужно даже после смерти заемщика, но обязаны это делать только те люди, которые получили от него какое-то имущество. Принцип простой: получил в наследство активы, должен отвечать и по долгам. «Даже если ипотекодатель умер, это не означает, что выполнять обязательства по договору ипотеки никто не будет. Ведь кроме недвижимости, по наследству переходят и обязательства по договору ипотеки, в котором задействована такая недвижимость», — заметил старший юрист ЮК Prove Group Антон Каганец.

Сколько получил — столько заплатил

Есть одна тонкость: наследник должен гасить банку задолженность по ипотеке лишь в объемах, не превышающих стоимости унаследованного имущества. «Если человеку завещано добра, скажем, на 1 млн. грн. (всего в совокупности — квартира, машина, неважно), а по кредиту нужно выплатить банку 1,4 млн. грн. (из-за того, что во время покупки недвижимость стоила дороже), то он должен выплатить только 1 млн. грн.», — привел «Вестям» пример управляющий партнер юрфирмы «Можаев и Партнеры» Михаил Можаев.

Конечно, можно попытаться занизить объемы наследства, однако сразу нужно быть готовыми к затяжному судебному процессу с банком. Легко сэкономить не получится. Финансисты ни раз сталкивались с подобными ситуациями, и будут делать все, чтобы максимально погасить кредитную задолженность. «Если наследники должника не желают платить всю сумму кредита, им стоит заблаговременно подумать о путях уменьшения оценки стоимости наследственной массы (провести соответствующие экспертизы стоимости). Но и в таком случае их ждут судебные разбирательства, и заплатить банку сумму меньшую, чем стоимость предмета ипотеки, без переговоров, вряд ли получится», — заверил «Вести» юрист ЮКК Де-юре Андрей Павлишин.

Еще один очень важны момент — финансисты смогут что-то требовать с наследников не раньше, чем они оформят на себя наследство. То есть не после оглашения завещания, после которого человека официально признают наследником имущества, а после фактического наследования — переоформления прав на квартиру, машину, земельный участок и другие активы.

Кстати, тем, кто все-таки не хочет бегать от кредиторов, юристы советуют попробовать договориться с банком. Они напоминают, что кредитный договор завещать нельзя: как только банк получит копию свидетельства о смерти заемщика, действие ипотечного договора остановится. И, если наследник не сможет выплатить всю оставшуюся по кредиту сумму махом, то ему придется подавать заявку и получать новый кредит (в размере кредитного остатка по старому ипотечному договору).

«Из личной практики могу сказать, что некоторые банки предлагают наследникам списание большей части долга и погашение 50% или даже 25% задолженности умершего. Все зависит от конкретных обстоятельств дела, размера задолженности, ликвидности имущества, платежеспособности наследником, а также множества иных факторов», — сказал «Вестям» юрист АО «Правовая группа «Доминион» Дмитрий Груба.

Банки забывают о четверти залогов

Тем же, кто не хочет платить по чужому кредиту, или тем, у кого просто нет на это денег, дают другой совет.

«Можно максимально отложить момент вступления в наследство. Для идеальной совокупности, все лица, зарегистрированные по одному адресу с наследодателем в момент его смерти должны отказаться от наследства. Оставшиеся наследники первой очереди, которые не проживали с наследодателем на момент его смерти, должны подать нотариусу заявление о вступлении в наследство после истечения шестимесячного срока на вступление в наследство. Тогда ни один из наследников не вступит в наследство, и банку не будет к кому предъявлять требования. Наследство же не станет выморочным, и не перейдет в собственность наследников следующей очереди, поскольку в наследственном деле будет заявление о вступлении наследника в наследство, пусть и поданное с пропуском срока», — прикинул сценарий Андрей Павлишин.

Еще один вариант — спокойно ждать, и надеется на забывчивость финансистов: что они не предъявят требование по выплате кредита к новым наследникам в течение 6 месяцев, как говорится в вышеупомянутом решение ВСУ. Ведь в этом случае, новые владельцы жилья, на совершенно законных основаниях, станут единственными хозяевами недвижимости (банк больше не будет ее совладельцем).

«Вы не поверите, но банки проигрывают порядка 20-25% дел из-за нарушения сроков исковой давности, и юристы действительно этим пользуются. То ли из-за большой массы судебных споров, с которыми не справляются юридические подразделения финучреждений, то ли по другой причине, но это факт. Только наша юрфирма, например, отсудила по этой причине две квартиры за последние четыре месяца. Конечно, банк будет стараться взыскать долг любой ценой, но следить за сроками — это уже задача человека. Нужно сличить все исходные данные: когда произошло фактическое оформление наследства и когда — судом было зарегистрировано исковое заявление банка о взыскании задолженности. Только потом действовать», — подытожил «Вестям» Михаил Можаев.

Елена Лысенко, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

С 1 сентября граждан Украины лишат права на судебную защиту — Кравец

С 1 сентября в Украине повысят ставки судебного сбора. По мнению Кравца, отмена ограничения максимальных сумм сбора приведет к тому, что для многих украинцев обращение в суд станет роскошью.

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец в эфире радиостанции Голос Столицы сообщил, что с 1 сентября украинцы фактически будут лишены права на судебную защиту, поскольку ставки судебного сбора возрастут «до космических размеров».

Следствием этого стал принятый 22 мая Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно уплаты судебного сбора». В силу вступит закон как раз 1 сентября.

«Из-за такого резкого повышения убирается верхняя граница уплаты суммы и люди практически остаются беззащитными по отношению к правонарушениям» — прокомментировал Кравец.

Также эксперт назвал конкретную сумму для уплаты.

«Как известно, раньше ставки были ограничены для физических лиц трёмя минимальными заработными платами, для юридических – не более 30 минимальных плат. Сейчас верхних границ не существует. То есть, если человек подаст иск в суд на довольно таки частую сумму, допусти, в миллион гривен, то ему придётся отдать 10 тыс гривен. На что рассчитывать в таком случае обычным среднестатистическим гражданам?» — возмущён адвокат.

Также, Кравец прокомментировал и другие нововведения: «Например, я считаю, что минимальный возраст на должность судьи должен быть повышен еще на 5 лет. Так, в 35 лет у человека больше не профессионального, а жизненного опыта, что немаловажно при принятии судебных решений. На данный момент, в Украине есть судьи, которые уже с 23 лет принимают решения. Но их результаты оставляют желать лучшего».

РИА Новости Украина

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Банки начали «стучать» на клиентов в налоговую

Юрист посоветовал, как предоставлять персональные данные.

Нацбанк начал исполнять обещанное — проверять источники дохода украинцев. Теперь всем клиентам банков, чьи операции кажутся хоть чуть-чуть подозрительными, звонят представители банка или даже фискальная служба с вопросом: откуда деньги поступают на ваш счет? Эксперты советуют не отвечать без письменного запроса — на другом конце провода могут оказаться как проверяющие органы, так и мошенники.

КТО ПОД ПРИЦЕЛОМ

Еще в начале апреля НБУ разослал всем банкам письмо (есть в редакции), в котором дал четкие указания, на кого обращать особое внимание. Под прицел попадают те, кто регулярно, более трех раз в месяц снимает со счета перечисленные деньги, которые приходят к нему из-за границы в качестве материальной помощи, переводов, кредитов, платы за ценные бумаги. Также вызывают сомнения клиенты, которые обналичивают деньги, перечисленные им обычным физлицом или из-за границы. Рискованными являются и операции с кредитами, которые были погашены в ближайшие дни после получения. Обо всех подобных операциях банки обязаны сообщать в Финмониторинг, а те, в свою очередь, — в правоохранительные органы.

ПОДОЗРИТЕЛЬНЫХ ОБЗВАНИВАЮТ

Украинцы уже почувствовали на себе все прелести проверок. «Я частный предприниматель и занимаюсь фрилансом в сфере IT, и большинство моих заказчиков — из-за границы, в частности, из США. На прошлой неделе мне перечислили на карточку гонорар — 50 тыс. грн. Через несколько дней мне позвонили из налоговой и спросили, откуда деньги. Причем звонивший оперировал моими номером счета, суммой. Я уже молчу о телефоне и фамилии. Я их культурно послал — сказал, что если есть какие-то вопросы, то пусть присылают официальное письмо», — рассказал нам Олег Черкаскин из Одессы. Киевлянка Екатерина Фоменко тоже получила звонок. «Я просто опешила, когда услышала вопрос: «Откуда у вас деньги на коммунальные платежи, если вы три года без дохода? То есть если бы я не платила, тогда все путем», — возмущается девушка на одном из форумов.

СОТРУДНИКОВ НЕ ХВАТАЕТ

В Госфискальной службе такие звонки объясняют уточнениями во время кампании декларирования доходов. «Необязательно вам будут присылать запросы, вы же понимаете, сотрудников у нас не хватает. С другой стороны, есть случаи, когда под видом налоговой звонят мошенники. Особенно в восточных регионах. Поэтому нужно проверять, действительно ли вам звонили из госучреждения, и только после этого давать ответ», — сказал нам руководитель пресс-службы Госфискальной службы Украины Виктор Косарчук.

СОВЕТ ЮРИСТА: «НЕ ОТВЕЧАЙТЕ НА ВОПРОСЫ ПО ТЕЛЕФОНУ»

По словам адвоката Ростислава Кравца, предоставление банками персональных данных клиентов фининспекции — нормальная практика. «Но проблема в другом. По правилам, банки сами должны проводить финмониторинг клиентов и, в случае возникновения подозрений, блокировать деньги на счету, а потом отправлять информацию в фининспекцию, которая, в свою очередь, отправляет клиенту официальный запрос с просьбой объяснить источник дохода. Никаких телефонных объяснений быть не должно», — сказал нам Кравец. Он советует: если вам позвонили, нужно уточнить фамилию и имя собеседника, должность. «Дальше нужно попросить его отправить вам письменный запрос со ссылками на нормативные акты. Без письменного запроса ни на какие вопросы отвечать не нужно», — говорит Кравец.

Тамара Балаева, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры

Нацбанковцам инкриминируют госизмену и разглашение гостайны

Расследуемые статьи тянут на лишение свободы от 2 до 15 лет.

Прокуратура г. Киева ведет досудебные расследования в отношении должностных лиц Национального банка по трем статьям Уголовного кодекса, сообщили «Вестям» в пресс-службе ведомства.

Это ст. 364. УК — умышленное злоупотребление властью или служебным положением. В тех случаях, когда чиновник нанес вред правам, свободам и интересам граждан, государству, юрлиц или общественным интересам. Когда вина доказана в суде, человек может быть наказан исправительными работами на срок до 2 лет или арестован до 6 месяцев. Еще один вариант в этом случае — это ограничение свободы до 3 лет с лишением права занимать определенные должности. Куда более серьезные наказания предусмотрены в случае, если действия должностного лица повлечет тяжкие последствия: лишение свободы от 5 до 8 лет.

Еще одна статья, по которой Прокуратура ведет расследование — это 328, то есть разглашение государственный тайны (при отсутствии признаков госизмены или шпионажа), по которой садят на 2-5 лет. А также ст. 111 УК — государственная измена: то есть деяние, умышленно совершенное гражданином Украины в ущерб суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности Украины. Этой статьей предусмотрено лишение свободы на 10-15 лет.

Правоохранители не захотели уточнять, сколько именно уголовных производств ведется по каждой из вышеперечисленных статей. Но поспешили защитить председателя Нацбанка Валерию Гонтарева — лично против нее следствия не проводятся, заверили «Вести» в пресс-службе столичной Прокуратуры. Против кого конкретно они проводятся, и кто в случае доказательства вины понесет наказания — неясно. Вероятно, силовикам удобнее не персонифицировать ответственность, но работать пообещали — следствия ведут. «Подчеркиваем, что досудебное расследование осуществляется по факту возможных злоупотреблений со стороны служащих НБУ, а не в отношении конкретных лиц. Следствия по указанным производствам продолжаются», — ответили «Вестям» в пресс-службе столичной прокуратуры.

Правда, там не пожелали уточнять, когда и какие именно оперативно-следственные мероприятия проводили прокуроры. Хотя из ответа, который мы получили из самого Нацбанка, можно сделать вывод, что следователи работают совсем незаметно — их действия не только не препятствуют работе НБУ, о них там вообще ничего не знают. «Сообщаем, что в настоящее время Национальный банк Украины не получал информацию по уголовным производствам, за исключением сведений, которые содержатся в сопроводительных документах к Вашему запросу», — ответили «Вестям» на письменный запрос в пресс-службе Нацбанка.

Где-то также о расследованиях в отношении должностных лиц НБУ осведомлены и истцы, которые инициировали расследования через судебные инстанции. «Столичная прокуратура долго вообще не отвечала на адвокатские запросы в отношении дел, которые обязана была возбудить после решений судов. Силовики начали предоставлять информацию лишь после моего письма на имя Президента Порошенко, которое я отправил по совету пресс-секретаря столичной прокуратуры Алены Яхно (на ее странице в Facebook). Тогда-то я и узнал, что по моим обращениям было начато еще три уголовных производства. Не только по части злоупотреблений служебным положением при использовании госсредств — золотовалютных резервов во время интервенций на межбанке. Но и на предмет разглашения гостайны, которое, полагаю, нужно расследовать в связке с текущими операциями НБУ на все том же валютном рынке — в действиях регулятора и ряда банков прослеживается использование инсайдерских данных о курсах центробанка и времени его выхода на торги. Также я узнал, что правоохранители прислушались и начали расследование по госизмене, которое инициировалось в связи с умышленным подрывом руководителем Нацбанка экономики страны и доведения ее до удручающего состояния», — рассказал «Вестям» старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Он уточнил, что всего столичная прокуратура подтвердила возбуждение пяти уголовных дел в отношении руководителя Нацбанка («Вести» располагают, копией документов ). Но не указала в официальных ответах на запросы имени ответственного лица, только должность — председатель Национального банка.

Пока неизвестно, что еще сделали столичные прокуроры — кроме скупых ответов на запросы СМИ и адвокатов. «Более детальную информацию на этот счет рассчитывал получить во время моего допроса по нацбанковскому делу, на который меня вызвали полторы недели назад. Только вот этот вызов был обставлен так, что я даже теоретически не мог по нему появиться. Уведомление о встрече, назначенной на 14 апреля, было отправлено прокуратурой 15 числа — это подтверждается почтовыми штемпелями на конверте. При этом по телефону, указанному в письме Прокуратуры постоянно автоматически включается факс, так что дозвониться следователю и договориться о другом времени допроса нереально. При таком сборе информации расследование рискует превратиться в откровенную профанацию, уже сейчас видно нежелание правоохранителей провести объективное следствие. Потому недавно направил в столичную прокуратуру новый запрос и попросил указать в ответе имя и контакты следователя, а также назначить с ним новую встречу и уведомить об этом заранее», — отметил Кравец. И уточнил, что, согласно действующему Уголовно-процессуальному кодексу силовики должны вызвать свидетелей по делу и истцов за 3 дня до встречи.

Елена Лысенко, Вести

Адвокатская компания Кравец и Партнеры