Скандал: путинский мост в Крым застраховала компания с украинской «пропиской»

Проект строительства Керченского моста в оккупированный Крым, которому большое внимание уделяет президент РФ Владимир Путин, застраховала компания, внесенная в украинский реестр финансовых учреждений с действующими лицензиями.

Почему возникла такая скандальная ситуация, ни чиновники, ни страховщики, ни юристы не объяснили.

Большой кусок

В понедельник, 11 апреля, российские СМИ со ссылкой на Росавтодор сообщили, что договор страхования проекта строительства Керченского моста стоимостью 228 млрд рублей (примерно 3,4 млрд долларов), который должен вести из России в оккупированный Крым, был заключен между компанией «Стройгазмонтаж» и «Крымской первой страховой компанией».

При этом глава Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс засомневался в возможности одной компании с небольшими активами отвечать по обязательствам такого масштабного проекта, как строительство Керченского моста.

«Такого рода проект может реализовать только первая десятка страхового рынка, взяв на себя 10% рисков, а остальное перестраховав пулу. Но из-за того, что схема страхования в смысле строительства включает в себя подсанкционную компанию, сделать это на Западе невозможно. У нас внутри такой мощности нет», — заявил он журналистам.

Крымская преемница

Но Юргенс не учел того, что крымский страховщик — не простая, а особенная компания. «Крымская первая страховая компания» была зарегистрирована 30 мая 2014 года в Симферополе (так называемая «Республика Крым»). Организация является правопреемницей «Крымской страховой компании», сообщает о страховщике российское информагентство RNS.

Насчет преемственности россияне погорячились. По словам старшего партнера адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислава Кравца, украинское законодательство не предусматривает подобной преемственности. «В законе есть перечень причин, которые могут давать повод одному юрлицу называть себя преемником другого. Данная ситуация в эти нормы не вписывается», — объяснил он.

Но нужно признать, что повод называть себя преемницей «Крымской страховой компании», зарегистрированной в Украине 15 марта 1993 года, у находящегося на аннексированном полуострове страховщика все же есть. Более того, он может и вовсе называть себя украинской страховой компанией с действующими лицензиями. Не верите?

По данным на 14 апреля 2016 года, обнародованным на сайте «Крымской первой страховой компании», ее офис в Севастополе располагается по адресу: улица Бутакова, д. 4. Гендиректором компании, судя по данным на сайте, является Бильдер Изабелла Ароновна.

krym_most_strah1

krym_most_strah2

В реестре финансовых учреждений Украины, размещенном на сайте Нацкомфинуслуг, по состоянию на 14 апреля 2016 года, числится действующая страховая компания под названием «Крымская страховая компания». Адрес ее регистрации — город Севастополь, улица Бутакова, д. 4. Гендиректором компании является Бильдер Изабелла Ароновна.

krym_most_strah3

krym_most_strah4

У страховой компании, которая находится в реестре финучреждений Украины, есть 18 действующих лицензий, в том числе на страхование финансовых рисков, ответственности владельцев опасных объектов и имущества. Виды страхования, осуществляемые «Крымской первой страховой компанией», практически идентичны тем, на которые имеет лицензии украинский страховщик. Здесь и защита финрисков, и страхование организаций, эксплуатирующих опасные объекты, и имущественные риски. Весь список можно почитать на сайте компании, хотя лицензий РФ, судя по сайту, всего две — на имущественное и личное страхование. Остальные 13 видов страхования крымский страховщик осуществляет, видимо, либо без лицензий, либо по лицензиям, действующим в Украине.

krym_most_strah5

Третий — не лишний

Как страховщик с одним и тем же адресом и руководителем может иметь действующую регистрацию сразу в двух воюющих между собой странах — России и Украине — смогла бы, наверное, объяснить Изабелла Ароновна Бильдер. Но на запросы ONLINE.UA на момент публикации не ответили ни в «Крымской первой страховой компании», ни в «Крымской страховой компании».

Более того, по киевскому юридическому адресу «Крымской страховой компании», указанному в реестре Агентства по развитию инфраструктуры фондового рынка Украины (SMIDA), ни одной из двух этих компаний обнаружить не удалось. Табличка на здании по адресу ул. Фрунзе, 102 (который в реестре финучреждений Украины числится, как офис киевского филиала «Крымской страховой компании», а в SMIDA — как юрадрес страховщика) гласит, что здесь работает страховая компания «КСК-КИЇВ».

Корреспонденту ONLINE.UA не удалось выяснить, какое отношение этот страховщик имеет к крымскому, — в разгар рабочего дня за белой дверью без опознавательных знаков никого не оказалось, хотя охранники уверяли, что именно там находится страховая компания. «Здесь бывает одна девушка с утра», — сообщили они.

Беспрецедентный случай

Украинские эксперты не смогли объяснить причину «раздвоения» крымского страховщика. «Я с подобным случаем не сталкивался», — признался Ростислав Кравец.

По мнению гендиректора «Украинской федерации страхования» Галины Третьяковой, если страховщик оказался на оккупированной территории, то, согласно украинскому законодательству, Нацкомфинуслуг должна была исключить его из реестра финучреждений, предварительно аннулировав все лицензии. «Почему страховщик не был выведен из реестра, пусть разбираются надзор и прокуратура, но ситуация выглядит странно», — считает она.

Тем более непонятной ситуация представляется на фоне последних данных SMIDA за II квартал 2014 года, где вместо трех юридических лиц (как до I квартала) основным владельцем «Крымской страховой компании» зарегистрировано физлицо — гражданин РФ.

«Если этот человек остался владельцем крымского страховщика, то вообще смешно получается: комиссия чуть не лишила лицензий украинскую «дочку» немецкого страховщика Allianz за то, что в акционерах у нее были россияне. Но при этом не тронула «Крымскую страховую компанию», владельцем которой является гражданин РФ», — недоумевает предправления одной из страховых компаний, не пожелавший себя назвать.

Экс-гендиректор ассоциации «Страховой бизнес» Людмила Белошицкая считает, что «Крымскую страховую компанию» чиновники не исключают из госреестра финансовых учреждений Украины потому, что она перерегистрировалась и сменила руководителя. Но в случае перерегистрации страховщик в течение 15 дней должен был уведомить об этом комиссию, которая вносит изменения в госреестр.

Цена вопроса — миллион?

Почему изменений нет — неизвестно. В Нацкомфинуслуг на запрос ONLINE.UA на момент выхода данной публикации не ответили.

Возможно, «Крымская страховая компания» не сообщила комиссии об изменениях в регистрации, а регулятор ее не проверил, так как в последние два года ему ограничили возможность осуществлять внеплановые проверки. Но данные реестра свидетельствуют об особом статусе страховщика, тем более, что в прошлом году комиссия тщательно проверяла все страховые компании, на которые может влиять страна-агрессор.

Можно предположить, что двойное «гражданство» крымского страховщика помогает «Крымской первой страховой компании» перестраховывать свои риски в Европе с помощью украинской компании-фантома, которая под санкции ЕС не попадает. «Но украинский страховщик ничего не перестраховывает. Более того, эта компания сегодня не страхует, а только выплачивает по своим старым обязательствам», — отмечает Белошицкая. Говорят, собственник «Крымской страховой компании» даже хотел ее продать, но не нашлось покупателя. В эту версию верится с трудом — кто же купит в Украине компанию, зарегистрированную в Севастополе?

Более вероятной причиной сохранения «Крымской страховой компании» в прежнем статусе (включая регистрацию в Крыму и имя руководителя) некоторые эксперты называют желание владельца компании вернуть 1 млн грн из гарантийного фонда Моторного (транспортного) страхового бюро Украины. Дело в том, что «Крымская страховая компания» добровольно вышла из бюро еще в 2013 году и по закону имеет право в течение трех лет забрать свой гарантийный взнос из МТСБУ. Три года назад ее взнос превышал 1 млн грн, говорят страховщики. Но сохранились ли эти деньги сегодня, они очень сомневаются. Равно как и в том, что хотя бы одна из двух крымских страховых компаний реально взяла на себя ответственность за строительство Керченского моста. «Считаю, что это — не более, чем пиар-акция крымских «властей»», — говорит Ростислав Кравец.

Татьяна Павлюченко, ONLINE.UA

Адвокатская компания Кравец и Партнеры