Незаконное обогащение в законе: что не устроило Конституционный суд

Больше всех по поводу скандального решения КС кричат те, кто кормится от коррупции грантами, считают эксперты.

Вот это зрада… Всем зрадам — зрада! Конституционный суд перерезал нитку, которая держала над головами чиновников карающий меч. Лезвие рухнуло и вонзилось в землю, подняв облако пыли. Жирующих чиновников отныне нельзя будет наказать за незаконное обогащение. Статья Уголовного кодекса, которую в 2015 году вымучивали антикоррупционеры, признана неконституционной. Решение КС окончательно, обжалованию не подлежит.

С позиций пролетарской ненависти все это и правда выглядит чудовищно. Но если посмотреть на предмет истерики с точки зрения права, мы сами положили грабли, которыми сейчас получили по лбу.

«Все пропало, шеф, все пропало!»

Требованием признать несоответствующей Основному закону статью 368-2 УК в Конституционный суд обратились 59 депутатов из разных партий и фракций. Это было в конце 2017 года. Тогда общественность немного пошумела, но отвлеклась на более насущные вопросы и успокоилась. Мало ли чего наши депутаты хотели отменить! Например, пенсионную реформу, но получили по носу.

Но вот подоспел вердикт, и все каким-то чудесным образом совпало: скандал в «Укроборонпроме» с поставкой контрабандных российских запчастей, предстоящие президентские, а затем и парламентские выборы. Как не заподозрить, что большие чиновники, которые могут остаться без кресел, и наши избранники, рискующие осенью потерять неприкосновенность, поднажали на судей, чтобы прикрыть свои мягкие места?

Первыми забили в набат профессиональные активисты от коррупции, то есть зарабатывающее себе на борьбе с ними хлеб и масло. Сразу 11 общественных организаций обратились в КС с паническим заявлением. Вкратце суть такова: Украина на пороге дефолта — если МВФ не даст нам больше в долг, Евросоюз от нас отвернется, поскольку нарушено его требование, Национальное антикоррупционное бюро на грани развала — около 50 уголовных производств, которые открыты против незаконно обогатившихся депутатов и чиновников, придется закрыть. Одним словом, все пропало!

Усилили, улучшили, перестарались

— Не думаю, что для Международного валютного фонда статья в Уголовном кодексе будет решающим фактором. Да и его кредиты, я всегда об этом говорил, не спасают Украину, потому что разворовываются, — говорит финансовый эксперт Ростислав Чайковский. – В любом случае перед тем, как получить транш, ведутся кулуарные переговоры. Думаю, если встанет вопрос, будет предложен другой, более совершенный закон.

На самом деле мы не знаем, что именно требовал МВФ, поскольку статья  «Незаконное обогащение» (та же самая 368-2) существовала в Уголовном кодексе Украины и в редакции 2011 года.

В 2015-м народные депутаты ее усилили и улучшили, но немножко перестарались. Были судьи КС заангажированы или нет, мы не знаем. Однако все юристы, у которых анализ перевешивает эмоции, согласны в том, что реформа, преследуя благородные цели, нарушила святая святых — презумпцию невиновности. На этом и основал свое решение Конституционный суд.

— Статья написана так, что человек обязан доказывать законность полученных им активов, то есть свою невиновность, — говорит старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. – А это противоречит не только Конституции Украины, но и Европейской конвенции по правам человека. Доказательства вины должны добывать только уполномоченные на то органы.

С носками, но без работы

В делах, которые НАБУ открыло по статье «Незаконное обогащение», фигурируют такие известные имена, как министр инфраструктуры Владимир Омелян, зампредседателя СБУ Павел Демчина, экс-глава ГФС Мирослав Продан, народные депутаты Евгений Дейдей, Вадим Рабинович. Когда решение Конституционного суда будет обнародовано, все уголовные производства придется закрыть, поставив жирный крест. И те, которые в следствии, и те, которые в судах.

Получается, что детективы НАБУ с их зарплатами, американскими кураторами, дорогими носками, спецназом и БТРами останутся без работы. Главное оружие у них отобрали, говорят активисты!

В ответ Ростислав Кравец приводит такой простой пример:

— В вашем мусоре нашли баночку икры и решили, что это актив, который не соответствует доходам. Поднимаются десятки детективов, следователей, назначаются оперативные мероприятия и начинается дорогостоящая показушная шумиха по расследованию непонятного преступления. И ничем не заканчивается, — говорит юрист. — На самом деле в Уголовном кодексе есть десяток статей, которые позволяют привлечь коррупционеров к ответственности за реальные дела. Это и хищения, и уклонение от уплаты налогов, и утаивание сведений в декларациях. Только такая работа требует глубины и профессионализма, а не порхания по верхам.

Политолог Тарас Загородний вообще считает, что принятие одиозной статьи и ее отмена – это заговор грантоедов, которые заинтересованы в том, чтобы коррупция процветала.

— Иначе гранты перестанут давать. Поэтому в идеале коррупция должна только расти. Больше будет денег на роскошные квартиры видным борцам с коррупцией, — иронизирует политолог.

Ни одного приговора

Ради справедливости скажем, что путь, который пыталась пройти Украина, не нов. В 60-х годах закон, позволяющий наказывать чиновников за блага, которые они не могли объяснить, был принят в Аргентине, в 70-х – в Гонконге. Сейчас эта страна на 15-м месте в мировом рейтинге восприятия коррупции, Украина – на 120-м.

Когда речь идет о спасении государства, может и вправду все средства хороши? Например, китайский опыт, где коррупционерам грозит расстрел, или иракский – повешение? Радикально и впечатляет.

Но у нас — впечатляться нечему. С конца 2015 года и на начало 2019-го не вынесено ни одного судебного приговора. «КП» в Украине» специально проверяла по реестру – за незаконное обогащение в новой редакции ст. 368-2.

Но что тогда делать с ориентирами на Европу?

Сначала амнистия, потом — сроки

— Европейская практика такова, что лицо, которое готовится занять или занимает важную государственную должность и хочет доказать свою добропорядочность, обязано доказывать только уплату налогов со всех своих доходов, — говорит старший научный сотрудник Института государства и права Николай Сирый. – Остальное доказывают государственные институты. Мы должны признать, что антикоррупционные реформы 2014–2015 годов во многом были эмоциональными и популистскими, и сделать работу над ошибками.

Юрист-правозащитник Татьяна Яблонская считает, что для предметного разговора о незаконном обогащении нужно принять закон об амнистии капиталов.

— Должна быть какая-то точка отсчета, — говорит юрист. – Через такую вынужденную меру проходили многие страны. Амнистию нужно было принять значительно раньше, чем вносить изменения в Уголовный кодекс.

Только у амнистии сегодня много противников. Как идейных, так и прагматичных. В первую очередь это те самые активисты-общественники, составляющие с коррупцией симбиоз. И чиновникам они не мешают, и сами сыты.

Валерия Чепурко, КП в Украине

Адвокатская компания Кравец и Партнеры