Кому должна подчиняться Служба финансовых расследований. Комментарии экспертов

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец и руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский в эфире «ГС» назвали плюсы и минусы создания Службы финансовых расследований.

В Украине предлагают создать Службу финансовых расследований. С таким предложением выступило Министерство экономического развития и торговли.

Для того, чтобы реализовать идею, необходимо объединить экономические подразделения ряда ведомств. Среди них Служба безопасности, Министерство внутренних дел и налоговая милиция.

Идея создания нового органа, который должен оградить бизнес от давления, не нова. Так, еще бывший премьер-министр Арсений Яценюк неоднократно обращал внимание на необходимость его создания.

О плюсах и минусах такой инициативы в эфире радиостанции Голос Столицы рассказал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Может ли Служба финансовых расследований стать альтернативой финансовой полиции?

— Я считаю, что эти экономические блоки различных правоохранительных органов — СБУ, налоговая милиция, так называемый ОБЭП — давно необходимо было объединить в одну структуру, потому что фактически они дублируют функции друг друга и наносят больше ущерба экономике, чем приносят пользы. Поэтому их объединение будет положительным фактором для развития экономики страны, для предотвращения тех же правонарушений, потому что будет одна служба, в компетенции которой будет расследование именно предусмотренных уголовным кодексом ряда нарушений экономических.

То есть дублирующие органы нужно собрать воедино?

— Будет одна служба — будет значительно компактнее и эффективнее. Что же касается минусов, то, в принципе, здесь вопрос в том, кому эта служба будет подчинятся, и странно, что с этой инициативой выступило Минэкономразвития. Если они хотят себе его подчинить, это будет очень удивительно. Я понимаю, что назначен туда человек, близкий к президенту, который, может, тоже хочет получить какие-то силовые органы для решения тех или иных задач, но подобная задача не является задачей Минэкономразвития. Что же касается подчинения Минфину, что более логично звучало бы в данной ситуации, это возможно.

Не получится ли у нас в результате ведомство-монополист, в руках которого сосредоточены все нити?

— Нельзя так сказать. Можно так сказать, к примеру, про службу финмониторинга, у которой действительно сосредоточены все финансовые нити, все финансовые транзакции. Говорить о том, что это будет монстр – это все будет зависеть от самой службы и от работы той же прокуратуры, которая будет следить за надлежащей работой этой службы.

Какие полномочия будут у этого ведомства?

— Это полномочия проводить соответствующие расследования. Но на фоне того, что у нас должно работать — и никак не заработает — Государственное бюро расследований, ему переданы все полномочия. Здесь тоже могут возникнуть некоторые вопросы к компетенции между двумя этими службами – кто все-таки будет проводить расследования, связанные с именно экономическими преступлениями. На мой взгляд, эти вопросы надо будет урегулировать прямо перед созданием и предусмотреть внесение изменений во все процессуальные кодексы, законы, связанные с оперативно-розыскной деятельностью, чтобы не получилось, как произошло с милицией, как происходит с законом о трудоустройстве, изменения в который вступают 30 сентября, но до сегодняшнего дня ни в один из процессуальных кодексов не внесены правки, что может привести к коллапсу в экономике.

Перспективу создания Службы финансовых расследований в эфире радиостанции также обсудил руководитель секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрей Забловский.

Чем будет заниматься Служба финансовых расследований?

— Попытка создать Службу финансовых расследований тянется уже не первый год. Последние такие попытки были системные, начиная с 2014 года. Тогда это инициировала Фискальная служба, была презентация, был даже наработанный законопроект, который обсуждался при участии бизнеса, экспертной среды, международных экспертов. Но тогда, возможно, из-за отсутствия политической воли, из-за несогласованности позиций проект не пошел. Вторая попытка была в 2015 году. С самого начала идея была в том, чтобы устранить дублирование функций, которая есть в системе Министерства внутренних дел, налоговой полиции, СБУ и других органов, которые так или иначе касаются блока экономических правонарушений. Но мы должны понимать, что при подготовке инициатив изучался лучший международный опыт. И есть модели, где это отдельный орган, есть модели, где этот орган находится под эгидой Министерства финансов. То есть это разные модели, но это не значит, что какая-то из моделей является идеальной, что она почти адаптирована к Украине. Украина специфична в любых попытках имплементировать передовой международный опыт, поэтому здесь главное — понять, чтобы мы не вышли на ту ситуацию, что мы разрушим систему, а новую не построим. У нас образуется полный вакуум, когда у нас вообще некому будет этим заниматься.

У нас есть опыт отрицательный, когда мы ликвидировали много агентств, органов государственной власти, а за полтора-два года новых не создали, они не заработали. При том, что у нас есть определенные обязательства перед ЕС. Я не говорю сейчас конкретно о службе финансовых расследований. Разумеется, надо создавать новую службу — передовую, адекватную, современную. Поэтому мы сейчас вышли просто на понимание модели. Пусть она будет пилотной.

Кому, по вашему мнению, должна быть подчинена служба — Минэкономразвития или Минфину?

— В международном опыте это или независимый орган, или орган, который находится в подчинении Минфина, или министерств с похожим названием. Но я не видел модели, где этим занимается Минэкономразвития.

Голос столицы

Адвокатская компания Кравец и Партнеры