За Родовид никто не ответил

Минфин смирился с тем, что потраченные на поддержку Родовид Банка миллиарды гривен не вернуть, и попросил НБУ передать банк-банкрот под управление Фонда гарантирования вкладов.

За пять лет учреждение так и не стало полноценным санационным банком, а никто из финансистов и политиков не понес наказания за доведение банка до банкротства и нанесение ущерба государству. И вероятность привлечь виновных к ответственности стремится к нулю.

Родовид Банк повторно обанкротился: спустя семь лет после предыдущего краха банка НБУ вечером 25 февраля вновь признал его неплатежеспособным. «НБУ и Минфин решили отказаться от использования Родовид Банка, который с 2011 года исполнял функцию санационного банка», – говорится в релизе НБУ. Центробанк считает, что Родовид Банк не справился с поставленными задачами, но причины его неплатежеспособности не объяснил. А в Минфине заявили, что решение о выводе Родовида с рынка принято на выполнение Стратегии развития госбанков от 11 февраля.

Источник, знакомый с ситуацией в Родовиде, рассказал FinClub, что формальным основанием для санации стала неспособность банка перечислить НБУ очередной платеж в счет погашения кредита рефинансирования. Как ранее сообщал FinClub, в течение 2016 года Родовид Банк должен был возвращать ежемесячно по 388 млн грн. «Неуплата стала основанием для признания банка проблемным. После этого НБУ и Минфин решили не ждать 180 дней, а признать Родовид неплатежеспособным уже сейчас», – отметил собеседник. В пятницу в банк была введена временная администрация – до 25 марта. Уполномоченным лицом Фонда стал Виктор Кулиш.

rodovid_nbu

 

Билет в один конец

Созданный в 1990 году банк «Персональный компьютер» первое десятилетие не привлекал внешнего внимания. В 2004-м председатель правления Денис Горбуненко нашел для банка инвесторов – спортсменов Сергея и Василия Бубок. Для переориентации на розничный сегмент банк переименовали в Родовид, а в 2006 году привлекли в его капитал 22 портфельных инвестора, среди которых был американский Farleon (5%), швейцарский UBS (5%) и DWS Investment (структура Deutsche Bank, 2,5%). К 2008 году по 30% акций было у Дениса Горбуненко, его зампреда Дмитрия Егоренко и вице-президента Сергея Дядечко, еще 10% – у Сергея Бубки.

Осенью 2008-го Родовид Банк столкнулся с финансовыми трудностями и обратился в НБУ за рефинансированием на 2,172 млрд грн, чтобы досрочно вернуть депозиты двум десяткам крупных вкладчиков. Среди них были народные депутаты и друзья Сергея Бубки. Помощь НБУ не помогла банку удержаться на плаву, поэтому его топ-менеджеры попросили Минфин о докапитализации. Уже 16 марта 2009 года НБУ ввел в Родовид Банк временную администрацию и началась подготовка к национализации: в июле в него «влили» 2,808 млрд грн за 99,97% акций. В дальнейшем банк докапитализировался для организации выплат вкладчикам Укрпромбанка.

Перед национализацией уставный капитал Родовид Банка был уменьшен до 783 тыс. грн. В капитал в июле влили 2,808 млрд грн. В ноябре 2009 года было решено через кассы Родовида выплатить вклады населения в Укрпромбанке, поэтому в капитал банка внесли 5,6 млрд грн. В 2011 году Родовид докапитализировали на 3,95 млрд грн, из которых 3,835 млрд грн тут же были переданы в Ощадбанк, через кассы которого возвращались депозиты вкладчикам Родовида. Уставный капитал составил 12,359 млрд грн и с тех пор не менялся. Таким образом, на выплату вкладов государство потратило 9,435 млрд грн, на поддержку самого банка — 2,924 млрд грн.

В предвыборной президентской кампании премьера Юлии Тимошенко Родовид Банк занял важное место: через его сеть выплачивались вклады обанкротившегося Укрпромбанка. После смены власти в стране СБУ в мае 2010 года арестовало временного администратора банка Сергея Щербину по подозрению в организации вывода 340 млн грн из банка. Новая власть решила на базе Родовида создать банк плохих активов – «санационный банк». Перед ним государство поставило ключевую задачу: возвратить за пять лет госсредства, направленные на поддержку банка.

О возможности ликвидации Родовид Банка в Минфине говорили с сентября 2014 года: уже тогда было очевидно, что учреждение не справилось со своей задачей. Крупнейшему кредитору – НБУ – Родовид вернул порядка 600 млн грн, оставалось отдать еще 4,5 млрд грн. В конце 2015-го Родовид попросил Нацбанк реструктуризировать долг, но регулятор отказал в очередной отсрочке.

В сентябре 2015-го замминистра финансов Артем Шевалев заявил FinClub, что Минфин «не видит перспектив развития банка плохих активов, или санационного банка, которым является Родовид». Кабмин 11 февраля решил, что «государство выйдет из собственности Родовид Банка в течение 2016 года». От Минфина в I квартале ждали «график выхода из капитала банка».

На 1 октября 2015 года активы Родовида составляли 8,4 млрд грн, из которых 3,9 млрд грн – инвестиционная недвижимость, 3,26 млрд грн – другие финансовые активы. Задолженность клиентов – 38 млн грн, плюс резервы – 6,3 млрд грн. Обязательства банка составляют 5,2 млрд грн, из которых 4,9 млрд грн – задолженность перед банками. По информации FinClub, 4,4 млрд грн из них – это задолженность перед НБУ. Убыток банка за девять месяцев составил 121,6 млн грн.

Не справился с задачей

Идея «санационного банка» провалилась. «Во-первых, на законодательном уровне так и не было создано механизмов передачи и реализации проблемных активов банков госсектора, что необходимо для эффективной работы санационного банка. Во-вторых, в качестве санационного банка Родовид показал низкую результативность работы с собственными активами. В течение деятельности банка как санационного его доходы покрывали лишь расходы, государство не имело никаких дивидендов», – утверждают в НБУ. Наличие огромного количества проблемных активов – 92% – потребовало бы в будущем очередных финансовых вливаний государства.

Одна из версий причин неэффективной работы банка – его менеджмент был близок к экс-нардепу Юрию Иванющенко. «Это удивительно, но после Революции Достоинства Минфин не мог сменить председателя банка», – возмущался банкир, близкий к руководству Минфина. «Даже если бы в законодательство были внесены изменения, регулирующие работу санационного банка, ожидаемого эффекта Минфин все равно не получил бы. Председатель правления Юрий Райтбург всячески саботировал все инициативы. С его стороны велась работа в судах, но суммы, которые банк платил юристам, необоснованно завышены», – рассказал FinClub источник, знакомый с ситуацией в банке. «В конце прошлого года мы утвердили бюджет банка на 2016 год, максимально сократив все расходы и согласовав, по сути, лишь расходы на выплату зарплаты сотрудникам», – заявил замминистра финансов Артем Шевалев, который является главой набсовета Родовид Банка.

Юрий Райтбург пришел в Родовид 3 сентября 2010 года – стал временным администратором после ухода Николая Онищенко. До этого господин Райтбург возглавлял подконтрольные Юрию Иванющенко и Ивану Аврамову Захидинкомбанк и «ТК Кредит» (оба ликвидируются). Год спустя НБУ назначил Юрия Райтбурга на пять лет председателем правления с 16 сентября 2011-го. Минфин безуспешно пытался сменить главу банка, но тот отказывался добровольно уходить со своего поста до 16 сентября 2016 года. У министерства лопнуло терпение – никто не стал ждать.

По словам источника в Минфине, все проекты, которые руководитель банка предлагал реализовать на базе Родовид Банка, были скорее девелоперскими, чем банковскими. «Например, он предлагал построить на Оболони жилой комплекс и через Государственное ипотечное учреждение продавать в нем квартиры. Не совсем понятно, как такая работа связана с работой санационного банка», – говорит собеседник. Участок площадью 113 га Родовид взыскал в собственность с заемщика.

Фемида не нашла виновных

С 2010 года Родовид Банк является фигурантом целого ряда судебных процессов, которые касались выведения средств из банка. Около 40% корпоративного кредитного портфеля (2,5 млрд грн) приходились на компании Group DF Дмитрия Фирташа: кредиты под залог акций «Крымсоды», кредит компании «Баски Плюс – 2004 Рік» под залог участка на Оболонской набережной площадью 113 га, кредит банку «Клиринговый дом» на 500 млн грн, кредиты исполнительного директора Юрия Борисова.

«В конце июня 2009 года Александр Шепелев (народный депутат. – FinClub) сообщил руководству Родовид Банка о том, что он является неофициальным куратором банка от Кабмина, и все вопросы финансово-хозяйственной деятельности и кадровой политики банка нужно согласовывать именно с ним. Он занял кабинет напротив кабинета Сергея Щербины на шестом этаже центрального офиса Родовид Банка, как место постоянной работы, и с июня 2009 по апрель 2010 года осуществлял общее руководство деятельностью банка, но без права подписи», – говорится в материалах дела. Юридической фирме «Бриарей», которую Сергею Щербине рекомендовал господин Шепелев, удалось вернуть банку 113 га земли за комиссию в 300 млн грн.

13 мая 2010 года Сергей Щербина был задержан сотрудниками СБУ в рамках возбужденного уголовного дела «в отношении группы лиц, совершивших растрату средств Родовид Банка в особо крупных размерах». А уволен с должности администратора банка 16 мая. Новое руководство Родовид Банка посчитало сумму оплаты за услуги фирмы «Бриарей» завышенной и в суде оспорило договор между сторонами, сославшись на то, что на момент заключения договора Родовид был государственным и, следовательно, распоряжался государственными средствами. Поэтому он был обязан провести тендер для выбора подрядчика, чего не было сделано.

В апреле 2015 года Высший хозсуд признал недействительным договор между Родовидом и фирмой «Бриарей», что позволяет банку взыскать средства с юрфирмы. С другой стороны, 113 га земли – основной ликвидный актив банка, который государство не имеет права потерять. «Этот актив под арестом. Но вырученных от его продажи средств будет достаточно для погашения задолженности перед всеми кредиторами банка», – считает Сергей Щербина. По его оценкам, стоимость участка составляет $ 500 млн, а минимальная сумма, которую можно за него получить, – 10 млрд грн.

Впрочем, юристы не столь оптимистичны. «Как показывает практика, деньги, вложенные в национализацию банков, не возвращаются в бюджет. Оболонская земля, которую банк с большим трудом отсудил, скорее всего, будет продана «нужным» инвесторам за копейки. Среди покупателей могут быть, например, девелоперские компании, приближенные к КГГА», – считает старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Александр Шепелев фигурирует в другом уголовном производстве: он подозревается в расхищении средств Родовид Банка и совершении ряда преступлений, в частности организации умышленного убийства, покушении на умышленное убийство, присвоении и растрате чужого имущества путем злоупотребления служебным положением, побеге из-под стражи. Экс-депутата 19 марта 2015 года задержали в РФ, а 21 марта было вынесено постановление о его экстрадиции. 6 апреля ГПУ обратилось с запросом о выдаче экс-депутата, но он до сих пор находится в России.

Еще один проблемный заемщик – компания «Мостобуд» экс-депутата Партии регионов Владимира Продивуса. Родовид в 2010 году открыл ей кредитную линию на 1,55 млрд грн и перечислил 560 млн грн. Долг «Мостобуда» перед банком на 7 октября 2014 года составил 1,486 млрд грн. А Высший хозяйственный суд в июле 2015 года оставил в силе решение суда апелляционной инстанции о возвращении Родовид Банку 283 млн грн, незаконно полученных ЗАО «Укргаз-Энерго» Дмитрия Фирташа.

За все годы никто так и не понес наказание, а деньги в банк не были возвращены. В сентябре 2011 года в Шевченковском суде Киева открыто дело № 1-1710/11 на уголовное производство, свидетелями по которому были Сергей Щербина, Денис Горбуненко, Василий Пасичник, Анатолий Шаповалов, Владимир Стельмах, Надежда Ремизовская, Юрий Дробноход. По этому делу до сих пор не было принято ни одного решения, а 24 февраля истек пятилетний срок полномочий судьи Елены Радчиковой. Вероятнее всего, оно будет отправлено на дополнительное расследование после назначения нового судьи, считает управляющий партнер юридической фирмы «Антика» Алексей Кот.

Сергей Щербина уверен, что из банка можно вернуть хотя бы часть средств. «Перед действующим руководством не стояли задачи по возвращению долгов и приведению банка в нормальное состояние», – считает Сергей Щербина. «Я хочу сделать акцент на том, что введение временной администрации не означает прекращения всех производств, в которых фигурирует банк. Расследованием будет заниматься прокуратура. Если есть возможность вернуть хотя бы какую-то часть средств, это нужно сделать», – говорят в Минфине.

Виктория Руденко, Руслан Черный, ФИНКЛУБ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры