Выставит ли Филарет Епифания из рабочего кабинета

Противостояние между Филаретом, который 20 июня возродил свой Киевский патриархат и предстоятелем Поместной церкви Епифанием, сразу же вышли на новый, юридический, уровень. С высокой долей вероятности, «восстановившийся» Филарет попытается выставить бывшего коллегу из его нынешнего офиса. А в ответ получит череду юридических претензий.

Служба службой, а табачок врозь

В постановлении Собора УПЦ КП, прошедшего в Киеве утром 20 июня, говорится, что все монастыри Киева (равно как и все епархии) отныне принадлежат управлению Киевской патриархии. Также ей «продолжает принадлежать Киевская Православная Богословская Академия, основанная митрополитом Филаретом в 1992 г.», – говорится в документе.

Это замечание сделано не случайно. Как уже писали «Вести», сейчас митрополит Епифаний, предстоятель новосозданной ПЦУ, от которой «откололась» УПЦ КП, ютится в небольшом кабинете как раз в этой академии, расположенной напротив Михайловского Златоверхого монастыря. Следовательно, если учебное заведение относится (по крайней мере, юридически) к УПЦ КП, Епифаний должен будет выехать из своего кабинета.

«Предвидятся длительные тяжбы между УПЦ КП и ПЦУ за имущество — Филарет попытается бывших коллег (а теперь уже оппонентов) выселить из занимаемых ими помещений, — полагает религиовед Алексей Смирнов. — Весной тому же Епифанию, к примеру, не удалось занять помещение Филарета на ул. Пушкинской, 36 (там находится Киевская патриархия, — «Вести»), и здание Академии, скорее всего, также отойдет УПЦ КП«.

ПЦУ поспешила сделать официальное заявление: результатов или документов, принятых на Соборе УПЦ КП, не признает. «Никаких последствий, ни юридических, ни канонических — это собрание не имеет«, — говорится в их коммюнике.

При этом аргументация иерархов лежит исключительно в рамках Устава ПЦУ/УПЦ КП, который — надо признать — Филарет и вправду нарушил: он не имеет права единолично созывать Поместный Собор. Для этого необходимо участие Священного Синода УПЦ КП, а в ПЦУ ядовито уточнили, что из 12 членов последнего действительного состава Синода УПЦ КП Филарета поддержали всего двое — сам Филарет и митрополит Иоасаф (Шибаев).

«Но Устав — внутренние правила церкви. А их нужно разграничивать от юридических норм, — говорит «Вестям» старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. — А в юридической плоскости есть совершенно четкие регистрационные действия«.

«Грабли» Порошенко для УПЦ-КП

С юридической точки зрения УПЦ Киевского патриархата не была ликвидирована. «Вести» специально перепроверили Единый Госреестр юрлиц: УПЦ КП существует, как юрлицо (равно как и каждая из сотен его епархий по всей стране — большинство, как следует из Реестра, «не пребывает в состоянии ликвидации»). «Чаще всего их сооружения — церкви, монастыри и т.п. — находятся не в собственности общин, а в аренде, и переданы определенным конфессиям. Но после создания ПЦУ предыдущая власть изменила порядок перехода общин из одного патриархата в другой, более того, упростила перерегистрацию арендных отношений — теперь правки в закон «О свободе совести и религиозных организациях» дают возможность в неправовом поле, прикрываясь регистраторами, перерегистрировать, или даже разрывать договора аренды«, — утверждает Кравец.

А это уже означает, что УПЦ КП (равно как и ПЦУ) наступили на «рейдерские грабли», которые заботливо подложил предыдущий президент для Украинской православной церкви. «Теперь УПЦ КП и Филарет будут доказывать право на ту недвижимость, которая принадлежала УПЦ КП — и, по их мнению, принадлежит до сих пор, — считает Смирнов. — Это следующий этап в противостоянии«.

Вопрос о том, на чьей стороне будет закон в этих прениях. А тут уже есть несколько косвенных признаков – УПЦ КП сохранила право собственности. Во-первых, Епифаний так и не смог въехать в кабинет Филарета (значит, тот имел достаточно юридических оснований, чтобы отстоять помещения). Во-вторых, сам Филарет признавал в одном из недавних интервью, что Епифаний нанимал юристов, чтобы «перевести на себя» средства Киевской патриархии. «Юристы изучили и сказали, что, пока не будет подписи патриарха, это сделать невозможно«, — уточнил патриарх УПЦ КП.

Политические интриги

Остается вопрос «церковно-политический». Тот же наместник Михайловского монастыря, архиепископ Вышгородский Агапит существенно повысил свой статус, когда Синод ПЦУ еще только создавался в начале 2019-го. Теперь он уравнялся в правах с епархиальными архиереями и имеет право голоса. На чьей он стороне, сказать сложно — но 16 июня, на Троицу, митрополит Епифаний служил литургию именно в Михайловском соборе. А вот ситуация с ректором Академии предельно ясна. После того, как митрополит Епифаний, предыдущий ее ректор, пошел «на повышение», из «молодой» среды ПЦУ был выдвинут новым ректором протоиерей Александр Трофимлюк. И по нему же Филарет нанес один из первых ударов, еще 28 мая издав (кстати, на бланке УПЦ КП) указ о запрете в служении «за нарушение присяги священника».

«Личные пристрастия наместников и ректоров, конечно, имеют значение. Они могут сказать: «мы верны Епифанию» и отказаться освобождать помещения«, — считает Алексей Смирнов.

Но тогда же, в мае (сразу после ректора Академии) Филарет атаковал бывшего собственного иерарха и «правую руку» – архиепископа и бывшего насельника Свято-Феодосиевского монастыря в Киеве (находится напротив комплекса Киево-Печерской лавры). Монахи монастыря подписали присягу на верность Филарету и УПЦ КП, а сам Евстратий Зоря вместе с еще одним священником, отцом Сергием, были вынуждены отступить (не помешал и тот факт, что супруга отца Сергия была на последнем месяце беременности). «Зоря мог бы остаться, сказав, что, мол, Филарет на него не влияет, в конце концов, вызвать полицию. Но этого не сделал, чем показал, что Филарет действительно имел права на помещение — и рычаги влияния«, – уточнил Смирнов.

 Тарас Козуб, ВЕСТИ

Адвокатская компания Кравец и Партнеры